Читать онлайн Я покорю Манхэттен, автора - Крэнц Джудит, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я покорю Манхэттен - Крэнц Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я покорю Манхэттен - Крэнц Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я покорю Манхэттен - Крэнц Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэнц Джудит

Я покорю Манхэттен

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 28

Через несколько дней, когда шумиха, вызванная предстоящей на ближайший уик-энд свадьбой, достигла своей кульминации, Мэкси, никем не замеченная, выскользнула из дома. Инди, Анжелика и Лили были настолько поглощены обсуждением своих нарядов, что не обратили внимания на исчезновение Мэкси сразу же после обеда. Что касается Тоби, то его в этот момент даже не было дома – он предпочел укрыться в одном из своих ресторанов, чтобы не принимать участия во всей этой суете.
Мэкси надела старенькие джинсы, простую белую майку и легкие сандалии на босу ноги. На сей раз на ней не было никакой косметики. Одним словом, она являла собой воплощение феи, готовой к бою! Сделав по пути к намеченной цели всего одну остановку, она появилась на пороге квартиры Рокко с большим плоским пакетом в руках.
– Что это там у тебя? – подозрительно осведомился он, открыв дверь сразу же, как только раздался звонок, после чего она ворвалась в комнату, как взмыленная лошадь. – И потом, с чего это ты вдруг заявляешься ко мне? В Нью-Йорке так не делают. Здесь принято, по крайней мере, уведомлять о предстоящем визите по телефону.
– Мне просто надо было удрать от Тоби… Они там все спятили. Без конца обсуждают проблему каких-то фамильных кружев, белых атласных туфелек и прочей белиберды… Похоже, в преддверии замужества даже самые разумные из женщин и то теряют голову. Вот я и подумала: раз ты дома – Анжелика сказала, что сегодня вечером ты вроде бы никуда не собираешься – то не станешь возражать, если я к тебе забегу и мы кое-что. вместе обсудим… Ну, скажем, отношения между Анжеликой и ее Данком. Представляешь, он собирается выступать на свадьбе в роли шафера! Просто ужас какой-то.
– Но это, надеюсь, не станет его главной ролью в жизни, – спокойно заметил Рокко, глубоко втянув носом воздух. – Что, пицца? – поинтересовался он.
– Да, небольшой кусочек. Я решила, что, может, ты голоден… Отнести на кухню?
– А какая это пицца? – поинтересовался Рокко.
– Сборная солянка, всего понемногу. Твоя любимая. Неужели ты думаешь, Рокко, я бы принесла тебе какую-нибудь другую? – искренне поразилась Мэкси.
При этом ее колдовские глаза, прямые черные брови и даже изогнутая в виде лука верхняя губа выразили пусть и невинный, но все-таки упрек.
– Пожалуй, что нет. Ты всегда выбирала пиццу безукоризненно. Ничего не скажешь, настоящий артист своего дела. Да, прими мои поздравления. Искренние поздравления. Думаю, со временем ты станешь великим издателем. Я вполне серьезно. Просто счастлив за тебя, Мэкси. Тебе всегда требовался выход для своей энергии. Теперь он у тебя есть. Ты наверняка добьешься колоссальных успехов. Вот только не делай больше сама никаких макетов.
– Спасибо, – скромно ответила Мэкси. – Тогда, может, съедим пиццу прямо сейчас, пока она горячая.
– Ага, значит, разделим ее пополам? В таком случае разогревать не стоит. А то сыр начнет тянуться и корка зачерствеет. Вообще-то, я действительно не обедал. Работы столько, что не до еды.
Рокко ловко накрыл кухонный стол и нарезал несколько больших ломтей для них двоих – принесенная Мэкси пицца оказалась поистине безразмерной. Некоторое время оба жадно жевали, погрузившись в благоговейное молчание, которого требует от едоков настоящая пицца, благоразумно оставляя хрустящую корку на потом, когда уже не остается ничего другого. Такой момент должен был непременно наступить, поскольку еще ни разу не случалось, чтобы пицца, даже самая неудачная, оказывалась недоеденной Рокко Сиприани, а это была не просто пицца, пицца из пицц. Они ели ее, запивая пивом прямо из горлышка бутылки, и стопка бумажных салфеток в центре кухонного стола все таяла и таяла.
