Читать онлайн Солги мне, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Солги мне - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Солги мне - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Солги мне - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Солги мне

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Ты здесь лишний, Кей Эл, это дело касается только меня и Фарадеев, — заявил Стэн.
— Отпусти ее.
Мэдди продолжала вырываться, но Стэн не выпускал ее руку. Кей Эл был похож на настоящего убийцу. Мэдди впервые видела его таким.
— Подожди, Кей Эл, — пробормотала она.
— Все это началось из-за того, что ты вернулся в город, — сказал Стэн, пропуская ее слова мимо ушей и обращаясь к Кей Элу. — Так что отвали и не мешай мне покончить с моими делами. — Он неожиданно отпустил руку Мэдди, и она чуть не упала. — Если бы я только знал, что Шейла… — начал Стэн, шагнув вперед.
Кей Эл с размаху ударил его по лицу, и Стэн, потеряв равновесие, шлепнулся задом на дорожку, изрыгая проклятия.
— Если ты еще раз тронешь Мэдди, я тебя убью, — сказал Кей Эл.
На крыльце соседнего дома появилась миссис Кросби.
— Мэдди! — крикнула она. — Что у вас случилось?
— Что ты делаешь? — Мэдди повернулась к Кей Элу. — С ума сошел?
— Мэдди! — вновь крикнула миссис Кросби.
— Ничего страшного, — ответила Мэдди. — Стэн поскользнулся и упал. У нас все в порядке.
Но миссис Кросби и не подумала уйти с крыльца.
Кей Эл разминал ушибленные пальцы, не глядя на соседку.
— Возвращайся в дом, Мэдди, — сказал он и, кивнув Стэну, добавил: — Давай, Стэн. Кажется, у тебя уже давно чешутся кулаки. Давай один на один.
— Нет уж, — возразила Мэдди, преграждая ему путь. — Об этом не может быть и речи. Что с вами, ребята? Вы уже вышли из мальчишеского возраста. Немедленно прекратите.
— Мэдди… — заговорил Кей Эл, пытаясь обойти ее стороной.
— Нет, — ответила Мэдди. — Вы не будете больше драться.
Несколько секунд Кей Эл стоял, напрягшись, потом Мэдди увидела, как обмякло его тело. Он обнял ее и привлек к себе. «Миссис Кросби придет в восторг», — подумала Мэдди, но не стала вырываться — в конце концов ей так приятно было вновь ощутить его прикосновение.
Кей Эл вздохнул и сказал:
— Ладно. Ты права. Это было глупо. — Он повернулся к Стэну, лежащему на земле. — Прости. Только не вздумай больше надоедать Мэдди. Она ничего не знает.
— Чтоб меня черти взяли, — отозвался Стэн, принимая сидячее положение и ощупывая челюсть. Судя по всему, челюсть была цела, потому что он вдруг положил ладони на колени и рассмеялся. — Значит, вы с Мэдди… А Брент знает?
Кей Эл вперил в него бешеный взгляд, и Мэдди покрепче схватила его за руки, чтобы ему не пришла в голову блестящая мысль продолжать избиение на виду у всей улицы.
— Ты вправду хочешь остаться без зубов? — осведомился Кей Эл.
Стэн опять рассмеялся.
— Ну и дела! — воскликнул он и, поднявшись на ноги, стряхнул пыль с одежды. — Поделом Бренту, он это заслужил. — Стэн ухмыльнулся. — Черт возьми, Кей Эл, мне нет необходимости лупить тебя. Брент сделает это за меня. Он убьет тебя. Убьет вас обоих.
— Минутку, ты ничего не понима… — начала Мэдди, но Кей Эл перебил ее:
— Я вижу, тебе очень этого хочется, — сказал он Стэну, но в его голосе не было враждебности.
Мэдди подняла глаза и посмотрела на него. Злость Кей Эла улетучилась словно по волшебству. Эта перемена могла показаться забавной, не будь в ней чего-то пугающего.
Стэн потряс головой.
— Господи, вот так история. Пойду расскажу Шейле. — Он двинулся прочь по дорожке, не прекращая смеяться.
— Надо было врезать ему сильнее, — сказал Кей Эл. — В старые добрые времена я бы надолго заткнул ему пасть.
Так-так. Опять начались разговоры о старых добрых временах. Мэдди еще раз взглянула на Кей Эла и отодвинулась, чтобы развеять истому, парализовавшую тело из-за его близости.
— Что означает весь этот сыр-бор? — спросила она.
— Точно не знаю. Может быть, Стэн собирается жениться на моей бывшей супруге? — Кей Эл вновь обнял Мэдди за плечи и повлек ее в дом. — Вряд ли Шейла сказала ему, что я хороший человек.
— Мэдди! — послышался вопль с крыльца соседки.
— Спокойной ночи, миссис Кросби! — крикнула в ответ Мэдди и, плотно прижавшись к Кей Элу, умудрилась при этом отрицательно покачать головой. — А мне кажется, вы поссорились из-за Брента. Кстати, что имел в виду Стэн, когда говорил, что все началось из-за тебя? И почему ты утверждал, будто бы я ничего не знаю?
— Понятия не имею, Мэд. — В сумерках его лицо казалось сосредоточенным и хмурым. — В компании творится что-то неладное, и это не к добру. Множество людей очень недовольны и жаждут встретиться с твоим мужем.
— Значит, все началось из-за тебя?
— Перестань говорить глупости. — Кей Эл на мгновение сжал ее плечо. — У тебя дома есть что пожевать? После драк меня обычно мучает зверский голод.
Он потащил Мэдди к черному крыльцу, и она послушно двинулась следом, чтобы продолжить разговор.
— Эта история еще не кончилась, — сказала она.
— Согласен. — Кей Эл открыл кухонную дверь и, придерживая ее, пропустил Мэдди внутрь.


Съездив на ферму, Кей Эл привез оттуда Эм с Фебой. Вскоре после их появления в дом ввалилось семейство Тревы, сопровождаемое матерью Мэдди, уставшей дожидаться телефонного звонка дочери. Когда принесли пиццу, мать настояла на том, чтобы ей позволили расплатиться. Потом все собравшиеся сгрудились в гостиной. Взрослые окружили Эм плотным кольцом, словно коконом.
— Ящик из кабинета Брента все еще у тебя? — шепнула Трева, когда они двигались через прихожую.
— Да, и я сумела его открыть, — столь же тихим голосом ответила Мэдди. — Ты нипочем не догадаешься, что там было.
— Ух… — Трева расплескала кока-колу и нагнулась, пытаясь вытереть ее с пола носовым платком. — Так что же? Что-нибудь важное?
— Любовные письма. Целая куча. Письма Бет такие печальные.
Трева подняла на нее взгляд. Когда все уселись за стол, она продолжила, стараясь говорить как можно тише:
— Я вижу, ты стойко перенесла этот удар.
