Читать онлайн Нежное прикосновение, автора - Крэн Бетина, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежное прикосновение - Крэн Бетина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежное прикосновение - Крэн Бетина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежное прикосновение - Крэн Бетина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крэн Бетина

Нежное прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Бартон Макквайд, подошедший с другой стороны, поймал и остановил девушку.
— Мисс Вингейт…
— Мистер Макквайд! А я просто… — Она покраснела и вновь поднесла руку ко лбу.
— Захотели подышать свежим воздухом? — закончилон, усмехнувшись.
Даймонд нахмурилась, но потом поняла: он, наверное, видел, как она обмахивалась веером.
— Не совсем. — Она выпрямилась. — Я просто шла… — За его спиной она надеялась увидеть кого-нибудь или что-нибудь, что помогло бы ей закончить свой ответ, но вместо этого увидела надвигающуюся беду. Из стеклянных дверей террасы выходил Морган Кенвуд, сияющий самодовольством. Она сдавленно охнула и испуганно посмотрела в сторону задней двери салона. Там стоял Луис Пирпонт с бокалом пунша в руке и отвечал на приветствия гостей.
С уст Даймонд сорвался невольный стон.
Слева — Морган Кенвуд… лошадиный король, помещик, сосед и сам себя объявивший женихом. А справа — Луис Пирпонт III… филантроп, с некоторых пор миссионер, друг детей… и человек, сам себя определивший обрученным.
Времени на разработку плана не оставалось. Еще немного — и она будет зажата в клещи между противоречивыми и упорными борцами за ее руку и сердце.
Нужно найти преграду — достаточно большую, чтобы за ней спрятаться, и достаточно подвижную, чтобы вытянуть ее из комнаты вместе с собой. Единственное, что было под рукой, — это большой и надоедливый пришелец с Запада. Еще мгновение — и она шмыгнула под бок к Макквайду, просунула руку ему под локоть и метнулась к двери.
— Я просто шла в сад, мистер Макквайд. — Макквайд нахмурился и оглянулся посмотреть, кто… или что заставило ее — спасаться бегством. Должно быть, он заметил возвращавшегося Луиса.
— Куда вы меня ведете? Подальше от своего пастора?
— Это не пастор, это миссионер. И совсем не мой.
— А он об этом знает? — спросил Макквайд.
«Он видел, каким взглядом смотрел на меня Луис», — догадалась девушка. Вдобавок ко всем прочим очевидным недостаткам Макквайда он был чересчур зорким и догадливым.
Стремясь поскорей избавиться от нежелательного общества, она отпустила его рукав сразу же, как только они вышли за дверь и вступили в главный вестибюль. Но тут за спиной, из открытой гостиной, послышался характерный баритон Моргана:
— Постойте, не она ли это?
Тут Даймонд поняла, что, выйдя из салона, она еще не спаслась от опасности. Общество Макквайда и звуки музыки, долетавшие из танцзала на втором этаже, показались ей лучшим способом уйти от обоих — Моргана и Луиса — до тех пор, пока она не придумает предлога, чтобы пораньше покинуть эту вечеринку.
— Наверх! — Девушка опять схватила Макквайда за руку, пытаясь как-то объяснить, зачем тащит его на второй этаж. — У Вассаров на потолке танцзала есть чудесные фрески. Вы должны их увидеть.
— Фрески? — Он поднимался по лестнице рядом с ней размашистым, уверенным шагом. — Черт возьми, конечно! Мне просто не терпится их увидеть. Никогда не упускаю случая полюбоваться на фрески.
Она подняла голову и посмотрела на него прищурившись. Один уголок его выразительных губ слегка приподнялся в кривой усмешке. Невыносимый человек! Наверное, он вообще не знает, что такое фрески. Как только закончится этот мучительный вечер, она позаботится о том, что бы их пути-дорожки больше никогда не пересеклись.
Лихой танец был в самом разгаре. В зале сверкали газовые люстры, будоражила веселая музыка. Даймонд остановилась в дверях, не удивляясь тому, что при ее появлении завертелись головы и поднялись веера, дабы скрыть шепоток. Легко представить, о чем говорят кумушки. Он спас ее, когда она сюда приехала, он беседовал с ней за ужином, а теперь ведет ее под руку… Это был настоящий скандал.
Даймонд бросила беглый взгляд через плечо и снова вздрогнула. Морган уже поднимался по лестнице, ведущей в танцзал, но не он, а мужчина, идущий за ним, превратил ее руки под перчатками в лед.
