Читать онлайн Любовники, автора - Крэнц Джудит, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовники - Крэнц Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовники - Крэнц Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовники - Крэнц Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэнц Джудит

Любовники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

С тех пор прошло всего четыре дня, а Джиджи уже сидела в кабинете с Дэвидом Мелвиллом. Ленч в «Куполе» оказался рекордно коротким, после чего они вернулись в офис и приступили к работе.
— Так что ты думаешь про эти купальники? — осторожно осведомился Дэвид.
— Говорить об этом после одиннадцати часов утра запрещается под страхом смертной казни, — отрезала Джиджи. — Мне хочется побольше узнать о Виктории Фрост. За столом ее имя не прозвучало ни разу, хотя вы болтали, не закрывая рта. Настроение у меня улучшилось, и все же с нами за столом сидел призрак мисс Вики. Расскажи мне о ней все, что знаешь.
— Я работаю здесь всего шесть месяцев, а она не сидела в офисе больше недели подряд, — нехотя сказал Дэвид.
— Дэви, ты явно о чем-то умалчиваешь. Давай-ка выкладывай.
— О ее личной жизни я ничего не знаю. Честное слово. Но профессионал она крепкий. Она постоянно охотится за новыми заказами, а когда мы представляем свои идеи перспективному клиенту, всегда присутствует при этом.
— А если клиент отвергает наши идеи?
— Тогда мы идем домой и бьемся головой о стену. В результате мы либо умираем, либо в эту голову приходят новые идеи. Одно из двух.
— Разве она не пытается убедить клиента, что идея хороша?
— Это дело творческой бригады. Виктория — мастер по части компромиссов. Иными словами, она умеет сделать так, чтобы заказчик остался доволен.
— Кто на самом деле руководит агентством? — полюбопытствовала Джиджи. — Виктория или Арчи с Байроном?
— Все трое. Они равноправные владельцы агентства и делят между собой прибыль — как именно, точно не знаю. Арч и Бай — художественные руководители, а Виктория — исполнительный директор, который одновременно курирует финансовые вопросы.
— А что бывает, когда они спорят? Чье мнение перевешивает — художественных руководителей или мисс Вики?
— Ты задаешь вопросы, которые находятся вне моей компетенции, — возразил Дэвид. — Меня на такие совещания не приглашают.
— Как ты думаешь, почему она с самого начала окрысилась на меня?
— Лично я думаю, что во всем виноват твой наряд. В этом костюме ты была похожа не столько на нового творческого работника, сколько на менеджера. А управление — ее территория.
— Но в офисе должны быть и другие управленцы, — заметила Джиджи.
— Все управленцы — мужчины, и Виктория командует ими как лагерный капо. Она сама нанимала их. Реклама — дело главным образом мужское, а в «ФРБ» особенно. Виктория здесь единственная женщина, обладающая реальной властью, и одевается соответствующе.
— Ладно, будем считать, что лично против меня она ничего не имеет, — не слишком убежденно пробормотала Джиджи. Едва ли ее появление в деловом костюме могло вызвать столь враждебную реакцию. — Теперь давай о себе, малыш. Ты женат, холост или разведен? Мы еще не обсудили все личные вопросы.
— На это сейчас нет времени, — хмуро ответил Дэвид. — В данный момент для нас самое важное — это реклама купальников.
— В нормальных условиях ни одна женщина не станет выставлять себя напоказ в хорошо освещенном месте. За исключением немногочисленных девиц, которые родились… нет, были генетически созданы, чтобы в лучшую пору своей жизни демонстрировать купальники, — рассудительно сказала Джиджи. — Предположительно от семнадцати до девятнадцати. Плюс-минус пара лет в зависимости от наступления зрелости.
— Выходит, ты не собираешься помогать мне продавать купальники или, как выражается моя мать, костюмы для плавания? — мрачно спросил Дэвид. Он поклялся себе, что не станет влюбляться в Джиджи. У него нет времени на любовь. Реклама — это не работа, а каторга, продолжающаяся шестнадцать часов в сутки. Поэтому на ближайшие десять лет никакой личной жизни…
— А где капуччино, которым ты так рвался угостить меня утром? — поинтересовалась Джиджи.
— Джиджи, купальные костюмы — это огромный рынок, — стоял на своем Дэвид, с ужасом понимая, что ему нравится произносить ее имя. — В конце концов, женщинам нужно в чем-то плавать, а один и тот же купальник нельзя носить вечно.
— Ты так считаешь? Слушай, кажется, ты что-то говорил про булочки. После ленча я успела проголодаться.
— Исследования показывает, — продолжал упрямиться Дэвид, боровшийся с желанием вскочить и принести ей всю еду, которая есть в офисе, — что женщины чаще всего жалуются на толстые ляжки, расплывшуюся талию, выступающий живот и другие естественные возрастные изменения. Джиджи, ты меня слышишь? Джиджи! Хочу, чтобы ты знала, что две другие творческие бригады — Керри с Джоанной и Джон с Лью — тоже составляют проект рекламной кампании «Индиго Сиз». Так что у нас тут жесткая конкуренция. Пока мы с тобой болтаем, они сидят в своих норах и пытаются придумать что-нибудь такое, чтобы у нас кишки свело. Ради бога, Джиджи, не отключайся!
— Извини, Дэви. У меня голова занята другим, — без всяких угрызений совести призналась Джиджи. — Я пыталась понять, готова ли подробно рассказать, как я рассталась с девственностью, и наконец поняла, что готова.
