Читать онлайн Обитель порока, автора - Кубелли Лючия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обитель порока - Кубелли Лючия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обитель порока - Кубелли Лючия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обитель порока - Кубелли Лючия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кубелли Лючия

Обитель порока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Зловещее предсказание Леоноры сбылось лишь в среду, когда Меган впервые почувствовала горькое разочарование, так и не дождавшись прихода Фабрицио в ее спальню. Все предыдущие ночи она проводила в объятиях пылкого итальянца, не дававшего ей уснуть до самого утра. Он доводил ее до безумия своим неутомимым драконом, вновь и вновь заставляя ее содрогаться в сладостных конвульсиях. Его потенция и запасы спермы повергали ее в благоговейный трепет. Пожалуй, только Геракл мог бы состязаться с ним в мужской доблести. Меган ощущала себя заново родившейся и ликовала по этому поводу в полный голос. Вот почему она впала в фрустрацию в ночь со среды на четверг, внезапно лишившись уже ставших привычными ей бурных ласк.
Напрасно она прислушивалась к звукам, доносившимся из коридора, лелея в сердце надежду, что это его шаги. Дверь так и не скрипнула и матрац рядом с ней не просел под тяжестью его тела. Меган измяла всю простыню, ворочаясь с боку на бок, и до крови искусала губы и костяшки пальцев, тщетно пытаясь угадать, почему он не пришел к ней. Огромная кровать жалобно скрипела под ней, словно бы умоляя ее угомониться. Но Меган продолжала ерзать по ней, с трудом сдерживая желание вскочить, вломиться в спальню Алессандры и закатить там грандиозную истерику.
Самое странное и обидное было то, что накануне он был особенно нежен и ласков с ней и не дал ей ни малейшего повода заподозрить, что между ними все кончено. Может быть, ему устроила скандал Алессандра? И он, желая успокоить ее, решил провести эту ночь с ней? Руки Меган непроизвольно сжали набухшие груди. Утомленная бессмысленным ожиданием, она закрыла глаза и представила, что ее гладит и обнимает Фабрицио. Фантазии увлекли ее дальше, и вот уже ее пальчики стали поглаживать вульву и теребить клитор. Вскоре ее промежность увлажнилась, тело стало теплым, и она ощутила небольшое облегчение. Однако оргазм, достигнутый мастурбацией, не шел ни в какое сравнение с тем исступленным экстазом, в который раз за разом повергал ее неугомонный итальянец, овладевая ею в различных позах по несколько раз кряду. Пустое лоно болезненно ныло, требуя заполнения его мужской твердью. Оскорбленный недостаточным вниманием, клитор настаивал на дополнительной стимуляции. Меган продолжала мастурбировать даже во сне, громко охая и пронзительно вскрикивая. Наутро она встала с кровати совершенно разбитая.
Когда Фабрицио появился в библиотеке, Меган не сумела скрыть досаду и призналась, что не ожидала от него такого коварства.
– О чем ты говоришь, дорогая? – спросил он, удивленно вскинув брови. – Разве тебе не известно, что я занятой человек и имею массу деловых обязательств? К тому же я не клялся тебе в вечной любви. Не исключено, что мы вообще больше не сможем быть вместе.
– Никогда? – с ужасом спросила она.
– Да, вполне может статься, что и никогда, – кивнул он.
– Но как же я буду без тебя обходиться? – в отчаянии воскликнула она. – Я уже успела к тебе привыкнуть!
– Если ты подразумеваешь удовольствие, которое доставляла нам обоим наша интимная близость, то это поправимо. В моем доме имеются все условия, чтобы ты не чувствовала себя обделенной маленькими жизненными радостями.
– Но мне нужен именно ты! – вскричала Меган и капризно топнула ножкой, не отдавая себе отчета в том, что она делает.
– Если так, тогда завтра вечером, часиков в десять, приходи в мою спальню на верхнем этаже. Я буду ждать тебя там, – сказал Фабрицио.
– Но завтра я встречаюсь в городе с антикваром, – сказала она. – Разве я тебе не говорила об этом?
– Ах да, теперь припоминаю… Что ж, постарайся к десяти часам вернуться, – невозмутимо ответил Фабрицио.
– Не лучше ли тебе прийти ко мне? – спросила она.
– Нет, дорогая, интерьер твоей спальни мне успел надоесть. Я люблю разнообразие, – сказал он. – Что ж, до встречи.
– А сегодня? Разве сегодня ты ко мне не придешь? – с надеждой спросила она.
– К сожалению, не смогу, – холодно ответил он. – Сегодня я сплю с Алессандрой.
У Меган едва не разорвалось от этих слов сердце. Фабрицио молча повернулся и удалился.
Пока она приходила в себя, оставшись в библиотеке одна и рухнув в кресло, Фабрицио собрал своих друзей в саду на совет.
– Объект вполне созрел для следующего этапа, – объявил он им с самодовольной ухмылкой. – Все идет именно так, как я и предполагал. Ее тело настолько привыкло к удовольствиям, что уже не может без них обходиться.
– Но готова ли она к тому, что ты задумал? – спросила Алессандра.
– А куда она денется? – усмехнувшись, ответила за брата Леонора. – Попробуй отнять у ребенка его любимую игрушку! Он не замолчит, пока снова ее не получит. Вот увидишь, завтра ночью она пойдет на все, чтобы испытать основательный оргазм.
