Читать онлайн Сумасшедший уик-енд, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Сумасшедший уик-енд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Уже оказавшись в холле, Денни яростно выдернула свою руку и ринулась к лифту.
— Нет, погоди минутку, — сказал Алек, но она и не подумала замедлить шаг. В несколько прыжков он все-таки ее догнал у самого лифта.
— Убирайся, — бросила Денни, но Алек схватил ее за руку и рывком повернул к себе.
— Да что с тобой такое?
— Что со мной такое?! — Она снова выдернула руку. — Я наконец знакомлюсь с твоей тетей, все идет прекрасно, я хочу ее спасти, а ты пытаешься окатить меня вином! Что с тобой такое?!
— Но почему тебе так важна моя тетя? И почему ты так обращалась с Бондменом?
— Твоя тетя могла бы помочь мне получить интервью всей моей жизни, — ответила Денни. — И вообще она прелесть. А Бондмен мошенник. Поверить не могу, что до тебя это не дошло. Это за милю видно. Любой бы его раскусил, но только не ты! Еще и деньги ему предлагаешь. Поместье Прентайс! — ехидно передразнила она. — Ну и идиот же ты!
Алек нахмурился.
— Какое интервью? Ты что, журналистка? — Он недоверчиво замотал головой. Сейчас он чувствовал себя самым счастливым человеком на свете. — А на мой взгляд, карьера.женщинам ни к чему. Ты посмотри на себя. До того поглощена своей работой, что переворачиваешь бокалы и подозреваешь порядочных коммерсантов в надувательстве. Думаю, было бы даже лучше, если б тебя уволили.
Денни выглядела угрожающе.
— Лучше, значит.
— Конечно. О чем это ты там вчера разливалась? О том, как важно терпеть неудачи. Ну и взгляни на себя — чистейшей воды неудачница.
— Это я — неудачница? У меня уже все было в руках, а ты взял и испортил. Негодяй! — Она замахнулась на него маленькой сумочкой, и Алек отпрянул в сторону.
— Обожаю женщин с огоньком, — заявил он.
В этот момент Денни резко опустила руку, и ее локоть случайно угодил прямо Алеку в переносицу. Из носа потекла кровь.
— У-ух, — сказал он. — Вот черт. — Он принялся рыскать по карманам в поисках носового платка, стараясь держать голову как можно выше, но кровь вовсю капала ему на грудь и расплывалась на залитой вином рубашке.
— Просто не могу поверить, — буркнула Денни и, открыв сумочку, ткнула ему в руку пригоршню бумажных платков. — В этом городе миллион парней, а я напала на идиота, да еще и со слабым носом. — Она нажала кнопку вызова.
— У кого угодно пойдет кровь, если ему заехать локтем по носу, — прогнусавил Алек, пытаясь остановить кровотечение.
Двери лифта открылись, Денни втолкнула его внутрь и одной рукой обняла его за плечи.
— Откинься назад. Нужно остановить этот поток, пока ты в нем не утонул. На каком этаже твой номер?
Он запрокинул голову к стенке кабины.
— Лучше к тебе. У меня там все вверх дном.
— Ни за что на… — начала Денни и умолкла. Алек хотел было опустить голову, чтобы узнать, что она задумала, но Денни снова подтолкнула его подбородок вверх. — Ладно, — согласилась она. — Ко мне так ко мне. — И нажала кнопку своего этажа.
— А знаешь, я как-то не представлял себе тебя в роли Флоренс Найтингейл. — Алек снова попробовал оторвать голову от стены. — Тебе больше к лицу образ леди Макбет.
Она прижала его голову обратно.
— Я тоже не думала, что ты двойник Малыша Германа, но, похоже, так оно и есть.
О Господи, она просто несносна.
— Если не скончаюсь от потери крови, я тебя убью.
— Не выйдет. Стоит тебе приблизиться, как я снова двину тебя по носу.
— А я дождусь, когда ты потеряешь бдительность. — Алек осторожно приподнял голову и оттолкнул руку Денни, прижимавшую его к стене. Кровотечение прекратилось.
— Я никогда не теряю бдительности. — Она заглянула ему в лицо — проверить, в каком состоянии его нос. Алек тут же воспользовался случаем и поцеловал ее. А потом оторвал губы и сказал, обнимая ее лицо ладонями:
— Мне нужна сиделка. Должен же кто-нибудь дежурить возле меня всю ночь и следить, чтобы я не истек кровью.
— Размечтался, — ответила она. — Ты отвратителен.
Двери лифта открылись на седьмом этаже.
— Мы еще вернемся к этой теме, — сказал он. — Ну веди меня к себе. Ты должна помочь мне привести себя в порядок.
— Вот это действительно мысль. — Денни зашагала по коридору впереди него. — Умоешься как следует — и я смогу наконец вышвырнуть тебя вон.
— Нет, ты и вправду похожа на леди Макбет, — заметил он ей в спину.
— Ну да, и посмотри, до чего она дошла. — Денни покачала головой. — А все потому, что вышла замуж за маньяка.
— Ах, так, оказывается, во всем виноват Макбет! Да она сама этого хотела.
