Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Наверху Дэви тщательно просмотрел записи о картинах Скарлет и теперь строил планы на будущее.
– Эта комната начинает мне нравиться, – сообщил он Стиву, растянувшемуся на белом покрывале. – Как и ее владелица, она обладает безграничными возможностями. – Стив со вздохом положил голову между лапами, и Дэви почесал его за ухом. – Ты в самом деле без ума от нее? Молодец. Ты прав, она никогда тебя не предаст. Собачье печенье и место на кровати обеспечены тебе до конца жизни.
Стив немного приподнял голову, чтобы лучше слышать, и Дэви подумал о Тильде, находившей время заботиться обо всех, отчаянно пытавшейся вернуть картины, чтобы никто не узнал правды о ее отце, продававшем подделки.
Должно быть, разгадка именно в этом. Что-то неладное с этими картинами. Что-то опасное, иначе Тильда не пошла бы на преступление. Она просто не способна ни на что подобное, уж это точно. Интересно, какой она стала бы под крылышком его отца? Вряд ли разница была бы очень уж велика. У некоторых людей честность в генах. У них нет потребности проникнуть на запретную территорию, когда все нервные окончания так и зудят, а каждый звук и запах тысячекратно усиливаются. Господи, как же он соскучился по этому! Спасибо папочке за то, что подсадил сыночка на адреналин!
Хорошо еще, что он не во всем пошел в отца, иначе это было бы просто взрывоопасно!
Однако должен же быть и другой способ заполучить этот зуд. Вполне законный.
Пить по-черному.
Нет, это глупо.
Наркотики.
Грозит тюрьмой.
Секс.
Тем более что есть Тильда. Верно, она не пришла в бешеный восторг от его идеи, но можно попробовать снова и сделать все, чтобы на этот раз она вела себя по-другому. Пусть даже кусается, если захочет, поскольку, если судить по вышивкам Гвен, это у нее, должно быть, наследственная черта.
Постепенно мысли о Тильде вытеснили из его головы размышления о плане ограбления. И к тому времени как они со Стивом услышали ее шаги на лестнице, настроение Дэви заметно улучшилось.
– А мы-то гадали, где ты прячешься, – приветствовал он ее. Стив сел и завилял хвостом.
– Работала. Запомни, что я, Матильда Вероника, мастер фресок. Именно фрески и держат нас на плаву, парень, – пояснила Тильда, издав губами чмокающий звук. – Привет, щен.
– Это та Вероника, помешанная на власти стерва, о которой ты упоминала прошлой ночью? – спросил Дэви, пытаясь представить себе Тильду затянутой в кожу и издающей такие же чмокающие звуки. Это оказалось на удивление легко. Он похлопал по кровати рядом с собой. – Садись, поговорим об этих картинах.
– Все есть в записях. – Она устроилась возле него, Стив мгновенно взобрался к ней на колени и счастливо вздохнул. – Первым был городской пейзаж, – начала Тильда, растирая его уши. – Тот самый, что Надин продала Клеа.
– И который мне никак не удается вернуть, – вставил Дэви.
– Второй был с коровами, а третий – с цветами. Эти ты раздобыл. – Тильда подтолкнула очки к переносице и растерянно улыбнулась Дэви своим кукольным ртом: первая настоящая улыбка, подаренная ему. И он чуть подался к Тильде. Исключительно потому, что она казалась такой теплой. – Еще были бабочки, – продолжала Тильда. – Их купила некая Сьюзен Фрост. Живет в Гаханне.
– Бабочки, – повторил Дэви, задаваясь вопросом, что она сделает, если он прижмется губами к нежному местечку под изгибом подбородка.
– Пятая – русалки. Они у какого-то Роберта Олафсона из Уэстервилла.
Может, лучше подождать, пока все картины не будут собраны? Может…
– И последняя, в продажу которой я до сих пор не могу поверить, это танцоры. Перешла к мистеру и миссис Джон Бреннер.