– Допустим, пока еще не на все, – заметил Фабрицио, – но наверняка не повернется и не убежит, едва войдя в комнату.
– А вдруг твой прогноз не подтвердится? – язвительно спросил Ренато.
– Тогда мне придется поморить ее сексуальным голодом еще пару дней, – спокойно ответил Фабрицио. – Покинуть усадьбу она не может и будет вынуждена остаться здесь и слушать по ночам концерты, которые мы для нее устроим. Она в мышеловке и рано или поздно съест наш сыр.
– Алессандра, наверное, довольна тем, что ты опять ночуешь в ее спальне, – сказал Ренато. – Признайся, дорогая, что эти три ночи были для тебя очень трудными.
– Она понимает, что так было надо для общего дела, – оборвал его Фабрицио.
– А как бы повела ты себя на ее месте, Леонора? – вдруг спросил у его сестры Франко.
– Как бы я повела себя, если бы с Меган развлекался Ренато? – вскинув брови, переспросила она. – Пожалуй, мне бы это не понравилось. Однако я смирилась бы с этим, утешившись мыслью, что вскоре возьму свое сторицею. – Она звонко расхохоталась.
– Ревность ей не свойственна, – сказал Ренато. – Ревнуют ведь только те, кто страстно любит. Она же способна лишь наслаждаться.
– Может быть, дело вовсе не в этом? – не унимался Франко.
– А в чем же? – раздраженно спросил Ренато.
– В том, что ты не способен пробудить ее глубинные чувства, а можешь лишь щекотать ее нервы, – ответил Франко.
– Какое тебе до всего этого дело? – вспылил Ренато.
– Ладно, умолкаю, – сказал Франко, вскидывая руки. – Только я все равно остаюсь при своем мнении. Леонора – сильная женщина, ей нужен мужчина иного склада характера, настоящий самец, способный заставить ее уважать его.
– Ты замолчишь или нет? – с угрозой в голосе прорычал Ренато. – Не тебе судить о женщинах! Во всяком случае, ты ей точно не подходишь.
Фабрицио, слушавший их спор молча, решил, что ему пора вмешаться. Он встал со скамейки и сказал:
– Довольно попусту пререкаться! И Франко, и Леоноре прекрасно известно, что я не допущу близких отношений между ними.
– Ты не вправе распоряжаться моим телом! – воскликнула Леонора.
– Нет, вправе, потому что я твой старший брат! – рявкнул Фабрицио. – Я планирую и веду семейный бизнес!
– Кстати, о планировании, – встряла в спор Алессандра. – Любопытно, что именно ты задумал сделать завтра ночью?
– Завтра состоится своеобразная проверка Меган на ее готовность к настоящей оргии, – сказал Фабрицио. – Мне будет помогать только Алессандра. Я понимаю, что все остальные огорчены, однако придется потерпеть. Иначе мы рискуем все испортить.
– А наблюдать ваш секс втроем через зеркало мы сможем? – спросила Леонора.
– Нет, – покачав головой, сказал Фабрицио. – До поры вам лучше остаться в неведении относительно силы ее реакции на различные раздражители. Поверьте, это в ваших интересах. Потерпите еще несколько дней, и я вас всех к ней допущу.
– Я уже изнемогаю от желания ее помучить, – призналась Леонора, кладя руку на ширинку Ренато. – А почему бы нам сегодня не совершить верховую прогулку, милый?
– Не забудь взять с собой кнут, – язвительно заметил Франко.
– Прикуси язык! – огрызнулся Ренато, обнимая любовницу за талию. – Заведи себе девчонку и делай с ней, что тебе вздумается, а не учи жить других. – Он увлек Леонору к конюшне.
Проводив удаляющуюся парочку взглядом, Фабрицио обернулся к своему секретарю и строго спросил:
– Кажется, ты забыл, что всякий сверчок должен знать свой шесток, мой друг? Я плачу тебе вовсе не за то, чтобы ты давал советы моей сестре и ее любовнику. Или тебе надоело служить у меня?
Франко вскочил и начал оправдываться, но Фабрицио прервал его, пробурчав:
– Успокойся, я пока еще не собираюсь тебя прогонять. Ступай работай, я вызову тебя, когда ты мне понадобишься.
– Хорошо, мистер Балоччи, – сказал секретарь и поспешил ретироваться.
Оставшись в беседке один, Фабрицио сел в плетеное кресло и закрыл глаза. В последние дни ему не удавалось выспаться, и сейчас он собирался немного вздремнуть на свежем воздухе. Вскоре ему уже снились красочные картины предстоящего завтра секса втроем.
Меган робко постучалась в дверь спальни. Встреча с экспертом по книжным раритетам затянулась, и ей пришлось гнать машину в Суссекс с опасной скоростью, чтобы успеть к условленному часу. Уже в пути ее охватила нервная дрожь, а теперь ее трясло от вожделения. Внезапно дверь распахнулась, Фабрицио втащил ее в комнату и повернул ключ в замке.
– Зачем ты запираешься? – удивленно спросила Меган.
– Чтобы нас никто не побеспокоил, – ответил он и стал ее раздевать, даже не включив свет.
