Читать онлайн Последний холостяк, автора - Крэн Бетина, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний холостяк - Крэн Бетина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний холостяк - Крэн Бетина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний холостяк - Крэн Бетина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэн Бетина

Последний холостяк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

– Хоскинс! Подай большую бутылку шампанского в мой будуар наверху! Да поживее! – распорядилась леди Антония Пакстон, входя в холл своего особняка на Пиккадилли и отдавая престарелому дворецкому шляпу, перчатки и накидку. В ее лучистых глазах сверкали задорные искры.
– Хотите что-то отпраздновать, мадам? – с вежливой улыбкой осведомился он, поворачиваясь лицом к Камилле Адаме, чтобы помочь ей раздеться.
– Да, Хоскинс, можешь поздравить Камиллу: она сегодня стала невестой мистера Ховарда.
– В самом деле? – Дворецкий удивленно вскинул кустистые седые брови. – Неужели мистер Ховард решился расстаться с холостяцкой жизнью и остепениться?
– Да, представь себе, мой дорогой Хоскинс, – подтвердила Антония и улыбнулась, вспомнив испуганную физиономию помощника товарища министра торговли, застигнутого ею без его любимого зеленого галстука в полоску. А каким важным франтом выглядел этот высокий брюнет, когда приезжал к ним проведать Камиллу! Сколько самодовольства было в его надменном взгляде!
– Бедняга, – пробормотал дворецкий и поспешил унести одежду дам в гардероб. – И ему не удалось уберечься от эпидемии женитьб, охвативших этот дом в последнее время.
И действительно, за три минувших года хозяйка Пак-стон-Хауса сумела удачно выдать замуж не один десяток своих подруг и добрых знакомых. Сватовство стало ее хобби после смерти супруга, достопочтенного сэра Джеффри Пакстона. Вторым ее увлечением было выхаживание больных бездомных кошек. Она была твердо убеждена, что как любая вдова, так и кошка имеют право на свой дом, а потому посвящала все свое время охоте на породистых котов и знатных холостяков.
Проводив дворецкого насмешливым взглядом, Антония взяла в руки канделябр, стоявший на столике, и стала подниматься на второй этаж. Камилла догнала ее на площадке и сказала, что хотела бы немного отдохнуть в своей спальне, так как у нее разыгралась мигрень.
Антония вздохнула, догадавшись о причине этого недуга, и направилась к массивным створчатым дверям своего будуара, расположенного в конце длинного коридора. «Несомненно, – думала на ходу она, – глупая и доверчивая Камилла мучается от неудовлетворенного желания». Но слезы помогут ей уснуть, а сон принесет утешение. Глупышка не понимает, насколько легкомысленно она поступила, упав в объятия мистера Ховарда, бывалого искусителя и закоренелого холостяка. Слава Богу, теперь его коварные планы сорваны, и ему не удастся соскользнуть с ее крючка!»
Роскошно обставленный просторный будуар благоухал ароматом дорогих духов и был залит светом множества свечей. Окна были затянуты парчовыми портьерами, в мраморном камине разожжен огонь, рядом в удобном кресле сидела пожилая женщина в вязаной шали и золотых очках, словно бы сошедшая с одного из портретов в золоченых рамах, развешанных на стенах, и читала.
– Антония! – воскликнула она, отложив книгу на столик из полированного красного дерева. – Я сгораю от нетерпения поскорее узнать, как все прошло!
– Великолепно, тетя! Можете поздравить меня с успехом! – ответила Антония, подходя к камину и протягивая к огню озябшие руки. – Не пройдет и месяца, как наша милая Камилла станет миссис Ховард.
– Вот и славно, – сказала с улыбкой тетушка Гермиона. – Я за нее рада. Но где же сама счастливая невеста?
– Наверное, плачет от счастья в подушку, – язвительно промолвила Антония, развязывая шейный платок и расстегивая верхние пуговицы на платье. – Я велела дворецкому подать сюда бутылку шампанского. Надо отпраздновать это радостное событие. Кстати, куда подевались все остальные?
– Пруденс и Поллианна приводят себя в порядок, они ведь не думали, что ты так быстро вернешься. Остальные легли спать. Присаживайся, я хочу услышать подробности! Где же ты их обнаружила?
– В гостинице «Бентик», разумеется, где тайно встречаются с любовницами завсегдатаи клуба «Уайтс». Я подозреваю, что хитрый владелец этого притона делает скидку для постоянных клиентов, – сказала с усмешкой Антония.
В этот момент двери распахнулись и в комнату вошли две немолодые женщины, одетые в одинаковые серые платья и кружевные чепцы.
