Читать онлайн Солги мне, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Солги мне - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Солги мне - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Солги мне - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Солги мне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Звонок разбудил Мэдди вскоре после семи вечера, и она поднялась, хмурая и озадаченная. С чего бы это Бренту звонить в двери? У него есть собственные ключи. Мэдди с трудом спустилась по лестнице и открыла дверь.
— Я разбудил тебя. — Кей Эл стоял, прислонившись к дверному проему, и в его темных глазах сверкнуло что-то вроде восхищения, хотя этого никак не могло быть, поскольку Мэдди явилась его взору в старых брюках с обрезанными штанинами и клетчатой розовой рубахе, которой исполнилось, наверное, уже лет сто. — Прости. Я, кажется, действительно разбудил тебя, — добавил Кей Эл.
Увидев Кей Эла во плоти и вспоминая свои мысли о нем, Мэдди закрыла глаза. Кажется, нынче утром она собиралась швырнуть его на пол и разделаться с ним по-свойски. И вот он стоит перед ней, крепкий и широкоплечий, в рубашке шамбре и простых джинсах. И при этом, на ее беду, выглядит чертовски привлекательно.
Мэдди открыла глаза.
— Ничего страшного, — сказала она, стараясь говорить вежливо. — Чего тебе надо?
— Анна узнала о дорожном происшествии и прислала тебе шоколадные пирожные. — Кей Эл протянул Мэдди тарелку в пластиковой обертке, и она взяла гостинец, избегая смотреть в лицо Кей Эла. Взгляд в глаза не сулил ничего хорошего.
Мэдди смотрела прямо перед собой, и это дало ей возможность в полной мере оценить ширину груди Кей Эла, туго натянувшей ткань рубашки. На вид рубашка была такая мягкая после стирки, что Мэдди с трудом удержалась от желания протянуть руку и пощупать ее. Мужчины зачастую воспринимают такие вещи не так, как нужно, и она ничуть не сомневалась, что Кей Эл истолкует ее жест превратно. «Гони его в шею», — твердил внутренний голос Мэдди.
— Спасибо, Кей Эл, — сказала она. — Передай Анне, что я очень ей благодарна.
— Обязательно, — ответил он. — Когда ты в последний раз виделась с Брентом?
— Еще вчера. — Мэдди улыбнулась, глядя мимо левого уха Кей Эла, и предприняла попытку закрыть дверь, но он стоял, прислонившись к дверному косяку, и даже не шелохнулся. — Была рада встретиться, Кей Эл, но мне пора идти, — добавила Мэдди. — Хочу немедленно взяться за пирожные.
Улыбка Кей Эла стала еще шире:
— Спасибо. Я тоже рад тебя видеть.
Сердце Мэдди подпрыгнуло. Пора спроваживать гостя. Мэдди вновь попыталась закрыть дверь, но Кей Эл по-прежнему стоял непоколебимо, и она решила забыть о приличиях.
— Не хочу показаться невежливой, но сейчас меня ждут дела. Может быть, заглянешь позже?
— С удовольствием. Когда?
Мэдди забыла, каким настойчивым бывает Кей Эл. Именно его настойчивость привела к тому, что Мэдди оказалась на заднем сиденье его «шевроле» двадцать лет назад, но она забыла и о том, что Кей Эл бывает донельзя прямолинейным.
— Как насчет сентября? — спросила она. — К тому времени я, глядишь, покончу со своими хлопотами.
Кей Эл качнул головой.
— Я не могу так долго ждать. Мне нужно вернуться на работу к понедельнику.
— В таком случае отложим встречу до твоего следующего приезда в город, — сказала Мэдди, лучась улыбкой. Кей Эл выпрямился, и его лицо стало серьезным.
— Мэдди, у меня срочное дело, — сказал он. — Я устал, и мне нужно всего пару минут для разговора.
Примерно такими же словами он завлек ее в свою машину двадцать лет назад, поэтому Мэдди лишь поморщилась и покачала головой.
— Кей Эл, скоро вернется мой муж, и я…
— Вот и хорошо. Он-то мне и нужен. Ты позволишь мне войти?
Посмотрев ему в глаза, Мэдди поняла, что Кей Эл не уйдет до тех пор, пока не встретится с Брентом. Вздохнув, она отступила в сторону, и Кей Эл шагнул мимо нее в дом.


Гостю полагается предложить выпить, и Мэдди, прихватив два стакана, пакет апельсинового сока и бутылку водки из запасов Брента, вывела Кей Эла во двор, дабы показать соседям, что они не предаются тайному греху, невзирая на то что сверкающая машина Кей Эла сияет напротив ее дома, будто красный фонарь.
— Захлопни дверь, — бросила Мэдди через плечо. — Она рассохлась и не закрывается как положено.
Обернувшись, Мэдди увидела Кей Эла, который внимательно разглядывал дверную коробку.
— Стоит лишь немного подстрогать ее снизу, и она перестанет застревать, — сообщил Кей Эл, проводя рукой по ребру двери. — Всех дел от силы на пять минут.
Мэдди не раз просила мужа починить дверь, но Бренту всегда было некогда. Он строил дома, но так и не удосужился поправить дверь в своем собственном жилище. У Мэдди болела голова, а от злости ей было еще хуже. Она подумала, что если бы двадцать лет назад она предпочла Кей Эла, дверь в ее доме была бы сейчас в полном порядке.
— Спасибо за совет, — сказала Мэдди. — Так мы и сделаем.
Они сидели за треснувшим столиком для пикников, поставив на него бутылку, прихлебывали кисло-сладкий апельсиновый сок с водкой и беседовали, ощущая взаимную неловкость. В сумерках Кей Эл был чертовски хорош — сильный, загорелый, пышущий здоровьем, — и Мэдди уткнула нос в стакан, стараясь не думать о прилагательных. Она замужняя женщина, и хотя ее семейная жизнь не удалась, в ней не было места прилагательным.
— Как твои дела? — осведомился Кей Эл, и Мэдди едва не рассмеялась. — Вы с Тревой по-прежнему не разлей вода?
— Ага, — ответила Мэдди. — Кровные сестры до гробовой доски.
— У вас уже дети. — Кей Эл покачал головой. — Подумать только. Стоило мне двадцать лет назад покинуть город, и вы обе лишились рассудка.
— Это мы заполняли вакуум, образовавшийся после твоего отъезда, — сказала Мэдди.
— Что ж, тогда расскажи мне о своей жизни, — попросил Кей Эл.
