Читать онлайн Звездная пыль, автора - Крэнц Джудит, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звездная пыль - Крэнц Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звездная пыль - Крэнц Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звездная пыль - Крэнц Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэнц Джудит

Звездная пыль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

23

Несколько минут спустя Мэгги уже сидела на скамейке в Центральном парке. Она была настолько опустошена и измучена тем, что ей пришлось пережить за одно короткое утро, что даже не представляла, как сможет встать. Голова казалась пустой, как яичная скорлупа, из которой высосали содержимое.
Только появление продавца мягких крендельков побудило ее к действию. Съев три кренделька и выпив два стакана апельсинового сока, Мэгги неожиданно для самой себя стала играть в мячик с подошедшим к ней малышом. Она бы провела так не один час, но няня увела мальчика. Ребенок протестовал, не желал расставаться с новым другом, а мозг Мэгги медленно, неохотно, но начал работать.
Прошлое осталось в прошлом — кончено, забыто, умерло. С колледжем покончено. Ведь именно Тесса стала бы оплачивать ее счета за обучение, а любые отношения с ней стали теперь просто немыслимы. Когда Мэгги думала о Тессе, она не ощущала ровным счетом ничего: ни чувства потери, ни гнева, это была лишь пустота без боли. Каким-то образом Мэгги воспринимала себя — отдельно, а все эти эмоции — отдельно, как не свои. Сердце изъяли из ее тела, говорил только рассудок.
Теперь ей предстояло подумать о будущем. Что она имеет? Деньги, те самые восемьсот долларов, которые она собиралась дать в долг Барни, все еще лежали в ее сумочке. Чемодан, который она в спешке собрала этим утром, остался в машине. Одета Мэгги была в свой лучший весенний светлый костюм, красивые туфли были начищены до зеркального блеска. И она знала адрес Барни. Что ж, не такое плохое начало новой жизни. Ей оставалось только найти работу и жилье.
Решительным шагом Мэгги вернулась в гараж, где оставила машину, и забрала чемодан. Барни жил в многоквартирном доме между Коламбус-авеню и Амстердам-авеню в Верхнем Вест-Сайде. Мэгги заметила, что на улице совсем не видно прохожих, хотя на соседних улицах бурлила толпа. Никаких магазинчиков, маленьких кафе. Кое-где разбитые стекла, грязновато и бедновато.
Фамилия Барни была нацарапана около одного из звонков на панели у входа. Когда он не ответил, Мэгги уселась на ступеньки и стала его ждать. Ее обрадовала эта отсрочка. У нее появилась возможность придумать достойное объяснение своему появлению. Ничего она ему не скажет о Тессе, решила Мэгги. Всю эту историю, полную тайн и рассуждений деда о смертном грехе, надо было либо рассказывать полностью, либо не говорить вообще ничего. Краткий пересказ не имел никакого смысла. И прошлое не имело никакого отношения к Барни и новой жизни самой Мэгги.
Мэдисон и Тайлер… Вот и причина для скоропалительного отъезда, решила Мэгги. Ее охватила какая-то странная дремота. В конце концов, она так и заснула на лестнице, прижимая к груди сумочку и одной рукой крепко вцепившись в ручку чемодана.
— Мэгги! — Барни дернул ее за руку и поднял на ноги. — Моя Мэгги! Я думал, что никогда больше тебя не увижу. Любимая моя…
— Барни! Заткнись и выслушай меня. Я понимаю, как это выглядит со стороны, но я приехала не для того, чтобы жить с тобой. Я просто-напросто сбежала и никогда не вернусь. Теперь я сама по себе. Если бы Элизабет не сообщила мне твой адрес, я бы поехала в отель.
— Сбежала? Сегодня же день твоего рождения. Ты не можешь сбежать в день своего рождения, — выпалил совершенно сбитый с толку Барни.
— Этот день ничем не хуже и не лучше других.
