Читать онлайн Сумасшедший уик-енд, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Сумасшедший уик-енд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Алек в номере Гарри тоскливо зажмурился.
— Эта земля принадлежит ему?
— Так точно, — подтвердил Гарри. — Разумеется, это афера, этот участок никто и никогда не позволит разрабатывать, но продавать он его имеет право. Это его собственность.
— Вот дьявольщина! — Алек сел и закрыл лицо руками, чтобы безысходно мрачные взгляды Гарри и Виктории не мешали его мыслям. — А у него никакого прокола не было?
— Нет. — Виктория была на грани слез. — Он именно тот, за кого себя выдает. Он не сделал ни одного неверного шага.
Гарри даже побагровел.
— Всю эту белиберду насчет Управления по охране окружающей среды нельзя назвать мошенничеством. Здесь он чист.
Алек посмотрел на Гарри, на Викторию. Снова на Гарри.
— Вам еще что-то известно? Вы как-то странно сникли. Еще не все потеряно. Мы до него доберемся.
— Но как? — Виктория буквально подпрыгнула в своем кресле. — Мы с Гарри уже пересмотрели все варианты. Мы согласились купить у Бонда землю безо всяких условий. Начни мы сейчас требовать от него каких-то обещаний, он почует неладное. Мы выслушали все пункты сделки и согласились с ними.
— Все, кроме Денни, — горько, пошутил Алек. И тут же сообразил, что это может значить для них. Денни-то вообще не обсуждала с ним сделку. Если решение будет зависеть от Денни, то Бонду придется поднапрячься.
Гарри наконец перестал смотреть на Викторию с видом побитой собаки и просветлел:
— А что? Это идея.
— Правда, я распрощался с ней навсегда… — задумчиво добавил Алек.
— Вот это и в самом деле глупо, — ядовито улыбнулась Виктория. — Впрочем, мне что-то сегодня везет на глупости. Сначала Дженис Мередит, самая умная из всех известных мне женщин, оказывается просто-напросто трусливым кроликом, а потом еще и вы двое. Это ж надо — встретить женщину своей мечты и отказаться от нее ради работы. — Она поднялась и с шумом отодвинула кресло. — Мужчинам неведомо понятие, что главное в жизни, а что — второстепенное.
Виктория вышла из номера, с силой хлопнув дверью.
— О, черт! — рявкнул Гарри и плюхнулся на место Виктории.
— Чего-то я тут недопонимаю, — сказал Алек.
— Занимайся своими проблемами, — мрачно посоветовал ему Гарри. — И кстати, какого черта ты дал отставку Деннис, а? Ты ведь еще не знал наверняка, что она не аферистка. — Он грозно свел брови. — Вот и получай за свой непрофессионализм. Работа всегда должна стоять на первом месте.
— Нельзя дать отставку тому, с кем ты никогда не был, — ответил Алек. — Я решил, что если Денни окажется журналисткой — а так оно и вышло, кстати! — то нам совершенно ни к чему вмешательство прессы. Проблем у нас и без того хватает. А она непредсказуема.
— Непредсказуемость — это всегда плохо, — буркнул Гарри.
«Вдобавок рядом с ней я теряю рассудок и готов ляпнуть что-нибудь совершенно неподходящее», — подумал Алек. Например, признание в любви. А это уже никуда не годилось. Никто не говорит о любви женщине, с которой знаком всего лишь сорок восемь часов. Пятьдесят, если уж быть точным, ведь она влетела в двери отеля ровно в полдень в четверг…
Он оборвал себя. Подсчитывать, сколько прошло часов со времени знакомства с женщиной, — плохой знак.
— Но пока что она нам необходима, — закончил Гарри. — Отправляйся к ней.
Алек ухмыльнулся. До сих пор он не предполагал этого делать. Вернуться к Денни казалось ему неверным шагом. Но теперь, когда он получил приказ Гарри, он заметно повеселел.
— Учти — я это делаю исключительно для дела, — заявил он Гарри и отправился к себе. Подумать, что он скажет, когда позвонит Денни.
Денни, стиснув зубы, уговаривала себя не впадать в панику.
— Тейлор, я очень устала. Оставь свои шутки на потом.
— Бэнкс, ты уволена. — В его голосе она не уловила даже намека на снисхождение. — Я предупреждал тебя насчет Мередит, но ты не подчинилась.
Виктория? Денни запустила дрожащие пальцы в | волосы. Неужели Виктория успела поговорить с Дже — | нис? Неужели все из-за этого?
— Тейлор, не смеши меня, — сказала она, пытаясь выиграть время. — Я к ней и близко не подходила.
— Значит, подходила к кому-то другому, потому что сегодня утром она позвонила владельцу газеты злая как черт и заявила, что ты ужинала с кем-то из ее друзей, а хозяин позвонил мне злой как черт… В общем, ты уволена.
Ужин? Следовательно, Дженис пришла в ярость не от разговора с Викторией. Она действительно решила добиться ее увольнения. Буднично уверенный тон Тейлора неожиданно заставил ее похолодеть.
— Ты не шутишь?
— Нисколько. Ты получишь двухнедельное выходное пособие, и… Банке? Я бы на твоем месте не требовал рекомендаций.