– Странная вещь с этой пиццей, – произнес наконец Рокко. – Ешь и чувствуешь, как твой желудок сам говорит тебе «спасибо». Это не просто еда, а скорее переливание крови. Да, именно в этом, наверное, и состоит смысл истинно южной пищи… хотя, кроме пиццы, так на меня ничто другое не действует.
– А я больше всего на свете обожаю «хот дог» – и обязательно на ипподроме, – мечтательно заметила Мэкси. – И чтоб было навалом клейкой желтой горчицы, теплых белых булочек и еще пухлых розовых колбасок… знаешь, такие тепловатые… ничего вкуснее для меня не бывает.
– Может, тут сказывается разница в религиозном воспитании – твоем и моем?
– Да нет, детство. Все идет оттуда. Во всяком случае, мне так кажется, – ответила Мэкси.
– А как ты относишься к супу? – серьезно спросил Рокко.
– К супу? В общем, я не против супа. Никоим образом. Но для меня, скажем так, это не блюдо номер один.
– Но если ты больна, простыла или тебе просто требуется что-то в виде утешения? – настаивал Рокко.
– А под рукой нет ничего спиртного?
– Вот именно. По странному стечению обстоятельств – никакой выпивки. Будешь тогда есть суп?
– Только консервированный, – решительно заявила Мэкси. – Обязательно, чтоб прямо из консервной банки. И никаких тебе домашних супов, хотя они якобы «полезны для здоровья». Это все чересчур по-европейски.
– «А я же, уп-уп, люблю один суп…» – фальшивя, пропел Рокко на мотив «Любить я готов всегда». – «Когда ты рядом, любовь, суп горячит мне кровь», – закончил он.
– И на каком фоне звучит мелодия? – тут же спросила Мэкси, догадавшись, что Рокко наверняка занят рекламным роликом: это было единственным, что могло заставить петь на кухне.
– Представь: любовники всех возрастов, размеров и форм, белые и черные, желтые, коричневые и красные, пришельцы с других планет, не только люди, но и звери… каждой твари по паре и каждой – три секунды экранного времени на поцелуи, объятия и прочее. А песню будет петь Хулио Иглесиас.
– Ты-то сам увидишь все в готовом виде?
– Никогда не смотрю. Эту шутку закала мне «Американская ассоциация консервированных супов». Минута экранного времени. Ну как тебе идея?
– Потрясающая. Но не Хулио… Так-то он мне нравится, но его английский, по-моему, звучит не слишком убедительно. Как, скажем, насчет Кенни Роджерса? Пожалуй, нет. Он чересчур в стиле «вестерн». Будет какая-нибудь очередная баллада а-ля «Ах, эти голубые глазки». И потом сколько он заломит! Эврика! Тони Беннет – вот кто тебе нужен!
– Здорово! Самое оно! Романтично, тепло и голос знакомый. Так, значит, идея тебе правда нравится? Честно?
– Конечно. Да после такой рекламы я бы помчалась на кухню, как оболваненный зомби, тут же открыла первую подвернувшуюся под руку банку консервированного супа, разогрела и выпила залпом.
– Вот над чем я сидел, – признался Рокко, уплетая остатки пиццы. – Просто я не был уверен, любит ли большинство человечества суп или нет. Во всяком случае, считает ли оно его действительно полезным для здоровья.
– А какое, собственно, это имеет значение для «Ассоциации консервированных супов»?
– Никакого. Но мне нужно эмоционально прочувствовать материал, прежде чем я смогу сделать стоящий ролик. Между прочим, мама всегда варила суп сама и ни разу в жизни не дала никому из нас притронуться к консервированному. Поэтому-то я и не мог полагаться тут на собственный вкус.
– Какие же божественные супы готовила твоя мама! Помню, она как-то дала мне рецепт своего куриного супа. Для начала там полагалось купить целую необщипанную курицу и телячью ножку. Увы, к подобному испытанию я оказалась неготовой. Так что пришлось идти покупать очередной кэмпбелловский консервированный суп, – печально заключила Мэкси свои воспоминания.
– Ну это вполне простительно. В конце концов, тебе тогда было всего восемнадцать… или даже семнадцать? Я, между прочим, так этого и не выяснил.
– Я тоже. Как бы то ни было, а готовить я так до сих пор и не научилась.