Дэвид, у которого гулко забилось сердце, сделал вид, что ничего не слышит.
— «Индиго Сиз» специализируется на купальниках, которые позволяют полным женщинам выглядеть вполне прилично. У нас с тобой вполне реальный потребитель. Последний опрос Лу Харриса показал, что избыточным весом страдают пятьдесят восемь процентов американок…
— Так говорят. — Джиджи равнодушно пожала плечами. — Кстати говоря, мой знак Зодиака — Овен.
— Интересно, какого черта им вздумалось взять тебя на работу? — Дэвид снял очки, бросил их на стол и уставился на Джиджи. Овен, его злой рок! За свои двадцать восемь лет он дважды смертельно влюблялся, и дважды это оказывались Овны. Даже космос был против него…
— Что ты хочешь этим сказать? Что возненавидел меня, когда я отказалась от твоего дурацкого яблока?
— Ради бога, не переводи все на личности или хотя бы говори тише! Виктория потратила несколько недель на то, чтобы этот заказ достался нам, а ты ведешь себя так, будто тебе плевать на выгодного клиента! Тебя наняли для того, чтобы вызывать у женщин желание приобрести купальник фирмы «Индиго Сиз»!
— Ни одна полная женщина не рвется приобретать каждый сезон новый купальник, какой бы фирмы и фасона он ни был, — упрямо ответила Джиджи.
«Не хочу я приниматься за работу, — подумала она. — Арчи и Байрон так и не нашли время представить меня и показать офис. Купальников „Индиго Сиз“ под рукой нет. Я не имею представления, как они выглядят, а составлять рекламные объявления на основании рассказов бессмысленно. Для вдохновения мне нужно видеть товар или, как минимум, его фотографию».
— Мы должны заставить ее захотеть, — не сдавался Дэвид.
— Мой мальчик, заставить человека захотеть невозможно. Желание возникает интуитивно.
— Джиджи, в «ФРБ» считают по-другому. В этом и заключается разница между мышлением составителя каталога и мышлением составителя рекламных объявлений. У нас создают желание. Учти это, Джиджи. Где твой энтузиазм, черт побери?
Раздосадованная Джиджи встала и взяла под козырек.
— У меня есть энтузиазм, сэр! Покажите мне цель, и мой энтузиазм взыграет! Дэвид требует энтузиазма? Ну что ж, он его получит.
— Перестань дурачиться.
— Есть, сэр! — Она снова взяла под козырек.
— Прекрати, я сказал. Нам нужно работать.
— Так точно, сэр!
— Только попробуй еще раз взять под козырек! Руку оторву!
— Да, сэр!
— Садись, черт побери!
— Есть, сэр!
— Еще раз назовешь меня сэром, получишь по башке.
— Как скажешь, дорогой Дэви. — Джиджи села и вновь стала самой собой. — Трудно найти общий язык с коллегой по команде… раньше у меня их не было… кажется, мне нравится работать под твоим руководством… — Джиджи выразительно посмотрела на Дэвида и подарила ему кокетливую улыбку. Знал ли Дэвид, что, когда он снимал очки, его светло-карие глаза становились поразительно огромными и испещренными странными пятнышками? В старых фильмах стоило близорукому мужчине снять очки, как девушки тут же начинали таять.
— Ты чего так улыбаешься?
— Потому что пытаюсь свести вас с ума… сэр.
— Значит, тебе наплевать на купальники, да?
— Сэр, с командным духом у меня всегда были проблемы.
— Может быть, для кого-то заказ на семь миллионов пустяк, но для нашей конторы это сумма внушительная.
— Ух ты! Семь миллионов… Таких денег может хватить на съемку какого-нибудь дешевого фильма, — поддразнила его Джиджи. Бедняга был чересчур серьезен. Требовалось заставить его улыбнуться.
— Джиджи, мы продолжаем попусту тратить время.
— Вовсе нет. Мы пытаемся узнать друг друга и установить личные контакты. Как предлагал Арчи. Или это был Байрон?
— Джиджи, я не хочу знать, как ты потеряла девственность. Я передумал. Мне это совершенно неинтересно.
— Ах, как обидно! Это не та тема, которую можно пропустить мимо ушей… Но будь по-твоему. — Она схватила блокнот и карандаш. — Дэви, ты продолжаешь называть наших потенциальных покупательниц полными, но мы оба знаем, что правильнее называть их толстыми. Слово, конечно, не слишком подходящее для рекламы. «Плотные» тоже не годится… Может быть, будем называть их «крупными»? Крупная женщина может быть просто высокой, рослой, ширококостной… По-моему, это вполне обтекаемо и совсем не обидно.
— Согласен. Никаких «полных». Только «крупные».
— Мы в «Новом магазине грез» продаем тонны платьев для крупных женщин. Но у себя в каталоге мы никогда не напяливали их на худеньких манекенщиц. Полные женщины ужасно подозрительны и выходят из себя, когда видят предназначенную для них одежду на какой-нибудь пигалице. В дородности нет ничего плохого. В прошлом веке и даже в начале этого вкусы были совсем другими. Очень многие мужчины и сейчас предпочитают пышечек. Не следует недооценивать чар таких женщин. Но когда им приходится приобретать купальник, они откладывают покупку в долгий ящик. Для того чтобы просто завлечь их в магазин, нужно сделать саму мысль о приобретении купальника хоть чуть привлекательной.
— И что ты предлагаешь?
— В агентстве «Нина Бланшар» длинный список бывших манекенщиц, которые потеряли форму для выхода на подиум. Почему бы один из купальников не продемонстрировать самой обаятельной модели из экс-худышек?