— Я ненавижу Бет за то, что она спала с моим мужем, но к Бренту я испытываю еще большее отвращение. Честно говоря, я несколько сбита с толку, — призналась Мэдди и, вонзив зубы в пиццу, почувствовала, как к ним прилипает сырная корочка.
— А что там еще было? — спросила Трева, но в этот миг Феба проглотила уже, наверное, сороковой кусочек пеп-перони, и ее вырвало.
В комнате воцарился легкий беспорядок, который закончился только тогда, когда Фебу вынесли во двор.
— Ты куда? — спросила Мэдди, увидев, что Эм встала из-за стола, собираясь идти следом, но Три сказал:
— Я прослежу, тетя Мэдди. Все в порядке. — И, взяв Эм за руку, вышел с ней из комнаты, не отпуская девочку ни на шаг.
Мэдди уселась у окна, чтобы иметь возможность наблюдать за детьми. Три буквально приклеился к Эм, внимательно следя за подъездной дорожкой.
— Хороший мальчик, — сказала Трева, устроившись бок о бок с Мэдди.
— Отличный, — отозвалась Мэдди. — Спасибо тебе.
— Мэдди, что происходит? — вмешалась в их разговор мать, и Трева тут же заявила:
— Вот вы нам и расскажете. Какие новости? Неужели Глория действительно решила развестись?
Разговора о Глории хватило минут на десять. Все это время Мэдди молча смотрела на Кей Эла. Он сидел на полу, опираясь о ее кушетку, скрестив длинные ноги на ковре, и Мэдди почувствовала, как ее тело наполняется теплом только оттого, что она смотрит на него. Она не сможет заполучить Кей Эла на сегодняшнюю ночь — в присутствии Эм на это нечего было и надеяться, — но по крайней мере она могла наслаждаться, глядя на него, слушая его низкий голос и смех.
«Век бы так», — подумала Мэдди и тут же поспешила вернуться к общему разговору, чтобы не распалять себя опасными мыслями.
Тем временем беседа перекинулась на дочь миссис Кросби, которая сидела на жидкой диете, и на Маргарет Эрлен-мейер, которая вновь забеременела. Потом собравшиеся заговорили о Харолде Уайтхеде, пригласившем Кендэйс Лоу-эри на обед, хотя не прошло и двух месяцев с тех пор, как скончалась его жена.
— Харолд утверждает, что это был чисто деловой обед, — сообщила миссис Мартиндейл и, фыркнув, съязвила: — Знаем мы эти деловые обеды.
Когда дети вернулись в дом, Мэл во всеуслышание потребовала десерт, и мать Мэдди поднялась на ноги.
— Уже поздно, мне пора, — сказала она.
Мэдди пошла к двери вслед за матерью. Бросив через плечо взгляд на Кей Эла, она увидела, как тот улыбнулся ей, заставив ее сердце подпрыгнуть.
— Как там бабушка? — спросила мать, когда они с Мэдди оказались на крыльце. — Как ты думаешь, она счастлива?
«У этой женщины за всю жизнь не было ни единого счастливого дня», — хотела ответить Мэдди, но сказала:
— Живет, не тужит. Какой-то Микки опять влюбился, а у женщины, что живет по соседству, отвратительная кожа. — Мэдди пригляделась к выражению, которое появилось на лице матери, и добавила: — Я и не знала, что она была замужем еще до дедушки.
Мать отвернулась и подошла к краю крыльца.
— Это было очень, очень давно. Теперь это уже не важно. Как мило со стороны этого мальчишки Старджеса подарить Эм такую симпатичную собачонку.
«Пришла пора перейти в контратаку, — подумала Мэдди. — Ловко придумано, мамуля».
— Да, очень мило, — сказала она. — Будь осторожнее, когда поедешь домой.
— Это хорошо, что у тебя такие заботливые друзья, — продолжала мать, не проявляя ни малейшего желания спускаться по ступенькам.
— Такая уж я везучая, — согласилась Мэдди. — Не забудь включить фары.
— Разумеется, не забуду. На улице кромешная темень. — Мать нахмурилась. — Может быть, Мэдлин, ты все-таки объяснишь, что происходит между тобой и этим человеком?
Стоило Мэдди вспомнить о том, что у нее было с этим человеком, как она тут же потеряла покой. Напряжение и страсть, мучившие ее прошлой ночью, стали нестерпимыми.
— Ничего, тебе не стоит волноваться, — ответила она. Мать повернулась и шагнула к ступеням.
— Ладно, только не наделай глупостей лишь из-за того, что ты собралась разводиться. Кстати, где Брент? Эм вне себя.
— Я думаю, Брент сейчас у той женщины, с которой у него роман, — сказала Мэдди, прислоняясь к дверному косяку.
Мать застыла на месте.
— Ты не говорила мне об этом.
— Просто удивительно, что ты сама до сих пор не знаешь, — ответила Мэдди. — Неужели ты ничего не слышала?
— Ничего, кроме обычных слухов. — Мать чуть помедлила. — В таком случае, полагаю, между тобой и Брентом все кончено?
— Да, мама. — В эту минуту Мэдди жалела мать даже больше, чем себя. Скоро она будет свободной женщиной и сможет заниматься любовью с Кей Элом («Цыц!» — велела она своей страждущей плоти), Эм будет в безопасности, а мать ожидают нескончаемые переживания по поводу того, что в ее семье случился развод.
— Если тебе что-нибудь потребуется, звони, — сказала мать.
Мэдди закусила губу. Стоило ей почувствовать вкус победы, как мать тут же сделала хитрый финт, заставив дочь вспомнить, как она любит свою матушку.
— Спасибо, мама, — ответила она. — Обязательно позвоню.
— Мне бы не хотелось, чтобы это произошло. — Голос матери прервался, и Мэдди подошла ближе, чтобы утешить ее.
— Нам всем будет лучше, — сказала она, обнимая мать. — Я уже давно не была счастлива, хотя и несчастной тоже не была и потому не видела причин расставаться с Брентом. Но теперь я знаю, как добиться счастья.
— Именно этого мне всегда хотелось, — произнесла мать. — Мне всегда хотелось, чтобы ты была счастлива. — Она выпрямилась и добавила: — Фрог-Пойнт ожидают небывалые потрясения, это как пить дать.
— Что ж, настала наша очередь, — заметила Мэдди. — Наша семья не была под огнем с тех самых пор, когда бабушка вышла за Бака.
Мать вперила в нее гневный взгляд.
— Не слушай бабушку. Она выдумывает небылицы, чтобы привлечь внимание к собственной персоне.
— Бабушке нет никакой нужды привлекать к себе внимание. Она живет сама по себе, сидит в своей комнате и помалкивает.
— Да, милая, я знаю.
— Отправляйся домой, мама, — сказала Мэдди. — Утро вечера мудренее. Завтра я подам на развод, по городу поползут слухи, и в конце концов город решит, что, коли Брент изменял мне, стало быть, он этого заслуживает. Пару недель все будут жалеть нас, потому что мы такие славные и хорошие, а потом кто-нибудь совершит какую-нибудь другую глупость, и о нас забудут. В этом деле мы — обиженная сторона. У нас все будет хорошо.