– Что ж, а моя мать так и не научилась управлять издательским концерном. Каждому, как говорится, свое, – примирительно произнес Рокко, складывая в раковину грязные тарелки и доставая еще пару бутылок пива. – Но, черт побери, она еще умела прекрасно делать домашнее вино. Поэтому сейчас у меня проблемы по части рекламы галльских вин. Но ничего – справлюсь. Слава богу, мама хоть не варила пива. Или мыла. И не выпускала легковых машин. А то бы мне пришлось туго… Может, перейдем в гостиную? Что там насчет Данка? Мне он показался вполне приличным парнем, когда Анжелика притащила его сюда знакомиться. Неужели ты на самом деле боишься, что он может ее соблазнить?
– Да, боюсь. Хотя, может, и зря. Моя мать, например, находит, что Анжелика сильно отличается от меня – в ее возрасте. Она значительно умнее. Так что, наверно, мне можно расслабиться.
– А что, он мог бы соблазнить тебя, в твои двенадцать лет? – вслух удивился Рокко, стоя у высокого окна и глядя на распростерный внизу Сентрал-парк.
– Нет, конечно. Потому что уже тогда я ждала тебя. – Эти несколько простых слов были произнесены с большим мастерством.
– А обниматься с ним ты стала бы? Данк, между прочим, миляга…
– Вот этим я никогда не занималась. По крайней мере, с молокососами, – с достоинством ответила Мэкси, пристально разглядывая отражаемую оконными стеклами роскошно освещенную комнату: богиня Изида плавала над полом со своей неизменной гордой осанкой, а прямо над столом парил величавый круп лошади – изображение относилось явно к эпохе Ханьской династии. – И вообще, до тебя я ни с кем в жизни не целовалась.
– Да ну?
– По-моему, ты всегда об этом знал.
– Представь, что нет. Я был уверен, что у тебя имеется кое-какой опыт. Не то, чтобы настоящий, ведь я узнал тебя девственницей, но все же опыт. Как выражаются в нашем квартале, ты была «горячей булочкой».
– Это я так тогда придуривалась. – И Мэкси с вызовом тряхнула непокорной челкой.
– Нет-нет, была! – горячо возразил Рокко.
– Я говорю насчет своего мнимого опыта. А «горячей булочкой» был ты! – Мэкси подняла голову, в упор глядя на Рокко своими бесподобными зелеными глазами. При этом рот волшебницы слегка приоткрылся, что неожиданно придало лицу выражение некой девической загадочности. Казалось, их прошлое куда-то безвозвратно улетучилось, и они встречаются впервые.
– О! Спасибо за комплимент.
– Послушай, Рокко…
– Нет, Мэкси! Не может быть и речи!
– Не может? Но откуда ты знаешь, о чем я собираюсь говорить? – возмутилась сразу покрасневшая и оттого ставшая особенно привлекательной Мэкси. – Как можешь ты вот так, с порога, все отрицать, когда даже понятия не имеешь, надо ли вообще или не надо отвечать на мои слова?
– Дело в том, что за минувшие годы я немного поумнел. И если ты возникаешь на пороге моего дома, да еще практически в том же наряде, в каком появилась тем летом у меня на чердаке, когда мы встретились в первый раз… И при этом такая непорочно юная, что любой бы не раздумывая лег с тобой в постель, а там будь что будет. Любой, но не я! Для этого я слишком хорошо тебя знаю. Сама подумай: ты приходишь ко мне не одна, а с моей любимой пиццей, начинаешь обсуждать мой суповой ролик, говоришь разные приятные и полезные вещи. И что же, ты вправду полагаешь, что я не догадываюсь, что мне подстраивают ловушку? Притом капитальную! Ну признавайся, Мэкси!
– А ты не веришь, что люди, по мере того как они взрослеют, в состоянии менять свой характер? – рассудительно спросила она в ответ, по обыкновению подергивая выбившуюся светлую прядь. – Тебе не приходит в голову, что я просто хотела бы установить нормальные отношения с отцом моего ребенка? Что я просто стремлюсь к дружескому общению между двумя взрослыми людьми, которым давно пора отбросить всю злость и вражду; накопившиеся в их сердцах? Я так хочу нового начала, Рокко. Ведь кроме Анжелики и нашей к ней общей любви, у нас было еще что-то. Нам было о чем поговорить. Как добрым знакомым, живущим в одном городе, а не как заклятым врагам. Разве ради этого я не могу просто взять и прийти к тебе?