«Это не моя жизнь. Это — существование с целью облегчать жизнь другим людям», — подумала Мэдди, а вслух сказала:
— Я живу во Фрог-Пойнте. Каждый день мне звонит мать. По воскресеньям я езжу в дом престарелых навестить бабушку, чтобы она могла всласть на меня покричать. У меня замечательный ребенок, которому нужна собака. У меня сломалась микроволновая печь, а машина превратилась в рухлядь. — Мэдди пригубила коктейль. — Как видишь, в моей жизни нет ничего интересного.
— Ну-ну, — отозвался Кей Эл. — Как же это? А я?
— Ах да, — спохватилась Мэдди. — Огромное тебе спасибо, что заехал меня навестить. Если бы не ты, я бы сейчас обзванивала магазины в поисках микроволновки. — «И репетировала свою речь в суде», — мысленно добавила она. — Я в долгу перед тобой.
— Вот и хорошо. Не забывай об этом. А теперь расскажи про Треву.
— Трева? — «У Тревы какая-то беда, но она не хочет делиться со мной». — У Тревы двое детей. Восьмилетняя Мелани и Три, ему двадцать.
Кей Эл бросил на нее недоверчивый взгляд.
— Они назвали ребенка Три?
— Нет, они назвали его Хауи-младший. — Мэдди плеснула себе еще сока и тайком подлила водки. Алкоголь оказывал на нее чудесное расслабляющее воздействие. Куда там какому-то болеутолителю. — Хауи было все равно, но Трева уперлась. Потом мать Хауи… Помнишь Ирму Бассет?
— Школьную секретаршу? — Кей Эл ухмыльнулся. — Еще бы, черт побери. Она была свидетельницей самых гадких моих поступков. У такой женщины не забалуешь.
— Так вот, Ирма заметила, что младенца нельзя называть Хауи-младшим, потому что его отец был Хауи-младшим, стало быть, мальчика надо окрестить Хауи-третьим. Трева взбунтовалась и скандалила до тех пор, пока вдруг не сообразила, что ее сын сможет стать младшим только тогда, когда умрет его дед, и Хауи-отец станет старшим.
— Такое бывает только во Фрог-Пойнте, — сказал Кей Эл. — Готов спорить, эта история продолжалась не меньше двух недель и была на слуху у всего города.
— Что ж, догадаться нетрудно, — сказала Мэдди. — В общем, они назвали мальчика Хауи-третыш, со временем имя сократилось, да так и осталось. Теперь ему двадцать, а я — женщина средних лет.
От спиртного мышцы Мэдди расслабились, она чувствовала, как испаряется ее раздражение, зато Кей Эл вздрагивал всякий раз, когда слышался звук открывающейся автомобильной дверцы. И всякий раз он бросал взгляд на часы, прежде чем задать Мэдди очередной легкомысленный вопрос. «Что ему нужно? — думала Мэдди и тут же обрывала себя: — Какое мне дело?» Брент вот-вот должен был вернуться домой, она вот-вот должна была уйти от него, а значит, ее прежняя жизнь подошла к концу, и теперь Мэдди «целовало думать только о том, как уменьшить вред, который будет нанесен ее матери и Эм. В этой трагедии Кей Эл был хотя и забавной, но побочной сюжетной линией.
Час и три коктейля спустя Кей Эл прекратил поглядывать на циферблат, и они оба почувствовали себя увереннее. Занимался вечер, и город начал погружаться в бархатно-черную тьму, какая бывает жаркими августовскими ночами. Сверчки продолжали стрекотать, хотя и замедлили ритм, вероятно, утомившись. Мэдди представила себе, как они старательно трут друг об друга свои лапки. Должно быть, у них самые тощие лапки среди всех насекомых. Стакан Мэдди опустел.
— Давай выльем водку в сок и будем пить прямо из пакета, — сказала она и взялась за дело, стиснув зубами кончик языка.
— Неужели с тех пор, когда мы виделись последний раз, ты стала пьяницей? — спросил Кей Эл, глядя на нее.
— Нет, — ответила Мэдди, салютуя ему пакетом. — Честно говоря, я начала пить только нынче вечером.
Кей Эл задрал бровь.
— У тебя что-то случилось? Денежные затруднения? — Уловив колючий взгляд Мэдди, он добавил: — Я только спросил.
— Ничего такого, о чем я хотела бы рассказать тебе. Вообще говоря, это должно случиться в сентябре, но к тому времени ты уже уедешь из города. — Мэдди взмахнула пакетом и сделал глоток. — А если тебе что-то не нравится — можешь проваливать.
— Нет. Мне все нравится. Дай-ка пакет. — Мэдди передала ему пакет, Кей Эл отхлебнул и закашлялся.
— Да, понимаю, — сказала Мэдди. — Маловато сока. Эм весь выпила.
— Чтобы глотать такое пойло, нужно иметь луженый желудок, — ответил Кей Эл и выплеснул коктейль в траву.
— Эй! — воскликнула Мэдди.
— Я нечаянно. А что должно произойти сентябре?
— Ты пролил мою водку.
Кей Эл посмотрел на траву, забрызганную смесью водки и сока.
— Я подумал, не пора ли нам прогуляться, — сказал он.
— В доме еще есть вино, — ответила Мэдди, отталкиваясь от столика и поднимаясь на ноги. Кей Эл последовал ее примеру.
— Может быть, ограничимся кока-колой? А потом ты расскажешь мне, что случится в сентябре. Если что-нибудь интересное, я приеду посмотреть.
Мэдди поплелась к дому. «Может, я и перебрала, но я не дура, — думала она. — Этот парень явился неспроста». Она облокотилась о сетчатую дверь, и Кей Эл остановился на крыльце за ее спиной.
— Мэдди?
— Я думаю, — ответила она и вошла в дом.
— Дурной знак. — Кей Эл вошел следом, захлопнув за собой дверь. — В свое время твоя задумчивость разрушила наши взаимоотношения.
Мэдди шагнула к буфету, где стояло вино. Хотя Мэдди и Брент никогда его не пили, вино им каждую неделю привозили родители Брента.
— Два часа на заднем сиденье «шевроле» шестьдесят седьмого года — это еще не отношения, — заметила она. Кей Эл оперся о холодильник.
— Ошибаешься. Два часа, проведенных на заднем сиденье «шевроле» девяносто седьмого года, — это действительно пустяк, но «шевроле» шестьдесят седьмого — это совсем другое дело. На его заднем сиденье можно вырастить потомство. Господи, какая была машина! Интересно, что с ней сталось.
— Ты расколошматил ее об ограждение на Тридцать третьем шоссе, — ответила Мэдди, доставая из буфета вино.
— Я имею в виду, что сталось с ней впоследствии, — чопорно произнес Кей Эл. — Может быть, кто-то ее отремонтировал.
Мэдди фыркнула и сунула ему в руки бутылку.
