Читать онлайн Любовники, автора - Крэнц Джудит, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовники - Крэнц Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовники - Крэнц Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовники - Крэнц Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэнц Джудит

Любовники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

— Мы куда-то идем? — Спайдер в замешательстве остановился в дверях гостиной, глядя на Билли.
— Нет, дорогой, с чего ты взял?
— Ты приоделась и выглядишь так, словно мы куда-то приглашены.
— Правда? — Билли отлично понимала причину его удивления. Пока она днем бродила по саду, обдумывая свою новую идею, то пришла в такое возбуждение, что, казалось, вот-вот взлетит. Настроение у нее было слишком приподнятое, чтобы надеть что-нибудь заурядное и удобное, в чем она уже давно привыкла ходить целыми днями, включая и вечерние часы.
Сегодня за два часа до прихода Спайдера Билли устроила настоящую ревизию в своем платяном шкафу и перебрала все до единой вешалки на каждой из четырех восьмиметровых перекладин в своей гардеробной. Это должно было быть что-то необычное, не то, в чем она ходила днем, но в то же время не слишком официальное. Да возможно ли это, недоумевала Билли, чтобы женщина, которая в возрасте двадцати трех лет впервые появилась в списке самых элегантно одетых женщин, сейчас не могла найти, что надеть для ужина вдвоем с мужем? Или во всем виноваты дети?
Наконец она нашла где-то на дальней полке идеальный ансамбль — легинсы и длинную, расклешенную тунику тяжелого китайского шелка с глубоким овальным вырезом. Цвет ее можно было бы определить как нечто среднее между вызывающе-розовым и огненно-красным. Свой наряд она довершила бархатными туфельками без задников, которые когда-то купила специально под эту тунику — в те далекие времена, когда для нее еще имело большое, подчас очень важное значение наличие подходящей обуви к каждому туалету.
Билли приняла душ и зачесала со лба непослушные кудри. Оглядев себя с головы до ног, она поняла, что цвет костюма обязывает ее подобрать более яркие тени и помаду, нежели те, которыми она пользовалась обычно. Когда же Билли наложила макияж, стало очевидным, что недостает какой-то последней, но решающей детали. Тогда она направилась в спальню, чтобы найти в своем сейфе подходящие украшения.
Когда же и куда это все носить, думала она, один за другим выдвигая обтянутые черным бархатом лотки с драгоценностями. Золото без камней не годится — на розовом оно смотрится плохо, бриллианты, разумеется, тоже не для этого случая. Изумруды? Не то. Рубины? Тоже нет. Всегда и ко всему идет жемчуг, но сегодня он будет, пожалуй, чересчур консервативным, даже черный. Она поочередно подносила к себе украшения из бирюзы, кораллов, аквамаринов, аметистов, турмалина, топазов, нефрита и придирчиво смотрела в зеркало. Все не то. Оставались только сапфиры, в которых она поначалу сомневалась — капризное все-таки сочетание — синее с розовым, пока не надела весь комплект — сапфировые серьги с подвесками из крупного жемчуга и ожерелье из сапфиров с жемчугом, которое идеально легло в вырез туники.
«Недаром говорят, — подумала Билли, — что камни должны касаться кожи, иначе они теряют свое великолепие, или это относится только к жемчугу? А еще рекомендуется не реже двух раз в год плавать в жемчугах в морской воде». Неважно, главное — она снова стала похожа на себя.
Стоя перед зеркалом, она оглядела себя со всех сторон. С тех пор как Билли сбросила излишки веса, она могла позволить себе любой фасон. Но сегодня, когда впервые после того, как несколько месяцев носила исключительно домашнюю одежду, Билли взглянула на себя в зеркало в красивом наряде, у нее захватило от восторга дух. Она выглядела просто великолепно.
«Ну что ж, — подумала Билли, ожидая Спайдера, — великолепно так великолепно. Он уже давненько не лицезрел свою жену в таком потрясающем виде… Надо сделать для себя выводы — никогда не позволять себе опускаться». Хотя Спайдер не знал ее в самые лучшие времена, но много раз видел ее во всем великолепии! Спайдер, должно быть, в глубине души удивляется, что произошло с Билли, почему великолепная женщина, на которой он женился, после рождения детей превратилась в практичную домохозяйку.
Билли стояла у балконной двери и глядела на уходящую вдаль дорожку, усаженную благородными сикоморами. В этот момент она услышала в гостиной шаги Спайдера. Она не стала оборачиваться, а дождалась, пока он подойдет вплотную.
— Господи! Я, кажется, знаю, — сказал Спайдер, положив ей руки на плечи. — Есть только одна причина, почему ты сегодня так хороша.
— И ты меня не поцелуешь?
— А как же помада? Нет уж, ты сначала признайся: опять беременна? Я угадал?
— Ну, Спайдер, неужели, по-твоему, это для меня единственный повод принарядиться? — Билли была крайне разочарована.
— Это лучший повод из тех, которые могут прийти мне в голову, но, конечно, не единственный. — Ее реакция его явно развеселила.
— А какие еще?
— Малыши сделали что-то такое, чего раньше не умели, — например, научились пользоваться салфеткой, или ты нашла себе нового парикмахера, который будет тебя стричь на дому, или ты только что приняла сеанс массажа, или… черт, понятия не имею, может, ты купила детям собаку, о которой мы с тобой говорили?