– Постой, Мэкси! А кто меня шантажировал и заставлял делать макет для «Би-Би»? А когда я простудился, кто меня напоил – и трижды поимел? Ну, один раз это уж точно.
– Абсурд!
– Может, это и нельзя доказать, но я-то знаю. Ты никогда не являешься просто так. Тебе всегда что-то от меня надо. Говори, что тебе потребовалось на сей раз? Нет, постой. Попробую сам угадать. Через пару лет Пэвка уйдет на пенсию, и ты хочешь, чтобы я перешел к тебе и был на подхвате. Так? Вообще-то я бы и сам был не прочь перейти. Но ведь это означало бы, что я должен буду работать на тебя? При всей той свободе, которую ты бы мне обещала дать. Поэтому я и не стану переходить к тебе. Ни за что в жизни! Ну, что еще могло тебя сюда привести? Может…
– Рокко! Ты совершенно прав, признаю это. Я действительно обманщица. Втираться в доверие к людям – моя вторая натура. Мне всегда нравилось обеспечивать себе дополнительный шанс для гарантии успеха. Никак не могу заставить себе не пытаться все переиначивать в свою пользу. Больше того, если у меня это не получается, я прихожу в ярость.
– В это трудно поверить, – фыркнул Рокко.
– Но я уже не та, что была. За один только последний год я изменилась больше, чем за все предыдущие. Вместе взятые. Я столько узнала, Рокко. И убедилась: если очень постараться, крепко стоять на собственных ногах и не давать другим сбить себя с толку, можно добиться всего, чего хочешь, честным путем. Можно найти золотую середину, но, конечно, для этого необходима помощь друзей.
– И ты хочешь, чтобы я был одним из них, – не скрывая подозрительности, спросил он.
– Нет. – Мэкси твердо взглянула на Рокко, не желая больше уступать. Наконец-то она не лгала ему, а говорила чистую правду – решительно, убежденно, горячо. – Я хочу, чтобы ты снова полюбил меня, Рокко.
– Зачем? – удивился он, даже не подумав придвинуться к ней поближе хотя бы на полдюйма. Она что, думает, стоит ей свистнуть – и он побежит за ней, как собачонка?
– Господи, ты понятия не имеешь, как мне тебя недостает! О, Рокко, это началось с той самой минуты, как только я тебя увидела. А сейчас… сейчас все в тысячу раз хуже! Ведь тогда мне было семнадцать. Я места себе не нахожу, так ты мне нужен. Слова не в состоянии выразить то, что я чувствую. У меня больше нет сил бороться с собой, Рокко. Я не переживу, если ты не согласишься снова полюбить меня! – в отчаянии воскликнула Мэкси голосом, в котором не было на сей раз ни малейшего притворства – одно только страдание. – В моей жизни никогда не было другого мужчины, которого бы я любила так же горячо и глубоко, как тебя. Боже, почему мы не встретились, когда я стала старше? Со мной было бы так легко ладить! Да разве понаделала бы я тогда все эти глупые детские ошибки? Избалованная девчонка из богатой семьи – чего от нее можно ждать! И главное, я не совершила бы своей роковой ошибки, недооценив всю меру твоей гордости. Пойми я тебя лучше, все бы у нас с тобой уладилось и мы до сих пор жили бы вместе! Рокко, прошу, дай мне один – только один – шанс. Больше я тебя ни о чем не молю. И ты можешь так на меня смотреть? Не видеть, что со мной творится? Я люблю тебя! Люблю – и не могу больше этого вынести.
Рокко продолжал по-прежнему бесстрастно смотреть на Мэкси, а мрачный взгляд лучше всяких слов выражал ход его мыслей. Вот оно опять перед ним, это фантастическое создание, которое он так и не смог за все долгие годы забыть. Не смог и заменить его каким-либо другим, хотя давно уже был расторгнут их союз. После Мэкси он не может смотреть ни на одну женщину в мире. Не приходится сомневаться, что она это сделала сознательно. Каждому, кто любил Мэкси по-настоящему, наверное, нечего искать в других. Да не наверное, а наверняка. Спору нет, она всегда была, что называется, первый класс. И всегда будет… приносить ему одни только огорчения. И какие! Уж в этом-то можно не сомневаться. Но все-таки он сумеет с ними справиться.
