Читать онлайн Плутовка, автора - Куин Джулия, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плутовка - Куин Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 122)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плутовка - Куин Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плутовка - Куин Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Куин Джулия

Плутовка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Ужинали они в тишине. Данфорд сделал ей комплимент по поводу нового желтого платья, но дальше этого разговор не пошел. Закончив десерт, он собрался было удалиться в свою комнату, прихватив бутылку виски, но передумал. Генри была необычайно грустна в тот вечер, и он решил, что должен сломать стену отчуждения, возникшую между ними. Отложив салфетку в сторону, он прокашлялся и сказал:
— Сейчас я не отказался бы от бокала портвейна. Поскольку здесь нет дам, с которыми тебе следовало бы удалиться, я буду очень рад, если ты согласишься составить мне компанию.
Генри внимательно посмотрела на него. Не имеет же он в виду, что относится к ней как к мужчине?
— Я никогда не пила портвейн. Не уверена, что он у нас есть.
— Наверняка есть. Он есть в каждом доме.
Она не отрывала от него глаз, когда он подошел к ней и помог выйти из-за стола. До чего же он красив! На какую-то долю секунды она действительно поверила, что нравится ему. По крайней мере тогда он вел себя так, что трудно было не поверить. Теперь же… Теперь она не знала, что и думать. Поднявшись из-за стола и увидев его ожидающий взгляд, Генри спохватилась.
— Я никогда не видела его здесь, — сказала она, думая, что Данфорд ждет ее ответа относительно портвейна.
— Карлайл совсем не пил?
— Довольно редко. А что?
Он с любопытством посмотрел на нее:
— После ужина дамы обычно удаляются в гостиную, а мужчины пьют портвейн.
— Ах так.
— Признайся, ты знала об этом.
Генри залилась румянцем, ей было стыдно признаться, как слабо она разбирается в вопросах светского этикета.
— Я не знала об этом. Наверное, я казалась тебе очень невоспитанной, когда всякий раз после ужина оставалась с тобой. Я уже ухожу. — Она направилась к двери, но Данфорд взял ее за руку.
— Генри, — сказал он, — Если бы мне не нравилась твоя компания, я бы дал тебе это понять. Заговорив о портвейне, я имел в виду только то, что хорошо бы нам выпить его вместе.
— А что же пьют дамы?
— Как тебе сказать? — он был сбит с толку ее вопросом.
— Ну, когда они удаляются в гостиную? — объяснила Генри. — Что они пьют?
Он беспомощно пожал плечами.
— Не имею ни малейшего понятия. Вряд ли они вообще что-либо пьют.
— Тогда это ужасно несправедливо.
Он улыбнулся. Она все больше становилась похожа на ту Генри, которая так нравилась ему.
— Ты, возможно, изменишь свое мнение, когда попробуешь портвейн.
— Если он такой ужасный, зачем тогда мужчины пьют его?
— Он вовсе не ужасный. Просто к нему надо привыкнуть.
Генри задумалась на минуту.
— И все равно я думаю, что это несправедливо, даже если у портвейна вкус пойла.
— Генри! — Он удивился собственному голосу. В нем послышались интонации его матери.
Она пожала плечами.
— Пожалуйста, прости меня за грубость. Меня учили быть воспитанной только с чужими, а ты к ним больше не относишься.
Теперь Данфорд еле сдерживал смех.
— Но что касается портвейна, — продолжала она, — вы, мужчины, хорошо устроились. Выпроводив дам, вы обсуждаете их, вино и другие интересные вещи.
— Более интересные, чем вино и женщины? — поддразнил он ее.
— На мой взгляд, существует много вещей, которые более интересны, чем вино и женщины…
— Он с удивлением отметил про себя, что для него нет сейчас ничего более интересного, чем эта женщина.
— Возьмем, к примеру, политику. Я стараюсь быть в курсе происходящего, но я не настолько глупа, чтобы не понимать, что в газете пишут не обо всем.
— Генри?
Она подняла голову:
— Какое это имеет отношение к портвейну?
— Ах, да. Я всего лишь удивилась тому, что, пока вы, мужчины, великолепно проводите время, дамы вынуждены сидеть в запертой, душной комнате и беседовать о вышивках.
— Я не знаю, о чем беседуют дамы в гостиной, — чуть улыбаясь, произнес Данфорд, но мне почему-то кажется, что они не беседуют о вышивках.
Она недоверчиво посмотрела на него. Он вздохнул и поднял руки вверх, показывая, что сдается.
— Вот я и пытаюсь исправить эту несправедливость, приглашая тебя составить мне компанию и выпить со мной немного портвейна. — Он посмотрел по сторонам. — Если, конечно, нам удастся найти его.