Меган оцепенела.
Пока он торопливо расстегивал молнию на платье и снимал с нее бюстгальтер и чулки, она пришла в чувство и спросила дрожащим голосом:
– Почему здесь темно? Я с трудом разглядела кровать.
– В темноте мы будем чувствовать себя более раскованно, – ответил Фабрицио, запуская руку под резинку ее ажурных трусиков и щупая вульву. – Ты уже мокренькая, – деловито констатировал он. – Очень хорошо.
Меган охватило жаром, а внизу живота возникло сладкое томление. Она изнемогала от похоти и готова была отдаться Фабрицио немедленно. Он погладил ее по голове и внезапно завязал глаза бархатной повязкой.
– Зачем ты это делаешь? – испуганно спросила она.
– Для большей остроты ощущений, глупышка! Доверься мне, я тебя не разочарую, – сказал Фабрицио и стал покрывать поцелуями ее лицо и шею.
Она затрепетала и, запрокинув голову, выпятила набухшие груди с болезненно твердыми сосками. Фабрицио начал поочередно их целовать, одновременно массируя клитор и просовывая во влагалище палец. Меган тихонько повизгивала и скулила, с трудом удерживаясь на слабеющих ногах. Фабрицио встал на колени и начал облизывать ее половые губы. Соки хлынули из лона на ее бедра. Фабрицио то запускал свой проворный язычок в ее заветную расселину, то легонько прикусывал ее нежный бутончик, то впивался в розовую плоть преддверия влагалища своим жадным ртом. Упершись руками в его плечи, Меган мотала головой и срывающимся голосом кричала:
– Еще, еще! Только не прекращай делать это!
Внезапно Фабрицио выпрямился и увлек ее к кровати. Она покорно позволила ему усадить ее на край матраца, надеясь, что уж теперь-то он точно ею овладеет. Однако у него имелись свои планы. Фабрицио сбегал куда-то и, к удивлению Меган, принялся туго обвязывать ее груди шелковым шарфом. Она не задавала вопросов, а только тихонько охала и стонала, предчувствуя недоброе.
– Ляг на спину! – приказал он.
– Мне все это не нравится, – собравшись с духом, промолвила Меган. – Развяжи мне глаза и включи свет.
– Хорошо. Но на этом наша встреча закончится, – холодно сказал итальянец, стягивая концы шарфа у нее на спине так крепко, что у нее перехватило дух.
Меган умолкла, испытывая легкое головокружение от давления шелковой ткани на груди и ребра и боль в промежности, горячей и дрожащей от неутоленной страсти. Желая успокоиться и расслабиться, она удобнее улеглась на кровати и раскинула в стороны руки и ноги. Но лишь только ее сердце начало биться ровнее, как Фабрицио преподнес ей новый сюрприз – он облил ее какой-то холодной жидкостью. Пронзительно взвизгнув, Меган вскричала:
– Какого дьявола! Что за странные фокусы?
– Расслабься, милая, и не суетись. Контраст в ощущениях усилит твое удовольствие, – сказал итальянец.
– Но мне холодно!
– Зато потом станет приятно. Я чувствую, что тебе уже хорошо, притворщица! – сказал Фабрицио, щупая ее твердые соски одной рукой, а другой поглаживая набухшие срамные губы.
Меган собралась было возразить, но он наклонился и запечатал ей рот поцелуем. По телу Меган пробежала горячая волна, ее бедра непроизвольно пришли в движение. Фабрицио стал сосать соски через ткань и поочередно дуть на них. По коже Меган поползли мурашки, ей показалось, что у нее зашевелились волосики на затылке и лобке. Груди стали набухать, но шелковая материя сдавливала их настолько сильно, что вскоре в сосках возникла боль. Она расползлась по животу и передалась клитору и влагалищу. Странное ощущение тяжести возникло даже в анусе. Меган заерзала на матраце и жалобно произнесла:
– Мне больно! Развяжи шарф!
– Разве тебе не доставили удовольствия мои поцелуи? – спросил Фабрицио и вновь принялся сосать ее стесненные шелковой тканью груди. Но этого Меган показалось мало, ее пылающее от внутреннего жара лоно взывало о быстрейшем заполнении его мужской плотью, клитор требовал массажа с не меньшей настойчивостью, а промежность ныла, истосковавшись по легким шлепкам по ней яичек. Однако Фабрицио пока не выказывал желания задрать ей ноги и вогнать во влагалище свой причиндал. Он продолжал сосать ее груди, словно голодный младенец.
Наконец он сжал ее бедра и согнул ей в коленях ноги, шумно дыша и царапая ногтями ее кожу. Меган представила себе его искаженное сладострастием лицо и громадный твердый пенис, нацеленный на ее вульву, и низ ее живота тотчас же напрягся так, что заболел лобок. Внезапно кто-то невидимый раздвинул пальцами ее влажные половые губы и стал легонько поглаживать ее трепещущий клитор.
– Кто это? – грудным голосом спросила она. – Фабрицио, здесь кто-то посторонний? Я чувствую в себе его палец! Ой!
– Тише, глупышка! Это же Алессандра, – сказал Фабрицио. – Она хорошо к тебе относится.
– Нет! Пусть она уйдет! – завизжала Меган.