— Твое воображение меня восхищает, — сказала Билли, стараясь не показать своей досады. — Выпить не хочешь?
— Еще как! А где дети?
— Играют в детской с обеими няньками и наверняка с наслаждением что-нибудь ломают. Я подумала, что нам не мешало бы побыть и вдвоем, а то вечно приходится их оттаскивать от бокалов.
— Вот уж этого я бы им не запрещал — чем раньше попробуют, тем дольше не будут потом пить, — засмеялся Спайдер. — А может, и вообще не будут. Воспитание отвращения к алкоголю. Почему бы тебе не позвонить Элизабет, чтобы она несла детей сюда? Если я сейчас с ними не пообщаюсь, то, когда мы поужинаем, они уже лягут спать.
«Снова беременна, — с горечью подумала Билли, снимая трубку интеркома. — Снова беременна…» Ему что — мало двойни? Или. с точки зрения мужа, женщина может почистить перышки только затем, чтобы объявить ему, что с ее детородной функцией все в порядке? Так вот кто она для Спайдера — матка на двух ногах, в своем роде печь, которая знай печет младенцев? Или еще того хуже — домохозяйка, которой позволительно привести себя в порядок только для того, чтобы предложить его барскому вниманию какую-то ничего не значащую домашнюю новость? Сообщить о новой парикмахерше? По-видимому, так. Черт бы его побрал, сукин сын!
Однако, если уж быть справедливой, то винить следует и себя, причем не в меньшей степени, признала Билли, потягивая коктейль и глядя на мальчишек, которые повисли на отце, как на гимнастическом снаряде, не обращая на нее ровным счетом никакого внимания. Еще до рождения детей, еще во время беременности, она чересчур сосредоточилась на своей репродуктивной функции, так что же теперь удивляться, что Спайдер давно забыл, кем она для него была. И она сама тоже об этом забыла! У нее вдруг возникло такое чувство, словно она вдруг вышла из продолжительной комы.
И все же… может, такое положение дел устраивает Спайдера? Он ведь всегда славился умением указать на ее просчеты и чудесным образом их исправить? Не слишком ли быстро и безропотно смирился он с ее затворничеством? Однако будем справедливы: на месте Спайдера так вел бы себя любой мужчина. Спайдер Зллиот не исключение.
Что ж, пусть так. Однако она не намерена позволять ему держаться своих старомодных воззрений, настала пора их перевернуть. Придется ей попридержать свой план при себе до окончания ужина — он слишком для нее важен, чтобы излагать его за едой.
Интересно, думала Билли, поднимаясь после ужина вместе со Спайдером в гостиную, почему так всегда получается: сколько бы в доме ни было комнат, сколько уединенных уголков ни было специально предназначено для задушевного разговора, всякий раз, когда вам действительно надо поговорить, вы направляетесь в укромное место, которое наверняка будет самой маленькой комнатой в доме?
Как только дверь малой гостиной за ними закрылась, рука Спайдера обвила Билли за талию.
— Итак, ты не беременна, — констатировал он. — Почему бы мне это сегодня же не исправить? Подумай: у нас может быть сразу трое малышей или даже четверо, если повезет и родишь опять двойню.
— Вот уж, действительно, заманчивая перспектива, — ответила Билли таким тоном, в котором Спайдер должен был безошибочно распознать отрицательный ответ.
Но по тому, как он снова притянул ее к себе и как настойчиво действовали его руки, она догадалась, что Спайдер не уловил иронии. Неутолимый отросток в его штанах был глух к нюансам.
— Ты ослепительна, — говорил Спайдер, целуя ее в затылок.
«Ослепительна?» — подумала Билли и поежилась: почему-то это слово всегда ассоциировалось у нее с какой-нибудь престарелой аристократкой с бриллиантовой диадемой в волосах, иными словами, означало две вещи — богатство и старость.
Она отстранилась и стала смотреть на антикварные японские вазочки, заполненные букетами маргариток и разноцветных гербер, которые сегодня в основном были желтых тонов и потому дивно сочетались с огненно-розовым цветом ее туники. Она взяла в руки один цветок и стала теребить лепестки. Наконец она заговорила:
— Спайдер, у меня родилась одна идея, и я умираю от желания поделиться с тобой.
— У меня тоже есть идея, и я умираю от желания ее тебе продемонстрировать, — отозвался он и, взяв из ее рук цветок, настойчиво поцеловал в губы.
— Спайдер, я серьезно!
— Я тоже. — Он словно не слышал ее. — Не просто серьезно — я страшно возбужден.
Билли высвободилась из его рук и обошла стол.
— Сядь и послушай! Ты всегда возбужден.
— Не всегда, а только когда вижу тебя.
— Ну, я ведь никуда не денусь, правда? Пожалуйста, выслушай меня.
— Сколько тебе надо времени? — решил он поторговаться.
— Пока не закончу, и я бы хотела, чтобы ты слушал внимательно. И не поглядывай украдкой на часы, чтобы при первой же возможности броситься на меня.
Спайдер улыбнулся в ответ той самой своей улыбкой, от которой у нее всегда таяло сердце.