— После аварии твоя машина годилась разве что на пепельницы. На том месте еще долгие годы находили обломки и осколки. — Мэдди принялась рыться в ящике в поисках штопора. — В сущности, тот случай превратил тебя в народного кумира. Всякий раз, поднимая с земли кусок железа, люди говорят: «Должно быть, это от „шевроле“ старого доброго Кей Эла…» — Она отыскала штопор и протянула его Старджесу.
Кей Эл взял штопор и вонзил его в пробку.
— Приятно слышать. Славная история.
— …а потом они хихикают, — закончила Мэдди. Кей Эл перестал ввинчивать штопор и улыбнулся ей.
— Ты крутая женщина, Мэдди Мартиндейл. Именно такие женщины мне нравятся больше всего.
Мэдди облокотилась о стойку и, сузив глаза, вперила в Кей Эла пристальный взгляд. Неужели он по прошествии стольких лет все еще имеет на нее виды? Не может же он рассчитывать, что она ляжет с ним в постель. Конечно, нет.
И все же…
Он стоял перед ней, высокий и широкоплечий, а Мэдди всегда питала слабость к высоким широкоплечим мужчинам. Кей Эл не был таким громадным, как Брент, но это не беда. Если Брент был похож на заносчивого юнца с мотоциклом, то Кей Эл куда больше напоминал… взрослого мужчину. Черт побери, его внешность навевала мысли о блаженстве, которого Мэдди даже не могла себе представить. Она подумала, что хоть раз в жизни должна сделать что-то для себя. И заодно наставить рога Бренту.
— Ладно, — сказала Мэдди. — Поехали.
Кей Эл вытянул пробку из бутылки и застыл на месте, держа в одной руке бутылку, а в другой — штопор с насаженной на него пробкой.
— Куда? — спросил он.
— В Пойнт. Как в школьные времена. — Мэдди улыбнулась, воодушевленная своим замыслом. Это был великолепный план, и она почувствовала прилив сил. Поступок. Отмщение. Она поедет в Пойнт вдвоем с Кей Элом, потом Бейли разболтает об этом всем и каждому, и Мэдди уже никогда больше не будет доброй верной женушкой, которую обманывает муж. С таким же успехом можно было пройтись голышом по Центральной улице. Мэдди смотрела на Кей Эла, лучась улыбкой.
Вместо радости на лице Кей Эла появилось беспокойство. Он поставил бутылку на стойку и сказал:
— Мэдди, дорогая, тебе больше нельзя пить.
Улыбка Мэдди увяла:
— Итак, ты отвергаешь меня.
— Нет, нет… — Кей Эл пригладил рукой свои темные волосы. Мэдди впервые видела его таким расстроенным. — Впрочем, можно сказать, что так, — продолжал он. — Ты замужем. Я понимаю, замужество — это ерунда, и все же… Мэдди, прищурившись, посмотрела на него.
— Так ты едешь со мной? — спросила она.
— В Пойнт… — пробормотал Кей Эл. Мэдди ясно видела, что сама мысль о таком приключении не укладывается у него в голове.
— Ага, — сказала она. — Скинем двадцать лет, снова будем молодыми. — Мэдди взяла в руки бутылку и попыталась соблазнительно улыбнуться, но улыбка не получилась. Кей Эл лишь покачал головой и отнял у нее вино.
— Все не так просто, Мэдди. Я был много моложе, машины были куда просторнее, а ты была вольной пташкой.
— Хочешь уйти — уходи. — Его занудство начало ее раздражать.
— Подожди минутку. — Кей Эл поставил бутылку на стойку. — Давай обсудим все это.
Мэдди скрестила руки на груди и нахмурилась.
— Измены не обсуждают. Их совершают, — сказала она.
— Ах какое красноречие. — Кей Эл по примеру Мэдди сложил руки на груди. — Мне трудно поверить в то, что ты бросаешься в мои объятия, движимая одной лишь страстью. Видишь ли, я малость подзабыл здешние нравы, и это сбивает меня с толку. Что здесь происходит?
Мэдди вновь посмотрела на него, на сей раз — с должным вниманием. Кей Эл улыбался ей, прислонясь к стене. На его лице, будто составленном из острых углов, сияли темные глаза, и Мэдди впервые за последние сорок восемь часов позабыла о Бренте и своей ярости.
— Ты изменился, — сказала она. — Ты…
— Постарел? — Кей Эл выпрямился во весь рост и взял со стойки бутылку. — Прошло двадцать лет; немалый срок. У тебя найдутся стаканы?
— Еще бы, — отозвалась Мэдди, доставая стаканы из буфета. — Но дело не только в возрасте. Ты похорошел — да, да, правда… Ты выглядишь таким… уравновешенным, уверенным в себе.
— Я и правда наконец перестал быть мальчишкой из средней школы. И слава Богу. — Он посмотрел на стаканы. — Кого ты любишь больше, «Очкарика» или «Бам-бама»?
— Извини. — Мэдди потянулась за стаканами. — Это посуда Эм.
Кей Эл отодвинул стаканы подальше от ее пальцев.
— Если ты не возражаешь, я возьму «Бам-бама». Мы, разухабистые пацаны, должны держаться вместе. — Он наполнил стаканы до половины и подал один Мэдди. — Выпьем за Эм, — предложил он, поднимая свой стакан, и Мэдди чокнулась с ним.
Отпив половину, она повернулась, вышла в прихожую, держа в руке стакан, и посмотрелась в зеркало.
— Я и забыла, как я тогда выглядела, — сказала она, обращаясь к Кей Элу, который подошел и остановился рядом. Он был лишь на пять дюймов выше Мэдди и смотрел в зеркало сбоку, поверх ее плеча. Громадный Брент всегда нависал над ней, и, когда их фотографировали, любил вставать сзади и класть свой подбородок на голову Мэдди. Она терпеть не могла этой его привычки.
— Так же, как сейчас, — отозвался Кей Эл. — Только тогда ты была похожа на мраморное изваяние.
Мэдди скорчила зеркалу рожу.
— Намекаешь на то, что у меня появились морщины?
— Нет. — Кей Эл покачал головой. — Не в том дело. Ты держалась отчужденно, как будто твои мысли витали где-то далеко. Ты не лезла за словом в карман и была вспыльчива, но в твоей красоте было что-то от Снежной королевы или от манекенщицы; а теперь ты превратилась в земную женщину.