— Да, да. — Мать потрепала ее по руке. — Я люблю тебя. Позаботься об Эм. Ей будет очень тяжело.
— Знаю. — Мэдди с трудом сохраняла терпение. — Я не спускаю с нее глаз.
— Вот и хорошо. — Мать еще раз прикоснулась к руке Мэдди и зашагала по дорожке к автомобилю. На полпути она остановилась, обернулась и сказала: — Мэдлин, сейчас тебе ни в коем случае нельзя встречаться со Старджесом. Это очень, очень дурно выглядит.
Старджес. Жаркие глаза и горячие руки Кей Эла на сиденье автомобиля, в ее прихожей, в кухне, в гостиной… Его пальцы под ее футболкой, под юбкой, везде…
Ну все, хватит думать об этом.
— Я знаю, мама, — ответила Мэдди. Она и сама собиралась держаться подальше от Кей Эла. Хвала Всевышнему, он вот-вот уедет в свой Колумбус.
При этой мысли Мэдди охватила дрожь. Она хотела, чтобы Кей Эл был рядом, обнимал ее, согревал ее. Как тогда, на заднем сиденье. Мэдди сглотнула и зябко обхватила себя руками. Ей так хотелось, чтобы это сделал Кей Эл, обнаженный. Она попыталась заставить себя не думать о Кей Эле, но ее тело не слушалось голоса разума и немедленно покрылось пупырышками. Было что-то постыдное в том, чтобы предаваться греховным мыслям на виду у матери, но, раз возникнув, эти мысли неотвратимо заполонили все ее существо.
Что, если она начнет ездить в Колумбус за покупками? Три-четыре раза в неделю. Она представила себе квартиру Кей Эла и его самого, распростертого на кровати, ощущая его тяжесть на своем теле, чувствуя, как он входит в нее…
Тем временем мать продолжала втолковывать:
— Тебе придется немного подождать. Хотя бы год.
Год? Мэдди изумленно уставилась перед собой. Она не знала, сумеет ли она вытерпеть эту пытку пятнадцать минут, не то что год, о котором говорит мать.
— Ты ведь знаешь, какие длинные языки у людей, — закончила мать.
— Да, мама, — сказала Мэдди и торопливо вернулась в дом, а мать уселась в машину и отправилась восвояси. Итак, целый год. Что ж, ей предстоит сделать очень много покупок в Колумбусе.
Когда она вошла в гостиную, трое остававшихся там взрослых сидели на полу с пивом в руках, перемывая косточки Бейли. Кей Эл по-прежнему опирался спиной о кушетку, вытянув вперед скрещенные ноги. Мэдди впервые заметила, какие стройные у него бедра, и подумала, что если дошло до любования бедрами, значит, она совсем пропала.
Кей Эл поднял лицо и улыбнулся ей. Должно быть, он увидел огонек страсти в ее зрачках, потому что его улыбка чуть угасла, а глаза сузились.
«Да, я готова, и с превеликим удовольствием», — подумала Мэдди, спрашивая себя, сколько времени пройдет, прежде чем она сможет остаться наедине с Кей Элом. Теперь, когда Эм дома и в любую секунду может объявиться Брент, ожидание могло затянуться на дни, а то и на недели. Она опустилась на пол напротив Кей Эла, вытянув свои ноги вдоль его ног, и он тут же поставил на пол банку с пивом, только чтобы прикоснуться тыльной стороной своей ладони к голени Мэдди.
Внезапный прилив желания заставил Мэдди затрепетать.
Губы Кей Эла чуть раздвинулись, а его глаза с жарким пылом вонзились в лицо Мэдди. Она отвела взгляд и прислушалась к словам Хауи, понимая, что если они с Кей Элом не прекратят эту игру, то очень скоро бросятся друг другу в объятия и покатятся по ковру. Это было так заманчиво, что Мэдди изо всех сил стиснула веки.
Кей Эл переместился, и теперь грубая ткань его джинсов касалась ноги Мэдди. Ее мысли тут же свернули в запретное русло, призывая ее в свою очередь прижаться к нему, забраться на него сверху, обвить ногами, повалить на пол, впиться губами в его рот…
«Прекрати», — велела она себе и вновь попыталась сосредоточить свое внимание на беседе Тревы и Хауи.
— После того как Бейли вышибли из банка, он занялся поборами в казино, что на задах Роад-хауса, — говорил Хауи. — Именно потому Генри отказался рекомендовать его на должность частного охранника.
— Я никогда не понимала, зачем ему потребовалось совершать такие глупости, — заметила Трева.
— Затем, что у Бейли не хватало мозгов разобраться в тонкостях законов, — ответил Хауи. — Он хороший, хотя и туповатый парень. Бейли казалось, что маленький рэкет не очень повредит людям, а ему принесет кое-какой навар.
Кей Эл легонько постучал мизинцем по ноге Мэдди, и она на секунду закрыла глаза. Еще никогда прикосновение мизинца не вызывало у нее такого бурного возбуждения. Если Кей Эл еще раз дотронется до нее рукой — не важно где, — она того и гляди кончит.
— И тем не менее Бейли работает частным охранником в нашей компании, — сказала Трева. — Похоже, кроме Бейли, на свете полно хороших, хотя и туповатых парней.
— Я здесь ни при чем. Это Брент придумал, — ответил Хауи, пожимая плечами. Холодок, прозвучавший в его голосе, заставил Треву встрепенуться. Заметив болезненную реакцию подруги на имя ее мужа, Мэдди тут же вышла из блаженного состояния.
— А зачем Бренту понадобился Бейли? — спросила она. Хауи отодвинул в сторону коробку из-под пиццы.
— Месяц назад Брент пришел на работу и сказал, что, невзирая на перегороженную дорогу, в Пойнт опять повадились детишки, и если кто-нибудь из них свернет себе шею, нас затаскают по судам. Тогда-то он и нанял Бейли. — Трева и Мэдди обменялись взглядами, а Хауи пригубил пиво и добавил: — Между прочим, это была не такая уж плохая мысль. Теперь у нас есть человек, который следит за тем, что там творится по ночам.
— Кажется, ты говорил, что этот человек не в ладах с законом, — ввернула Трева. Хауи покачал головой.
— Бейли не станет расхищать имущество компании. Он честный, надежный парень.
— Да, он такой, — подал голос Кей Эл и вновь переместился поближе к Мэдди. На сей раз он поставил пивную банку с наружной стороны ноги и зажал лодыжку Мэдди между своим коленом и запястьем, не переставая болтать, отвлекая внимание Тревы и Хауи: — Бейли то и дело лупили в школе, потому что он стеснялся жаловаться на обидчиков. — Кей Эл нахмурился. — Ему здорово доставалось. Он был маленький и слабый.
