Читать онлайн Сэру Филиппу, с любовью, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Сэру Филиппу, с любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

…и это, как ты можешь себе представить, совершенно вывело их из себя. Скажи мне, разве я виновата, что стреляю лучше, чем они? Видит Бог, я виновата в этом ровно столько же, сколько они в том, что родились мужчинами - а следовательно, не обладают ни здравым умом, ни хорошими манерами.
Из письма Элоизы Бриджертон Пенелопе Физерингтон, после того как Элоиза победила в соревнованиях по стрельбе троих мужчин, состоящих с ней в родстве, и троих не состоящих.
На следующий день Элоиза в сопровождении Энтони, Бенедикта и Софи отправилась на обед в Ромни-Холл. Колин и Грегори, решив, что инцидент в основном исчерпан и опеки двух старших братьев над Элоизой вполне достаточно, предпочли вернуться в Лондон - Колин к молодой жене, а Грегори к тому, чем обычно занимают свои дни молодые неженатые джентльмены из высшего света. Элоиза, признаться, была рада их отъезду - видит Бог, она любила своих братьев, но выносить одновременно всех четверых было ей порой тяжеловато.
Настроение у Элоизы, когда она выходила из экипажа перед домом Филиппа, было преотличное. Все складывалось как нельзя лучше. Если даже не считать их с Филиппом восхитительного “эксперимента”, выявившего, что они действительно подходят друг другу, вчерашний день все равно был весьма удачным. Филипп с честью выдержал “схватку характеров” с ее братьями, и это переполняло Элоизу гордостью за будущего мужа. Хотя раньше Элоиза и не помышляла о том, чтобы выйти за мужчину, который способен выдержать схватку хотя бы с одним из ее братьев и выйти из нее невредимым. А Филиппу удалось одолеть натиск сразу всех четверых!
Тем не менее, Элоизу по-прежнему мучили некоторые сомнения по поводу брака с Филиппом. Да, они неплохо подходят друг другу, между ними, можно считать, уже установилось взаимопонимание, но… Да, есть симпатия, но страстной, безумной любовью ее все-таки не назовешь. Может быть, они полюбят друг друга позже?
Правда, выбор у Элоизы в ее ситуации был невелик: либо выйти замуж за Филиппа, либо погубить свою репутацию раз и навсегда. Элоиза была уверена, что мужем Филипп, во всяком случае, будет неплохим. Честный, порядочный и, хотя порой немного мрачный, отнюдь не лишенный ни чувства юмора, ни умения веселиться - в этом Элоиза уже успела убедиться. А чувство юмора и умение веселиться были теми качествами, которые Элоиза ценила в человеке больше всего.
А когда он целовал ее… Сомнений не было - Филипп действительно знал в этом толк.
Элоиза всегда была практичной, может быть, даже немного расчетливой женщиной. Она была убеждена, что одной лишь безумной страсти для брака недостаточно.
“Тем не менее, - улыбнувшись, подумала Элоиза, - страсть браку, уж конечно, не повредит”.



