Читать онлайн Сумасшедший уик-енд, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Сумасшедший уик-енд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ровно в семь Денни зашла в бар и заказала бокал дайкири. Бармен пододвинул к ней через стойку запотевший бокал, и Денни открыла сумочку, чтобы расплатиться.
— Позвольте мне, — произнес кто-то рядом.
Обернувшись, Денни увидела знакомую застенчивую улыбку того парня из холла, которого она про себя обозвала фермером.
— Брайан Бондмен. — Он протянул руку. — Мы столкнулись с вами сегодня утром у дверей, помните?
Он наклонил голову и снова улыбнулся, а Денни вскользь отметила, что по непонятной причине ею в последнее время стали интересоваться исключительно парни со слабыми шеями. Только и делают, что роняют голову да пялятся на нее. В этом отеле столько сиропного деревенского шарма, что впору пчел разводить. Но парень-то не виноват, он был с ней очень мил, а потому Денни с умеренным энтузиазмом встряхнула его руку, но решительно отодвинула банкноты, которые он положил на стойку.
— Я предпочитаю сама платить за выпивку. Благодарю вас.
— Ах, понимаю, независимая женщина. — Он виновато покачал головой. — Ну что ж, в таком случае… — Он наклонился так близко, что она смогла увидеть синеву его глаз. Видимо, считал, что женщины без ума от синих мужских глаз. Но с ней этот номер не прошел. Цветные контактные линзы Денни различала за милю. Бондмен снова улыбнулся. — …Может быть, вы позволите мне заплатить за ужин?
Кто-то похлопал Бондмена по плечу, и Денни, оглянувшись, увидела у себя за спиной своего кавалера на нынешний вечер. «Вот так встреча, — подумала она. — Сбежать, что ли, пока не поздно?»
— Неплохо сработано, но я был первым, — сообщил ему Алек. — Прости, друг.
Бондмен на мгновение забыл про свою улыбку, и Денни решила, что стычка неизбежна. Битва гигантов.
Она уже открыла рот, чтобы предотвратить ссору, но тут Алек расплылся в своей идиотской улыбке, Бондмен ответил почти такой же и сказал:
— Нет проблем. Надеюсь, в другой раз повезет мне.
— Наверняка повезет, — похлопал Алек Бондмена по спине. — Так что без обид, лады? — Он послал очередную улыбку Денни. — Выглядишь потрясающе, — заявил он. — Пойдем в ресторан, мне не терпится показаться с тобой в обществе.
Денни переводила взгляд с одного на другого. Пожалуй, самое время дать мужчинам отставку, раз уж на этой планете остались только подобные экземпляры. Если бы ей так не нужна была тетя Алека, чтобы уговорить Дженис Мередит…
Алек обвел ее взглядом с ног до головы.
— Шикарное платье, — наконец выдач он. — Класс!
Вечер, похоже, обещает быть очень долгим. Она вытянула вперед руку.
— Веди, Макдуф.
— В оригинале вообще-то «рази». — Алек взял Денни за руку и помог встать с высокого стула. — Эти слова произнес Макбет, перед тем как потерял голову.
— На такой исход дела со мной можешь не рассчитывать. — Денни потянула его к двери, подальше от Брайана Бондмена. — Я, конечно, проголодалась. но голову терять не собираюсь.
Бонд смотрел им вслед. Этот парень в пижонском галстуке — не иначе как из профессоров. Блаженная улыбка и цитаты из «Макбета». Что ж, отлично! Сначала он вытащит из этого идиота все до последнего пенни, а потом уведет и его дамочку. Бонд повернулся к стойке и, потягивая дайкири Денни, погрузился в свои планы обогащения и отмщения.
— Итак, откуда же ты знаешь «Макбета»? — спросила Денни, устроившись напротив Алека в золоченом кресле. Теперь их отделяли друг от друга три четверти ярда девственно-белой скатерти и аляповатый медный канделябр, увитый медными листьями плюща. — Запомнил по комиксам на классические темы?
— Тетя Вик у меня — преподаватель британской литературы, профессор университета. — Алек сдвинул канделябр в сторону.
Словно по рассеянности, он перевернул канделябр, чтобы взглянуть на подставку, Денни только успела воскликнуть: «Нет!», как одна свеча, продолжая гореть, выпала и покатилась по столу. Алек кинулся ее ловить, но только опрокинул бокал с водой, а свечу тем временем поймала Денни.
— Прошу прощения, — сконфузился он.
Денни забрала у него массивный подсвечник, вставила свечу на место и поставила канделябр на край стола. А потом вдруг подозрительно прищурилась. Эта выходка показалась ей… какой-то неестественной.
— Мы говорили о твоей тете, — подсказала она ему, промокая салфеткой воду.
— М-м, ну да. О моей тете. — Алек сосредоточенно насупил брови. — Как-то раз летом она заставила нас с братом прочитать по пьесе Шекспира, а в награду пообещала снять на две недели домик на озере Мичиган. Мой брат, помешанный на истории, вцепился в «Генриха V». А я спросил, нет ли чего-нибудь с убийствами, ну и она…
— Предложила тебе «Макбета».
— Вообще-то она предложила две пьесы на выбор — «Гамлета» и «Макбета».
Денни вскинула ладонь.
— Погоди. Я сама догадаюсь. Ты пересчитал страницы, верно?
— Ага. — Алек ухмыльнулся. — Я ж не дурак. Денни попыталась сформулировать свое мнение об Алеке. Довольно симпатичный, если имеешь пристрастие к ухмылкам во весь рот и мальчишескому рвению. Но в нем было нечто непонятное — например, та вспышка интеллекта, что она уловила в его глазах в баре. Да и вся эта сцена с канделябром не укладывалась в рамки. Он слишком изящно двигался для подобного неуклюжего номера. Да, он определенно что-то замыслил, так что с ним нужно быть начеку. Но сейчас для нее важнее другое — а именно то, что он охотно поддерживает тему о своей тете. Денни решила не зевать и выведать все, что возможно.
— Ну и что в результате? Тетя добилась желаемого? «Макбет» тебе понравился?