– Тогда уйду и я! – Фабрицио отстранился и снова облил ее ледяной водой.
Меган взвизгнула и затряслась, задыхаясь от возмущения и непривычных ощущений в лоне. Алессандра ритмично вводила два пальца в ее судорожно сжимающееся влагалище, нажимая основанием большого пальца на клитор. Меган взвыла в полный голос и замотала головой, пронзенная ослепительным, головокружительным, небывалым оргазмом.
– Великолепно! – восхищенно заметил Фабрицио. – Она готова? – спросил он, обращаясь к Алессандре.
– Соки текут из нее ручьями, – ответила Алессандра, деловито орудуя рукой в хлюпающей вульве Меган. – Пожалуй, я введу туда еще один пальчик, – добавила она и незамедлительно осуществила свою идею.
Меган зарыдала.
– Пора пускать в ход мраморный фаллоимитатор, – задумчиво произнес Фабрицио. – Она вполне для него созрела.
Меган оцепенела, услышав это, но итальянец, не дав ей промолвить ни слова, начал ее жарко лобзать и теребить ей груди. Задыхаясь, она стала царапать ему спину ногтями и подпрыгивать на кровати. Фабрицио отстранился и, рассмеявшись, освободил ее груди от шелковых пут. Меган судорожно вздохнула, и он стал сосать ее соски, поглаживая ладонями плечи и бока. Меган томно вздохнула и расслабилась.
В следующий миг Алессандра ловко просунула ей в лоно какую-то твердую холодную и здоровенную штуковину.
– Это уже слишком, – промолвила Меган, понимая, что это лишь начало новой игры Фабрицио.
– Потерпи немного! Это самый маленький искусственный пенис из моей коллекции. Он поможет тебе расслабиться.
– По-моему, ее нужно как-то отвлечь, – сказала Алессандра, видя, что у Меган начинается истерический припадок. Бедняжка жалобно хныкала и дрожала то ли от страха, то ли от переполнявших ее новых ощущений. Она явно балансировала на грани нервного срыва, ошеломленная бесцеремонными манипуляциями с ее половыми органами двух посторонних людей, которые, судя по их репликам и поведению, давно потеряли всякий стыд. Но интуиция подсказывала ей, что для ее же пользы лучше не сопротивляться и выполнять все их указания.
Фабрицио никак не отреагировал на замечание, оброненное его любовницей, и Меган подумала, что он сейчас начнет утешать ее, скорее всего лаская своим языком. Каково же было ее изумление, когда он молча огрел ее по животу кнутом, отчего кожа на месте удара вздулась и запылала. Пронзительный крик Меган потряс стены спальни, даже стекла окон задрожали. Фабрицио же спокойно пробормотал:
– Боль скоро перерастет в блаженство, потерпи, милая!
Он лизнул кончиком языка больное место, и Меган сразу же стало значительно лучше. Алессандра воспользовалась этим и просунула каменный фаллос поглубже в ее многострадальное влагалище. Меган попыталась было возражать, но блудница с бесстыжими фиалковыми глазами сжала пальцами ее клитор, и охота спорить у нее пропала. Издав тоскливый вздох, она целиком отдалась на волю своих мучителей и вскоре была вознаграждена за свои страдания каскадом бурных оргазмов. Меган так буйно извивалась и прыгала на кровати, что чуть было с нее не свалилась. Но Алессандра и Фабрицио вовремя подхватили ее на руки и спасли от увечья.
– Вот видишь, я оказался прав, – наставительно произнес Фабрицио, когда она отдышалась и обрела способность соображать. – А ты, глупенькая, боялась. Что ж, пожалуй, на сегодня с тебя достаточно.
– Нет! – вскричала Меган. – Я хочу еще!
– Ну, тогда держись, крошка, – зловещим голосом сказала Алессандра и, вытянув из ее измочаленного лона мраморный фаллоимитатор, немедленно вогнала его обратно другим, тупым, концом. Меган охнула и замерла, боясь пошевелиться. Неугомонная блудница рассмеялась и начала вертеть рукой каменную игрушку, отчего у Меган зарябило в глазах, а в горле застрял ком. Давление мрамора на стенки влагалища быстро нарастало, и вскоре в головке клитора возникла пульсация.
На мгновение все ее тело свело судорогой, и ей показалось, что она сейчас умрет. От этой мысли ее прошиб холодный пот.
– Она уже готова, – констатировал Фабрицио, пощупав ладонью ее лоб. – Пора оживлять. – Он взмахнул рукой и огрел ее кнутом по животу.
– Ай! – вскрикнула Меган. – Не надо! Мне больно!
– Нет, надо! – прохрипел итальянец. – Ты сейчас это поймешь.
Он ударил ее еще раз, задев концом кнута лобок. В тот же миг боль превратилась в райское блаженство, и Меган увидела небо в алмазах. Потеряв всякий стыд, она взвыла и запрыгала на кровати, охваченная неописуемым удовольствием.
Дверь с тихим скрипом открылась и закрылась. Фабрицио развязал повязку и помог Меган встать с кровати. С трудом сохранив равновесие, она повертела головой и, убедившись, что Алессандра ушла, тихо произнесла:
– Ничего подобного я никогда еще не испытывала.