— Ты сделал этот вывод на основании собственного опыта? — спросила Мэдди.
«Когда же мы займемся любовью?» — спрашивали ее глаза.
Хауи рассмеялся.
— Добрая половина драк, в которые ввязывался Кей Эл в школе, вспыхивали из-за того, что он хотел отомстить за Бейли. Бейли преклонялся перед Кей Элом.
— Всякий раз это оказывался кто-нибудь, кого я и так хотел отдубасить, — возразил Кей Эл, посылая Мэдди неотразимую улыбку.
«Хоть сейчас», — отвечал его взгляд.
— Брент, к примеру, — подсказал Хауи, многозначительно посмотрев на Кей Эла.
Мэдди чуть приподнялась.
— Ты был единственным человеком, которого боялся Брент, — продолжал Хауи. — И все это из-за Бейли.
— Брент лупил Бейли? — спросила Мэдди. «Кей Эл лупил Брента?»
— Только однажды, — ответил Хауи. — Да и то не лупил, а слегка оттолкнул. И когда Кей Эл велел ему прекратить, Брент сразу прекратил.
Мэдди удивилась:
— Это правда?
— Если мне не изменяет память, в тот миг у меня в руках была бейсбольная бита, — сказал Кей Эл. — Не такой уж я был силач.
— И часто ты ходил в школу с этой штукой? — поинтересовалась Мэдди.
— Нет, просто мы тогда играли в бейсбол. Мы с Брентом были в одной команде и были приятелями.
— Точно, — подтвердил Хауи смеясь. — Вы были тогда друзьями.
— У нас и сейчас много общего, — отозвался Кей Эл, опустив ладонь на ногу Мэдди.
«Чуть выше», — мысленно попросила она, делая при этом оживленное лицо и притворяясь, будто внимательно следит за разговором.
— Да, я наслышан об этом, — заметил Хауи, и Трева ткнула его в бок.
Кей Эл рассмеялся. Мэдди смотрела на своих лучших друзей, радуясь, что они готовы принять Кей Эла в свою компанию. Словно он и не уезжал. При этой мысли она вновь ощутила жгучее желание и велела себе думать о чем-нибудь другом.
Она вспомнила, какими они были в школе. Хауи, серьезно взирающий из-за стекол очков; Трева, порхающая повсюду в своей юбке капитана команды болельщиц, флиртующая налево и направо; Брент в свитере с номерами и с вечно невозмутимым лицом; Кей Эл в рубахе навыпуск и с вызывающей хладнокровной физиономией. Были и другие — Маргарет Эрленмейер и ее чудаковатая коллекция охотничьих курток; Кендэйс, сосредоточенная и упрямая; Стэн, который вечно отставал от других и делал вид, будто в этом виновата его рассеянность; Глория, бледная немочь, не спускавшая глаз с мальчишек, особенно с Брента… Но эти трое, сидевшие сейчас в гостиной, значили в жизни Мэдди особенно много. Эти трое и Брент. Вновь оглядывая своих друзей, Мэдди подумала, какая странная собралась компания. У них нет ничего общего, кроме воспоминаний и чувства юмора, но и это уже немало.
Пальцы Кей Эла скользнули по ее колену, и разум Мэдди вновь заволокла пелена страсти.
В этот момент в гостиную ворвались дети с собакой. В комнате опять воцарился всеобщий хаос.
— Где папа? — шепотом спросила Эм, приблизившись к матери.
Острое чувство вины заставило Мэдди подобрать под себя ноги.
— Не знаю, милая, — ответила она. — Думаю, он до сих пор занимается делами.
На лице девочки появилась тревога:
— Он вернется вечером?
— Да, скорее всего. Наверное, он придет поздно, как всегда, — ответила Мэдди, стараясь успокоить дочь.
— Эм! — крикнул Три. — Мы собрались в «Дайри Квин» за мороженым. Идешь с нами?
Мэдди очень не хотелось отпускать дочь, но когда Эм спросила: «Можно?» — она растерялась.
— Да, — неуверенно прозвучал ее ответ. В конце концов девочке нужно отвлечься от неприятных мыслей; и потом, если она уйдет из дома, Бренту будет трудно ее найти.
— Мы возьмем с собой Фебу, — обрадовалась Мэл. — Она еще не бывала у нас.
— Благодаря этому на ваших коврах нет следов собачьей рвоты, — шутливо заметила Мэдди.
Трева посмотрела на Мэдди и перевела взгляд на Кей Эла.
— Полагаю, Феба могла бы остаться у нас на ночь, — произнесла она. — И Эм тоже, если захочет.
— Правда? — в восторге выдохнула Мэл, а Хауи вытаращился на жену, словно на сумасшедшую.
— Конечно, правда, — подтвердила свои слова Трева. — Найдите для Эм пижаму.
Эм казалась растерянной, но Трева уже тянула ее к выходу, у ее ног нетерпеливо подпрыгивала Феба, и Эм позволила себя увести, напоследок недоумевающе оглянувшись на мать через плечо.
Мэдди понимала, что совершает ошибку. Ей не надо было отпускать от себя Эм, но мысль о том, что она вот-вот окажется наедине с Кей Элом, почувствует его обнаженное тело, прикасающееся к ее телу, входящее в нее, движущееся внутри…
Нет. Эм важнее всего.
Она не может отпустить Эм. Она не имеет права предпочесть ночь с Кей Элом безопасности Эм.
— Трева… — начала было Мэдди, но Трева перебила ее:
— Эм лучше переночевать у нас. Вспомни о беглом преступнике и так далее. Хауи и Три сумеют защитить твою дочь.
— Да уж, — пробормотал Хауи.
— О чем вы? — удивился Кей Эл.
— И у тебя наконец появится время заняться собой, — сказала Трева, кивая. — Правда, кому-нибудь придется остаться у тебя на ночь на тот случай, если появится беглый…
«Нельзя же быть такой прямолинейной, Трева», — хотелось крикнуть Мэдди, но мысль о том, что она сможет остаться наедине с Кей Элом, пересилила все прочие соображения.
— Трева, я тебя обожаю, — заявил Кей Эл. — Я всегда тебя любил.
— Что скажешь, Мэдди? — спросила Трева.
«Ладно, пусть я буду плохая мать», — подумала Мэдди. С другой стороны, Эм и правда будет в большей безопасности в доме Тревы. Она так хотела Кей Эла, что готова была забыть обо всем.
— Что ж, это хорошая мысль — забрать Эм на ночь, — сдалась она наконец.
Пока Мэдди прощалась на крыльце с Тревой и Хауи и махала им вслед рукой, Кей Эл обошел вокруг дома, проверяя окна и замки. Вернувшись в прихожую, он запер дверь и накинул цепочку.
— Ну, как ты? — спросил Кей Эл и двинулся к Мэдди. — В последние дни тебе приходилось несладко.