***



Филипп в пятнадцатый, должно быть, раз взглянул на часы, стоявшие на камине. Бриджертоны обещали быть в половине первого, а сейчас уже тридцать пять минут! Разумеется, пять минут не опоздание, особенно если вспомнить, какова сельская дорога, по которой им предстояло ехать. И все бы ничего, если бы не Оливер и Аманда. Заставить этих монстров в обличье детей вести себя прилично и сохранить в пристойном виде свои парадные одежды с каждой минутой становилось все труднее.
– Ненавижу эту куртку! - заявил Оливер, с отвращением разглядывая себя.
– Нормальная куртка, - возразила Аманда. - Просто она тебе маловата.
– Потому я и не люблю ее, - поморщился мальчик.
Филипп понимал, что на самом деле ребенок злится из-за чего-то другого, а куртка - только повод, но не стал вступать в разговор детей.
– Твое платье тебе тоже коротко, - заявил Оливер сестре.
– Оно и не должно быть до пят.
– Но и не таким коротким. У тебя почти все ноги наружу!
– Ну и что? - фыркнула Аманда, но сама, тем не менее, критически оглядела свои ноги.
– Ты же еще не такая взрослая, - поддержал ее Филипп, - чтобы носить длинные платья! Для твоего возраста короткое платье вполне подходит.
В душе Филипп, однако, сомневался в этом, ибо мало смыслил как в женских, так и в детских нарядах.
“Эх, - подумал он, - сюда бы сейчас Элоизу! Уж она-то, наверное, знает, какой длины должно быть платье у девочки, с каких лет можно делать высокую прическу, в каком возрасте отдавать мальчика в колледж и что лучше - Итон или Харроу…”
Дай Бог, чтобы она знала все это. Филипп возлагал на Элоизу большие надежды.
– Что-то они запаздывают! - по-взрослому нахмурился Оливер.
– Вовсе нет, - машинально откликнулся Филипп.
– Запаздывают! Я ведь уже умею узнавать время по часам.
Филипп не знал этого. Он почувствовал досаду - как тогда с плаванием…
Элоиза. То, чего Филипп не может им дать, дети должны получить от Элоизы. Она сумеет заменить им мать. Впервые с тех пор, как дети появились на свет, Филипп делал для них что-то правильное.
– Скоро Элоиза будет здесь. Она должна появиться с минуты на минуту.
Черт побери, скорее бы жениться на ней! С какой стати нужно ждать эти недели? Конечно, ради того, чтобы жениться на ней, Филипп готов был бы ждать и вечность, но, откровенно говоря, он не видел смысла тянуть.
Свадьбы по церковным правилам обычно устраиваются в субботу утром - так почему бы не обвенчаться в ближайшую же субботу, то есть послезавтра? Но просто прийти к священнику и попросить его обвенчать их нельзя - нужна, видите ли, предварительная договоренность… Черт бы побрал все эти правила!
Заметив, что Оливер собрался выбежать из комнаты, Филипп в последний момент поймал его за воротник.
– Ты куда, приятель? Так не пойдет - ты должен дождаться мисс Бриджертон, - строго произнес он, хотя за минуту до этого сам клял в душе все эти светские условности. - И не надо делать такое угрюмое лицо. Улыбайся!
Оливер вернулся и изобразил улыбку, но она выглядела столь неестественно, что никого не могла бы обмануть.
– Это не улыбка! - сказала Аманда.
– А что же это, по-твоему? - проворчал брат.
– Так не улыбаются.
Филипп старался не обращать внимания на детей - ему было о чем подумать. Что касается предварительной договоренности со священником, то надо сейчас же поговорить с Энтони, попросить его заняться этим. А Элоиза, пожалуй, уже может взять на себя роль мачехи. Сегодня она могла бы провести день с детьми, а ночь… Ночь с ним.
Подумав об этом, Филипп не смог сдержать улыбки.
– Чему ты улыбаешься, папа? - спросила Аманда.
– Вовсе я не улыбаюсь! - Филипп вдруг почувствовал, что кровь приливает к его лицу.
– Нет, улыбаешься! - не сдавалась та. - А теперь покраснел!
