Читать онлайн Звездная пыль, автора - Крэнц Джудит, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звездная пыль - Крэнц Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звездная пыль - Крэнц Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звездная пыль - Крэнц Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэнц Джудит

Звездная пыль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

— Мэгги, загляни на кухню, как только освободишься, — с таинственным видом прошептала ей на ухо Элизабет. На следующий день, в субботу, должна была состояться грандиозная вечеринка по случаю дня рождения Мэгги и окончания ею школы. Мэдисон решила отпраздновать два этих события, учитывая размер наследства, которое Люк оставил Тайлеру.
После того как Барни исключили из школы, Мэгги практически не видела Уэбстеров. И Тайлер, и Мэдисон были вне себя от гнева на сына. Они просто обязаны были найти его и сунуть в любую другую школу, чтобы он смог все же поступить в колледж на следующий год. Поэтому ужином для двадцати трех девочек из школы Мэгги занималась Элизабет.
— Я надеюсь, ты не собираешься заранее показать мне праздничный торт, — спросила Мэгги, обнимая Элизабет за талию и целуя в пухлые щеки. — Мне всегда казалось, что это плохая примета.
— Мэгги, зайди в кладовую, — с непривычной серьезностью попросила Элизабет. — Я не знаю, что с этим делать. — Она протянула девушке конверт. — Вот, читай.
Это была коротенькая записка от Барни. Он просил кухарку сообщить Мэгги, и только ей одной, его адрес в Нью-Йорке. Барни писал, что у него все отлично, но он не хочет, чтобы родители отыскали его, пока он не найдет работу и не сможет сам себя содержать. В школу он ни за что не вернется.
— Как мне поступить? — спросила Элизабет. — Наверное, надо показать письмо миссис Уэбстер?
— Отдай его мне, — сказала Мэгги. — Они очень волнуются. Уэбстеры должны узнать, что с их сыном все в порядке.
Элизабет с облегчением отдала листок Мэгги и вернулась к своим делам. Мэгги заучила адрес наизусть, потом разорвала записку и выбросила в мусорную корзину. Она дала себе слово отправиться в город сразу после полудня, снять деньги со своего счета и послать их Барни. Он вернет долг, когда встанет на ноги. Мэгги знала, что Барни наверняка на мели, а она свои сбережения почти не тратила.
Мэгги с нетерпением ждала возвращения Тайлера и Мэдисон к ленчу.
— Барни звонил, пока вас не было, — объявила им Мэгги, как только они вошли в дом. — Он просил передать вам, что у него все идет отлично, но в школу он не вернется. Вам не стоит волноваться, он ищет работу.
— Не волноваться?! — яростно воскликнула Мэдисон. — Как мы можем не волноваться после всего, что нам пришлось пережить из-за него? Где этот паршивец?
— Я спросила, но Барни мне не сказал. Простите.
— Господи, я бы все отдал, только бы мне добраться до этого негодяя! — взревел Тайлер. — За кого он себя, черт побери, принимает? Как он смеет так с нами обращаться? И какое будущее он себе готовит? Работа! Да кто его возьмет на работу? Наверняка валяется сейчас в какой-нибудь дыре, курит марихуану вместе с кучкой таких же никчемных уродов, как и он сам.
— Барни говорил очень ясно и коротко, — осмелилась вмешаться Мэгги. — Не похоже было, чтобы он накурился какой-нибудь дури.
— Как будто по телефону это можно понять, — фыркнула Мэдисон. — Ну почему, ради всего святого, ты не узнала у него побольше? Держу пари, что ты даже и не пыталась. Как нам теперь его найти? Как наш сын смеет от нас прятаться?
— Я пыталась, — возразила Мэгги, — но Барни все равно мне ничего не сказал.
— Ох уж это его упрямство! Он сводит меня с ума. Ничего, скоро у него кончатся деньги, и он как миленький вернется домой. Вернется, или я плохо знаю своего сына. Ах да, Мэгги, у меня тоже есть для тебя новости. Мы уехали слишком рано, и я не успела тебе сказать. Завтра приедет Тесса.
— Тесса приезжает? — с радостным удивлением воскликнула Мэгги.
— Она прилетит на «Конкорде» из Лондона и завтра утром будет в отеле «Карлайл». Сюда приедет к началу праздника, переночует в гостинице и вернется на съемки в воскресенье.