— Ага, — ответил Алек, — классная вещь. Правда, мы с тетей до сих пор спорим о третьем убийце. Никто так и не знает, кто же он был такой.
— То есть как это? Это все знают. — Денни отхлебнула воды. — Макдуф, конечно.
Алек покачал головой.
— А вот и нет. Макдуф же положительный. Зачем ему убивать Банко?
— А он и не убивал, — терпеливо объясняла Денни. — Он потушил свет, чтобы сын Банко сумел ускользнуть. Это же очевидно.
— Если что и очевидно, так то, что это была леди Макбет, — сказал Алек. — И точка.
Денни негодующе затрясла головой.
— Да ты что, с ума сошел? Это не могла быть леди Макбет. У нее же был прием в замке! Ты ничего не перепутал? Может, ты вовсе и не эту пьесу читал? — Она обожгла его презрительным взглядом. От злости она даже забыла о своей главной цели — очаровать его и попросить познакомить с тетей. Алек, поймав этот взгляд, поспешил отвести глаза.
Прежде чем ответить, Алек несколько секунд собирался с силами. Денни как-то странно на него действовала. Не то чтобы он не мог справиться с ее влиянием, но все же… Глаза у нее так и сверкали, сочный рот притягивал своей чувственностью. И этот острый ум… Ему с трудом верилось, что она работает на Бонда. Если бы он собственными глазами не видел их вместе уже дважды… Алек попытался сосредоточиться на литературном споре и усыпить ее бдительность, заставить поверить в то, что она в полной безопасности. Но ее взгляд все время сбивал его с толку.
— А откуда ты так хорошо знаешь «Макбета»? Денни сузила глаза.
— Это была тема моего выпускного реферата в школе. И хватит обо мне. Не уклоняйся от темы. Каким образом могла леди Макбет быть третьим убийцей?
Алек напустил на себя еще более глупый вид.
— Она запросто могла состряпать дельце до приема в замке. Времени было достаточно.
— Как? — Откровенно изумленная, Денни покачала головой. — Она была королевой Шотландии, и это был прием государственной важности. Они что, по-твоему, пригласили Макдуфа хот-догов отведать? Она не могла «состряпать дельце» и убить Макдуфа во время официального банкета. Что у тебя с мозгами?
— Эй, полегче! — Ее издевка больно уколола Алека, хоть он и сам отлично понимал, что его вариант не выдерживает критики. Она считает его полным идиотом. Но ведь он и разыгрывает идиота. И все же… Леди Макбет всем этим руководила.
— Ничего подобного. Она понятия не имела, что он делает! Так было задумано по пьесе — он ничего не рассказывал ей, пока все не закончилось.
— Ха, — упрямо сказал Алек. — Она просто притворялась, что ничего не знает.
Несколько секунд Денни молча разглядывала его.
— Может, твое упорное желание приписать ей преступление, которого она не совершала, является свидетельством глубоко укоренившейся враждебности по отношению к женщинам вообще? Или ты в самом деле настолько туп?
— Туп? — снова вскинулся Алек. — Эй, послушай, но это же она убила Дункана.
— И снова мимо. Дункана убил Макбет.
— Ага, но он бы ни за что этого не сделал, если бы она его не довела. Настоящая стерва, а не женщина.
Денни откинулась на спинку кресла и скрестила руки на груди.
— Это ярлык, который инфантильные мужчины обычно вешают на сильных женщин.
Алек откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди.
— Только не говори мне, что ты феминистка.
— Ясное дело, я феминистка. А ты меня за кого принял?
— Я, если честно, надеялся, что ты просто легкомысленная красотка. И ошибся, к несчастью.
Смех Денни вызвал удивление на лице Алека.
— Ты мне нравишься. — Она наклонилась к столу и взяла с тарелки ломтик хлеба. — Твой взгляд на «Макбета» до прискорбного жалок, но у тебя еще будет возможность исправиться. К тому же ты далеко не так глуп, как хочешь казаться. Хотела бы я знать, к чему весь этот спектакль? — Она вонзила белоснежные зубы в хлебную мякоть.
— Какой спектакль? — переспросил захваченный врасплох Алек, и в этот момент у столика возник официант с меню и картой вин.
— Не хотите ли взглянуть на ассортимент вин, сэр?
— Разумеется. — Алек с благодарностью взял у него карту вин. Потом взглянул поверх листка на Денни. — Что ты предпочитаешь?
— Полагаюсь на твой вкус, — ответила Денни. — Порази мое воображение выбором знатока.
Алек сунул карту вин официанту.
— Что-нибудь красное.
— Я поражена, — заявила Денни.
У официанта был страдальческий вид.
— Хорошо, сэр.
— Ты этого блондина из бара хорошо знаешь? — поинтересовался Алек, когда официант отошел.
— Вообще не знаю. — Денни изучала свое меню. — Что тут можно выбрать получше?
— Я слышал, что здесь все отменное.
Пока она изучала меню, Алек не сводил с нее глаз. Она слишком умна для того, чтобы работать на Бонда. Может быть, это он на нее работает? Отвратительная мысль. Чтобы выудить из нее правду, придется здорово потрудиться. Возможно, придется даже к сексу ради этого прибегнуть. Мысль далеко не столь отвратительная.
К ним вернулся официант с вином.
Алек прикоснулся своим бокалом к бокалу Денни и послал ей свою самую жалобно-щенячью улыбку.
— За прекрасное начало!
— Сомневаюсь, — сказала Денни и пригубила вино. Бокал Алека замер на полпути ко рту.
— Сомневаешься? Денни кивнула.
— Я решила порвать с парнями вроде тебя и сосредоточиться на карьере. Для этого мне и нужна твоя тетя. Наверное, нужно было раньше тебя предупредить. Хочешь, за ужин заплатим поровну?
Алек изобразил замешательство. Этот номер был одним из его самых удачных, а в разговоре с Денни ему даже и притворяться-то особенно не пришлось.
— М-м… нет, у меня полно денег. Но что это значит — «с парнями вроде меня»?
Денни потягивала вино.
