Читать онлайн Обитель порока, автора - Кубелли Лючия, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обитель порока - Кубелли Лючия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обитель порока - Кубелли Лючия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обитель порока - Кубелли Лючия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кубелли Лючия

Обитель порока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Совсем иные мысли обуревали в связи с болью Меган Стюарт, когда она, сидя в библиотеке, то и дело морщилась и поглядывала на настенные часы, с нетерпением ожидая встречи со своим стоматологом.
– Болит? – участливо спросила у нее Элис, ее помощница.
– Да, – кивнула Меган. – Ненавижу зубную боль! Слава Богу, мучиться мне осталось недолго.
– Не могли бы вы помочь мне отыскать на полке книгу, юная леди? – обратился к ней читатель средних лет, щуря близорукие глаза. – Вот уже полчаса, как я безуспешно пытаюсь ее найти.
Меган вымучила любезную улыбку и пошла рыться на полке. Разумеется, выяснилось, что кто-то сунул детектив в раздел исторических романов.
– Так я и думал! – злорадно воскликнул мужчина. – Обыкновенная безответственность! Впрочем, ничего иного от современной молодежи ждать и не приходится.
– Извините, я даже не знаю, как это произошло, – промямлила Меган. – Уверяю вас, что это больше не повторится.
– Я в этом сильно сомневаюсь, барышня, – сухо произнес читатель и, схватив роман, отошел к своему столу.
Меган стало обидно до слез. Мало того что ей выпало париться в читальном зале в жаркий летний день, когда в публичную библиотеку, спасаясь от зноя и скуки, устремляются пенсионеры и детвора, не уехавшая на каникулы из города. С раннего утра ей не давала покоя зубная боль! В левой щеке то и дело подергивало, стреляло и ныло так, что порой ей хотелось выть и плакать. Жалоба сварливого читателя окончательно выбила ее из душевного равновесия.
Некоторое облегчение она испытала лишь в два часа пополудни, очутившись наконец в приемной дантиста. Не будь она такой трусихой, она бы не довела свой зуб до столь огорчительного состояния и не дрожала бы теперь от страха, ожидая, когда ее пригласят в кабинет. Нормальные люди регулярно проходят профилактический осмотр, а не дожидаются, пока возникнет дупло, занудно твердил ей внутренний голос. Желая отвлечься от его наставлений, Меган стала думать о предстоящих выходных. Увы, ничего экстраординарного они ей не сулили. В субботу вечером она, как обычно, собиралась пойти с Ником в паб, где он встречался со своими дружками, чтобы потрепаться с ними о футболе. Потом, осоловев от пива и табачного дыма, они вернутся в ее квартиру и перепихнутся. После этого Ник моментально захрапит, а ей придется до утра утешаться мастурбацией. На следующее утро, в воскресенье, Ник снова трахнет ее по привычке, а потом пустится в разглагольствования о своей работе. Неудовлетворенная такой перспективой, Меган пробормотала себе под нос:
– Нет, это не жизнь! Имею же я, в конце концов, право хоть на какое-то удовольствие?
– Простите, вы что-то сказали? – спросила у нее дама, сидевшая с ней рядом.
– Ах, извините меня, ради Бога! Я задумалась и стала рассуждать вслух, – смущенно ответила Меган, виновато улыбнувшись.
Острая боль вновь пронзила ее скулу, и она потерла щеку ладонью, надеясь, что это ей поможет. Дама с опаской покосилась на нее и пересела на другой стул, словно бы опасаясь подхватить от нее бациллу сумасшествия.
Меган тяжело вздохнула и потянулась за лежавшим на столике иллюстрированным журнальчиком. Однако листать его она не стала, а сразу же раскрыла на странице объявлений: а вдруг ей повезет, и она устроится на какую-нибудь новую, более интересную, работу! Что ни говори, а публичная библиотека – это не самое подходящее место для симпатичной двадцатитрехлетней девушки. Так ведь недолго и зачахнуть от скуки!
К своему немалому удивлению, Меган обнаружила, что особым спросом в это лето пользуются компаньонки и сиделки для престарелых и одиноких больных. Такое занятие ее совершенно не прельщало, поэтому она собралась уже было перевернуть страницу, как вдруг заметила в нижнем углу любопытное объявление, помещенное в рамке. Его текст гласил: «Срочно требуется помощница для разбора и каталогизации большого собрания старинных и редких книг. Усердный и квалифицированный труд будет хорошо оплачен, проживание в усадьбе в Суссексе и питание бесплатно. С предложениями просьба обращаться письменно по нижеуказанному адресу. Срок работы – приблизительно шесть месяцев».
– Мисс Стюарт, пройдите в кабинет, – раздался голос медицинской сестры.