— Мэгги, ради бога, объясни же наконец, что происходит!
— Твои предки меня достали. Я понимаю, что ты, наверное, их любишь, но я не могла там больше оставаться. Мы всегда не ладили с твоей матерью, а сегодня я поняла, что мне уже восемнадцать и по закону я совершенно свободна. Поэтому я уехала. Кстати, я передала им твое сообщение. Твой папочка вышел из себя, а твоя мамочка объявила, что ты вернешься, как только у тебя закончатся деньги.
— Черта с два я вернусь!
— Я не стала с ней спорить, — усмехнулась Мэгги, — ради разнообразия.
— Идем наверх, новорожденная, не стоит говорить на улице. — Барни подхватил чемодан Мэгги и пошел вперед, показывая дорогу. Он снимал комнату на третьем этаже. — Это не дворец, конечно, но дом, милый дом, — с гордостью объявил он, открывая дверь в комнату с единственным окном без штор, выходящим на пыльную улицу. Стены прикрывали постеры с изображением мотоциклов, на полу на истертом ковре стояли диван-футон и стол со всем жизненно необходимым — магнитофоном без усилителя, небольшой электрической плиткой и баллончиком со средством от тараканов. Крошечный старый холодильник гудел в углу, а на раковине едва хватало места для мыльницы и стаканчика для щеток, правда, над ней висело зеркало. Комната и даже окно выглядели очень чистыми.
— Есть еще шкаф, а туалет расположен дальше по коридору. Я могу готовить и мыть посуду. Я пользуюсь душем моего соседа, плачу двадцать пять центов за пять минут, — перечислял Барни достоинства своего жилища, весьма довольный собой. — Как говорят во Франции, у меня квартира со всеми удобствами.
— А как насчет телефона?
— Он в аптеке за углом. Ну и что ты обо всем этом думаешь?
— Все просто замечательно. Я даже не подозревала, что ты такой аккуратист. Это ты, Барни, настоящий ты. Где твой мотоцикл?
— Он стоит в мастерской. Я получил работу в большом гараже фирмы «Харлей». Я начал с самых низов, но там много возможностей для роста. Я уже знаю больше, чем многие другие парни, но пока не высовываюсь и веду себя тихо.
— Мудро, — рассудила Мэгги, стараясь поудобнее устроиться на странном диване. — И тебе нравится?
— Я наслаждаюсь каждой минутой. И у меня изменился характер.
— Неужели? Всего за одну неделю?
— Да, представь себе. Никакого пива, никакой травки, хожу в тренажерный зал, рано ложусь спать, откладываю половину зарплаты и научился готовить гамбургеры и яичницу-болтунью. Могу еще открыть банку с тунцом. Даже майонез у меня есть. Хочешь что-нибудь съесть, моя красивая новорожденная девочка?
— Я просто умираю с голода.
— Послушай, ты сейчас немного вздремни, а то у тебя прямо глаза закрываются. Я тем временем сбегаю в магазин и принесу что-нибудь для раннего ужина. Мы отпразднуем наше освобождение. У меня есть даже свечи.
— Нет, Барни, прежде всего мне надо найти жилье. — Мэгги посмотрела на него, и в ее голосе прозвучало сожаление. За неделю он стал старше на целый год. И в десять раз привлекательнее. Если бы она только могла поцеловать его… Мэгги сразу же села.
— Черт, ты можешь остаться здесь на ночь, — возмущенно прервал ее Барни. — Я не собираюсь на тебя набрасываться.
— Не собираешься?
— Набрасываться определенно нет. Может быть, я постараюсь тебя соблазнить… Чтобы ты запомнила этот свой день рождения, а? Ведь восемнадцать лет бывает только раз.
— Нет, этот номер не пройдет, — жизнерадостно парировала Мэгги и резко встала. — Как ты думаешь, в этом доме найдется свободная комната?
— Все переполнено. Я снял последнюю, мне просто повезло. Но в аптеке висит доска объявлений. Там все что-то продают, что-то меняют, кто-то ищет жильца, кто-то потерявшуюся кошку, кто-то партнера. Мы можем сходить туда и посмотреть.
— Вперед, товарищ! А в аптеке продают содовую?
— Может быть, и продавали… Лет сорок назад.