– А почему ты не веришь в ее продажу? – спросил Дэви, наслаждаясь энергией, так и искрившейся в ее голосе. – Ты ведь говоришь о своем отце, верно?
– Потому что краски были смазаны. Трудно что-то разобрать. И все-таки папочка сбыл ее с рук.
Она была до того расстроена этим обстоятельством, что Дэви быстренько сменил тему:
– Хорошо, сегодня отправляемся за бабочками.
– А нельзя, чтобы все в один день? Просто взять и выкупить их?
– Почему нельзя? Но при условии, что их захотят продать и не потребуют больше, чем у нас есть. Так что лучше потратить время, но сделать все, как полагается.
– О… – Тильда громко сглотнула. – Я думала… ну… что ты можешь сделать все.
– Торопить волшебника – значит получить паршивые чудеса.
Тильда снова подтолкнула очки повыше.
– И что же мы будем делать, если они не захотят продать?
– Попытаемся переубедить, – жизнерадостно сообщил Дэви.
Выражение лица Тильды изменилось.
– Что такое? – встревожился он.
– Ты… ты говоришь совсем как кто-то очень мне знакомый.
– Твой отец, – догадался Дэви.
– Нет, – пробормотала Тильда, но он понял, что попал в точку. Лгунья из нее никудышная.
– Кто подделывал Скарлетов, Тильда?
– Скарлеты – не подделки. Но мы все равно должны их вернуть.
– Ладно, – согласился Дэви, вскакивая с кровати. – Только попытайся на этот раз никого не лягнуть.
– Боже, я так старалась это забыть, – поморщилась Тильда. – С этим парнем, надеюсь, все в порядке?
– В газетах я ничего такого не видел. И жаловаться ему нет резона. Он тоже взломщик, забыла? Скорее всего пришел в себя и улизнул.
– Верно. – Тильда открыла дверь спальни, оставив безутешного Стива на кровати. – Ты уверен, что знаешь, как это сделать? – допытывалась она.
– О да. Абсолютно.
Внизу, в галерее, Пиппи Шаннон пела «Это он», телефон звонил, а Гвен с удивлением обнаружила, что в кроссворде ответом на «милая» будет «лапочка».
– «Гуднайт гэлери», – бросила она в трубку, не отводя глаз от кроссворда.
– Гвен? Это Мейсон Фиппс.
– Рада тебя слышать, – фальшиво заверила Гвен, стараясь казаться приветливой.
– Я хотел поблагодарить за вчерашний вечер.
– О, не за что. Я прекрасно провела время. Совсем как когда-то.
– Я хотел бы выказать свою благодарность, пригласив тебя завтра на поздний ленч. Ты же сможешь оставить галерею в воскресенье, не так ли?
«Я никогда не смогу оставить галерею. Никогда…»
– Право, не знаю…
– Я был бы счастлив, если бы ты смогла встретиться со мной… скажем, в два.
Гвен послышались нотки неуверенности в его голосе. Бедняга живет с Клеа. В таких обстоятельствах кто угодно приобретет комплексы!
Но он захочет поговорить о Тони.
С другой стороны, если она не согласится на ленч, придется довольствоваться книгой кроссвордов.
– Ты не мог бы назвать слово из семи букв, означающее «склонный к греху»? Скажешь – и я соглашусь.
– Попробую, – протянул Мейсон, очевидно, растерявшись. – Какие-то буквы есть?
– Начинается на «г», кончается на «к».
– Подожди минуту, – попросил он, и в голосе его Гвен уловила улыбку.
«До чего же милый парень! Конечно, мне стоит пойти на ленч», – подумала она.
– Это не может быть просто «грешник», как ты думаешь? – после паузы спросил Мейсон.
– Грешник?
– Ну, того, кто совершает грех, обычно называют грешником, не так ли?
Гвен открыла книжку.