– Как быстро, однако, ты вернулась! И наверное, с хорошим известием! – воскликнула одна из них, миссис Куимбиз, усаживаясь в кресло.
– Значит, еще один холостяк угодил в твой капкан! – сказала другая, поправляя на носу очки.
– Да, Поллианна, я добыла очередной трофей, – самодовольно подтвердила Антония, устраиваясь поудобнее в кресле и вытягивая ноги, обутые в туфли на высоких каблуках, к решетке камина. – Вернее, он сам угодил в мою ловушку, этот самоуверенный негодяй. Разумеется, войдя в гостиничный номер, он зря времени там не тратил: за какие-то полчаса сумел не только раздеть нашу доверчивую вдовушку, но и уложить ее в постель. Видели бы вы физиономию этого вертопраха, когда я ворвалась в комнату в решающий момент! У него отвисла челюсть, а глаза чуть было не вылезли из орбит от испуга. Еще бы, ведь я застала его голым.!
– Какой скандал! – воскликнула Поллианна и покачала головой.
– Неслыханный позор! – согласилась с ней Антония и удовлетворенно откинулась на спинку кресла.
– Представляю, что ты при этом испытала, бедняжка, – сочувственно промолвила Поллианна. – Я бы на твоем месте упала в обморок.
Антония с трудом сдержала смех.
– Уверяю тебя, милая Поллианна, что лицезреть обнаженные мужские плечи мне доводилось и прежде. В конце концов, я ведь тоже вдова.
– Как и все мы здесь, – заметила ее собеседница. – Но лично мне никогда не доводилось видеть голого мужчину. И надеюсь, что не придется. Мое слабое сердце не выдержит такого срама!
Пруденс Куимбиз хихикнула и промолвила:
– Что ж, дорогая сестрица, будь я женой Фарли Куимбиз, я бы тоже предпочла остаться в неведении относительно его обнаженного тела.
В комнату вошел дворецкий Хоскинс, неся на серебряном подносе бутылку шампанского и высокие хрустальные бокалы. Пока он откупоривал бутылку и разливал игристое вино, Антония в деталях описала сцену своего проникновения в номер, испуг захваченных ею в постели голубков и трусливое поведение Бертрана Ховарда. Ее живой рассказ поверг всех слушателей в шок. И только Хоскинс, удаляясь из будуара, тихо пробормотал:
– Бедняга! Как ему не повезло!
Антония снова торжествующе усмехнулась и, подняв бокал, произнесла тост:
– Итак, выпьем же за очередного новоиспеченного мужа. Его порядковый номер… Боже, кажется, я сбилась со счета!
– Мистер Ховард стал твоей тринадцатой жертвой, – подсказала ей тетушка Гермиона.
– Значит, всего набралась уже чертова дюжина! – воскликнула Антония. – Вот это настоящая победа над греховодниками! И кто, спрашивается, после этого слабый пол?
Дамы прыснули со смеху.
– Что же касается употребленного тобой, дорогая тетя Гермиона, словечка «жертва», то позволь мне тебе напомнить, что невинных ягнят среди похотливых козлов не бывает. Они сами пытались соблазнить моих подруг, и я сочла своим святым долгом направить этих заблудших грешников на праведный путь и принудить их вступить в законный брак с соблазненными ими дамами.
Это была истинная правда. Каждый из тринадцати бедолаг, попавшихся в ее капкан, успел прослыть в Лондоне старым холостяком и искусным ловеласом. Антония лишь умело воспользовалась их слабостями и восстановила справедливость.
– А теперь я предлагаю поднять бокалы за здоровье и счастье нашей милой Камиллы! – с очаровательной улыбкой добавила она. – Пусть у нее будет чудесный дом в Мейфэре, трое славных деток и достаточно денег, чтобы удовлетворить все свои прихоти.
– А также приступы мигрени, когда в них возникнет нужда, – вставила с хитрой улыбкой Поллианна, вызвав этим недоумение у всех присутствующих. – Ведь иногда женщине так не хватает головной боли! – вскинув подбородок, воскликнула она.
– Весьма оригинальное замечание, – задумчиво промолвила Пруденс.
Все рассмеялись и, осушив бокалы, начали наперебой предлагать новые тосты: за будущего жениха, за процветание хозяина трактира, в номере которого попались голубчики, за слабый пол и за удачные законные браки. Когда разговор зашел о дне свадьбы, все согласились на том, что лучше всего организовать торжество через месяц – вполне достаточный срок для того, чтобы помолвленные подготовились к церемонии бракосочетания и супружеской жизни.
– Я буду скучать по Камилле! Она такая душка! – сказала Пруденс и промокнула увлажнившиеся глаза батистовым платочком.
– Да, мне даже не верится, что всего спустя месяц она нас покинет, – со вздохом произнесла Поллианна.
Все умолкли, почувствовав легкую светлую грусть.
– И в доме освободится комната, – наконец изрекла Антония, выпрямилась и окинула взглядом книжные полки и письменный стол, на котором царил беспорядок. – Где последний номер журнала «Корнхилл»? Я ощущаю творческий зуд, нам пора выбрать новую жертву!