— Что ж… возможно… — задумчиво протянул Дэвид. — Об этом стоит подумать.
— А не стоит снять рядом с ней какого-нибудь парня? — вслух подумала Джиджи.
— Нет. Я вижу ее одну, в бассейне, роскошную Венеру в бирюзовой воде… Она… она не плывет… она вырывается из воды, прямо со дна бассейна… искрящиеся капли блестят на загорелой коже, длинные волосы откинуты назад… у нее потрясающая улыбка, потрясающие зубы… а самое главное — пара потрясающих титек. Чем больше, тем лучше.
— А под этим текст: «Достаточно ли ты женственна для „Индиго Сиз“?» — подхватила Джиджи.
— «Достаточно женственна»… Может быть, как-то усилить? Добавить что-то еще?
— Нет, — решительно ответила Джиджи. — Если мы заинтригуем покупательниц и заманим в отдел купальников, все остальное они найдут сами. Самое трудное — затащить их туда.
— О'кей… Примерно так. — Дэвид взял фломастер, что-то чиркнул на листе бумаги и протянул набросок ей.
Джиджи окинула рисунок взглядом.
— У тебя здорово получается, — одобрила она.
— Ага. Именно поэтому они и разрешили мне работать с тобой. Это награда… вместо повышения жалованья.
— Сколько идей нам нужно?
— А у тебя их много?
— Еще не знаю. Я только начала. «Достаточно женственна»… Например, так: «Символу женственности — „Индиго Сиз“. Как насчет итальянского эквивалента слова „обильная“ — abbondanza? Одной строкой — „Есть ли у тебя abbondanza?“ Затем говорим: „Индиго Сиз“, купальник для женщин с abbondanza!» — и даем фотографию Софи Лорен в «Индиго Сиз».
— По меньшей мере, нам нужны четыре идеи. Плюс несколько запасных для уверенности. Арч и Бай наверняка что-то отбросят. Есть и еще одно… Когда начнется обсуждение проекга, нужно будет показать, что мы испробовали разные подходы и перебрали кучу альтернатив. И в то же время их должно быть не слишком много, чтобы не сбивать с толку клиента.
— Теперь я понимаю, что именно ты имел в виду, когда говорил про битье головой о стену, — задумчиво ответила Джиджи. Внезапно она решительно поднялась. — Дэви, нам нужно увидеть настоящие купальники. Давай съездим в магазин и как следует пороемся там. А потом заглянем в автомобильный салон и поговорим с дамами, которые собираются приобрести машину. Мой отец всегда говорил, что это самые придирчивые покупательницы. Платить им не придется: они ужасно словоохотливы.
— Слушай, Джиджи… Извини меня. Я напрасно сказал, что тебе наплевать на купальники.
— Ты слышал про девиз: «Относись к работе не серьезно, а страстно»? Именно так я и поступаю… Стоп, Дэви! Можешь не искать ключи. Я отвезу тебя на моей новой красной машинке.


Билли и Спайдер уютно устроились у камина. Они были одни: близнецы наконец уснули.
— Я тебе не рассказывала о своем двоюродном брате Уинтропе, — спросила Билли. — Бене Уинтропе? Точнее, Бенджамине Уоррене Солтонстолле Уинтропе, не больше и не меньше. Правда, звучно?
— Как колокольный звон. Если верить журналу «Форбс», он один из самых агрессивных бизнесменов восьмидесятых годов. Я не знал, что вы родня. Он обосновался в Нью-Йорке, насколько я знаю.
— Возможно, ты знаешь больше меня, — пожала плечами Билли. — Я не помнила, чтобы кого-то из моих вредных кузенов, не дававших мне проходу, звали Бен, но сегодня днем он позвонил мне и доказал, что мы родня. Бен сказал, что прилетел по делам и с удовольствием зашел бы к нам в гости. Своих кузенов в последний раз я видела на похоронах тети Корнелии, когда мне было двадцать четыре, но Бена Уинтропа среди них не было.
— Ты пригласила его?
— Конечно, милый. Разве можно упустить случай похвастаться тобой и близнецами перед одним из шайки чванливых, самодовольных снобов, третировавших меня, когда я была маленькой девочкой из бедной семьи?
— Думаю, ты переставила местами предметы своей гордости, — ответил Спайдер, на время отдавая первенство детям.
— Не кокетничай… Как бы там ни было, но завтра он обедает у нас. Надо будет пригласить и Джиджи. Во-первых, она сейчас одна, а во-вторых, мне не терпится узнать про ее новую работу.
— Она провела там всего два дня.
— Верно, но первые впечатления — всегда самые важные. Когда мы встретились, ты решил, что я холодная сучка.
— Так оно и было.
— Да, черт побери. И я не стыжусь этого. По крайней мере, в то время я была сама себе хозяйкой. Не то что сейчас, когда ты промыл мне мозги и приковал к дому, смиренную и беременную.
— Опять? — тихо спросил он.
— Это просто поговорка.
— Слава богу.
— Разве ты больше не хочешь детей? — удивилась Билли, — Не хочешь девочку?
— Милая, хочу, конечно, но не сейчас, когда Хэл и Макс управляют тобой с помощью взгляда. Пусть они сначала научатся говорить. Может быть, тогда ты убедишься, что они довольны матерью.