— Слушаюсь и повинуюсь, я весь внимание, только ты тогда ко мне не приближайся. Я сяду в кресло, а ты можешь устроиться на диване. Может, тебе закрыть голову бумажным пакетом, чтобы я не видел… Хотя нет, не стоит, я просто стану смотреть себе на колени. Так в чем заключается твоя идея?
— Меня осенило сегодня днем. Я размышляла над тем, чем бы себя занять, ведь просто сидеть дома — тоска, и подумала о том, что надо переделать все убранство дома…
— Прекрасно! Измени всю обстановку — это тебя развлечет! — с облегчением воскликнул Спайдер.
— Я стала думать об изменении внешнего вида, — продолжала Билли, не обращая внимания на его слова, — и поняла, что мне нужно настоящее дело, а не суета вокруг каких-то мелочей.
— Если тебе надоело сидеть дома, то чем тебе плоха твоя прежняя работа?
— Моей прежней работы больше нет, Спайдер. Я не жалуюсь, в конце концов, уже почти полтора года, как я не работаю. Сколько ты с тех пор набрал людей, которые частично выполняют мои обязанности?
— Дай подумать… Для Принса мы переманили у «Билл-Бласс» Доди, еще новенькие — Фабиен, Сирена и Трейси — они закупают аксессуары и рыщут в поисках образцов белья в стиле ретро; потом есть еще Мэри-Энн, она занимается одеждой для будущих мам, плюс Саша расширила свою секцию, и вместо четырех у нее теперь шесть сотрудников, а на той неделе она сама выходит на неполную ставку…
— Вот видишь, для меня места-то и нет, — подвела итог Билли.
— Да ты что, дорогая, мы же хозяева фирмы, для тебя можем изобрести любое место. Мы набрали столько новых людей потому, что бизнес развивается быстрее, чем думали, и мы не справляемся.
— Спайдер, для меня «Новый магазин грез» — это нечто такое, на что я могу теперь глядеть и говорить: «Мы это сделали», — перебила его Билли. — Я смотрю каждый новый каталог и с удовлетворением отмечаю про себя: «Это все сделали мы со Спайдером». Это крупное, развивающееся дело, которому я отдала большую частицу себя, оно существует в том виде, в каком я его задумала, и оно — плод усилий нас с тобой, Джиджи и Саши, и эти усилия будут продолжены, но я говорю о другом.
— Чего же ты хочешь? — На лице Спайдера отразилось любопытство.
— Я хочу делать новый каталог. Мой собственный каталог, на пустом месте, с нуля, делать что-то такое, чего еще никто не делал.
— Что еще за каталог?
— По интерьеру. Я назову его «Дом грез». Я соберу со всего света небольшую группу высококлассных дизайнеров по мебели и усажу их разрабатывать коллекции мебели по умеренной цене, подобно той, по какой «Магазин грез» продает одежду…
— Но где ты видишь рынок? — перебил Спайдер. — Люди не выбирают мебель по каталогу, во всяком случае — не наши клиенты. Обычно для этого идут в магазин и там выбирают себе то, что нравится. Некоторые предпочитают сначала присесть на приглянувшийся диван…
«Такое впечатление, — подумала Билли, — что ему плевать на мою затею. Неужели он не понимает, что я все серьезно продумала?»
— Для чего люди покупают вещи по каталогу? — настойчиво продолжала она. — Да для того, чтобы получить максимальные скидки, поскольку фирма, торгующая по каталогу, — не что иное, как удобный и хорошо оформленный склад.
— Ну, это-то я понимаю, Билли, ведь я как раз этим и занимаюсь. — Спайдер начинал проявлять нетерпение. — Ты все же не ответила на мой вопрос.
— Каталог «Дом грез» представит базовые коллекции мебели для разных типов жилища — традиционный городской, классический модерн, в стиле кантри, фермерский дом французского типа и дом в стиле вестерн — для ранчо. Диваны, кресла, шкафы, кровати и комоды разных стилей — ты меня понял?.. Их можно будет использовать порознь и в сочетаниях — по тому же принципу, что лежит в основе коллекций Принса, которые, кстати, пользуются большим успехом. — Билли посмотрела на Спайдера, пытаясь определить, понимает ли он ее, но он выглядел все таким же озадаченным. — Спайдер! Наши покупательницы смогут обставить свой дом, не выходя на улицу! По каталогу можно будет заказать французскую кровать с высоким изголовьем, из одной коллекции можно будет приобрести изящное кресло, из другой — раскладной обеденный стол в стиле модерн и таким образом решить наконец вопрос интерьера. Молодые люди, обзаводясь своим домом или квартирой, смогут купить в «Доме грез» все самое необходимое, с тем чтобы впоследствии придать своему жилищу индивидуальность, добавив мелочи по своему вкусу. Но главные вещи можно будет приобрести по оптовой цене.
— А это твое кресло — чем оно будет обито? — поинтересовался Спайдер.
— Думаю, простым муслином, плюс комплект съемных чехлов.
— Съемных чехлов! И сколько ты думаешь предложить видов чехлов, чтобы удовлетворить спрос своих клиенток?