У Меган екнуло сердце, она поспешно засунула журнал в сумку и вскочила со стула. Объявление, опубликованное в рамочке, ее заинтриговало – сменить суматошную работу в публичной библиотеке на неспешную разборку уникальных фолиантов она была не прочь, тем более что коллекция редких книг находилась в живописном предместье Суссекса.
Спустя двадцать минут, выйдя от дантиста уже без зубной боли, но с онемевшей от укола скулой, Меган отправилась не в библиотеку, а домой и, позвонив оттуда на работу, сказала, что ей нездоровится и она не придет. После этого она вновь прочитала заинтересовавшее ее объявление и окончательно решила на него откликнуться. Сердце подсказывало ей, что грешно упускать редкий шанс изменить свою судьбу.
Меган понимала, что с Ником ей лучше по этому поводу не советоваться, поскольку его ее теперешнее положение вполне устаивало. Они встречались уже почти год, и чутье подсказывало ей, что он уже созрел, чтобы сделать ей предложение. Самое ужасное в этой истории было то, что ей не хотелось становиться его женой. Однако и отказать ему она бы не решилась, отчасти из опасения остаться старой девой, но в большей мере просто из-за своего слабоволия. Замужество означало конец вольной жизни и начало вечной каторги под названием «супружество». А становиться в ближайшее время матроной Меган не собиралась, так как еще не успела насладиться молодостью и чего-то достичь.
Рассудив таким образом, она написала автору объявления в журнале письмо, но в последний момент струсила и решила посоветоваться со своей подружкой Кэтти. Та с восторгом одобрила ее затею и порекомендовала ей не тянуть с ее осуществлением. Поэтому Меган отправила письмо в тот же вечер.
Никому, кроме Кэтти, она об этом не рассказывала, поэтому, не получив ответа в течение нескольких дней, даже мысленно похвалила себя за благоразумие и выкинула мысли о новой жизни из головы.
Спустя неделю она, однако, получила приглашение на собеседование. В связи с этим возникла необходимость срочно встретиться с Кэтти после работы в баре и все с ней обсудить.
– В чем ты мне посоветуешь туда поехать? – спросила Меган подружку.
– Надень что-нибудь не слишком вызывающее, – пожав плечами, ответила Кэтти. – Какие-то приличные туфельки, светло-коричневую юбку, желательно ниже колен, и скромную блузку ей в тон.
– Я тоже так подумала, – сказала Меган. – Тем более что работать мне придется снова в библиотеке, пусть и в частной.
– Но там по крайней мере у тебя появится возможность познакомиться с людьми из высшего общества! – заметила Кэтти. – Летом все сливки света обычно выезжают за город. А вдруг там окажется какой-нибудь богатенький молодой джентльмен, который влюбится в тебя и предложит тебе свою руку и сердце?
– Вряд ли он обратит внимание на серенькую мышку, одетую в коричневую юбку ниже колен и скромные туфли, – возразила Меган.
Кэтти расхохоталась.
– А ты примени классический трюк: на работу оденься как заурядная библиотекарша, нацепи на нос очки и уложи волосы на затылке в пучок. А как только объявится твой принц, немедленно перевоплотись в обольстительную красавицу! Уверена, что он перед тобой не устоит.
– Хватит меня подкалывать, Кэтти! На красавицу в духе эпохи Возрождения я не претендую, – ответила Меган, облизнув губки. – Но и сидеть сложа руки в своем читальном зале тоже не собираюсь. Мне хочется как-то изменить свою жизнь. Скажи честно, ты в самом деле считаешь, что на новом месте мне может улыбнуться фортуна?
– Разумеется! – с жаром воскликнула подруга. – По крайней мере от тебя отцепится Ник. Вы с ним явно не пара, супружество с ним обернется для тебя мукой. Вас связывают только привычка и постель.
– И даже как партнер он далек от моего идеала, – со вздохом призналась Меган.
– Тем более! Какие тогда могут быть сомнения? Дерзай, раз тебе нечего терять! – воскликнула Кэтти.
– По-моему, все-таки нужно все ему рассказать, – неуверенно промямлила Меган.
– Почему? С какой стати ты должна посвящать его в свои личные планы? К тому же тебе самой пока еще не все ясно. Может быть, ты им не подойдешь! Так что повремени с разговором с Ником еще недельку. Кстати, а когда именно состоится собеседование?
– В понедельник. Значит, по-твоему, мне лучше одеться поскромнее?
– Естественно! Вряд ли для работы в загородном доме потребуются туфли на шпильках и мини-юбка, если, конечно, это не тайный притон. Ну, мне пора бежать. У меня сегодня свидание с одним шикарным парнем. Он пригласил меня на ужин в ресторан. Желаю удачи. Позвони мне! Пока!