— Да ладно тебе, Тейлор…
— Ты сама напросилась, Бэнкс. Я предупреждал… Денни, не дожидаясь продолжения, с размаху швырнула трубку на рычаг. Что же ей теперь делать?!
Уволена. Она уволена… У нее нет работы. Нет денег. Ничего нет. Двухнедельное пособие — и что потом?
А все потому, что она поужинала с Алеком и его тетей.
Дженис Мередит начинала вызывать в ней неприязнь.
Телефон снова зазвонил, и Денни рывком сняла трубку.
— Послушай, Тейлор… — стараясь сдержать дрожь страха в голосе, произнесла она.
— Кто такой Тейлор? — последовал вопрос Алека.
— Мне некогда с тобой болтать, — заявила Денни. Ее затопили безграничная радость от того, что она слышит его голос, — и столь же безграничная злость за эту радость. — Ты распрощался со мной, как последний негодяй. Разыграл шикарное представление. Ну и убирайся!
— Десять минут. Больше я ни о чем не прошу.
— Алек, у меня серьезные проблемы. Убирайся, я сказала! — Прежде чем снова швырнуть трубку на рычаг, Денни услышала возглас Алека:
— Не вешай трубку! — И получила от своего жеста еще большее удовлетворение.
Алек снова набрал ее номер и, подхватив телефон, пересек комнату и устремил невидящий взгляд в окно.
— Это ребячество с твоей стороны, — заявил он, услышав в трубке ответ Денни.
В ее голосе зазвенели нервозные нотки.
— У меня был тяжелый день. Не смей указывать мне, как я должна себя вести.
Алек усмехнулся.
— Ну что ж. Я тебя прошу. Я тебя умоляю. Я стою на коленях. Пресмыкаюсь. — Он присел на краешек подоконника. — Видит Бог, я весь в слезах валяюсь на ковре. Я полон скорби и сожалений.
— И не только ими. — Голос Денни ничуть не смягчился. — Я не шучу, Алек. У меня сегодня отвратительный день. Чего тебе нужно?
Алек сохранял беспечный тон.
— Мне нужна твоя помощь, Денни. И еще мне нужно, чтобы мы снова были вместе.
— Нет. Ты считал меня аферисткой, а потом дал мне отставку, потому что я оказалась репортером. Иди к черту! У меня дела.
— Послушай, прости, что я тебе не доверял. Если ты согласишься со мной встретиться, я буду снова и снова умолять о прощении. Я буду счастлив прийти к тебе. Пломбир с помадкой за мной. — Молчание в трубке воодушевляло, и он добавил, теперь уже серьезно: — Денни, это очень важно. Прошу тебя, помоги нам поймать этого парня.
— Ты хочешь, чтобы я помогла тебе в твоей работе? — Да.
— А я что буду с этого иметь?
— Что? — у Алека от ярости сорвался голос. Денни ничуть не испугалась.
— Что я буду с этого иметь? Ладно тебе, Алек, ты все прекрасно понимаешь. Тебе ведь платят за эту работу? Стал бы ты ею заниматься бесплатно?
— Да, — не колеблясь, ответил Алек. И умолк, поразившись собственным словам. — Да, стал бы.
— Правда? — Денни изумилась не меньше. И недоверчиво добавила: — А почему?
— Давай встретимся, и я отвечу на все твои вопросы, — сказал Алек.
— Здесь? — После долгой паузы Денни с мрачной торжественностью спросила: — Ты клянешься, что придешь с открытым забралом? Никаких фокусов, никакой лжи, никаких отговорок?
— В том, что касается Бонда, — да, клянусь, — отозвался Алек. — Что касается всего остального, то я настаиваю на своем праве не изменять своей дьявольской натуре!
— Между нами не может быть «всего остального», — заявила Денни.
— Об этом мы тоже можем поговорить у тебя. Буду минут через пять. Что скажешь?
Алек терпеливо дожидался ответа. Денни молчала довольно долго.
— Поднимайся, — наконец согласилась она. — Дам тебе пятнадцать минут на объяснение. И без рук. Так что советую говорить побыстрее.
— Нет проблем. Это я делаю лучше всего, — сказал Алек.
— Я так и думала, — парировала Денни.
— Эй! — возмутился Алек, но Денни уже отключилась.
— Кажется, ты что-то говорил насчет своего желания завоевать меня? — полчаса спустя сказала Денни. — Я бы на твоем месте предложила что-нибудь посущественнее, чем пломбир с шоколадной помадкой.
Горечь в ее тоне озадачила Алека, но он решил подыграть:
— Мое понимание человеческой натуры подсказывает, что ты принадлежишь к интеллектуальным, глубоким женщинам, которых не поразят шикарные рестораны с шикарными ценами. — Он забрал у официанта поднос, присел рядышком с Денни на кровать и протянул ей десерт.
— Твое понимание человеческой натуры тебя подвело. — Сквозь шапку взбитых сливок Денни добралась до горячей помадки. — Меня очень легко поразить шикарными ресторанами с шикарными ценами. А еще бриллиантами и золотом. Особенно бриллиантами и золотом. И особенно сегодня.
