Читать онлайн Солги мне, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Солги мне - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Солги мне - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Солги мне - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Солги мне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Прошло немало времени, прежде чем Мэдди полностью осознала последствия происшедшего. Брент мертв, а вовсе не летит в Южную Америку. Брент мертв, стало быть, ей не придется разводиться с ним, а он не сможет похитить Эм. Несмотря на весь ужас самого известия, Мэдди восприняла его как нечто постороннее, как будто логиб не Брент, а кто-то другой. Нет, Брент не мог погибнуть. У него всегда все было хорошо.
И тем не менее Брент мертв.
Подумав о том, как тяжело все это отразится на Эм, Мэдди решила, что в эту минуту ей следует быть рядом с дочерью.
— Мэдди? — подал голос Кей Эл.
Мэдди качнула головой и выбралась из постели.
— Эм, — сказала она. — Я должна сказать Эм, что ее папа умер.
— Подожди. Первым делом тебе нужно встретиться с Генри. С Эм поговоришь после. — Произнеся имя девочки, Кей Эл окончательно смешался. — Будет лучше, если ты поговоришь с ней потом, когда вас оставят в покое, — добавил он.
Мэдди остановилась, подумав о том, что она не может сказать Эм о смерти отца и тут же бросить ее одну.
— Да, ты прав, — сказала Мэдди. «Господи, как быть с Эм?» Она собирала одежду с кресла, в котором оставила ее накануне. — Генри точно знает?
— Генри в таких делах не совершает ошибок, — ответил Кей Эл. — Если он сказал, что Брент убит, значит, это действительно так.
— И все же я не верю, — повторила Мэдди и пошла одеваться.


Ей показали Брента на экране видеомонитора, и Мэдди увидела аккуратное маленькое отверстие у него под ухом. Противоположная сторона головы была прикрыта тканью. Мэдди где-то читала, что выходные отверстия обычно бывают большими и неопрятными, но она не стала просить приподнять материю. Ей это было ни к чему. Она и так видела, что, это Брент, распухший и неестественно бледный. Кожа его лица была какого-то странного цвета. «У этого телевизора что-то с цветом?» — спросила она. Кей Эл ответил: «Нет», и Мэдди пожалела о своем вопросе. «Это мой муж», — подумала она, и у нее едва не подкосились колени. Этот человек женился на ней, любил ее и даже бил; а теперь он мертв.
— Мэдди… — произнес Генри, и Мэдди глубоко вздохнула.
— Да, это Брент, — сказала она и, повернувшись, двинулась прочь от экрана, опасаясь потерять сознание.
Кей Эл и Генри вышли следом за ней в коридор. Мэдди бессильно прислонилась к стене.
— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросил Кей Эл. — Присядь пока.
— Все в порядке, — выдавила Мэдди. — Давайте побыстрее закончим с этим, и я поеду за Эм.
Генри махнул рукой в сторону лестницы. Они спустились на два пролета и оказались в его кабинете.
— Кто его застрелил? — спросил Кей Эл, когда они вошли в кабинет.
— Пока не знаем. — Генри налил им кофе из термоса, стоявшего на каталожном шкафу, и, когда они уселись, посмотрел на Мэдди. — Какие у тебя мысли по этому поводу? — спросил он.
Мысли. Подумать только. У нее в голове полный сумбур, а он спрашивает про какие-то мысли.
— Брент встречался с женщиной. Это могло встревожить не только меня.
— Какие у вас были отношения? — спросил Генри.
— Генри… — заговорил было Кей Эл, но Мэдди опередила его:
— Я не любила Брента и собиралась сегодня подать на развод. Я звонила в Лиму Джейн Хенрис.
Кей Эл выпустил воздух сквозь сжатые зубы:
— Мэдди, по-моему, тебе не стоит отвечать на вопросы без адвоката.
— Почему? — Мэдди испуганно взглянула на него. — Неужели ты думаешь, будто я убила Брента? Ведь ты провел со мной всю ночь.
Генри посмотрел на Кей Эла, и тот задрал глаза к потолку.
— Нас не интересует прошлая ночь, — сообщил Генри, повернувшись к Мэдди.
— Когда же, в таком случае… — пробормотала Мэдди растерянно.
— Трудно сказать, еще не прибыл отчет коронера. Но мы предполагаем, что это случилось в пятницу ночью или в субботу утром.
— В пятницу?
С тех пор прошло более двух суток. Неужели Брент уже так долго мертв? Значит, когда они с Эм ходили в банк и в кафе, Бренг лежал мертвый в Пойнте? Мэдди отказывалась верить. Брент был уже мертв, когда она продавала его одежду, когда они, собравшись компанией, ели пиццу, когда они с Кей Элом…
Мэдди закрыла лицо ладонями. Ее охватило отчаяние.
— Что ты делала в пятницу ночью, Мэдди? — спросил Генри, возвращая ее к реальности.
— В пятницу. — Что она делала в пятницу? Мэдди почувсвовала, как в ней просыпается инстинкт самосохранения. О Господи! В пятницу она разъезжала по Фрог-Пойнту, пила с Кей Элом, потом получила по морде от мужа и заперлась в спальне. — В пятницу ночью Брент был жив, — заявила она. — Он находился дома примерно до часа пополуночи. Это был последний раз, когда я его видела. Итак, он ушел из дома, и кто-то его застрелил. — О Боже, — прошептала Мэдди.