— Сам знаешь. Хитроумными. Обаятельными. Прекрасно разбирающимися в винах. А откуда у тебя столько денег? Чем ты занимаешься?
— Инвестициями. — Это должно ее заинтересовать. Алек нахмурился. Он понимал, что сейчас необходимо сконцентрироваться на этих самых инвестиднях, но в глубине души жаждал копнуть в другом направлении. — Но если я такой, как ты говоришь, почему ты мне отказываешь?
— Да потому, что у меня переломный момент в карьере. И я должна полностью сосредоточиться только на этом. — Денни пренебрежительно взмахнула рукой. — Не могу я разбрасываться по мелочам и тратить зря драгоценное время на всякие там ужины и постель с парнями вроде тебя. А какого рода инвестициями?
— В недвижимость. — Алек собирался разразиться красноречивой речью о крупных масштабах своих инвестиций в земельную собственность, но вместо этого неожиданно для себя самого сказал: — А ты бы не могла на пару дней передвинуть воплощение своего плана? А то для меня это как удар ниже пояса.
— Сочувствую, но уверена, что сильно страдать тебе не придется. — Денни окинула его оценивающим взглядом. — Ты ж из рода симпатяг-оптимистов. Такие, как ты, вообще не страдают. А немножко страданий тебе бы не повредило.
Алек насупился.
— Тебя что, моя тетя на эту мысль натолкнула? В глазах Денни вспыхнуло любопытство.
— Нет. Кстати, давай лучше поговорим о твоей тете. Она тоже тебе это сказала? Почему?
Их беседу снова прервал официант.
— Счет раздельный, пожалуйста, — сказала Денни.
— Не обращайте на нее внимания, — бросил Алек. — У нее приступ независимости. Если повезет, он скоро закончится.
— Ни за что, — отозвалась Денни. — Но если это тебя до такой степени нервирует, я позволю тебе заплатить за ужин.
— Заказ делать будем? — поинтересовался обескураженный поведением этой парочки официант.
Денни еще раз взглянула на меню. — Тебе несдобровать. Я умираю с голоду. Алек попытался вернуть свой ускользнувший образ.
— Отлично. Обожаю женщин с хорошим аппетитом.
— В таком случае… — Она подняла к официанту улыбающееся лицо. — Самую большую отбивную, с кровью. Аспарагус Жареный картофель с сыром чеддер. Салат по-фермерски.
— И повторить, — сказал Алек, захлопнув свое меню.
Официант тут же исчез с оскорбленным выражением лица.
— Теперь что касается секса…
— Расскажи-ка мне о своей тете. — Денни откусила еще один кусочек хлеба, и Алек, глядя, как соблазнительно двигаются ее губы, на миг потерял нить разговора. — Почему она тебя так ненавидит?
— Тетя? — Алек, чтобы вернуть себе способность мыслить, вынужден был отвести глаза от ее рта. — Ненавидит меня? Она меня обожает! Просто думает, что мне в жизни не хватает какого-нибудь тяжелого испытания.
Денни прекратила жевать.
— Тяжелого испытания? Алек тоже потянулся за хлебом.
— Мне все дается слишком легко. Так было всегда. — Он насупился. — До встречи с тобой. Тетя считает, что парочка неудач пошла бы мне на пользу.
— И она права, — глубокомысленно заявила Денни. — Она абсолютно права. По этой самой причине я и решила обратить самое серьезное внимание на свою карьеру.
— Чтобы мне все не так легко давалось?
— Не тебе. Мне. В этом я похожа на тебя. Мне тоже все в жизни давалось легко. Потому что я боялась взяться за что-нибудь более сложное, понимаешь? Сегодня в ресторане я случайно услышала слова Дженис Мередит о том, что если ты время от времени не терпишь поражения — значит, не прикладываешь особых усилий. Вот так. А я ни разу в жизни не терпела поражения.
Алек разломил ломтик хлеба пополам.
— У меня зуб на Дженис Мередит. Придется с ней поквитаться.
Денни наклонилась к нему через столик.
— Ты знаком с Дженис Мередит?
Алек опустил глаза в вырез ее платья. На ней был пурпурный кружевной бюстгальтер, а грудь пышнее, чем он думал.
— Замри на минутку, ладно?
Денни хлопнула его кусочком хлеба по носу.
— Смотри не ослепни. Ты… знаком… с Дженис… Мередит?
— Нет, — наслаждаясь открывшимся зрелищем, ответил Алек. — А тетя знакома. Знаешь, четверг не самый подходящий день для принятия жизненно важных решений. Может быть, тебе стоит пересмотреть его и…
— Отправиться в постель с едва знакомым мужчиной, основное занятие которого — пялиться на мою грудь? Ну нет. — Денни снова откинулась на спинку и откусила хлеб. — Ты смышленый парень, Алек, но легкомысленный. Через несколько лет, устроив свою карьеру, я найду себе пару, но эти отношения будут основательными и прочными. Расскажи мне о своей тете.
— Я не легкомысленный, — сказал Алек и ухмыльнулся, — я очень серьезный. Но что ты скажешь о себе, если наклоняешься передо мной в таком платье. Скажу больше, если б ты была серьезной особой, то не стала бы даже надевать такое платье или такое белье под это платье.
Денни смиренно опустила взгляд.
— Ты прав. Придется полностью сменить гардероб.
— Ни за что, — начал было Алек, но на столе появились заказанные салаты, и Денни без промедления набросилась на свою порцию.
У нее прекрасный здоровый аппетит, отметил Алек. Как правило, такой аппетит сулил много чего хорошего в женщине. Если только она не решила напрочь отказаться от всего остального. Может, он все же убедит ее хоть на время не отказываться от всего остального… разумеется, исключительно ради дела. Алек попытался вообразить, как он объясняет Гарри, что соблазнение Денни входит в его служебные обязанности.
К чертям Гарри!
К несчастью, ей, как выяснилось, нужна основательность, а он сделал ставку на глупость. К тому же если быть до конца честным с самим собой, то основательность в его репертуаре в любом случае не значится. Остроумие — да, отвага — да, сообразительность — да, честность — да. Основательность — нет. А что, если просто притвориться таким, как ей нравится?