— Для начала, думаю, хватит пяти-шести. Какая-нибудь нейтральная хлопчатобумажная, хорошо стирающаяся ткань с рельефной выработкой типа рогожки, три основные цветовые гаммы из плотного хлопка и один вид — с красивым цветочным узором. Со временем покупательницы станут приобретать и наборы съемных чехлов — для разнообразия. Когда я почувствую, что в этом есть необходимость, — добавим новые ткани. — В голосе Билли звучала гордость: съемные чехлы — это была совершенно новая, ее собственная идея. Их производство обойдется в сущие копейки, они чрезвычайно практичны и вносят разнообразие в надоевшую обстановку.
— Знаешь, давай пока не будем обсуждать эти твои чехлы, — сказал Спайдер. Перед глазами у него уже стояла Билли, заваленная тысячами ярдов невостребованной мебельной ткани. В таком случае ей останется только открыть магазин мерного лоскута. — О каких ценах ты толкуешь?
— Ну, в этом я собаку съела, пока вместе с дизайнером обставляла этот самый дом. Если брать по нижнему пределу, то приличный диван обойдется примерно в шесть сотен, добротный обеденный стол на восьмерых — долларов сорок-пятьдесят…
— Но ведь с тех пор, как ты меняла в доме обстановку, прошло три года!
— Примерно три, — согласно кивнула Билли.
— Ах, Билли, Билли, за это время цены сильно подскочили, а ты исходишь из нижнего предела, говоря о главном источнике своего будущего дохода. К тому же мне кажется, что ты ведешь себя непрактично, исходишь из собственного вкуса, а не из того, что в массе своей любят простые люди. Ведь ты собираешься ориентироваться на них?
— Ты ошибаешься, — вспылила Билли. — Да, я исхожу из собственного вкуса, но не из своей экстравагантности. Между прочим, кресло, в котором ты сидишь, было обито обычным муслином и стоило пять тысяч долларов, а я заказала для него обивку во Франции, что обошлось еще в девятьсот, да плюс работа, да транспортные расходы, да налог на продажу. И это еще за вычетом оплаты дизайнера, которые, как тебе известно, берут до тридцати процентов. Уж поверь мне, я лично проверила и подписала каждый чек.
— О боже, у тебя и впрямь изысканный вкус.
— Могу себе это позволить, — огрызнулась Билли. — Зато удобнее этого кресла не найти, оно сделано на века, обивка — натуральный лен, а обойщика я наняла самого дорогого в Калифорнии. Конечно, кресла в каталоге «Дом грез» не будут столь изысканными, я прекрасно отдаю себе в том отчет. Они не будут обиты дорогими тканями, будут не ручной работы, а фабричного производства, словом, без всяких излишеств. Спайдер, да за пятьсот долларов сейчас можно купить, к примеру, отличную имитацию антикварного комода…
— Только не говори, что от подделки можно получить такое же удовольствие.
— Удовольствие можно получить и от того, и от другого! Если я возьму лучших дизайнеров — за любую цену! — и дам им полную свободу в конструировании красивой, но не вычурной мебели, если строго ограничу их в выборе материалов и стану продавать недорого, но много, — дело пойдет!
Спайдер поднялся, подошел к столу и стал что-то чиркать в блокноте. Билли молча следила, чувствуя, как с каждым новым росчерком его пера у нее в груди все сильнее клокочет злость.
— По моим расчетам, — наконец изрек он, — твой базовый набор мебели для жилой комнаты влетит по меньшей мере в четыре тысячи долларов с хвостиком, и это без светильников, а ведь человек еще должен иметь возможность увидеть, чего он накупил.
— Коврам, светильникам и разным аксессуарам я планирую отвести в каталоге целый раздел, это очевидная вещь, — попыталась защититься Билли. — Можно найти потрясающие вещи и совсем недорого, ты просто не в курсе…
— А ты-то откуда это знаешь?
— Оттуда, что я выписываю журналы по интерьеру — от самого дорогого до самого дешевого, ведь я всегда считала, что мне надо учиться на дизайнера.
— Ага! Теперь я понял, откуда это все идет! Так ты, значит, мечтала стать дизайнером, а сама никогда мне ничего не говорила. Интересно, почему? Твой «Дом грез» грешит той же непрактичностью, что и первый «Магазин грез», каким я его впервые увидел: точная копия парижского салона «Диор», только в самом центре Беверли-Хиллз.
— Спайдер, ты что, будешь мне это напоминать до конца дней? Это совсем другое дело, теперь я учла все ошибки и первого «Магазина грез», и нашего каталога. Я многому научилась в плане маркетинга, а здесь это очень пригодится.
— Постой минутку, — оборвал ее Спайдер и повелительным жестом воздел руку — как регулировщик, останавливающий движение. — У каталога была хорошая финансовая база, иначе мы вряд ли бы сумели развернуться. Правильно я говорю? Итак, представь: твоя клиентка заказывает все для гостиной или столовой, а когда вещи доставлены, она вдруг понимает, что это совсем не то, что она себе представляла. Не тот цвет или размер, она неверно обмерила комнату, мебель не понравилась мужу — да всякое может быть… Что она тогда делает — отсылает все назад?
— Да, — кивнула Билли. — Я гарантирую это покупателям.