Кей Эл поднялся на ноги.
— Генри, позволь мне забрать ее домой. Ты же видишь, у нее шок. Допрос можно отложить.
— Мэдди, ты в самом деле не можешь отвечать? — спросил Генри.
— Никак не соберусь с мыслями, но вряд ли это шок, — Мэдди поежилась. — У меня болит голова.
Генри чуть подался вперед.
— Что у тебя с лицом? Похоже на следы побоев.
— Генри, уж этого я от тебя никак не ожидал, — снова вмешался Кей Эл.
— Как я не ожидал застать тебя в постели женщины, муж которой только что убит, — парировал Генри. Раздражение Кей Эла тут же улеглось.
— Я могу объяснить, — сказал он, и Мэдди посмотрела на пего с угрюмым интересом. «Он хочет все объяснить. Какая прелесть, — подумала она. — Боюсь, я и сама не смогла бы этого сделать».
Генри откинулся назад:
— Слушаю тебя.
Кей Эл напустил на себя добродетельный вид.
— По городу пошли слухи о беглом преступнике, и я решил, что Мэдди нельзя оставлять одну.
Его слова не произвели на Генри особого впечатления.
— Это очень любезно с твоей стороны, малыш, — сказал он. — Ну а чем ты занимался в ее постели?
— Мы вместе провели выходные, — нехотя произнес Кей Эл. — В пятницу вечером я искал Брента, но его не было дома, и мы с Мэдди заболтались…
— И все?
Кей Эл вновь опустился в кресло.
— Видишь ли, Генри, Мэдди решила разводиться, и мы… обсудили этот вопрос.
Генри набычил голову.
— Если ты думаешь, что я этому поверю… — начал он.
— В пятницу ночью мы были в Пойнте, занимались любовью, — перебила его Мэдди. — Когда Кей Эл привез меня домой, было уже около часа. Там оказался Брент, он вышел из себя и ударил меня. Я сказал ему, что намерена разводиться, и спряталась в спальне. Потом Брент ушел. На следующий день я позвонила Джейн Хенрис, сообщила, что хочу развестись, и она велела мне приехать к ней сегодня. — Мэдди запнулась. — Похоже, я больше не нуждаюсь в ее услугах.
— Это еще неизвестно, — мрачно отозвался Кей Эл, вставая. — Все. Мы уезжаем.
— Значит, около часу ночи. — Генри перевел взгляд на Кей Эла. — Встречался ли ты с Брентом Фарадеем, когда привез Мэдди домой?
— Нет. К сожалению, нет.
— Почему к сожалению?
— Да потому, что именно тогда он избил ее! — выкрикнул Кей Эл. — Черт возьми, Генри!..
— Сядь, Кей Эл, — приказал Генри, и Кей Эл сел. — Куда отправился Брент, выйдя из дома? — спросил он, повернувшись к Мэдди и не обращая больше внимания на племянника.
— Не знаю, — ответила она и, откинувшись на спинку кресла, поведала Генри о событиях той ночи. — Эта женщина произнесла лишь одно слово: «ладно», — закончила Мэдди. — Похоже, она была взбешена. Брент ответил, что, мол, все кончено, однако мне трудно по одному слову судить, о чем был разговор.
— Не заметила ли ты еще чего-нибудь странного? — спросил Генри. — Чего-нибудь необычного, подозрительного?
— В субботу я обнаружила в своем банковском сейфе двести восемьдесят тысяч долларов, а в воскресенье — еще сорок тысяч. Они лежали в сумке с клюшками для гольфа, — сказала Мэдди. — Это меня немножко испугало.
Кей Эл уставился на Мэдди широко открытыми глазами:
— Что? И ты не сказала мне об этом?
— Я никому не говорила, — ответила Мэдди. — Я подумала, что эти деньги могут понадобиться Бренту, чтобы уехать в Рио.


Четверть часа спустя они все еще сидели в кабинете Генри, и он продолжал задавать им вопросы.
— Значит, двести восемьдесят тысяч долларов в сейфе — это деньги Стэна, — сказал Генри. — А сорок тысяч в сумке для гольфа…
— Понятия не имею, — ответила Мэдди.
— И ты ничего не вынимала из сейфа…
— Кроме паспорта Эм, — закончила Мэдди. — Я думаю, Брент возвращался домой субботней ночью, потому что тот, кто вломился в дом, имел ключи от дверей и направился прямиком к нужному столику. — Она замолчала, пораженная новой мыслью. — Но ведь к субботней ночи Брент был уже мертв. Значит, убийца взял у него ключи, проник в дом и что-то там искал.
— Не обязательно… — начал Генри, но Кей Эл вдруг сказал:
— Сегодня же сменим замки на дверях.
Генри покачал головой.
— Тот человек вполне мог обойтись без ключей. Полицейские, которых вызывала Мэдди, сообщили, что ее замки можно было вскрыть чем угодно, хоть кредитной карточкой. И все же ты прав, Кей Эл. Поставьте новые замки. — Он улыбнулся Мэдди и добавил: — Мы все хотим, чтобы ты была в безопасности.
— Спасибо, — сказала Мэдди, чувствуя себя крайне неуютно. Генри был не из тех, кто попусту скалит зубы.