— Не могу в это поверить! — Мэгги буквально затопило счастье. Уже давно она рассталась с надеждой увидеть Тессу на дне своего рождения.
Тесса почти сразу после смерти Люка вернулась к работе. Аарон нашел для нее роль. Тесса заменила внезапно заболевшую Мишель Пфайфер. Съемки велись в маленькой греческой деревушке. Тесса была занята четыре месяца. Потом прошла всего неделя. За это время ей сшили костюмы для нового фильма, и она отправилась сниматься в английскую провинцию.
Тесса продала дом в Беверли-Хиллз, ранчо в Техасе и виллу на мысе Ферра. «Кинозвезда с разбитым сердцем никогда больше не появится в тех местах, где была так счастлива». Под таким заголовком вышла статья в «Пипл». Мэгги, читая ее, подумала, что на этот раз журналисты были правы.
Казалось, Тесса решила избавиться от всякого багажа. Исключение она сделала только для своих драгоценностей. За прошедший год ее снимки редко появлялись в газетах и журналах. Однажды фотографы подловили ее на скромной вечеринке, еще раз в маленьком греческом кафе на берегу моря и дважды в никому не известных английских пабах. Несмотря на то что дорогие украшения абсолютно не соответствовали подобным местам, Тесса вовсю демонстрировала великолепные камни, странно смотревшиеся на фоне обычной одежды ее спутников. Мэгги догадалась, что таким образом сестра пытается загородиться от жизни тем щитом, который оставил ей Люк.
Весь этот год Тесса присылала ей открытки с парой строк, но ни в одной из них не писала о предполагаемом возвращении в Соединенные Штаты. Встревоженной Мэгги пришлось звонить Аарону Цукеру, чтобы узнать о планах старшей сестры на будущее.
— Я общаюсь с ней только по телефону, — пожаловался агент. — Я отправляю ей каждый сценарий, который, как мне кажется, мог бы ее устроить, а выбирает Тесса сама. Предугадать я ничего не могу. Я теперь почтальон, а не агент. Она не желает прислушиваться к моим советам. Насколько я понимаю, Тесса думает только об одном: как занять себя работой на возможно более долгий срок. Разве можно так жить?
— Не представляю, Аарон, я недостаточно хорошо знаю Тессу.
— Как ты можешь так говорить, Мэгги? Вы же вместе со дня твоего рождения, ведь она же твоя сестра.
— Это ничего не меняет, Аарон. Я провела с ней так мало времени. Каждый раз, когда я приезжала к Тессе, это было какое-то невероятное сочетание подарков, приключений, забавных историй. Вы, Фиона, Родди, вы все знаете Тессу намного лучше меня. Для меня она остается обожаемой, невероятной, потрясающей инопланетянкой. Она изредка приезжала ко мне, я гостила у нее, она присылала мне подарки, разрешала надевать ее драгоценности и никогда не говорила ни о чем серьезном. Наши отношения нельзя было назвать отношениями взрослых людей.
— Увы, ты не рассказала мне о кинозвездах ничего нового, Мэгги, — вздохнул Аарон. — Но теперь ты стала старше, и вы сможете лучше узнать друг друга, подумай об этом.
— Мы сможем узнать друг друга только в том случае, если Тесса перестанет метаться с одной съемочной площадки на другую.
— Ты права, детка. Как только я что-нибудь узнаю о ее планах, я сразу же тебе позвоню.
Мэгги поговорила с Аароном и повесила трубку, чувствуя себя еще дальше от Тессы, чем в детстве. Ведь раньше она могла хотя бы мечтать о следующей поездке к сестре.
— У Тессы будет слишком много хлопот из-за этого твоего вечера, — недовольный голос Мэдисон вернул Мэгги к действительности. Миссис Уэбстер явно вывело из себя счастливое выражение лица ее воспитанницы. Как это похоже на Тессу, раздраженно думала она. Пусть триста шестьдесят четыре дня в году о ее сестрице заботятся другие, а она явится на один день, и все будут восхищаться приложенными ею усилиями. Ну как же! Такая знаменитость и все-таки сумела вырваться на день рождения сестры!
— О Мэдисон, она приедет, приедет! — Мэгги задохнулась, повернулась и выбежала из комнаты, чтобы не разрыдаться от счастья при посторонних. Тесса приезжает, чтобы увидеть ее!