— Билли, да ты хотя бы подумала, во что обойдется доставка мебели даже в одну сторону? Понимаешь ли ты, какой огромный склад тебе понадобится? А как твоя заказчица станет распаковывать доставленные ей вещи — вынимать из ящиков и расставлять в доме? А хуже всего — вдруг вещи ей не понравились? Как она тогда станет упаковывать их обратно? Ведь вещи-то все громоздкие, диван не всучишь в руки посыльному! Проблемы, Билли, одни проблемы и ничего больше — вот вся твоя затея. А что, если ты просчитаешься — от ошибок никто не застрахован, и мы в каталоге тоже делаем их немало, — и твоя французская кровать с изголовьем никому не нужна, а у тебя весь склад ими забит, или наоборот — всем нужна именно такая кровать, и тебе надо срочно доставить двадцать тысяч штук?
— Скажи сразу: долго еще ты будешь критиковать мой план? — Билли была оскорблена до глубины души. Она смотрела на мужа с неприязнью.
— Мне очень не хочется тебя разочаровывать, но должен же кто-то доказать тебе, что твоя затея нереальна. Это, конечно, приятная фантазия, но на ней бизнеса не сделаешь. Каталог одежды был с самого начала вполне реальным делом с точки зрения бизнеса. Ты, правда, так не думала, и мне пришлось тебя убеждать, но это… нет, это работать не будет.
— Нет, будет! — с жаром воскликнула Билли. — Я вложу в дело свои деньги, и мы посмотрим!
— Ну что ж, этого права у тебя никто не отнимал, — сказал Спайдер неожиданно безразличным тоном.
— Почему ты так со мной разговариваешь?
— Потому что ты не имеешь ни малейшего представления о финансах, тебе никогда не приходилось иметь дело с платежными ведомостями и кредитами, к тому же я сомневаюсь, что найдется банк, готовый дать тебе ссуду под этот проект. Если тебе угодно потратить на это деньги, заработанные потом и кровью, — изволь, но когда ты окажешься в дерьме и придешь ко мне плакаться, не говори, что я тебя не предупреждал.
— Это я тебе обещаю. — Билли резко повернулась и вышла на балкон.
Зачем она вообще ему рассказала? Надо было сначала обдумать весь каталог и только после этого делиться идеей со Спайдером. Когда она купила в Беверли-Хиллз лучшее место и открыла там «Магазин грез», она не спрашивала ничьих советов и консультаций, и ее магазин и торговля почтой процветали. Билли клокотала от гнева.
Вся хваленая помощь Спайдера в плане маркетинга — за которую ему хорошо заплатили и о которой он не уставал ей напоминать — могла бы исходить от любого другого человека. Просто так случилось, что она наняла именно его.
От злости Билли так сжала кулаки, что ногти впились в ладони. Простить невозможно! Спайдер вообразил, что раз она вышла за него, то он стал ее начальником. Он считает, что создал каталог на свои денежки — этот мужлан, который прекрасно довольствовался житьем в меблирашках, пока не перебрался в ее роскошный дом, имея с собой единственный чемодан вещей! Он, видите ли, воображает себя экспертом в бизнесе, связанном с интерьером!
Для своего каталога она сможет нанять лучших специалистов, переманить главного редактора из любого журнала, наладить телефонные консультации для клиентов по вопросам выбора цвета или обмера комнат — все, что Спайдеру представляется таким несбыточным, вполне ей по плечу… Почему вместо того, чтобы ей помочь, он взял и облил всю затею грязью?
Билли неподвижно стояла на балконе, глядя в одну точку. Спайдер подошел сзади и крепко обнял ее.
— Я знаю, что ты сердишься, — сказал он. — Я не должен был быть столь категоричен. Может, дело и пойдет, кто знает? Почему бы тебе не начать с чего-то поменьше, попробовать себя, втянуться? Скажем, каталог постельного белья или посуды, а когда дело пойдет на лад, постепенно расширяться?
— Такие каталоги уже есть — я получаю их пачками. И не хочу я начинать с мелочовки. — От злости Билли с трудом выдавливала слова. Как великодушно с его стороны бросить ей подачку в виде простыней с кружавчиками и жалких тарелок! Как глупо! И неуважительно! Он ее совсем не уважает. И никогда не уважал, ни одного дня, внешне — может быть, но в глубине души — нет.
— Я устала, — сказала Билли и резко высвободилась из его объятий. — Пойду лягу.
Она раздевалась и перед туалетным зеркалом снимала макияж, чувствуя, как в груди у нее нарастает гаев и обида. Билли набросила халат и с книгой в руке устроилась в кресле-качалке в спальне, не желая ложиться в одну кровать со Спайдером, пока тот не уснет. Двуспальные кровати, должно быть, изобрел сам дьявол.
Она без конца перечитывала одну и ту же строчку, снедаемая яростью и мрачными мыслями. Из своей ванной в пижаме вышел Спайдер.
— Интересная книга? — спросил он.
— Не очень.
— Тогда почему бы тебе не закрыть ее и не лечь рядом, чтобы я мог принести тебе свои извинения в более доходчивой форме?
— У тебя потрясающее чувство юмора. Нет уж, я лучше почитаю. Пусть даже и плохую книгу.
— Как хочешь. — Спайдер отвернулся и что-то записал в ежедневнике, который всегда лежал у него на тумбочке. — Не забыть бы завтра позвонить в «Руссо и Руссо». Это дело я не могу доверить никому.