— Чего хотела? — Денни остановилась у двери своего номера и сунула магнитную карточку в замок.
— Всех этих убийств под покровом ночи. — Алек придвинулся к ней сбоку. — Она была не против, я тебе точно говорю.
Он одарил Денни улыбочкой, и она втолкнула его в номер.
— Умывайся… и убирайся.
— Разумеется, — не задумываясь, соврал Алек.
— По-моему, все это замечательно, просто замечательно, — уже выходя из-за стола, восторженно пролепетала Виктория Брайану.
Чтобы исправить причиненный Денни вред, в ее распоряжении оставался один только десерт, и ей пришлось очень нелегко. Бонд после ухода Денни и Алека подозрительно притих и даже сказал Дональду, что ресторан, на его взгляд, не самое подходящее место для деловых разговоров.
«Место идеальное, — безмолвно возразила ему Виктория. — Здесь нас может слушать Гарри». Но от замечаний вслух воздержалась, и принялась развлекать Бонда и Дональда самой дурацкой болтовней, какая только пришла ей в голову. До конца ужина она, кажется, пересказала все самые бредовые мысли Треллы и добилась-таки, что оба ее сотрапезника стряхнули с себя напряжение.
— А малышка Денни пусть вас не тревожит. Она всех нас так защищает! Особенно Алека. Уверена, что она все поймет; ей просто нужно еще раз все объяснить.
— Она просто не в курсе, как делаются дела в Вашингтоне, — глубокомысленно произнес позади нее Дональд, и у Виктории чуть ли не проснулись к нему теплые чувства. Его добросовестный идиотизм как нельзя лучше украшал ее собственную игру.
— Я просто в восторге от будущего поместья Прентайс! — не унималась Виктория. — Вы должны поговорить с Алеком, ну пожалуйста, Брайан! Вы разрешите ему встретиться с вами попозже?
— Ну конечно, — ответил Бонд, но вид у него при этом был весьма сдержанный.
— В баре в одиннадцать, — как заезженная пластинка, повторил Дональд. — Там же, где и вчера. Что скажете?
«Лично я скажу: „Да благослови Господь Дональда на вечные времена!“ — подумала Виктория. Кажется, та же мысль пришла в голову и Бонду.
— Я позвоню Алеку и все ему передам, — пообещала Виктория. — Вы оставайтесь, обсудите дела. А я поднимусь к себе и позвоню Алеку.
— Не забудь, завтра у нас праздничный обед. Отметим сделку, — шаловливо улыбнулся Дональд. — Может, это будет поместье Комптон-Прентайс?
— Как знать? — Виктория подмигнула ему в ответ и мысленно добавила: «Только через мой труп!» В списке тех поступков, на которые она не пошла бы даже ради борьбы с преступностью, брак с Дональдом занимал первое место.
— Вот здорово! — заявил Алек, когда Денни вытерла ему лицо. — Меня никто не умывал с десяти лет.
— А кто тебя треснул в десять? — Денни осторожно пощупала ему нос.
— Ой! Что ты делаешь!
— Проверяю, не сломан ли. Он отпихнул ее руку.
— Конечно, не сломан. Ты не так уж сильно и ударила.
— Ну не знаю, кровь из тебя хлестала, как из заколотой свиньи.
— С носами всегда так. — Алек встал с края ванны и сбросил пиджак.
— Что ты делаешь?
— Я же весь в крови. — Он расстегнул рубашку. По сути дела, это было вполне логично. Любой бы захотел снять с себя залитую вином и кровью одежду.
Какая жалость, что он не залил кровью и ее платье.
— И во что, по-твоему, ты здесь можешь переодеться? — Денни уперлась кулаками в бедра и уставилась на него с отвращением.
Алек рассчитывал совсем на другую реакцию. Она была невозможна, невыносима, несносна, и он ни одну женщину в жизни не хотел сильнее, особенно после того, как выяснилось, что она, может быть, совсем и не аферистка. С той самой минуты, когда она набросилась на Бонда, Алек чувствовал себя на седьмом небе от счастья.
К тому же вечер еще не закончился.
Алек открыл кран с холодной водой и опустил рубашку в раковину.
— Кровь нужно сразу же застирывать, иначе останутся пятна. А тут еще и вино. — Он выключил воду. — Как там в рекламной песенке? «Долой противные пятна, долой!» Ну а мы чем займемся, пока суть да дело?
Она скрестила руки на груди и ответила ему мрачным взглядом.
«Номер не прошел, — подумал Алек. — Что ж, постараемся убаюкать ее настороженность».
— Знаю. Обслуживание в номерах. Пломбир с орехами и горячей помадкой. — Алек направился из ванной к телефону. — Мы же остались без десерта.
Денни проследила взглядом, как он набирает вызов бюро обслуживания в номерах, а потом вернулась в ванную — постирать замоченную им рубашку и подумать. Дверь она на всякий случай оставила открытой, чтобы не пропустить, если он позвонит кому-нибудь еще. Он заказал десерт, а Денни, намыливая рубашку, вернулась к мысли, которая остановила ее возражения в лифте, той самой мысли, благодаря которой он в конце концов все же оказался у нее в номере.