— Расскажи мне о своей работе. Что это за карьера такая у тебя?
— А что? — Денни, не донеся до рта полную вилку салатной зелени, подняла на него подозрительный взгляд.
— Ну интересно же узнать, почему ты отказываешься от самого потрясающего секса своей жизни ради какой-то дурацкой работы.
— Ага, ладно, вот это на тебя похоже, — сказала Денни и вернулась к салату.
— Похоже на меня?
— Мне на минуту показалось, что ты собираешься впасть в обидчивость, — проглотив салат, сказала она. — А с такими, как ты, это может означать только одно.
Алек постарался выглядеть непонимающим и оскорбленным одновременно.
— Большое спасибо! Денни пожала плечами.
— Не злись. Просто этот тип мужчин мне очень хорошо знаком. Ты уверен, что все еще хочешь заплатить за ужин?
— Абсолютно. — Алек подавил раздражение. — Итак, что это за карьера?
Денни вдруг насторожилась.
— Вряд ли тебе это интересно. Важно одно — твоя тетя может мне помочь. Обрати внимание, что я с тобой предельно откровенна. Я хочу, чтобы ты представил меня своей тете и рассказал ей, какая я замечательная.
— Зачем? — недоверчиво поинтересовался Алек.
— Затем, что я хочу с ней поговорить. Ты должен описать меня ей как смелого, честного и лояльного человека и убедить ее поговорить со мной — только и всего. Остальное моя забота.
Алек выпрямился в кресле.
— Что тебе от нее нужно?
Денни покачала головой.
— Это очень личное. Я бы тебе рассказала, но секрет не мне принадлежит.
Она слизнула с губ соус, и Алек с трудом подавил свои мужские инстинкты. У нее потрясающие губы, но с каждой минутой он все более убеждался, что ему до них никогда не добраться, потому что эту женщину ему придется рано или поздно арестовать. А потому он отвел глаза и постарался сосредоточиться на ее словах.
— Так ты согласен? — спросила она.
— На что? — бестолково сказал Алек. Денни в отчаянии зажмурилась.
— Представить меня своей тете, дурень. Ну почему ты так себя ведешь?
— Как? — моргнул Алек.
— Как слабоумный, — ответила Денни. — Это что у тебя, такой изощренный способ завлекать женщин? В таком случае знай, что сообразительным и дерзким ты мне нравишься гораздо больше.
— Дерзким? — изумился Алек. — Это я — го?
— Ладно, забудь об этом. Тетя — вот что главное. Когда я смогу с ней встретиться?
— Знаешь, я как-то не ожидал от тебя такой настойчивости, — сказал Алек. — Ты вообще совсем не такая, как я ожидал.
— А чего ты ожидал?
— Ну-у, я надеялся на что-нибудь более легкое. Денни кивнула.
— Точно. Ты считал меня легкомысленной красоткой. Мы это уже проходили.
Алек с надеждой встрепенулся.
— У тебя походка секс-бомбы.
— Ничего подобного. — Денни откинулась в кресле и устремила на него критический взгляд. — Это у тебя походка секс-бомбы.
— Ничего подобного.
— А вот и да. Сплошные мускулы и белозубая улыбка. Большой парень в городе. Ты ж как ходячая световая реклама. Тебе бы стоило написать на лбу крупными буквами: «Всегда готов!»
Алек вскинул брови.
— Скажешь, та вихляющая походка, которой ты продефилировала из бара, не профессиональна? У всех вокруг челюсти так и отпали.
— Бедра-то у меня на месте. Естественно, они двигаются.
— Что да — то да. И еще как! Мне бы и в голову не пришло их критиковать, если бы ты не подняла на смех мою фигуру.
— И не думала я поднимать на смех твою фигуру, — невинно захлопала ресницами Денни. — У тебя бесподобная фигура. Тело, за которое можно умереть. Тело, к которому так и тянет прижаться. Тело…
— Достаточно, — оборвал ее Алек. — Пожалуй, я в конце концов соглашусь на раздельные счета.
— И не думай даже. — Денни оценивающе осмотрела блюдо с поднимающимся над ним аппетитным паром, которое поставил перед ней официант. — От споров с тобой у меня разыгрался аппетит. Теперь я хочу еще и десерт. — Алек открыл было рот, но она остановила его взглядом. — Только попробуй ляпнуть, как зеленый юнец, какую-нибудь чушь насчет самого лучшего десерта.
— Как зеленый юнец? — Алек поднял глаза на официанта. — Я вам хоть чем-нибудь напоминаю зеленого юнца?
— Нет, сэр, — ответил официант.
— Теперь спросите у меня, — предложила Денни.
— Не спрашивайте, — сказал Алек.
— Итак, вернемся к твоей тете, — снова начала Денни.
Алек закрыл глаза. Ведь он именно этого и добивался — чтобы Денни заинтересовалась его тетей. Для дела было бы очень плохо, если бы она заинтересовалась им. Если бы в ее планы входило всего лишь соблазнить его, то им бы не удалось поймать ее на мошенничестве.
Он снова посмотрел на нее.
— Ты уверена, что напрочь отказываешься от секса?
— Абсолютно, — ответила Денни. — Когда я могу встретиться с твоей тетей?
На другом конце зала Виктория получала свою порцию испытаний, которые она так настоятельно рекомендовала Алеку.
— Здесь очень мило, — сказал Дональд Комптон, восторженно улыбаясь ей через покрытый белоснежной скатертью столик.
«Мило, — про себя повторила Виктория. — Мне шестьдесят два. На черта мне это „мило“? Хочу чего-нибудь захватывающего».
Дональд принялся обсуждать с официантом ассортимент вин. Выглядел он при этом непревзойденно. Красивый, безукоризненно одетый, галантный. Они здорово смотрятся вместе, Дональд и официант. Может, лучше оставить их наедине? В конце концов, у официанта с Дональдом куда больше общего, чем у нее с Дональдом.