— Какое такое дело? — невольно насторожилась Билли.
— Я разве тебе не сказал? Я решил заключить контракт на рекламу с «Фрост, Рурк и Бернхейм», и мне предстоит сообщить ребятам из «Руссо» неприятную новость.
— Что? — отбросив книгу, Билли вскочила.
— Я только что тебе все сказал. Я меняю рекламных агентов. Сегодня приходила Виктория Фрост и убедила меня, что мы работаем не с самым лучшим агентством. Весьма впечатляющая особа.
— Но Билла и Эда Руссо нанимала я! Я их нашла! — воскликнула Билли. — Они мои друзья, и ты это знаешь. Рекламой занимался мой отдел! Как ты смеешь отказываться от их услуг, не переговорив со мной?
— Черт возьми, Билли, но ты ведь устранилась от дел еще до рождения малышей. Твои братья Руссо работают недостаточно хорошо, с этим нельзя не согласиться.
— Что за чушь ты несешь! Ты что, забыл, что Джиджи заявила, что если она уйдет в рекламное агентство, то ни при каких обстоятельствах не станет добиваться наших контрактов?
— Нет, не забыл. Но Виктория сказала, что Джиджи теперь относится к этому более здраво.
— Ах, это тебе Виктория сказала! А ты и поверил!
— А зачем ей врать?
— Этого я не знаю, но я знаю то, что Джиджи и Виктория с трудом выносят друг друга.
— У меня сложилось другое впечатление, — угрюмо отбивался Спайдер, глядя на искаженное гневом лицо Билли. Видела бы она себя! Воображает, что деньги бывшего мужа дают ей право принимать решения по любым вопросам!
— Тебе показалось заманчивым предложение Виктории, и теперь ты хочешь вытереть ноги о Джиджи точно так же, как вытираешь их об меня. Послушай, Спайдер, мы с тобой владеем каталогом наравне, и ты не можешь меня игнорировать. Утром ты позвонишь Виктории и скажешь, что передумал. Точка. Когда тебе в другой раз захочется поменять рекламных агентов, ты сначала посоветуешься со мной. Ты не дашь отставку «Руссо и Руссо», пока я не вникну в проблему и не приду к заключению, что нам действительно нужно что-то другое. Ты слышишь меня? Если ты не уважаешь Джиджи, это еще не значит, что я позволю тебе не уважать меня!
Спайдер подошел к ней и больно схватил за руку, не давая ей двинуться с места.
— Женщина, которая пытается настоять на своем, лишая мужчину секса, визжит, как базарная торговка, и ведет себя, как самая настоящая мегера, не заслуживает уважения.
— Возьми свои слова обратно!
— Не возьму! — крикнул он. — Это правда. И ты это прекрасно понимаешь!
— Убирайся из моей спальни! Спи, где хочешь. Меня от тебя тошнит! И позаботься, чтобы мои указания были исполнены в точности, — надменно произнесла она.
— Билли, ты ведь этого не хочешь, одумайся.
— Прошу не указывать мне, чего я хочу, а чего — нет. Ты не понимаешь, чего я хочу. Ты меня вообще не понимаешь. К несчастью, я-то тебя отлично знаю. Ты ничтожество!
— Я лучше уйду, — ответил Спайдер таким спокойным и снисходительным тоном, что Билли захотелось задушить его голыми руками. — Иначе, боюсь, не удержусь и отшлепаю тебя, как ты того заслуживаешь.


Наутро, направляясь в ванную, Спайдер обнаружил на полочке рядом с зеркалом записку:
«Я ухожу. Когда вернусь — не знаю. Ты прекрасно обходишься без меня, и я не вижу причин оставаться в доме, чтобы обслуживать тебя. Я не знаю, чем вызвано твое неуважение, но то, что ты меня не уважаешь, видно по твоим словам и поступкам. Этого я терпеть не намерена. Скоро пришлю за детьми».
Больше в записке ничего не было — даже подписи. Спайдер ринулся в ванную Билли и увидел, что она увезла кое-что из косметики. Беспорядок в платяном шкафу свидетельствовал о том, что Билли прихватила и какую-то одежду.
По интеркому он связался с Берго О'Салливаном.
— Когда уехала миссис Эллиот?
— С час назад за ней заехал лимузин, мистер Эллиот.
— Благодарю, Берго. Передайте повару, что я сегодня завтракаю не дома.
Она уже летит в Нью-Йорк, прикинул Спайдер. Наверняка помчалась к Джессике, в свое обычное пристанище в трудные моменты. Поразмыслив, он решил, что так оно даже лучше, хотя тон ее записки откровенно не понравился ему своим нелепым трагизмом. Однако, положа руку на сердце, Спайдер должен был признать, что сегодня он предпочел бы ее не видеть.
Спайдер брился и размышлял о том, что Джессика, как никто, умеет заставить Билли понять очевидные вещи. Именно Джессика заставила ее понять Вито, и этого хватило, чтобы по крайней мере прожить с ним дольше нескольких недель. Мудрая, надежная, любимая и любящая, Джессика владела тем искусством компромисса, которое никак не давалось чересчур богатой и невероятно упрямой Билли, готовой в любой ситуации биться до конца.
«Пришлю за детьми…» Неужели она это сделает? Только через мой труп», — решил он.