– Боже, когда же ты наконец уймешься! – простонала тетушка Гермиона. – Правда же, мне все это надоело.
– Спасать души грешников – наш святой долг! – возразила Антония и, обнаружив свежий номер ежеквартального литературного журнала на столе, вскочила с кресла, чтобы взять его и перелистать – Вот они, кандидаты в благочестивые супруги! – воскликнула она, дойдя до частных объявлений.
Пробежав взглядом первую колонку, она нахмурилась, задумчиво пожевала губами и сказала:
– Вот послушайте-ка! Миссис Ф., привлекательная тридцатилетняя дама, брошенная своим уехавшим в Америку мужем, готова согласиться на любое предложение…
– Зачем нам соломенная вдова? – перебила ее Поллианна.
– Согласна, – сказала Антония. – Тогда рассмотрим другой вариант. Миссис Дж., тридцати семи лет от роду, дочь священника, вдовствующая уже восьмой год, страдает от одиночества. Любопытно, что здесь не сказано, от чего скончался ее супруг…
– У священнослужителей всегда рождаются хилые, бледные и непривлекательные дети… Нет, она вряд ли нам подойдет, – сказала Поллианна, чем вызвала недовольство Пруденс. Та нахмурилась и осуждающе взглянула на сестру, никогда не думавшую, перед тем как ляпнуть очередную глупость. Но Поллианна и бровью не повела.
– Вот! – обрадовано воскликнула Антония. – Это именно то, что нам надо. Миссис А., вдова и мать четырех дочерей в возрасте от четырнадцати до двадцати трех лет, не имеющая профессии и хорошего образования, желает…
– Кто же добровольно повесит на себя такую обузу! – брякнула бесхитростная Пруденс, даже не дослушав.
Поллианна горестно покачала головой и с тяжелым вздохом промолвила:
– И все четыре дочери еще не замужем. Это трагедия! Антония наморщила лоб и вновь пробежала строки объявления. Она сама была дочерью вдовы, чей супруг разорился в результате неудачных финансовых операций и вскоре умер от белой горячки, оставив семье в наследство неоплаченные долги. Для Антонии Марлоу-Пакстон, единственной дочери этого неудачника, привыкшей с детства к обеспеченной жизни, внезапная бедность стала не менее сильным ударом, чем утрата отца. Мать была вынуждена продать и прекрасную конюшню, и фешенебельную городскую квартиру, и фамильные драгоценности, и дорогие картины. Как-то незаметно от них отвернулись все друзья, отчаявшаяся вдова впала в меланхолию и день ото дня чахла, пока не сошла в могилу. В семнадцать лет Антония осталась сиротой, лишенной состояния и девичьих грез.
Прогнав непрошеные воспоминания, нахлынувшие на нее после знакомства с одной из частных публикаций в журнале, Антония расправила плечи и сказала:
– По-моему, стоит обратить внимание вот на этот крик души: «Миссис Р., тридцатилетняя вдова, лишившаяся всего своего имущества в результате судебной тяжбы, будет признательна за любую помощь». Она пыталась зарабатывать на жизнь шитьем, но была вынуждена бросить это занятие из-за слабого зрения.
– Может быть, сперва ознакомимся со всеми объявлениями, а потом уже решим, на каком из них нам лучше остановиться? – предложила Пруденс.
Антония кивнула и продолжила чтение коротких печальных историй женщин, погрязших в заботах и нужде. Среди них были и вдовы, и незамужние, и потерявшие своих беспутных мужей. То и дело встречались фразы: «Пропал без вести где-то в колониях», «Исчез во время зарубежной экспедиции», «Уехал во Францию в отпуск и не вернулся». У большинства из этих несчастных было на попечении несколько детей, некоторые остались одинокими, кое-кто пал жертвой аферистов, другие лишились родных и близких в результате эпидемии, иные были выброшены на улицу алчными работодателями по причине их преклонного возраста.
С каждой минутой лицо Антонии становилось все более строгим и напряженным, пальцы сильнее сжимали страницы, а на лбу образовывались новые складки. Перед ее мысленным взором возникали печальные образы этих женщин – их изнуренные непосильным трудом и лишениями лица, сгорбленные плечи, пустые, затравленные глаза. Внезапно она вскинула брови и задумчиво хмыкнула. Текст, привлекший ее внимание, гласил: «Миссис Ф., сорокалетняя вдова, попавшая в отчаянное материальное положение, умоляет взять на работу ее любимую дочь, истинно ангельское создание, страдающее от бесчувственных кредиторов, покушающихся на ее честь».