— В столовой его точно нет, — сказала Генри, — в этом я уверена.
Быть может, он в гостиной вместе с другими напитками.
— Пойдем посмотрим.
Он пропустил ее вперед, с удовольствием отметив, как хорошо сидит на ней платье. Слишком хорошо. Он нахмурился. У Генри была красивая фигура, и ему как-то не хотелось, чтобы и другие знали об этом.
Они вошли в гостиную, и Генри склонилась над буфетом.
— Его здесь нет, — сказала она, — хотя я не знаю, что ищу. Я никогда не видела, как выглядит портвейн.
— Тогда позволь, я посмотрю. — Она встала, чтобы пропустить его, при этом случайно ее грудь коснулась его руки. Данфорд с трудом сдержал стон. Это было похоже на злую шутку. Генри сама того не ведая искушала его. В эту минуту он больше всего на свете хотел взять ее на руки и отнести в свою комнату.
Он негромко прокашлялся, чтобы скрыть свое смущение, и склонился над буфетом. Портвейна не было.
— Что ж, полагаю, бренди тоже подойдет.
— Надеюсь, ты не очень расстроился. Он сурово посмотрел на нее.
— Я не настолько увлечен спиртными напитками, чтобы расстраиваться из-за бокала портвейна.
— Конечно, нет, — поспешила сказать Генри, — я вовсе не это имела в виду. Хотя…
— Хотя что? — потребовал Данфорд. Состояние постоянного возбуждения делало его очень вспыльчивым.
— Хотя именно тем, кто увлекается спиртными напитками, все равно, что пить, — сказала она задумчиво.
Он лишь вздохнул в ответ.
Генри подошла к дивану и присела на него. Теперь она чувствовала себя лучше, чем за ужином. Тишина была невыносимой. Стоило ему снова заговорить, ей сразу стало легче. Теперь они были на своей территории — смеялись и безжалостно подшучивали друг над другом. Она почувствовала, как вновь обретает уверенность в себе.
Данфорд разлил бренди и протянул ей бокал.
— Генри… — Он прокашлялся и продолжил: — Что касается сегодняшнего утра…
Она так сильно сжала в руке бокал, что он чуть не треснул. С большим трудом ей наконец удалось произнести:
— Да?
Данфорд прокашлялся.
— Мне не следовало так поступать. Я… я поступил дурно и прошу прощения.
— Не думай об этом, — сказала она как можно беззаботнее, — я уже забыла.
Он нахмурился. Конечно, он виноват и чувствует себя подлецом, однако ему было очень обидно, что она так легко решила забыть обо всем.
— Ну и хорошо. — Он снова прокашлялся. — И покончим с этим.
— У тебя болит горло? У Симпи есть чудесное домашнее средство. Думаю, она…
— С моим горлом все нормально. Просто мне несколько… — он не мог найти подходящего слова, — несколько не по себе.
Она улыбнулась. Насколько приятнее было бы поговорить с ним просто так, чем выслушивать рассуждения о том, как он разочарован их поцелуем. А может быть, он был разочарован тем, что она не пошла у него на поводу? Генри нахмурилась. Не думает же он, что… Она даже не смогла закончить мысль и взволнованно посмотрела на него.
— Да, ты прав. Лучше все забыть. Мне вовсе не хотелось бы, чтобы ты думал, что я… что я отношусь к тем женщинам, которые…
— Я не думаю ничего подобного, — отрезал он.
Из ее груди вырвался вздох облегчения:
— Вот и хорошо. Не знаю, что это нашло на меня.
Данфорд отлично понимал, что вина за происшедшее целиком лежала на нем.
— Генри, не беспокойся…
— Нет, я беспокоюсь. Понимаешь, я не хочу, чтобы наша дружба разрушилась. Мы ведь друзья, не так ли?
— Конечно. — Он даже немного обиделся.
— Я понимаю, это может показаться нескромным, но я не хочу тебя терять. Дело в том, что… — она вымученно улыбнулась, — дело в том, что ты, пожалуй, единственный мой друг, кроме Симпи. А это, согласись, не совсем одно и то же, и…
— Достаточно! — Он больше не мог слышать ее измученного голоса, тоску, сквозившую в каждом слове.
Генри привыкла думать, что живет полноценной жизнью в Стэннедж-Парке, она много раз говорила об этом. Ей как-то не приходило в голову, что за границами поместья существует другой мир, мир, в котором есть светские рауты, танцы и… дружеские отношения.
Данфорд поставил бокал на стол и подошел к ней, желая успокоить.
— Не говори так, — сказал он, сам удивляясь твердости своего голоса. Он нежно обнял ее. — Я всегда буду твоим другом, Генри. Что бы ни произошло.
— Честно?
— Честно. Почему нет?
— Не знаю. — Она подняла голову, чтобы видеть его лицо. — У многих находятся причины.
— Генри, ты такая смешная, но именно такой ты мне и нравишься.
Она скорчила гримасу:
— Хорошо сказано.
Он громко рассмеялся, отпуская ее:
— Я старался.
Данфорд уже собирался лечь спать, когда в его дверь постучался Йейтс. Слугам было разрешено не стучаться, но Данфорда это всегда коробило, особенно если дело касалось спальни. Поэтому он изменил этот порядок.
— Войдите, — отозвался Данфорд, и появился Йейтс с увесистым пакетом в руках.
— Это пришло из Лондона сегодня утром, мой господин. Я оставил его на столе в вашем кабинете.
— Но я не был сегодня в кабинете, — закончил за него Данфорд. — Спасибо, что занесли. Полагаю, это завещание лорда Стэннеджа. Я очень ждал его.
Йейтс поклонился и вышел.
Лень вставать и искать нож. Данфорд просунул палец под край конверта и сломал печать. Да, как он и ожидал, это было завещание Карлайла. Он пробежал глазами по документу. Сейчас его интересовало, как Карлайл позаботился о своей подопечной. Остальное он прочтет завтра.
«Мисс Генриетта Баррет» попалась ему лишь на третьей странице. Затем, к своему изумлению, он увидел свое имя. От удивления Данфорд открыл рот. Он становился опекуном Генри. Генри была под его опекой. Это означало, что он… Боже правый, это означало, что он — один из тех, кто воспользовался своим положением опекуна. В свете ходили сплетни о развратных опекунах, которые либо совращали своих подопечных, либо продавали тем, кто заплатит больше. Он стыдился своего поведения сегодня утром, но сейчас оно казалось ему просто ужасным.
— О Боже, — прошептал он. — О Боже! Но почему она не сказала ему?
— Генри! — вскричал Данфорд вне себя от гнева. Он вскочил и схватил свой халат. — Генри!
Почему она ему не сказала?
Когда он выбежал в коридор, Генри уже стояла у своих дверей в выцветшей ночной рубашке.
— Данфорд! — встревожено спросила она, — что случилось?
Вот это, — он чуть было не ткнул бумаги ей в лицо, — вот это!
— Что? Что это? Данфорд, я не могу понять, что это за бумага.
— Это завещание Карлайла, мисс Баррет, — выпалил он. — Завещание, в котором я назначаюсь твоим опекуном.
Генри недоумевала:
— Ну и что?
— Это означает, что ты находишься под моей опекой.
Генри уставилась на него.
— Я знаю, — спокойно сказала она, — обычное дело.
— Почему же ты не сказала мне?
— О чем не сказала? — Генри огляделась по сторонам. — Послушай, Данфорд, может, не стоит продолжать этот разговор посреди холла?
Он ворвался в ее комнату. Она поторопилась за ним, хотя и не была вполне уверена, что ей прилично оставаться наедине с мужчиной в спальне. Но иначе он поднял бы крик в холле, а этого она допустить не могла.
Он решительно закрыл дверь и повернулся к ней.
— Почему, — начал он, едва сдерживая свой гнев, — ты не сказала мне, что я — твой опекун?
— Я думала, ты знаешь.
— Ты думала, я знаю?
— Неужели ты не знал?
Он в недоумении смотрел на нее. Она была права. Почему он не знал?
— Ты должна была сказать мне, — прошептал он.
— Я не предполагала, что тебе это неизвестно.
— О Генри, — простонал он. — Генри, это катастрофа.
— Не вижу ничего страшного.
Он раздраженно посмотрел на нее:
— Генри, ведь я целовал тебя сегодня утром. Целовал тебя. Ты понимаешь, что это значит?
Она в недоумении уставилась на него:
— Это значит, что ты целовал меня.
Он схватил ее за плечи и потряс.
— Это значит, что… о Господи, это все равно, что кровосмешение.
Она принялась наматывать прядь волос на палец, пытаясь сосредоточиться, но рука похолодела и стала словно ватная.
— Не думаю, что это можно назвать кровосмешением. Не так уж это грешно, на мой взгляд. И мы ведь договорились, что это больше не повторится…
— Проклятие, Генри! Прошу тебя, помолчи. Я пытаюсь думать. — Он взъерошил рукой волосы.
Она замолчала, обидевшись, и сделала шаг назад.
— Неужели ты не понимаешь, Генри? Теперь я несу за тебя ответственность. — Он с неприязнью произнес это слово.
— Ты слишком добр, — проворчала она, — мне ничего не нужно, если уж ты заговорил о своей ответственности.
— Да не в этом же дело. Это означает… Черт, это означает… — Он горько рассмеялся.
Всего несколько часов назад он мечтал о том, как хорошо было бы взять ее в Лондон, познакомить со своими друзьями и показать ей, что за пределами Стэннедж-Парка существует другая жизнь. Теперь он просто вынужден будет сделать это. Он должен ввести ее в свет и найти для нее мужа. Ему необходимо подыскать кого-нибудь, кто сможет научить ее светским манерам. Он взглянул на девушку. Похоже, она все еще сердится. Данфорд очень надеялся, что светское воспитание не затронет присущую ей непосредственность. Но сейчас следовало подумать о том, чтобы держаться от нее подальше. Ее репутация будет погублена, если в обществе узнают, что они жили в Стэннедж-Парке под одной крышей. Данфорд глубоко вздохнул:
— Черт возьми, что же нам делать?
Этот вопрос был риторическим, но Генри все-таки решила ответить на него.
— Не знаю, что будешь делать ты, — сказала она, сложив руки на груди, — но лично я ничего не собираюсь менять и буду делать то, что делала раньше. Ты сам сказал, что я — вполне квалифицированный управляющий.
Она ничего не поняла!
— Генри, вдвоем мы больше не можем оставаться в поместье.
— Это еще почему?
— Это считается неприличным. — Он невольно поморщился от своих слов. С каких это пор он стал таким ярым сторонником приличий?
— Наплевать мне на приличия. Я не придаю им значения, если ты еще не успел заметить.
— Я заметил.
— Послушай, что я тебе скажу. Ты — владелец поместья и поэтому не должен уезжать, а я — управляющий и поэтому тоже не могу уехать.
— Генри, твоя репутация…
Это слово, похоже, вызвало у нее приступ буйного веселья.
— Данфорд, — задыхаясь от смеха и вытирая глаза от выступивших слез, сказала Генри, — какая репутация?
— Что-то не так с твоей репутацией?
— Данфорд, у меня ее просто-напросто нет. Ни плохой, ни хорошей. Я, по мнению людей, настолько странная, что им и этого вполне достаточно для обсуждения, мои взаимоотношения с мужчинами их не волнуют, да их и не существует.
— Что бы ты ни говорила, я обязан подумать о соблюдении приличий, и я завтра же сниму комнату в местной гостинице.
— Глупости! Тебе было наплевать на приличия всю эту неделю. Что же теперь произошло с тобой?
— Сейчас, — он начинал терять терпение, — я отвечаю за тебя.
— У тебя просто ослиное упрямство, по моему мнению…
— Тебе не кажется, что пора уже забыть о своем мнении.
От возмущения Генри открыла рот:
— Ну, знаешь ли!
Данфорд начал шагать по комнате.
— Это не может больше продолжаться. Пора перестать быть мальчишкой-сорванцом. Кто-то должен научить тебя манерам.
— Какой же ты лицемерный! — вырвалось у нее. — Я вполне устраивала тебя как знакомая, будучи деревенской дурнушкой, но теперь, когда у тебя появились обязательства передо мной…
Она не успела закончить предложения, поскольку Данфорд схватил ее за плечи и припер к стене.
— Если еще хотя бы раз ты назовешь себя дурнушкой, — его голос звучал угрожающе, — я не отвечаю за свои действия.
В бликах свечей она увидела, что он едва сдерживает ярость, и не на шутку испугалась, но, будучи по своей природе упрямой, продолжала уже более спокойным голосом:
— То, что моя репутация до этого момента совсем не волновала тебя, не говорит о твоей порядочности. Или твоя забота распространяется только на твоих подопечных, а на просто знакомых тебе наплевать?
— Генри, — сдержанно произнес он, вена на его шее вздулась, — лучше бы тебе помолчать.
— Это приказ, мой дорогой опекун?
Перед тем как ответить, он глубоко вздохнул:
— Конечно, существует разница между опекуном и другом, но я постараюсь быть для тебя и тем и другим.
— Ты нравился мне гораздо больше, когда был просто другом, — продолжала она упрямо.
— Надеюсь остаться им.
— Надеюсь остаться им, — передразнила она его, совсем не пытаясь скрыть своего раздражения.
Данфорд окинул взглядом комнату, желая найти что-нибудь вроде кляпа. Его взгляд остановился на ее кровати. Он даже поморщился. Как глупо должны были звучать все его рассуждения о приличиях не где-нибудь, а в ее спальне! Посмотрев, на Генри, он только теперь увидел, что на ней была ночная рубашка, заношенная местами до дыр и обнажавшая большую часть ноги. Сдержав стон, Данфорд перевел глаза на ее лицо. Он увидел враждебно сжатый рот и в этот момент понял, что хочет припасть к нему губами и слиться с ней в поцелуе — страстном и долгом. Его сердце билось в бешеном темпе, впервые в жизни он ощутил, насколько тонка может быть грань между яростью и желанием. Он хотел, чтобы она принадлежала ему. Ненавидя самого себя, он повернулся на каблуках, подошел к двери и повернул ручку. Надо как можно скорее выбраться из этого дома. Широко открыв дверь, он повернулся к Генри:
— Мы обсудим это утром.
— Непременно.
Уже поздно ночью ей пришло в голову, что он вовремя ушел из комнаты, не выслушав ее до конца. Вряд ли ему понравилось бы услышанное.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Плутовка - Куин Джулия