Она и Дональд. Мерзкое сочетание. От нечего дедать Виктория представила себе их с Дональдом совместное будущее. Они с Дональдом купят жилье на Кейп… само собой, в фешенебельном квартале. Они с Дональдом будут отдыхать в Белизе; он, разумеется, предпочтет место, не облюбованное туристами. Они с Дональдом будут ездить на «Мерседесе»; это единственная марка, гармонирующая с его «Ролексом».
Как супружеская пара они с Дональдом обречены, решила Виктория. Он еще не успел откупорить бутылку, а она уже над ним издевается.
Дональд вновь обратил свое внимание на нее, звякнул своим бокалом о бокал в ее руке. Бокал был полон. Должно быть, пока она грезила наяву, Дональд с официантом успели достичь сексуального пика в своих отношениях.
— За тебя, — провозгласил он. — Ты сама элегантность.
Элегантность? Здорово!
— Ты тоже.
Она подняла бокал и вдруг заметила в глубине зала Алека. Он доверительно перегнулся через столик к брюнетке. Девушка сидела спиной к Виктории, так что она разглядела лишь рассыпанные по плечам черные кудри. Алек улыбнулся. «Да разве можно против него устоять? — подумала Виктория. — У него же фамильное обаяние».
— Виктория?
— М-м-м? — Виктория перевела взгляд на свой застывший в воздухе бокал. — Ах да. За нас. Элегантность. Именно. — Пригубив вино, она вспомнила слова Дженис насчет риска. В обществе Дональда она могла встретиться только с риском умереть со скуки.
Дональд пустился в описания великолепного земельного участка, о котором перед ужином в баре ему рассказал его новый знакомый. Виктория только собралась оборвать его, как вдруг вспомнила разговор с Алеком.
— А как зовут твоего знакомого? — заинтересовалась она. — Расскажи поподробнее.
— Великолепно, — опустошив тарелку, Денни напоследок облизнула губы и посмотрела на Алека. — Спасибо, что не стал развлекать меня беседой. Ужин был бы испорчен.
Алек обиженно заморгал.
— Ты бьешь по моему самолюбию.
— Я не то хотела сказать. Я имела в виду… — извиняющимся тоном проговорила она.
— Я знаю, что ты имела в виду, — ухмыльнулся он. — Я к этому отношусь точно так же. К чему портить отличную еду лишними мыслями?
— Вот именно. — Денни улыбнулась ему, и у Алека на мгновение все поплыло перед глазами.
«Соберись! — приказал он себе. — Не забывай — она аферистка».
— Теперь вернемся к моей тете. — Он хватался за Викторию как за спасательный круг.
— Мне необходимо с ней поговорить, — сказала Денни. — Если она мне поможет, я могу высоко взлететь. Из низшей лиги — сразу в высшую.
— То есть?
— В Нью-Йорк.
— Ты хочешь работать в Нью-Йорке? — .Алек покачал головой. — Подумай хорошенько еще раз. Это ошибка с твоей стороны. Лучше переезжай в Чикаго. Он гораздо лучше Нью-Йорка.
— А что такого хорошего в Чикаго?
— Я, — выпалил Алек и сам удивился своему ответу.
Глупее не придумаешь — просить женщину переехать в огромный город только для того, чтобы время от времени встречаться с ней за ужином… тем более что при этом он еще и собирается ее арестовать. Хоть он и разыгрывал идиота перед Денни Бэнкс, но выглядеть идиотом в ее глазах ему хотелось меньше всего.
— По-твоему, я должна переехать в Чикаго только потому, что там живешь ты? И это после одного-един — ственного ужина? — Денни покачала головой. — В твоей светящейся рекламе произошло короткое замыкание.
Алек открыл рот для возражения — и тут же захлопнул. Сам напросился на грубость.
— Когда же я смогу познакомиться с твоей тетей? — спросила Денни.
— Давай встретимся завтра за ленчем. Не могу гарантировать, что тетя придет, но постараюсь. В час — подходит? Сегодня мне предстоит поздняя встреча.
Денни довольно улыбнулась.
— Отлично! — Она допила вино и поинтересовалась: — А что за встреча?
— Вот еще, — сказал Алек. — Сама отказываешься от интимных отношений и при этом выпытываешь подробности моей частной жизни.
Денни нахмурилась, словно не веря собственным ушам.
— Мне что, нужно переспать с тобой, чтобы ты ответил на вопрос об этой встрече?!
Глаза Алека так и засветились надеждой.
— А что? Это идея!
— Ну нет, — сказала Денни. — Можешь считать, что заработал еще один удар ниже пояса.
— Моя тетя будет от тебя без ума, — погрустнел Алек.
— Я в отчаянии от того, что приходится покинуть тебя, Виктория. — Дональд, остановившись у двери ее номера, до боли стиснул ей руку. — Если бы я заранее не договорился с этим парнем, Бондменом, о встрече…
— Все в порядке, — отозвалась Виктория, пытаясь высвободить свою ладонь.
— Уверяю тебя, это прекрасное вложение капитала. Участок на побережье Флориды, представляешь? А может, и ты к нам присоединишься?
— Нет, Дональд, спасибо, только не сегодня. — Виктория, улыбнувшись ему, поспешно вставила магнитную карточку в замок двери. — А вот завтра с удовольствием. Скажем, за ужином. Как ты думаешь, это возможно?
— Буду счастлив! — воскликнул Дональд. — И… кто знает? Может, мы подумаем о совместных инвестициях? Например, в наше общее будущее? — Он вопросительно выгнул бровь.
— Кто знает? — Виктория проскользнула в комнату. — До встречи.
— До встречи.
Дональд наклонился к ней с поцелуем, но она захлопнула дверь прямо у него перед носом. А потом прислонилась спиной к двери и облегченно вздохнула. Слава Богу, наконец-то одна.
И на что только она не идет ради своего племянника. Теперь еще придется изображать гостеприимную хозяйку перед его брюзгой боссом.
Но второго Дональда ей не вынести. Этот босс должен быть лучше Дональда.
Да что там, кто угодно будет лучше Дональда.