– Одевайся и ступай к себе спать, – сказал Фабрицио и сунул ей в руки одежду. – Уверяю тебя, глупышка, это еще цветочки. Ты не представляешь, какие ягодки у тебя впереди!
Меган прикусила язык, быстро оделась и ушла.
На другое утро Леонора спустилась в столовую пораньше, чтобы взглянуть на англичанку, прошедшую накануне обряд инициации, предваряющий длинный цикл ее полного растления. Однако ни Фабрицио, ни Меган на завтрак не пришли, появилась лишь одна Алессандра.
– Ну, рассказывай, как все прошло вчера! – попросила Леонора, сгорая от любопытства.
Алессандра повертела в руках гренок, отхлебнула из бокала апельсинового сока и, облизнув губки, промолвила:
– Было довольно-таки забавно.
– Забавно? Как это понимать? Выражайся яснее! Она сопротивлялась? Кричала? Кусалась? Царапалась? Ругалась?
– Да, но лишь поначалу. И вообще мне показалось, что ей это затея не по душе, хотя она и притворилась, что осталась довольна. По-моему, она просто не хотела ссориться с Фабрицио. – Алессандра впилась зубами в гренок и стала с аппетитом его поглощать.
– Значит, она все-таки испытала оргазм? И как я догадываюсь, не один? – не унималась Леонора, желая услышать подробности.
Алессандра доела гренок, сделала еще глоток сока и неохотно ответила:
– Она кончила раз десять подряд.
– Жаль, что я при этом не присутствовала! – с досадой воскликнула Леонора. – Какой же мой братец все-таки негодяй! Лишил самых близких ему людей такого редкого удовольствия.
– Если бы Меган поняла, что в спальне собралась целая орава извращенцев, она бы в ужасе убежала оттуда, прыгнула в свою машину и исчезла в ночи, – сказала Алессандра и взяла с тарелки сандвич с ветчиной. – Она и так чуть не умерла со страху, когда сообразила, что в комнате нахожусь я.
– Расскажи мне поподробнее! – попросила Леонора, ерзая на стуле.
Но Алессандра отмахнулась от нее, заявив, что она не выспалась и не расположена чесать языком.
– Но ты по крайней мере нашла в себе силы спуститься на завтрак, – миролюбиво промолвила Леонора, решив добиться своего хитростью, – а бедняжка Меган вообще не вышла из спальни. Неужели у нее исчез аппетит?
– Ей просто стыдно смотреть мне в глаза после вчерашнего, – сказала Алессандра.
– Представляю, что она там вытворяла! – воскликнула Леонора. – И когда же состоится следующий сеанс? Надеюсь, уж на этот раз меня допустят к ее телу?
Алессандра доела сандвич, допила сок и, встав из-за стола, ответила:
– Об этом спроси лучше у своего брата. А мне нужно позвонить своему агенту. Возможно, завтра мне придется улететь в Милан на съемки рекламного клипа.
– Будь я на твоем месте, я бы отсюда теперь не уехала. Ведь Меган легко может отбить у тебя любвеобильного братца. Ты ведь знаешь, что он привык менять любовниц как перчатки, – предостерегла ее Леонора.
– Мне это и без тебя давно ясно. Я считаю, что насильно все равно мил не будешь. Пусть развлечется с этой девчонкой, раз ему этого хочется. А мне такие забавы не по нутру, я от них устала. Лучше займусь своей прежней работой, подиум и восторженная публика меня успокаивают. Может быть, найду себе нового богатого любовника, не хуже Фабрицио.
– Не принимай его забавы близко к сердцу, – попыталась успокоить ее Леонора. – Меган для него всего лишь очередное развлечение. А любая игра рано или поздно заканчивается.
– Ты в этом уверена? – спросила Алессандра. – А вдруг она завершится не в мою пользу? И как долго она еще продлится?
– Срок действия договора с Меган – всего полгода. А потом она вернется домой, обогащенная щедрым вознаграждением и новым сексуальным опытом. Фабрицио же успокоится и снова будет заниматься любовью только с тобой, – сказала Леонора.
– Что ж, время покажет! – воскликнула Алессандра. – Извини, но я вынуждена тебя покинуть. Еще увидимся позже!
Оставшись в столовой одна, Леонора стала строить планы на первую половину этого дня. Можно было бы совершить верховую прогулку, но Ренато не мог составить ей компанию, так как Фабрицио поручил ему какую-то срочную работу. Она озабоченно нахмурилась и, встав из-за стола, побрела в конюшню. Учуяв хозяйку, ее любимый гнедой мерин радостно заржал, и настроение у Леоноры тотчас же улучшилось. Она решила, что нужно обязательно покататься часок-другой верхом, чтобы разогнать тоску и скуку.
Вернувшись с прогулки, Леонора, к своему удивлению, не застала на месте конюха и была вынуждена сама распрягать коня. Сняв с мерина седло и сбрую, она обтерла его скребком, насыпала ему в кормушку овса, долила воды в кадушку и уже направилась было к выходу, когда путь ей внезапно преградил Франко.
– Что тебе надо? – спросила она.
– Я хотел тебя увидеть, – ответил он.
– Прекрасно! Ну, посмотрел – и прочь с моей дороги! Мне нужно вернуться в дом. – Она теряла терпение.