Алек далеко не глуп, а почему-то разыгрывает из себя идиота.
Виктория Прентайс далеко не глупа, а разыгрывает из себя идиотку похлеще Алека.
Оба они без ума от этого типа Бондмена, пытающегося всучить им участки, которые правительство запретило разрабатывать.
Следовательно, они что-то задумали. В данный момент Денни не интересовала законность или незаконность плана Алека; для нее главным было то, что это сюжет для статьи. И еще какой сюжет! Волей случая она оказалась в самом центре интереснейших событий — и сама же все испортила своей болтливостью.
Теперь, чтобы исправить ошибку, ей нужно надавить на Алека и его тетю. А еще поговорить с Бондме-ном.
Она еще раз прополоскала рубашку и выжала. Пятна побледнели, но все еще были заметны. Алеку придется отдать ее в чистку.
Но прежде ему придется поговорить с ней.
Из ванной она вышла в тот самый момент, когда официант принес десерт, и с улыбкой кивнула подписывающему чек Алеку.
— Ты это здорово придумал, — сказала она, взяв одну из глубоких морожениц. Потом присела на край кровати, опустила ложку в шапку из взбитых сливок и с наслаждением лизнула, отметив, как он при этом вздрогнул. Еще одна черта, привлекающая ее в Алеке: он заводится с пол-оборота. Наверное, проще всего его соблазнить, чтобы выудить информацию.
Алек взял свою порцию, с равнодушным видом отвернулся от Денни и, вытянувшись на кровати, обратил все свое внимание на телевизионный экран. Пока она была в ванной, начался какой-то старый черно-белый фильм.
Алек выглядел сильным, привлекательным и невероятно желанным. Денни неловко заерзала на кровати.
Наверное, ей все-таки не стоит его соблазнять. Наверное, ей лучше не хвататься за то, что она неспособна контролировать. Она слизнула с ложки шоколадную помадку, и Алек, бросив на нее быстрый взгляд, стиснул зубы. Отлично. Ему не по себе. Она закинула ноги на постель и вытянула их вдоль его тела.
— Что это ты притих? — спросила она с полным ртом. — Как твой нос?
— Болит, — страдальчески, надеясь, похоже, на сочувствие, простонал он.
— Вот и хорошо. В следующий раз как следует по-. думаешь, прежде чем разозлить меня.
— Ты просто хулиганка. — Он набрал полную ложку пломбира и помадки.
Денни увидела, как он снова зажмурился, слизывая лакомство с ложки. «Может, вожделение тут вовсе ни при чем, — подумала она. — Может, все дело в разбитом носе?»
— Правда так болит? Мне очень жаль.
— И насколько тебе жаль? — Он искоса, с хитринкой, взглянул на нее и повел бровью.
— Не настолько, как ты надеешься. Он расхохотался.
— Ты мне нравишься, Денни Бэнкс. Люблю таких.
— Очень мне нужно знать про твоих женщин, — фыркнула она, но по спине у нее побежали мурашки. — А кстати, раз уж речь зашла о твоих знакомых, — где ты нашел Бондмена?
— Это тетя его нашла, — ответил, снова повернувшись к телевизору, Алек. — Вернее, ее приятель с ним познакомился, а потом уж и нас свел.
— Ты действительно ему веришь? — Денни старательно прятала сарказм.
— Верю ли я, что Вашингтон погряз в коррупции? Да, черт побери, конечно. — Алек махнул в сторону телевизора. — Таких теперь не делают.
Денни прищурилась, глядя на экран. Парень в белом халате что-то говорил трем другим, в костюмах, и все они вместе озабоченно хмурились.
— Наверное, потому, что с тех пор вышло еще миллион подобных; фильм ужасов, верно?
— Не смешивай с грязью весь жанр, — отозвался Алек. — У фильмов ужасов длинная и благородная история. — На экране крупным планом появилось лицо того самого парня в халате, по-прежнему встревоженное. Видимо, другие чувства были ему незнакомы. — Это, конечно, не самый лучший экземпляр, — подумав, сказал Алек. — Но все-таки…
Денни поставила мороженицу на столик у кровати и наклонилась поближе к экрану.
— Это Ганс Конрайд?
— Точно. — Алек в мгновение ока поменял наполовину полную мороженицу Денни на свою, пустую.
— Эй! — возмутилась Денни.
Алек приподнялся и сел рядом с ней, прижав ее бедром к краю.
— Зазевалась — проиграла. — Он подцепил ложкой помадку. — Могу поделиться. Твоя ложка на месте.
К сожалению, Денни волновало не отсутствие ложки, а близость Алека. Он сидел рядом с ней, полуобнаженный, таинственный, теплый… и она от души пожалела, что так решительно отказалась от мужчин.
Собственно, до других мужчин ей и дела не было. А вот от Алека отказаться… очень жалко.
— Я когда-нибудь рассказывал тебе о своих фантазиях, связанных со взбитыми сливками? — спросил Алек, проглотив последнюю ложку этих самых сливок из ее порции.
От одной только мысли об этом Денни обдало жаром.