За два дня до описываемых событий Тесса вдруг выяснила, что у нее есть целый свободный день. Лондон выглядел великолепно. Выдался удивительный весенний день, который бывает раз в году. Это было не просто обещание совершенства, а само совершенство. На подоконниках распустились весенние цветы, молодые и старые деревья на бульварах и в парках украсились новой листвой, и даже самый консервативный англичанин оставил свой зонт дома, а самая консервативная англичанка купила себе две новые шляпки.
Тесса откинулась на спинку стула в парке Сент-Джеймс. Она бы могла здесь жить, вдруг подумалось ей. если бы каждый день был таким. Она могла бы купить дом в Лондоне, если бы не провела здесь всю зиму и не прочувствовала все ее «прелести».
Боже, она, кажется, строит планы, пусть это и вызвано всего лишь хорошей погодой, значит, ее горе перестало быть таким острым. Она тосковала по Люку. Что ж… Время прошло, и прошло его достаточно, иначе бы она никогда не задумалась о том, чтобы купить новый дом. Раз ей в голову пришла мысль о приобретении недвижимости, радостно подумала Тесса, значит, она может позволить себе быть с Мэгги просто так, а не цепляться за нее в поисках утешения. Господи, как же правильно она поступила, дав девочке возможность спокойно закончить школу. Никто из тех, кого она любит, не пострадал от ее печальных мыслей.
В субботу Мэгги исполнится восемнадцать. Ее дочери восемнадцать лет! Портье просто обязан забронировать ей билет на «Конкорд», чтобы она могла наконец сказать Мэгги правду. Им понадобятся месяцы, чтобы узнать друг друга по-новому, стать именно матерью и дочерью… Если только Мэгги примет ее после того, как Тесса расскажет ей всю правду.
Тесса пустилась бежать. Ей еще так много надо сделать. У нее так много надежд…


В субботу, в день своего рождения, Мэгги проснулась рано и почувствовала себя очень важной персоной. Ей снились удивительные, легкие, золотые сны, не сохранившиеся в памяти, но оставившие ощущение света, тепла и радости.
Мэгги приняла душ, надела свой жемчуг и обнаженная повертелась перед зеркалом, со всех сторон разглядывая свое порозовевшее великолепное молодое тело и любуясь им. Потом она оделась, исполненная сознанием того, какой важный день у нее впереди и как он отразится на всей ее жизни.
Восемнадцать лет, размышляла она, — это отправная точка, порог, с которого она шагнет в будущее, возраст, когда ее никто не сможет больше назвать ребенком. Этот волшебный день наконец настал, и чтобы довершить его совершенство, приедет Тесса.
Мэгги стремительно сбежала по лестнице. Она первой явилась завтракать.
— Ежегодное поздравление уже ждет тебя, — улыбнулась ей Элизабет. — Твои крестные родители из Калифорнии никогда о тебе не забывают, правда? Они всегда присылают открытки и к Рождеству, и на Пасху, и на день рождения. Но на этот раз, похоже, они прислали тебе письмо. Вдруг там добрые советы? Видишь ли, именно для этого и существуют крестные родители, даже если ты наполовину язычница.
Мэгги разорвала конверт. Письмо было от Брайана Келли, но внутри лежал еще один запечатанный конверт, адресованный лично ей. Мэгги взяла письма и отправилась в пустую столовую, чтобы их прочесть.
«Моя дорогая крестница!
Как ты знаешь, твой отец Шандор Хорват был одним из моих самых близких друзей. Я высоко ценю ту честь, которую он мне оказал, попросив стать твоим крестным отцом. Правда, ты так недолго прожила рядом с нами, что нам с Хелен не повезло и мы не успели тебя избаловать. Когда тебе исполнилось пять лет, твой отец оставил мне это письмо с просьбой отдать его тебе в день твоего восемнадцатилетия, если его уже не будет с нами. Я все гадал потом, неужели у него было предчувствие близкой смерти? Я хранил письмо в банковском сейфе все тринадцать лет, что прошли после трагической гибели твоих родителей. К сожалению, я живу слишком далеко от тебя, чтобы иметь возможность передать его лично.