– Не говори глупостей! - проворчал Филипп.
– Нет, покраснел, покраснел! Оливер, посмотри на папу - правда, у него щеки красные?
– Еще одно слово про мои щеки, и я… - начал было Филипп и замолчал. Угрожать детям ремнем было бесполезно - те все равно знали, что он их не отшлепает.
Тем не менее, угроза на детей все-таки подействовала - они заметно присмирели. Но, как оказалось, ненадолго. Как только Филипп отвернулся от них, чтобы посмотреть на часы, вдруг послышался грохот и обиженный голос Аманды:
– Оливер!
Филипп отвел взгляд от часов - те показывали уже без двадцати час. Табурет, на котором только что сидела Аманда, был опрокинут, а сама она лежала на полу.
– Он толкнул меня! - заявила девочка.
– Не толкал я тебя! - проворчал Оливер.
– Толкнул.
– Не толкал!
– Оливер, - сдвинул брови Филипп, - ты хочешь сказать, что она сама упала?
– Да.
Выражение лица Оливера, однако, явно говорило о том, что это неправда. Филипп пристально посмотрел на него.
– Ладно, - признался мальчик, - я действительно ее толкнул. Извини, Аманда!
Филиппа это удивило. Давно он уже не слышал, чтобы Оливер сам, по доброй воле, признавал свою вину и перед кем-нибудь извинялся. Неужели все же начинает сказываться его влияние?
– Можешь тоже толкнуть меня, - предложил Оливер Аманде.
– Э, нет, так не пойдет! - вмешался Филипп. Аманда уже готовилась толкнуть брата.
– Аманда, подожди!
Но та уже с торжествующим видом толкнула Оливера в грудь обеими руками. Оливер завалился на кушетку, заливаясь смехом, но тут же вскочил.
– А теперь я тебя! - с азартом воскликнул он.
– Оливер, прекрати! - сдвинул брови Филипп.
– А чего она толкается? - с невинным видом заявил мальчик.
– А кто ее об этом попросил? - Филипп попытался схватить Оливера за локоть, но маленький хитрец был увертлив, как угорь.
– Только толкни меня! - кричала Аманда. - Попробуй толкни!
– Только посмей! - Воображение Филиппа красноречиво рисовало ему, во что превратится комната, дай детям волю, - сломанная мебель, перебитые вазы… Только этого не хватало, когда через минуту должны появиться Бриджертоны!
Филипп поймал Оливера за шиворот как раз тогда, когда тот схватил Аманду, и все трое повалились на пол, увлекая за собой подушки с кушетки. “Слава Богу, - подумал Филипп, - что это только подушки. Их, по крайней мере, невозможно сломать или разбить.
– Ба-бах!!!
– Черт побери, что это? - нахмурился Филипп.
– Часы, - ответил Оливер.
Это действительно были часы с камина, хотя Филипп просто не мог себе представить, почему они полетели на пол.
– Отправляйтесь к себе! - прорычал Филипп. - Живо! Будете стоять в углу до самой старости!!!
– А я тут при чем? - пропищала Аманда. - Это Оливер!
– Меня не интересует, кто это! Могли бы хоть немного утихомириться, зная, что с минуты на минуту здесь должна быть мисс Бриджертон!
– Вот это да! - раздался вдруг мужской голос. Оливер поднял голову и увидел Энтони Бриджертона, стоявшего в дверях. Из-за его спины выглядывали Бенедикт, Софи и Элоиза.
– Мое почтение, леди и джентльмены! - Голос Филиппа прозвучал недостаточно приветливо, но он был слишком зол на детей, чтобы соблюсти все приличия.
– Может быть, мы не вовремя? - нахмурился Энтони.
– Никоим образом! - замахал руками Филипп. - Просто мы тут решили… немножко переставить мебель…
– И судя по всему, вы неплохо справляетесь! - улыбнулась Элоиза.
Филипп был признателен ей: эта женщина умела сгладить любую неловкость, обратив все в шутку. Если бы, опять же, не приличия, он готов был расцеловать ее за это.
Филипп поднялся, поправил сдвинутую кушетку и одним рывком поднял с пола своих детей. Те представляли собой весьма живописное зрелище: жабо Оливера сбилось на сторону, прическа Аманды, над которой так старательно трудилась служанка, растрепалась.