– Сейчас… – Взявшись за ручку, она заполнила клеточки. – Ну и ну! Нужно же быть такой дурой!
– Все правильно? – спросил Мейсон.
– Я принимаю твое приглашение, – засмеялась Гвен, поражаясь собственной недогадливости. – Поверить невозможно, что это так легко! Но я бы в жизни не отгадала!
– У меня был стимул, – гордо объявил Мейсон с еще более отчетливой улыбкой в голосе.
– Ты мой герой, – польстила она.
Они немного потолковали о кроссвордах, и он снова поблагодарил ее за предыдущий вечер. Гвен повесила трубку, неожиданно осознав, что с удовольствием ждет встречи.
«А вдруг это свидание? Нет, всего лишь ленч. Но будет ли с нами Клеа? Хотелось бы знать…»
Дверь открылась как раз в тот момент, когда Пиппи рассыпалась в финальной руладе, и Гвен увидела Форда Брауна, теперь уже четко ассоциировавшегося в ее голове с киношным ковбоем. Даже саундтрек вполне подходил: «Не покидай меня, о, дорогой мой…»
– Это вы? – ляпнула Гвен, стараясь игнорировать продолжавшую звучать в мозгу музыку. – Наверху все в порядке?
– В абсолютном, – кивнул он, оглядев галерею. – Чудесное местечко.
Гвен посмотрела на облупившиеся стены, разбитое окно и вытертые половицы.
– Угу.
Его губы снова дернулись в странной неулыбке.
– Это я из вежливости.
– Вежливость уместна, если в ней содержится хоть какая-то доля правды, – отрезала Гвен, пытаясь понять, к чему он клонит. Она знала нового жильца совсем немного, но успела заметить, что болтливостью он не отличается.
– Но почему же?
Сунув руки в карманы, он вразвалочку прошел мимо очередной Финстерс.
– Почему местечко нельзя сделать чудесным? – Гвен пожала плечами. – Денег нет.
Форд остановился у разбитого стекла:
– Не так много и понадобится.
– Вы подрядчик? – спросила Гвен.
– Можно сказать и так. Кстати, я шел на ленч. Какой ресторан вам нравится?
– Ленч? – переспросила Гвен.
Форд терпеливо кивнул:
– Подскажите мне, где можно хорошо поесть, и за это я принесу вам ленч.
– Неужели я выгляжу такой голодной? – взорвалась Гвен. – За последние четверть часа вы – второй мужчина, предложивший меня покормить.
– Люди едят, – высказался Браун. – Обычно в это время. Даже во Флориде.
– Разве? А мне казалось, что там питаются исключительно фруктами из тех коктейлей, что с маленькими зонтиками.
– Что это вы все про зонтики да про зонтики? – удивился Форд.
– Просто надеюсь на убежище от дождя, – вывернулась Гвен, возвращаясь к кроссворду. – Зайдите в «Фэйр-Хаус». Классные морепродукты. Почувствуете себя как дома.
Час спустя Браун принес ей коктейль «Пина колада» с крошечным зонтиком.
– Двойная порция фруктов, – предупредил он и, поставив стакан на стойку, ушел к себе.
– Черт, – удивленно пробормотала Гвен, пробуя коктейль. Он был восхитительным!


Днем, как только они уселись в машину Джеффа, Дэви стал наставлять Тильду.
– Хорошенько выслушай меня и поступай соответственно. Вот как все должно обстоять: когда мы приедем туда, я пойду в дом. Ты остаешься в машине и следишь за мной. Если я подам тебе один из трех знаков, поднимаешься и идешь за мной.
– Три знака, – повторила Тильда.
– Если я помашу тебе и назову Бетти, будешь вести себя как глупая зануда. Но запомни: я главный. Буду не слишком рьяно помыкать тобой, пока ты роешься в сумочке.
– В большой сумке, – поправила его Тильда, указывая на сумку. – А Бетти потому зануда, что я была такой идиоткой в шкафу?