Дорогая Мэгги, наслаждайся этим великолепным днем и помни, что мы с Хелен желаем тебе счастья и всего самого лучшего. Пусть об этом дне у тебя сохранится множество радостных воспоминаний. Когда ты в следующий раз приедешь в Калифорнию, мы были бы рады видеть тебя у нас. Ты теперь, должно быть, уже совсем взрослая.
С любовью,
Брайан и Хелен».
Мэгги почтительно повертела в руках второй конверт. Он чуть пожелтел по углам, но был очень хорошо запечатан и адресован мисс Мэри Маргарет Хорват. Этот аккуратный, красивый, округлый почерк она никогда раньше не видела.
«Мэри Маргарет, — подумала она, — Мэри Маргарет. Даже в мыслях отец называл меня полным именем. Как странно, что я этого не помню. Мне казалось, что я всегда звалась Мэгги. Возможно, если бы он остался в живых, он бы называл меня Мэри Маргарет и вся моя жизнь сложилась бы иначе».
Девушка держала письмо в руках, поворачивая и так, и эдак, откладывая тот момент, когда его придется открыть. Письмо ее отца, написанное тринадцать лет назад, было слишком важным, чтобы читать его здесь. Мэгги поднялась в свою комнату, где не могли внезапно появиться ни Тайлер, ни Мэдисон.
Она села за стол и стала очень осторожно вскрывать конверт старым ножом для бумаг, который Барни стащил для нее в летнем лагере. Бумага, на которой было написано письмо, оказалась очень плотной, сгибы никак не хотели расправляться, но каллиграфический почерк оказалось читать очень легко.
«Моя любимая Мэри Маргарет!
Я молюсь о том, чтобы ты никогда не получила этого письма. Мне пятьдесят четыре года и, если будет на то воля всемилостивейшего господа нашего, то через тринадцать лет в день твоего рождения я буду еще жив. Но нам не дано предугадать будущее, поэтому я решил, что ты обязательно должна узнать правду о своем рождении, когда, как я надеюсь, ты достигнешь возраста понимания и сострадания. Если я смогу, то сам расскажу тебе, обо всем, когда тебе исполнится восемнадцать.
Я глубоко верю в бога и в нашу святую церковь. Ты осквернена, не по своей воле, грехом лжи. Мы лгали тебе. Я Шандор Хорват, моя жена Агнес Хорват и моя дочь Тереза Хорват. Для истинного католика есть только один путь очиститься. Он должен покаяться и получить отпущение. Моя дочь Тереза Хорват исповедовалась лишь в малой части этого греха и получила прощение.
Но моя жена продолжала грешить, и за это в ответе не только она, но и я. Агнес продолжает грешить, полагая, что может спасти твою душу без помощи господа. Мы оба нарушаем восьмую заповедь: «Не лжесвидетельствуй против соседа твоего», то есть не причиняй ложью своей вред другому. В глазах церкви лжесвидетельство является смертным грехом. Я уверен, что мы потеряли право на милосердие божье и не можем надеяться на вечную жизнь.
Я обсуждал это с моим исповедником отцом Винсентом. Так как тебе еще только пять лет, он посоветовал мне очистить тебя от этого греха, когда тебе исполнится восемнадцать и ты станешь достаточно взрослой, чтобы все понять. Отец Винсент не может отпустить мне грех, раз мы продолжаем жить во лжи, но и сказать тебе правду мы тоже не можем. Это повредило бы нашей дочери Терезе.
Мэри Маргарет, твоя сестра Тереза на самом деле твоя мать. Она родила тебя, когда ей было всего четырнадцать лет. Мы не знаем, кто стал твоим отцом. Твоя бабушка Агнес и я решили вырастить тебя как нашу собственную дочь. Мы сделали это по многим причинам. Во-первых, нам хотелось оградить Терезу от позора рождения незаконнорожденного ребенка. Во-вторых, твоя бабушка хотела скрыть этот позор от своей семьи, а я просто хотел еще одного ребенка. Ради этого мы переехали жить в Калифорнию. Здесь все считают тебя нашей дочерью, а не внучкой.
Твоей матери сейчас двадцать лет. Публика знает ее как Тессу Кент. Она собирается уехать в Шотландию на съемки фильма. Она стала кинозвездой в шестнадцать лет, когда тебе исполнилось только два года. Я не знаю, когда она намерена рассказать тебе правду, но я каждый вечер молюсь, чтобы это произошло как можно быстрее. Как только Тереза расскажет тебе правду, я уничтожу это письмо. А до этого дня твоя мать Тереза и твои любящие бабушка и дедушка обречены жить во лжи, лишая тебя настоящей матери.