Мэдди любовалась им — таким крепким, уверенным в себе, любовалась его сильными руками, ловила его жаркий взор. Чем ближе он подступал, тем труднее ей было дышать.
«Пока ты рядом, мне хорошо», — хотела ответить она, но вслух сказала лишь:
— У меня все в порядке. Вчера я открыла гаражную торговлю и сбагрила все вещички Брента.
Кей Эл рассмеялся:
— Тебе палец в рот не клади. Ты всегда была жестокой и беспощадной.
Он обнял ее, и у Мэдди перехватило дыхание. Она приблизилась к Кей Элу и крепко прижалась к нему, стараясь сдержать стон. Она не собиралась связывать с ним свою судьбу, твердо намереваясь обрести полную и окончательную свободу; к тому же у нее накопилось немало вопросов, на которые Кей Эл еще не ответил. Но он был так прекрасен и Мэдди было так хорошо к нему прижиматься, что ей совсем не хотелось задавать вопросы, которые могли его оттолкнуть. С этим придется подождать.
— Полагаю, ты выставишь меня на улицу, — пробормотал Кей Эл, зарывшись лицом в ее волосы.
«Возьми меня сейчас же, прямо на полу». Машина Кей Эла стояла около дома, сияя, словно красный фонарь, и Мэдди подумала, что ей действительно было бы лучше выдворить гостя из дома, но она так хотела его…
— Опять ты задумалась, — окликнул ее Кей Эл. — Я уже не раз предупреждал тебя, что этого делать не стоит. — Он нагнулся и поцеловал Мэдди, прикасаясь кончиком языка к ее губам, сведя руки на ее спине и щекоча пальцами ее тело сквозь ткань футболки. Желание Мэдди вспыхнуло так непреодолимо, что она едва не закричала.
— Я должен защитить тебя, — шепнул Кей Эл. — Будет лучше, если я останусь на всю ночь.
Его руки сжимались все крепче; он поцеловал Мэдди в шею, лишая ее дара речи. Она судорожно ухватилась за него и закрыла глаза, представляя его обнаженным, входящим в нее… В нынешних обстоятельствах это была ужасная, греховная мысль, но Мэдди чувствовала, что вот-вот воспламенится, а Трева специально увезла ее дочь, чтобы дать подруге возможность сделать то, что она хочет. И завтра Фрог-Пойнт так или иначе узнает о грядущем разводе.
«В этом деле мы — обиженная сторона», — сказала она матери, но сегодня ночью Мэдди хотелось быть такой же, какой она была в Пойнте: всесильной, дерзкой, алчной и удовлетворенной. Эта новая Мэдди никому не позволит обижать себя. Она возьмет от жизни все, что возможно, даже если ее счастье будет длиться лишь одну ночь.
— Да, — произнесла она, и пальцы Кей Эла впились в ее тело. — Ты можешь остаться. — Мэдди сглотнула и добавила: — Но тебе придется выйти из дома и сделать вид, будто ты уезжаешь. Оставь машину в двух-трех кварталах отсюда и возвращайся дворами.
— Шутишь? — недоверчиво произнес он. «Поторопись же!» — хотела крикнуть она, но сдержалась и спокойно спросила:
— Хочешь, чтобы Генри пронюхал о твоих похождениях?
Кей Эл поморщился.
— Так и быть. — Отпустив Мэдди, он отодвинулся от нее, и она тут же едва не бросилась ему на шею. — Я отгоню машину, но к моему возвращению будь добра остаться в чем мать родила.
— Не беспокойся, — засмеялась Мэдди. Как только Кей Эл ушел, она торопливо поднялась по лестнице, собираясь расположиться в комнате для гостей. «Во всяком случае, я нашла хороший компромисс, — думала она, скидывая одежду, забираясь в кровать и ежась от прикосновения холодного белья. — Хотя и голая, зато не на супружеском ложе».
«Поторопись!» — вновь подумала она и, отодвинувшись в глубь постели, представила себе его руки.


Мэдди заперла дверь спальни и включила лампу в комнате для гостей, поэтому Кей Элу не составило труда найти ее. Комната была нарядная — Кей Эл уголком глаза ухватил бледно-голубое сияние стен и обилие белоснежных кружев на окнах — но по-настоящему он видел только плавные изгибы тела Мэдди, свернувшейся калачиком под тонкой простыней, ее груди, ее бедра, круто вздымавшиеся под легкой тканью, ее обнаженные плечи, отливавшие белизной в свете торшера, ее лицо, прекрасное, несмотря на синяк — подарок Брента, ее горящие темные глаза и соблазнительную улыбку полных губ. Он шагнул к кровати, на ходу расстегивая пуговицы.
— Ты не очень-то спешил. — Мэдди чуть отодвинулась, и Кей Эл замер на месте, ошеломленный движением ее тела под тканью простыни, ее обволакивающим голосом с легкой хрипотцой, которая, как он надеялся, была следствием охватившей ее страсти.
Он уселся на край постели, чтобы снять джинсы. Под его весом кровать осела, и Мэдди чуть подалась к нему, съехав в образовавшуюся ямку.
— Ты сама велела мне припарковать машину поближе к Колумбусу, — сказал Кей Эл, едва справляясь с волнением.
Наконец освободившись от одежды, он перекатился по постели, улегся рядом с Мэдди и привлек ее к себе, затаив дыхание, прикасаясь к ее нежным мягким округлостям, холодившим его грубую разгоряченную кожу. Ее тело напряглось, мышцы и нервы пронзил едва заметный трепет, столь слабый, что ощутить его можно было, только слившись с Мэдди в одно целое.
«Спокойно!» — приказал себе Кей Эл. Его щека скользнула от плеча Мэдди к ложбинке на ее груди, и он ощутил аромат ее тела. Мэдди пахла цветами и, как ни странно, кухней Анны.
— Ты пахнешь пирожными, — произнес Кей Эл осипшим от желания голосом.
— Ванильными, — вздохнув, отозвалась Мэдди.
Кей Эл оторвался от ее груди и успел ухватить губами чувственный рот, еще открытый после произнесенного слова. Он мягко прижал ее язык своим и осторожно опустил Мэдди на кремовые подушки, которые подались под их весом, словно зефир. Он вытянулся вдоль нее, прижимаясь всем телом, и почувствовал, как руки Мэдди скользят по его спине. Ее язык прикоснулся к его ключице, и в тот же миг она стиснула его кожу зубамич Кей Эл вздрогнул и напрягся, ощущая непреодолимое желание сейчас же войти в нее, погрузить себя и Мэдди в забытье. Но он чувствовал, что не должен давать волю своему нетерпению.
Виной тому была атмосфера, царившая повсюду в доме Мэдди, теплом благопристойном гнездышке в городке под названием Фрог-Пойнт. Дом и особенно эта уютная голубая комната сковывали его напор. То была самая настоящая семейная комната, и Кей Эл надеялся, что, когда закончится кошмар прошедших дней, у них с Мэдди будет именно такая спальня, и тогда уже ничто не помешает ему лежать рядом с Мэдди на кремовых простынях, чувствуя, как к нему прижимается ее жаркое округлое тело; тогда они смогут вдвоем плыть по волнам нежной, спокойной, размеренной любви.