— Если бы меня хоть сколько-нибудь интересовали твои фантазии, они перестали бы быть фантазиями, — заявила она со всей холодностью, на которую только была способна, — при том, что все ее тело пылало огнем.
— Как грубо.
— Это не мои слова. Первой их произнесла Фрэн Лебовитц.
— Рад за нее. Теперь можно вернуться к моим фантазиям?
— Нет.
Денни окунула свою ложку в помадку, лизнула — и ее мысли снова потекли не в ту сторону. Ужасно. Нужно сменить тему.
— А что это за фильм?
— «Остров ужаса». Фантастика шестидесятых. Классика.
— Ты шутишь. — На экране появилось нечто. Денни ахнула. — А это еще что такое?
Алек потянулся к столику, чтобы поставить пустую мороженицу, а на обратном пути ненароком опустил руку Денни на плечи. Прежде чем она успела возразить, он сказал;
— Это чуждая людям форма жизни. Ты что, не следила за фильмом?
Денни наклонилась вперед. Не столько для того, чтобы лучше видеть, сколько для того, чтобы не прыгнуть к нему в объятия.
— Выглядит как огромная черепаха.
— Должно быть, бюджет на спецэффекты был маловат, — снисходительно отозвался Алек.
Денни скептически покачала головой.
— И это называется спецэффекты?
— Для этого фильма — да. Иди сюда, прислонись ко мне и ничего не бойся. — Он потянул ее к себе, и Денни прильнула к нему. Это ошибка, твердила она себе. Но если и так, то самая прекрасная из возможных ошибок. — С этого места начинаются настоящие ужасы. Чужаки атакуют, — продолжал Алек. — Прижмись покрепче, девчонок ведь легко напугать, не то что нас.
Десятки громадных неповоротливых черепах медленно ползли вдоль побережья. Денни разобрал смех. Эти дурацкие черепахи… и рука Алека, такая сильная и теплая. Жизнь на глазах улучшалась.
Он крепче обнял ее.
— Ну что, страшно? — Он прикоснулся поцелуем к волосам у нее на макушке, и к ней тут же вернулись опасные мысли.
«Помни о деле», — мысленно приказала себе Денни и, приподняв голову, улыбнулась ему.
— Я все еще страшно зла на тебя, но раз ты, я уверена, собираешься пригласить меня на завтрак с тетей, то, возможно, я тебя и прощу.
У Алека был слегка разочарованный вид. но он все же кивнул:
— Как скажешь. Давай досмотрим фильм. — Он не собирался убирать свою руку с ее плеча. — Что я, по-твоему, не знаю, как развлечь девушку?
— Даже не знаю. — Денни покачала головой, и ее локоны, защекотав ему грудь, заставили их обоих вздрогнуть. — Этот фильм, пожалуй, ничем не переплюнешь.
— Ерунда. — В его голосе вдруг прорвалась хрипотца. — Есть еще уйма других фильмов. «Клякса», скажем, или «План номер девять». А еще «Юность оборотня»… И все классика.
— О Боже. — Вопреки всем доводам рассудка, она прильнула щекой к его плечу. — Так я, пожалуй, стану кинокритиком.
— Не станешь. Эти фильмы не выдерживают критики.
Черепахи строем двинулись на сексапильную дочь ученого, и она с визгом бросилась бежать. Денни старалась не отвлекаться от экрана.
— Почему она убегает?
— Чтобы отвлечь на себя внимание зрителей от черепах.
— А-а. Блестящий прием. — Денни еще какое-то время следила за черепахами — единственным, что сейчас не вызывало в ней сексуальных мыслей. — Они вроде как увеличиваются. — Она подняла лицо к Алеку. — А есть хоть малейший шанс, что они все-таки схватят дочку ученого?
— Не-а. — Алек прильнул к ее улыбающемуся рту губами.
Ей следовало бы сразу же отодвинуться, ей следовало бы тут же выскользнуть, но это было бы так глупо — отказаться от его чудесного тепла и той восхитительной дрожи, которую он в ней вызывал. Его язык прошелся по ее губам, и они приоткрылись, и он снова заставил ее задрожать, а сам тем временем опускал ее все ниже, пока Денни не оказалась лежащей на спине. Она льнула к нему, вытягивалась под ним, цеплялась за его плечи, а его руки, не останавливаясь, ласкали и гладили ее тело. А потом скользнули к «молнии» платья, и Денни подумала: «Ну наконец-то». И тут зазвонил телефон.
— Не обращай внимания, — глухо шепнул ей в ухо Алек, но телефон все звонил, напоминая Денни, что ее ждет дело. Ей нужен этот мошенник Бондмен, ей нужна тетя Виктория, ей нужен Алек — прямо сейчас…
Нет.
Денни отстранилась и через него потянулась к телефону.
— Я тебе уже говорила, — выдохнула она. — Сначала работа, потом все остальное.
Алек перевернулся и упал на спину.
— Черт бы побрал независимость женщин!
— Алло? — произнесла в трубку Денни.
— Денни, дорогая, — сказала Виктория. — Алек не у тебя?