— Нашла что-нибудь? — поинтересовался Барни. Он принес Мэгги мороженое и кока-колу, пока она читала объявления.
— Очень много местного колорита и только одно объявление о сдаче жилья. Послушай: «Ищу для совместной оплаты квартиры особу женского пола, без предрассудков, невозмутимую, ненакрашенную, спокойную, некурящую. Никаких домашних животных, татуировок, пир-синга и музыки постбитловской эпохи. Отдельная комната и отдельная ванная. П. Гильденштерн». И номер телефона.
— Это объявление писал явно человек со странностями. «Ненакрашенная и невозмутимая»… Смешно. И почему, собственно, «никаких татуировок»?
— По-моему, я как раз подхожу под это описание. Я собираюсь ей позвонить. В конце концов, что я теряю?
— Почему ты решила, что это женщина?
— Я еще ничего не решила, — засмеялась Мэгги, набирая номер на телефоне, висящем на стене.
— Алло, — ответил низкий, хриплый голос.
— Это П. Гильденштерн?
— Да, я слушаю, — голос в трубке изменился и стал вполне нормальным женским.
— Я прочитала ваше объявление. Меня зовут Мэгги Хорват. У меня нет татуировок, я невозмутима и не курю. Комната еще сдается?
— Это зависит…
— От чего?
— От того, сочту ли я вас подходящей кандидатурой.
— Я еще и не накрашена.
— Все субъективно. Приходите, я должна сама все увидеть. Я живу в трех кварталах выше по улице, дом на углу Амстердам-авеню, последний этаж. У меня немецкая овчарка. Она приучена атаковать при первом же неверном движении.
— Я совершенно безобидна. Можно, мой кузен придет вместе со мной?
— Нет, пусть постоит этажом ниже. Я оставлю дверь открытой, так что вы сможете закричать, если сочтете это необходимым, — голос П. Гильденштерн чуть дрогнул.
— Я сейчас приду. — Мэгги повесила трубку. — Она боится меня в десять раз сильнее, чем я ее. Держу пари, Барни, у нее нет не только овчарки, но даже кошки. — Мэгги доела рожок с мороженым и посмотрела на себя в зеркальце. Так — вытереть следы шоколада, припудриться, пригладить волосы. — Выгляжу ли я милой и чистенькой?
— Невероятно милой и определенно чистенькой, — подтвердил Барни, призывая на помощь все свое мужество, чтобы не броситься целовать эти розовые губы.
Мэгги совсем задохнулась, пока поднялась на шестой этаж, где жила эта П. Гильденштерн. Она постучала в ярко-синюю дверь с прикрепленной к ней маленькой карточкой со словом «Миниатюры».
Дверь открылась, удерживаемая цепочкой, и на нее огромными серыми глазами взглянула П. Гильденштерн, пытаясь придать своему взгляду свирепость. Это не очень удавалось крошечной хрупкой женщине ростом не больше пяти футов одного дюйма. Волосы этого создания — вьющиеся, прелестного светло-рыжего оттенка — были собраны на затылке в конский хвост и завязаны черной бархатной лентой. П. Гильденштерн оказалась обладательницей очаровательного тонкого личика с маленьким курносым носом и пухлыми губками. Рядом действительно стояла насторожившаяся гигантская немецкая овчарка.
— Здравствуйте, мисс Гильденштерн, — поздоровалась Мэгги.
— Здравствуйте, — последовал какой-то нерешительный ответ.
— Я Мэгги Хорват, я вам только что звонила.
— Очень хорошо. Иногда звонят совершенно посторонние люди. — Хозяйка квартиры быстро оглядела Мэгги с головы до пят. — А где ваш двоюродный брат?
— Барни, отзовись! — позвала Мэгги.
— Я здесь, внизу, — откликнулся он с площадки пятого этажа.
— Скажите ему, чтобы он оставался там.
— Все в порядке, Барни, подожди меня.
— Меня зовут Полли, — представилась мисс Гильденштерн, снимая цепочку, но не выпуская из руки поводка. — Прошу вас, входите.
— О, как красиво, — Мэгги остановилась на пороге студии, сквозь стеклянный потолок которой лились потоки предзакатного солнечного света. — Так вы художница…
— Я рисую портреты-миниатюры.
— Неужели кто-то еще этим занимается?
— С тех пор как изобрели фотоаппарат, этим и вправду занимаются редко, — с некоторой грустью ответила Полли. — Но все-таки у меня бывают заказы. Это не постоянная работа, но это лучшее, что я умею делать.
— И на чем вы пишете?
— Я использую пергамент. Но какое отношение это имеет к комнате?