Мэдди пригубила вино и задумалась. Какие мысли занимали ее в школьные годы? Какие страсти терзали ее душу? Она вдруг с ужасом осознала, что не может восстановить ни того, ни другого, а память хранит только желания и поступки окружавших ее людей. Желания Брента. И не только в школьные годы — всю жизнь. Если кто-нибудь спрашивал ее, кто она такая, Мэдди отвечала: «Дочь Марты Мартиндейл», или «супруга Брента Фарадея», либо «мать Эмили Фарадей». И никогда никому она не могла просто сказать: «Я — Мэдди». Даже ее профессия — и тут ей приходилось отдавать себя другим. Всю ее жизнь определяли отношения с внешним миром.
— Какой кошмар, — сказала она.
— Кроме одной ночи. — Кей Эл приблизился к Мэдди. — В ту ночь ты была моей, и ты была настоящая.
Мэдди вздохнула.
— Мне кажется, та ночь существует лишь в нашем воображении. А вообще-то ты прав. До сих пор я не жила по-настоящему.
— До сих пор?
— За минувшую неделю я сильно повзрослела, — ответила Мэдди и допила вино. Кей Эл стоял вплотную к ней, и Мэдди это очень нравилось. — Хочешь повторить? — спросила она, оглядываясь через плечо.
Казалось, Кей Эл глубоко задумался.
— Не знаю, — сказал он наконец. — А что, алкоголь все еще оказывает на тебя прежнее воздействие?
— Какое именно?
— Насколько я помню, на первом этапе ты стала упрямой, как ослица, на втором тебя вывернуло наизнанку…
— Какой позор, — Мэдди прикрыла глаза. — Да, припоминаю.
— А потом наступила третья.
— Что же случилось на третьей стадии?
Кей Эл попытался сделать равнодушное лицо, но его глаза продолжали улыбаться.
— Ты меня изнасиловала.
— Ну нет! — воскликнула Мэдди, поворачиваясь к зеркалу и наблюдая за Кей Элом, который, в свою очередь, наблюдал за ней. — Нынче вечером ты уже отверг мои домогательства, и я больше не желаю унижений.
— Я вовсе не отвергал тебя, — возразил Кей Эл. — Я лишь сказал, что я слишком стар, чтобы заниматься упражнениями на заднем сиденье автомобиля.
— Если у тебя появилось настоящее желание, ты должен был согласиться.
Кей Эл посмотрел на нее в зеркало, и Мэдди почувствовала, как внутри ее поднимается жаркая истома. Кей Эл протянул ей стакан.
— Когда ты предложишь всерьез, я соглашусь. А пока предпочту выпить еще вина.
Когда спустя пятнадцать минут зазвонил телефон, Кей Эл и Мэдди все еще обсуждали злополучное происшествие, случившееся с ними в средней школе. «Черт побери, — подумала Мэдди. — Я ни с кем не хочу разговаривать. Мне так хорошо». — Она взяла себя в руки и подняла трубку.
«Впервые за долгие годы я чувствую себя хорошо».
— Мэдди? — раздался отрывистый голос Брента. Мэдди виновато посмотрела на Кей Эла, потом приободрилась. Пусть Брент идет ко всем чертям; ей не в чем себя винить. Она почувствовала досаду. Что мешает ей совершить какую-нибудь гадость? Почему только Бренту позволено своевольничать?
— Мэдди, ты меня слышишь? — Брент, и без того раздраженный, заговорил угрожающим тоном.
В трубке был слышен рокот катящихся по лоткам шаров и стук падающих кегель. Наконец-то Брент оказался там, где должен был находиться. Лгун несчастный.
— Чего тебе? — не слишком вежливо осведомилась Мэдди.
— Послушай, мне придется задержаться допоздна. У меня назревают кое-какие проблемы.
«Ага, еще бы. Ну ничего — у меня тоже кое-что назревает».
— Мэдди, Хауи хочет поговорить со мной, как только мы закончим игру. Но мне нужно, чтобы к моему возвращению ты была дома.
— Не волнуйся. Буду. — Мэдди оглянулась на Кей Эла и приняла окончательное решение. Это ее вечер. Не хотелось бы превращать в жертву старого доброго Кей Эла, но не беда — он как-нибудь переживет. — Отдыхай, а я отправлюсь в постель, — сказала она и крепко стиснула губы, чтобы не рассмеяться вслух.
— Мэдди? Ты смеешься?
— С чего бы мне смеяться?
— Прежде чем отправиться в кегельбан, я побывал в своем кабинете.
— И что же? — Мэдди сделала глоток.
— Я хочу получить обратно свой ящик.
«Еще бы».
— Приедешь — обсудим это, — сказала она. Брент начал было спорить, но Мэдди уже потеряла интерес к разговору.
— Мне пора, — сказала она и, бросив трубку, повернулась к Кей Элу и помахала ему рукой. — Подожди минутку, я сейчас вернусь.
Она взбежала по лестнице, вошла в спальню и посмотрела в зеркало. Итак, пора браться за дело всерьез. «Сейчас я пересплю с мужчиной, — подумала Мэдди, — но только не здесь». В этом она была непоколебима. Единственный в городе мотель вполне мог бы печатать имена постояльцев на первой полосе «Фрог-Пойнт инкуайрер» — фи, какая пошлость. Значит, остается только Пойнт, любимое место развлечений Брента. Но Кей Эл не хочет ехать в Пойнт. Значит, ей следует заманить туда Кей Эла и соблазнить его на месте. Либо соблазнить здесь, а уж потом заманить в Пойнт.
Мэдди почувствовала себя изрядно пьяной, но отбросила сомнения и подумала, что в трезвом виде она, конечно, никогда не сделала бы всего этого. Зато завтра утром она сможет оправдать свои действия тем, что была во хмелю. «Я не виновата, — скажет она себе. — Я была пьяна». С этой точки зрения ее теперешнее состояние давало ей определенные преимущества. Мэдди улыбнулась своему отражению.
Итак, одежда. Она сняла рубашку и шорты и натянула бледно-зеленое платье без рукавов с несметным количеством крохотных пуговиц, которые легко вынимались из петель. Вот и славно: легко надеть, легко снять. Сквозь тонкий хлопок проглядывали очертания бюстгальтера, и Мэдди, высоко подняв руки и заведя их за голову, сунула пальцы за воротник и нащупала застежку. Борясь с лифчиком, она при этом внимательно изучила свои ноги.
«Классные ножки», — подумала она. Ножки ножками, но белое белье нужно снять. Мэдди пропустила бретельки под мышками и выудила лифчик через прорези для рук. Ее груди чуть обвисли, но лишь самую малость, а мягкая ткань платья приятно облегала тело. «Совсем недурно», — подумала она. Может быть, и не идеально, но, во всяком случае, ей не придется краснеть перед старым приятелем.
— Мэдди!