Но Франко не сдвинулся с места.
– Ты оглох? Пропусти, а то тебе не поздоровится! – с угрозой в голосе воскликнула она.
– А что ты мне сделаешь? – насмешливо спросил Франко.
– Не уйдешь с дороги – пожалеешь, – прошипела Леонора.
– Неужели? – Франко иронически вскинул брови. Леонора взмахнула кнутом и огрела им его по плечу.
В ответ он влепил ей звонкую пощечину. Она отшатнулась и вскричала:
– Негодяй! Ты посмел ударить женщину!
– Ты первая меня ударила! – прорычал он, наступая на нее.
– Если я расскажу об этом брату…
– Но ведь ты ему не расскажешь, не так ли? – сказал он и прижал ее к стене конюшни. – Тебе ведь хочется позабавиться со мной, признайся!
Франко ухватил ее за грудь одной рукой, а другую просунул ей в промежность. Она завизжала и попыталась высвободиться, но он держал ее крепко. Тогда она воскликнула:
– Грубиян! Убери свои лапы! Предупреждаю тебя в последний раз – оставь меня в покое, иначе у тебя возникнут серьезные неприятности.
– Не пугай меня, Леонора, – с усмешкой ответил Франко. – Ведь я вижу тебя насквозь и знаю, чего тебе хочется.
Говоря все это, он яростно тер рукой ее вульву и тискал другой рукой ее грудь. Леонора почувствовала, что она возбуждается, и невольно обмякла. Воспользовавшись ее минутной слабостью, Франко сжал ее в объятиях и прижался эрегированным пенисом к низу ее живота. Леонора взвизгнула, и ее гнедой мерин испуганно заржал и забил копытом. Франко наклонил голову и стал целовать Леонору, сжав руками ее запястья.
– Ты ведь хочешь, чтобы я взял тебя здесь силой, признайся! – настаивал он. – Тебе нравится, когда мужчина действует грубо и быстро.
– Отпусти меня, мерзавец! – ответила она, не желая признаваться, что ему удалось ее возбудить.
– Ты маленькая лгунья! – с ухмылкой сказал он.
Леоноре удалось высвободить руку, и она не преминула этим воспользоваться и ударила его кулачком в грудь.
– Ах, да ты дерешься! – возмутился Франко и рывком разорвал на ней рубаху.
Леонора ахнула и затрепетала. Он стал ласкать ее обнаженные груди и тискать ягодицы. Трусики Леоноры моментально пропитались соками. Он пощупал ее вульву и расхохотался.
– Вот видишь, похотливая сучка, я оказался прав. Признайся, что тебе хочется отдаться мне прямо в стойле, и я немедленно доставлю тебе удовольствие. Я трахну тебя во все твои отверстия, ты останешься довольна!
Леонора медлила с ответом, пытаясь выиграть время и притупить его бдительность. Она не привыкла, чтобы с ней обращались так бесцеремонно, и злилась на себя за то, что позволила этому нахалу вызвать в ней вожделение самым скотским образом. Ее еще никто не имел в конюшне, но, как это ни удивительно, ей этого хотелось. Ее истекающая соками вульва требовала срочного и немилосердного совокупления, максимально грубого и сопровождаемого громкими животными выкриками. Однако рассудок упрямо противился такому постыдному грехопадению, и Леонора, собрав остатки воли в кулак, двинула им снизу Франко по мошонке. Пронзенный чудовищной болью, он отпустил ее и, согнувшись пополам, прохрипел:
– Ты пожалеешь об этом!
– Разве тебе это не приятно? – с невинным видом спросила она. – Ну, теперь можешь взять меня, я согласна.
– Ты ведь понимаешь, что теперь я уже не смогу, дрянь! – морщась от боли, проскулил он.
– Слабак! А еще строишь из себя мужчину! – презрительно бросила ему Леонора и, оттолкнув его, направилась к выходу.
– Все равно я тебя трахну! – в отчаянии крикнул он ей вслед. – Я лучше, чем твой Ренато. Дай мне знать, когда он тебе надоест! Я всегда к твоим услугам.
– Не дождешься! – огрызнулась она и, вернувшись, огрела его кнутом по спине на прощание, да так, что у бедняги слезы брызнули из глаз. Победно ухмыльнувшись, Леонора повернулась и ретировалась.
Очутившись наконец в своей комнате, она разделась, швырнула потную одежду в бак для грязного белья и залезла в ванну, чтобы отмокнуть в горячей воде и привести в порядок свои нервы и мысли. Анализировать происшествие в конюшне ей совершенно не хотелось, она уже поняла, что связываться с Франко ей не стоит. Ничем хорошим это для нее закончиться не могло, потому что каждый из них норовил бы доминировать в сексе. И хотя столкновение двух сильных натур и сопровождалось бы высечением искр, продолжительная любовная связь неминуемо испепелила бы их. А состариться прежде времени или умереть в расцвете лет ей совершенно не хотелось.
Выйдя из ванной, Леонора легла ничком на кровать и стала яростно мастурбировать, чтобы унять чрезмерную похоть. Обычно она контролировала этот процесс, но сегодня оргазм сотряс ее совершенно внезапно уже спустя минуту. Она отдышалась, обтерла мокрую руку о простыню и забылась сном. Как это ни странно, ей приснилась голая Меган, которую она немилосердно била кнутом по заду.