С ужасом она смотрела на еще одну слишком знакомую фигуру, облаченную в королевский выходной костюм, одетый с поразительной небрежностью: одна манжета, несколько пуговиц на жилете и на рубашке расстегнуты, шелковый галстук сдернут набок. Эта небрежность только добавляла магнетического обаяния щеголеватому черноглазому Пэйну Вебстеру. Он мог напялить на себя пеньковый мешок и все равно остаться бы самым привлекательным мужчиной в четырех округах.
Должно быть, она больно впилась ногтями в руку Макквайда, потому что он хмуро сдвинул брови.
— Поосторожней, пожалуйста. Эта рука мне еще понадобится…
— Скорее, сюда! — Она потащила его мимо кучки гостей к дверям танцзала.
— Прошу прощения? — прорычал он, догадавшись о ее намерении, и уставился на девушку.
— Идемте со мной, и все, — прошептала она, натянуто улыбаясь.
Он глянул через плечо, желая понять, от кого она удирает, и заметил Моргана Кенвуда, устремившегося прямо к ним.
— Кто этот парень? Сначала миссионер, теперь он. Не говорите мне, что они тоже пытаются продать вам свои изобретения.
— Нет, это не совсем так, — пролепетала Даймонд, останавливаясь посреди танцзала и осматривая пары, которые приготовились к следующему танцу. Потом она подняла глаза на своего спутника. Наверное, она нарывается на неприятности. Но в данных обстоятельствах общество этого незнакомого дьявола казалось ей меньшим из зол.
Девушка развела руки и сказала немыслимое:
— Потанцуйте со мной.
Беар Макквайд не вращался в светском обществе целых десять лет, но это не помещало ему понять, что женщина, которая вот так бесстыдно просит мужчину потанцевать с ней на вечеринке, грубо нарушает этикет.
Сделав шаг вперед, он встал перед Даймонд, загородив ее от других гостей.
— Знаете, вам следует поменьше налегать на пунш, — заявил он, встревоженный столь неожиданным и откровенным предложением.
— Потанцуйте со мной! Прошу вас! — Интересно, что — или кого — она увидела? — Сейчас же. — В отчаянии Даймонд встретилась с его взглядом и понизила голос, смирив свою гордыню. — Я вас отблагодарю.
Это заявление огорошило Макквайда. Он замялся с ответом.
— Должен вас предупредить, что мои ставки весьма вы соки.
— Должна вас уверить, что мои карманы весьма глубоки, — нетерпеливо прошептала она.
Он все еще колебался, и тогда Даймонд взяла его руки и положила одну себе на талию… В этот момент заиграла музыка. Она сделала шаг назад, но он не двигался.
— Одна загвоздка. — Он тоже понизил голос. — Я не танцевал уже много лет.
— Странно, но это меня ничуть не удивляет, — резко сказала она и снова заглянула ему за плечо. — Ладно, я поведу. Будем держаться поближе к краю.
Он не знал, какая из пыток мучительней: тащиться следом за ней по танцзалу, будто плохо дрессированный медведь, или обнимать и чувствовать ее, такую теплую и хрупкую. Единственным утешением был рефрен, звучавший где-то в глубине сознания: «Она меня отблагодарит».
Черт возьми, разумеется!
— Вы должны чередовать свои шаги с моими, — проговорила она, поморщившись.
— Я и чередую, — огрызнулся он, — а если ваша тонкая натура протестует, мы всегда можем остановиться и пусть ваш приятель, который там бродит, ища вас, займет мое место. — Когда они повернулись, он заметил в дальнем конце танцзала ее первого преследователя. — Кто хотя он такой?
— Морган Кенвуд… владелец «Кенсингтонских ферм и конюшен». Мы с ним дружим уже много лет. Его родовое поместье граничит с моим, и он думает… — Даймонд замолчала и сменила направление в танце, налетев на Макквайда и больно наступив ему на ногу.
— Эй, осторожнее, леди! — Глаза Беара на мгновение вспыхнули. Он крепко прижал Даймонд к себе.
— Что вы делаете? — сердито спросила она.
— Просто я вспомнил, как надо танцевать, — отозвался Макквайд, хмуро ведя ее в очередном повороте. — Боль вернула мне память.