Она слизнула помадку с ложки. Алек напрягся на миг, проследив за ее язычком, а потом заставил себя расслабиться.
— Что же такое сегодня случилось? — Алек и себе набрал полную ложку взбитых сливок и помадки.
— Меня уволили. — Денни поставила десерт на столик. Похоже, несмотря на все ее заявления, еда ее не слишком интересовала. Обхватив себя руками, она уставилась на черный экран телевизора.
Алек застыл с полной ложкой в руке.
— Уволили?
— Босс предупреждал, чтобы я держалась подальше от Дженис Мередит. — Денни не отводила глаз от пустого экрана. — Я так и делала. Почти. Но она почему-то все равно заставила его меня уволить. Сначала я решила, что все дело в твоей тете Виктории, но, как выяснилось, Дженис вышла из себя гораздо раньше.
— Тетя Вик ни за что не стала бы жаловаться на тебя начальству.
— Знаю, — сказала Денни. — Но она собиралась сегодня поговорить обо мне с Дженис, и Дженис, видимо, решила, что я продолжаю ее преследовать. Не знаю точно, что и как, но утром Дженис позвонила владельцу газеты. — Денни повернула голову к Алеку. — И моей работе пришел конец.
Алек придвинулся к ней. Одной рукой он обнял ее за плечи, а другую отвел в сторону, придерживая на весу наполненную доверху вазочку с мороженым.
— Ну, это мы исправим.
— Нет, — покачала головой Денни. — Тут ничего не исправишь. Вряд ли я уже поднимусь после такого. Так мне и надо.
— Эй! — Алек притянул ее к себе. — Ты вовсе не…
— Мне тридцать четыре года, — тихо сказала Денни. — Время взглянуть в лицо трудностям. И вот я с ними столкнулась. Не хочу возвращаться к прежней жизни. Это мой шанс повзрослеть.
— По-моему, ты и так достаточно умная. И взрослая, — озадаченно возразил Алек. — И я что-то не замечал в тебе страха…
— Я всю жизнь боялась. — Денни снова уставилась в телевизор. — Знаешь, каждое лето я отдыхала со своей лучшей подругой на ферме у ее дяди. Там был большой пруд, можно сказать, озеро. И трамплин на одном берегу… не то чтобы очень высокий, футов десять-пятнадцать, но для ребенка более чем достаточно.
— Ну-ну. — Алек пытался уследить за ходом ее мыслей.
— Каждое лето Пейшенс запросто прыгала оттуда, а я все боялась и боялась, пока она не говорила мне: «Я тебя поймаю. Прыгай, я тебя поймаю!» И она действительно всегда меня ловила. И вот теперь мне нужно прыгнуть в неизвестность, а Пейшенс рядом нет. — Денни повернулась к Алеку и прищурилась. — Вот что во всем этом самое трудное. Все остальное… потеря работы… не так уж и страшно. Работу я в любом случае собиралась бросать… Мне страшно думать о том, что Пейшенс больше не сможет меня поймать, потому что она вышла замуж и теперь ей есть кого ловить и без меня. Она не может ради меня все бросить. Да я и не могу просить ее о такой жертве. Со всеми трудностями мне придется теперь справляться в одиночку.
— Нет. — Алек помолчал, подыскивая верные слова. — Ты не одна. — Он обнял ее за шею, притянул поближе, прижался подбородком к ее волосам. — Я буду защищать тебя до тех пор, пока тебе не исполнится девяносто шесть.
— Девяносто шесть? — безжизненным голосом повторила Денни.
У Алека от страха стиснуло сердце: неужели она в самом деле не оправится от этого удара? Через миг она отстранилась и спросила тем же безжизненным голосом:
— Почему именно девяносто шесть?
Алек приподнял ее подбородок, заставил посмотреть себе в глаза.
— Потому что когда тебе будет девяносто шесть, мне стукнет сто, и я буду чертовски стар, чтобы поймать тебя. Но до тех пор я буду тебя защищать.
Денни сглотнула застрявший в горле ком; от этого движения у Алека голова пошла кругом. Он потянулся к столику, чтобы поставить свою вазочку и освободить руку для более важных вещей. Капля тающих сливок поползла по стеклу и упала прямо на ключицу Денни.
— Извини, — сказал он и наклонился, чтобы слизнуть каплю.
Когда Алек поднял голову, безнадежность уже ушла из глаз Денни, и у него екнуло сердце. «Осторожнее», — предупредил он самого себя… К чертям осторожность.
— Понятно, — выдохнула Денни. — Значит, ты собираешься остаться со мной до тех пор, пока мне не исполнится девяносто шесть.
— Нет. — Алек притянул ее к себе. — Не собираюсь. Нормальному человеку и в голову бы не пришло выручать тебя из неприятностей. Но все равно я останусь.
Денни как-то странно притихла.
— Думаешь?
Алек сделал глубокий вдох.
— Знаю. А что думаешь ты?
— О Боже. — Слабая, но искренняя улыбка тронула губы Денни. — Не знаю, что и думать, но точно знаю, что мне ужасно приятно слышать это от тебя. Алек провел пальцем по ее губам.