— Да, он здесь, Виктория. — Денни оглянулась на Алека и тут же пожалела об этом. Как же он хорош.
— Огро-омное спасибо, — кивнул в сторону телефона Алек. — Нашла время звонить.
— Можно с ним поговорить, дорогая? Я уже целый час названиваю ему в номер. С ума можно сойти.
— Я вас отлично понимаю, — сказала Денни, стараясь сосредоточиться наделе. — О, но сначала… вы бы не согласились позавтракать со мной? Мне бы хотелось поговорить…
— Думаю, я… — начала Виктория. В ее голосе явственно слышались нотки сомнения.
Денни собрала силы для решительного прыжка.
— Вы согласны, да? О, как это чудесно! Часов в десять в Зеленом зале, хорошо? Буду ждать с нетерпением. Даю вам Алека.
Денни протянула ему трубку. Алек сел на кровати.
— Привет, тетя Вик, — сказал он. — Никогда сюда больше не звони.
Денни наклонилась поближе к трубке и услышала ответ Виктории:
— А что, я застала тебя в самый интересный момент? Ай-я-яй!
— Как ты меня нашла? — Алек слегка отодвинулся, и Денни, уловив намек, скатилась с кровати. По дороге в ванную она услышала следующий вопрос Алека: — Но главное, зачем ты меня искала?
Денни еще раз проверила пятна на рубашке, а потом припала к приоткрытой двери ванной — подслушать, о чем разговор.
— Забудь раз и навсегда о поместье Прентайс, — говорил Алек. — С чего бы это мне. соглашаться до конца дней жить бок о бок с тобой? Мне ж придется поставить крест на своей личной жизни.
Какое-то время он молча выслушивал Викторию. Денни сдалась и вышла из ванной с пиджаком, и мокрой рубашкой Алека в руках.
— На мой взгляд, с этим проблем не будет, — мрачно произнес Алек. — Буду у тебя через четверть часа. С Бондом встречусь в одиннадцать. — Он повесил трубку и многозначительно произнес при виде приближающейся Денни: — А знаешь, многим женщинам удается совмещать работу с великолепным сексом.
— Только не сейчас, — сказала Денни и швырнула одежду ему на колени.
Холодная рубашка задела его обнаженную кожу, и Алек поморщился. Отлично. Пусть поостынет. Может, это хоть разрядит обстановку.
— Понятно. — Он поднялся с кровати. — Дай мне знать, если доберешься до вершины и решишь расслабиться.
Денни только улыбнулась, жалея до глубины души, что у них нет времени друг для друга, и в то же время радуясь его уходу. Без него она наконец сможет избавиться от тумана в глазах и вздохнуть спокойно.
— Ты об этом узнаешь первым, — пообещала она.
В половине одиннадцатого Гарри постучал в дверь номера Виктории. Она открыла ему все в том же вечернем платье.
— Вы одна? — раздраженно прошипел он.
— Разумеется, одна, — таким же шипящим шепотом отозвалась она и втянула его в комнату. — Алек появится с минуты на ми… — продолжила она уже нормальным голосом, но Гарри ее оборвал.
— Что это за сухарь?
— Какой сухарь?
— Тот болван, который хочет купить вам поместье в Киз? — напустился на нее Гарри. — Откуда он взялся?
— Из Коннектикута, — озадаченно сказала Виктория. — Я же вам о нем рассказывала. Это он первым познакомился с Бондом. Его зовут Дональд Комптон. Он преподает…
— А откуда вы знаете, что он не в одной связке с Бондом? — Гарри принялся мерить шагами комнату. — Откуда он взялся?
— Я ж и говорю — из Коннектикута. Мы с ним много лет знакомы. — Виктория следила, как Гарри мечется взад-вперед по комнате. — Может, хватит? Переживать-то не о чем. Дональд по собственной глупости запал на Бонда, вот и все. Он нам очень подходит. Лучше камуфляжа и не придумать.
— А почему это он покупает вам землю? — Гарри, остановившись, испепелял ее взглядом.
Виктория в долгу не осталась.
— Ничего он не покупает. Он только думает, что покупает. Это у него такая идея на нынешней неделе. А на следующей он решит купить ранчо в Техасе.
— И лошадь, чтобы вы ездили верхом.
— Я не езжу верхом. Что это все значит, Гарри?
— Ничего, — рявкнул Гарри. — Держитесь от него подальше — и все.
— Гарри! — воскликнула Виктория, но в этот момент раздался стук в дверь, и она пошла открывать.
Придется Гарри самому справляться со своими проблемами. А у нее лично возникло ощущение, что в нем говорит элементарная ревность. Забавно. Виктория улыбнулась своей мысли, чуть не убила себя за эту улыбку, а расплачиваться за ее злость на Гарри и на себя пришлось Алеку.
— Чему это, ты так радуешься? — спросила его Виктория, когда Алек подошел к ним, сияя, как новенькая монетка. — Ты совершил ошибку. Твоя Денни вовсе не аферистка. Мы с ней договорились встретиться за завтраком.
— Этому-то он и радуется, — прорычал Гарри, все еще не в силах успокоиться. — А все потому, что перестал шевелить мозгами. Тебе не приходило в голову, — обратился он к Алеку, — что все это — двойная игра?
