Читать онлайн Последний холостяк, автора - Крэн Бетина, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний холостяк - Крэн Бетина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний холостяк - Крэн Бетина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний холостяк - Крэн Бетина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэн Бетина

Последний холостяк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

На другое утро Антония ждала прихода графа, расхаживая по малой гостиной с плохо скрытым нетерпением. После бессонной ночи лицо ее было напряженным и бледным, а руки зябли, хотя в комнате было тепло. Она бы с удовольствием согрелась и укрепила дух бокалом хереса, но не осмеливалась, опасаясь, что Ремингтон учует запах алкоголя и решит, что он сломил ее волю и она запила с горя, и возрадуется, негодяй. Оставалось лишь метаться из угла в угол и кусать от отчаяния ногти.
Она собиралась без обиняков заявить ему, что не видит смысла в продолжении спора, поскольку стало очевидным, что, как бы ни старались ее чудесные помощницы выкорчевать его глубоко укоренившиеся предрассудки, за оставшееся время им это не удастся. К ее величайшему огорчению, он останется при своем прежнем мнении о женщинах, она тоже вряд ли изменит свое отношение к мужчинам после горького опыта, извлеченного из своего непродолжительного, но поучительного общения с ним. В связи с этим нетрудно было предположить, что их пари завершится позорной ничьей. Так есть ли смысл продолжать мучиться?
Примерно такие здравые мысли роились в ее светлой голове, но вся беда заключалась в том, что ее плоть не хотела с этим соглашаться и холодела, как только она думала о том, что спустя пару часов Ремингтон покинет ее дом и больше уже никогда в него не вернется, исчезнув из ее жизни навсегда.
Он прибыл только в десять часов утра, на час позже условленного времени их встречи, жизнерадостный, бодрый и веселый. Отдав трость и шляпу дворецкому Хоскинсу, граф проследовал в гостиную, где был встречен холодным взглядом и упреком хозяйки дома, промолвившей с раздражением:
– Вы сегодня чересчур задержались, ваше сиятельство.
– Виноват, каюсь, – взглянув на карманные часы, непринужденно ответил граф. – Что поделаешь, дела! Приходится решать не терпящие отлагательства вопросы! Вы даже не представляете, сколько у меня хлопот! Надо руководить своими помощниками, проверять их работу, встречаться с арендаторами, просматривать отчеты управляющего поместьем… Адский труд, уверяю вас, миледи. – Он смерил взглядом ее в головы до ног и с ухмылкой добавил: – Но все же куда более изнурительно выбивать ковры, перетаскивать пылесос этажа на этаж и натирать воском паркет.
Антония безуспешно пыталась понять, к чему он клонит. Выдержав паузу, Ремингтон продолжал:
– А возиться целый день возле плиты в душной кухне, чистить картофель, мыть посуду и таскать из погреба тяжеленные кули – просто дьявольская пытка. Правда, штопать белье и пришивать пуговицы тоже чертовски утомительная работенка, от нее можно ослепнуть. Что же до препирательства с мясником на базаре из-за цены куска говядины, так иначе как издевательством это занятие не назовешь.
И тем не менее во всех этих обременительных делах имеется и своеобразный приятный аспект. Я вижу по выражению вашего лица, мадам, что заинтриговал вас. Что ж, я готов пояснить свою мысль. Вчера вы спросили, что нового и полезного я узнал за время пребывания в вашем доме. Так вот, я существенно расширил познания в домоводстве и понял, что недооценивал прежде вас и ваших подопечных. Онизамечательные женщины и прекрасные наставницы. А вам, Антония Пакстон, следовало бы предоставить ответственный пост в правительстве, чтобы вы применили свои знания и энергию во благо империи. Уверен, что не пройдет идвух недель, как оппозиция падет перед вами на колени. Сумели же вы сбить с меня спесь всего за несколько дней! – Он хрипло рассмеялся и пристально взглянул ей в глаза.
Потрясенная произошедшей с графом переменой, Антония оцепенела. Ремингтон продолжал улыбаться, лаская ее взглядом. Она отступила на шаг и, густо покраснев, потупилась.
– Позвольте полюбопытствовать, – вкрадчиво промолвил граф, – что вы запланировали для меня на сегодня?
От проникновенного тона его голоса по коже Антонии побежали мурашки. Ничего конкретного для Ремингтона она не намечала, полагая, что он уже не вернется в ее дом.
– Вы поступите в распоряжение Элинор и Поллианны, – выпалила она первое, что пришло ей в голову. – По-моему, они собирались заняться сегодня просушкой постельного белья, им потребуется ваша помощь.