— Никакого, мне просто стало интересно, — честно призналась Мэгги, разглядывая мастерскую, старинный стол и бюро со множеством ящичков.
— Теперь вы можете взглянуть на комнату.
— Значит ли это, что вы считаете меня подходящей кандидатурой? — Мэгги вдруг поняла, что эта крошечная женщина очень добра и вместе с тем обладает острым, проницательным умом.
— Да, вы мне подходите, — Полли Гильденштерн одобрительно фыркнула. Она прошла по коридору и открыла дверь. — Здесь душно, — извинилась хозяйка и тут же открыла оба окна. — Но когда здесь никто не живет, я не держу окна открытыми. Об осторожности забывать не следует.
Мэгги огляделась. Кровать под пологом с красивым голубым покрывалом занимала большую часть комнаты. Стены оклеены старыми обоями с цветочным рисунком в желтых и белых тонах. И кругом цветы — на обивке двух старых французских кресел, на скатерти на круглом столе, на занавесках, на пушистом ковре, покрывавшем пол. Все ткани и рисунки были разными, но отлично дополняли друг друга. Мэгги казалось, что она вернулась в прошлое, шагнув в книжку сказок.
— О, это божественно! — выдохнула она.
— Я собираю старинные ткани, — спокойно объяснила Полли. — Приходится держать их подальше от света, но здесь я использовала те, которые безнадежно выцвели.
— Это просто сон. Так похоже на музей, но мне будет страшно спать на такой великолепной кровати! — воскликнула Мэгги. — Вдруг я что-нибудь случайно порву или испорчу? Я никогда себе этого не прощу.
— Здесь все зашивали и штопали неоднократно, — успокоила ее Полли. — И потом, в комнате нет ничего по-настояшему ценного. Просто все вместе очень мило смотрится, вы согласны? Есть еще шкаф, маленькая ванная с полным набором удобств и кухня. Хотите посмотреть?
— Хочу, но зачем? Здесь негде готовить.
— Так только кажется. Но не всегда все обстоит именно так, как нам кажется. — Полли отодвинула в сторону экран из четырех панелей, украшенных рисунком из виноградных гроздьев, и за ним обнаружилась маленькая кухня.
Мэгги взяла в руки набор мерных ложечек и вдруг расплакалась. Слезы лились из глаз, а она никак не могла остановиться. Девушка не осмелилась сесть на стул, поэтому опустилась на пол и разрыдалась.
— Дело, как я понимаю, не в ложках? — задала вопрос Полли, передавая ей пачку бумажных носовых платков.
— Нет, — всхлипнула Мэгги и снова залилась слезами.
Полли присела на кровать и спокойно ждала, пока Мэгги успокоится. Ее ничуть не шокировало такое бурное проявление чувств в присутствии незнакомого человека.
— Простите меня, — Мэгги наконец обрела способность говорить. — У меня сегодня очень тяжелый день. День моего рождения. Мне исполнилось восемнадцать лет.
— А мне двадцать шесть. Вам нужно выпить чашку чая.
— Пожалуйста, если можно.
— Двести долларов в месяц вас устроит?
— А я вам подхожу?
— Идеально. Но сначала мы должны поговорить.
— Неужели?
— Боюсь, что так. Вернемся в студию, и я приготовлю чай.
Мэгги привела лицо в порядок и спокойно сидела, пока Полли кипятила воду и насыпала чайные листья в чайник.
Полли Гильденштерн хлопотала по хозяйству, одетая в простое белое хлопчатобумажное платье, явно созданное еще в прошлом веке. Поверх него — рабочий халат с узором из веточек. Мэгги почему-то вспомнила слово «канифас». Может быть, именно так называется эта ткань? Белые балетные тапочки и медальон на шее довершали картину. Очень странный наряд, решила Мэгги, но хозяйке идет.
— Видите ли, — начала разговор Полли, пересыпая сахар в серебряную сахарницу, — я лесбиянка.
— Гм?
— Знаю, знаю, такое вам и в голову не могло прийти. Значит, тем более я обязана была сказать вам об этом.
— Мне все равно, — честно ответила Мэгги, стараясь скрыть удивление.
— И все же вы можете подумать: не стану ли я для нее объектом желаний? Ведь так? Вот почему я специально отметила в объявлении, что не хочу иметь жиличку с татуировками и пирсингом. По мне этого не скажешь, но меня привлекают лишь такие женщины. Вы очень привлекательная девушка, но совершенно не в моем вкусе. Я больше никогда не сдаю тем, кто может мне понравиться.
— Это разумно.
— Я усвоила этот урок, и он оказался нелегким. Она разбила мне сердце.