Отправляясь в Суссекс по указанному адресу, Меган предполагала, что это полуразрушенная усадьба, несущая на себе отпечаток былого великолепия и следы прискорбного упадка. Но, благополучно добравшись до места и припарковав свой яркокрасный «пежо» напротив гаража, она, к своему удивлению, увидела прекрасно сохранившийся особняк в стиле викторианской эпохи, возвышающийся над территорией в добрых двадцать акров. Никаких признаков декаданса вокруг не замечалось. Газоны, клумбы и дорожки содержались в безупречном порядке, а солнечные зайчики, жизнерадостно прыгавшие по окнам фасада, настраивали посетителя этого милого уголка на легкомысленный лад. Поборов неожиданно охватившее ее волнение, Меган поднялась по каменной парадной лестнице и нажала на кнопку звонка.
Открывшая дверь служанка, одетая в униформу, осведомилась у гостьи о цели ее визита и, предложив ей присесть на изящную кушетку, пошла докладывать владельцу дома. Окинув изучающим взглядом прихожую, Меган ощутила еще большую робость: в окружении такого количества антикварных ценностей ей бывать еще не доводилось. Старинные картины и гравюры на стенах, равно как бронзовые вазы и разнообразные статуэтки на подставках в нишах, явно были подлинными и дьявольски дорогими, а тяжелые фиолетовые портьеры и мраморный пол придавали интерьеру сходство с убранством дворцов. Но отступать было уже поздно – в конце коридора тихо скрипнула дверь и послышался звук чьих-то шагов.
Ожидая увидеть седоволосого английского аристократа, Меган замерла, лихорадочно припоминая правила этикета знакомства, принятые в высшем обществе. Однако владельцем особняка оказался молодой высокий брюнет с худощавым привлекательным лицом, одетый в модный синий костюм и белоснежную сорочку с галстуком. Высокие скулы, оливковая кожа и тяжелые веки, из-под которых на нее пытливо смотрели темные глаза, навели Меган на мысль, что перед ней итальянец. Он протянул ей руку и бархатистым баритоном промолвил:
– Здравствуйте, мисс Сьюарт! Надеюсь, что вы легко нашли мою обитель.
– Добрый день, сэр, – сказала она. – Я действительно нашла вашу усадьбу без особого труда, вы мне все чудесно объяснили по телефону.
– Умение все объяснить и верно организовать – неотъемлемая часть профессии менеджера, – самодовольно сказал надменный щеголь, не удосужившись представиться. – К сожалению, я чисто физически не справляюсь сам со всеми домашними делами, вот и пришлось дать в журнал объявление о том, что мне требуется опытный книговед. Давайте сразу же пройдем в библиотеку и за чашечкой отменного кофе по-итальянски обсудим все вопросы. Следуйте за мной.
Он повернулся к Меган спиной и быстро пошел по ковровой дорожке, нисколько не заботясь о том, поспевает ли за ним его смущенная гостья.
Меган последовала за ним, мысленно проклиная Кэтти за ее совет надеть скромные туфли и коричневую юбку. Впрочем, тотчас же подумалось ей, подруга заслуживает снисхождения: как можно было предугадать, что владелец усадьбы окажется щеголеватым итальянцем? Богатые иностранцы не так уж часто дают объявление в журнале «Сельская жизнь». Окажись обладатель коллекции старинных книг пожилым английским лордом, он наверняка одобрил бы ее строгий облик.
Библиотека была просторной и в буквальном смысле слова заваленной книгами. Войдя в нее, владелец этих букинистических сокровищ воскликнул:
– Как видите, работы здесь непочатый край!
– С вами трудно не согласиться. Кто-то уже пытался очистить эти авгиевы конюшни? – иронически спросила Меган.
– Нет. Однако прежде, чем мы продолжим наш разговор, я бы хотел исправить свою оплошность и представиться: меня зовут Фабрицио Балоччи.
– Очень приятно, – сказала Меган, глядя на первое издание книги «Алиса в Стране чудес» и отказываясь верить своим глазам: раритет валялся на кипе других редчайших изданий, словно никому не нужный хлам.
– Этот дом перешел к нам с сестрой по наследству от дяди совсем недавно, – продолжал Фабрицио, словно бы прочитав ее мысли. – Он жил здесь бирюком в течение тридцати лет и скопил изрядное состояние, занимаясь финансовыми аферами. У меня в Италии есть собственное дело, поэтому я бываю в Англии только наездом.
– Понимаю, – кивнула Меган, все больше утверждаясь во мнении, что книги не играют в жизни этого вертопраха существенной роли, а потому он вряд ли представляет себе их истинную ценность.
– Расскажите мне о себе, – попросил итальянец. – Чем именно вы занимаетесь?
Меган стала рассказывать ему о своей работе в публичной библиотеке, он слушал ее внимательно, однако несколько странно при этом улыбался, словно бы не доверял ей или подозревал, что не пройдет и недели, как она бесследно исчезнет, прихватив с собой наиболее дорогие фолианты.