– Чудесно, – сказал граф. – Надеюсь, что мы с вами еще увидимся, миледи. За ужином или, возможно, даже раньше. До свидания!
Она кивнула, и он тотчас же ушел, не проронив больше ни слова.
Проводив его растерянным взглядом, Антония задумчиво уставилась на захлопнувшуюся дверь, ничего не понимая. Постепенно в ней стало нарастать желание что-нибудь расколотить. А еще лучше было бы поколотить самого Ремингтона. Трясясь от ярости, она швырнула в дверь подушкой. Да как он посмел войти в ее гостиную после всего того, что случилось накануне! И заявить, что признает свое поражение в их пари! Да еще смотреть на нее при этом так, словно он мечтает лишь об одном.
Антония прервала свои опасные размышления и сделала успокаивающий вздох. Это ей не помогло.
Нет, но каков наглец! Не каждый дерзнул бы назвать ее скромных дам прекрасными наставницами и чудесными женщинами, а ее самое – достойной кандидаткой на ответственный пост в правительстве. И вдобавок объявить во всеуслышание, что она поставила его на колени!
Итак, этот умник подтвердил, что очутился-таки в позорной для мужчины роли побежденного! Разве не этого она так долго ждала? Не к этому ли стремилась? Выходит, ее хитроумный план удался: многоопытные подруги вынудили этого строптивца и гордеца пересмотреть свое отношение к женской работе и, возможно, ко всему женскому полу. Это же победа!
От восторга у нее перехватило дух. Обняв себя за плечи, Антония закружилась по комнате, ощущая невероятную легкость и желание немедленно поделиться радостью с тетушкой Гермионой и всеми остальными! Она направилась было к двери, но внезапно остановилась, пронзенная сомнением.
Можно ли быть полностью уверенной в том, что она одержала победу? Не пытается ли этот хитрец усыпить ее бдительность лестью и притворством, оставаясь в действительности при своем прежнем мнении?
Антония тяжело вздохнула и припала плечом к дверному косяку. Радость сменилась подозрением и неуверенностью. Ну и что из того, что Ремингтон признает свое поражение в этом споре и на весь город объявит, что отныне он будет иначе относиться к женскому труду и роли женщин в обществе? Это еще не свидетельствует о том, что в его голове и сердце действительно произошли кардинальные перемены. Как же убедиться, что он ей не лжет?
Она вышла в коридор и направилась на кухню, продолжая размышлять о том, что в противоборстве с умным и коварным противником нельзя преждевременно расслабляться, ибо это чревато непредсказуемыми последствиями.
Стрелки каминных часов в малой гостиной ползли по циферблату возмутительно медленно, вынуждая метавшуюся по комнате Антонию то и дело прикусывать нижнюю губу, тяжело вздыхать и тоскливо посматривать на потолок, гадая, где именно сейчас находятся Ремингтон и его славные наставницы, благодаря которым с ним, как он утверждал, произошла волшебная метаморфоза. Ни о чем ином Антония думать не могла.
Она потерла ладонью затылок и закрыла глаза. Перед ее мысленным взором тотчас же возникло серьезное лицо Ремингтона, с тем его выразительным взглядом, которым он пронзил ее сегодня в конце их странного разговора. По необъяснимой причине ей представились не только его глаза, но и длинные ноги, а также сильные волосатые руки. Антонию охватило внутренним жаром, ей захотелось немедленно поговорить с графом и услышать его ответы на все волнующие ее вопросы. Но какой предлог выбрать для этой встречи? Не может же она признаться, что ей просто захотелось его увидеть! И уж тем более сказать, что она все еще ему не доверяет!
Из коридора донеслись голоса Элинор и Поллианны, и Антония выбежала из гостиной, дрожа от возбуждения.
– Вы закончили? – спросила она у двух женщин, которые о чем-то шептались, с заговорщическим видом озираясь по сторонам. На их щеках пылал румянец. – А где же граф?
– Он вызвался лично навести порядок в ваших покоях, – ответила с загадочной улыбкой Элинор. – Это весьма любезно с его стороны, поскольку от пыли и перьев у меня слезятся глаза.
– Да, леди Антония, ваша кровать нуждается в особо тщательной чистке, – кивнув, подхватила.
Поллианна. – Тут требуется особенная сноровка и мужская сила.
– Не желаете ли выпить вместе с нами по чашечке чаю, миледи? – спросила Элинор. – Мы как раз идем сейчас на кухню. Почему бы вам не составить нам компанию?
– Нет, благодарю вас, но мне пока не хочется. Ступайте одни, – сказала Антония и, подтянув юбки, устремилась к лестнице.