Ты очень хорошая, ласковая, воспитанная девочка, Мэри Маргарет. Ты подарила мне огромное счастье, но я никогда не считал, что это счастье принадлежит мне по праву. Я благословляю тебя каждый день моей жизни. Прости меня, если можешь.
Твой дедушка
Шандор Хорват».
Читая письмо, Мэгги машинально встала из-за стола, перешла в ванную комнату и заперлась там. Она дважды прочитала письмо, потом прочитала его в третий раз, пытаясь справиться с шоком. Она все поняла сразу, но не позволила себе осознать написанное. Читая письмо деда снова и снова, Мэгги старалась разобраться в запутанной истории, словно это могло что-то изменить. Она прочитала письмо в последний раз, и наконец его содержание обрушилось на нее, беззащитную и растерянную.
Строчки письма породили в ее теле странное ощущение пустоты и боли, ей стало трудно дышать. В горле застрял комок, словно она неловко сглотнула.
Мэгги переполняло желание убежать, спрятаться, исчезнуть из этого мира, где царят ложь, предательство и тайны. Они опутывают ее со дня ее появления на свет. Она почувствовала себя уничтоженной, раздавленной, лишенной индивидуальности, голой, осмеянной. Ей не за что было ухватиться в этой жизни. Нежеланное ничтожество, нежеланное, нежеланное. У нее нет никаких прав, нет собственного дома. Она просто ошибка природы. Она грех, в котором надо признаться, выброшенная игрушка, позор семьи, вещь, которую надо спрятать и никому никогда не показывать.
Мэгги опустилась на ковер и долго сидела так. Потом она отбросила письмо в сторону, сжалась в комок, прикрывая голову руками, стараясь занять как можно меньше места. Ей было так больно, что она даже не могла заплакать. На какое-то благословенное мгновение все вокруг как-то исчезло и ни о чем не надо было думать. Мэгги помнила только одно: ее жизнь изменилась, и изменилась навсегда. Она жила в этом мгновении, без прошлого и будущего, на нее обрушились темнота и стыд. Ей было уютно в темноте, без движения, без чувств. Мэгги перестала существовать.
Но постепенно к ней вернулись силы и способность мыслить. Она Мэгги Хорват, а Мэгги Хорват — человек, личность. Неважно, что она была нежеланным ребенком, теперь-то у нее не отнимут жизнь. Мэгги Хорват существовала, пятилетняя девочка выросла и стала почти совсем взрослой женщиной. Написанное дедом письмо прочла не малышка Мэри Маргарет, а выпускница школы Мэгги Хорват. Для нее теперь существовало только одно — она Мэгги Хорват, а Тесса ее мать.
Мэгги встала и посмотрела в зеркало. Она выглядела точно так же — счастливая девушка, проснувшаяся рано утром. Только теперь ее переполнял гнев. Мэгги казалось, что она чувствует запах ярости. Его источали поры ее кожи. Боль сменилась ненавистью, которую она с трудом сдерживала. Глаза ее сверкали, щеки полыхали огнем, сердце отчаянно билось.
В считанные минуты Мэгги оделась для поездки на Манхэттен. Она собрала маленький чемодан, схватила сумочку и спустилась вниз. Там она задержалась лишь на минуту, чтобы взять ключи от машины Мэдисон со столика в холле. Когда девушка выходила из дома, до нее донеслись звуки из столовой — подавали ленч. Мэгги еще не сдала экзамен на получение водительских прав, но водила уверенно, так что через полтора часа она припарковала машину на стоянке рядом с гостиницей «Карлайл», где должна была остановиться Тесса. По пути в Нью-Йорк она сосредоточилась только на дороге и на том, чтобы не привлекать внимания полицейских. Мэгги оставила чемодан в машине, с сияющей улыбкой во шла в отель и назвала свою фамилию портье.
— Прошу вас, поднимайтесь, мисс Хорват, — сказал он, позвонив наверх. — Мисс Кент занимает апартаменты номер девятьсот.
— Благодарю вас.