Лос-Анджелес влек к себе Бенджамина Уинтропа уже несколько лет. Этот город был последним из благословенных уголков Америки (не считая Гавайев), где ему хотелось возвести торгово-развлекательные комплексы. Сейчас Бену было тридцать пять, но он с юности увлекся торговлей недвижимостью так же, как остальные представители его поколения увлекались рок-н-роллом, и начал упрямо скупать земельные участки, еще будучи новичком Гарварда, беря взаймы под суммы, к которым мог получить доступ только по достижении двадцати одного года.
Его отец считал такое поведение недостойным уроженца Бостона. Оно слишком отличалось от представлений старика о том, что такое настоящий бизнес.
— Бенджамин, ты должен руководить предприятиями, принадлежащими семье. Зачем покрывать плодородную землю уродливыми автостоянками и отвратительными лавками? — постоянно нудил он. — Я не собираюсь вкладывать в них свои деньги.
Отказ отца окончательно убедил Бена в том, что необходимо переезжать в Нью-Йорк. Финансовый климат Бостона слишком сильно зависел от моральных воззрений. Лично Бен придерживался девиза из кэрролловской «Алисы в Зазеркалье»! «Стоп, стоп, девочка, — сказала Герцогиня. — У всего есть мораль, надо только суметь найти ее».
Еще в том возрасте, когда взрослые давали ему читать детские книжки, Бен решил, что он не станет тратить понапрасну ни одной минуты и что до морали ему нет никакого дела. Человек, соблюдающий этические нормы, состояния нажить не может. За последние пятнадцать лет он стал обладателем восьмисот миллионов. Он не упускал ни единого шанса приумножить капитал, и польщенные боги случая были к нему благосклонны.
Зная о быстром деловом успехе Бена Уинтропа, окружающие считали его человеком нетерпеливым, и совершенно напрасно. Он прекрасно овладел искусством ждать и терпеливо хранить свой замысел до тех пор, пока тот не достигал окончательной зрелости. Потом оставалось только собрать выращенный урожай. Все, чем обладал Уинтроп, должно было принадлежать только ему. Мысль о дележе была ему не просто чужда, но ненавистна.
С женщинами, вызывавшими у него желание, Бен обращался так же, как с нужным земельным участком: терпеливо обхаживал и ждал удобного момента. Он с отличием закончил Гарвард по специальности «литература и история» и питал искреннюю любовь к красоте во всех ее проявлениях. Больше всего на свете ему нравилось делать деньги, любить женщин и наслаждаться произведениями искусства. Если женщина или, к примеру, картина казалась Бену стоящим внимания, он не останавливался ни перед чем.
В общем, Бен Уинтроп был чрезвычайно доволен собой. Он очень удивился бы, если бы кто-нибудь назвал его аморальным типом. Иногда Уинтроп с улыбкой думал, что живет по ту сторону морали, что узкие этические нормы к нему неприменимы, что благодаря собственным усилиям он поднялся в выси, которые доступны только умным и богатым людям, вызывающим зависть у тех, кто не в состоянии забраться так высоко.


Бена Уинтропа всегда чрезвычайно интересовала Билли Айкхорн — еще одна выдающаяся представительница их большого клана, достижения которой сделали ее семейной легендой. В год ее отъезда из Бостона Бен был подростком. Когда в двадцать один год Билли вышла замуж за Айкхорна, Бену было семнадцать, но он хорошо помнил, как женская половина его семьи оживленно обсуждала поведение дочери Джозайи Уинтропа во время воскресного ленча. Для чопорного Бостона это было равносильно скандалу. Известие о том, что Билли основала «Скруплс», вызвало у Бена одобрение, с которым он относился к любому проявлению предприимчивости за исключением неудачного ограбления банка.
Позволив Берго отвести машину на стоянку, Бен Уинтроп окинул быстрым взглядом огромный дом, окруженный садом в несколько акров. Уже стемнело, и в саду горели фонари. Наметанный глаз опытного торговца недвижимостью тут же определил лакомый кусок. Горничная провела Бена в дом, и он стремительной походкой направился к Билли.
— Добро пожаловать, кузен Бен, — сказала Билли, пристально разглядывая его. — Не могу сказать, что твое лицо мне хорошо знакомо.
— Это вполне возможно. Дело в том, что мы никогда не встречались. Я из более позднего поколения Уинтропов.
Бен Уинтроп умеет владеть собой, думала Билли, представляя его Спайдеру. У ее кузена было худое и сильное лицо, худое и сильное тело, худая и сильная рука и подкупающе задумчивая улыбка, придающая несколько резковатым чертам особый шарм.
Няня спустилась по лестнице и принесла Хэла и Макса. Бен был достаточно чуток, чтобы не совать младенцам палец, на котором могли быть микробы. Избави боже, а вдруг им захочется сунуть этот палец себе в рот? Вместо этого он погладил их крошечные ножки с чувством, которого едва ли можно было ожидать от холостяка.
— У меня детей нет, но их чудесный запах производит на меня впечатление, которое невозможно описать словами, — сказал он, когда няня унесла сонных близнецов. — Я видел множество младенцев — все мои друзья плодятся, как сумасшедшие, — но до сих пор не встречал детей с таким магическим взглядом. На миг показалось, что мне заглянули в мозг и проверили его содержимое.