Голос Кей Эла доносился от подножия лестницы — видимо, Мэдди слишком затянула с переодеванием. Она сорвала с себя белые трусики и оставила их валяться на полу. Кто же совершает супружеские измены в белых трусиках? Мэдди оправила подол платья, несколько озадаченная дуновением воздуха, скользнувшего между ее ног. Как это подруга Брента не заметила пропажи трусиков? Впрочем, с дыркой в промежности туда все равно задувал бы ветерок. Интересно, какой смысл снимать трусики с дыркой?
— Мэдди! Ты в порядке?
— Уже иду! — Напоследок Мэдди сунула в кармашек платья презерватив из коробки, добытой в конторе Брента. Судя по номеру, презерватив был в самый раз.
Кей Эл дожидался ее у лестницы. Мэдди попыталась спуститься вниз словно на крыльях, но на последней ступеньке поскользнулась и чуть не упала. Кей Эл поймал ее, и в то же мгновение Мэдди поняла, что дело приобретает серьезный оборот. Кей Эл был таким ощутимым, материальным, а на ней не было нижнего белья. Ее груди буквально расплющились о его грудь, и хотя Кей Эл, казалось, был сбит с толку и ничего не заметил, Мэдди тут же потеряла уверенность в том, что она хочет продолжения.
— Не ушиблась? — несколько растерянно спросил Кей Эл, и Мэдди, глубоко вздохнув, ответила:
— Нет. Поехали.
— Куда?
— В Пойнт. — Мэдди снедали сомнения, поэтому эти ее слова прозвучали особенно твердо и решительно.
— Прекрати, Мэдди. — Кей Эл выпустил ее из своих объятий и отступил назад.
Мэдди раздраженно скрипнула зубами:
— Я серьезно. Я хочу поехать в Пойнт.
На лице Кей Эла появилось затравленное выражение.
— Ах черт! — сказал он и хлопнул ладонью по поручню лестницы. — Сегодня не могу. Забыл дома галоши. Прости, но…
Мэдди вынула из кармана презерватив Брента и протянула ему.
Теперь Кей Эл выглядел так, словно его поймали на слове.
— Значит, ты всерьез, — произнес он.
— И даже очень, — отозвалась Мэдди, стараясь выглядеть невинно и рассудительно. — Если тебе хочется общения — что ж, посидим, пообщаемся. Там, в Пойнте. Вспомним старые добрые времена.
— Ага. Старые добрые времена. — Кей Эл вздохнул и положил презерватив в карман. — Ладно, поедем в Пойнт, пообщаемся. Но первым делом раздобудем другую машину. Я не желаю выслушивать ехидные реплики Генри по поводу того, что мой автомобиль видели неподалеку от Пойнта.
— Тебе тридцать семь лет, — напомнила Мэдди. — Неужели тебе есть до этого дело?
— Да, если речь идет о Генри, — сказал Кей Эл.
Они отправились было искать машину Тревы, но в конечном итоге остановили свой выбор на «кадиллаке» Брента, поскольку было известно, что Брент и Хауи надолго засели в кегельбане. Мэдди была довольна: увидев автомобиль Брента, Бейли решит, что это хозяин приехал в Пойнт позабавиться; таким образом она убьет двух зайцев — спасет свою репутацию и избавит себя от ненужных переживаний.
— Нас ждет замечательное приключение, — сказала Мэдди. Она заметила, что ее слова не вызвали у Кей Эла особого энтузиазма, но Мэдди было плевать.
Ее добровольному заточению пришел конец.


Четверть часа спустя, невзирая на доводы рассудка, Кей Эл подогнал «кадиллак» к краю поляны в Пойнте и заглушил двигатель.
— Отлично, — Мэдди сразу стала вылезать из машины.
— Куда ты?
— На заднее сиденье. — Оказавшись у него за спиной, она захлопнула за собой дверцу. Ну и дела.
Все это время Кей Эл не оставляли мысли о том, что ему следовало держаться подальше от Фрог-Пойнта. И все же он приехал сюда, рассудив, что за сорок восемь часов ничего особенного не произойдет. Он намеревался разобраться с делами Шейлы, натянуть нос Бренту Фарадею, обменяться рукопожатием с Генри, чмокнуть в щечку тетку Анну и убраться восвояси. Казалось бы, заурядная поездка. И вот он сидит в неосвещенной машине рядом с женщиной, которая когда-то сводила его с ума, стоило лишь ей оказаться поблизости. Мало этого, ей вдруг приспичило заняться с ним любовью. Кей Элу тоже очень хотелось с ней переспать, но он был уверен, что до этого не дойдет. У него есть своя гордость, и он понимал, что Мэдди кинулась к нему в объятия, движимая чем угодно, только не настоящей страстью. Она зла на Брента и решила расквитаться. Что ж, пусть не надеется; Кей Эл уже попадал в подобный переплет и вовсе не желал повторения. До сих пор он потакал Мэдди, потому что она пила как сапожник, и он был уверен, что сможет ее разговорить и постепенно заставить рассказать, что с ней произошло. Ничего большего он не хотел, даже не думал об этом.
— Двадцать лет назад ты был куда проворнее, — проворчала Мэдди. — Давай, иди же.
— Черт побери, — Кей Эл откинулся на спинку водительского кресла. — Терпеть не могу кваканья лягушек.
— Во всем Фрог-Пойнте уже лет сорок нет ни одной лягушки, — засмеялась Мэдди. — Иди ко мне.
Кей Эл на секунду прислонился к рулевому колесу, потом обернулся и посмотрел на Мэдди. Она не спускала с него взгляда. В темноте ее глаза казались огромными. Она сидела, сложив руки на животе, и ждала, когда он переберется на заднее сиденье. Под эластичной тканью платья виднелись ее округлые обнаженные груди. Кей Эл вспомнил вчерашний вечер, вспомнил, как Мэдди прижималась к нему в своем дворе, какой теплой и нежной она была в его руках. Потом он вспомнил, как полчаса назад она упала в его объятия с лестницы и как его обуяло нестерпимое желание. Как она сунула ему в руку презерватив, как он взял его. Нет, он ни за что не сядет на заднее сиденье.
— На тебе нет лифчика, — сказал Кей Эл.
— Это подтверждает мою решимость. Между прочим, на мне и трусиков нет. — Мэдди похлопала по сиденью рядом с собой. — Хватит тянуть резину.
И все-таки он не должен садиться на заднее сиденье, особенно теперь, когда ему известно о том, что Мэдди преследует какие-то неведомые ему цели. С каждой секундой сердце Кей Эла билось все чаще, он чувствовал, как затуманивается его разум, но он хотел знать наверняка, прежде чем сотворит какую-нибудь глупость.
— Зачем тебе это? — спросил он.
— Я не верю своим ушам! — воскликнула Мэдди. — Я предлагаю ему себя, а он спрашивает зачем! — Она вперила в него яростный взгляд.