– Разрешите представить вам моих детей, -произнес Филипп со всем достоинством, на какое был способен в данной ситуации. - Оливер и Аманда Крейн!
Отпрыски Филиппа пробормотали положенные слова, смущенные таким количеством взрослых или стыдясь своего недавнего поведения. В последнее, впрочем, верилось с трудом.
– Ну хорошо, - сказал им Филипп, - идите.
Оливер посмотрел на него прямо-таки страдальческим взглядом.
– В чем дело? - нахмурился отец.
– Может, нам можно остаться?
– Нет, нельзя. - В планы Филиппа входило пообедать со своими гостями, а затем показать им оранжерею, и во избежание всяких неожиданностей детей лучше было удалить.
– Может, мы все-таки останемся, папа? - с надеждой в голосе протянула Аманда.
Филиппу не хотелось демонстрировать гостям свое бессилие перед детьми.
– Я же сказал - нельзя! - повторил он. - Марш в детскую - мисс Эдвардс уже, наверное, заждалась вас!
– Мы не любим мисс Эдвардс! - заявил Оливер. Аманда поддержала брата кивком головы.
– Вы не имеете права так говорить о ней! - сдвинул брови Филипп. - Мисс Эдвардс - ваша няня, и будьте любезны…
– Мы не любим ее, - перебил отца Оливер. Филипп посмотрел на Бриджертонов.
– Извините меня, леди и джентльмены! - произнес он.
– Ничего страшного! - понимающе улыбнулась ему Софи, на своем опыте знавшая, что такое дети.
Филипп отвел близнецов в дальний угол и строго посмотрел на них.
– Оливер, Аманда, - торжественно объявил он, - мисс Бриджертон оказала мне честь, согласившись стать моей женой.
Глаза малышей загорелись.
– Что ж, - не без самодовольства заметил Филипп, - я рад, что эта идея вам по вкусу!
– А она… - начал было кто-то из детей, но Филипп перебил:
– Слушайте меня внимательно, я еще не все сказал. Так вот, несмотря на то что мисс Бриджертон в любом случае станет моей женой, мне хотелось бы произвести хорошее впечатление на ее родных. А для этого нужно, чтобы вы мне не мешали. Понятно?
Губы Аманды вдруг задрожали.
– В чем дело? - насторожился Филипп.
– Значит, ты стыдишься нас, папа? - В голосе малышки звучала недетская обида.
Филипп вдруг ощутил свое бессилие. Нет, он, видимо, так никогда и не научится управляться со своими детьми - что бы он ни сказал, они все воспринимают в штыки…
– У тебя какие-то проблемы, Филипп? - раздался вдруг над его ухом знакомый голос. - Может, я смогу помочь?
Элоиза! Вот оно, спасение! Филипп молча смотрел, как Элоиза, склонившись над детьми, говорит им что-то тихим, спокойным голосом - и вскоре, к его удивлению, близнецы попрощались с гостями и покорно удалились, хотя и без особой радости.
– Элоиза, - тихо проговорил Филипп, - поверь, я не перестаю благодарить Бога за то, что ты согласилась стать моей женой!
– Что ж, я рада! - Улыбнувшись ему, Элоиза вернулась к родным.
Филипп последовал за ней.
– Вынужден извиниться за поведение моих детей, - проговорил он, обращаясь к своим гостям. - С тех пор как умерла их мать, они стали немного неуправляемы.
Это было не совсем так - близнецы были неуправляемы и при жизни матери, но Филиппу не хотелось вдаваться в подробности.
– Не стоит извиняться, - дружески улыбнулся ему Энтони. - Мы понимаем, как трудно одному, без жены, растить двоих детей.
Филипп кивнул, мысленно поблагодарив Бога, что его гости готовы понять его трудности.
– Прошу к столу, - пригласил он.
Однако в продолжение всего обеда лица Оливера и Аманды стояли перед его мысленным взором. Когда они уходили, у них были такие грустные глаза…
Филипп привык видеть своих детей какими угодно - упрямыми, вспыльчивыми, злыми - только не печальными. И от этого Филиппу самому становилось очень грустно.