– Я бы не назвал такую работу увлекательной, – наконец изрек он, словно бы размышляя вслух. – Можно зачахнуть от скуки.
Меган смутилась и замолчала, потупившись: проницательность мистера Балоччи повергла ее в замешательство.
– Позволю себе предположить, что и вы ею не удовлетворены, мисс Стюарт. Я угадал? Очевидно, вам хочется как-то изменить свою жизнь, наполнить ее новым содержанием, не так ли?
Меган осмелилась поднять голову и посмотреть ему в глаза: в них она прочла неподдельный интерес к ее персоне и благожелательность. Это ободрило ее, и она сказала:
– Вы правы, мне хотелось бы заняться чем-то более интересным, чем выдача бульварных романов одиноким пенсионерам.
– Не могу не отметить, что и в моем доме вам придется поначалу проводить большую часть своего времени в одиночестве, разбирая эти завалы макулатуры. Однако со временем вы подружитесь с моими коллегами, которые здесь обитают, и откроете для себя много нового. Нам бы хотелось, чтобы вы стали членом нашей семьи, почувствовали себя здесь как дома. Но во многом это будет зависеть от вас, мисс Стюарт. Скажите, у вас есть жених? – Фабрицио пронзил ее сверлящим взглядом.
Меган почувствовала, что у нее вспыхнул румянец на щеках, и, сглотнув ком, ответила:
– Разве это так важно? Какое отношение имеет моя личная жизнь к работе?
– Самое непосредственное, смею вас заверить! Если вы будете здесь работать, то мне бы не хотелось, чтобы вы покидали усадьбу на выходные, чтобы встретиться с женихом.
– Вы серьезно полагаете, что я стану работать без выходных? – вскинув брови, спросила Меган, пораженная такой откровенной наглостью работодателя.
– Я хочу, чтобы вы навели здесь порядок как можно скорее, мисс Стюарт, – нахмурив лоб, ответил итальянец. – Поэтому график вашей работы будет весьма напряженным. Я смогу предоставлять вам двухдневный отдых только один раз в три недели. Вас это не устраивает? Разумеется, я щедро компенсирую столь интенсивный труд и учту ваше усердие. Все это мы обговорим в договоре.
Меган облизнула губы и сказала:
– Собственно говоря, жениха у меня пока нет, но есть любовник, с которым я регулярно встречаюсь на протяжении года. Впрочем, это меня ни к чему не обязывает, – неожиданно для себя добавила она.
– Следует ли мне понимать ваши слова так, что он скорее ваш приятель, чем возлюбленный? – спросил проницательный итальянец.
– Ну, я бы не стала судить об этом столь категорично, – робко возразила Меган, все сильнее волнуясь. – Но…
– Можете не продолжать, я вас уже понял. Вы не станете тосковать о нем, живя в моем доме. Верно?
Меган молча кивнула.
– Я должен предупредить вас, что вы не сможете приглашать сюда своих друзей и знакомых, – строго добавил Фабрицио.
– Такая мысль даже не приходила мне в голову, – выпалила Меган.
– Скажите, у вас вообще был когда-нибудь жених? – вдруг спросил итальянец тоном полицейского, ведущего дознание.
– Нет, – ответила Меган, переступив с ноги на ногу. – Я не была ни с кем обручена.
– Следовательно, в отличие о многих своих сверстниц вы не торопитесь выскочить замуж? – немедленно последовал новый бестактный вопрос.
– Да, я не тороплюсь обзавестись семьей, – ответила Меган.
– Это великолепно! – удовлетворенно воскликнул Фабрицио, и глазки его похотливо заблестели. – Это свидетельствует о вашем стремлении лучше познать жизнь во всем ее многообразии. Что ж, весьма похвально, мисс Стюарт.
– Видите ли, мистер Балоччи, боюсь, что вы меня не правильно поняли, – поспешила уточнить свою мысль Меган. – Я имела в виду, что хочу получить о жизни больше знаний, читая полезные книги и обогащаясь мудростью минувших эпох. Вот почему я и работаю в библиотеке. Вы меня понимаете? Если бы мне хотелось ярких впечатлений и приключений, я бы перебралась в Америку. Не так ли?
– Не могу с вами полностью согласиться, мисс Стюарт, – улыбнувшись, возразил Фабрицио. – Уже одно то, что вы откликнулись на мое объявление, говорит о том, что вы стремитесь изменить свой привычный жизненный уклад. Уверяю вас, что вы на правильном пути. Вовсе не обязательно отправляться в поисках приключений за океан. Даже в своей стране человек, ищущий новых ярких впечатлений, порой обретает поразительный опыт. Во всяком случае, в моем доме вам не придется скучать. Мы, итальянцы, лучше англичан знаем, как следует наслаждаться жизнью и находить в ней новые грани.