Этот вопль материнского сердца воскресил в памяти Антонии события ее собственного далекого прошлого: частые визиты в их дом коллег и партнеров ее отца, желавших выразить свое соболезнование в связи с его кончиной; их лестные слова в ее адрес, напыщенные комплименты, сопровождаемые маслеными взглядами и улыбками; непременные бутылки виски на столе и клубы сигарного дыма, грубые приставания и обещания забыть о долгах в случае, если она не станет капризничать и будет послушной и покладистой. Нужда заставила тогда сиротку поступиться своей честью и гордостью…
Не прошло и нескольких месяцев, как ее перестали рассматривать в качестве возможной невесты во всех приличных семьях, отведя ей роль утешительницы холостяков, падких на юных красоток. За два года, на протяжении которых она была вынуждена терпеть бесчисленные унижения, Антония твердо усвоила, что только в браке женщина может обрести надежную защиту и благосостояние. В награду за ее долготерпение и муки провидение наконец послало ей достойного супруга. С тех пор она уже ни в чем не нуждалась, а став молодой вдовой, обрела полную свободу и зажила в свое удовольствие.
Антония так увлеклась чтением и воспоминаниями, что не заметила, как Гермиона Пакстон-Филдинг сдвинула очки на лоб и, прищурившись, устремила на нее испытующий взор.
Впервые она увидела Антонию, когда той было всего восемнадцать, но уже тогда угадала в ней сильную личность. Прямой нос, высокие скулы, выразительный чувственный рот и большие внимательные глаза выдавали ее незаурядный ум и твердый характер. Теперь же, к двадцати пяти годам, она расцвела и превратилась в зрелую красавицу и светскую львицу.
Однако Антонии хватило мудрости и ума, чтобы до поры держаться в тени и не привлекать к себе внимания сплетников. Она отдавала много сил и времени благотворительности, а на людях появлялась только в исключительных случаях, главным образом с целью подыскать достойного мужа своей очередной подопечной. Своей собственной судьбой она, похоже, была совершенно довольна и выходить снова замуж не собиралась.
– Послушай, Антония, – обратилась к ней тетушка Гермиона, – не разумнее ли будет повременить с новыми хлопотами и отдохнуть? В конце концов после Рождества ты выдала замуж трех вдов! Как бы это не вызвало в обществе ненужных пересудов!
– Откуда им знать, что все эти браки организовала именно я? – возразила Антония. – Ведь из трех женщин лишь одна жила в моем доме!
– Осторожность никогда не помещает, деточка! Кто-то ведь мог и проболтаться! На чужой роток не накинешь платок!
Антония покраснела, захлопнула толстый журнал и твердо сказала:
– Сплетен я не боюсь! Даже если о моей деятельности узнает весь свет, я все равно буду продолжать помогать обездоленным и заблудшим.
– Разумеется, деточка! Это благородное дело, однако торопиться не стоит, – стояла на своем ее мудрая тетушка.
– Боже, как быстро летит, однако, время! – озабоченно промолвила Пруденс, взглянув на свои часики в виде медальона. – Как быстро пролетел вечер! – Она встала и подала руку сестре.
– Завтра нам предстоит тяжелый день, – пробормотала Поллианна и вместе с ней направилась к дверям.
Едва лишь дверь за ними защелкнулась, как Антония в сердцах воскликнула:
– Какой позор для нашей страны! Какая вопиющая несправедливость для всей Англии! Все эти женщины выросли в хороших семьях и могли рассчитывать на достойную жизнь, имели полное право на семейное счастье. Однако почти полмиллиона англичанок стали изгоями, лишними людьми, превратились в отбросы общества. Это возмутительно! Не правда ли, тетушка?
– Ты права, деточка, это кошмар! – согласилась Гермиона, хмуря брови.
– Я уверена, что виновато во всем наше правительство! – продолжала негодовать Антония. – Лишних женщин в стране наверняка бы не было, если бы британские мужчины не разъезжали по всему миру защищать интересы правящих кругов. – Она подбоченилась и прищурилась. – А пока молодые солдаты и чиновники служат в колониях, оставшиеся дома богатые бездельники транжирят деньги на кутежи, скачки и оргии с дамочками легкого поведения! Эти бесстыдные холостяки совращают наивных бедных девственниц и отказываются исполнять свой гражданский долг перед обществом и женщинами! Как я ненавижу этих хладнокровных эгоистов, самоуверенных снобов, у которых на уме только одно… – Она замолчала, задохнувшись от возмущения.
– Прекрати истерику! – сказала Гермиона. – Ты все равно не сможешь ничего изменить, как бы ты ни старалась, милочка! Побереги свои истрепанные нервы, подумай наконец о себе!
Антония опомнилась и замолчала, вынужденная признать справедливость ее слов. Гермиона сполна испила чашу горя и имела право так говорить: за свою долгую и трудную жизнь она четыре раза становилась вдовой. Такой горький опыт дорого стоит!