«Умный мальчик этот Бен Уинтроп. Точнее, умный мужчина», — подумала Билли и посмотрела на него с новым интересом. У кузена были высокий, перерезанный морщинами лоб, придававший ему вид интеллектуала, непокорные русые волосы, не подвластные всем стараниям парикмахера, длинный аристократический нос с тонкими, чувствительными ноздрями, решительный тонкогубый рот и внушительный подбородок. Серо-голубые глаза, менявшие оттенок, как зимнее море, казались искренними и вызывали инстинктивное доверие, хотя их обладатель едва ли его заслуживал. Бен был ниже Спайдера сантиметров на восемь-десять, едва достигал метра восьмидесяти, но хорошо двигался и прекрасно владел своим телом.
«Интересно, как выглядит его петушок, когда возбуждается?» — подумала Билли и тут же опомнилась. О господи, что это пришло ей в голову? Ей, настолько поглощенной Спайдером, что другие мужчины для нее просто перестали существовать? Возмутительная мысль!
Воспользовавшись тем, что Спайдер занимал гостя беседой, Билли пригубила бокал с шампанским. В конце концов она решила, что старые привычки умирают с трудом даже в преданной жене и достойной матери. Или что Бен Уинтроп чрезвычайно сексапилен и женщины так и падают к его ногам. Лично она предпочла бы второе; впрочем, дни, когда ей казалось, что подобными чарами обладает любой мало-мальски симпатичный мужчина, миновали совсем не так давно.
— Эй, кто-нибудь дома? — прозвучал из коридора беспечный звонкий голосок Джиджи. Создавалось впечатление, что его обладательнице жизнь кажется сплошным праздником.
— Все дома, дорогая, — отозвалась Билли. — Мы здесь.
Джиджи вошла в гостиную. На ней были облегающие брюки из тонкого коричневого бархата, заправленные в ее любимые коричневые замшевые сапоги с широкими ботфортами. Бледно-зеленую тунику, под которой маленькие груди Джиджи задорно торчали вверх, подпоясывал толстый золотой шнур; ворот был отделан ирландским кружевом. Картину довершало облако волос огненного цвета. Она казалась фигурой со старинного гобелена — пажом, юным принцем или участницей маскарада, нарядившейся мальчиком.
Поцеловав Билли и Спайдера, Джиджи повернулась к Бену Уинтропу, с обычной для нее непринужденностью протянула руку и широко раскрыла любопытные глаза.
— Джиджи, это мой кузен Бен Уинтроп. Бен, это Грациелла Джованна Орсини, моя падчерица.
— Ой, как официально! Это потому, что Бен — мой сводный двоюродный дядя? — спросила Джиджи. — Билли, ты прожила с моим отцом всего год, а со мной — семь с лишним. Если бы один из нас был мужчиной, по закону мы с тобой могли бы пожениться, несмотря на то, что я прихожусь тебе падчерицей. Так почему бы твоему кузену не быть моим кузеном? Своих кузенов у меня нет, а мне их очень не хватает.
— В этом есть своя справедливость, — сказал Спайдер, довольный растерянным видом Билли. — Теперь Бен — мой шурин. Джиджи, я не вижу причин, которые мешали бы тебе считать его кузеном.
— А у меня есть право голоса? — Бен Уинтроп невольно шагнул навстречу Джиджи, желая заглянуть в ее зеленые глаза за колючими черными ресницами.
— У нас тут не демократия, — известила его Джиджи, еще выше приподняв уголки и без того изогнутых губ.
«Что-то она чересчур расшалилась», — подумал Спайдер, окинув Джиджи пристальным взглядом. То ли под влиянием новой работы, то ли из-за отсутствия Зака она пускала в ход чары записной сердцеедки, что было явно не к добру.
— А что же тогда? — спросил Бен. — Монархия?
— Мягкая диктатура, — ответила Джиджи. — Хэл и Макс диктуют законы, а остальные им повинуются. Правда, Спайдер?
— Даже больше, чем правда, детка… Как твоя новая работа?
— Сводящая с ума, сбивающая с толку, щекочущая нервы, интригующая, чрезвычайно наглая и в то же время по-детски невинная. Это сильно отличается от «Нового магазина грез», где наша деятельность подчинялась здравому смыслу. Рекламное агентство — нечто среднее между сумасшедшим домом и детским садом, и мне это ужасно нравится! Но там в десять тысяч раз труднее, чем в «Новом магазине грез».
«Джиджи очень возбуждена, — отметила Билли. — Интересно, чем вызвана эта странная метаморфоза? Необходимостью рекламировать купальники для тучных женщин, новым знакомством на работе или просто сменой окружающей обстановки? Кажется, девочка очень довольна собой. Энергия бьет из нее фонтаном».
— У кого вы работаете? — спросил Бен.
— Это совсем новое агентство. Оно называется «Фрост, Рурк и Бернхейм» и отпочковалось от нью-йоркской компании «Колдуэлл». Едва ли вы о нем слышали.
«Она не слишком знакома с историей рекламы последних лет», — подумал удивленный Уинтроп. Девочка приняла предложение самых ушлых ребят в Штатах и при этом назвала их невинными, как дети. Судя по всему, его самозваная кузина была рисковой особой.


Вечер закончился рано, потому что Билли нужно было встать на рассвете и покормить близнецов. Джиджи, слишком взволнованная, чтобы возвращаться домой, приняла предложение Бена «выпить на посошок».
— Куда бы вы хотели поехать? — спросил он. — Как жаль, что мы оба на машинах. Я не смогу проявить галантность к своей даме.
— В этом смысле Холмсби-Хиллз — место неблагодарное. Ни одного бара по соседству. Ближайшее приличное место — это гостиница «Бель Эйр», но вам ее ни за что не найти, — свысока ответила Джиджи, хвастаясь перед приезжим своим знанием здешних краев. — Несколько крошечных указателей легко пропустить. Поэтому следуйте за мной.