Преисполненный праведного гнева, Спайдер помчался на работу, где намеревался начать со звонка братьям Руссо, чтобы объявить, что «Новый магазин грез» больше не нуждается в их услугах.


— Есть одна проблема, — сказала Саша. Они с Вито брели по пляжу Санта-Барбары, рука в руке. — Джиджи придется пригласить на нашу свадьбу Зака — в ее дом, где они жили вместе.
— Он будет всего лишь одним из целой оравы гостей. Джиджи не придется с ним много общаться — поздороваются, и все. Но ей придется смириться с его присутствием, ведь он теперь ей в некотором роде родственник. Даже если бы прием давала Билли, все равно они бы оба должны были на нем присутствовать. И в конце концов, праздник устраивается для нас, не так ли?
— Ты считаешь, что люди могут ладить после разрыва? Насколько это было бы для всех проще! И вообще, более цивилизованно!
— Нет, я так не считаю. Что бы ты сказала, если бы среди гостей был Джош?
— О нет! Надеюсь, Джиджи не собирается и его пригласить?
— Она знакома с ним целую вечность, и вежливость требует, чтобы она позвала его тоже. — Вито сжал ее пальцы. — Но я предупредил Джиджи, что он не входит в число желанных гостей.
— Ты все-таки неисправим, Вито. Специально завел этот разговор, чтобы меня подразнить.
— Обожаю тебя дразнить. Ты так реагируешь — одно заглядение.
— Не искушай судьбу.
— Ты меня сама спровоцировала.
— Спровоцировала? На что?
— Скоро увидишь. Пожалуй, сейчас вполне подходящий момент.
— Вито, только не на пляже! Прекрати сейчас же!


Вечером следующего дня офис агентства «ФРБ» опустел уже в шесть часов. В конторе остались только Виктория, Арчи и Байрон, намеренно разогнавшие всех сотрудников домой. Они сидели за столом в кабинете Виктории и приканчивали уже вторую бутылку шампанского. Мужчины давно поснимали галстуки и закатали рукава. Виктория тоже расстегнула верхние пуговки строгой белой блузки и, совершенно расслабившись, сбросила туфли, водрузив ноги на край стола.
— Вы, ребята, такие смешные в своей непоследовательности, — сказала Виктория Фрост, нарушая затянувшееся молчание. — Вас беспокоит реакция Джиджи на заключение мною контракта с «Магазином грез», но нисколько не тревожит, что свои контракты с «Волшебным чердаком» и «Уинтроп-Лайн» она добыла исключительно в постели с Беном Уинтропом.
— Это ее дело, — сказал Арчи и пропел слова известной песенки: — «Это ее дело, только ее дело, только ее дело, больше ничего…»
— Контракты, которые определяются… — начала Виктория, старательно подбирая слова, памятуя о том, что Арчи и Байрон выпили намного больше ее, — сексуальным… влечением между клиентом и творческим работником, рискованны: что произойдет, если она надоест Уинтропу? У нас может возникнуть серьезная проблема, это только вопрос времени. Настанет день, когда интрижка Джиджи придет к логическому концу. — В голосе Виктории звучала неколебимая уверенность.
— Вовсе не обязательно, — не унимался Арчи. — Я видел их вместе, этот парень крепко попался… По всему видно, он без ума от нашей малышки Джиджи. Дело может кончиться свадьбой.
— Тогда Джиджи станет женой клиента, бросит работу и станет вести совершенно иную жизнь, — продолжала Виктория. — И первое, о чем она задумается после медового месяца, — как поменять рекламное агентство на новое. Жены клиентов обожают совать нос в дела, независимо от того, разбираются они в рекламе или нет. И чем лучше разбираются, тем больше лезут не в свои дела. В этом смысле Джиджи представляет собой наихудший вариант — она разбирается слишком хорошо.
— К черту, давайте не будем раньше времени беспокоиться, — не выдержал Арчи. — Забудем об этом. У нас есть отличный повод для праздника. Виктория, не омрачай события, а лучше расскажи-ка еще раз про Харриса Ривза. Расскажи подробно, как все было, что он говорил и что ты отвечала.
— Ты серьезно, Арч? Захотел счастливую сказочку на сон грядущий? — Виктория томно улыбнулась, отчего лицо ее приняло сексуальное выражение, которое напомнило Арчу и Байрону проведенный ими вечер в ее нью-йоркской квартире.
— Я еще не насытился, — признался Арчи. — У меня такое чувство, как у ребенка, которому на день рождения подарили целый цирк. Настоящий цирк со слонами, львами и клоунами. Ну же, мисс Фрост, не заставляй меня просить тебя на коленях.
— Правда, Виктория, — подхватил Байрон, — я тоже хочу послушать еще разок.
— Утром, когда я принта на работу, меня ждала записка с просьбой позвонить в Нью-Йорк Харрису Ривзу из «Бич-Кэжуалс». — Виктория нарочно замолчала, наслаждаясь нетерпением, отразившимся на лицах друзей.
— Виктория, я тебя умоляю! — простонал Арчи.
— И я. Пожалуйста, Виктория, не томи! — воскликнул Байрон. «Вот повезло, — подумал он, — работать вместе с девицей, которая умеет так разжечь мужика!»