В ее воображении возник Ремингтон, яростно выколачивающий пыль из полога над ее кроватью, грубо срывающий простыню с матраца, взбивающий пуховые подушки, и щеки ее стали алыми. Как он дерзнул вломиться в ее личные покои, туда, где она бывает порой абсолютно голой и где проводит бессонные ночи, думая о нем! Нет, все это неспроста, он что-то замышляет…
– Ну, что я тебе говорила! Она помчалась прямиком к нему! – обрадованно воскликнула Поллианна, проводив Антонию завистливым взглядом.
– Хотелось бы мне превратиться в мышку и затаиться там в укромном уголке! – прошептала Элинор и рассмеялась.
Спальня леди Пакстон являла собой восхитительный образчик пышного стиля эпохи Людовика XIV с такими непременными его атрибутами, как позолота, причудливая резьба, инкрустация, дорогие обои цвета спелого абрикоса и янтаря, искусное кружево и взбитые пуховые подушки. Желая угодить молодой супруге, сэр Джеффри не скупился на расходы, покупая мебель и ковры лучшего качества и приглашая опытных мастеров для отделки помещения. Так, изразцы для камина, расписанные вручную весенними цветами, он заказал из Швеции, чтобы в опочивальне Антонии было тепло и уютно даже в самые студеные зимние дни. Любая вещица подбиралась с учетом вкуса хозяйки дома и должна была радовать ей глаз и быть приятной на ощупь. Благодарная Антония в ответ дарила супругу свою молодость, энергию и красоту. И вот сейчас в ее убежище вломился без разрешения посторонний мужчина, бесцеремонно нарушив атмосферу заветной обители молодой вдовы, где она укрывалась от мирских страстей и залечивала душевные раны.
Вбежав наконец в Спальню, Антония застыла в дверях, пораженная представшей ее взору картиной. Тяжелые парчовые шторы были отдернуты, а окна распахнуты. На шикарной кровати возвышалась груда белья и подушек, одеяло и покрывало валялись на полу. Сам же Ремингтон стоял спиной к ней возле туалетного столика, одетый в сорочку с закатанными по локоть рукавами и темные брюки. От одного только вида его стройной и мощной фигуры по спине Антонии пробежала дрожь.
Поборов оцепенение, она на цыпочках подкралась к графу поближе и стала наблюдать, чем он занимается. А занимался он, к ее изумлению и ужасу, весьма необычным делом: рассматривал и нюхал интимные предметы ее туалета – перчатки, нижние юбки, корсет, чулки и нижнее белье. При этом он блаженно щурился и улыбался.
– Без подвязок, – отметил вслух он, подцепив указательным пальцем чулки. Эта реплика стала последней каплей, переполнившей чашу ее терпения.
– Что вы себе позволяете! – вскричала она, делая шаг вперед. – Да как вам не стыдно! Чем вы занимаетесь в моей спальне?
Ремингтон обернулся, увидел, кто именно стоит перед ним, и с приторной улыбкой ответил:
– Я делаю банальную женскую работу, миледи: разбираю грязное дамское белье. А потом я намерен хорошенько выколотить перину и сменить постельное белье.
– Не утруждайте себя выколачиванием перины, сэр, – густо покраснев, ответила Антония. – И оставьте в покое моё белье. Вам вообще нечего делать в моих личных покоях, прошу вас покинуть спальню!
Но Ремингтон даже не сдвинулся с места после этих гневных слов, а блеск его глаз стал ярче. Антония приблизилась к нему и повторила:
– Положите перчатки на стул и немедленно уйдите! Он вскинул бровь, покосился на перчатку, которую держал в руке, и промолвил:
– Чудесная шведская кожа, миледи! У вас прекрасный вкус. Я чувствую аромат розы. – Он поднес перчатку к лицу и с наслаждением ее понюхал. – Обожаю этот запах!
Это был очевидный вызов, он флиртовал с ней, этот коварный негодник с убийственной внешностью. И взывать к его совести не имело смысла, поскольку он был ее лишен. Оставалось только держаться от него подальше и пытаться сохранять хладнокровие. Сердце Антонии затрепетало, покидать ее спальню этот негодяй не собирался, а силы духа, чтобы изгнать его, ей недоставало. Сложив руки на груди, Антония воскликнула:
– Я вижу, что правила приличия, сэр, писаны не про вас, не говоря уже об уважении к чужой собственности.
– Зовите меня просто Ремингтоном, Антония, – с обворожительной улыбкой произнес он. – Вряд ли такое обращение будет фамильярным в отношении мужчины, намеревающегося хорошенько вытрясти вашу постель. – Он отшвырнул перчатку на стул и шагнул к кровати, собираясь стянуть с нее перину.