Проехав по извилистым улицам района Бель Эйр, казалось, специально не освещенным, чтобы дорогу могли найти только местные жители, они устроились в углу малолюдного, просторного бара одного из самых элегантных отелей Лос-Анджелеса. Топившийся дровами камин горел здесь даже летом. Панели темного дерева, диваны, обтянутые репсом, и зеленые кожаные кресла со множеством металлических заклепок делали бар похожим на библиотеку — последнее убежище мужской половины обитателей какого-нибудь английского замка.
— Где вы живете? — спросил Бен Джиджи.
Его спутница забилась в угол дивана, подобрала под себя ноги и сунула под спину несколько подушек с бахромой, как будто находилась в собственной гостиной.
— На Голливудских холмах.
— В квартире?
— В небольшом доме, — коротко ответила Джиджи. Она не собиралась обсуждать подробности своей личной жизни. Тем более с почти незнакомым человеком. — А вы приехали сюда, чтобы изуродовать наш красивый штат? Застроить его маникюрными салонами, закусочными и пекарнями? Не сомневаюсь, что так и будет. Вы из тех людей, которые доводят до конца все, за что берутся.
— Надеюсь, вы правы, — засмеялся он. — Я возвожу филиалы крупных универмагов, многозальные кинотеатры, рестораны…
— Наверняка вы руководствуетесь тезисом: «Если этого не сделаю я, то сделает кто-нибудь другой».
— Точно. Но я твердо намерен быть первым.
— Как приятно встретить честного человека, — с насмешливым восхищением ответила Джиджи.
— Вы не хотите узнать обо мне больше?
— Как говорит Дэвид, для начала нужно покончить с личными вопросами.
— Кто такой Дэвид?
— Мой артдиректор. Мы с ним составляем творческую бригаду. Вы можете представить себе бизнес, при котором два совершенно незнакомых человека сидят в комнате днями напролет и придумывают план успешной рекламной кампании за неделю, оставшуюся до заключения договора?
— И вы с этим справляетесь?
— Говорят, что да. А у меня такое чувство, что из этого может что-то выйти… да нет, непременно выйдет. В рекламном бизнесе бывают дела и постраннее. Сами рекламщики предпочитают называть его игрой.
— Похоже, это куда веселее, чем проблема, которая стоит передо мной.
Бен Уинтроп пристально смотрел на Джиджи. Во время обеда он был слишком занят беседой, чтобы обращать на нее внимание, но ни на секунду не забывал о ее присутствии. Бен считал себя знатоком женщин и имел на это полное право. В его постели перебывало множество самых красивых женщин Америки, однако он быстро терял к ним интерес. Но Джиджи не была похожа ни на кого из них.
По мнению Бена, все женщины играли в игры. У Джиджи тоже была своя игра, но ее правила пока держались в тайне. Он знал, что это цинично, но в том, что касалось женщин, мужчина мог быть либо циником, либо дураком. Второе было намного хуже. Джиджи не пускала в ход свои чары, хотя могла бы, пользовалась своей внешностью примерно так же, как все симпатичные девушки, и не строила на его счет никаких планов. Возможно, именно в этом и состоял ее план, но для таких тонкостей она была слишком молода и неопытна.
— А в чем заключается ваша проблема?
— Мне нужно избавиться от прежнего арендатора, семьи Мюллер. Моя компания является не только застройщиком, но и владельцем земельного участка, а эта роль иногда бывает неблагодарной. Мюллерам принадлежит сеть магазинов игрушек «Детский рай», но их выживает с рынка более мощная компания, продающая товар примерно того же качества по более низким ценам. Магазины «Детский рай» есть почти во всех моих комплексах, и я дружу с их руководством, но они уже несколько месяцев не платят за аренду.
— И сколько магазинов входит в сеть «Детский рай»?
— Сто два. Мне принадлежат семьдесят три комплекса, но у них есть магазины и в других местах.
— Семьдесят три! Да вы настоящий король торговых центров! И где еще вы собираетесь строить их?
— Сейчас мы сооружаем их в Санта-Монике, Калвер-Сити и Знсино. Потом строительство распространится на север и юг. Участки я уже купил.
Джиджи тихонько присвистнула.
— Да это настоящее вторжение… И как же вы будете обходиться с нами, бедными туземцами? По-дружески или наблюдать за нами с высоты и забавляться, как делают боги?
— Все зависит от состояния ваших кредитных карточек. Сами вы наверняка пользуетесь карточками «Планет-Виза»?
— Точно.
— Высший класс. А я-то думал, что вы работаете в рекламном агентстве.
— Только последних два дня, — возразила она. — И еще не успела стать таким крутым бизнесменом, как вы.
— Послушайте, вам обязательно нужно увидеть строительство в Санта-Монике. Это действительно очень красиво — архитектурный проект не имеет себе равных. Позвольте показать вам стройку. Хотя бы ради того, чтобы восстановить репутацию.
— Завтра у меня времени не будет. Придется изучать альбом рисунков Леонардо да Винчи. Весь день. А если потребуется, то и всю ночь.
— Это займет всего десять минут, и не завтра, а сегодня. Эскизы хранятся у меня в номере… Надо только подняться туда.
— Тогда какого черта вы морочили мне голову, что не знаете, где расположена гостиница? — вспыхнула Джиджи. — Вы хотите восстановить свою репутацию, называете себя честным человеком, а сами молчите, что остановились здесь!