захватывающий роман и к тому же очень смешной.Я бы с удовольствием ещё раз перечитала.
Плутовка - Куин ДжулияНИКА
12.11.2011, 23.34





Мне очень понравилось , особенно характер главной героини. Читайте и не пожелеете потраченого времени!
Плутовка - Куин ДжулияЛора
4.12.2011, 18.54





супер пупер обалдеть мне очень понравился советую прочитать
Плутовка - Куин Джулияэлла
8.04.2012, 18.58





просто отличный роман я читала его с таким предвкушением ,что даже стало жаль когда закончила ее читать
Плутовка - Куин Джулияаня
25.06.2012, 1.12





роман отличный,читала с удовольствием!
Плутовка - Куин ДжулияRola
9.07.2012, 19.05





ну так, на 7-8
Плутовка - Куин ДжулияLeRayon
6.08.2012, 20.48





мне было скучно, середину вообще пролистала, какое-то сюси-пуси, конец слегка заинтриговал из 10 баллов отсилы 5 могу поставить и то из уважения к любителям такой литературы
Плутовка - Куин Джулияарина
8.08.2012, 20.42





один раз прочесть можно, не более
Плутовка - Куин Джулияарина
7.09.2012, 8.31





хорош
Плутовка - Куин Джулиягуля
18.09.2012, 22.21





Супер! Прочла с большим удовольствием, лекий, пылкий, интересный.
Плутовка - Куин ДжулияАлла
19.09.2012, 18.29





отлично
Плутовка - Куин Джулияводопад
18.10.2012, 11.10





И мне понравился =) Легко читается. Но читала и лучше =)
Плутовка - Куин ДжулияВика
10.11.2012, 18.42





Я его так долго читала... Или мне показалось? Наверное, все это потому, что роман занудный, без динамики((( Нет, сюжет есть, герои интересные, но мне не хватило страсти. Много разговоров, а действий для таких ярких персонажей мало. Скучненько, господа. 6 баллов.
Плутовка - Куин ДжулияАдриана
5.07.2013, 22.12





Мне очень понравился!
Плутовка - Куин ДжулияОльга
24.02.2014, 17.38





Начало на 10, середина и конец на 3.
Плутовка - Куин ДжулияPola
10.06.2014, 3.34





Хороший роман. С юмором. Правда ссору выписали из пальца. 9/10
Плутовка - Куин ДжулияВикки
17.04.2015, 21.02





хороший роман, редко такие встречаются, без погонь и без выноса мозга))) немного предсказуемо, но все равно впечатление хорошее
Плутовка - Куин Джулияpenelopa
22.05.2015, 14.52





Хорошо читать на сон грядущий, действует как снотворное :):):)
Плутовка - Куин ДжулияОл ьга
23.05.2015, 18.38





Забавная книга,даже понятны поступки героини и ее страдания. Читайте
Плутовка - Куин ДжулияЛюдмила
18.01.2016, 14.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100