Антония взглянула в глаза любимой тетушки, светящиеся сердечной теплотой и мудростью, и немного успокоилась. Гермиона поселилась в этом доме несколько лет назад, после кончины четвертого супруга, и немедленно взяла ее под свое крыло: давала ей полезные советы в пору ее замужества и помогла наладить жизнь, когда она стала молодой вдовой безвременно скончавшегося сэра Джеффри.
– Деточка моя, – задушевно промолвила Гермиона, лаская ее взглядом, – нельзя пренебрегать собой, заботясь исключительно о семейном счастье и благополучии своих соотечественников. И не перечь мне! – Она подняла указательный палец, упреждая попытку Антонии возразить ей. – Вот что я тебе скажу, моя дорогая: прежде чем взяться за новый супружеский проект, сделай паузу и поразмышляй о себе.
– Опять вы бередите мне сердце, тетя! – с плохо скрытым раздражением воскликнула Антония. – Ведь я уже не раз говорила вам, что я довольна жизнью и не желаю ничего менять!
– Если так, то почему же тебе не спится по ночам, деточка? Каждую ночь я слышу, как ты гремишь посудой на кухне, готовя себе успокоительный напиток из бренди и горячего молока. А по утрам я вижу, что у тебя красные глаза! Удовлетворенная жизнью женщина не станет читать книгу до рассвета! И не будет рыдать в спальне, вернувшись домой с очередного свадебного торжества.
Замечания наблюдательной леди Гермионы обезоружили Антонию, она натянуто улыбнулась и неуверенно возразила:
– То, чем я занимаюсь, уединившись в спальне, мое личное дело и не подлежит обсуждению. Почему бы одинокой вдове иногда и не дать волю слезам?
– Я имела в виду вовсе не это, – со вздохом произнесла Гермиона. – Всплакнуть по ушедшему в иной мир супругу и несбывшимся девичьим мечтам иногда бывает даже полезно. Однако нельзя же тратить жизнь только на заботу о бездомных кошках и несчастных вдовах! Когда я была в твоих теперешних годах, я побывала на трех континентах, похоронила двух мужей и не чуралась ухаживания кавалеров. Я брала от жизни все! Посещала приемы и балы, ездила на пикники, водила дружбу с премьер-министром, флиртовала с послами!
– Вот уж от этого прошу меня уволить, тетушка! – воскликнула Антония, покраснев до корней волос.
– Уж не собираешься ли ты записаться в монашки, деточка? – спросила Гермиона, насупив брови.
Антония закусила губу и, подойдя к окну, отдернула штору: вид ночного бульвара, освещенного тусклым светом газовых фонарей, всегда действовал на нее успокаивающе.
– Твой покойный супруг вряд ли одобрил бы твое затворничество, – промолвила тетушка.
– Сэр Джеффри наверняка похвалил бы меня за мою благотворительную деятельность и даже помог бы мне! – возразила Антония. – Позволю себе напомнить вам, что он сам отдал немало сил и времени этому благородному делу. Не говоря уж о том, что он принял самое живое участие в моей судьбе.
Это была истинная правда: в отношении Антонии сэр Джеффри Пакстон проявил редкую самоотверженность, предложив ей не только поддержку и защиту, но и руку и сердце. Он спас ее от незавидной участи содержанки и вернул ей утраченное положение в высшем обществе, сделав ее своей супругой, когда ей исполнилось восемнадцать, и вдовой – в двадцать два года. Видимо, случившееся с ней самой и подвигнуло Антонию на самопожертвование ради счастья других женщин, обделенных судьбой, и на протяжении вот уже трех лет она спасала бедняжек, выдавая их замуж.
– По крайней мере повремени немного с очередным матримониальным проектом, деточка, – сказала тетя Гермиона, пожевав губами. – Жизнь так скоротечна, моя дорогая, надо иногда получать от нее удовольствие. Довольно затворничать!
Антония посмотрела ей в глаза, удивительно ясные для ее преклонного возраста, вздохнула и с улыбкой ответила:
– Благодарю вас за вашу искреннюю заботу обо мне, тетушка. Возможно, в чем-то вы и правы. Я действительно здесь засиделась. – Она подошла к столу и, наполнив бокал шампанским, подняла его в знак уважения к Гермионе. – Скоро в парламенте начнутся дебаты по законопроекту о правах одиноких женщин и вдов. Пожалуй, я наведаюсь в Вестминстер и прослежу, чтобы джентльмены, участвующие в обсуждении этого закона, приняли правильное решение.
– Боже правый! – воскликнула Гермиона, пожалев, что затеяла этот спор. Новая блажь, пришедшая в голову ее племяннице, была чревата непредвиденными последствиями и не сулила ничего хорошего. Поэтому старушка закончила разговор и удалилась в свою спальню, пожелав на прощание Антонии спокойной ночи и приятных снов. В ответ та лишь лукаво улыбнулась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний холостяк - Крэн Бетина