— Что ж, будем считать это началом. Важно, чтобы ты знала — ты не одна. — В порыве нежности он поцеловал ее в лоб, потом в нос, а потом силой земного притяжения опустился к губам; и поцелуй был легким, утешающим… и все равно лишил его дыхания. — Ты не одна, малышка, — шепнул он ей в губы, а Денни уткнулась лицом ему в шею, и Алек обнял ее и крепко прижал к груди.
Пару минут спустя она отстранилась. Лицо ее пылало, но она превратилась в прежнюю Денни.
— Здорово ты все же умеешь обходиться с женщинами, Прентайс! — заявила она.
— Это все мое обаяние, — отозвался он. — Хотя лично тебя оно почему-то почти не трогает.
— Сегодня что-то мои барьеры пошатнулись. — Денни прильнула к нему. — О Господи, как же хорошо с тобой.
— Смотри, не забудь об этом. — В данную минуту Алек буквально ненавидел свою работу. — Потому что мне придется сменить тему. — Денни подняла к нему лицо. — Мне нужна твоя помощь, чтобы добраться до Бонда. — Она по-прежнему молчала, и Алек поспешно продолжил: — Брайан Бонд — действительно аферист. Он занимается тем, что обманывает людей, лишает их сбережений. Он преступник, и его место в тюрьме. Мы с Гарри как раз и хотим отправить его туда. Но для этого нам необходима твоя помощь.
— Я думала, что вы все держите под контролем. — Денни слегка отстранилась от него и свела брови. — Разве Виктория…
— У нас непредвиденное затруднение. Земля, которую Бонд продает, является его собственностью.
Денни нахмурилась еще сильнее.
— Тогда где же здесь обман?
— Во-первых, он утверждает, что участки можно разрабатывать, а во-вторых, он продает их в десять раз дороже их настоящей стоимости.
— Ах да, — кивнула Денни. — Эти его связи в Вашингтоне…
Алек покачал головой.
— Он не давал никаких конкретных обещаний. Он просто намекнул, что Управление по охране окружающей среды даст разрешение. Но на бумаге этот пункт никак не отражен. Формально Бонд закон не нарушает. — Алек нахмурился. — Разве что моральный. К тому времени, когда его покупатели увидят землю, Бонд будет уже далеко. И даже если его поймают, вряд ли можно будет что-либо изменить. Ну заплатили они кучу долларов за бесполезные участки — и что? Он ведь им ничего и не обещал…
— И в чем же заключается моя роль? — нетерпеливо прервала его Денни.
— Понимаешь, он расписывал, как здорово я смогу устроиться на этом самом побережье. Он видел нас с тобой вместе. Да, кстати… — Алек заколебался, не зная, как Денни воспримет его следующие слова… — Еще когда я считал тебя его напарницей, я ему говорил, что ты само совершенство. Так что он уверен, что я от тебя без ума.
Денни кивнула. Ее волосы коснулись его щеки, и Алек на мгновение потерял мысль.
— Я и есть совершенство, — сказала она. — Тебе и положено быть от меня без ума. Ближе к делу.
«Я от тебя без ума», — мысленно подтвердил Алек — и постарался сосредоточиться на работе.
— Мы объявим о помолвке, пригласим Бонда выпить, я соглашусь подписать бумаги, а ты сорвешь ему сделку.
Денни заморгала.
— Я сорву сделку? Алек ухмыльнулся.
— Ты будешь умоляюще хлопать ресницами и жаловаться, что ты хочешь уже готовый дом, а не какой — то там пустой участок. И я заявлю Бонду, что сделка не состоится.
Денни понимающе кивнула.
— Все ясно. В документах появится и дом, которого он обеспечить не сможет. — Она задумалась. — Он что, до такой степени глуп?
— Он не впервые продает то, чего у него нет, — ответил Алек.
Денни еще немного подумала.
— Я согласна. Но с одним условием.
— О черт! — Алек уронил руку. — А ты не можешь согласиться просто так, по доброте сердечной?
— Нет. — Денни скрестила руки и вскинула подбородок. — Мне нужна статья.
— Какая статья?
— Я хочу написать об этом аресте. Я хочу, чтобы ты рассказал мне все подробности об этом парне. А я напишу большую статью.
— Не пойдет, — сказал Алек. — Еще суд предстоит над ним. И я не могу…
— Нет проблем, — прервала его Денни. — Это ж не газетная статья. Я уволена, не забыл? Это будет статья для журнала. Я буду действовать как свободный журналист. И я отдам ее в печать только после суда.
Ты расскажешь мне все до капельки о своей работе. Это будет просто здорово!
— Мой босс никогда на это не пойдет, — буркнул Алек.
— Позволь мне с ним поговорить, — предложила Денни. — Я умею обращаться с мужчинами.
— Только не с Гарри. — Алек покачал головой. — Гарри не любит женщин.
— Гарри незнаком со мной.
— Все равно — нет.
— Ну тогда я не согласна. — Под яростным взглядом Алека Денни взялась за растаявшее мороженое.
— Просто не верится. Пару минут назад я тебя утешал, а теперь ты мне отказываешь. — Он изобразил негодование.
— Не надейся на мою совесть. — Денни усмехнулась. — Сам знаешь, что можешь обеспечить мне эту статью.