— У тебя ведь нет пистолета, правда? — спросил Генри, не прекращая улыбаться.
— Это уж слишком, Генри, — сказал Кей Эл.
— Ни ты, ни Брент не регистрировали на свое имя оружие, но мы бы не удивились, окажись у тебя дома пистолет, — продолжал Генри.
— У меня нет оружия, — ответила Мэдди, и в тот же миг Кей Эл поднялся и заявил:
— Нам пора.
— Послушай, Кей Эл, — Генри посмотрел племяннику прямо в глаза. — Похоже, ты не отдаешь себе отчета в сложившейся ситуации. Я вижу перед собой двух людей, у которых есть веский мотив, но нет алиби.
— Но Генри, — голос Кей Эла был полон едва сдерживаемого гнева. — Скажи на милость, зачем нам было убивать Брента, если Мэдди собиралась разводиться.
— Затем, чтобы вдовушка получила еще больше денег.
— Она владеет четвертью паев строительной компании, — заметил Кей Эл.
Мэдди вздернула голову. Откуда ему это известно?
— Я тоже не бедняк, — продолжал Кей Эл. — Нам хватило бы и развода.
Генри вздохнул:
— На твоем месте я бы молился, чтобы не вскрылись еще какие-нибудь обстоятельства, свидетельствующие против вас.
— Их нет и быть не может, — отрубил Кей Эл.
— Я хочу спросить еще кое-что… — продолжил Генри.
— Нет уж, хватит, — отрезал Кей Эл и, схватив Мэдди за руку, вытащил ее из кресла. — Мне не нравится оборот, который приняла наша беседа. Отныне Мэдди будет отвечать на вопросы только в присутствии адвоката.
— На чьей ты стороне, малыш? — спросил Генри, бросив на племянника внимательный взгляд.
— Я защищаю Мэдди, — ответил Кей Эл. — Что бы ни случилось, я на ее стороне. И, кстати, ей еще предстоит сообщить дочери, что ее папа убит, а мне нужно найти адвоката и сменить замки. Мэдди тебе больше не нужна. Она никуда не денется, черт побери.
— Это касается вас обоих, — сказал Генри — Не вздумай покидать город, Мэдди. И ты тоже, Кей Эл.
Мэдди с трудом сдержала смех. Бежать из Фрог-Пойнта?
— Куда же я поеду, Генри? — спросила она.
— Я не вижу причин, которые помешали бы мне задержаться в городе, — произнес Кей Эл тоном оскорбленной невинности. — Я буду рядом с Мэдди до тех пор, пока ты не выбросишь из головы свои гнусные измышления. Надеюсь, ты не выдворишь меня из своего дома?
— Нет, и сегодня ты будешь ночевать именно там, — сказал Генри. — Пожалуй, утешать вдовушек еще рановато.
Итак, Мэдди теперь вдова. События разворачивались, словно в сюрреалистическом фильме, и неизвестно, что еще ждало их впереди. Кей Эл потянул Мэдди к выходу.
— Мы позвоним тебе, как только найдем адвоката, — сказал он дяде и вытолкнул Мэдди за дверь.


Кей Эл вел машину, поглядывая на Мэдди краешком глаза. Его спутница казалась ошеломленной, жалкой и испуганной, что в данных условиях было почти нормально и не вызывало удивления, ведь ей предстояло сообщить дочери о смерти отца.
— Мне очень жаль, — Кей Эл взял Мэдди за руку. — Я и сам не возражал бы избавиться от Брента, но не таким же способом.
— Эм будет очень тяжело, — ответила Мэдди, сжимая руку Кей Эла, и он почувствовал себя намного лучше. — Бедный ребенок.
— Я помогу тебе, — сказал Кей Эл. — Сделаю все, что ты попросишь.
Мэдди выдернула руку.
— Лучшее, что ты можешь сделать, — это исчезнуть. Твое присутствие дает повод для лишних подозрений.
Кей Эл похолодел. «Я готов сделать все, только не это», — хотел сказать он, но тут они подъехали к дому и столкнулись в дверях с матерью Мэдди.
— Я примчалась сразу, как только Эстер позвонила мне, — сказала мать. — Она сегодня дежурит на телефоне в полицейском участке. Я не стала дожидаться твоего звонка, подумав, какой будет кошмар, если Эм вернется домой. — Она посмотрелачмимо Мэдди, и Кей Эл увидел, как напряглось ее лицо.
«Что я такого сделал?» — хотел спросить Кей Эл, но тут же вспомнил, что он провел с Мэдди ночь, предаваясь греху; Эстер наверняка не преминула сообщить и об этом. Создавалось впечатление, будто миссис Мартиндейл интересует только последнее обстоятельство.
— Это Кей Эл, надеюсь, ты его помнишь, — беззаботно произнесла Мэдди.
— Да, — ответила мать. — Полагаю, мы не станем его задерживать.
— Рад встрече с вами, мадам, — произнес Кей Эл, отступая на шаг. — Я сейчас же отправляюсь за новыми замками, — сказал он, обращаясь к Мэдди. — Сколько у тебя дверей?
Мэдди перевела взгляд с Кей Эла на мать и обратно.
— Две, парадная и задняя.
Лицо матери чуть оживилось.
— Какие замки? — спросила она.