— У вас был такой вид, словно вы ведете в атаку кавалерийский полк. Мне доставляло удовольствие следить за вами. Мне нравится ваш стиль. Я обожаю смелых женщин. Разве это преступление?
— Да-да, — рассеянно пробормотала она.
— Простите, не понял…
— Я согласна. Но только потому, что я объявила вас своим названым кузеном. Кажется, с моей стороны это было слишком опрометчиво. Но сомнение толкуется в пользу обвиняемого.


— Честно говоря, впечатление сильное, — сказала Джиджи после долгого рассматривания эскизов. — Комплекс будет что надо. Но я догадываюсь, что без магазина игрушек.
— Похоже на то. Разве что туда переедут их конкуренты, но при нашей высокой арендной плате это едва ли возможно.
Джиджи встала из-за кофейного столика и начала медленно расхаживать по просторной гостиной роскошного люкса.
— А «Детский рай» когда-нибудь пользовался рекламой? — спросила она.
— Пользовался, но не слишком широко.
— Гм-м… Послушайте, Бен… За последние шесть месяцев мне пришлось побывать на пяти крестинах, где гостями были богатые и очень богатые женщины — как раз те, которые живут неподалеку от ваших комплексов. Я никогда в жизни не видела таких подарков! Я понятия не имела, что на свете существует такая роскошная детская одежда. Это не считая жутко дорогих игрушек и вещей, которые предназначены скорее для матери, чем для ребенка, — вроде разных стеганых одеял, старинных детских стульчиков, музыкальных шкатулок и фарфоровых кукольных сервизов. — Джиджи остановилась и повернулась к Бену. — А теперь слушайте внимательно. Начинается самое главное. Вручив подарки, все гостьи начинали жаловаться, как трудно найти что-то особенное на крестины. Куда труднее, чем подарок на свадьбу.
— Почему-то мне кажется, что вы заманиваете меня в ловушку?
— Так оно и есть. Я сама потратила несколько дней, разыскивая что-нибудь необыкновенное для Саши. Прямо с ног сбилась, пока не обнаружила магазин, торгующий старыми детскими книгами… Я скупила почти все, что у них было: серию про волшебника из Страны Оз Беатрис Поттер, сказки с дивными иллюстрациями… Я подарила Саше несколько книг с картинками, остальное приберегла для других случаев и держу свой источник в тайне, чтобы никто не мог меня повторить.
— Джиджи, к чему вы клоните?
— Вы меня внимательно слушаете? Хорошо. Разве не ясно, что эта мания детских подарков распространилась на все богатые районы? Вы прекрасно знаете, что моду диктуют именно обеспеченные люди. Начинается с Беверли-Хиллз и постепенно доходит до Бруклина и Ла-Джоллы. В общем, вы меня понимаете. А это значит, что необходим магазин, который торгует только необычными детскими подарками. Особенно бабушкам и дедушкам… — Джиджи остановилась посреди комнаты и красноречиво раскинула руки.
— Бабушкам и дедушкам?
— Господи, Бен, как вы не понимаете! Бабушки и дедушки дарят внукам самые экстравагантные, самые роскошные подарки, потому что раньше они боялись избаловать своих детей, а теперь забывают о благоразумии.
— Пока что вы меня не переубедили, — скептически протянул Бен. Самому ему приходилось тратить тысячи долларов в год на шикарные подарки для новорожденных детей своих кузин и кузенов, которые исправно плодились и размножались. Кроме того, у Уинтропа было множество крестников, произведенных на свет его соучениками по Гарварду. Дни рождения случались чуть ли не каждую неделю, а Рождество превращалось в настоящий кошмар.
— Нужно заставить «Детский рай» перестроиться. Кроме того, следовало бы подготовить номер «Нового магазина грез», посвященный детским подаркам. Надо будет подыскать подходящее новое название. Например… например, «Волшебный чердак». Затем переоформить их соответственно новому названию, придумать упаковку незатейливее… Правильная упаковка очень важна. На всех коробках непременно должно быть название и адрес магазина. Покупатель должен знать, где можно найти самые лучшие, самые интересные и оригинальные подарки. Кроме того, гам должны торговать старинной детской одеждой и мебелью, чего не делают крупные универмаги. И множеством специальных подарков подешевле, вроде колечек по случаю появления первого зуба для людей, которые предпочтут тратить поменьше, но все же соблюсти обычай, и…
— Ей-богу, не знаю, — бесстрастно сказал Бен. Но он хитрил. Едва Джиджи упомянула про каталог товаров для детей, как Уинтроп понял, что эта идея — настоящее золотое дно.
— Какого черта? — Джиджи подбоченилась и посмотрела на него с вызовом. — Назовите хоть один довод против! Разве вы не обладаете нюхом?
— Леди, соображаете вы быстро, но для подобных вещей нужен солидный капитал.
— Капитал здесь не главное. Главная проблема — время. Если эти ваши владельцы «Детского рая», как их… Мюллеры… будут поворачиваться поживее, то не разорятся и…
— А вам-то что от этого? — спросил Бен.
— Разве не ясно? Им позарез необходима реклама. Они станут клиентом «ФРБ», и моя работа получит новое направление.
— Только и всего? Вы уверены?
— Большое спасибо, но участвовать в деле практически я не собираюсь. Вот Билли могла бы. Это как раз по ее части.
Бен взвился раньше, чем она успела закончить:
— Стоп, Джиджи! Я никогда не работаю с партнерами. Но риск люблю, а поэтому сам найду деньги, дам арендаторам отсрочку насколько понадобится и найму эксперта по маркетингу для работы с руководством «Детского рая».