— Ты меня рассекретишь.
— Я не стану называть твоего настоящего имени. Тебя узнают только те, кто тебя и так хорошо знает.
— Денни…
— Я получаю эту историю. А ты получишь… меня. Нет — значит, нет! — Денни широко развела руками. В одной руке вазочка, в другой ложка. Истинное воплощение здравого смысла. — По-моему, справедливо.
За ее бравадой все еще чувствовалось напряжение. Но перед ним снова была прежняя Денни, и это, как всегда, покорило Алека.
— А много я получу… тебя? — поинтересовался он.
— Думаю, не так уж много. Ну так мы встречаемся за ужином?
Алек отступил. — Да.
— Большое спасибо. — Денни уткнулась в пломбир. — Ты об этом не пожалеешь.
— Я уже жалею, — возразил Алек. — Прежде чем встретиться с Бондом, нам нужно поговорить с Викторией и Гарри.
— А Виктория зачем?
— Виктория подсластит сделку. Она тоже приглашена на ужин. Как только она услышит твою просьбу насчет дома, .то тут же решит, что хочет поселиться рядом с нами. — Алек умолк в восторге от такой перспективы. — . Представляешь — такая куча денег лежит и только ждет, чтобы он чуточку приврал. Разумеется, Бонд не устоит. — Алек, вспомнив о Бонде, сузил глаза.
— Ты и впрямь хочешь до него добраться? — сказала Денни.
— Да. — Он без улыбки взглянул ей в глаза. — Для меня это очень важно. Этот парень не должен больше грабить людей. Он начисто лишает их денег, Денни, оставляет ни с чем. Ни с чем! Мы должны его остановить.
Денни моргнула.
— Вот что ты имел в виду, когда сказал, что не бросил бы это дело, даже если бы тебе перестали платить? Ты борешься за справедливость?
— Эй, послушай-ка, я далеко не Робин Гуд, — воскликнул ошеломленный Алек. — Не делай из меня благородного героя. Я этим зарабатываю на жизнь. Это моя работа.
— Держу пари, тебе платят гроши, — сказала Денни.
— Можно бы и побольше, — согласился Алек. — Но зато сколько удовольствия!
— Держу пари, ты сколотил бы состояние, если бы занялся чем-нибудь другим.
Алек некоторое время изучал ее, пытаясь определить, откуда столь внезапный интерес. Денни улыбнулась.
— Нет, ты и в самом деле та еще штучка, Алек Прентайс. — Она отставила десерт, наклонилась и поцеловала его в щеку. — Не знаю точно, кто ты такой, но, кем бы ты ни был, ты мне нравишься, и сегодня вечером я буду твоей крошкой. Без фокусов. Обещаю.
Денни была так близко, что устоять он не смог. Повернул ее голову к себе и приник к губам мягким поцелуем, а Денни опустила ладони ему на плечи и подалась к нему всем телом. Ее губы дразнили его до тех пор, пока он, застонав, не обнял ее по-настоящему. У нее был вкус шоколада, Денни и любви, и Алек, опустив ее на кровать, накрыл собой и забылся в ее восхитительном поцелуе.
— Ты меня любишь, — шепнули его губы.
— Может быть, — прошептала она, но еще сильнее прижала его к себе, и это стало ее настоящим ответом. — Я люблю, когда ты рядом, но мне необходимо обо всем подумать. О том, кто я есть и чего я хочу. Я твердо решила, что не сделаю больше ни единого глупого шага.
— Я — вовсе не глупый шаг, — сказал Алек и поцеловал ее еще раз, не скрывая своей страсти к ней, и когда он поднял голову, в глазах Денни стоял туман. — Помни об этом, когда будешь думать, — сказал он и вышел, а она провожала его растерянным взглядом…
Уйти от нее стоило ему огромных усилий. Но Алек, когда за ним захлопнулась дверь ее номера, повторял про себя, что он проведет с ней весь сегодняшний вечер. И если от него хоть что-нибудь будет зависеть, то и еще очень много, много вечеров.
До смешного довольный этой перспективой, Алек всю дорогу к своему номеру что-то весело насвистывал.
В половине шестого Гарри, с букетом роз и бутылкой шампанского в руках, постучал в дверь номера Виктории. Увидев его, она сказала:
— Прости меня за мое стервозное поведение. — И раскрыла ему объятия, и он уронил розы и шампанское и обнял ее, и она потянула его к кровати.
Часом позже Гарри, обнимая прильнувшую к нему Викторию, сказал:
— Я собирался сказать тебе что-то очень важное, но ты с ходу набросилась на меня, и я вообще забыл, на каком я свете.
— Думаю, хватит уже тебе приносить сюда шампанское, — пробормотала она ему в грудь. — Мы ж все равно его не пьем.
— Ты меня слушаешь или нет? — Он кончиком пальца приподнял ее подбородок, чтобы увидеть глаза. Но Виктория его перебила:
— Я позвонила в университет и предупредила о своем уходе, — сказала она. — Я полдня над этим думала, но в конце концов разыскала нашего декана и уволилась. Прямо со следующей четверти.
— Ты… что?