Несколько минут они двигались в невольном согласии, пока он не вспомнил тему оставленного разговора. Все, что угодно, лишь бы не пялиться в гробовом молчании на эти проклятые золотистые локоны… голубые глаза… и гладкие обнаженные плечи. И зачем только женщины так одеваются… превращая себя в сочетание неотразимых округлостей и ложбинок?
— И чего же он хочет? — отрывисто спросил Макквайд. — Этот парень, Кенвуд?
— Того же, чего и все, — ответила она, вымученно улыбаясь.
Не подумав, он процитировал определение «хорошей жизни» Холта Финнегана:
— Теплой постели, сытого брюха и доброй пятицентовой сигары?
Она растерянно посмотрела на него. Макквайд покраснел.
— Денег, — сказала девушка после секундной паузы, отводя глаза.
— Денег? — Беар почувствовал легкий укол совести. — Вы думаете, он охотится за вашими деньгами?
— Да, как обычно это бывает.
— А вам не кажется, что у него есть и другой мотив? — спросил он. Имея дело с такой неотразимой женщиной, любой мужчина из плоти и крови должен найти для себя по крайней мере дюжину перспектив, куда более привлекательных, чем казначейские банкноты. Он невольно бросил взгляд на глубокое декольте ее платья и лишь усилием воли заставил себя посмотреть в другую сторону. Любой мужчина, кроме него, разумеется. Все, что нужно ему, — это…
Простая, зафиксированная на бумаге ссуда. Беар почувствовал очередной укол совести, сказавший, что все не так просто. Каждый раз, когда он приближался к ней на расстояние меньше десяти футов, его честные финансовые намерения мешались с долго сдерживаемыми позывами плоти. И что самое неприятное, он не знал, какое из этих двух желаний — ее денег или ее самой — вызывало в нем такую неловкость.
В этот момент музыка смолкла. Им пришлось разнять объятия и похлопать музыкантам.
Когда он шагнул назад, она схватила его за руку.
— Не уходите!
— Послушайте, мисс Вингейт… — Макквайд прогнал свои страхи и заставил себя воспользоваться моментом. — Я надеялся поговорить с вами…
— А, вот ты где! — раздался рокочущий голос, прозвучавший, на взгляд Беара, с преувеличенной радостью. Они разом обернулись и увидели Моргана Кенвуда, который решительно шагал к ним, бесцеремонный и назойливый.
— Даймонд, милая! — Это был более высокий по тону и неприятно гнусавый голос, который донесся сбоку минуту спустя. Даймонд обернулась и увидела «своего» миссионера. Он шел по танцзалу с печальным выражением на болезненно-желтом лице.
Беар заметил, как она застыла и слабо шагнула в его сторону. Руки девушки лихорадочно затрепетали у нее за спиной в поисках его спасительной руки. И тут ее настиг третий голос:
— Даймонд, дорогая! Ты поразительное создание, ты… Я повсюду тебя искал! — Красивый и небрежно одетый молодой человек с полупустым бокалом шампанского в руке направлялся к ним развязной походкой, привлекая внимание присутствующих.
На нее налетели сразу с трех сторон! Беар увидел, как побледнело лицо девушки, и позволил ей взять себя за руку. Она схватилась за нее, как утопающий хватается за соломинку. Стоя у нее за спиной, он чувствовал ее страх и видел тому причину. Ему доводилось видеть волков, окружающих добычу, но в волчьих глазах было меньше алчности.
Один за другим они возникали перед ней, и каждый раз она съеживалась и отступала еще на шажок назад — до тех пор, пока не утвердилась буквально у него на ногах. Разозлившись, Беар заметил, как трогательно трепещет сбоку пульс на ее шее. Она подняла глаза и посмотрела на него со слабой улыбкой.
В это самое мгновение он испытал безумный порыв подхватить ее и убежать из этого проклятого зала.
— Пэйн, ты уже вернулся домой? Замечательно! — проговорила она странно сдавленным голосом. — И ты, Луис… И, конечно, ты, Морган… Почему вы все такие… такие… — Она начала медленно опускаться на пол. Это был великолепно разыгранный обморок: качнулась, немного поморгала, поднесла запястье ко лбу, слабо затрепетали ресницы… потом подогнула ноги, отдавшись во власть земного притяжения. Поскольку Беар стоял ближе всех, он успел подхватить девушку, прежде чем она упала на пол.