Ошеломленная столь поразительными доводами, Меган не нашла что сказать в защиту своих соотечественников и не совсем уверенно промолвила:
– Мне кажется, что я сумею привести в порядок вашу библиотеку, для этого я имею и достаточный опыт, и необходимую квалификацию. Насколько я понимаю, вы хотите, чтобы ваши сокровища были каталогизированы? – Она захлопала глазами, ожидая ответа.
Но Фабрицио не ответил, он вообще больше не слушал ее, а дергал за шнур звонка, очевидно, вызывая дворецкого, чтобы тот выпроводил вон разочаровавшую его соискательницу вакансии.
– Вероятно, вы уже решили, по какому именно принципу должен быть составлен этот каталог, – излишне торопливо выпалила Меган, впадая в отчаяние и тщетно пытаясь исправить ситуацию в свою пользу, хватаясь за нелепые вопросы, как утопающий за соломинку. Она вдруг ощутила острую потребность получить эту работу, чтобы иметь возможность снова видеть этого смуглого брюнета и беседовать с ним, наблюдая игру эмоций на его привлекательном лице и впитывая исходящую от него мужскую энергию, от которой у нее кружилась голова и возникала легкая дрожь в коленях.
– Вы что-то сказали? – спросил он.
– Да, я хотела…
Дверь библиотеки распахнулась, и вошла девушка среднего роста, приблизительно того же возраста, что и Меган. По ее лицу, похожему на лицо Фабрицио, и в особенности по ее горящему взгляду Меган догадалась, что это его сестра. Однако она не была жгучей брюнеткой, ее волнистые волосы имели цвет липового меда, а прекрасно развитая фигура в костюме для верховых прогулок могла бы привести в восторг самого придирчивого ценителя женской красоты. Улыбнувшись брату, она похлопала кнутом по голенищу и, смерив гостью изучающим взглядом, мелодичным голосом спросила:
– Это и есть наша новая библиотекарша?
– Позвольте мне вас познакомить, – сказал Фабрицио и представил девушек друг другу. – Леонора совершенно не разбирается в книгах, предпочитая им лошадей, – добавил он и хохотнул, как породистый жеребец.
По спине Меган пробежала сладостная дрожь.
– Мой братец шутит, – с улыбкой проворковала Леонора. – Разумеется, я читаю различную литературу, главным образом любовные романы. А какие книги больше нравятся вам, Меган?
– Исторические, особенно мемуары знаменитых людей, – не задумываясь ответила Меган. – В них тоже немало игры страстей. Порой я поражаюсь тому, на какие опрометчивые поступки толкали людей сильные чувства в минувшие эпохи. Особенно любовь. Ради нее многие шли на безрассудный риск и, случалось, погибали. В наше время уже не встретишь героев, готовых на самопожертвование ради своей любимой.
– Вы полагаете, что раньше люди были более страстными, чем теперь? Или в нашу эпоху нравы стали строже? – насмешливо спросил Фабрицио. – Тогда вы заблуждаетесь.
– Я бы не отважилась судить о нравственности наших предков огульно, все люди разные, – уклончиво ответила Меган. – Впрочем, каждый склонен судить о других по себе…
– Вы правы, – сказала Леонора и, протянув ей руку, добавила:
– Рада была с вами познакомиться. Надеюсь, что мы еще встретимся и продолжим наш спор о морали и распущенности. А теперь позвольте мне вас оставить.
С этими словами она повернулась и вышла из комнаты, на прощание чуть заметно кивнув своему брату.
Проводив сестру рассеянным взглядом, Фабрицио предложил наконец Меган сесть и довольно резко сказал:
– Я принимаю вас к себе на работу.
Меган растерянно похлопала глазами, прочистила горло и промямлила:
– И вы не желаете взглянуть на мои бумаги?
– Я привык доверять своей интуиции, – сказал Фабрицио, хищно раздувая чувственные ноздри. – И тем не менее нам придется подписать договор, непременным условием которого станет ваше согласие не покидать этот дом, пока работа не будет выполнена. Я оставляю за собой право прервать контракт в любое время либо изменить его условия по своему усмотрению. Уверяю вас, что вознаграждение за ваши труды будет очень щедрым. А главное, вы станете членом нашей дружной семьи. Вы согласны?
Он вперил в нее гипнотизирующий взгляд, и по коже Меган поползли мурашки. Более того, она с ужасом почувствовала, что соски грудей твердеют, а промежность увлажняется. Нечто необъяснимое происходило с ней под воздействием этого удивительного итальянца, в ней пробуждались неведомые ей низменные желания и странные ощущения.