— Приходило. — Улыбка Алека померкла. — Но я отбросил эту мысль.
— Какая такая двойная игра? — спросила Виктория, переводя взгляд с одного на другого. — Денни пыталась меня спасти. Она мне нравится.
— Вот именно. И вы уже начинаете ей доверять, — презрительно скривился Гарри. — А потом она станет вашей лучшей подругой и скажет: «Кто-кто, а уж я-то все знаю о недвижимости. Могу предложить вам прекрасную сделку». После чего они с Бондом получат ваши денежки — и будут таковы. Я просто диву даюсь вашей доверчивости. — Он мельком взглянул на Викторию и отвел глаза. — Ну, во всяком случае, доверчивости Алека.
— Не верю, — заявила Виктория.
— Почему же она так горит желанием встретиться с вами, а? — спросил Гарри. — Она вас буквально преследовала. Она пригласила вас на завтрак. Зачем?
— Может, просто потому, что нам есть о чем поговорить? — разозлилась Виктория.
— Не думаю. — Гарри отвернулся, чтобы не дать ей времени на ответ. — Ей нельзя доверять. — Он прищурился на Алека. — Надеюсь, ты ей ничего не сказал?
— Нет. — Алек, расстроившись, присел на край стола. — Что доказывает, насколько я открыт и доверчив.
— Молодец, — сказал Гарри.
— Позор! — сказала Виктория.
— Не слушай ее, — заявил Гарри, — и сосредоточься на Бонде. Завтра тебе предстоит сделка с недвижимостью. Сегодня потяни с решением. Скажи ему, что на обдумывание тебе нужна ночь. Не спеши соглашаться…
— Гарри, я занимался этим чуть ли не всю свою сознательную жизнь, — теперь уже вскипел и Алек. — Я знаю, как это делается!
— А я все равно не верю, что Денни в этом замешана, — упрямо повторила Виктория.
— А я вообще не знаю, во что верить, — отозвался Алек. — Разве что в то, что уже без четверти одиннадцать и, следовательно, мне предстоит еще выпивка. В баре, с Бондом. — Он наклонился и запечатлел поцелуй на щеке Виктории. — Выспись как следует и не вздумай проболтаться за завтраком.
— Будем надеяться, — буркнул Гарри. Виктория проводила обоих до двери гневным взглядом.
Ох уж эти мужчины! Вечно считают себя правыми, вечно врываются и переворачивают все вверх дном, вечно…
Она хочет Гарри. Мысль возникла ниоткуда и напрочь смела все остальные. Что же это такое? Она немолодая разумная женщина, давным-давно переступившая тот порог, когда из-за секса совершают ошибки. И она слишком умна, чтобы связываться с кем-нибудь вроде Гарри, тем более если вспомнить о том, что Гарри возненавидел ее буквально с первой минуты. Он ведь только и делает, что орет на нее… Но она уже зрелая, умудренная опытом женщина и вполне может разобраться, что за всем этим стоит.
Гарри ее хочет. Она хочет Гарри. От Гарри первого шага не дождешься. Следовательно, одна надежда на себя.
— Не глупи! — вслух произнесла Виктория и засомневалась: что будет глупее — попытаться соблазнить Гарри или же отказаться от этой мысли и до конца своих дней гадать, как бы все сложилось, если бы ей хватило смелости на этот рискованный шаг.
Без риска нет жизни, так сказала недавно Дженис.
— Вперед, к настоящей жизни! — провозгласила Виктория и направилась к телефону вызывать бюро обслуживания номеров.
Как только Алек ушел, Денни охладила лицо под струей ледяной воды, чтобы вернуть мыслям нужное ей направление, и тщательно подкрасилась. Такой тип, как Бондмен, наверняка предпочитает женщин с ярким макияжем, а ей сейчас необходим именно Бонд-мен.
У Алека с ним назначена встреча в одиннадцать. Может, ей повезет, Бондмен появится в баре немного раньше, и она сначала рассыплется в извинениях, а потом договорится о встрече на завтра. Если она окончательно не настроила его против себя безответственным заявлением насчет Альберта Гора, то очень возможно, что Бондмен купится на эту удочку. Он же и так не давал ей проходу с момента ее появления в отеле. Он непременно должен растаять.
Телефонный звонок застал ее на полпути к двери. Денни решила снять трубку, на случай, если звонит Алек. Хоть ей и наплевать на Алека.
Это был Тейлор.
— Черт бы тебя побрал, Бэнкс! — взвизгнул он. — Я предупреждал!
У Денни подкосились ноги, и она плюхнулась на кровать.
— Я с ней не разговаривала, — сказала она. — Ни слова не произнесла.
— Да, но ты пялилась на нее все утро во время доклада, — заявил Тейлор. — Я тебе сказал…
— Ты сказал мне после доклада, — возразила Денни. — Тут ты дал промашку. И вообще, я сидела на самом заднем ряду и ни с кем не обмолвилась ни словом. Я совершенно невиновна.
— Оставь ее в покое, — отчетливо повторил Тейлор. — Эти чертовы звонки мне совсем не нравятся.