— Ну у вас и темпы! Подождите минутку, черт побери! Вы ничего не сказали о сумме затрат на рекламу.
— Как по-вашему, сколько она могла бы составить? — Если бы Уинтроп не потратил всю жизнь на то, чтобы научиться сохранять бесстрастный вид, он улыбнулся бы ее наивности.
— Ну… гм-м… если мы берем семь миллионов долларов только за рекламу купальников для одного типа женщин, далеко не все из которых посещают пляжи… а здесь идет речь об обеспеченных семьях… о детях, каждому из которых делают дорогие подарки на день рождения и Рождество… дайте подумать… — лихорадочно соображала Джиджи. — Тут на рекламу и раскрутку компании уйдет намного больше. В конце концов, у «Индиго Сиз» уже есть имидж, а у «Волшебного чердака» его еще нет… Нужно будет дать объявления в шикарных журналах, местных изданиях, журналах для родителей… Я уж не говорю о телевидении. Ну, думаю, двенадцать миллионов в первый год… — Она затаила дыхание.
— Скажем так… восемь. Пока реорганизация не закончится, рекламная кампания не сможет набрать полный ход.
— Бен, но хорошая реклама того стоит…
— Тогда в конце года проведем переоценку.
— Я не знаю… — начала Джиджи и вдруг осеклась.
— Выкладывайте, что у вас на уме, — засмеялся Бен. — Отступать уже поздно.
— Не знаю, на что решиться. — Она откинулась на спинку дивана и начала болтать ногами в воздухе. — Еще минутку, — наконец сказала Джиджи. — А вы не передумаете? Мы договорились или нет? Если договорились, то давайте пожмем друг другу руки! — предложила она.
— Ну что ж, давайте. — «Джиджи автор идеи. Она будет иметь право потребовать свой процент с прибыли даже после заключения договора, — подумал Бен. — Спайдер или Билли могут посоветовать ей сделать это, и мне придется подчиниться». Но пока что беспокоиться было не о чем. Даже если он ошибся и дело не выгорит, худшее, что его ждет, это упущенная прибыль. — Такое дело не грех отпраздновать, — предложил он.
— О нет. Мне нужно домой. Я и не знала, что уже так поздно.
— Я провожу вас до вестибюля.
От боковых дверей до главного входа в гостиницу было далековато. Они молча шли по тускло освещенным тропинкам между роскошными клумбами, которыми славился «Бель Эйр». Гордостью отеля была анфилада укромных уголков с фонтанами. В одном из них Бен остановился и привлек Джиджи к себе. Удивленная девушка подняла глаза и увидела, что он улыбается.
— Дорогая кузина, вы просто находка. — Бен наклонился и крепко поцеловал ее. Хотя поцелуй продолжался недолго, в нем чувствовалась затаенная страсть. Тело Джиджи мгновенно напряглось. Бен тут же отпустил ее, злясь на самого себя. Что заставило его потерять голову? Да, она весь вечер кокетничала с ним, но это не оправдывало его глупость. «Этого больше не повторится», — поклялся уязвленный Уинтроп.
— Я бы с удовольствием заглянул к вам в агентство, — сказал Бен так, словно ничего не случилось. — Когда это можно будет сделать?
— Сначала мне нужно ввести в курс руководство, — ровным тоном ответила Джиджи.
— Тогда позвоните мне завтра, хорошо? Я вернусь в гостиницу к шести часам.
— Договорились, — сказала она и быстро устремилась к ярко освещенной стоянке.
Когда Джиджи уехала, Бен медленно вернулся к себе в номер, думая о ее странном поведении. Да, конечно, он выбрал неподходящий момент, но реакция девушки была чрезмерной. Может быть, она чересчур стыдлива? Или влюблена в другого? Уинтроп был уверен в одном: тут не было личной неприязни. Он знал, что нравится Джиджи, иначе не решился бы поцеловать ее. Мисс Джиджи Орсини была настоящей головоломкой, и Бен поклялся, что в один прекрасный день решит ее. Но сделает это так терпеливо, так тщательно и искусно, что она придет к нему сама. Это будет местью за ее сопротивление, за то, как напряглось ее тело от прикосновения его губ. До сих пор ни одна женщина не вела себя подобным образом.
«Всего один поцелуй, — думала ехавшая домой Джиджи. — Достаточно было одного поцелуя, чтобы я повела себя как сопливая школьница». Почему она чувствует себя такой… потрясенной… виноватой… нет, так, словно только что избежала… опасности? Мистика какая-то…
Поднимаясь к себе в спальню, Джиджи придумала идеальное противоядие от охватившей ее неуверенности в себе. Она позвонит Дэви и сообщит ему сногсшибательную новость. Даже если поздно, даже если он уже спит… Они с Дэви в одной команде, и он должен обо всем узнать первым.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовники - Крэнц Джудит

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Любовники - Крэнц Джудит



Неужели роман такая гадость, что никто отзывов не оставил?
Любовники - Крэнц Джудит*восьмое чудо света*
27.10.2012, 4.35





Роман изумительный. Читайте и еще раз читайте.
Любовники - Крэнц ДжудитРузалия
12.12.2013, 17.25





Это заключительная часть трилогии Школа обольщения, По высшему классу. Замечательный хэппи энд!
Любовники - Крэнц ДжудитЕлена
22.03.2015, 20.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100