Когда Мэгги вышла из лифта, она увидела, что Тесса стоит на пороге своего номера и протягивает к ней руки. В ее улыбке проскальзывали возбуждение, нерешительность и непривычная для нее робость. Слова торопливо слетали у нее с языка:
— Мэгги! Моя дорогая Мэгги! Это Мэдисон, должно быть, сказала тебе. Я хотела сделать тебе сюрприз. Мне так много надо сказать тебе. Ты так изменилась, так выросла и повзрослела за прошедший год. Поцелуй же меня, моя милая Мэгги!
— Мне что-то не хочется, — холодно ответила девушка и прошла мимо Тессы в номер.
— Но не настолько же ты повзрослела, чтобы не поцеловать меня? — Тесса была изумлена и сбита с толку.
— Это ты уже давно взрослая женщина, Тесса.
— Что? — Улыбка застыла на губах молодой женщины.
— Тебе сейчас тридцать два. Не слишком ли ты стара, чтобы лгать собственной дочери?
Они молча смотрели друг на друга. На лице Мэгги читался холодный, гневный вызов. Она разглядывала лиио матери и видела, как вянет ее улыбка.
— Я специально прилетела, чтобы рассказать тебе об этом. Я не могла сделать этого раньше…
— Лгунья.
— Нет, честное слово…
— Ты лжешь! Я никогда больше не поверю ни одному твоему слову, никогда, никогда, никогда!
— Господи! Я не могу винить тебя, Мэгги, но ты хотя бы выслушай…
— Разве тебе не интересно узнать, откуда мне все стало известно?
Тесса, пораженная, молчала. Она отвернулась, чтобы только не видеть обвиняющих глаз Мэгги.
— Сегодня утром я получила письмо от человека, который уже много лет лежит в могиле. От Шандора Хорвата. Не моего отца, на похоронах которого я была вместе с тобой, а твоего отца, Тесса. Он не доверял никому, не верил, что мне скажут правду. Ведь он тебя неплохо знал, верно? Именно поэтому тринадцать лет назад он написал мне письмо. Мой крестный должен был отдать мне его в день моего восемнадцатилетия. Оно оказалось первым подарком к моему дню рождения.
— Ты не понимаешь! — Тесса буквально рухнула на диван в гостиной. — Я и не ждала, что ты сможешь понять, но подумай: мне было только четырнадцать лет. Че-тыр-над-цать. Постарайся понять хотя бы это, ведь тебе самой было четырнадцать так недавно. Ты можешь представить, что это для меня значило.
— Разумеется, я понимаю. Шандор мне все объяснил. Любая четырнадцатилетняя девочка поняла бы тебя. Ты поступила совершенно нормально. Если бы ты не была католичкой, ты бы сделала аборт. Почему ты не отдала меня на усыновление?
— Мой отец не согласился на это, — Тесса в ужасе закрыла рот рукой.
— Так и было написано в письме. Он хотел еще одного ребенка. Иначе ты бы именно так и поступила, правда?
— Вероятно. На этом настаивала моя мать.
— А ты, ты сама как хотела поступить со своим ребенком?
— Не знаю, не помню. Я просто хотела, чтобы все это оказалось сном. Как я могла заботиться о тебе? Я поступила так, как мне велели родители. Я обязана была повиноваться им, чтобы выжить, вот и все, что я помню. И ты не была тогда Мэгги, ты была просто ребенком, который должен был появиться на свет.
— Я тебя не виню, — сказала Мэгги совершенно спокойно.
— О Мэгги… — Тесса повернулась к дочери, в ее прекрасных глазах вспыхнула надежда.
— Я обвиняю тебя в том, что случилось потом. Я обвиняю тебя в том, как ты обошлась с пятилетней девочкой, которая верила в тебя и считала тебя совершенством. Я обвиняю тебя в том, что ты отправила меня жить к этим холодным, ужасным людям, когда вышла замуж за Люка. Я сотню раз видела свадебные фотографии… Меня даже не пригласили на торжество. Мне было только пять, и ты вполне могла стать моей матерью, когда вышла замуж. Я жила бы с тобой. Ведь мои родители погибли, и тебе никто не мешал предъявить на меня права. Но, став женой Люка, ты бросила меня навсегда. Почему ты оказалась такой бессердечной, почему поступила так с маленьким ребенком, со своей собственной дочерью? Я обвиняю тебя в том, что мне пришлось прожить тринадцать лет вдали от тебя с семьей Уэбстер, у которых не нашлось для меня ни капли любви. Если не считать Барни, моим единственным другом в этом доме стала кухарка.