Мэдди зашевелилась, и Кей Эла вновь охватила жаркая страсть. Ему пришлось остановиться, прекратить прикасаться к ней, хотя его тело переполняло желание тут же схватить Мэдди и грубо войти в ее теплую влажную плоть, ввергая ее и себя в судорожную схватку, подобную той, которая произошла двумя днями раньше на заднем сиденье автомобиля. «Господи, даже и не думай об этом», — сказал себе Кей Эл, но его тело продолжало трепетать. Сейчас все произойдет по-другому, это будет совсем иная страсть, управляемое, супружеское влечение, которое до сих пор казалось ему немножко пресным и, откровенно говоря, представлялось таким и теперь. Но Мэдди, лежавшая под ним на прохладных простынях, продолжала сладко вздыхать, а большего ему и не нужно.


Тем временем Мэдди, прижатая к кровати его весом, начинала терять терпение.
Она получила все, что хотела — уединение, покой, много свободного места, она сплавила Эм к подруге и заполучила Кей Эла, красивого, широкоплечего, полного страсти. Когда он протянул к ней руки, его глаза излучали такое желание, что Мэдди тут же едва не испытала оргазм, так она хотела его.
И вдруг все затормозилось. Нельзя сказать, что Мэдди не любила предварительные ласки, но она думала о Кей Эле весь предыдущий день и особенно предыдущую ночь, вспоминала его темные горячие глаза с пушистыми ресницами, которые казались неуместными на мужском лице, но придавали ему неотразимое очарование, мечтала впиться губами в его чувственный рот, ощутить, как его руки — о, эти божественные руки! — сжимают ее в объятиях. К этому мгновению она сама привела себя в состояние крайнего возбуждения, и время любовных игр миновало. Миновало уже давно. Мэдди зашевелилась. Кей Эл все еще колебался в нерешительности, поэтому она задвигалась активнее, чтобы не дать ему остановиться. Не то чтобы неторопливые ласки Кей Эла не доставляли ей никакого удовольствия — Мэдди чувствовала, как ее охватывает приятное тепло, — но если все идет как надо, откуда у нее время заниматься анализом своих ощущений? Она чуть выгнулась дугой, подавшись к Кей Элу и вынуждая его поторопиться, и он жадно стиснул пальцами ее бедра. Но стоило Мэдди напрячься в ожидании решительных действий, как он вновь отпустил ее и отодвинулся в сторону.
— Что с тобой? — шепнула Мэдди.
— Ш-ш-ш, — отозвался он и нежно поцеловал ее.
Только этого не хватало. Для нежных поцелуев было свое время и свое место; тогда они оба не были раздеты и разгорячены. Кей Эл мягко привлек Мэдди к себе, и напряжение той части его тела, которой он прикоснулся к ней, свидетельствовало о том, что внутри его пылают желание и страсть. Но внешне Кей Эл был неторопливо-ласков, нежен и спокоен.
«Придется потерпеть», — подумала Мэдди. В этот самый миг он начал ласкать языком ее плечо, которое вряд ли можно было счесть самой чувствительной точкой тела. Мэдди пришлось подождать еще около минуты, прежде чем Кей Эл спустился к ямке на ее шее и добрался до настоящей эрогенной зоны.
Дело было не в Кей Эле. Мужчина, сумевший довести женщину до экстаза на заднем сиденье машины, безусловно, способен на еще большие свершения, если у него в распоряжении удобная постель. Главным затруднением был сам его подход к сексу. Мэдди хотела, чтобы он сейчас же взял ее, позабыв о вежливой медлительности.
Однако прямо сказать об этом было нельзя. Прожив с Брентом шестнадцать лет, Мэдди отлично знала, что высказанная вслух критика мужских способностей партнера не приводит к добру. Она не могла схватить Кей Эла за уши и крикнуть. «Почему бы тебе не трахнуть меня поскорее?» Не могла, даже если бы сумела заставить себя произнести неприличное слово.
Впрочем, это было бы забавно — потребовать желаемое, завопив во всю мочь. Но он был бы шокирован. Он по-прежнему воспринимал Мэдди как Вечную Девственницу, именно этим можно было объяснить то, что он продолжал преклоняться перед ее храмом, вместо того чтобы взять его штурмом. Не хватало лишь, чтобы Кей Эл совсем увял. Сейчас он уже едва шевелился.
Кей Эл замер, чтобы надеть презерватив, и в душе Мэдди мелькнула искорка надежды. Он прильнул губами к ее шее, и она позволила искорке разгореться жарким пламенем, прижимаясь к Кей Элу и содрогаясь. Быть может, она судила его слишком строго, а сама была чересчур пассивна, занявшись пустопорожними размышлениями. Руки его скользнули по ее спине, и Мэдди прикусила губу. К черту размышления.
Щекочущее прикосновение его языка к шее Мэдди пронзило ее от сосков и живота до самых бедер, потом ощущение распространилось глубже, и она судорожно обняла Кей Эла, легонько вцепившись ногтями в кожу на его спине.
Кей Эл выдохнул и отстранился, отнимая у Мэдди последнюю надежду и вселяя в нее такое отчаяние, что она едва не заплакала.
Черт возьми.
Все ясно. Он не любит агрессивных женщин, которые царапают ему спину. Когда Кей Эл вновь прильнул к ее шее, Мэдди решила, что он наконец собрался с силами, однако и на этот раз ее надеждам не было суждено осуществиться. Она почувствовала его губы на своей груди и опять выгнулась дугой, прижимаясь к нему, стремясь забыться в крепких объятиях, но он продолжал медлить. Мэдди застонала от разочарования, и он, должно быть, воспринял стон как ободряющий знак, потому что стал действовать еще осторожнее.
У Мэдди опустились руки. Что ж, чему быть, того не миновать. Мэдди и прежде доводилось заниматься любовью, не получая никакого удовольствия, ведь она была замужем за Брентом. «Фантазируй», — велела она себе и попыталась вызвать в памяти образ самого соблазнительного мужчины, который только приходил ей на ум, но вместо Брэда Питга или Джорджа Клуни перед ее мысленным взором возник Кей Эл, всем весом придавивший ее к сиденью машины и рвущий пальцами ее волосы, чтобы приподнять ее лицо и впиться в него жарким поцелуем; Кей Эл, который вонзается в нее, заставляя корчиться от наслаждения, который кусает ее губы, грубо стискивает пальцами грудь, задирает ей ноги, наваливается сверху и вновь и вновь рывками входит в ее тело…
Мэдди открыла глаза и увидела над собой все того же Кей Эла. Он был прекрасен, как прежде, но теперь на его лице застыла равнодушная гримаса, словно он задумался над чем-то. Мэдди взвыла от отчаяния.