Кей Эл издал стон и с размаху врезался лбом в рулевое колесо. Потом его охватил приступ смеха.


Мэдди не имела ни малейшего понятия, над чем смеется Кей Эл, но не утратила выдержки. Рано или поздно он окажется на заднем сиденье. Вряд ли Кей Эл очень уж изменился за двадцать лет.
— Ладно, — сказал он наконец. — Только не забывай, что на сей раз ты меня соблазнила, а не я тебя. — Кей Эл проверил ручной тормоз, выбрался из салона, запер за собой дверцу и полез на заднее сиденье.
Теперь уже Мэдди, не выдержав, расхохоталась.
— Что тут смешного? — сварливым голосом осведомился Кей Эл, устраиваясь рядом с ней.
— Ты. — Мэдди ткнула пальцем в сторону водительского кресла. — Ты не забыл про тормоз, запер дверь… Ты стал таким осторожным.
— Еще бы. Падение со скалы в разгар любовного экстаза никак не соответствует моему представлению об оргазме.
Мэдди фыркнула.
— Двадцать лет назад ты и не вспомнил бы об этом.
— Двадцать лет назад у меня не было ручного тормоза. — Кей Эл выглянул наружу. — Господи, темень-то какая.
Мэдди начинала терять терпение.
— Именно поэтому мы приехали сюда, а не на Центральную улицу. Когда же ты наконец займешься делом?
— Уже начинаю. — Кей Эл схватил Мэдди, заставив ее подпрыгнуть, крепко прижался к ее лицу губами, расплющил их о ее зубы, и потянул ее вниз. Обивка сиденья больно оцарапала плечо Мэдди, а тело Кей Эла, навалившееся сверху, показалось ей непосильным грузом, и она поморщилась.
— Подожди минутку! — Мэдди уперлась в грудь Кей Эла, отталкивая его локтями, но он был слишком тяжел, и его плечи намертво притиснули Мэдди к сиденью, не давая повернуться. — Подожди минутку!
— По-моему, это тебе хотелось заняться сексом на заднем сиденье большой машины. Разве нет?
Что-то в его голосе заставило Мэдди на секунду прекратить сопротивление, но потом она вновь затрепыхалась и наконец умудрилась отпихнуть его. Кей Эл навис над ней, покачиваясь и упираясь в сиденье руками. Мэдди не видела его лица, но чувствовала, что у него нет ни капли желания.
— Ты насмехаешься надо мной, — сказала она, задыхаясь от злости.
— Точно, черт побери. Насмехаюсь. И ты этого заслуживаешь, — удовлетворенным тоном заявил Кей Эл. — Какого дьявола тебе потребовалось начинать эту игру?
Мэдди опять уперлась ему в грудь.
— Дай мне сесть, — потребовала она.
Кей Эл поднял ее и усадил, а сам забился в угол салона. Мэдди оправила платье, проклиная себя за глупость. С какой стати она решила, будто он ее хочет? Господи, как нелепо все.
— Что, поцапалась со стариной Брентом? — спросил Кей Эл. Мэдди не видела Кей Эла в темноте, но отчетливо расслышала неприязнь, прозвучавшую в его голосе.
— Ничего подобного, — отозвалась она и еще раз одернула подол.
— Я не забыл, как мне повезло в прошлый раз. — Голос Кей Эла стал каким-то скрипучим. — Старине Бренту вздумалось позабавиться с…
— Прекрати называть его «стариной Брентом»!
— …с Маргарет, если я не ошибаюсь. Ты вышла из себя и приехала сюда со мной.
Мэдди на миг задержала дыхание. Кей Эл сказал чистую правду, и это было хуже всего. Она затащила его в Пойнт совсем не потому, что хотела с ним переспать, она пошла на это ради мести. Двадцать лет прошло, а правила игры остались прежними. Как глупо.
— Ладно. Сдаюсь. — Она вздохнула. — Ты меня поймал. Не очень-то умно с моей стороны.
— Может быть, пора рассказать правду?
Ага, как же. Только этого ей не хватало.
— Ну уж нет, — Мэдди поежилась. — Я и без того натворила сегодня достаточно глупостей.
— Эй, выше нос! Я вовсе не сержусь на тебя, мне даже приятно. Вспомнил о старых временах, повозился с тобой на сиденье. — Кей Эл рассмеялся. — Господи, как же я был удивлен, когда ты согласилась заняться этим со мной!
— Да уж. — Мэдди обессиленно опустила на спинку затылок. — Я и сама была удивлена. Все произошло совсем не так, как я задумала.
«Честно говоря, мои замыслы никогда не исполняются».
— Я только не понял, почему ты выбрала именно меня, — продолжал Кей Эл. — Уж, конечно, не из-за моих талантов любовника. В тот вечер во мне боролись два чувства — страх и мальчишеская похоть. Весьма отталкивающее сочетание.
Мэдди повернула голову и посмотрела на него.
— Ты был такой забавный, — сказала она. Кей Эл с досады даже застонал:
— Спасибо на добром слове.
— Нет, я имела в виду совсем не это. — Мэдди покачала головой. — Ты сумел меня развеселить, заставил меня смеяться.
— Вот как? — Даже теперь, двадцать лет спустя, в его голосе сквозила юношеская ранимость.
— Да. Ты был остроумный. И нежный. — Мэдди на минуту задумалась. — Не стал изображать из себя супермена, просто был ласков, был счастлив, что я сижу в твоей машине.
— Счастлив — слишком слабо сказано. Это был настоящий восторг.
Несмотря на уныние, Мэдди рассмеялась. Кей Эл протянул руку и коснулся ее плеча.
— Садись поближе и рассказывай, — попросил он. Мэдди напряглась.
— О чем?
Кей Эл укоризненно покачал головой.
— Как я понимаю, изнасилование мне не грозит, но это еще не значит, что ты не можешь меня обнять. Иди сюда, я тебя убаюкаю.
Помедлив, Мэдди скользнула к нему, и он охватил ее рукой, нежно и успокаивающе похлопав по плечу. Мэдди глубоко вдохнула воздух, напоенный запахом жимолости, и почувствовала себя почти счастливой.
— Мне так хорошо здесь, — сказала она. — Быть может, наше давнишнее свидание и есть то, что люди называют старыми добрыми временами.
Кей Эл вновь покачал головой.
— Только не для меня, — ответил он. — В ту пору жизнь казалась мне сплошной чередой несчастий.
Мэдди вытянула шею.
— Я — тоже твое несчастье?
Кей Эл легонько постучал пальцами по ее затылку.
— В первую очередь — ты. Ты бросила меня и разбила мое сердце.