Антония остолбенела.
Между тем Ремингтон уже переворачивал перину.
– Сейчас же прекратите это гнусное занятие! – вскричала она, подбежав к своему ложу. – Вы порвете чехол!
– Тогда помогите мне! Вдвоем мы справимся с этой периной гораздо быстрее. Взгляните, здесь ваша ночная сорочка. Как она очутилась под периной?
Он вытянул за край помятую ночную рубашку и стал с интересом ее рассматривать, бормоча:
– Так вот, значит, в чем вы спите! Чистый шелк!
И весьма миленький рисунок. У вас хороший вкус.
Однако зачем же здесь столько пуговиц? Поверьте, Антония, они вас не спасут, когда к этой сорочке прикоснется мужская рука.
– Отдайте мне это сейчас же! – вскричала она и попыталась вырвать сорочку у него из рук.
Потеряв равновесие, граф упал на колени, но сорочку не отдал. В завязавшейся молчаливой борьбе победила грубая мужская сила. Антония рухнула на постель и, задыхаясь, воскликнула:
– Да как вы смеете!
– Мне нравится вас дразнить, миледи! – ответил он, с теплой улыбкой глядя ей в глаза. – Вы так мило краснеете!
– У меня тонкая кожа, – отводя взгляд, сказала она.
– Именно поэтому она меня и привлекает. По вашему лицу легко определить, что творится у вас в душе. И знаете, о чем оно говорит мне сейчас? – Ремингтон протянул к ней руку и провел указательным пальцем по алой щеке. – О том, что ваше сердце пока еще не очерствело. А еще о том, что на вас слишком много пуговиц.
Жар его тела, запах кожи, многообещающий взгляд и нежное прикосновение к ее щеке привели Антонию в необычайное волнение. Сопротивляясь из последних сил, она пролепетала:
– Вы не смеете так поступать со мной!
– Как именно, Антония? – спросил он, пододвигаясь к ней поближе. – Разве я нарушил условия пари? Или недостаточно ревностно выполняю порученную мне работу? Может быть, вы подразумеваете нечто иное? Вам страшно признать, что вы хотите интимной близости со мной? – Лицо его стало напряженным.
Антония выпустила край ночной сорочки из рук и прошептана:
– Такая проницательность – тоже результат уроков, которые преподали вам ваши наставницы? Надеюсь, что польза, которую вы извлекли из общения с ними, этим не ограничивается.
Она старалась сохранить спокойствие, но сердце ее готово было выскочить из груди. Роковой вопрос, заданный ей Ремингтоном, продолжал звучать в ушах. Во рту пересохло, она пытливо вглядывалась в его глаза.
Он проговорил:
– Из общения с этими мудрыми и почтенными дамами я понял, что заблуждался в своем отношении к женщинам. В первый же день моего пребывания в этом доме Гертруда продемонстрировала мне свое полное превосходство. Я почувствовал себя подростком в коротких штанишках. Молли преподала мне прекрасный урок ведения переговоров с рыночными торговцами. Элинор доказала, что женщина порой превосходит мужчину в смекалке и выдумке. А тетушка Гермиона поразила меня своей неувядающей энергией и обаянием. Неудивительно, что она пленила сердца четырех джентльменов. Мне продолжать?
– Да, я вас внимательно слушаю, – кивнула Антония. Он взглянул в ее лучистые глаза и, вздохнув, промолвил:
– Я могу лишь добавить, что Пруденс порой бывает чересчур игрива и легкомысленна, Поллианна – излишне практична, а старушка Клео – дьявольски проницательна, обаятельна и мудра.
Выслушивая его искреннее признание, Антония чуть было не расхохоталась: ее милые почтенные дамы, несомненно, сумели сломить защитные препоны этого гордеца и завоевать его сердце. От былой игривости этого завзятого жуира не осталось и следа, сейчас Ремингтон говорил серьезным тоном и четко формулировал свое мнение о женщинах, окружающих Антонию, и о непростых отношениях с ней самой. Это не могло ее не радовать. Антония вздохнула и задала ему новый вопрос:
– И что же теперь вы думаете о так называемой женской работе, сэр? Она по-прежнему представляется вам пустяковой и сводящейся к наведению порядка в любом домашнем гнездышке?
– По моим наблюдениям, миледи, ваши милые дамы ведут домашние дела куда более организованно, чем правительственные чиновники – государственные, – ответил он. – Это дает мне основание считать, что женщины ни в чем не уступают мужчинам и, получив соответствующую подготовку, могут занимать весьма ответственные посты. Короче говоря, вы победили, Антония Пакстон, а я проиграл.