— Я уволилась, — повторила Виктория. — Я обзывала вас последними словами за то, что вы не умеете отличать главное от второстепенного в жизни, и при этом отлично понимала, что и сама поступаю не лучше. Вот я и выбрала любовь, а не работу. И теперь все хорошо. Мне всегда хотелось попробовать писать. Теперь я буду жить с тобой, писать, и мы сможем каждую ночь заниматься любовью. Это будет так здорово! Она радостно щебетала, но Гарри уловил в ее тоне горечь потери.
— Тебе пришлось нелегко, верно? Виктория спрятала лицо у него на груди.
— Да, — глухо отозвалась она. — Мне было тяжело. Я сорок лет преподавала, а теперь моя работа закончилась. — Она откинула голову, заглянула ему в лицо. — Спасибо, что ты понял, как мне было тяжело.
Он поцеловал ее с нежностью.
— Я понял… потому что и мне было очень тяжело. Виктория в его руках застыла.
— Что?
— Я позвонил в Чикаго и уволился. Ничего труднее я в жизни не делал. — Он прижался щекой к ее волосам.
— Ты уволился?
— Порекомендовал на свое место Алека.
— О! — Виктория крепко обняла его. Гарри тоже старался выглядеть веселым.
— Я уже подумываю о мемуарах. Что, если я расскажу тебе о своих подвигах, и ты будешь так поражена моей храбростью, что напишешь обо мне книгу?
Виктория притихла на несколько минут, а потом сказала:
— Свой самый большой подвиг ты совершил сегодня. Я этого никогда не забуду.
Они лежали в объятиях, привыкая к потере… и обретению.
— Знаешь, а ведь теперь мы можем поселиться где угодно, — чуть погодя сказал Гарри. — В любом месте на всем земном шаре.
— Я тут собираюсь заключить шикарную сделку по приобретению участка на побережье Флориды, — отозвалась Виктория, и оба покатились со смеху.
К концу ужина уже никто не смеялся, и единственное, чем Алек мог утешить себя, — это мыслью, что он хотя бы провел этот вечер в обществе Денни. На ней снова было ее красное платье, и время от времени он краешком глаза замечал в вырезе краешек пурпурного белья. Он рассчитывал попозже увидеть не только краешек, но это самое попозже уже давно наступило, а они все еще не могли закончить с делом.
Бонд оказался не таким алчным, как им бы хотелось.
— Не могу поверить! Вот скользкая жаба, — воскликнула Виктория, когда все четверо вновь собрались в ее номере.
— В чем мы промахнулись, а, Гарри? — спросил Алек. — Я там был — и все равно не понимаю, где мы ошиблись… Может, ты заметил, из-за чего он насторожился?
— Я ничего подозрительного не услышал.
Гарри сидел на краю кровати. Вид у него был уставший, и Алек впервые подумал, что он выглядит на все свои годы.
— Вы все прекрасно справились. Понятия не имею, что с ним случилось. Может, он просто сообразительнее, чем мы думали?
Виктория пересекла комнату и присела рядом с ним. Вот в этом вся тетя Вик. Всегда старается успокоить, утешить. Даже тех, кто ее не любит. Волна благодарности затопила Алека.
— Когда Дональд поддержал нас насчет дома, я была уверена на все сто, что дело сделано, — сказала Виктория. — Дональд до того бестолков, что Бонд не может ему не верить. Нет, тут что-то другое. Бонд пошел на попятную не потому, что не доверяет нам. Скорее он просто осторожничает.
— Он очень хотел, чтобы сделка состоялась, — вдруг произнесла Денни, и все остальные разом обратили на нее изумленные взгляды. Они не привыкли к четвертому голосу на своих заседаниях. — Правда, хотел, — упрямо повторила она. — Мы все это прекрасно видели. Столько денег — и почти у него в руках. Просто нас было слишком много.
Алек задумался.
— А что? — наконец протянул он. — Может быть, в ее словах есть смысл.
— Может быть? — возмутилась Денни. — Огромное спасибо.
Алек и бровью не повел в ее сторону.
— Все мы убеждали его, все говорили в один голос. Бонд не мог не насторожиться, даже вопреки самому себе. Общаясь с таким количеством людей, он должен выверять каждый свой шаг. А вот если бы к нему спустился только один из нас и поговорил — все могло бы быть по-другому.
— Да что там, черт побери. Стоит попробовать, — сказал Гарри.
Алек поднялся.
— Сейчас же звоню ему.
— Нет! — заявила Денни, и все снова уставились на нее. — Послушайте, я в этом участвую или нет?
— Конечно, участвуешь, дорогая, — улыбнулась Виктория. — Алек просто не привык слышать в спальне «нет» от женщины.
— Тетя Вик… — грозно начал Алек, но Денни оборвала его на полуслове.
— Сегодня днем я встречалась с Бондом, — сказала она. — Я ему нравлюсь. Он считает меня типичной золотоискательницей, которая нацелилась на состояние Алека. Он мне поверит, если я скажу, что умираю — хочу этот дом. — Она подняла взгляд на Алека. — Мне гораздо легче отвлечь его внимание. Он же не будет заглядывать в твой вырез.
Алек сверкнул глазами.
— В твой тоже!
— А в ее будет, — вставил Гарри.