Будет еще хоть один — и ты уволена, Бэнкс. Попомни мои слова. И плевать мне, что ты чертовски хорошо расписываешь свадьбы в своей колонке…
— Огромное спасибо за комплимент, Тейлор, — сказала Денни и повесила трубку.
Если она завтра приблизится к Виктории и об этом узнает Дженис, ей конец. Нужно позвонить и отменить встречу. Ведь у нее, если на то пошло, остается еще история Бондмена.
Денни взглянула на телефон так, словно это была гадюка. Вот позвонит она сейчас — и ей уже точно никогда не услышать слов Дженис о риске в жизни и о смысле брака. Ей никогда не задать вопросов, которые у нее возникли при чтении книг Дженис. И ей никогда не напечатать этого потрясающего интервью.
Самый мудрый шаг — позвонить Виктории и отменить встречу.
Рискованный шаг — отправиться на завтрак с Викторией.
Раздался тихий щелчок, стрелка часов перепрыгнула на следующую цифру, и Денни поняла, что на разговор с Бондменом у нее остается всего пятнадцать минут.
К чертям мудрые шаги! Она.решительно встала и отправилась добывать сюжет для своей статьи.
Бонд облокотился о стойку бара, вспоминая очаровательную брюнетку и ее придурка профессора, с которым у него была назначена здесь встреча. Какого дьявола такая крошка предпочла преподавателишку ему, Бонду? Она ведь явно не глупа. За ужином она чуть не испортила ему всю музыку. Благодарение Богу, профессор оказался не только тупым, но и неуклюжим.
Он почувствовал, как кто-то пристроился на, высоком стуле рядом с ним. Краешком глаза он успел заметить темные волосы и обернулся в смутной надежде увидеть Денни.
— Шери?! — Он чуть не поперхнулся бренди. Шери улыбнулась, явно довольная тем, что застала его врасплох.
— Решил, что навсегда от меня избавился, а-а? — Она придвинулась чуть ближе.
О, черт! Не то чтобы он не был рад ее видеть. Он просто не желал видеть ее сейчас.
— Шери, ты должна отсюда исчезнуть, и немедленно, — прошипел он и отодвинулся. — У меня встреча с клиентом, и я вовсе не собираюсь объяснять ему, откуда ты взялась. Он уже готов купить землю. Исчезни. Увидимся позже.
— Клиент, — с подозрением взглянула на него Шери. — Ты ведь не подцепил себе другую девушку, нет?
Бонд закрыл глаза. Прошел уже добрый десяток лет с тех пор, как кто-нибудь называл Шери девушкой, а она этого так и не заметила.
— Это мужчина. А теперь выметайся отсюда. Он придет с минуты на минуту.
— Ты в каком номере остановился? — спросила Шери. — Дай мне ключ. Я тебя там подожду.
Бонд хотел было возразить, но решил, что в предложении Шери были свои преимущества. Во-первых, он будет точно знать, где она, а во-вторых, ему не придется проводить и эту ночь в одиночестве.
— Восемь-четырнадцать, — сказал он и вручил ей магнитную карточку. — Я вернусь к часу. А теперь иди.
Шери поцеловала его в щеку, соскользнула с табурета, и Бонд проследил в зеркало, как она идет к выходу. Ей пришлось посторониться, чтобы пропустить другую женщину, и Бонд, узнав Денни Бэнкс, едва не раздавил в пальцах бокал.
Шери двинулась дальше. Бонд перевел дух. Через миг рядом с ним за стойкой оказалась Денни.
— Мистер Бондмен? — произнесла она, и он обернулся, стараясь сохранять как можно более холодный и сдержанный вид. Но его план потерпел мгновенный крах, как только Бонд увидел хорошенькое личико Денни совсем близко от себя.
— Мисс Бэнкс, — сказал он.
Денни ответила полной сожаления улыбкой и покачала головой.
— Денни, пожалуйста, — кокетливо протянула она. — Алек только что отчитал меня как следует за мое ужасное поведение во время ужина. Вот я и решила потихоньку пробраться сюда и извиниться перед вами. Он мне и про Вашингтон все объяснил. Теперь я и сама вижу, что была не права.
Бонд никак не хотел ей верить, но у нее был такой умоляющий вид и она казалась такой очаровательной…
— Иногда я чересчур опекаю Алека и его тетю. У них ведь так много денег, — продолжала Денни. — И я очень привязана к Алеку, хоть он не так уж… в общем… умен. — Ее улыбка стала еще шире. — Мне очень нравятся умные мужчины, но у Алека тоже есть свои положительные качества.
Ага, как, например, куча денег, отметил про себя Бонд и заметно повеселел. Если Денни Бэнкс из породы золотоискательниц, то справиться с ней — пара пустяков.
— Алек может заработать на этой сделке кучу денег, — сообщил он ей. — Он запросто получит вдвое больше, чем вложит.
Денни слегка наклонилась к нему и облизнула губу. Бонд не упустил ни горящего алчностью взгляда, ни бесподобных губ. Все шло как по маслу.