Она так расслабилась после таких слов, что позволила ему податься вперед и жарко поцеловать ее в губы. В голове у нее помутилось, по телу пробежала сладкая дрожь, кровь забурлила в жилах. Каждое новое прикосновение графа к ее коже усиливало разгоравшуюся в ней страсть.
Ремингтон повалил ее на постель, которую чудесным образом успел расправить и разложить на кровати, пока она пребывала в легком обмороке. Антония обняла его за плечи и с наслаждением прижалась к нему всем телом, запустив ему в волосы пальцы.
Повторялось то, что однажды уже произошло в малой гостиной наверху: они вновь готовы были слиться в упоительном экстазе, словно и не было никаких сомнений и ссор в предшествующие этому восхитительному мигу дни. Отринув подозрения и предрассудки, Антония дала волю своим тайным желаниям и наслаждалась его поцелуями и ласками.
Согревая ей шею дыханием, Ремингтон торопливо расстегивал бесчисленные пуговицы на платье. Наконец его губы коснулись ее бюста, выпирающего из-под края корсета, и она томно застонала. Он же внезапно поднял голову и воскликнул:
– Проклятые пуговицы! Чего бы только я не отдал сейчас за ножницы!
Антония смотрела на него сверкающими глазами и не отвечала. Он ощутил столь сильное желание немедленно овладеть этой женщиной, что даже вздрогнул.
– Вы подлинная дьяволица, Антония Пакстон, и Клео по сравнению с вами – сущий ангел, – хрипло произнес он.
– Неужели? – выдохнула она и закрыла глаза, как бы демонстрируя свою готовность позволить ему делать с ней все, что ему вздумается.
Ремингтон вновь припал губами к ее рту, и она удивила его, сжав ему кончик языка губами. Он с радостью включился в предложенную ему амурную игру и стал пылко ласкать ее не только языком, но и руками, постепенно стягивая с нее юбки. Однако их покрой мешал ему сделать это с желаемой легкостью и быстротой, юбки застряли где-то на коленях.
– И кто только выдумал этот идиотский фасон? – в отчаянии воскликнул Ремингтон. – На такое способен лишь человек, ненавидящий как мужчин, так и саму естественную любовь!
В ответ Антония тихо рассмеялась и посмотрела на него так, что он прекратил излишнюю болтовню и впился губами в ее торчащий розовый сосок. Антония густо покраснела и застонала. Он стал теребить пальцами ее второй сосок, потом сжал его губами и принялся поглаживать руками ее бедра и колени.
Низ живота Антонии налился сладкой тяжестью, по коже побежали мурашки. Пальцы Ремингтона проникли под кружево панталон и – и по ее бедрам растеклось блаженное тепло. Когда же его рука достигла самого ее заветного местечка, она впилась пальцами ему в плечи и стала двигать торсом. Жар напрягшегося мужского естества проникал в ее лоно даже сквозь несколько слоев ткани.
С каждой секундой давление на ее тело отвердевшей плоти становилось все мощнее и явственнее, его руки все нетерпеливее ласкали ее груди, вызывая в ней растущее желание.
– Возьми же меня наконец, Ремингтон! – выдохнула она свое сокровенное желание заполнить пустоту в лоне.
Прервав поцелуй, он пристально взглянул на нее, изнемогающую от вожделения, и промолвил: – Непременно, любимая!
В следующий миг все ее женское естество содрогнулось, пронзенное его раскаленной мужской плотью. Он запечатал ей уста поцелуем и начал ритмично и настойчиво возносить ее к облакам, туда, где ее ожидали райские ощущения. Потеряв остатки рассудка, Антония полностью отдалась этому головокружительному полету. Внезапно внутри у нее словно лопнула натянутая струна – она вздрогнула и задохнулась от неописуемого блаженства, растекшегося по низу живота. Глухо вскрикнув от восторга, она судорожно вцепилась пальцами в его плечи и забилась в сладких конвульсиях. Очень медленно жар в лоне спал, с глаз ее упала пелена, и Антония, обмякнув, замерла в приятном изнеможении, не решаясь открыть глаза.
Тяжело дыша, Ремингтон продолжал сжимать ее в своих объятиях. Он дрожал от перевозбуждения, но сдерживал желание перешагнуть роковой рубеж, поскольку отчетливо осознавал значимость всего случившегося и чувствовал, что Антония полностью удовлетворена. Впервые партнерша отвечала ему с поразительной пылкостью и не скрывала того, что теряет сознание даже от ласк его губ и рук. Слегка отстранившись, он с нежностью взглянул на ее лицо, светящееся женственностью, довольством и счастьем.