— У человека, который забрался ко мне в дом, были ключи, — объяснила Мэдди. — Мы полагаем, что это был убийца Брента. Он может вернуться в любое время, и мы окажемся беззащитными.
Кровь отхлынула от лица пожилой женщины. Она пошатнулась, вытянула руку, оперлась о дверной косяк и пробормотала:
— Господи, Мэдлин!
Кей Эл взял ее под локоть и подвел к креслу, стоявшему на крыльце.
— Все будет хорошо, миссис Мартиндейл, — он старался произносить слова как можно мягче. — Я куплю новые замки, хорошие, надежные замки, и установлю их еще до полудня. Вам не о чем беспокоиться. Мэдди, принеси матери стакан воды.
Миссис Мартиндейл замахала руками.
— Нет, что вы, все в порядке. У вас хватит денег, чтобы приобрести замки? Хорошие замки стоят недешево. Где моя сумочка?
— Не нужно, я обо всем позабочусь, — ответил Кей Эл, вновь отступая назад. — Магазины откроются примерно через час, за это время я съезжу на ферму Генри, прихвачу инструменты и вернусь, как только куплю замки.
— Да, да, — проговорила мать Мэдди, поглаживая воздух в том месте, где только что стоял Кей Эл. Ее неприязнь исчезла без следа. — И будьте осторожны.
Мэдди проводила его до автомобиля, и Кей Элу достало мужества, чтобы даже не прикоснуться к ней.
— Слушай, отчего такой переполох? — шепотом спросил он. — Мне показалось, что твою мать вот-вот хватит удар. Мэдди облокотилась о машину и сказала:
— Она знает о том, что случилось сегодня утром. Должно быть, Эстер рассказала ей все, когда они говорили по телефону. Ты заметил, как холодно она нас встретила?
— Да, но…
— Ну а теперь она думает, будто бы ты — единственное, что стоит между мной и смертью. Теперь она тебя обожает. — Мэдди улыбнулась, и хотя улыбка получилась вымученная, Кей Эл испытал прилив желания, которое охватывало его всякий раз, когда Мэдди была рядом. Он сел в машину и захлопнул дверь, прежде чем ему захотелось сделать что-нибудь глупое, например, повалить Мэдди на землю и заняться любовью в траве на глазах у ее матери.
— Не забывай напоминать матери о том, какой я хороший, — сказал он. — Теперь мы будем видеться намного чаще, чем прежде.
Мэдди покачала головой, не принимая игру.
— Езжай за замками, а мне нужно позвонить Треве. У нее моя дочь.
Эм. Бедная девочка. Кей Элу редко приходилось общаться с детьми, но Эм ему определенно нравилась. Понимая, что обнять Мэдди сейчас ему все равно не удастся, Кей Эл выразил свое сочувствие кивком.
— Желаю удачи — сказал он и, включив задний ход, вывел машину на дорожку.
Итак, первым делом нужно купить замки, потом следует переговорить с Генри, пока тому не пришла в голову дурацкая мысль арестовать свою будущую родственницу.


Мэл и Эм шпионили за Тревой, выглядывая из-за поручней лестницы.
— Что-то стряслось, — шепнула Мэл на ухо Эм, но та уже и сама почуяла беду.
Тетя Трева побледнела, ухватилась за стену и тяжело дышала. Казалось, она вот-вот разрыдается. Потом она спросила: «Это точно?», и ее лицо вытянулось. Но вместо того чтобы залиться слезами, она вдруг расхохоталась. Это был жуткий, зловещий смех.
— Мама! — крикнула Мэл, поднявшись на ноги. Трева тут же прекратила смеяться, выпрямилась и, увидев девочек, побледнела еще сильнее.
— Мне пора; дети здесь. Поспеши, — сказала она в трубку, повесила ее на аппарат и шагнула к лестнице.
Мэл ринулась вниз, схватила мать за руку и забросала ее вопросами. Эм осталась сидеть наверху. Дурная весть пришла по телефонным проводам, стало быть, беда случилась не в доме Мэл; но Эм и так уже знала об этом. Все это время знанала, что беда случилась в ее доме. У Эм сжалось горло, и прежде чем она вновь обрела дар речи, ей пришлось проглотить огромный горячий ком.
— Что с моей мамой? — спросила она. Трева подняла голову и посмотрела наверх.
— Ничего. У нее все хорошо, я только что говорила с ней по телефону.
— Тогда что случилось? — Мэл продолжала теребить мать. — Нам никто ничего не рассказывает. Что произошло?
— Что-то с моим папой? — вырвалось у Эм. На лице Тревы было написано отчаяние.
— Сейчас приедет твоя мама, она тебе все объяснит, — заговорила она.
— Что с моим папой? — Эм похолодела от страха; теперь ее не могла сегреть даже Феба, которая, спустившись по ступенькам, уселась рядом. — Он заболел?
Трева подошла ближе, сунула руки между столбиками перил и сжала пальцы Эм.
— Твоя мама приедет с минуты на минуту, малышка, — сказала она.
— Он умер? — спросила Мэл, и Трева выдернула руки. Эм показалось, что все ее тело превращается в лед. Холод стискивал ей грудь, не давая дышать.
— Марш наверх! — велела Трева дочери. — Сейчас же наверх!
— Нет, он не умер, — произнесла Эм, борясь с оцепенением. — Он заболел, правда?