– В шкафу ты была Вилмой, – напомнил Дэви. – Если мне потребуется кто-то, чтобы размять мои кости, я назову тебя Вилмой. К сожалению, думаю, что до этого сегодня не дойдет. Если назову тебя Бетти и скажу, что мы вместе уже год, немедленно вложишь стодолларовую банкноту в руку жертвы и начнешь искать вторую сотню.
– Для жертвы?
– Не отвлекайся, – строго велел Дэви. – Итак, если я скажу, что мы вместе целый год…
– Я кладу сотню в руку жертвы и начинаю искать вторую, – докончила Тильда.
– А если я скажу про два года…
– Отдаю две сотни.
– Умница.
– Но зачем это?
– Потому что, когда деньги уже в руке, от них очень трудно отказаться. Если протянешь сотню и тут же начнешь искать вторую, жертва возьмет ее машинально, и тогда она у нас в руках.
– А мы не можем просто предложить деньги?
– Можем. Именно это я и сделаю. Если же не сработает, тогда в игру вступаешь ты.
– Ладно, – неохотно пробормотала Тильда. – Первый знак. Бетти. Зануда. Деньги.
– Далее. Знак второй. Я смотрю на часы. Ты подходишь и говоришь, что уже поздно и нам пора.
Тильда кивнула:
– Так какая же я? Вежливая?
– Не обязательно. Если я назову тебя Вероникой и поведу себя так, будто побаиваюсь тебя, будь последней стервой. – Тильда вздохнула. – Если же назову тебя Бетти и стану орать на тебя, пресмыкайся. Мы ограничим сделку жесткими временными рамками, и если жертва не поспешит, потеряет все.
– Временные рамки. Ясно. А третий знак?
– Если заложу руки за спину, подойдешь и будешь врагом.
– Врагом, – повторила Тильда.
– Если я не смогу уломать жертву сам, придется дать ей причину встать на мою сторону, а для этого самый быстрый способ – выступить против врага вместе со мной. Враг – это ты.
– Заметано. А что я должна делать?
– Следи за мной. Если ты Вероника, я, раболепствуя перед тобой, пожалуюсь, что мне не продают картину. Тогда начинай скандалить. Мол, ты так и знала, что я ни на что не способен. Измывайся надо мной, как только сможешь.
– И как это сработает? – нахмурилась Тильда.
– Если тот, кто откроет дверь, живет с домашним тираном, он встанет на мою сторону. Если же он сам тиран, ты – Бетти и будешь стоять передо мной на задних лапках.
– Но в шкафу я не стояла на задних лапках.
– Не стояла. Будь как можно надоедливее и делай вид, что больше всего боишься меня обозлить: Поставь меня в такое положение, когда, по мнению собеседника, мне не останется. Ничего другого, как прикрикнуть на тебя. Начни ныть, что нам не нужна дурацкая картина, что лучше потратить эти деньги ни новое платье или шубку.
– Ладно, я все поняла, – кивнула Тильда. – Итак, Бетти – плаксивая зануда, Вероника – стерва, а Вилма – шлюха. Не знали, что ты такого обо мне мнения.
– Ты так и не сосредоточилась, Матильда, – рассердился Дэви. – Я попытаюсь все сделать сам, чтобы тебе даже не пришлось выходить из машины. Самое лучшее – это если нам удастся просто купить чертову мазню. И каким бы образом мы что го ни добились, чем меньше людей нас увидит, тем меньше смогут говорить потом. Именно это нам и требуется. – Он взглянул в ее светло-голубые глаза и на мгновение сбился с мысли. – Ты незабываема, Селеста.
– Правда? Но это легко исправить, Ральф. Подожди минуту.
Тильда вышла из машины и исчезла. Дэви терпеливо ждал, Но когда она не появилась и через четверть часа, решил отправиться на поиски. Он уже открыл дверцу, но тут откуда ни возьмись возникла Тильда.