— Можно с вами завтра встретиться? — спросила она. — Например, здесь же, в баре? Я так хочу побольше узнать об этой сделке и о том, сколько может на ней заработать Алек.
— Ну конечно, — услышал он свой ответ.
— И… если вы не против, может, сохраните это в тайне от Алека? — снова улыбнулась Денни. — Знаете, он бывает таким ревнивым…
— С удовольствием. — Бонд нервно оглянулся через плечо. Если Прентайс так ревнив, Бонду сейчас совсем не улыбалось, чтобы этот простофиля застал его с Денни. — Итак, до завтра.
Денни, улыбаясь, соскользнула с высокого табурета.
— До завтра, — кивнула она и направилась к выходу. Даже под монашески строгим платьем покачивание ее бедер завораживало взгляд.
Прентайс объявился через пару минут. Вид у него был мрачный, и Бонд на мгновение впал в панику. Не дай Бог, этот идиот заметил его вместе с Денни! Тогда сделке конец. Но Алек при виде него расплылся в своей привычной глуповатой улыбке, и у Бонда отлегло от души.
— Привет, спасибо, что согласились встретиться, — сказал Прентайс и вяло встряхнул руку Бонда. Ну что за слабак! Бонд изобразил искреннюю радость.
— Не за что, Алек. Всегда к вашим услугам. Жаль, что вам пришлось так рано нас покинуть.
— Ну вы ж понимаете, я был весь в вине. — Алек повертел в руках подставку для бутылки и мимоходом смахнул со стойки пепельницу. — Ой, извините!
Бонд вернул пепельницу на место.
— Ничего страшного.
— Примите мои извинения и за Денни, — добавил Прентайс. — Часто болтает не подумав, но сердце у нее золотое.
— Премиленькая леди эта Денни, — согласился Бонд. — Рад, что вам удалось оторваться от нее для встречи со мной.
— Она передает вам большой привет, — сказал Алек. — Сказала, что иногда делает преждевременные выводы. Просит вас ее извинить и все такое.
Бонд в ответ кивнул. За стойкой появился бармен.
— Ром и колу, — заказал Прентайс. — Да, и колу, пожалуйста, диетическую.
— Повторите, — сверкнул улыбкой Бонд. И подумал: «Вот развлекусь-то на славу, когда умыкну у этого идиота и деньги, и красотку».
А наверху, в своем номере, Гарри исходил яростью, приканчивая третий бурбон из гостиничного мини-бара. Если кто-нибудь и получит Вик в домике на побережье Флориды, то это будет он, но никак не Дональд…
Ну уж нет. Должно быть, он теряет рассудок. Не получит он Вик в домике во Флориде. Он вообще нигде не получит Вик.
Образы Вик во всевозможных местах, где он мог бы ее получить, непрошеными гостями замелькали у него в сознании.
«О, черт, — подумал он. — Мне нужно было остаться в Чикаго».
Алек позвонил Гарри ровно в полночь, когда распрощался с Бондом.
— Заметано, — сказал он. — Завтра мы встречаемся за ужином, чтобы отметить сделку. Там же я подпишу бумаги. Он наш.
— Подожди радоваться, — возразил Гарри. — Завтра придут результаты проверки. Он будет у нас в руках, только когда… окажется у нас в руках.
— Ты прав, — согласился Алек. — Ты всегда прав. И насчет этой дамочки Бэнкс ты тоже был прав. Она беседовала с ним перед самым моим появлением в баре. Я еле успел смыться, иначе мы бы столкнулись лоб в лоб. За ужином она на него шипела, а тут была сама любезность.
— Мне очень жаль, — сказал Гарри. Его искренний тон поставил Алека в тупик.
— Спасибо, — помолчав, ответил он. — Без обид, Гарри, но на тебя это не похоже. Чтобы ты — и не злорадствовал по поводу своей правоты?
— Иногда противно быть правым, — сказал Гарри. — Ты как, в порядке?
— Да она ничего для меня не значит, — буркнул Алек. — Выспись как следует.
— Непременно, — отозвался Гарри таким тоном, словно этой ночью сон его интересовал меньше всего. И повесил трубку.
— Гарри… — начал было Алек, но, услыхав короткие гудки, повесил трубку и растянулся на кровати.
На своей одинокой кровати. Он вспомнил ту кровать, на которой отдыхал каких-нибудь пару часов назад, и его затопило сожаление.
Итак, он соврал Гарри. Денни значит для него очень много. Но она преступница… Как же все ужасно!
Алек перекатился на живот, сунул голову под подушку и бросил все силы на то, чтобы не думать о Денни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер



Живенько. Но вот как-то на мой взгляд немного скомкано. А в общем ничего так романчик.
Сумасшедший уик-енд - Крузи ДженниферКристина
7.06.2014, 9.46





Понравился! Герои очаровательны, диалоги с юмором. Я смеялась. Роман короткый, но больше и не надо, здесь все в меру. И главное - НИКАКИХ миллионеров с вожделением, прелестных девственниц, влажных пещер и прочей мути. Читайте!
Сумасшедший уик-енд - Крузи ДженниферФея
2.12.2014, 16.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100