— Что с тобой, Мэдди? — прошептал он, поглаживая ее грудь, и Мэдди завозилась, приподнимаясь на локтях, пока не оказалась носом к носу с Кей Элом.
— Послушай, я очень ценю твою нежность и доброту, но будь любезен вздрючь меня, да так, чтобы я завизжала! — крикнула она.
— Чего? — изумился Кей Эл и, прежде чем Мэдди успела опомниться, прорычал: — Ладно, будь по-твоему.
С этими словами он рванул к себе бедра Мэдди, швырнул ее на подушки, и его плоть мгновенно и так энергично ворвалась в ее тело, что Мэдди захрипела от напряжения.
— Мне продолжать? — задыхаясь, спросил Кей Эл.
— О Господи, да! — крикнула Мэдди и изогнулась, ловя зубами его плечо.
Потом была только горячая тяжесть его тела, раз за разом неистово вторгавшегося в ее увлажнившееся лоно, он наклонялся к ней, и Мэдди впивалась зубами ему в плечи, жадно пожирала губами его рот, заливаясь слезами благодарности. Кей Эл терзал своей твердой как камень грудью ее грудь и оставлял на ее бедрах кровавые отметины ногтей. Мэдди вновь и вновь бросалась ему навстречу, желая слиться с ним в одно целое, чувствовать его массивную упругую плоть внутри себя.
Всякий раз, когда он толчком посылал свое тело вперед, Мэдди вздрагивала, ее сердце билось все чаще, и когда ритм его движений окончательно захватил ее, она уже не могла думать ни о чем, кроме своих ощущений, боясь лишь, что если Кей Эл прервет сладкую пытку, она тут же умрет. «Еще, еще… не останавливайся», — бормотала она и видела перед собой налитые кровью глаза Кей Эла, которые казались пустыми от переполнившей их страсти. Мэдди поняла, что он ее не слышит, что он полностью растворился в ней, что он не в силах больше сдерживать свое желание, и от этого дрожь ее тела еще усилилась. Мэдди теснее прильнула к нему, скрипя зубами от наслаждения, и Кей Эл изо всех сил прижал ее к себе. Казалось, его тело превратилось в тугую раскаленную пружину; внезапно спираль начала раскручиваться, Мэдди вздрогнула и затряслась всем телом. Кей Эл придавил ее к кровати своей огромной тяжестью, забывшись в оргазме, и это была самая потрясающая фантазия, которую Мэдди могла себе представить.


— Господи Боже мой, — проговорил Кей Эл, когда вновь обрел дар речи. — Я и не предполагал, что в этом городишке можно испытать нечто подобное.
— Я тоже. — Мэдди уткнулась ему в плечо. — Спасибо тебе.
Кей Эл судорожно стиснул ее руками. Он любил Мэдди, хотел ее, жаждал повторения. Мэдди застонала, и он разжал объятия.
— Я сделал тебе больно? — спросил он.
— Самую малость, — ответила Мэдди. — Ровно столько, сколько нужно.
Его вновь охватила страсть, и лишь одна мысль удерживала его от того, чтобы опять потерять рассудок. Он знал, что теперь Мэдди безраздельно принадлежит ему и, как только они отыщут Брента и Мэдди подаст на развод, они смогут пожениться и станут неразлучны.
— Я люблю тебя, — шепнул Кей Эл и начал все сначала.


Мэдди лежала, прильнув всем телом к Кей Элу. Ей нравилось все — нравился Кей Эл, нравилась она сама, нравилось, как они занимались любовью. Никогда еще она не чувствовала себя такой свободной. «Зачем я вообще выходила замуж?» — думала она. Как только Брент улетит в Южную Америку, она подаст на развод и станет свободной навсегда. Эта мысль показалась Мэдди столь сладостной, что она не сразу заметила, как Кей Эл вновь задвигался, щекоча волосами ее груди и покрывая поцелуями ее тело до самого живота. Утихшее было желание вновь воспламенило ее, и Мэдди схватила Кей Эла за волосы, чтобы остановить.
— Боюсь, второй раз я не выдержу, — сказала она, чуть отстраняясь. — Если я еще раз кончу, я сойду с ума и умру.
Кей Эл поднял лицо и улыбнулся распухшими губами, которыми он только что исполнил самые заветные ее фантазии.
— Так не кончай, — ответил он.
Его щека скользнула вверх по животу Мэдди, он раздвинул руками ее ноги, и Мэдди почувствовала на себе его вес. Кей Эл вновь вошел в нее, и последней отчетливой мыслью Мэдди было то, что, будучи обнаженной, она не в силах сказать Кей Элу Старджесу «нет».


В любое другое время Эм была бы рада похвастаться перед Мэл своей собакой, вволю поесть мороженого и переночевать на широкой кровати подруги, но сегодня ее ничто не радовало. Сегодня ей хотелось побыстрее вернуться к папе. Она не видела его уже два дня и хотела встретиться с ним, убедиться, что у него все хорошо.
— Этот Кей Эл классный парень, — заявила Мэл. — Почти такой же классный, как Джейсон Норрис.
Феба запросилась на кровать, девочки подняли ее с пола и прикрыли одеялом на тот, случай, если в последнюю минуту в спальню войдет кто-нибудь из взрослых.
— Вот видишь, он даже подарил тебе собаку, — продолжала Мэл.
— Ага, — сказала Эм, крепко прижимая к себе Фебу.
— Так, значит, он тебе не нравится? — допытывалась Мэл.
— Нет, почему же. Нравится, — ответила Эм, зарывшись лицом в шерсть Фебы.
— По тебе этого не скажешь.
— Но он действительно хороший, — возразила Эм и уселась на кровати, не находя больше сил притворяться счастливой и довольной. — Просто я не знаю, что происходит у нас дома.
— Это правда. — Мэл кивнула. — Лицо твоей мамы. Ужас! — Она легла животом на край постели и, едва не падая на пол, заглянула под кровать, а затем вынырнула оттуда с покрасневшим от натуги лицом и упаковкой кексов в руках. — Вот, стащила на кухне. Только не давай Фебе, а то ее стошнит на мою постель.
Эм совсем не была уверена, что ее саму не стошнит после пиццы и мороженого, но все же взяла кекс.
— А где твой папа? — осведомилась Мэл, когда они откусили по куску и слизали крем.
Эм показалось, что ее и вправду вот-вот вырвет.
— Папы нет дома, — ответила она. — Папа на работе.
— Это твоя мама сказала?
Эм кивнула.
— Ну-ну, — отозвалась Мэл, пожав плечами. «Мэл тоже не верит», — подумала Эм и сообщила:
— Они собираются разводиться. А Кей Эл — просто их старый друг. Его все знают, даже твои родители. У моей мамы всегда был только один парень — мой папа.
— С моими родителями та же история. — Подумав о том, какие скучные у нее родители, Мэл помотала головой. — Хотелось бы знать, кто был подружкой Кей Эла.