Алек перевел гневный взгляд на него, и тот пожал плечами.
— Она права. Это наш последний козырь.
— И ты, разумеется, будешь в этом платье, — с укором произнес Алек.
Денни кивнула.
— Оно затуманивает мужчинам мозги.
— Алеку — определенно, — добавила Виктория, и Алеку ничего не оставалось, как только сдаться.
— Звони, — сказал он Денни. В номере Бонда никто не отвечал. — Что ж, поищем в баре. Готовь аппаратуру, Гарри.
— И я ее прикреплю! — заявила Виктория.
— Отлично, — ответил Алек. А про себя добавил: «Снимать-то ее все равно буду я».
Алек, не показываясь на глаза Бонду, разыскал его в баре, и уже через десять минут Денни устроилась чуть в стороне, дожидаясь, пока Бонд ее заметит.
Ей не пришлось долго ждать.
— Денни! — Он пересел на стул рядом с ней. — А где Алек?
— Он уже лег. — Денни напустила на себя огорченный вид. — Отдых для него самое главное. Он очень много спит. А сегодня он еще ужасно расстроился, что у него не вышло с этим домом. — Она бросила на него горестный взгляд сквозь полуопущенные ресницы. — И я тоже. Я знаю, что так себя вести нехорошо, что это во мне говорит эгоизм, но… ничего не могу с собой поделать. Мне так хотелось получить этот дом.
— О-о, дорогая моя, — сказал Бонд и обнял ее за плечи.
Денни прислонилась к нему и подняла на него огромные грустные глаза.
— Не хочу выходить за Алека, если у него, кроме этого клочка земли, ничего нет, А что, если он так и не построит мне дом? Мужчины легко меняют решения.
— Не все. Только негодяи, — с благородным негодованием произнес Бонд.
Денни, едва сдержав смех, вернулась к своей золотой жиле.
— Я уже представляла себе, как выглядываю из окна своей спальни и вижу океан, — тяжело вздохнула она. — Совсем как все эти богачи… А теперь у меня ничего этого не будет.
Бонд потрепал ее по плечу и мимоходом опустил ладонь пониже.
— Ну что ты, дорогая, у тебя все это еще будет, если только Алек купит землю. Он же без ума от тебя. Он обязательно построит для тебя дом. Ну не расстраивайся. Давай-ка еще выпьем. — Бонд, не выпуская Денни из объятий, сделал знак бармену.
Через стену от бара, в служебном помещении, Алек покачал головой.
— Она переигрывает.
— Он думает, что она пьяна, — сказал Гарри.
Все идет отлично.
— Ш-ш-ш! — приложила к губам палец Виктория.
Денни, прильнув губами к бокалу, старалась не обращать внимания на то, как рука Бонда скользит по ее спине. Через несколько секунд она жалобно всхлипнула:
— Я представляла, что я лежу в постели, а океан шумит совсем рядом, и волны все шуршат и шуршат о берег. Как будто ласкают мое тело.
— Правда? — Рука Бонда с бокалом застыла на полпути ко рту.
— Правда, — кивнула Денни.
Алек в задней комнате сказал:
— Нет, ну это совсем… — и теперь уже оба, и Гарри, и Виктория, зашикали на него.
Денни заглянула Бонду в глаза и понизила голос до интимного шепота.
— Я обычно сплю без одежды. Обнаженной. Совсем. И я представляю себе, как ветерок с океана гладит мою кожу. — Она лробежала пальцами вниз по своей руке. — Все гла-адит… и гладит…
— Гладит, — повторил Бонд, не переставая водить ладонью по ее талии.
— Гладит, — мечтательно закрыла глаза Денни. — Мое сердце так и стучит в ритме волн. Так и стучит… В ритме… Вы меня понимаете?
— Да, — сказал Бонд. — Конечно. — Его ладонь продолжала скользить по шелковистой ткани.
— У меня от одних только этих мыслей сердце уже начинает бешено колотиться, — призналась Денни. — Вот. — Она оторвала его ладонь от талии и приложила к своей левой груди. — Слышите, как стучит? Чувствуете?
— Еще бы, — неожиданно хрипло отозвался Бонд.
Алек в задней комнате чуть не испепелил взглядом приемник.
— Что она там делает? Что это значит — чувствует ли он?
— Успокойся, — сказал Гарри.
— У нее здорово получается, — одобрительно кивнула Виктория.
— Черта с два… — выпалил Алек и умолк, увидев, как Виктория изогнула бровь. — Прошу прощения, тетя Вик.
Бонд уже чуть ли не дышал ей прямо в вырез платья, и у Денни все силы уходили на то, чтобы терпеть это, не выказывая отвращения.
— Я тоже чувствую, — пылко выдохнула она и, отпихнув его руку, повернулась к Бонду спиной. — Но теперь это невозможно! Не будет никакого дома. Никакого прибоя. Он не построит мне дом…
— Погоди-ка. — Бонд снова опустил ладонь на ее плечо. — Погоди. Может, я что-нибудь придумаю…
Денни резко обернулась и прильнула к нему.