***



После обеда и экскурсии по оранжерее общество разделилось на две группы - Энтони, Элоиза и Филипп решили прогуляться по поместью, а Бенедикт и Софи предпочли посидеть в шезлонгах на лужайке перед домом. Во время прогулки Энтони нарочно отстал от Филиппа и Элоизы, чтобы дать им возможность побыть вдвоем.
– Как тебе удалось повлиять на моих детей? - спросил у нее Филипп. - Что такое ты им сказала?
– Да вроде бы ничего особенного, - искренне пожала плечами она. - Просто я постаралась представить себе, как поступила бы в таком случае моя мать. Как видишь, это сработало.
Филипп на минуту задумался.
– Что ж, хорошо, когда твои родители могут служить для тебя примером! - вздохнул он затем.
– А разве про своих родителей ты этого не можешь сказать? - удивилась Элоиза.
– Увы, нет, - покачал головой Филипп.
Элоиза ждала, что Филипп добавит к сказанному еще что-нибудь. Но он молчал. Решившись, она спросила:
– Кого ты имеешь в виду - твою маму или отца?
Филипп пристально посмотрел на нее, но Элоизе трудно было что-либо прочитать в темной глубине его глаз.
– Моя мама умерла при родах, - тихо проговорил он.
– Понятно, - кивнула Элоиза.
– Не уверен, - пожал Филипп плечами, - что тебе это действительно понятно. Но спасибо за то, что ты хотя бы пытаешься понять.
С минуту оба шли молча, немного замедлив шаг. Наконец, когда дорога, сделав крюк, повернула к заднему крыльцу дома, Элоиза задала вопрос, который все никак не решалась задать:
– Почему ты вчера потащил меня в кабинет Софи?
От неожиданности Филипп чуть было не споткнулся.
– По-моему, ответ и так ясен! - пробормотал он, краснея. Элоиза почувствовала, что тоже краснеет.
– Да, - проговорила она, - но мне кажется, ты не мог заранее знать, что я не буду вырываться.
– Знать заранее, разумеется, не мог, - робко улыбнулся он, - но надеялся.
– Я не об этом, - сказала она.
– Честно говоря, - начал Филипп таким тоном, словно разговор заставил его растеряться, - я и сам не ожидал, что все зайдет так далеко. Но о случившемся, конечно, не жалею.
– Ты не ответил на мой вопрос.
– Разве?
– Не ответил. - Элоиза понимала, что такая настойчивость выходит за рамки приличия, но, задав вопрос, не могла успокоиться, пока не получит ответа. - Почему ты потащил меня в дом?
Филипп посмотрел на нее так, словно сомневался в ее вменяемости. Он оглянулся назад - не слышит ли его Энтони, - но тот был далеко.
– Понимаешь, - заговорил он, - сначала я собирался тебя просто поцеловать. Ты приставала ко мне со всякими глупыми вопросами, вот я и решил, грубо говоря, заткнуть тебе рот. - Филипп пожал плечами. - Но ведь, как мне кажется, эксперимент удался - теперь уже ни ты, ни я не сомневаемся, что мы друг другу подходим.
Элоиза хотела было возмутиться, услышав его замечание насчет дурацких вопросов, но в последний момент все-таки сдержалась.
– Я все же считаю, что одного только влечения, пусть и несомненного, для брака недостаточно.
– Для начала достаточно, - пробормотал он. - Может быть, сменим тему?
– Подожди. Я хочу сказать…
Филипп в отчаянии закатил глаза:
– Да ты все время хочешь что-то сказать!
– Не ты ли как-то заметил, что это делает меня очаровательной? - обиделась она.
Филипп закусил губу, стараясь сохранить терпение.
– Элоиза, - произнес он, - я считаю, что мы уже пришли к выводу, что подходим друг другу. Я убежден, что наш брак будет удачным и счастливым. Ради всего святого, какие еще здесь могут быть проблемы?
– Но ты не испытываешь ко мне любви, - тихо проговорила она.
Эти слова переполнили, наконец, чашу его терпения. Филипп остановился и снова внимательно посмотрел на Элоизу.
– Почему ты так говоришь?
– Потому что для меня это важно, - словно удивляясь его непонятливости, вздохнула она.
Филипп молчал, по-прежнему не отрывая от нее глаз.
– А тебе не приходило в голову, - спросил он после долгой паузы, - что не каждое чувство обязательно должно быть высказано словами?
– Разумеется, приходило, - снова глубоко вздохнула Элоиза, с грустью подумав о том, как часто мешает ей ее излишняя разговорчивость. Почувствовав, что голос ее дрожит, она отвернулась. - Приходило, - повторила она. - Но мне так трудно порой бывает сдерживать себя.