Эта мысль почему-то не вызвала у Эм восторга.
— Может, у него не было подружки, — сказала она.
— Была, обязательно была, — уверенно произнесла Мэл. — Кей Эл умный и красивый. У него была подружка. Готова спорить, что есть и сейчас. — Она бросила на Эм прищуренный взгляд и добавила: — Уж очень часто он улыбается твоей маме.
— Они просто друзья, — ответила Эм. — Между прочим, он улыбался и твоей маме тоже. И твоему папе.
Мэл кивнула:
— Знаешь, будь это в кино…
— Это не кино, — сказала Эм. — В настоящей жизни с такими людьми, как мы, не случается ничего интересного.
— Верно, — согласилась Мэл. — Мы все такие скучные. Эй! Феба жует твой кекс!
— Феба! — Эм вырвала огрызок кекса из пасти щенка и невольно рассмеялась — так забавно выглядел собачий нос, перемазанный кремом. Она встала с кровати, чтобы выбросить то, что осталось от кекса, и немножко приободрилась. С такими людьми, как ее мама и папа, никогда ничего не происходит. Воспоминание об отце заставило ее сердце болезненно сжаться. Нет, с ее родителями никогда ничего не случится. Очень уж они скучные. Все. Кроме Кей Эла, разумеется. — Кстати, совсем забыла, — сказала она, возвращаясь на кровать. — Кей Эл показал мне обалденный фокус. Теперь я умею тренировать зрительную память. Для этого нужно…
Мэл наклонилась вперед, внимательно слушая подругу, и Эм выбросила из головы все, кроме урока, который ей преподал Кей Эл.


Телефон зазвонил ни свет ни заря, и Мэдди с трудом вырвалась из крепких объятий сна. Она чувствовала приятную боль во всем теле, хотя и была несколько озадачена тем, что лежит не в своей кровати. Кей Эл, тоже не до конца проснувшийся, схватил трубку, прежде чем Мэдди успела его остановить.
— Э-э… Алло?
— Кто у аппарата? — Трубка взревела так громко, что даже Мэдди услышала вопрос.
— Дай сюда телефон, — прошипела она, но Кей Эл уже наклонился, чтобы ответить, и вид его великолепно изваянных обнаженных плеч совсем сбил Мэдди с толку. Она замерла и прислушалась.
— Генри, это ты? — спросил Кей Эл.
— Кей Эл, какого дьявола ты там сшиваешься?
— Вот, зашел в гости, — пробормотал Кей Эл.
— Сейчас семь утра, малыш.
— Я знаю, Генри. — Кей Эл прикрыл рукой глаза, стараясь побыстрее проснуться и усердно шевеля мозгами. — Чего тебе надо?
— Мне нужна Мэдди Фарадей, тупица ты эдакий. Что ты там делаешь?
Мэдди откинулась на подушки, стараясь не расхохотаться. Разумеется, не было ничего хорошего в том, что Генри узнал об их близости, а Кей Эл в эту минуту казался таким несчастным, что поднимать его на смех было бы просто грешно, но у Мэдди после минувшей ночи было замечательное настроение, ее тело все еще хранило восхитительные воспоминания, а обнаженный Кей Эл был так прекрасен в кровати для гостей, что она не выдержала и улыбнулась, хотя и понимала, что ее репутация висит на волоске. К тому же во всем Фрог-Пойнте было не сыскать второго такого молчальника, как Генри. Вряд ли он станет трепать языком.
— Пойду поищу ее. — Кей Эл прикрыл ладонью микрофон и повернулся к Мэдди. — Это мой дядя, — сообщил он. — Думаю, было бы лучше попытаться… э-э…
— Скрыть от него тот факт, что мы с тобой переспали? — Мэдди ухмыльнулась. — Это невозможно. Готова поспорить, он знает даже то, что мы оба голые.
— Все-таки я попытаюсь, — неуверенно произнес Кей Эл. — Ты всегда такая веселая по утрам?
— Только после того, как хорошенько потрахаюсь ночью, — ответила Мэдди и привлекла его к себе, медленно целуя, вспоминая его каждой клеточкой своего тела и подбираясь рукой к его ладони.
Кей Эл освободился и снял ладонь с трубки.
— Генри, ты не против, если мы перезвоним тебе позже? — спросил он. — У нас здесь такие дела…
Генри перестал орать, и теперь Мэдди не слышала его слов; но, должно быть, он говорил что-то очень важное, потому что Кей Эл рывком уселся и отодвинулся на самый край постели. Несколько секунд он напряженно прислушивался, потом сказал:
— Сейчас же выезжаем.
— Куда это мы выезжаем? — осведомилась Мэдди, как только он повесил трубку. — И какие у нас с тобой дела?
— Брент нашелся, — ответил Кей Эл, поднимаясь на ноги.
Он произнес это таким мрачным голосом, что Мэдди тоже приподнялась. Итак, Брент нашелся.
— А я и не знала, что он потерялся. — Мэдди старалась говорить оживленно, хотя на душе у нее заскребли кошки. Значит, Брент не полетит в Южную Америку, и ее надежды были напрасны.
— Он не терялся. — Кей Эл застегнул молнию на джинсах, вновь присел на край постели, взял руку Мэдди и добавил: — Плохи наши дела. Брент мертв. Кто-то застрелил его в Пойнте.
Мэдди икнула от неожиданности.
— Что? Что ты несешь?
— Кто-то застрелил его, — повторил Кей Эл.
Мэдди пыталась осознать его слова, но они казались ей бессмысленными. Кто-то застрелил Брента. Брент мертв. Нет, это невозможно. Кто-то застрелил Брента…
Она перевела взгляд на Кей Эла и спросила:
— Кто?
— Не знаю, — ответил Кей Эл. — Но очень надеюсь, что Генри это известно, ведь только что мы подкинули ему замечательный мотив.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Солги мне - Крузи Дженнифер



У Крузи грубоватое, но замечательное чувтсво юмора и понимание своих героев.rnЧитайте, вам понравится!rn"Давай поспорим", наверняка, тоже :))
Солги мне - Крузи ДженниферДжулс
7.06.2012, 17.13





прочитала как ни странно полностью, уф ну на один раз хватит.
Солги мне - Крузи ДженниферЛюсьен
30.03.2013, 16.28





Любовно-криминальная история из жизни простых провинциальных американцев. Без миллионеров и девственниц! Герои очаровывают все! Читайте и получайте удовольствие!
Солги мне - Крузи ДженниферStefa
8.12.2013, 20.34





Любовно-криминальная история из жизни простых провинциальных американцев. Без миллионеров и девственниц! Герои очаровывают все! Читайте и получайте удовольствие!
Солги мне - Крузи ДженниферStefa
8.12.2013, 20.34





nu i govno...
Солги мне - Крузи ДженниферLa femme
8.12.2013, 23.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100