Мэдди прильнула к нему, уткнувшись подбородком в теплую ткань его рубашки.
— Неужели ты вправду рассчитывал, что я пожертвую Брентом ради тебя?
Кей Эл минуту помолчал.
— Нет, — ответил он наконец. — И все же я был безутешен, когда понял, что ты не оставишь его.
Мэдди выпрямилась.
— Прости. Мне искренне жаль. Я думала… ну, словом, что тебе просто хочется потрахаться, и как только ты свое получишь, тебе больше ничего не будет нужно. Мне и в голову не приходило…
— Забудем об этом. — Кей Эл вновь привлек ее к себе. — Прошло двадцать лет, утекло немало воды, и каждый из нас прожил целую жизнь.
Мэдди прижалась к нему, пристроив щеку на его твердой груди. Ей было хорошо и уютно. Славный добрый Кей Эл.
— Да, но у меня тогда все было в первый раз. Это совсем другое дело.
— У меня тоже, — признался Кей Эл, и Мэдди распрямилась, как пружина, ударив его в челюсть затылком. — Боже! — воскликнул Кей Эл и схватился за подбородок.
— Так, значит, и ты впервые?.. — Мэдди изумленно воззрилась на него.
— Да. — Кей Эл отвел ладонь от подбородка. — Послушай, женщина, нельзя ли полегче? У тебя голова словно булыжник.
— Что ж, это многое объясняет, — сказала Мэдди, откидываясь назад.
— Например?
Мэдди заглянула ему в лицо.
— Например, когда все кончилось, ты сказал: «Мне не понравилось. А тебе?»
Кей Эл бросил на нее сердитый взгляд.
— Ничего подобного я не говорил.
— Говорил, я помню. Я еще подумала, что ты продолжаешь хохмить. — Мэдди рассмеялась. — Откровенно говоря, это мне тоже не понравилось.
Кей Эл покачал головой.
— Плохого секса не бывает. Порой получаешь большее удовольствие, порой — меньшее.
— В тот раз я не получила вообще никакого удовольствия. Мне было неудобно, мокро и противно. Я чувствовала себя полной дурой.
Кей Эл вздохнул.
— Спасибо на добром слове, — сказал он.
— В следующий раз было намного лучше, — добавила Мэдди.
— С Брентом, что ли? Со мной ты больше не встречалась. Ты даже не разговаривала со мной после той ночи. — Кей Эл ссутулился. — Наутро я пришел к тебе в раздевалку, а ты повернулась ко мне спиной. Более откровенного отзыва о моих способностях нельзя было и представить.
— Брент здесь ни при чем, — сказала Мэдди. — Той ночью мы сделали это дважды.
— Ох… — Пораженный, Кей Эл запнулся. — Да, действительно.
Мэдди насмешливо посмотрела на него.
— Как ты мог забыть? — Она укоризненно покачала головой.
— В тот вечер я был словно в тумане. Ты подумала, что я стараюсь позабавить тебя шутками, а ведь это, пожалуй, и был мой способ ухаживания. Помнишь?.. — Кей Эл произнес тонким дрожащим голосом: — «Мне не понравилось. Давай попробуем повторять, пока нам обоим не станет приятно».
Мэдди рассмеялась, и он вновь обнял ее.
— У тебя был совсем не такой голос.
— А мне помнится, что я говорил именно так. Господи Иисусе, как же я был испуган!
— Кого ты боялся? Меня?
— Тебя, и сиденья, и того, что не смогу сделать все как надо, и не смогу повторить. Даже после той ночи, даже годы спустя, собираясь заняться любовью, я думал: «Ну вот, пожалуйста. Я никогда не смогу сделать это вновь с другой женщиной. Моя жизнь кончена…»
— Хватит, — остановила его Мэдди. — А то я заплачу.
— Честно говоря, даже сейчас…
— Да? Что — сейчас? — Мэдди заглянула ему в глаза, но было так темно, что ей пришлось приблизить лицо вплотную к Кей Элу, прежде чем она смогла его рассмотреть. — Ты женат?
Кей Эл растерянно заморгал.
— Нет. Мы развелись. Это было десять лет назад.
Судя по его тону, Кей Эл вовсе не жаждал развивать эту тему, но Мэдди продолжала допытываться:
— Почему вы развелись?
— Она слишком любила деньги. В ту пору казалось, что у меня никогда не будет денег, мы постоянно ссорились и в конце концов возненавидели друг друга.
Мэдди удивилась:
— Так она вышла за тебя из-за денег?
— Нет, — Кей Эл качнул головой. — Я бы так не сказал. Все было гораздо сложнее. Мы с самого начала ошиблись друг в друге.
— Что же случилось вначале?
— Почему тебя это интересует? — спросил Кей Эл, хмуро глядя на Мэдди сквозь темноту.
— Ты вдруг исчез из моей жизни, — объяснила она. — И мне хочется узнать, в чем было дело. Я знаю подноготную каждого жителя Фрог-Пойнта, а ведь это так интересно — проникнуть в чью-нибудь тайну.
Кей Эл пожал плечами.
— Никакой тайны нет. Я встретился с Шейлой двенадцать лет назад у кого-то в гостях. К тому времени она уже окончила школу и два года работала секретарем. Мы глянули друг на друга, и каждый из нас увидел то, что ему хотелось увидеть. А потом выяснилось, что оба мы смотрели невнимательно.
— Шейла хотела денег, — сказала Мэдди. — Что же она увидела в тебе?
— Она увидела парня старше себя, который уехал из Фрог-Пойнта, живет в большом городе и ходит на работу в костюме. Когда же мы поженились, выяснилось, что это ничего не значит, а потом Шейла затосковала по родному городу, но я не желал возвращаться. К тому же у нас не было денег, чтобы вести роскошную жизнь, о которой она мечтала, и наконец стало ясно: нас ничто не удерживает вместе. — Кей Эл вздохнул. — Оказалось, мы попросту сваляли дурака.
Мэдди не хотелось задавать неизбежный вопрос, но она не смогла удержаться.
— А что увидел ты?
— Я?
— Что ты увидел в ней?
Несколько секунд Кей Эл не издавал ни звука.
— Я увидел славную симпатичную девушку, которая хотела жить со мной.
— И этого оказалось достаточно?
— Более чем.
— Наверное, ты тосковал, когда она ушла… — Мэдди закусила губу. — Скажи, развод — это тяжело?
— Чертовски тяжело, — ответил Кей Эл, но в его голосе не было и следа тоски или страдания. — Зато когда все кончено, ты чувствуешь себя на седьмом небе. Если тебе на все плевать, развод занимает около года. Но когда люди любят друг друга, это продолжается целую вечность.