Филипп задумчиво покачал головой. Элоизу не удивляло, что он не знал, как ей ответить - порой Элоиза была загадкой и для себя самой. Вот как сейчас. Она сама не могла бы объяснить, зачем задала этот вопрос. Нужно ли быть такой прямолинейной? Учила же ее в детстве мать, что порою ответа на вопрос легче добиться обходными путями, чем задавать его прямо в лоб! Но видно, все было бесполезно…
Напрямую заговорив с сэром Филиппом о любви и натолкнувшись на его молчание, Элоиза была готова истолковать его как “нет”. Умом она отлично понимала, что вряд ли Филипп упадет перед ней на колени и станет клясться, что умрет без нее - но сердце ее упорно не хотело мириться с этим. Элоиза и сама не знала, почему ждала от Филиппа таких клятв - притом, что сама она не испытывала к нему безумной страсти.
Элоизе казалось, что та симпатия, которую она чувствует к этому человеку, со временем может перерасти в крепкую любовь. И если бы Филипп сказал сейчас то же о своих чувствах, Элоиза, пожалуй, была бы этим для начала вполне удовлетворена.
– Ты любил Марину?
Вопрос этот сорвался с губ Элоизы прежде, чем она успела подумать, стоит ли его задавать. Элоиза нахмурилась. Снова она задает слишком личный вопрос!
Если бы сейчас Филипп, издав отчаянный рев и обхватив голову руками, убежал бы от нее на край света, Элоиза не удивилась бы. Но Филипп лишь молча продолжал стоять рядом с ней.
Молчание показалось им вечностью. Оба пристально смотрели друг на друга, не обращая внимания на Энтони, который ярдах в тридцати от них демонстративно рассматривал какое-то дерево, делая вид, что оно очень заинтересовало его.
Наконец, Филипп едва слышно прошептал:
– Нет, не любил.
Ответ этот не обрадовал Элоизу, но и не огорчил - он вообще не вызвал у нее никаких эмоций. Если не считать облегчения, оттого что она все же получила ответ на свой вопрос. Больше всего Элоиза не любила чего-то не знать. Ей хотелось знать все обо всем, хотя она и понимала, что это невозможно.
И, получив ответ на свой вопрос, Элоиза уже не могла сдержаться, чтобы не задать новый:
– Почему же ты тогда женился на ней?
В глазах Филиппа мелькнуло что-то неопределенное. Он снова долго молчал.
– Не знаю, - пожав плечами, тихо произнес он. - Просто я решил, что это… мой долг, что ли…
Элоиза понимающе кивнула. Это было в духе Филиппа - всегда стараться поступать правильно, благородно, брать на себя чужие проблемы, все время извиняться за свои проступки - как действительные, так и такие, которые лишь казались проступками его мнительному воображению… Поэтому он и, если можно так выразиться, взял на себя неисполненные обязательства своего старшего брата по отношению к девушке, с которой тот был помолвлен.
Но у Элоизы оставался еще один вопрос.
– Скажи, а ты… - она запнулась, - ты хотя бы испытывал к ней влечение?
Элоизе почему-то казалось, что после произошедшего вчера ей нужен ответ на этот вопрос. Вернее, сам ответ не имел для нее большого значения, она просто должна была знать.
– Честно говоря, нет.
Филипп повернулся и пошел так быстро, что Элоизе пришлось бежать за ним. Но, когда она уже почти догнала его, Филипп вдруг остановился так резко, что Элоиза чуть не упала и, чтобы удержаться, ухватилась за его руку.
– Теперь я хочу задать тебе один вопрос, - сказал Филипп.
Для Элоизы это было неожиданностью, но, разумеется, после того как она устроила Филиппу настоящий допрос, он имел полное право тоже задавать ей вопросы.
– Я слушаю, - сказала она.
– Почему ты убежала из Лондона?
Элоиза удивленно взглянула на Филиппа - ей казалось, что он давно уже должен знать ответ.
– Чтобы встретиться с тобой, - пожала плечами она. - Для чего же еще?
– Ерунда.
От такой неожиданной грубости Элоиза растерялась.
– Я спрашиваю тебя не о том, - голос Филиппа был строг, - почему ты приехала ко мне, а почему ты убежала из дома.
До сих пор Элоизе казалось, что это одно и то же, но теперь она поняла, что Филипп прав. Встреча с ним действительно была не единственной и, может быть, даже не главной причиной, почему Элоиза, никого не предупредив, удрала из дома посреди ночи - фактически эта встреча была не более чем поводом, позволившим ей, наконец, сбежать из-под всевидящего ока своих родных.