Усевшись за письменным столом в библиотеке, Меган просматривала свои записи, сделанные во время консультации у букиниста накануне вечером. Но воспоминания о случившемся с ней несколько позже, ближе к полуночи, мешали ей сосредоточиться. Анализируя собственное поведение и поступки Фабрицио и Алессандры, она не находила им разумного объяснения и постепенно впадала в ажитацию. Разумеется, легче всего было бы возложить всю вину за этот возмутительный аморальный эксцесс на Фабрицио, который исподволь приучил ее грешное тело к наслаждению. Однако внутренний голос настойчиво напоминал ей, что она обязана разделить с ним ответственность, поскольку сама не слишком противилась проснувшимся в ней темным желаниям. Более того, она получила удовольствие от этого развратного акта. И ни страх, ни боль, которые ей довелось испытать в процессе своего грехопадения, не могли служить ей оправданием, поскольку они лишь обострили ее сладостные ощущения.
Так что же будет с ней дальше? Предложит ли Фабрицио повторить оргию, случившуюся минувшей ночью в его опочивальне на верхнем этаже особняка? Или же ей лучше забыть о нем, посчитав, что этот секс втроем явился завершением их непродолжительной интрижки? Быть может, овладев ею столь извращенным образом и при живом участии Алессандры, Фабрицио дал ей понять, что он не намерен отвергать ради нее свою прежнюю пассию? Все эти вопросы так разволновали Меган, что она отложила в сторону записи, вскочила из-за стола и начала расставлять книги по полкам. Работы у нее был непочатый край, и порой Меган начинала сомневаться, что сумеет выполнить ее в срок, предусмотренный контрактом. Вряд ли Фабрицио не понимал, что их интимные отношения отвлекают ее от основного дела. Следовательно, рассудила Меган, он еще во время собеседования задумал совратить ее. Но почему он так заинтересовался именно ею? До него ни у одного мужчины она не вызывала вожделения, пожалуй, даже у Ника. Значит, сделала она логический вывод, ему удалось почувствовать в ее натуре какие-то тайные стороны, о которых она сама раньше не подозревала.
– Ну, как успехи? – раздался у нее за спиной голос вошедшего в библиотеку Фабрицио.
Едва не упав со стремянки, Меган судорожно вцепилась в перекладину стеллажа и сделала успокаивающий вздох. Фабрицио подбежал к ней и схватил ее за талию, опасаясь, что она потеряет равновесие и рухнет на пол.
– Ты вся дрожишь, – промолвил он. – Неужели я так тебя напугал?
– Нет, я просто задумалась о своем, – пробормотала она.
– Интересно, о чем же? Или это секрет?
– Честно говоря, я не могу забыть прошлую ночь, – чуть слышно пролепетала Меган.
– Ты имеешь, наверное, в виду свою встречу с букинистом, затянувшуюся до позднего вечера? – переспросил Фабрицио. – Кстати, как его зовут?
– Фрэнсис Блейкни, – растерянно ответила Меган. – Однако…
– Да, это имя мне знакомо, мой дядюшка упоминал его пару раз в своих письмах. Мистер Блейкни сказал, что он знавал моего дядю?
Меган медлила с ответом, не понимая, почему Фабрицио перевел разговор на букиниста. Неужели он всерьез подумал, что этот старичок врезался ей в память? Неужели ему не понятно, что ее мысли заняты бурными событиями минувшей ночи, происшедшими в его спальне, а не каким-то книжным червем!
– Да что с тобой сегодня, Меган? Ты не выспалась? – спросил Фабрицио.
– Может быть, – сказала Меган, начиная злиться. – А вы?
– Ты имеешь в виду меня и Алессандру? – переспросил он.
Меган передернуло от злости, даже имя его белокурой любовницы пробуждало в ней ярость.
– Разве ты не помнишь, что она покинула мою спальню до того, как из нее ушла ты? – не дождавшись ответа, сказал он.
– Я была несколько взволнована, – промолвила Меган. – И настолько утомлена, что уснула, как только добралась до кровати. А утром я впервые в жизни не проснулась от звонка будильника.
– Ах вот оно как! Понимаю. Ты и в самом деле, очевидно, переутомилась, отсюда и провалы в памяти. Ну а как ты чувствуешь себя сейчас? Дела потихоньку продвигаются? – Фабрицио окинул взглядом помещение.
Меган была готова устроить ему истерику и потребовать, чтобы он ей немедленно все объяснил. Но он с невозмутимым видом продолжал озираться по сторонам.
– Я в смятении, – призналась Меган. – Я никогда не позволяла себе ничего подобного тому, что произошло вчера в твоей спальне.
– А что же тебя смущает? – вскинув брови, спросил он.
– Я не знаю, как мне жить после всего этого. Что со мной будет? – выпалила она.
Фабрицио открыл иллюстрированную книгу по итальянской скульптуре и стал ее листать.
– Ба! – вдруг воскликнул он, ткнув указательным пальцем в одну из фотографий. – Да это же знаменитая скульптурная композиция Сансовино «Бахус и Фавн»! Легенда гласит, что позировавший ему подмастерье простудился, стоя голым на холоде, заболел, сошел с ума и вскоре умер. Воистину подлинное искусство требует жертв! А ты что об этом думаешь?