Охваченная противоречивыми эмоциями, Меган смущенно потупила глаза и пролепетала:
– Я польщена вашим доверием, мистер Балоччи, однако хотела бы взять текст договора домой и немного подумать. И если…
– Вероятно, я не достаточно ясно изложил вам свои мысли, – с раздражением перебив ее, воскликнул Фабрицио. – Контракт нужно подписать немедленно, прежде чем вы отсюда уедете.
– Простите, но я не привыкла принимать необдуманные решения, – сказала Меган, почуяв подвох. – По-моему, я не давала вам повода думать обо мне как о легкомысленной девице.
Фабрицио разочарованно вздохнул.
– Если вам угодно, вы можете взять копию договора с собой и поразмышлять над текстом на досуге. Однако я не могу поручиться, что за это время кто-нибудь посмекалистее не займет эту вакансию. Согласитесь, в Англии немало специалистов вашего профиля, но если вы подпишете договор прямо сейчас, я не стану встречаться с другими соискателями. Надеюсь, на этот раз я выразился достаточно ясно?
– В таком случае мне бы хотелось уточнить некоторые детали нашего соглашения, – сказала Меган, решив бороться до конца за это теплое местечко.
Итальянец энергично всплеснул руками:
– Это ваше право, мисс Стюарт! Предлагаю, однако, для начала совершить экскурсию по дому.
Даже не взглянув на свою собеседницу, он стремительно покинул библиотеку и пошел по длинному коридору. Меган покорно последовала за ним, ожидая увидеть некое крикливое подобие музейного зала. Но, к ее изумлению, ни антикварной мебели, ни массивных бронзовых канделябров в гостиной не оказалось, хотя картин там было великое множество. Светлая и просторная, она была обставлена удобной современной мебелью пастельных тонов, а вместо подсвечников повсюду стояли разнообразные изящные лампы. Внимание Меган привлекла картина Тициана, выполненная в сочных красных и золотых красках и с поразительной достоверностью.
– Это ведь знаменитый портрет дожа Андреа Гритти, Не так ли? – воскликнула она, подходя к полотну поближе, чтобы получше разглядеть его детали. – Обожаю работы Тициана! В них ощущается как поразительное мастерство этого гениального художника, так и его глубочайшее знание жизни!
– В таком случае вам надо обязательно взглянуть на его картину «Красавица», которая висит на площадке парадной лестницы, – сказал Фабрицио, подходя к ней сзади. – Облик изображенной на ней женщины полон таинственности, ее удивительные глаза завораживают смотрящих на нее мужчин и как бы говорят им, что женская натура навсегда останется для них загадкой. Согласитесь, трудно устоять перед соблазном разгадать хотя бы один из женских секретов, не так ли?
– Вам виднее, – чуть слышно ответила Меган, трепеща от волнения. Поеживаясь от горячего дыхания, которым согревал ее затылок Фабрицио, она лихорадочно соображала, к чему он клонит. Его странные намеки на особое радушие, которое окажут ей родные и близкие, явно сексуальная подоплека рассуждений о картине Тициана, вкрадчивый голос и плотоядные взгляды наводили ее на мысль, что в этом старинном уединенном доме происходит нечто необыкновенное и жутковатое.
Фабрицио прервал ход ее размышлений, промолвив:
– Здесь мы, как правило, собираемся по вечерам. А теперь давайте поднимемся в отведенную вам комнату. А по пути взглянем на «Красавицу».
Поднимаясь за ним по мраморным ступенькам, Меган действительно вскоре увидела знаменитое полотно итальянского живописца и замерла, пораженная его великолепием.
– Теперь вы понимаете, что я имел в виду, говоря о загадке, таящейся в ее глазах? – спросил Фабрицио, положив ей руку на плечо.
Тщетно стараясь не выдать охватившего ее волнения, Меган в течение минуты, показавшейся ей вечностью, рассматривала изображенную на картине женщину и заметила в ее взгляде не только загадочность, но и самодовольство, граничащее со злорадством. Всем своим видом куртизанка как бы говорила, что она видит мужчин насквозь и может вертеть ими, как ей вздумается.
– Она воистину прекрасна, – наконец промолвила Меган.
– Сама картина или изображенная на ней красотка? – расхохотавшись, спросил Фабрицио.
– Разумеется, живопись! Это шедевр!
– Вас не смутило загадочное выражение лица этой дамы?
– Вовсе нет. Я не вижу в нем ничего необычного, мне ясны все ее желания и помыслы.
– У вас поразительная интуиция, хотелось бы и мне вот так же просто читать чужие мысли, – пробормотал итальянец. – Ну а теперь давайте пройдем в вашу спальню.
Меган вздрогнула, почувствовав странную двусмысленность этого предложения, однако не подала виду, что она смущена, и спокойно последовала за Фабрицио.