Мэдди так долго молчала, что Кей Эл наклонился поближе посмотреть, не уснула ли она.
— Эй! — позвал он.
— Я думаю.
— Вот как? — беспечным голосом отозвался Кей Эл. — О разводе со стариной Брентом?
Мэдди глубоко вздохнула:
— До сих пор я хотела убить его, но теперь моя злость несколько поулеглась.
— Из-за чего ты злилась до сих пор?
— Он изменяет мне.
Кей Эл коротко рассмеялся.
— Вот так сюрприз! — пробормотал он. — Что ж, одной загадкой меньше.
— Какая еще загадка?
— Теперь я понял, зачем ты притащила меня сюда и разыграла вторую серию старой комедии «Ночь, лишившая нас невинности». А еще говорят, в одну реку нельзя войти дважды.
— Значит, можно?
Кей Эл отодвинулся от нее.
— Пожалуйста, не делай из меня персонажа мыльной оперы. Как бы горька ни была правда, ее не скроешь.
— Это шутка?
— Наполовину.
— Ты ничего не понял. — Мэдди помедлила, подбирая нужные слова. — Видишь ли, в тот вечер я действительно приехала сюда, чтобы отомстить Бренту. Но я осталась с тобой не поэтому. Мне было хорошо. Если не считать секса.
— Спасибо. Успокоила.
Мэдди приблизилась к нему, чтобы видеть его лицо.
— Хочешь, скажу правду? Мне не понравилось заниматься любовью, но когда мы тискались и смеялись, все было прекрасно. Ты был на высоте. Мне было хорошо, и ты очень мне понравился.
— Почему же ты вышла за Брента?
Несмотря на иронию, прозвучавшую в голосе Кей Эла, Мэдди ответила ему совершенно серьезно:
— Не знаю. Я много об этом думала. Все вокруг знали, что я выхожу за него, а когда окружающие что-то знают наверняка, это не может быть неправдой. Так что я и подумать не могла о чем-то другом. К тому времени когда мы с тобой поехали в Пойнт, я уже обменялась с Брентом серебряными колечками, обзавелась посудой и мне казалось, что события нельзя повернуть вспять. Я даже начала привыкать к своему будущему имени, готовясь стать супругой Брента Фарадея. Быть может, это звучит глупо, но я не представляла себе другой судьбы.
— Понимаю, — усмехнулся Кей Эл. — В ту пору мы все рассуждали примерно так же.
— А для меня ничего не менялось вплоть до вчерашнего дня, — ответила Мэдди. — Именно потому я была зла на Брента.
— Была?
Мэдди снова посмотрела в лицо Кей Эла.
— Ты заставил меня оценить вещи по-другому.
— Лучше продолжай ненавидеть Брента, — попросил Кей Эл.
— Нет-нет, я серьезно. Мне очень хорошо сейчас. Я уже давно не ощущала такого тепла. Если Брент навещает какую-нибудь девку, чтобы отправить физиологическую потребность, то он просто похотливый козел. Но если нашелся кто-то, способный подарить ему такие же сладостные мгновения, я, пожалуй, смогу его понять. — Она прильнула к Кей Элу, и он вновь погладил ее. Мэдди почувствовала, как ее пронизывает умиротворение, столь сильное, что оно казалось почти физическим ощущением. — Как хорошо. Ты замечательный, Кей Эл, — сказала она.
Кей Эл похлопал ее по плечу.
— Ну-ну, полегче. Не перехвали меня.
Мэдди потерлась лицом о его рубашку, только чтобы почувствовать ее прикосновение к своей коже. Рубашка пахла солнцем, мылом и чуть-чуть его потом. Никаких тебе противных одеколонов, только солнце и Кей Эл. Мэдди прижалась носом к его щеке.
— Кто выстирал эту рубашку? Твоя тетка? Рубашка пахнет так, словно ее сушили на веревке. Славный запах.
Кей Эл рассмеялся, а тем временем Мэдди вглядывалась в его глаза, темные, окаймленные восхитительными ресницами, в его улыбающиеся губы, такие сочные, что их хотелось попробовать на вкус; и весь он показался ей таким ласковым, сильным и уверенным, что ее пронзило непреодолимое желание, от которого захватывало дух. Кей Эл перестал смеяться и внимательно посмотрел на Мэдди. После секундного колебания он наклонился и поцеловал ее, щекоча ее губы своими губами и заставляя все ее тело слегка содрогаться.
— Мэдди? — прошептал он, замерев; она положила ладонь ему на затылок и потянула его голову вниз. Он медленно нагнулся, и рука Мэдди соскользнула ему на плечо. У его губ был вкус вина, пылкой страсти и чего-то еще, присущего ему и только ему. Под его рубашкой перекатывались крепкие мышцы, словно обнимавшие Мэдди, и она вздрогнула сильнее, когда Кей Эл приподнял руку и прижал ладонь к ее груди, которая в ответ на ласку запульсировала и стала твердой. Внезапно все тело Мэдди охватила мучительная жаркая истома, и она, повернувшись, прильнула к нему, чувствуя, как его рукава мягко скользят по ее коже, а сильные руки сжимают, причиняя боль. Кей Эл провел губами по ее шее, и Мэдди ощутила, что с каждой секундой ее желание становится все более нестерпимым. Когда же он крепко стиснул ее груди, она лишь коротко застонала, уткнувшись ему в плечо, изо всех сил прижимаясь к нему.
— Если хочешь остановиться, скажи об этом сейчас, — выдохнул Кей Эл ей в ухо.
Мэдди только судорожно вздохнула, еще крепче прижимаясь к нему.
— Возьми меня. Возьми меня поскорей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Солги мне - Крузи Дженнифер



У Крузи грубоватое, но замечательное чувтсво юмора и понимание своих героев.rnЧитайте, вам понравится!rn"Давай поспорим", наверняка, тоже :))
Солги мне - Крузи ДженниферДжулс
7.06.2012, 17.13





прочитала как ни странно полностью, уф ну на один раз хватит.
Солги мне - Крузи ДженниферЛюсьен
30.03.2013, 16.28





Любовно-криминальная история из жизни простых провинциальных американцев. Без миллионеров и девственниц! Герои очаровывают все! Читайте и получайте удовольствие!
Солги мне - Крузи ДженниферStefa
8.12.2013, 20.34





Любовно-криминальная история из жизни простых провинциальных американцев. Без миллионеров и девственниц! Герои очаровывают все! Читайте и получайте удовольствие!
Солги мне - Крузи ДженниферStefa
8.12.2013, 20.34





nu i govno...
Солги мне - Крузи ДженниферLa femme
8.12.2013, 23.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100