— Твоя мама… — вновь начала Трева.
— Нет, он не умер, — повторила Эм и увидела, как у тети Тревы, которая на самом деле не была ее тетей, вдруг затряслась голова. Нет, тетя Трева не качала головой и не кивала. Ее голова тряслась сама собой.
«Папа умер», — подумала Эм и прошептала:
— Нет.
— Сейчас приедет твоя мама, — сказала Трева и, поднявшись по лестнице, обняла Эм и крепко прижала ее к себе.
Так они сидели на лестнице втроем — Эм в середине, Феба с одной стороны, Трева с другой, пока на пороге не появилась Мэдди. Она подняла лицо и посмотрела на дочь.
— Папа не умер, — сказала ей Эм. Мэдди, спотыкаясь, бросилась вверх по ступеням, протягивая к ней руки, и Эм заплакала, понимая, что сколько бы раз она ни сказала «нет», папу уже не вернешь.


Мэдди плохо помнила, как они возвращались домой. Она вела машину одной рукой, а другой стискивала пальцы Эм, бормоча бессмысленные утешения. Голова Эм моталась на шее, словно на ниточке; она сидела, горько рыдая, и Феба облизывала ее мокрое лицо.
— Благослови Господь Кей Эла за то, что он подарил Эм собаку, — шепнула Мэдди матери, когда они наконец оказались дома и она смогла обнять дочь. — Феба поможет ей справиться с бедой куда лучше нас.
Мать кивнула, и на ее лице появилось беспомощное выражение.
— Тебе не кажется, что такой надрывный плач может ей повредить? — шепнула она в ответ.
— Нет, пусть выплачется. — Мэдди вспомнила о том, что сама она до сих пор не проронила ни слезинки. Ей еще предстоит разобраться, какие чувства вызывает у нее смерть Брента.
В общем и целом, Брент мог считаться неплохим человеком. В нем было много хорошего, он обожал дочь. Мэдди казалось, что он любит и ее тоже, хотя и по-своему. Когда после случая с Бет Мэдди потребовала развода, он поклялся, что впредь он не допустит ничего подобного «Я не могу без тебя жить, Мэдди», — сказал ей Брент. Тогда он боролся за сохранение семьи словно одержимый, и в конце концов Мэдди сдалась и простила его. Нет, Мэдди не хотела смерти Брента, но убиваться по нему она не станет. Уж скорее она пожалеет Эм.
Мэдди зарылась щекой в волосы дочери и покачивала ее из стороны в сторону, пока рыдания Эм не зазвучали тише.
— Я люблю тебя, милая, я люблю тебя, люблю, люблю…
Эм издала долгий судорожный всхлип и крепко прижалась к Мэдди.
В комнату вошла миссис Мартиндейл с подносом в руках.
— Эмми, я принесла тебе кока-колу и печенье. И еще собачьи бисквиты для Фебы. По-моему, она хочет есть.
Голова Эм, лежавшая на плече Мэдди, даже не шелохнулась.
Раздался телефонный звонок, и миссис Мартиндейл отправилась к аппарату, чтобы взять трубку. Мэдди опустила глаза и увидела Фебу, которая скреблась у ее ног, пытаясь доораться до Эм. Подхватив собаку снизу, Мэдди приподняла ее, уложила на колени Эм, и та немедленно отпрянула от матери и протянула руки к Фебе, чтобы не дать ей упасть. Как только Феба устроилась у нее на коленях, дыхание Эм чуть успокоилось. Она еще продолжала всхлипывать, но по крайней мере перестала рыдать.
«Как хорошо, что у Эм есть собака», — подумала Мэдди. Даже если бы Кей Эл не сделал для нее ничего другого, она должна была молиться на него до гробовой доски.
В дверях гостиной появилась мать.
— Это из автомастерской Лео, — растерянно произнесла она. — Просят тебя к телефону. Я сказала, что сейчас не самое подходящее время, но они настаивают.
— Что им нужно? — спросила Мэдди, но все же ссадила дочь и собаку на кушетку и отправилась к аппарату. Мать заняла место подле Эм.
Лео был краток и сразу взял быка за рога:
— Через час здесь появится парень из страховой компании, чтобы отбуксировать вашу машину «Сивик».
Казалось, все это происходило тысячу лет назад. Прошло четыре дня и тысяча лет.
— Страховщик хочет покончить с этим делом сегодня, но в машине лежат вещи. Вам придется приехать сейчас же, если не хотите их потерять, — добавил Лео.
— Дайте подумать. — Мэдди подошла к дверям гостиной, держа телефон в руках. — Эм, ты ничего не забыла в «сивике»?
— Мои куклы Барби и книжки из б-библиотеки, — ответила Эм, кивнув головой, которая, казалось, вот-вот отломится.
— Ясно, — сказала Мэдди. — Придется поехать и забрать.
— Мама поедет за твоими игрушками, — ввернула миссис Мартиндейл, обращаясь к Эм, но девочка все равно расплакалась.
— Сейчас буду, — прокричала Мэдди в трубку. — Не позволяйте им увозить машину до моего приезда.
Она схватила с полки в чулане старую кожаную сумку и подняла с пола брезентовый рюкзачок, в котором Эм держала кукол.