— Но теперь все в порядке?
— И давно! — Полли весело рассмеялась. — У меня много достоинств, но верность в их число не входит.
— О господи, я совсем забыла о Барни! Он все еще меня ждет!
— Можно ли доверять вашему двоюродному брату?
— Абсолютно.
— В таком случае я приглашаю и его выпить с нами чашку чая. Идите и позовите его. — Собака встала следом за Мэгги. — Сидеть, Тото, — одернула его Полли.
— Тото! — Мэгги повернулась к ней.
— Не смейте смеяться!
— Не буду, — послушно согласилась девушка и вышла на лестницу. — Барни! Можешь подняться!
— Ты как раз вовремя, — прорычал он, перепрыгивая через две ступеньки.
— Полли, это Барни Уэбстер. Барни, а это Полли Гильденштерн и… Тото.
— Ну ни фига себе! — изумился Барни.
— Барни! — укоризненно одернула его Мэгги.
— Ничего страшного, так все теперь говорят, — Полли рассмеялась. — Барни, как насчет чашки чая?
— С удовольствием, мэм. — Он оглядывал студию и продолжал удивленно качать головой. — Потрясное место! Вы давно здесь живете?
— Около пяти лет.
— Я так понимаю, что вы с Мэгги договорились?
— Да, мы решили основные вопросы, — Полли снова очаровательно хохотнула. — Неужели вы и в самом деле двоюродные брат и сестра? Я обожаю семейные истории.
— Ну… — Барни замялся. — Все очень запутанно. Сводный брат моего отца женился на сестре Мэгги, а потом умер.
— Так, значит, вы даже не родственники?
— Но мы росли вместе с самых ранних лет, — торопливо добавила Мэгги, чувствуя, как кровь приливает к щекам.
Полли перевела взгляд с Барни на Мэгги и мгновенно оценила ситуацию. От ее проницательного взора не укрылся истинный смысл их взаимоотношений. Она улыбнулась про себя. Такие оба милые и безобидные. Прямых людей так легко понять. Она радовалась, глядя на них. Они казались ей очаровательными, но все же испорченными детьми, которым хочется казаться невинными.
— Барни, ты знаешь, а Полли художница, — Мэгги решила не давать хозяйке квартиры возможности и дальше проявлять свою проницательность. — Она рисует портреты-миниатюры на пергаменте.
— Шутишь?
— Хотите посмотреть мои работы? — спросила Полли.
— Очень хочу, — Мэгги сгорала от любопытства, но воспитание не позволяло ей прямо попросить об этом.
— Люди заказывают эти портреты, чтобы оставить на память тем, кого любят, или чтобы запечатлеть для себя друзей, — объяснила Полли, подходя к рабочему столу. — Самый большой портрет можно разместить на подрамнике, а самый маленький убрать в медальон. Я пишу акварелью. Вот этот портрет можно поставить на ночном столике. А вот этот, овальный, можно носить на шее.
Мэгги и Барни как зачарованные рассматривали небольшие, необыкновенно тонко выполненные работы.
— Никогда не видела ничего подобного, — Мэгги осторожно подбирала слова. — Ваши работы удивительны и прекрасны, Полли.
— Благодарю вас. Это уходящее искусство. Некоторые музеи имеют такие коллекции и иногда устраивают аукционы, но я не знаю никого, кто занимался бы миниатюрой сейчас.
— Вот это да, — пробормотал Барни. С овальной миниатюры на него смотрела девушка-байкер. Каждая татуировка, каждая застежка и украшение на кожаной куртке были детально выписаны. На квадратной миниатюре красовалась пара великолепных обнаженных грудей, такие не являлись ему даже в самых смелых эротических фантазиях. Ни плечей, ни торса, только полная, великолепно очерченная грудь с выпуклыми сосками купалась в мягком освещении. — Это нечто!
— И в самом деле, — торжественно согласилась Полли. Барни густо покраснел. Эти груди — просто удар ниже пояса.
— Когда-нибудь я покажу вам мои любимые работы, которые я держу только для себя, — пообещала она Барни, опустив ресницы, чтобы парень не заметил лукавые искорки в ее глазах.
— Отлично! Слушай, Мэгги, может быть, мне сходить за твоим чемоданом? А потом отправимся куда-нибудь поужинать, ладно?
— Пожалуйста, Барни. Это было бы здорово.
Барни сбежал по лестнице. Женщины переглянулись и затряслись от беззвучного хохота.
— Мужчины, — наконец произнесла Полли.
— Мужчины, — согласилась Мэгги. — Их так легко напугать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звездная пыль - Крэнц Джудит