Денни продолжала препираться с Алеком всю дорогу в лифте до своего этажа, через равные промежутки времени осыпая его насмешками, поскольку он, похоже, от души наслаждался ее оскорблениями. Одно из двух — либо у него начисто отсутствует самолюбие, либо оно у него самое здоровое в мире. В полумраке коридора у своего номера она устремила на него испытующий взгляд. Он остановился рядом, в безмятежно спокойной позе, с уверенной ленцой.
Глядя на него, об отсутствии самолюбия можно забыть. Оно у него определенно имеется.
А еще он определенно представляет из себя загадку. Он куда умнее, чем хочет казаться… и куда опаснее. Теперь Денни не сомневалась, что его провинциальный шарм и младенчески-невинная улыбка — всего лишь прикрытие дьявольски изощренного ума. Жаль, что в данный момент у нее на первом месте карьера. Узнать Алека получше было бы весьма поучительно, да и Пейшенс наверняка осталась бы довольна, так как он нисколько не напоминает тех легкомысленных кавалеров, с кошрыми она привыкла встречаться. «Погляди-ка, кого я нашла в гостиничном баре, — сказала бы она Пейшенс, подталкивая Алека вперед, как экспонат тематического школьного урока „Покажи и расскажи“. — И не обращай внимания на бессмысленный взгляд. Это сложная штучка».
— Ленч в час, — произнес Алек. Денни, вздрогнув, очнулась от своих мыслей и вскинула к нему лицо.
— В час…
Денни успела только сложить губы для ответа, а Алек накрыл их поцелуем. Правда, перед этим он наступил ей на ногу, ткнулся носом сначала ей в нос, потом в щеку, промахнулся и попал вместо рта в подбородок, но когда он, наконец, отыскал ее губы и неуклюже припал к ним, Денни поняла, что лучших мужских губ не встречала за всю свою жизнь. Она качнулась навстречу ему, прильнула к его груди, тронула языком эти восхитительные губы.
И в нем вдруг все изменилось; поцелуй из неуклюжего стал глубоким и уверенным, его руки обвились вокруг нее, сжали в объятии. У Денни закружилась голова, она не задумываясь обхватила его за шею и вся растворилась в потрясающем ощущении его близости. Волна жара накрыла ее, да и его, кажется, тоже, потому что к тому времени, когда она оторвала от него губы, чтобы глотнуть воздуха, он тоже задыхался, прижимая ее бедром к стене, и в его глазах читалось то же изумление.
— Послушай, если я постараюсь, то могу быть и серьезным, — выдохнул Алек.
— Заткнись и поцелуй меня еще раз, — прошептала Денни, и он моментально склонился над ней, дразня ее рот языком, пока она не сдалась, открыв ему губы. Колени у обоих подкашивались, и, если бы не стена, они рухнули бы прямо на ковер в коридоре. Его ладонь накрыла ее грудь, и Денни задрожала. А потом та же ладонь скользнула в вырез ее платья, и только от восторга прикосновения его пальцев к своей обнаженной коже Денни пришла в себя, вспомнила, где она находится и зачем, вспомнила о своих планах и о том, что он в эти планы не входил, независимо от того, насколько приятным было ощущение его руки под ее платьем.
Она поймала его запястье.
— Погоди минутку. Я забыла. У меня на это нет времени. Извини. Я просто забыла.
Ладонь Алека скользнула вниз, ей на талию.
— Дай мне еще один шанс. Я снова заставлю тебя забыть обо всем. Я заставлю тебя забыть даже свое собственное имя. — Он наклонился, но она увернулась от его поцелуя.
— Нет. Большое спасибо, но все равно — нет. До свидания. Хорошего тебе вечера. С нетерпением жду встречи с твоей тетей. — Денни выдала все это скороговоркой, одновременно вставляя магнитную карточку, и, не дожидаясь от Алека ответа, протиснулась внутрь и захлопнула дверь у него перед носом.
Тяжело дыша, она прислонилась к двери. Нет, с этим парнем лучше не связываться. И уж во всяком случае не сейчас, когда грядут глобальные перемены в карьере.
Какая жалость…
Гарри добрался до отеля в половине одиннадцатого и позвонил в номер Алеку.
— Какие новости? — спросил он, услышав его голос.
— Ты хоть когда-нибудь начинаешь разговор с приветствия?
— Нет, — отрезал Гарри. — Какие у тебя новости?
— Денни Бэнкс бросила все силы на то, чтобы встретиться с моей тетей. — Алек вспомнил о поцелуе. — А сил у нее невпроворот, Гарри. Если она попытается увлечь меня на преступный путь, я не устою. Гарри фыркнул.
— Вряд ли тебе так повезет. Еще что?
— Тетя Виктория в курсе. Мы договорились встретиться у нее в номере после моего звонка.
— Не нравится мне эта идея с тетей Викторией, — пробурчал Гарри.
— Гарри, ты ее еще даже не видел!
— Мне вообще не по душе мысль столкнуть доверчивую старушку с Бондом.
Алек едва не расхохотался.
— Какая там старушка, Гарри! Черт побери, да тетя Вик твоя ровесница.
— Плевать, — ответил Гарри. — Мне все это не нравится.
— Тем хуже для тебя. Я звоню ей. Комната девятнадцать-четырнадцать. Встреча через десять минут. Увидимся.
Гарри постучал в дверь номера 1914, заранее нацеливая себя на то, чтобы быть как можно любезнее с доверчивой старушкой. Он был настолько сосредоточен на своих усилиях, что, когда она открыла дверь, застыл как истукан, вперив глаза вниз и изобразив на лице максимум мягкосердечия.
Вот именно. Он смотрел вниз, поскольку ожидал увидеть сгорбленную старенькую леди. Но проблема оказалась в том, что Виктория уступала ему в росте всего лишь на пару дюймов, и вместо того чтобы натолкнуться на морщинистое благообразное лицо, его взгляд окунулся в глубокий V-образный вырез ее темно-синего шелкового платья.
Она ничем не напоминала благообразную старенькую леди.
Виктория проследила за его взглядом.
— В последнее время я что-то поправилась. С моей стороны довольно легкомысленно следовать моде, но я поступилась соображениями здравого смысла ради его стоимости.
— Что? — тупо переспросил Гарри.