— Будь осторожна, милая. — Мать укачивала Эм, которая безудержно рыдала, сидя у нее на коленях.
— Я люблю тебя, Эмми, — произнесла Мэдди, целуя дочь в лоб и откидывая назад ее волосы, — и скоро вернусь, а потом все время буду с тобой.
— Езжай, — сказала мать. — И не задерживайся.


Автомобиль стоял позади здания мастерской, зарывшись в высокую траву в дальнем углу площадки. Он казался одиноким, заброшенным и мертвым. При виде останков машины Мэдди почувствовала, как на ее глаза навертываются слезы, и устыдилась. Значит, она способна оплакивать разбитый автомобиль, а смерть мужа — нет? Кто же она после этого?
Впрочем, может быть, она оплакивает «сивик» из-за того, что погиб Брент.
— Мне очень жаль, — сказала Мэдди автомобилю. — Извини. — Подумав, что разговаривать с мертвым железом глупо, она открыла расплющенную крышку багажника и увидела с полдюжины Барби, равнодушно взиравших на нее размалеванными личиками. Внутренность багажника напоминала игрушечный дом, застигнутый смерчем. Мэдди сунула кукол в рюкзак и сняла коврик с ниши для запасного колеса, чтобы взглянуть, не завалилась ли туда еще какая-нибудь игрушка.
Кукол там не оказалось. Ниша была доверху набита пачками стодолларовых купюр.
— О Господи, — пробормотала Мэдди и, захлопнув крышку, уселась на край багажника.
В другое время вся эта история с деньгами могла бы показаться забавной. Их было так много, что они казались ненастоящими, а общая сумма была такова, что Мэдди могла бы скупить добрую половину города. Какая прелесть.
И вот теперь погиб ее муж.
Мэдди опустила голову на руки и задумалась. Она должна отвезти деньги Генри. Доставить их в полицию и рассказать, где она их нашла.
«На вашем месте я бы молился, чтобы не вскрылись еще какие-нибудь обстоятельства, свидетельствующие против вас», — сказал Генри. Впрочем, деньги в багажнике в счет не идут. Это тайник Брента. Кто, кроме него, мог положить их туда? Брент знал, что автомобиль некоторое время проведет на стоянке Лео. Это было идеальное место, чтобы спрятать что угодно.
Все это очень дурно пахнет.
— Как вы себя чувствуете, миссис Фарадей?
Мэдди вздернула голову. Перед ней стоял Лео в замасленном комбинезоне. На его лице было написано сочувствие пополам с нетерпением.
— Все в порядке, Лео, — сказала она. Лео кивнул и спросил:
— Вы уже закончили?
— Почти. — Мэдди послала ему самую лучезарную улыбку, но тут же вспомнила, что она теперь вдова, и сделала мрачную мину. — Я сейчас приду. Честное слово, я отниму у вас не больше минуты.
Проследив за тем, как Лео возвращается в задник мастерской, она распахнула багажник и, высыпав кукол из рюкзака, принялась торопливо укладывать туда пачки, попутно пересчитывая их. Пачек оказалось двести тридцать. Количество денег роли не играло, куда важнее было то, как их отсюда вывезти. Застегнув молнию на рюкзаке, Мэдди завершила осмотр машины, стараясь ни о чем не думать. Барби перекочевали в кожаную сумку, туда же она сложила книги Эм, которые нашла под сиденьем, когда обшаривала салон. В самый последний миг она вспомнила о перчаточном ящике и ссыпала его содержимое в ту же сумку. Аптечка, жевательная резинка, солнцезащитные очки, пистолет.
— О Господи, — во второй уже раз сказала Мэдди, разглядывая пистолет, зажатый в ее руке. Теперь на нем останутся отпечатки ее пальцев. То, что она и без того оставила свои отпечатки во всех подозрительных местах, едва ли могло послужить утешением. Мэдди вытерла пистолет подолом футболки и бросила его к деньгам в рюкзак. Брент никогда не положил бы оружие в перчаточный ящик. Вероятно, это был тот самый пистолет, из которого его застрелили. Прежде чем рассказать кому-нибудь о деньгах и пистолете, ей придется выбрать время и хорошенько все обдумать. Теперь Мэдди не сомневалась в том, что попала в серьезную передрягу. Генри обратит эти улики против нее, и она отправится за решетку. Этого нельзя допустить, у нее на руках Эм, и без того едва живая после утраты отца. Слава Богу, она вспомнила о своих куклах и книжках, иначе кто-нибудь другой нашел бы пистолет и позвонил в полицию. Тогда Эм уж точно пришел бы конец.
Мэдди в последний раз хлопнула дверцей «сивика» и все продолжала стоять, думая о залитом слезами лице Эм, о своем разбитом автомобиле, о том, что ей, возможно, придется жить в чужой семье; представив себе беспомощные всхлипы Эм, она уронила голову на крышу машины и разрыдалась, оплакивая Брента и себя, но в первую очередь — свою маленькую дочь, крошечную хрупкую Эм. Нет, она не останется без матери, даже если для этого Мэдди придется обмануть весь город до последнего человека.