– Честно говоря, я как-то над этим не задумывалась, – ответила Меган, совершенно сбитая с толку. – Наверное, так оно и есть. Но в данном случае не совсем понятно, почему пострадал несчастный ученик знаменитого мастера. Ведь лавры славы достались вовсе не ему, и никакого удовлетворения от творческого процесса он тоже не испытал.
– Это не совсем так. Он помогал скульптору создать шедевр, вдохновлял его своей обнаженной фигурой. Следовательно, он тоже причастен и к творческому процессу, и к успеху. Молва сохранила его имя – Пиппо дель Саббро, а это уже что-то значит. Не всякому натурщику удается войти в историю! – Фабрицио выдержал паузу и добавил:
– Вчера ночью ты получила возможность убедиться, как приятно принимать участие в коллективном творчестве. Согласись, что нам с Алессандрой нельзя отказать в изобретательности. Ты только что призналась, что ничего подобного прежде не испытывала. Следовательно, ты не только открыла для себя новые горизонты, но и оказалась активной участницей оригинального, новаторского полового акта!
Ошеломленная столь оригинальной трактовкой группового блуда, Меган ошалело захлопала глазами, утратив дар речи. Лицо ее обрело пунцовый оттенок, колени задрожали.
– Поверь, я не хотел повергать тебя в смятение, дорогая, – вкрадчиво продолжал Фабрицио. – Но ведь все закончилось благополучно! Мы все получили удовольствие. Кстати, в моем кабинете стоит копия этой скульптуры, если желаешь, я покажу ее тебе. Она действительно великолепна!
– Все это чудесно, – придя в себя, сказала Меган. – Но я так и не услышала ответа на свой вопрос.
– Какой вопрос? – с неподдельным удивлением спросил Фабрицио.
– Я хотела бы знать, что будет дальше, – сказала Меган.
– Это зависит от тебя, – с улыбкой ответил Фабрицио. – Насколько я понимаю, наслаждения, к которым я приобщил тебя, пришлись тебе по вкусу. Ты готова продолжать подобные развлечения?
– Да, – сдавленным голосом ответила она.
– Вот и славно! Тогда встретимся сегодня в девять вечера на втором этаже в игровой гостиной. Надеюсь, что и на этот раз ты останешься довольна нашими играми. – Фабрицио загадочно улыбнулся.
– Но я слабо разбираюсь в карточных играх, – неуверенно промолвила Меган. – А всяческие шарады я вообще не переношу.
– Я имел в виду совершенно другие игры, – сказал Фабрицио и, схватив за плечи, привлек ее к себе. – Мы здесь иногда позволяем себе весьма оригинальные развлечения, и к участию в них допускаются лишь избранные.
У Меган перехватило дух. С трудом поборов волнение, она спросила:
– И кто же будет участвовать в этих забавах сегодня ночью?
– Мы с Алессандрой и Леонора с Ренато.
– А как же я? Или меня приглашают в качестве зрительницы?
– Разумеется, и ты тоже, – кивнув, успокоил ее Фабрицио. – Более того, тебе отводится главная роль в маленьком спектакле, который мы сыграем. Надеюсь, что ты нас не подведешь, дорогая, и не пойдешь на попятную в последний момент.
– Как я могу что-то обещать заранее? А вдруг мне что-то не понравится? – поколебавшись, промолвила Меган.
– Поверь, тебе все понравится, – сказал Фабрицио. – Вчера ночью, наблюдая игру эмоций на твоем лице, я понял, что не ошибся в тебе. Как я и предполагал, ты чудесным образом вольешься в наш коллектив и привнесешь в нашу скучную жизнь свежую струю. Нужно только суметь преодолеть определенные испытания ради достижения конечной цели, как это сделал когда-то ученик и помощник великого скульптора.
– И в чем же заключается эта конечная цель? – хрипло спросила Меган.
– Это ты узнаешь, когда придешь вечером в игровую гостиную, – уклончиво ответил Фабрицио.
Тревожное предчувствие, охватившее Меган после этого разговора, не оставляло ее на протяжении всего дня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обитель порока - Кубелли Лючия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Обитель порока - Кубелли Лючия



Ах, Фабрицио, Фабрицио..)))
Обитель порока - Кубелли ЛючияАлиса
22.02.2012, 13.40





САМОЕ ГАДЛИВОЕ ЧТИВО. БЕССМЫСЛЕННОЕ ПОРЕВО.
Обитель порока - Кубелли ЛючияКАТЯ
22.09.2012, 20.33





Боже! Не ужели такое еще пишут..... роман должен быть романом о любви, а это ПОРНО отдыхает.
Обитель порока - Кубелли ЛючияНАДЕЖДА
7.11.2012, 8.56





одна гадость не рекомендую
Обитель порока - Кубелли Лючияанна
26.04.2013, 9.51





Даже для порно слабовато)))) Описание "постельных" сцен вызывает улыбку,для извращенцев у них слабовата фантазия.Честно даже возмутиться не могу как то наверно это лёгкий вариант порно.
Обитель порока - Кубелли ЛючияНика
11.06.2016, 13.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100