— Мэгги…
— Сколько ты платила им, чтобы они не выгнали меня? Должно быть, целое состояние, раз уж Мэдисон держалась со мной вполне цивилизованно. Ты ведь заплатила бы сколько угодно, только бы самой не заботиться обо мне. Разве у тебя нашлось бы для меня время? Звезда экрана, жена невероятно богатого человека, ты была занята только собой, знаменитая, неподражаемая Тесса Кент. В твоей распрекрасной, блестящей жизни не нашлось места для ребенка, правда? Вы с Люком даже не захотели иметь собственных детей. Я выросла без любви, если не считать той малости, что ты дарила мне, когда Люк уезжал из дома. Ты разрешала мне приехать, позволяла играть с твоими драгоценностями. Твои ожерелья вокруг моей шеи, а не любящие объятия матери. Рассказы о том, как следует чистить и хранить жемчуг вместо рассказов о моих дедушке и бабушке, о моей семье, о моем месте в этом мире. У меня оставались только ты и те крохи внимания, которые ты бросала мне. У моей бабушки были родственники. Как знать, может быть, кто-нибудь из них мог полюбить меня. Мне было так стыдно, что никто меня не любит, но я боялась сказать об этом тебе, я считала, что разочарую тебя. Ты должна была обо всем рассказать мне!
— Я должна была рассказать обо всем?! Я думала, что ты счастлива у Уэбстеров.
— Даже если бы и так, они мне никто. Ты моя мать! Как ты могла оставить меня у них? Как ты могла притворяться моей сестрой? Как ты могла уделять мне так мало времени?
— Люк ничего не знал, — прошептала Тесса. — Он так ничего и не понял.
— Ну и что?! Люк умер год назад. Кто мешал тебе обо всем рассказать мне после его смерти?
— Тогда я не могла этого сделать! — воскликнула Тесса. — Это было бы нечестно по отношению к тебе.
— Ну, тебе виднее. — Мэгги встала, сняла с шеи жемчуг и положила его на стол. — Я больше не желаю тебя видеть, никогда. Мне от тебя ничего не нужно. Я не возьму деньги, которые оставил мне Люк. Позвони Мэдисон и скажи ей, что я взяла ее машину и вышлю ей квитанцию из гаража. И передай ей, чтобы она отменила вечеринку. Я больше не вернусь туда.
Мэгги повернулась и торопливо пошла к выходу. Хлопнула дверь, а Тесса все сидела, не шевелясь, не в силах встать и броситься за ней следом.
— Я приехала сюда, чтобы обо всем ей рассказать, — негромко сказала она, обнимая себя за плечи и раскачиваясь взад и вперед. — Я приехала сюда, чтобы обо всем ей рассказать, но могла ли я сделать это раньше? Могла? Могла?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звездная пыль - Крэнц Джудит

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142

Ваши комментарии
к роману Звездная пыль - Крэнц Джудит



Ужасно... ужасноо... до жути ужасно интересная книга)))
Звездная пыль - Крэнц Джудиткрэнц дж.
14.05.2013, 23.49





Замечательная книга. Обожаю этого автора.
Звездная пыль - Крэнц ДжудитРузалия
12.12.2013, 17.21





Очень-очень хороший роман.Давно не читала ничего столь интересного и хорошо написанного.Советую всем,всем,всем прочитать эту книгу!!!
Звездная пыль - Крэнц Джудитксюша
4.07.2014, 0.07





Роман мне очень понравился, но были некоторые непонятные моменты, когда 5 ребенок рассказывает о том что написано в Библии,с одной главы переходишь на другую и там проходит несколько лет и т.д. но все таки советую всем читать, не пожалеете. И все таки я конец не поняла, она чудом вылечилась или как?
Звездная пыль - Крэнц ДжудитАмина
21.10.2014, 19.04





Роман мне очень понравился, но были некоторые непонятные моменты, когда 5 ребенок рассказывает о том что написано в Библии,с одной главы переходишь на другую и там проходит несколько лет и т.д. но все таки советую всем читать, не пожалеете. И все таки я конец не поняла, она чудом вылечилась или как?
Звездная пыль - Крэнц ДжудитАмина
21.10.2014, 19.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100