Элоизе уже давно хотелось убежать от всего этого. Но куда? С появлением на ее горизонте Филиппа у нее, наконец, появилась цель. Элоиза могла не осознавать, что на самом деле она бежит не столько к Филиппу, сколько от родных, но факт оставался фактом.
– Признайся, ты девственница? - неожиданно спросил Филипп. - У тебя когда-нибудь был любовник?
– Никогда!
От неожиданности Элоиза вскрикнула слишком громко, чем привлекла внимание Энтони.
– Все в порядке, - поспешила она успокоить брата, - здесь просто пчела летает, я ее испугалась, вот и вскрикнула.
Нахмурившись, Энтони направился к сестре, но та остановила его, помахав рукой:
– Не беспокойся, Энтони, она уже улетела! - И шепотом объяснила Филиппу: - Энтони смертельно боится пчел. Лучше бы я сказала, что испугалась мыши.
Филипп с удивлением посмотрел в сторону Энтони. Ему казалось странным, что взрослый мужчина, тем более такой, как Энтони, патологически боится пчел, но если учесть, что его отец умер от укуса шмеля…
– Ты так и не ответила на мой вопрос, - напомнил Филипп.
Элоиза думала, что, отвлекшись на несуществующую пчелу, Филипп давно уже забыл о своем вопросе, но, как оказалось, это было не так.
– А почему ты вдруг его задал? - спросила она.
– Я не мог его не задать. Ты убежала из дома, никому ничего не сказав, даже не подумала о том, что твои родные будут волноваться…
– Я оставила записку.
– Ах да, записку! - усмехнулся он.
– Ты что, мне не веришь? - обиженно прищурилась она.
– Верю, - кивнул Филипп. - Но что-то это на тебя не похоже. Такая порывистость не в твоем духе. Ты из тех, кто, прежде чем предпринять какой-то шаг, тридцать раз все взвесит, всех предупредит…
– Не моя вина, что записка потерялась! - проворчала она.
– Да при чем тут записка? Дело не в ней! - Филипп сурово скрестил руки на груди.
Эту позу Элоиза просто терпеть не могла. Каждый раз, когда кто-нибудь в разговоре с ней принимал такую позу, Элоизе казалось, что собеседник будет разговаривать с ней, словно взрослый, читающий мораль ребенку. Но особенно бесило девушку то, что обвинения Филиппа, как она признавала в глубине души, во многом были справедливы. А больше всего на свете Элоиза не любила признавать собственную неправоту.
– Дело в том, что ты покинула Лондон под покровом ночи, словно преступник, бежавший из тюрьмы. Поэтому я предположил, возможно, перед этим произошло нечто, что… - Филипп замялся, - скажем так, запятнало твою репутацию. Такой вывод вполне логичен! - добавил он, словно извиняясь. - Поэтому, собственно, я и спросил о любовнике.
Элоиза не могла не признать, что предположения Филиппа не лишены оснований: действительно, перед тем как она приняла решение покинуть Лондон произошло кое-что, послужившее толчком к отъезду. Но репутация Элоизы здесь была ни при чем.
– Элоиза, - поспешил заверить ее он, - не беспокойся - для меня не имеет значения, девственница ты или нет.
– Любовника у меня никогда не было, - снова повторила Элоиза - ей не хотелось распространяться на эту тему, она была ей не очень-то приятна. - Дело не в этом. Дело в том… в том… - Голос ее вдруг сорвался.
Затем Элоиза собралась с духом и на этот раз поведала, наконец, Филиппу все. О шести брачных предложениях, которые она отвергла, в то время как Пенелопа не получала ни одного, об их с Пенелопой полушуточных, полусерьезных планах остаться старыми девами, о том, какой одинокой себя почувствовала вдруг Элоиза, когда лучшая подруга неожиданно вышла замуж…
Элоиза рассказала Филиппу все это и многое другое: о чем она мечтала, что у нее на сердце; рассказала ему то, чего не рассказывала никогда никому, в чем боялась признаться даже себе. Она сама удивилась, как много, оказывается, потаенного имеется у особы, которая никогда не закрывает рта и, казалось бы, ни от кого не таит никаких секретов.
Когда, наконец, Элоиза закончила (возможно, она продолжала бы и дальше, но совершенно выбилась из сил), Филипп легонько коснулся ее руки.
– Все в порядке, Элоиза, - тихо произнес он. - Все хорошо, родная…
Элоиза посмотрела на него. Она знала, что Филипп прав: теперь все будет хорошо.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулия



Советую всем прочитать этот роман он также хорош как все остальные я бы даже сказала лучше но у каждого свое мнение.
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияМарта
16.01.2013, 23.10





близко к современному духу, только тогда интернета не было, письмеца писали) довольно занимательно, но не особо впечатлил
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЮлек
4.02.2013, 22.30





Скучновато.
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияКэт
25.08.2013, 11.23





Почему у Куин всех героев заставляют жениться? Она не верит, что мужчина может жениться по своей воле?
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияОльга
4.06.2014, 19.07





А мне понравилось. Нет, конечно, накала бешеного страстей, но читается легко
Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулияkatsiaryna
29.09.2014, 17.17





Прекрасный роман!!! Это 5-я книга из серии и мое мнение: она не менее интересная, чем предыдущие 4 романа, но почему-то рейтинг занижен. Моя оценка 10+. Я и смеялась и плакала, когда читала. Рекомендую!!!
Сэру Филиппу, с любовью - Куин Джулиямэри
7.01.2016, 19.35





Ожидала большего от этого романа. Но увы... Можно было не читать. ИМХО
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.01.2016, 11.36





Странно все как то. Книгу об этой героине я спешила прочитать, но разочарована даже тем что потратила время на данную книгу. Вроде совсем книга другого автора об неизвестной героине. Разочарована!
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЛюдмила
25.01.2016, 22.30





Как-то мерзко было читать об изменах Энтони. Я то надеялась, что хоть в книгах бывает идеальная любовь без измен.
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияЮлия
31.01.2016, 12.57





9 баллов
Сэру Филиппу, с любовью - Куин ДжулияВредина
12.05.2016, 22.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100