— Вы, должно быть, Гарри Чейз. Алек мне о вас рассказывал. А я — Виктория Прентайс.
Виктория протянула ему пальцы с безукоризненным маникюром, и Гарри машинально пожал их, переведя изумленный взгляд с выреза ее платья на лицо. У нее были глаза Алека — живые и яркие карие глаза-и его рот, тонкий и выразительный, но при этом она была сама женственность. Короткие волосы мягкими локонами обрамляли лицо, и в ушах поблескивали золотые сережки. Очень дорогие сережки. Она должна была бы выглядеть респектабельной, элегантной и холодной, но озорной блеск в глазах и насмешливый изгиб губ выдавали ее натуру.
«Эта женщина опасна, — подумал Гарри, цепляясь за инстинкты, отточенные годами полной опасностей жизни старого холостяка. — Она умна, опытна и себе на уме».
Нужно сбежать, пока не поздно.
Он повернулся, чтобы уйти, но в этот момент Алек приветственно хлопнул его сзади по плечу.
— Рад тебя видеть, Гарри, — сказал он, втащил его за собой в комнату, и возможность для бегства была упущена.
Виктория, отступив на шаг, впустила их в комнату. Она от души насладилась реакцией Гарри, но и сама была потрясена его сходством с Алеком. Черты внешности, конечно, роли не играли. Темные волосы Алека были всегда тщательно причесаны, в то время как пепельная шевелюра Гарри, похоже, вообще не знала расчески; челюсть у Гарри сильнее выдавалась вперед, а плечи были чуть шире, чем у Алека; по сравнению с теплым шоколадным взглядом Алека непроницаемо-черные глаза Гарри казались еще более пронзительными. Нет, за родственников их бы никто не принял.
Все дело в том, как они стоят, решила она. И двигаются. И осматривают комнату. Крупные, уверенные в себе, они явно не представляли ситуацию, с которой бы они не справились. Наверняка таким манерам эти двое обязаны своему секретному агентству. Невозможно представить, чтобы подобная уверенность в себе была врожденной.
Алек одной рукой выдвинул пару стульев из-за стола в углу комнаты, а другой приглашающе помахал им.
— Виктория, это Гарри Чейз, мой босс. Гарри, это моя тетя, Виктория Прентайс.
— Мы уже прошли через эту процедуру, — сообщила Виктория. — Хотите, я закажу в номер кофе?
— Нет, черт возьми, — буркнул Гарри. — Мы не на вечеринку пришли.
— Не нужно, тетя Вик, спасибо, — отозвался Алек. — Уже довольно поздно, так что я быстренько обрисую тебе ситуацию и отправлюсь спать, а Гарри пусть заканчивает с подробностями.
Виктория опустилась в кресло и послала Гарри самую милую улыбку, прекрасно зная, что приведет его этим в замешательство. Гарри набычился и сдвинул брови.
Алек недоуменно переводил взгляд с одного на другого.
— Вы что, уже раньше встречались?
— О нет, — пропела Виктория. — Гарри я бы не забыла.
— Может, приступим к делу? — рявкнул Гарри.
— Да, конечно, — начал Алек, но Гарри его опередил.
— В отеле под именем Брайана Бондмена остановился парень, основная профессия которого — обла — пошивать преподавателей университетов, — сообщил он, повернувшись к Виктории.
— А как его настоящее имя? — вставила Виктория.
— Оно вам ни к чему, — сказал Гарри. — Чтобы случайно не обмолвиться и не испортить нам все дело, вам лучше вообще не знать его настоящего имени.
— Гарри! — предупредил Алек. — Держи себя в руках.
Виктория сделала попытку испепелить Гарри взглядом, но он и бровью не повел.
— Пару раз он уже был практически в наших руках, но ему здорово повезло, и он ускользнул.
— Ага, повезло, значит, — фыркнула Виктория. — Звучит как оправдание собственной оплошности.
— Тетя Вик, — укоризненно посмотрел на нее Алек. Ему только не хватало пикировки между боссом и тетушкой.
— Но теперь он здесь, и на этот раз мы его поймаем, — продолжил Гарри. — Выдающаяся идея Алека в том и заключается, чтобы поймать его с поличным с вашей помощью. — Его тон не оставлял сомнений, что лично ему эта выдающаяся идея кажется бредовой.
— Мы хотим, чтобы ты завела с ним знакомство, — сказал Алек. — Не нужно притворяться, просто будь такой же обворожительной, как всегда, и побольше говори о своих деньгах и желании вложить их во что-то. Ну ты меня понимаешь, веди себя как состоятельная дама.
— А если он вздумает проверить мое финансовое положение? — спросила Виктория. — Я совсем не богата.
Гарри обвел взглядом ее золотые серьги, шелковое платье, тщательно уложенные волосы — и фыркнул. Виктория и бровью не повела.
— Гарри, прекрати. — Алек вновь повернулся к Виктории. — Он не станет ничего проверять, тетя Вик. Ты профессор университета, и этого ему вполне достаточно. Он увидит твое имя в программе конференции и решит, что ты то что надо.
— Похоже, он не слишком умен, если выбрал своей целью университетских преподавателей, — сказала Виктория. — В нашем кругу мало богатых людей.
— Это смотря кого считать богатым, — буркнул Гарри. — Бедной вас не назовешь.
Виктория решила еще какое-то время его игнорировать.
— А как мне с ним познакомиться? Есть варианты?
— Тебя ему представит женщина по имени Денни Бэнкс, — ответил Алек. — Она буквально выпрыгивает из себя от желания встретиться с тобой. Завтра у нас совместный ленч.
Виктория закатила глаза.
— Не могу! У меня ленч с Дженис. И как это я еразу не догадалась, что без женщины ты не обойдешься. Это та самая блондинка?
— Брюнетка, — машинально поправил ее Алек. — Тебе придется отставить Дженис ради Денни, потому что Денни познакомит тебя со своим партнером, а нам именно он и нужен.
Виктория повернулась к Гарри.
— Ну, предположим, познакомили меня с ним — и что дальше?