— Правда? Это правда? Боже, я буду вам так благодарна. Так безгранично благодарна… Для меня это так много значит. Этот дом, и прибой… и все такое. — Она облизнула рот, поспешно оглянулась, а потом положила ладонь ему на колено и зашептала: — Понимаете, Алек такой милый, милый, очень милый, и я его люблю, но иногда он бывает… как вам сказать…
— Что? — нахмурился в задней комнате Алек.
— Что? — спросил в баре Бонд.
— Ну как вам сказать, — чуть громче произнесла Денни. И подняла ладонь, словно умоляя его не прерывать. — Я не хочу, чтобы вы что-то не то подумали… Алек действительно очень, очень милый, и я его люблю до безумия, но он все время думает, как бы заработать побольше денег… и поэтому иногда… редко, конечно… но он бывает немножко… — Ее ладонь вдруг безвольно упала в почти неприличном жесте. — Вы понимаете, что я имею в виду.
— А что она имеет в виду? — процедил сквозь зубы Алек.
— Я понимаю, что вы имеете в виду, — сказал Бонд.
— …немножко пассивным, — закончила наконец Денни.
— Я убью ее! — сказал Алек.
Оттуда, где сидел Гарри, до него донесся какой-то неприятный звук, и Алек в ярости обернулся. Гарри хохотал.
— Эта девушка мне нравится, — заявила Виктория.
— Ну все! — сказал Алек и направился к двери.
— Еще нет, — сказал ему в спину Гарри. Алек застыл на месте.
— О, черт. — Он скрипнул зубами и ринулся обратно к приемнику.
— Это непростительно с его стороны. — Бонд все наклонялся, пока, наконец, не прилип к Денни полностью. — Могу я чем-нибудь… помочь?
— Как бы мне этого хотелось… — Денни чуть не съезжала со стула. Бонд навалился на нее всем телом, и ей буквально приходилось удерживать его на весу. — Но ведь с домом ничего не получилось…
— Возможно, я что-нибудь придумаю, — сказал, задыхаясь, Бонд, почти зарывшись носом в вырез платья Денни.
— Черт меня подери!-сказал Гарри.
— Ушам своим не верю, — покачал головой Алек. — Неужто он и впрямь попался на эту удочку?
— Удочка тут, полагаю, ни при чем, — не удержалась Виктория. — Скорее все дело в ее красном платье.
Алек сверкнул на нее глазами.
— Может, хватит?
Рука Бонда снова обвилась вокруг талии Денни, а ладонь пробиралась к ее груди.
— Ты прелесть, — сказала ему Денни. — Даже не представляю, как я смогу тебя отблагодарить.
— Ну, думаю, это мы сообразим, — ответил Бонд. — Вот что, мне нужно сделать парочку звонков, раз уж мы решили насчет этой сделки. И нам ведь ни к чему кому-то рассказывать, что я ради тебя кое-что… добавлю. — Он плотоядно зажмурился, не переставая водить ладонью по ее груди, и Денни едва удержалась, чтобы не пнуть его ногой. — Может, поднимешься со мной в номер и… — он опустил и вторую руку на талию Денни, — …мы все обсудим. А я заодно и позвоню.
— О Брайан, — сказала Денни, когда его губы прижались к ее шее.
— О дьявол! — сказал Алек. — Ну все. Пора ее вытаскивать. — Он выскочил за дверь прежде, чем Гарри успел возразить.
— Только ты и я, — продолжал шептать Бонд в вырез ее платья. — Так сказать, скрепим сделку.
Денни лихорадочно соображала, как же ей выскользнуть из его объятий. Одна его ладонь стискивала ее грудь, вторая спускалась от ее талии к бедру, а лицом он зарылся ей в шею, где у нее уже противно горела кожа от его прикосновений. Нужно как-то отвлечь его.
— Твой поцелуй я никогда не забуду, — прощебетала она, пытаясь незаметно высвободиться, — но…
Бонд незамедлительно прилип ртом к ее губам — и поцелуй устрицы повторился.
Денни с трудом оторвалась от него и сжала губы, чтобы не плюнуть.
— …но я боюсь, что подумает Алек, если мы… Бонд рванул ее на себя.
— Алек спит. — Он снова наклонился к ее вырезу, а Денни поверх его головы с тоской посмотрела на выход.
На пороге бара стоял Алек, и в его глазах бушевало пламя.
— Брайан, прекрати, — прошипела она, пытаясь его отпихнуть. — Он здесь!
— Что? — Бонд, совершенно захмелевший от чувств, приподнял голову.
— Алек! — Денни толкнула его сильнее. — Он только что вошел. Кажется, он нас еще не заметил, но…
Бонд с такой скоростью отпрянул от нее, что она чуть не свалилась со стула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер



Живенько. Но вот как-то на мой взгляд немного скомкано. А в общем ничего так романчик.
Сумасшедший уик-енд - Крузи ДженниферКристина
7.06.2014, 9.46





Понравился! Герои очаровательны, диалоги с юмором. Я смеялась. Роман короткый, но больше и не надо, здесь все в меру. И главное - НИКАКИХ миллионеров с вожделением, прелестных девственниц, влажных пещер и прочей мути. Читайте!
Сумасшедший уик-енд - Крузи ДженниферФея
2.12.2014, 16.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100