Настойчивость, с которой он уговаривал ее поскорее покончить с формальностями, порождала у нее множество вопросов. Опытный менеджер не стал бы столь опрометчиво торопиться, заключая трудовое соглашение: ведь это выглядит, мягко говоря, не профессионально, так ведут себя только дилетанты, не уважающие интеллектуальный труд. Неужели в основе всех этих переговоров лежит банальное желание совратить наивную провинциальную англичанку, на которых, как она читала в романах, падки итальянские ловеласы? Может быть, не стоит идти с Фабрицио в спальню?
Сердечко Меган затрепетало, словно птичка, попавшая в сети. Но она собралась с духом и преодолела еще один лестничный пролет. Фабрицио распахнул дубовые двери опочивальни, предназначенной для нее, и воскликнул:
– Прошу!
Крик удивления и восторга чуть было не сорвался с ее губ, едва лишь она вошла в просторную комнату, в которой вполне могли бы поместиться три крохотные квартирки, подобные той, что была ее нынешним пристанищем в Линкольне. Изумительные тисненые розовые обои создавали приятный тон для огромной кровати с набивной спинкой в изголовье, полог которой великолепно сочетался своей расцветкой и фактурой со шторами. Искусно выполненные репродукции картин известных художников удачно дополняли изящную мебель – стулья и комод с мраморным верхом. А вазы со свежесрезанными цветами вносили в интерьер весеннее оживление.
– Здесь имеется и ванная, – вкрадчиво произнес хозяин дома, отдергивая бархатную портьеру. – Осторожно, тут две ступеньки!
Словно бы охваченная летаргическим сном, Меган прошла в ванную и обомлела от ее внутреннего убранства. Три стены оказались целиком зеркальными, все краны – позолоченными, а на полочках стояло столько баночек с кремами и флаконов с духами, что такому богатству позавидовал бы любой косметический салон. Сделав судорожный вздох, Меган поспешила покинуть шикарную туалетную комнату, достойную кинозвезды, все больше утверждаясь в своем подозрении относительно мотивов поведения Фабрицио.
– Надеюсь, вы удовлетворены? – с улыбкой спросил он.
– Ничего подобного я еще не видела, – призналась она.
– Вот и чудесно. Подозреваю, что вы рассчитывали получить несколько иное жилище, скорее всего убогую комнатку без удобств на чердаке.
Меган нервно хохотнула:
– Вы почти угадали. Согласитесь, что скромная библиотекарша не может рассчитывать на хоромы.
– Из всякого правила бывают исключения. По-моему, каждый человек должен иметь возможность приобщиться к роскоши и научиться наслаждаться ею. Ведь жизнь так скоротечна! – философски возразил ей Фабрицио. – Что ж, предлагаю вернуться в библиотеку и обсудить финансовые аспекты нашего договора!
Спускаясь по лестнице, Меган испытывала легкое головокружение от полученных впечатлений и раздиравших ее сомнений. Все происходившее с ней в этом доме казалось ей сном. Ей трудно было поверить, что Фабрицио заинтересовался ею исключительно как экспертом по старинным книгам. Внутренний голос твердил ей, что здесь таится какой-то подвох. От волнения ее бросало то в жар, то в озноб.
Она не питала никаких иллюзий на свой счет. Конечно, дурнушкой назвать ее было нельзя, однако ей недоставало утонченности, свойственной многоопытным дамам. Скромный достаток и природная неуверенность в себе не лучшим образом сказывались на ее внешнем облике. Ей никогда не удавалось подобрать туалеты, которые подчеркивали бы скрытые прелести ее фигуры. А Фабрицио Балоччи наверняка был избалован вниманием роскошных светских львиц. Но, с другой стороны, возможно, именно поэтому его и потянуло на английскую простушку. Меган начала нервничать.
Она интуитивно чувствовала, что намерения богатого итальянца вовсе не безобидны и далеко не альтруистические. С ее стороны было бы опрометчиво позволить ему уговорить ее здесь остаться. Отрезанная от родных и подруг, она очутится в ловушке. Тревожные опасения Меган усилились, когда она увидела еще одного мужчину, спускающегося с другой стороны по лестнице. Он был одного роста с Фабрицио, но производил впечатление благодушного человека. Черты его лица были значительно мягче, а кудрявые волосы и пухлые губы придавали ему сходство с купидоном.
– Вы, должно быть, мисс Стюарт? – произнес он, отвесив ей вежливый поклон. – Надеюсь, что Фабрицио не успел вас напугать? Его библиотека в ужасном состоянии, однако приводить ее в порядок, на мой взгляд, следует исподволь, без излишней суеты. Надеюсь, что Фабрицио не станет требовать, чтобы вы привели ее в божеский вид в кратчайшие сроки? По-моему, на такую гигантскую работу уйдет не менее полугода.