«Ну кого ты обманываешь? – спросил он сам себя. – Ты же ее обожаешь. Ты боготворишь этого прелестного и такого непредсказуемого чертенка, о котором никто никогда не скажет, какие еще проказы у него на уме. Да ведь оба раза, когда его Мэкси выходила замуж за этих обормотов, он чувствовал, что умирает. Как ни крути, а для тебя, как и для нее, не может быть другого партнера. Никогда не было – и никогда не будет».
На Рокко разом нахлынуло такое смятение чувств, что от радости он едва мог пролепетать:
– О'кэй. Не возражаю.
– Так ты даешь мне еще один шанс? – не веря собственным ушам, медленно произнесла Мэкси. – А с чего мы начнем нашу совместную жизнь? С нуля? Как будто между нами раньше никогда ничего такого не было?
– Ну зачем притворяться, – неожиданно обрел дар речи Рокко и великодушно предложил: – Давай просто снова поженимся. Не потому, что без этого я не люблю тебя, как последний идиот. И не потому, что я переставал тебя когда-нибудь любить. По-моему, я даже и не пытался. Мы потеряли столько лет, но зато мы оба выросли. Может, так все и должно было произойти? В общем, Анжелика и ты переезжаете ко мне – и сейчас же. Со свадьбой, думаю, не стоит на сей раз устраивать особую шумиху. Лучше обойтись без всех этих фамильных кружев и прочего, – добавил он, торжествующе заключая ее в свои объятия, от которых так долго – о, Господи, как же долго! – себя удерживал.
– Никакой шумихи, согласна, – пообщала Мэкси. – Свадьба состоится, но никто не будет делать вида, что я выхожу замуж за нового мужчину.
– Ты выходишь замуж – за меня! И, черт подери, это на всю жизнь! Замуж за того, с кем ты начинала, – с чувством собственника произнес Рокко, снова подпадая под ее волшебные чары и уже больше ни о чем не беспокоясь.
– Вот именно. Так я и скажу Инди… никакого нового мужчины не будет, – упоительно проворковала Мэкси.
– Инди? Ты что, не собираешься сначала сообщить эту новость Анжелике? – удивился Рокко.
– Ах, Анжелика… Да, конечно, я сообщу ей первой, – согласилась Мэкси, хотя чувствовалось, что мысли ее витают совсем в другом месте: она явно упивалась радостью возвращения в родной дом.
– Если б тебе не надо было только ехать обратно к Тоби за своими вещами… Да, но не можешь же ты переезжать ко мне в одних джинсах и майке, – бормотал Рокко, слегка покачивая ее в нетерпеливых объятиях, пока, наконец решившись, не сгреб Мэкси в охапку и не понес вверх по лестнице на вытянутых руках. Мэкси, девочка моя, красотуленька, самая лучшая в мире издательница, женушка родная…
– Это не страшно, не страшно, – задыхаясь от счастья, уверяла его Мэкси, в то время как он покрывал всю ее поцелуями. – У нас на работе обстановка самая неофициальная.
Еще не настало время, прикидывала она про себя, говорить, что на улице, у подъезда, ее терпеливо дожидается Эли – в лимузине, доверху забитом доставленным от Тоби багажом. Лучше оставить это на потом. Да, да – на потом. Тем более что это «потом» уже совсем скоро. Или, может… никогда?

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Я покорю Манхэттен - Крэнц Джудит



Потрясающий роман!!!читала давным-давно,но до сих пор часто вспоминаю.Героиня-отпад!уверена в себе,спонтанна в поведении,еще и красива как богиня.поднимает сначала журнал,а потом спасает издательство своего отца.её братья:один-талантливый фотограф,голубой;другой-слепой,но с потрясающими кулинарными способностями.Мать-бывшая балерина,которая без ума от брата своего мужа.Столько поворотов-скучать не придется!характеры героев и сюжет всей книги-незабываемы!!!Читать обязательно!
Я покорю Манхэттен - Крэнц ДжудитМари-и-я
2.11.2010, 20.13





Я в восторге!!! Смотрела фильм по роману Джудит Кренц. А теперь прочитала роман.
Я покорю Манхэттен - Крэнц Джудитирина
19.11.2010, 9.24





Супер, супер, супер, не знаю почему я этот роман раньше не нашла!!!
Я покорю Манхэттен - Крэнц ДжудитЛика
18.06.2014, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100