Она успела пригладить локоны и снять очки. Натянула розовый облегающий свитер, подчеркивавший каждый изгиб, повязала на шею шарфик в зеленый горошек и выглядела чистенькой, аккуратной, респектабельной – типичной яппи – и была совершенно на себя непохожей.
– Впечатляюще, – признал Дэви. – Как ты этого добилась?
Тильда торопливо скользнула на заднее сиденье:
– Мусс для укладки, тушь, темные контактные линзы, свитер, юбка и шарф Ив. А теперь я могу подойти к двери вместе с тобой?
– Ни в коем случае. Оставайся в машине. Утешайся тем, что произвела на меня незабываемое впечатление.
«И заодно завела. Привет, Вилма».
– Ясно, – вздохнула Тильда и, порывшись в сумке, вытащила первую карточку.
– Едем к миссис Сьюзен Фрост, владелице прелестной Скарлет с бабочками, за которую заплачено пятьсот долларов. Обитает в Гаханне, Шоссе шестьсот семьдесят. Направление на восток.
Двадцать минут спустя Дэви остановил машину перед аккуратным маленьким одноэтажным домиком с пологой крышей.
– Мы на месте. Достать деньги?
Тильда открыла портмоне и вытянула десять новеньких стодолларовых банкнот.
– Надеюсь, Саймон не фальшивомонетчик?
– Нет. У него для этого терпения не хватит. А что?
– Это его деньги. Из твоей квартирной платы.
– Его квартирной платы, – поправил Дэви. – С самого его появления я носа не могу сунуть в свою комнату. Дай мне пятьсот на случай, если удастся провернуть дельце без тебя.
– Помни, там бабочки, – предупредила Тильда, протягивая деньги. – Ты уверен, что я пока не нужна?
– Совершенно. – Дэви открыл дверцу. – Оставайся в машине и следи за мной. Учти, если вдруг подойдешь, я твой муж Стив.
– Договорились, – кивнула Тильда, явно готовая слушаться его.
Дверь открыла особа с поджатыми губами в возрасте Гвенни, Дэви улыбнулся, мысленно попрощавшись с мыслью просить пожертвовать картину на благотворительность. Эта потребует денег и выдоит из них все, что сумеет.
– Миссис Фрост?
– Да, – насторожилась она.
– Добрый день. Я – Стив Фостер. Вы меня не знаете, но тетка моей жены иногда приезжала к вам с подругой. – Он сокрушенно покачал головой. – К сожалению, не могу припомнить имя подруги.
– И что? – с нескрываемой подозрительностью изрекла миссис Фрост.
– Простите, что так несвязно объясняюсь. – Дэви сунул руки в карманы и снова улыбнулся, стараясь выглядеть абсолютным болваном. – Думаю, это нервное.
– Так что вы хотите? – спросила она, чуть смягчившись.
– Тетя моей жены сегодня приезжает в город. На днях с и исполняется шестьдесят, и она всегда была так добра к Бетти. Когда она гостила у вас, то обратила внимание на картину е бабочками и часто вспоминала о ней. Небо в шахматную клетку и много-много красивых бабочек. Она призналась, что глаз не могла оторвать от нее и даже видела во сне. Дама не может ее забыть.
– Кажется, припоминаю, – протянула миссис Фрост уже не так настороженно. – Она – подруга Бернардетт Лоуэлл?
– Кажется, – кивнул Дэви. – Бетти так хотелось купить картину для тети, но она такая застенчивая, боится даже подойти, так и сидит в машине… – Он повернулся и помахал Тильде. – Бетти будет просто счастлива, а мне доставляет такую радость видеть ее счастливой…
– Я даже не помню, что случилось с этой картиной, – рассеянно заметила Миссис Фрост, глядя мимо него.
– Привет, – бойко поздоровалась подошедшая Тильда, и Дэви поспешно обнял ее за плечи.