Ее длинные ресницы чуть заметно подрагивали, на блестящих щеках играл румянец, порозовела шея и плечи. Она открыла глаза и вздохнула, намереваясь что-то сказать, но вдруг тишину нарушил дребезжащий старческий голос:
– Вы здесь, мадам?
Это приближался Хоскинс.
Антония зажмурилась и замерла. Ремингтон вдавил ее телом в перину и затаил дыхание. Шаги и голос дворецкого становились все громче, в голове у Антонии зашумело, страх сменился ужасом. Хоскинс застыл в дверном проем, крякнул, очевидно, пораженный беспорядком в спальне хозяйки, что-то пробормотал и ушел. Выждав некоторое время, Ремингтон выглянул из-за горы подушек и с облегчением сказал:
– Вряд ли он заметил нас за этой баррикадой из перины, покрывала и одеяла. Но какого дьявола ему вздумалось войти сюда в самый неподходящий момент? Уж не подстроили ли вы это заранее, мадам? Или старикан обладает редким чутьем на разврат?
От возмущения Антония стряхнула с себя оцепенение и, оттолкнув графа, села на кровати. Да как он посмел заподозрить ее в подлом коварстве! Какой позор и срам!
– Я ничего не планировала заранее! – срывающимся голосом воскликнула она. – Как можно планировать собственный обморок от внезапного порыва страсти? И зачем уговаривать дворецкого входить сюда в столь пикантный миг? Не смейте ко мне прикасаться! – добавила она, когда он обнял ее и поцеловал. – Отпустите меня сейчас же! Вы мне противны, сэр!
– Антония! Не сердитесь, я пошутил! Разумеется, вы ничего не подстраивали, это я соблазнил вас и вовлек в амурную игру. Но клянусь, я не раскаиваюсь в содеянном. Равно как не сожалеете о случившемся и вы… Не так ли?
Она смущенно поступилась и прикусила язык.
– Признайтесь, что вы давно уже не испытывали ничего подобного тому, что ощутили сейчас со мной! – не унимался граф.
– Но ведь вам известно, что я вдова… – уклончиво пролепетала она. – Правда, мой супруг не мог бы сравниться с вами в силе и пылкости ласк, он был уже в преклонных годах, когда женился на мне. Но я честно исполняла свой супружеский долг…
О том, что покойный муж избегал частых визитов в ее спальню по ночам, напуганный темпераментом супруги, она благоразумно умолчала.
– Антония! Не сердитесь, выслушайте меня! – Ремингтон сжал руками ее лицо и, повалив на постель, заставил смотреть ему в глаза. – Мне, признаться, нет дела до интимных деталей вашего супружества. Но вы должны знать, что я стал рабом своей страсти к вам. Я хочу всегда видеть ваши голубые глаза и пухлые алые губы, напрашивающиеся на поцелуй. Жажду ощущать жар вашего тела и бархатистость кожи, покрывающейся мурашками от моих прикосновений. Клянусь небом, Антония, ни одна женщина еще не вызывала во мне подобного вожделения!
Она почувствовала странное стеснение в груди, он же продолжал испепелять ее взглядом, в котором читались неутоленная страсть и жажда любви.
– Признайтесь, что вы тоже неравнодушны ко мне! – воскликнул Ремингтон. – К чему лицемерить? Не лучше ли продолжить нашу восхитительную игру?
Лгать ей не хотелось, она ведь уже выдала свои подлинные чувства к нему во время их пылкого соития. Ее губы, глаза и тело рассказали ему все в мельчайших подробностях.
– Не стану отпираться, вы пробудили во мне пылкие чувства, – низким голосом ответила Антония, взглянув в его глаза цвета шоколада, в которых легко было утонуть. – Я вновь ощутила необыкновенный подъем и неописуемую радость, очутившись в ваших объятиях. Однако я не уверена, что должна становиться рабой своих чувств. Вы все еще остаетесь для меня загадкой, и я не знаю, чего от вас ожидать, милорд. Более того, в минуты ослепления страстью я теряю контроль над собой. Да, вы пробудили дремавшего во мне беса, сэр, и мне бы хотелось видеться с вами ежедневно. Но я боюсь превратиться в покорную исполнительницу вашей воли, страшусь потерять свою независимость и самостоятельность, перестать уважать себя…
– Я не намерен превратить вас в марионетку, Антония! – прошептал Ремингтон и нежно поцеловал ее в щеку. – Равно как в мои планы не входит лишение вас разума и силы воли. Оставайтесь собой и будьте уверены, что все случившееся между нами не имеет отношения к нашему спору.