Ошеломленный ее неожиданным падением, он попытался собрать в удобную охапку безвольно обмякшее тело. Чем больше он возился, тем больше сердился — на этих троих волков, которые набросились на нее, .как на беззащитную, отбившуюся от стада овцу… на нее — за то, что она швырнула свои чертовы проблемы ему под ноги, причем в буквальном смысле… и на себя самого — за то, что он охотно их подхватил.
Беар почти не замечал поднявшуюся вокруг суматоху, визги дам, охи мужчин и противоречивые распоряжения троих ее «друзей» относительно того, что надо делать и куда ее нести. Все их указания он пропускал мимо ушей — до тех пор, пока не появилась Эвелин Вассар, бледная и испуганная. Пробравшись сквозь ряды глазеющих гостей, она повела его в ближайшую спальню.
Спина и плечи были напряжены, а сердце колотилось, словно хотело выпрыгнуть из груди. Она отнюдь не была миниатюрной женщиной… он не назвал бы ее хрупким цветочком… Проклятие, да она весит целую тонну!
Охваченный такими неджентльменскими мыслями, Беар поймал себя на том, что смотрит ей в лицо… Вдруг один ее глаз открылся… потом другой. Он споткнулся и чуть не уронил ее на соблазнительную маленькую — впрочем, не такую, уж и маленькую — попку. В следующую секунду оба глаза девушки крепко зажмурились, и ему пришлось смотреть в негодующем молчании, как губы ее сложились в улыбку.
К тому времени, когда Эвелин Вассар подошла к двери спальни и рывком ее распахнула, Беар здорово устал. Он отнес Даймонд к кровати с пологом на четырех столбиках и, пока Эвелин отгоняла зевак и закрывала дверь, швырнул ее на стеганое покрывало. Упав, она издала удивленный возглас протеста, открыла глаза — ровно настолько, чтобы одарить его убийственным взглядом, — потом опять обмякла и замолчала.
Беар попятился к двери, вышел из комнаты, пробрался мимо кучки любопытных, столпившихся в коридоре, и ретировался на первый этаж. Он оглядел парадные двери, подумывая о том, чтобы смыться и прямиком — в относительно разумный мир шумного портового квартала, но тут с лестницы его окликнул Филип Вассар.
— Макквайд! Так-так… сегодня вечером ты устроил хорошую заварушку, — говорил банкир, спускаясь к нему в вестибюль, и, хлопнув по плечу, повел в сторону пустой библиотеки: — Все вокруг работают языками. Ты и мисс Вингейт прославили вечеринку Эвелин. Да что там вечеринка! Черт возьми, вы дали тему для разговоров на целый сезон. — Вассар украдкой закрыл дверь библиотеки, мгновение наслаждаясь наступившей тишиной, после чего подошел к буфету и налил им обоим по рюмке.
— Ну что, — он протянул Беару французский коньяк из своих лучших запасов и махнул рукой, приглашая его в мягкое кожаное кресло, — говорил ты с мисс Вингейт насчет своего делового предложения?
— Нет. — Беар не сумел сдержать раздражение в голосе. — Сначала она была занята тем, что отгоняла вашу местную волчью стаю, а потом хлопнулась в обморок.
Вассар чуть не поперхнулся коньяком.
— Нашу местную волчью стаю?
— Ваш лошадиный барон, Кенвуд, и этот миссионер… кажется, она называла его Луисом. Потом появился еще один парень… красивый, растрепанный, полупьяный… — Он презрительно фыркнул. — Он называл ее «Даймонд, дорогая».
— О Боже! — Вассар нахмурился. — Ты хочешь сказать, что Кенвуд все еще за ней охотится? Похоже, он полагает, что имеет на нее «право первенства», поскольку они вместе выросли. Миссионер — это, должно быть, Луис Пирпонт III. Еще тот фрукт. Родители оставили ему маленькое состояние, и он тут же все разбазарил… Как я понимаю, этот малый надеется купить себе место в раю. Непроходимый моралист. Спит и видит, как бы пустить на ветер еще и состояние Даймонд, — он хмыкнул, — хотя, по правде говоря, в этом деле ей помощники не требуются.
— А третий? — поинтересовался Беар, охваченный странным желанием услышать все до конца. — Красивый… смазливый… нахальный.
Вассар кивнул.