– Не стесняйся, Бетти, – велел он, и Тильда мгновенно сгорбилась. – Понимаешь, миссис Фрост даже не уверена, что картина у нее. Давно ее не видела…
– Не беспокойтесь, мы заплатим, – заверила Тильда с глупым видом, принимаясь шарить в сумочке. – Извините, что отвлекаем вас… – Она вынула руку с зажатой банкнотой, и миссис Фрост уставилась на деньги. – Этого недостаточно, – продолжала Тильда, сунув деньги миссис Фрост и принимаясь с удвоенной энергией рыться в сумке. – Простите, но я точно знаю, что у меня была еще одна…
Равнодушие в глазах миссис Фрост мигом сменилось жадностью.
– Сейчас посмотрю на чердаке, – решила она и удалилась, унося деньги.
– Я уверена, что она где-то здесь, – продолжала Тильда, разве что не влезая в сумку носом.
– Все в порядке, солнышко. – Дэви погладил ее по плечу, удивляясь, как легко ей удалось войти в образ. Может, он ошибался насчет Тильды? Может, Майкл Демпси запросто превратил бы ее в мошенницу? Какое счастье, что она родилась не в их семейке! – Не волнуйся, она отыщет картину, – пообещал он, и Тильда повернула к нему лицо и улыбнулась – открыто, как солнечный лучик, и Дэви покрепче обнял ее и еще раз возблагодарил судьбу, что она не Демпси.
– Надеюсь, она ее найдет, – прошептала Тильда. – А вот и денежки. – Она показала вторую банкноту.
– Ну и хорошо. Держи ее крепче и старайся не волноваться.
Они уселись на верхнюю ступеньку крыльца. Тильда принялась рассуждать, как будет рада тетушка получить картину, а Дэви все обнимал ее за плечи, чувствуя, как солнце просачивается в самые кости, и понимал, что счастлив.
– Эта? – спросила миссис Фрост, появившись на крыльце четверть часа спустя. Подняв глаза, Дэви увидел пыльный квадрат холста, на котором красовались самые злобные из всех бабочек, что ему когда-либо приходилось видеть.
– Они! – ахнула Тильда, вскакивая. – В точности как описывала тетя Гвен. О, какие чудесные! И смотрите… – Она вытянула руку. – Я нашла другую сотню!
Другая сотня перекочевала в загребущие пальцы миссис Фрост.
– Но знаете, мы заплатили за картину тысячу долларов, – беззастенчиво солгала та.
– О… – сокрушенно пробормотала Тильда, бледнея. – Стив, мы не можем…
– Минутку, солнышко, – ободрил ее Дэви, вынимая бумажник и отсчитывая двадцатку, десятку и четыре бумажки по доллару. – Мы можем поднять цену до двухсот тридцати четырех, – извиняющимся тоном сообщил он, предлагая миссис Фрост деньги. – Ничего страшного, детка, поедим дома, вместо того чтобы везти тетю Гвен к Бобу Эвансу. Твоя стряпня лучше любых ресторанов.
– О, Стив! – благодарно воскликнула Тильда, опуская голову, и Дэви мог бы поклясться, что она покраснела!
– Ладно уж, – не выдержала миссис Фрост, выдирая деньги из его пальцев и, очевидно, горя желанием спихнуть посетителей с крыльца, чтобы не слышать дальнейшей сентиментальной размазни. – Берите.
– О, спасибо, – выдохнула Тильда, хватая картину. – Моя тетя будет…
Миссис Фрост захлопнула дверь перед ее носом.
– …так счастлива, – докончила Тильда, источая патоку.
– Пойдем, крошка. – Дэви взял ее за руку, – Встретим тетю Гвен.
Усевшись в машину, Тильда яростно прошипела:
– Она не платила никакой тысячи долларов!