Фабрицио кивнул, подтверждая справедливость его замечания, и сказал:
– Позвольте представить вам моего друга Ренато Стафьери, большого знатока литературы и вообще тонкого ценителя искусства. Если вы согласитесь работать в этом доме, вам придется с ним часто встречаться. Кстати, он приятель моей сестры.
– Очень приятно, – сказала Меган и протянула Ренато руку.
Он мягко пожал ее и подкупающе улыбнулся, отчего страхи ее тотчас же улетучились. Она даже мысленно упрекнула себя за беспричинную трусость и скоропалительные выводы. Если Фабрицио показал ей спальню, это вовсе не означало, что он хотел ее соблазнить. Где еще она встретит таких милых, интеллигентных людей, интересующихся живописью и книгами, воспринимающих роскошь как нечто вполне естественное и не обремененных мелочными заботами простых смертных? Приятели Ника интересовались исключительно пивом и футболом, ни о чем возвышенном они никогда не разговаривали. И уж если у нее возникло желание как-то изменить свою жизнь, то грех упускать шанс познакомиться с людьми из высших слоев общества. В конце концов, она устраивается на временную работу, всего на полгода. И если она откажется от этой редкой возможности, то наверняка всю оставшуюся жизнь будет укорять себя за нерешительность.
Фабрицио протянул ей лист бумаги и промолвил:
– Здесь указана сумма вашего денежного вознаграждения. Питание и жилье вам будут предоставлены бесплатно.
– Вы очень щедры! – воскликнула Меган, взглянув на написанную на листке цифру.
– Вам предстоит чрезвычайно кропотливая и ответственная работа! Всякий труд должен быть достойно оплачен. Так вы согласны, мисс Стюарт? – проникновенным голосом спросил итальянец.
Меган все еще оторопело смотрела на листок бумаги. Сумма, которая была там указана, превышала ее зарплату в три раза, что совершенно не укладывалось у нее в голове. Зачахший было червь сомнения вновь зашевелился в ее душе, а воображение нарисовало ей огромную мышеловку с аппетитным куском сыра. «Нет, – решила она, – нельзя торопиться, надо все основательно обдумать дома в спокойном расположении духа».
– Мне бы хотелось изучить условия договора, – наконец сказала она, пытливо взглянув на своего искусителя.
– Да, разумеется! Вот он, – невозмутимо сказал Фабрицио и, достав из ящика письменного стола несколько листов бумаги с текстом соглашения, протянул их ей. Она стала читать, однако вскоре поняла, что его сверлящий взгляд мешает ей сосредоточиться. Дочитав текст до конца, Меган удовлетворенно кивнула и произнесла:
– На первый взгляд здесь все нормально. Мне бы хотелось задать вам один вопрос, мистер Балоччи.
– Я вас слушаю.
– Сколько человек живет в этом доме?
– Уже знакомые вам Леонора и Ренато, ее любовник, моя подруга Алессандра, мой личный секретарь Франко, я сам и, конечно же, прислуга, – с улыбкой ответил Фабрицио.
Узнав о том, что в особняке проживает его любовница, Меган почувствовала легкое разочарование. Тем не менее эта новость развеяла остатки ее страхов и сыграла определяющую роль в принятии ею окончательного решения.
– Так вы беретесь за эту работу? – вновь спросил Фабрицио.
– Да, – ответила она не колеблясь.
– Следовательно, вы согласны остаться здесь на полгода?
– Естественно! Ведь вряд ли мне удастся завершить свою миссию за меньший срок!
– Я рад, что мы договорились, – удовлетворенно произнес Фабрицио. – Что ж, скрепим этот документ нашими подписями!
Возвращаясь из усадьбы домой, Меган ломала голову лишь над одной проблемой: как безболезненно сообщить эту новость своему постылому любовнику Нику.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обитель порока - Кубелли Лючия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Обитель порока - Кубелли Лючия



Ах, Фабрицио, Фабрицио..)))
Обитель порока - Кубелли ЛючияАлиса
22.02.2012, 13.40





САМОЕ ГАДЛИВОЕ ЧТИВО. БЕССМЫСЛЕННОЕ ПОРЕВО.
Обитель порока - Кубелли ЛючияКАТЯ
22.09.2012, 20.33





Боже! Не ужели такое еще пишут..... роман должен быть романом о любви, а это ПОРНО отдыхает.
Обитель порока - Кубелли ЛючияНАДЕЖДА
7.11.2012, 8.56





одна гадость не рекомендую
Обитель порока - Кубелли Лючияанна
26.04.2013, 9.51





Даже для порно слабовато)))) Описание "постельных" сцен вызывает улыбку,для извращенцев у них слабовата фантазия.Честно даже возмутиться не могу как то наверно это лёгкий вариант порно.
Обитель порока - Кубелли ЛючияНика
11.06.2016, 13.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100