Кей Эл заканчивал прилаживать новый замок к двери, когда к дому подкатил одолженный у Анны фургон, в котором сидела Мэдди. Она махнула Кей Элу рукой, поставила фургон рядом с его «мустангом» и задумалась. Рюкзак с деньгами и пистолетом лежал на заднем сиденье, но оставлять его там было нельзя. Если Анна найдет оружие, ее, пожалуй, хватит удар. К тому же она может случайно нажать на курок, пистолет выстрелит и убьет кого-нибудь. Наконец Мэдди собралась с мыслями и смогла выйти из машины, делая вид, будто у нее все в порядке.
Если не считать того, что ее муж убит. «Теперь ты вдова, — напомнила она себе. — Не забывай об этом». Что ж, она успела вкусить вдовьей доли, пока рыдала на площадке автомастерской.
Эм молча наблюдала за работой Кей Эла. Девочка подавала ему инструменты, время от времени вытирая слезы измазанной ладошкой.
— Почти готово, — сообщил Кей Эл, улыбнувшись Мэдди. — С таким помощником я закончу в два счета.
Эм кивнула, опустила ресницы. Из обоих ее глаз выкатились слезинки, и она вытерла их, оставляя на лице масляные полосы. Кей Эл продолжал трудиться, делая вид, будто ничего не замечает, и Мэдди чмокнула его в затылок.
— Я люблю тебя, крошка, — сказала она Эм, но та лишь шмыгнула носом.
— Эм отличный помощник, — произнес Кей Эл серьезно. — Она прекрасно знает, какой инструмент мне нужен и когда. — Он поднял лицо, посмотрел на Мэдди и спросил: — Как ты? В порядке?
«Нет, — хотела сказать она. — Я едва держусь на ногах, и кто-то за мной охотится».
Она должна рассказать ему о деньгах. Ему или кому-нибудь еще.
«Взгляни сюда, — скажет она. — Я только что нашла в багажнике своего „сивика“ четверть миллиона. Нет, я не знаю, откуда взялись эти деньги. Откуда мне знать?»
На этот раз ей нельзя было ошибаться.
— Да, все в порядке. — Мэдди кивнула Кей Элу, лихорадочно соображая, что бы предпринять.
В доме нет места для такой кучи деньжищ. Человек, спрятавший их в «сивике», рассчитал очень точно. Он спрятал деньги в багажник автомобиля. Но не в багажник Мэдди — теперь у нее не было своей машины — и не в багажник ее матери или Анны.
Мэдди вошла в кухню, где хлопотала мать, и оперлась рукой о раковину, выглядывая на улицу. Из-за фургона Анны высовывался ярко-красный «мустанг» Кей Эла.
«Мустанг». Не самое лучшее место для тайника, но все же. Прежде чем кому-нибудь придет в голову искать деньги в багажнике Кей Эла, они уже придумают, что делать с ними дальше.
— Ты закончила с машиной? — спросила мать.
— Почти, — ответила Мэдди и, направляясь к дверям, поцеловала мать в щеку. — Что ты готовишь?
— Суп, — ответила мать. — К тебе будут приходить люди. Эстер и Ирма уже привезли две кастрюли кассероля. Да, и еще этот славный полицейский Винс — он спрашивал про какие-то деньги, но мне было нечего ответить, и он обещал заскочить позже.
— Деньги? — Сердце Мэдди подпрыгнуло. Откуда Генри узнал… ага, понятно. Сорок тысяч в сумке с клюшками для гольфа. — Все верно, — сказала Мэдди. — Это связано с работой Боента.
— Значит, его убили… — На последнем слове голос матери дрогнул. — Значит, его убили из-за денег?
— Не знаю, мама. Честно, не знаю, — ответила Мэдди. — Постарайся поменьше думать об этом, — посоветовала она и отправилась к машинам.
Если смотреть с крыльца, фургон Анны полностью заслонял «мустанг». Мэдди сунула руку в окошко дверцы водителя и дернула рычаг, открывавший багажник. Обойдя вокруг автомобиля, она подняла крышку, сгребла с запасного колеса всевозможный хлам — рабочую куртку, буксировочный трос, полотенце и фонарик. Освободив нишу, Мэдди прикрыла ее ковриком, вынула колесо и отнесла его в багажник машины матери. Потом она вынула оттуда рюкзак с деньгами и опорожнила его в нишу багажника «мустанга». Выпавший пистолет она вновь положила в рюкзак, а нишу накрыла ковриком и навалила сверху тряпье. Захлопнув крышку багажника, она унесла рюкзак с пистолетом в дом.
У нее тряслись руки. Операция длилась не больше пяти минут, но отняла у нее добрых пять лет жизни.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил Кей Эл, когда Мэдди проходила мимо.
— Тяжелый денек выдался, — ответила Мэдди и вошла в дом.
Зазвонил телефон, и Мэдди подняла трубку. Это был Генри. Он спрашивал племянника. Подойдя к телефону, Кей Эл ответил: «Ага. Выезжаю» — и, дав отбой, быстро осмотрелся — нет ли поблизости Эм или миссис Мартиндейл. Потом он поцеловал Мэдди и сказал:
— Я скоро вернусь. Надо еще поставить замок на парадную дверь.
— Задержись на минутку, — попросила Мэдди, — захватишь сумку с деньгами, чтобы Винсу не пришлось возвращаться за ними.