— Знаю. Скорее всего это Пэйн Вебстер. Я видел его мельком/ — Он склонил голову набок, — Странно… я думал, он за границей. Родители послали его на Восток… якобы по делам, на самом же деле чтобы на время от него отделаться. Они занимаются одеждой. В их владении — пара фабрик здесь, в Балтиморе, и мануфактура готового платья. Хорошие люди. Пэйн — дурное семя, которое они все время пытаются посадить во что-то достойное. «Пэйн-Заноза-в-Заднице-Вебстер» — такое у этого парня прозвище.
Вассар допил коньяк и отставил свою рюмку в сторону, на ближайший столик.
— Все трое набросились на нее сразу? — Банкир покачал головой. — Неудивительно, что она потеряла сознание. — Он задумчиво оглядел Беара, поднимаясь из кресла. — И ты опять пришел ей на помощь. Черт возьми, Макквайд, да ты уже заработал свою проклятую ссуду!
Вассар вышел из библиотеки, а Беар остался сидеть, тупо глядя в свою рюмку с остатками коньяка и чувствуя непонятное облегчение. Как хорошо, что эти трое хищников окружили Даймонд Вингейт! Потом он ощутил легкую тревогу и начал рыться в себе в поисках других волнующих чувств и реакций, связанных с его предполагаемым инвестором. Их было нетрудно найти.
Когда она оказывалась рядом, он невольно заглядывался на ее блестящие золотистые волосы и глаза, голубые, как небо Монтаны. При виде соблазнительных округлостей, изгибов талии и бедер у него начинали чесаться ладони. А еще он испытывал опасный позыв защищать ее от безумных изобретателей, назойливых поклонников и даже от местных сплетен.
Со всеми этими проявлениями личной симпатии он намеревался жестоко бороться. Пусть за ней охотятся мужчины, жадные до денег. Ему-то какое до этого дело, черт возьми? Она всего лишь инвестор, и ничего больше. Закорючка подписи на бумажном листе. Живой кредитный документ. Банковский счет в юбке.
Вскочив с кресла, Беар принялся расхаживать взад-вперед по библиотеке, потом полез в ближайший буфетный столик за шикарной сигарой Вассара.
Уже закуривая, он помедлил и удивленно уставился на свернутый табак.
Он же терпеть не может сигары.
Да что с ним такое творится, черт побери?
В портовой таверне было шумно. Беар поднялся по хлипкой черной лестнице, ведущей в комнату, которую они снимали. Обычно он рассчитывал на храп соседей и «ночную музыку» самого Холта — они заглушали голоса снизу. Но сегодня ночью, остановившись, чтобы глаза привыкли к лунному свету, лившемуся в грязное окно, он понял, что храп и гул таверны лишь усиливают друг друга. Решив не быть одиноким в своей бессоннице, он встряхнул Холта, который мгновенно сел на постели и прижал револьвер к его ребрам.
Беар замер на месте.
— Это я! — Ирландец поморгал, сосредоточил взгляд и наконец убрал оружие. Беара захлестнуло жаркой волной. — Что с тобой, черт возьми? — резко спросил он.
Холт нехотя сбросил ноги с края койки.
— Зачем ты нацелил на меня пушку?
Тут в тусклом свете он разглядел лицо Холта и шумно втянул ртом воздух. У его приятеля был такой вид, будто кто-то сломал доску об его голову. Один глаз распух и почти не открывался, а челюсть и губы вздулись и посинели.
— Что случилось? — Беар бросился на колено перед другом.
— Я возвращался после небольшого ужина… знаешь заведение на Элхаус-стрит? — Холт говорил хриплым, срывающимся голосом. — Я слышал, как кто-то подошел ко мне сзади, но не придал этому значения. Наверное, жизнь в большом городе сделала меня беспечным. Они огрели меня по голове, протащили по переулку и стали мутузить, будто хотели сделать из меня отбивную котлету.
— Они? — Беар зажег сальную лампу и поднял ее, что бы осмотреть Холта.
— Чтобы так отделать твердоголового ирландца, нужна не одна пара кулаков. — Холт усмехнулся и скривился от боли. — Не могу сказать, сколько их было — двое или, может, больше. Мне было некогда считать.
— Проклятие! — Беар стал щупать ребра Холта.
— Нет, ничего не сломано, — заявил неунывающий ирландец. — Я быстро оклемаюсь. Беда в том, — он понизил голос до мучительного шепота, — что они забрали наши деньги, парень. Все до последнего цента.
— До последнего цента? — Эта новость была для Беара ударом под дых. — Ты их хоть разглядел? Имеешь представление о том, кто они такие?
— Скорее всего уличная шпана. Я их никогда раньше не видел.