Он говорил это от чистого сердца, но во взгляде Антонии угадывалось сомнение. Внезапно он вздрогнул, пронзенный поразительной мыслью: ведь на самом-то деле в его первоначальный план входило оскорбить и смутить эту женщину. Смущенный своим открытием, он промолвил:
– Пожалуй, нам лучше привести себя в порядок, сюда могут войти. Продолжим наш разговор в другой раз и в более подходящем для этого месте.
Напоследок поцеловав ее в губы, он помог ей встать с кровати и застегнуть пуговицы на платье. Тронутая его заботой и нежностью, Антония прятала глаза. Он окинул взглядом спальню и сказал:
– Я не стану вас торопить или принуждать к чему-то. Решайте сами, стоит ли возобновлять интимные отношения. Пожалуй, стены этой комнаты хранят множество секретов и навевают самые разные и неожиданные мысли и воспоминания. Не лучше ли нам встретиться у меня дома? Там куда более спокойно, прислуга уходит рано, остается лишь дворецкий Филиппе. Вы придете ко мне этой ночью, Антония?
– Но… – Она страстно хотела ответить ему «да», наплевав на условности и позабыв о благоразумии. Однако мысль о возможных печальных последствиях этого безрассудства вынуждала ее колебаться. Она долго молчала, трепеща в его руках, и только собравшись с духом, пролепетала:
– Не торопите меня, Ремингтон! Дайте мне время на раздумья. Я хочу быть уверена, что наши отношения не обернутся бедой.
Он теснее прижал ее к себе и погладил ладонью по спине и бедру. Она прильнула к нему и припала щекой к его груди. Он мог бы уговорить ее нанести ему визит этой ночью, но предпочел остаться джентльменом: отстранился и, кивнув в знак согласия, сказал:
– Вы правы, Антония, не надо торопиться. Но помните, что я от вас без ума и готов ждать вас столько, сколько вам понадобится для принятия решения. А пока прощайте! – Он повернулся и покинул спальню.
Она проводила его растерянным взглядом и на ослабевших ногах подошла к туалетному столику. Несколько минут она сидела молча, не вглядываясь в свое отражение. Наконец ее затуманенный взгляд скользнул по зеркалу – и глаза чуть было не вылезли из орбит от изумления. На нее смотрела взлохмаченная полубезумная развратница с опухшими губами, трепещущими ноздрями и вожделением во взгляде. Неужели именно такой и видел ее Ремингтон? О Боже, какой позор! Вот во что превратило ее их самозабвенное совокупление! Она принялась расстегивать пуговицы на платье, распахнула его и увидела, что набухшие груди покрыты синяками от засосов, а соски пылают. Страсть с новой силой нахлынула на нее.
Как же ей жить после всего этого? Что делать?
Но зеркало не давало ответа на этот вопрос.
Антонию охватило отчаяние.
Напускного спокойствия Ремингтону хватило, лишь чтобы с невозмутимым видом покинуть ее дом. Но стоило только ему очутиться на улице, как сердце вновь бешено застучало, вызывая тягостную боль в груди, а живот свело. Ему показалось, что он умрет, если не будет двигаться, и он быстро пошел по Пиккадилли в направлении Мейфэра, где свернул в Гайд-парк, надеясь, что там никто не обратит внимание на то, что он спорит вслух с самим собой.
С поднятым воротником, руками, засунутыми в карманы распахнутого пальто, и пылающим взором; которым он сверлил дыры в тротуаре, Ремингтон выглядел жутковато. Прохожие шарахались от него, как от опасного умалишенного, сбежавшего из сумасшедшего дома, а дамы провожали его изумленными взглядами. Переходя улицу, он лишь чудом не попал под экипаж, но даже это казалось ему пустяком по сравнению с той опасной ситуацией, в которую он сам загнал себя.
Его не на шутку встревожило соглашение, заключенное им со своими приятелями по холостяцкому братству – Вулвортом и другими членами клуба «Уайтс», павшими жертвой интриг Антонии. Суть этого договора заключалась в том, что он обязался заманить ее в свой дом, соблазнить и позволить обманутым ею джентльменам застать ее в его постели в самый пикантный момент, как в свое время поступила с ними она. Но теперь, после всего того, что произошло между ними, граф уже не мог решиться на такой позорный шаг.
Он действительно был очарован и пленен этой красавицей, прячущей под холодной внешностью пылкую натуру вакханки. Заманив его с помощью своих искушенных старых кокеток в ловушку, Антония пробила брешь в его защитном панцире и завладела его сердцем.