— Подумать только, сорок тысяч долларов валяются в сумке с клюшками. — Кей Эл покачал головой. — Ну ничего. В будущем мы станем вкладывать средства совсем по-другому. — Он вновь поцеловал Мэдди, на сей раз надолго прильнув к ее губам, и вышел через заднюю дверь. Мэдди услышала, как он сказал что-то Эм, прежде чем спуститься во двор.
Итак, денежки уплыли. Дешево достались, легко потерялись.
Мэдди обернулась и увидела мать, которая таращилась на нее из кухни.
— В чем дело? — спросила она.
Миссис Мартиндейл попыталась придать своему лицу суровое выражение, но глаза выдавали ее — она была явно испугана.
— Мэдди, — заговорила она наконец, — я хочу знать, давно ли длится твоя любовная связь с этим человеком.
Мэдди вздохнула.
— В минувшую пятницу я поцеловалась с ним впервые за двадцать лет. Если ты называешь три дня близости любовной связью, стало быть, она длится ровно три дня.
Лицо матери побледнело.
— Но ведь это позор, — пробормотала она.
— Извини, мама, — сказала Мэдди, шагая к задней двери, за которой ее ждала Эм. — Я понимаю, нам следовало подождать, пока я не получу развод.
— Значит, Брент ударил тебя из-за этого человека?
— Ты опять за свое! — с деланным возмущением воскликнула Мэдди. — Сказано же, я налетела на дверь!
Мать повернулась лицом к кухне.
— Я вовсе не такая дура, какой ты хочешь меня выставить, и с самого начала знала, что дверь здесь ни при чем. Теперь об этом знает весь город.
Конечно, мать тоже придется как-то успокаивать, но главной заботой Мэдди была сейчас Эм. Мэдди вышла из дома в тот самый миг, когда Феба вырвалась из объятий девочки и ринулась во двор. Эм с бессильно опущенными плечами побрела за ней. Мэдди тоже двинулась следом, но, дойдя до столика для пикников, опустилась на него, наблюдая за дочерью и собакой.
Три дня назад они с Кей Элом сидели за этим столиком, а Брент был еще жив. Уже тогда Мэдди казалось, что вокруг ее подстерегают одни неприятности, но по крайней мере у Эм не было разбито сердце. Эм поплелась назад, и Мэдди, увидев ее потерянное лицо, вдруг осознала, что если бы дочь так же тяжело восприняла развод, она не смогла бы расстаться с Брентом и причинить своему ребенку такое горе.
— Иди сюда, милая, — сказала Мэдди. Эм вскарабкалась на столик и уселась рядом. — Я привезла книжки про собак и твоих кукол. Они лежат в доме.
— Спасибо, — ответила Эм и залилась слезами. Мэдди посадила ее к себе на колени и принялась укачивать.
— Поплачь, — сказала она. — Не стесняйся, плачь. Я буду держать тебя крепко-крепко.
— Вчера вечером я очень испугалась, — всхлипнула Эм. — Я уже знала, что-нибудь обязательно случится. Я хочу, чтобы папа вернулся.
Мэдди почувствовала себя виноватой. Пока Эм терзалась страхами, она хохотала в постели. «Наслаждение не бывает безнаказанным», — подумала она. Уж ей-то следовало помнить о том, что быть счастливым в Фрог-Пойнте — тяжкий грех. И добро бы она сама расплачивалась за него, но ее грех пал на плечи Эм. Эм испугалась, и рядом не было матери, чтобы успокоить, утешить ее.
— Я больше не хочу ночевать у Мэл, — сказала Эм.
— Это было в последний раз, — ответила Мэдди.
— И не хочу больше ездить на ферму.
— Не поедем.
— Я хочу жить здесь, с тобой.
— Я никогда больше не оставлю тебя одну, — прошептала Мэдди, зарывшись лицом в волосы дочери. — Я всегда буду рядом. Клянусь. Я виновата перед тобой, Эмми. Обещаю, теперь я всегда буду с тобой.
Итак, Кей Эл остался в прошлом. Иного выхода не было. Мэдди совсем не хотелось, чтобы Эм, разговаривая с людьми, всякий раз выслушивала какую-нибудь сплетню. Она и Кей Эл взрослые, они проживут друг без друга, но Эм не сможет жить без матери. Теперь у Мэдди оставалась только дочь. Кей Эл должен уйти.
— Ох, Эм, — сказал Мэдди и тоже заплакала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Солги мне - Крузи Дженнифер



У Крузи грубоватое, но замечательное чувтсво юмора и понимание своих героев.rnЧитайте, вам понравится!rn"Давай поспорим", наверняка, тоже :))
Солги мне - Крузи ДженниферДжулс
7.06.2012, 17.13





прочитала как ни странно полностью, уф ну на один раз хватит.
Солги мне - Крузи ДженниферЛюсьен
30.03.2013, 16.28





Любовно-криминальная история из жизни простых провинциальных американцев. Без миллионеров и девственниц! Герои очаровывают все! Читайте и получайте удовольствие!
Солги мне - Крузи ДженниферStefa
8.12.2013, 20.34





Любовно-криминальная история из жизни простых провинциальных американцев. Без миллионеров и девственниц! Герои очаровывают все! Читайте и получайте удовольствие!
Солги мне - Крузи ДженниферStefa
8.12.2013, 20.34





nu i govno...
Солги мне - Крузи ДженниферLa femme
8.12.2013, 23.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100