Беар вытянул из кармана бутылку коньяка и сунул ее в руку Холту.
— Вот, выпей, чтобы снять боль. Скажи спасибо нашему любимому банкиру.
Холт откупорил бутылку, поднес ее к носу и глубоко вдохнул ароматные коньячные пары.
— Ты хороший человек, Беар Макквайд, — сказал он, сверкнув на друга подбитым глазом. Когда же Беар извлек из другого кармана горсть шикарных кубинских сигар, Холт совсем развеселился. Он провел одной сигарой у себя под носом, смакуя запах крепкого табака, потом хлебнул коньяк. — Ну, как прошел вечер? Как там наша старушка мисс Вингейт? — Холт подвинулся в сторону, освобождая для Беара место на койке рядом с собой. — Что она сказала? Ты уговорил ее? Она согласна дать нам ссуду?
— Я… не смог застать ее наедине, чтобы спросить об этом. Но мне удалось с ней познакомиться. Говорят, она вкладывает много денег в новые деловые проекты… гораздо менее перспективные, чем «Монтана сентрал энд маунтин».
Холт шумно вздохнул.
— Так ты даже не спрашивал ее?
— Вокруг нее все время увивались люди. И она оказалась не совсем такой, как мы ее себе представляли, — сказал Беар, хлебнув из протянутой Холтом бутылки.
— Что значит «не такой, как мы себе представляли»?
— Она добрая. Как твоя старая бабушка. Просто добрая душа.
Холт забрал бутылку и сделал большой глоток.
— А еще какая?
— Моложе, чем мы думали. — Беар внутренне съежился, решая, стоит ли открывать всю правду другу. — Чертовски крепкий орешек. Знает железные дороги вдоль и поперек. Ее не одурачишь светскими манерами или глупостью, припрятанной за смазливым личиком.
— Это хорошо. — Холт приглушенно хмыкнул и сделал еще глоток. — Потому что в данный момент, если взять нас обоих, получится совсем немного светскости и смазливости.
Беар нахмурился, но тут увидел, как сверкнули зубы на разбитой физиономии ирландца, и облегченно ухмыльнулся: к Холту вернулся его юмор.
— Ты прав.
После того как бутылка прошлась туда-сюда еще несколько раз, опять всплыли проблемы инвестиций.
— Ни ссуды, ни возможности осуществить права на земельные опционы. Полное отсутствие денег и горящие сроки, — задумчиво проговорил Холт. — Похоже, дела наши хуже некуда.
— Плохи, но не безнадежны, — возразил Беар, подняв голову кверху и оглядывая их убогую комнатушку. — По крайней мере у нас есть крыша над головой.
— Это верно. За комнату уплачено на три дня вперед.
— У нас с тобой сильные руки, которые не боятся тяжелого труда. — Беар устроился поудобнее.
— Мы сумеем найти работу, чтобы набить себе брюхо едой. — Холт приподнялся с подушки. — И потом, у нас остается старушка мисс Вингейт. Она хорошая. Крутая, но справедливая. Она нам поможет.
Настроение у Беара окончательно испортилось, когда он услышал такие речи Холта про Даймонд Вингейт. Неожиданно он вспомнил ее слова: «Я вас отблагодарю» — и ухватился за это обещание, упрямо отметая все прочие приключения прошедшего дня.
— Я заеду к ней в понедельник с самого утра, — объявил он. — Возьму карты, планы и выложу все это перед ней… сделаю честное деловое предложение. Хватит ходить вокруг да около!
Холт с усмешкой выразил свою веру в силу убеждения Беара:
— Она выпишет тебе банковский чек — и конец нашим бедам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нежное прикосновение - Крэн Бетина



Немного романтики, приключений, а главное, что персонажи какие-то очень жизненные с положительными и отрицательными чертами характера
Нежное прикосновение - Крэн БетинаItis
1.08.2012, 22.23





Один раз можно прочитать.
Нежное прикосновение - Крэн БетинаКэт
10.04.2014, 11.07





Это любовно-производственный роман, подобный производственной прозе времен Л.И. Брежнева. Мы строим БАМ!!! Но роман интересен, читается легко. Милые герои и мальчик Робби. Есть элементы юмора (особенно 3 жениха, охотники за состоянием). Прочитала с удовольствием и Вам рекомендую.
Нежное прикосновение - Крэн БетинаВ.З.,66л.
10.09.2014, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100