Отныне он уже не считал ее расчетливой и хладнокровной поборницей нравственности, ставящей для неблагоразумных холостяков силки супружества. Она перевоплотилась в желанную женщину, гордую, чувственную, ранимую и невероятно страстную. И сегодня вечером граф надеялся закрепить свой успех и превратить ее в постоянную любовницу.
Переступая порог особняка леди Пакстон в первый раз, Ремингтон вынашивал план доказать ей свое превосходство, коварно склонить ее к интимной близости и потом опозорить, мстя за обманутых друзей. Однако сейчас одна мысль об этих гнусных намерениях доставляла ему страшную душевную боль. И что же ему в таких обстоятельствах следовало делать? Граф в очередной раз поморщился и глухо зарычал от досады.
Перед его мысленным взором возникли пьяные физиономии других участников заговора против Антонии Пакстон, возложивших на него роль мстителя за испытанные ими по ее вине унижения. Страшно было даже представить те гримасы гнева и негодования, которые неминуемо исказят их в случае его отступничества. Нет, после всех громких публичных клятв и обещаний, отказ от порученной ему миссии был бы расценен в узком кругу благородных джентльменов как постыдное предательство. И тогда двери элитных клубов и приличных домов для него оказались бы навсегда захлопнуты. Он превратился бы в изгоя и был бы вынужден отказаться как от политической деятельности, так и от привычного образа жизни. Кто станет общаться с аристократом, не умеющим держать слово?
С другой стороны, как человек чести, он уже не смог бы вновь обрести душевный покой, если бы принес доброе имя Антонии в жертву неписаным законам членов элитного мужского клуба. Не говоря уже о том, что неизбежный разрыв с ней означал бы для него кошмарные физические мучения, точнее, страдания неудовлетворенной мужской плоти. Так стоили ли все вышеперечисленные напасти того, чтобы угодить горстке старых школьных приятелей, жаждущих отмщения?
Размышляя над этим вопросом, Ремингтон и не заметил, как очутился у подъезда своего дома. Немного помедлив, он решительно взбежал по ступенькам к парадной двери и, вручая дворецкому шляпу и трость, приказал ему послать за двумя курьерами.
– Двумя, сэр? – вскинув бровь, переспросил старый лакей.
– Да, Филиппе! Я намерен отправить одновременно несколько важных записок. И пусть они поторопятся!
С этими словами граф направился в кабинет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний холостяк - Крэн Бетина



10 баллов
Последний холостяк - Крэн БетинаЕлена
21.02.2012, 12.59





отличный роман. советую прочитать.
Последний холостяк - Крэн Бетинакарина
9.06.2012, 5.27





Забавно ! Интересно ! Но мне показалось некоторые моменты затянуты .
Последний холостяк - Крэн БетинаМари
29.06.2012, 16.35





Очень весело, смеялась так еще в романе этого же автора "Идеальная любовница". Мне очень понравилось!
Последний холостяк - Крэн БетинаЮлия
10.09.2012, 10.23





Замечательная книга. Очень смешная
Последний холостяк - Крэн Бетиналиля
11.09.2012, 22.51





Замечательная книга. Очень смешная
Последний холостяк - Крэн Бетиналиля
11.09.2012, 22.51





Забавно, весело, но некоторые разделы читала через страницу - очень затянуто, к тому же предсказуемо. А в целом даже романтично!
Последний холостяк - Крэн Бетинаitis
28.09.2013, 14.24





Klasss +10
Последний холостяк - Крэн БетинаAnoş
6.10.2015, 22.50





а я протестую!ну что это такое,когда во время кульминации ГГ-ня теряет сознание.мне кажется это только у кроликов так бывает!простите, если не права, наверное всякое бывает... а вообще, чтиво ничего, несколько раз хохотала.
Последний холостяк - Крэн Бетинал.а.
9.10.2015, 0.33





хорошая книга. Читала с удовольствием, смеялась от души.класс 10 балов.
Последний холостяк - Крэн Бетинатату
9.10.2015, 14.14





На протяжении всего романа хотелось огреть героиню по голове, эгоистичное, не далёкое создание подгоняющее всё и всех под свой шаблон. Начала читать роман потому что прочитала первые отзывы, в итоге пропускала по несколько страниц,последнюю главу и эпилог даже не читала.
Последний холостяк - Крэн БетинаНаталья
21.11.2015, 9.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100