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142

Ваши комментарии
к роману Звездная пыль - Крэнц Джудит



Ужасно... ужасноо... до жути ужасно интересная книга)))
Звездная пыль - Крэнц Джудиткрэнц дж.
14.05.2013, 23.49





Замечательная книга. Обожаю этого автора.
Звездная пыль - Крэнц ДжудитРузалия
12.12.2013, 17.21





Очень-очень хороший роман.Давно не читала ничего столь интересного и хорошо написанного.Советую всем,всем,всем прочитать эту книгу!!!
Звездная пыль - Крэнц Джудитксюша
4.07.2014, 0.07





Роман мне очень понравился, но были некоторые непонятные моменты, когда 5 ребенок рассказывает о том что написано в Библии,с одной главы переходишь на другую и там проходит несколько лет и т.д. но все таки советую всем читать, не пожалеете. И все таки я конец не поняла, она чудом вылечилась или как?
Звездная пыль - Крэнц ДжудитАмина
21.10.2014, 19.04





Роман мне очень понравился, но были некоторые непонятные моменты, когда 5 ребенок рассказывает о том что написано в Библии,с одной главы переходишь на другую и там проходит несколько лет и т.д. но все таки советую всем читать, не пожалеете. И все таки я конец не поняла, она чудом вылечилась или как?
Звездная пыль - Крэнц ДжудитАмина
21.10.2014, 19.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100