— А дальше мы прикрепим к вам аппаратуру — и он в ловушке, — ответил Гарри. — Теоретически, во всяком случае.
— Аппаратуру? — недоуменно переспросила Виктория.
— Вы что, боевики ни разу не смотрели? — пробурчал Гарри.
— Нет. — Виктория вздернула подбородок. — Я интеллектуал до мозга костей.
— По тебе не скажешь. — Алек обжег обоих яростным взглядом. — Не знаю, что на вас нашло, но для вас же будет лучше прекратить пререкаться. Вам работать вместе. Так и ведите себя как взрослые люди. Сейчас не время впадать в детство.
— Аппаратура, — ровно произнес Гарри, мобилизовав все свое терпение, — это крошечный микрофон и передатчик. Все, что он будет говорить вам, мы услышим и запишем на пленку.
— Подумаешь, — фыркнула Виктория. — Большое дело!
Гарри вздохнул.
— Этого-то я и опасался.
— А твоя блондинка, Алек, нам вообще-то и не нужна, так что я спокойно могу отправляться на ленч с Дженис, — хладнокровно продолжала Виктория. — С мистером Бондменом я и так завтра встречусь. Мой приятель пригласил нас на ужин в связи с великолепным земельным участком, который мистер Бондмен хочет ему продать. — Она бросила уничтожающий взгляд в сторону Гарри. — И вам еще платят за такую работу? Да это же легче легкого.
— Ты завтра… что? — изумленно переспросил Алек.
— Легче легкого, — повторила Виктория. — Тебе даже не стоило соблазнять эту женщину.
— Я ее не соблазнил, — бросил в ответ Алек.
— Но наверняка очень старался. — Виктория с фальшивым сочувствием посмотрела на него. — Она что, тебе отказала? Замечательно. Тебе это только на пользу. Видишь, уже начинаются неудачи. И как тебе? Какой-нибудь прогресс уже ощущаешь?
— Тетя Вик… — начал было Алек, но Гарри поднялся со стула и прервал его.
— Завтра утром я вам позвоню, и мы договоримся насчет аппаратуры, — заявил он Виктории.
Она покачала головой.
— Только не утром. Утром у меня доклад. И у Дженис тоже. Во второй половине дня.
— Ладно, — сдался Гарри. — Только не вздумайте приближаться к Бонду до тех пор, пока я не прикреплю аппаратуру.
— Бондмену, — проворковала Виктория. — А Бонд, полагаю, и есть его настоящая фамилия. Какая беспечность с вашей стороны назвать ее при мне.
— Тетя Вик, — грозно произнес Алек. — Хватит!
— Большое спасибо, — кивнул ему Гарри. — Я очень надеялся, что хоть кто-нибудь это скажет.
— Тебе придется работать с Гарри, — сказал Алек Виктории. — А Гарри крепкий орешек. Ему лучше не перечить.
— Это он мне перечит, — сладко улыбнулась Виктория.
— Это у него такая тактика, — объяснил Алек. — Будьте добры, теперь послушайте меня. Оставьте эту глупую пикировку до того времени, когда Бонд будет у нас в руках, договорились?
— Ладно, — согласилась Виктория. — Я прошу прощения, Гарри.
Гарри буркнул что-то невразумительное и зашагал прочь из комнаты.
Алек поцеловал ее в щеку.
— Гарри тоже просит прощения. Ложись спать. Завтра тебе предстоит заманить в ловушку страшную угрозу обществу.
— Ты это о Гарри? — медовым голоском протянула Виктория.
— Спокойной ночи, тетя Вик, — сурово произнес Алек и ушел.
Едва за ним закрылась дверь, как Виктория от души рассмеялась. Она была права. Гарри оказался лучше Дональда.
Гораздо лучше.
Дональд Комптон встретился с Брайаном Бондом в баре в одиннадцать вечера; к половине двенадцатого они уже с головой ушли в обсуждение великолепных перспектив разработки обширных земельных участков в Киз, штат Флорида. С участившимся от азарта пульсом Бонд перечислял пункты сделки, а Дональд согласно кивал головой после каждого слова. Не клиент, а само совершенство, да благослови его Господь, — и уже на крючке у Бонда.
— Все, конечно, держится под большим секретом, — говорил Бонд. — Но самое главное, что из-за напора «зеленых» никто особенно не заинтересован в покупке этих земель. Мы получим участки по баснословно низкой цене.
— Да, но как быть с Управлением по охране окружающей среды, а, Брайан? — с видом мудрого филина возразил Дональд.
— Ерунда, — махнул Бонд. — У нас есть нужные люди в Вашингтоне. К концу месяца разрешение будет подписано. И тогда цены подскочат выше крыши.
Дональд заметно повеселел, и Бонд предпринял решительную атаку.
— Так вот, я бы рекомендовал вам участок…
В это же время, но за восемь миль от «Ройал-отеля», на автобусной станции Ривербенда Шери вышла из автобуса и потянулась, разминая затекшие мышцы. Целый день в автобусном кресле не улучшил ее настроения. Нужно найти гостиницу подешевле, решила она, выспаться, и уж завтра приниматься за розыски Бонда.
Шери подхватила свою сумку и направилась в сторону светящейся вывески мотеля за два квартала от станции
Из-за стычки с Бондом она даже забыла название отеля. «Но много ли может проходить в городе литературных конференций?» — думала она, плетясь по улице. Сделает пару звонков завтра и найдет Брайана.
«А уж тогда ты увидишь, что будет, мой мальчик Еще как увидишь».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сумасшедший уик-енд - Крузи Дженнифер



Живенько. Но вот как-то на мой взгляд немного скомкано. А в общем ничего так романчик.
Сумасшедший уик-енд - Крузи ДженниферКристина
7.06.2014, 9.46





Понравился! Герои очаровательны, диалоги с юмором. Я смеялась. Роман короткый, но больше и не надо, здесь все в меру. И главное - НИКАКИХ миллионеров с вожделением, прелестных девственниц, влажных пещер и прочей мути. Читайте!
Сумасшедший уик-енд - Крузи ДженниферФея
2.12.2014, 16.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100