— Я позвонила, но его не оказалось на месте. Поскольку он является главным администратором крупнейшей в стране компании по торговле купальными принадлежностями, то я все утро кусала ногти и ждала, когда мне ему перезвонить. В одиннадцать часов по калифорнийскому времени я позвонила снова и на сей раз попала на него самого. Я сказала, что звоню по его просьбе, и спросила, чем могу быть ему полезной. А он сказал… он сказал… минуточку, дайте-ка вспомнить поточней, что было дальше…
— Виктория! Я тебя задушу! — пригрозил Арчи.
— Если ты это сделаешь, Арчи, то кончишь свои дни в газовой камере, — хихикнула Виктория.
— Виктория!
— Ну, хорошо, удовлетворю ваше любопытство. Ривз сказал, что на него произвела большое впечатление наша работа с «Индиго Сиз» и что он внимательно следит за ростом их продаж, а я сказала, что благодарна ему за теплые слова, а он сказал, что поручил вице-президенту по рекламе собрать о нас сведения и что отзывы только самые хорошие — и от Джо Девейна, и от других, а я сказала «большое спасибо», а он сказал, что агентство, с которым они сейчас работают, давно не предлагает никаких новых идей, они уже на протяжении десяти лет без всякого конкурса имеют этот контракт, и что он их уже предупреждал, но они не в состоянии родить что-либо новенькое и интересное, а я только мычала в ответ, а потом он сказал, что хочет предложить нам работу с «Бич-Кэжуалс». Примерно так. Один разговор по телефону. Я даже не успела его толком поблагодарить, а Харрис Ривз уже объявил, что ждет нас на следующей неделе в Нью-Йорке, где мы познакомимся с его людьми, и я сказала, что мы будем очень рады, только какой день его устроит более всего? А он сказал, что среда и чтобы мы рассчитывали пробыть до конца недели, чтобы успеть встретиться со всеми причастными к делу людьми, обсудить с ними все вопросы, и я опять сказала «большое вам спасибо», а он сказал, что совмещать это с работой на «Индиго Сиз», наверное, вряд ли удастся, а я сказала, что контракт с ними обязательно будет расторгнут, а он сказал «вот и отлично», а в конце мы перешли к формальностям типа «с нетерпением ждем нашей встречи», и на этом разговор закончился. Ну что, мальчики, теперь вы довольны? Или рассказать все заново?
— Ты опустила самую интересную часть, — посетовал Арчи.
— Это она нарочно. Она хочет, чтобы мы лизали ей пятки, — бросился подпевать Байрон. — Снимай колготки, Виктория, я готов.
— Спасибо, Бай, я тронута, но не стоит.
— Виктория, давай выкладывай!
— Контракт составит девяносто миллионов долларов в год.
— Девяносто миллионов, — благоговейно выдохнул Арчи.
— Девяносто миллионов, — повторил Байрон. — Черт побери, девяносто миллионов!
— Это невероятная удача, мальчики! О таком можно только мечтать! Девяносто миллионов — как с куста! Такое даже моей матери не снилось!
— Господи, Виктория, как я рад, что Харрис Ривз говорил именно с тобой, — сказал Арчи. — На твоем месте со мной бы случился сердечный приступ — если такое бывает на радостях.
— У меня создалось впечатление, что он не очень-то доволен своим вице-президентом по рекламе, — проговорила Виктория словно сама с собой, — и решил взять бразды в свои руки. Можете себе представить, каково пришлось этому вице-президенту, когда Ривз мне позвонил. Он создал «Бич-Кэжуалс» лет тридцать назад на голом месте и, конечно, имеет право предъявлять претензии к своим рекламным агентам.
— Ты сама позвонишь Коллинзам и расторгнешь контракт, — спросил Арчи, — или это лучше сделать Джиджи? Ее в Сан-Франциско хорошо знают, может, у нее это лучше получится?
— Арчи, расторгнуть контракт с одним агентством в пользу другого, который сулит десятикратную прибыль, — это прерогатива руководства, — холодно сказала Виктория.
Неужели они с Байроном думают, что она уступит кому-нибудь удовольствие уведомить «Индиго Сиз» о том, что фирма стала слишком мала для сотрудничества с Викторией Фрост? Ох, и денек будет у Джиджи, когда она, переполняемая гордостью за себя и дорогой туристический проект, лелеемый ее любовником, явится на работу и узнает новости!
Виктория налила еще по бокалу шампанского и произнесла тост:
— За «Фрост, Рурк и Бернхейм» — агентство, которое знает толк в реальном деле!
Все подняли бокалы, чокнулись и выпили до дна.
— Открывай следующую бутылку, Арчи, — потребовала Виктория. — Отпразднуем новый контракт как следует!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовники - Крэнц Джудит

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Любовники - Крэнц Джудит



Неужели роман такая гадость, что никто отзывов не оставил?
Любовники - Крэнц Джудит*восьмое чудо света*
27.10.2012, 4.35





Роман изумительный. Читайте и еще раз читайте.
Любовники - Крэнц ДжудитРузалия
12.12.2013, 17.25





Это заключительная часть трилогии Школа обольщения, По высшему классу. Замечательный хэппи энд!
Любовники - Крэнц ДжудитЕлена
22.03.2015, 20.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100