10 баллов
Последний холостяк - Крэн БетинаЕлена
21.02.2012, 12.59





отличный роман. советую прочитать.
Последний холостяк - Крэн Бетинакарина
9.06.2012, 5.27





Забавно ! Интересно ! Но мне показалось некоторые моменты затянуты .
Последний холостяк - Крэн БетинаМари
29.06.2012, 16.35





Очень весело, смеялась так еще в романе этого же автора "Идеальная любовница". Мне очень понравилось!
Последний холостяк - Крэн БетинаЮлия
10.09.2012, 10.23





Замечательная книга. Очень смешная
Последний холостяк - Крэн Бетиналиля
11.09.2012, 22.51





Замечательная книга. Очень смешная
Последний холостяк - Крэн Бетиналиля
11.09.2012, 22.51





Забавно, весело, но некоторые разделы читала через страницу - очень затянуто, к тому же предсказуемо. А в целом даже романтично!
Последний холостяк - Крэн Бетинаitis
28.09.2013, 14.24





Klasss +10
Последний холостяк - Крэн БетинаAnoş
6.10.2015, 22.50





а я протестую!ну что это такое,когда во время кульминации ГГ-ня теряет сознание.мне кажется это только у кроликов так бывает!простите, если не права, наверное всякое бывает... а вообще, чтиво ничего, несколько раз хохотала.
Последний холостяк - Крэн Бетинал.а.
9.10.2015, 0.33





хорошая книга. Читала с удовольствием, смеялась от души.класс 10 балов.
Последний холостяк - Крэн Бетинатату
9.10.2015, 14.14





На протяжении всего романа хотелось огреть героиню по голове, эгоистичное, не далёкое создание подгоняющее всё и всех под свой шаблон. Начала читать роман потому что прочитала первые отзывы, в итоге пропускала по несколько страниц,последнюю главу и эпилог даже не читала.
Последний холостяк - Крэн БетинаНаталья
21.11.2015, 9.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100