– И что из того? Ты тоже. – Дэви отдал ей пятьсот долларов и завел мотор. – Кстати, насчет бабочек…
– Господи!
Тильда наклонила картину, чтобы лучше рассмотреть бабочек:
– Я не видела их пятнадцать лет.
– Скарлет, вероятно, была немного раздражена, когда их рисовала, – заметил Дэви, выруливая на мостовую. – Выглядит они так, словно способны ободрать корову до костей быстрее, чем пираньи.
– Неужели? Да… действительно, они несколько сердиты. Что же, у Скарлет были немалые проблемы.
– Хочешь попробовать добыть еще одну прямо сейчас? – разошелся Дэви.
– Ни за что! Иначе к завтрашнему дню меня просто хватит инфаркт. Ничего страшнее я в жизни не переживала.
Дэви удивленно вскинул брови:
– Вот уж не сказал бы! Ты была абсолютно правдоподобна.
– Правда? – оживилась Тильда.
– Настоящая актриса.
– Это все Гвенни, – призналась она, по-прежнему разглядывая бабочек. – Мы с Ив смогли бы сыграть леди Макбет еще в детском саду. А Надин была готова к этому еще раньше. Представляешь, картавила: «Все благовония Аравии…» Поразительное зрелище. Она была такая миленькая.
– Угу. – Дэви украдкой бросил взгляд на ее профиль. – Это у вас семейное.
– Да и ты был неплох! Сама Гвенни не смогла бы сыграть лучше, – заверила Тильда. – Да что там неплох, изумителен!
«Ты еще ничего не видела, Вилма!»
– Я тебе ужасно благодарна.
– Не за что, – пробормотал он, пристально глядя на дорогу.


Этой ночью Тильда готовилась к новой атаке, но когда Дэви ушел с Саймоном, замышляя бог знает что, почувствовали странное разочарование. Должны же они были как-то отпраздновать свою маленькую победу!
Надин заявилась вскоре после их ухода, по пути на репетицию с ансамблем Бартона, и отдала ей Стива, обзаведшегося кровавой царапиной на носу.
– Что стряслось? – ахнула возмущенная Тильда.
– Он встретил на лестнице Ариадну, – пояснила Надин, укоризненно грозя пальцем Стиву.
– И она напала на тебя, бедняжка? – посочувствовала ему Тильда, прижимая к себе маленькое мохнатое тельце.
– Нет. Это он бросился на нее и попытался… э-э… как бы это лучше выразиться… поиметь.
Тильда от неожиданности замерла, глядя в пуговичные невинные глазки.
– Стив, она кошка.
– А он мужчина, – возразила Надин, – Кстати, я опаздываю к Бартону. Где Дэви?
– Испарился вместе с Саймоном, – обронила Тильда, пытаясь сообразить, что теперь делать со Стивом. – Скоро вернутся.
К полуночи, когда вернулась Луиза, царапина уже подсохла, а вот Саймона и Дэви по-прежнему не было, но буквально через пять минут появились и они.
– Как удачно, – заметила Тильда, когда Саймон и Луиза исчезли на верхней площадке, – как раз вовремя.
– Удачно? Черта с два! Он весь вечер косился на часы. Должно быть, она сказала ему, когда приходит с работы.
Он раздраженно поморщился и ушел на чердак. Когда же часом позже она пришла туда со Стивом, Дэви уже крепко спал. Ну просто падший ангел в ее постели!
Точно. Люцифер прямо здесь. На ее простынях. Так и не научился надувать людей на небесах.
Но наутро, после того как она вывела Стива на утреннюю встречу с мусорным ящиком, оказалось, что Дэви вполне может быть на стороне ангелов.
– Доброе утро, – поприветствовала она Гвен и Ив, заход и в офис. – Что новенького? – Тильда налила стакан ананасово-апельсинового сока, посмотрела, как Стив штурмует миску с едой, и, повернувшись, увидела направленные на нее взгляды. – В чем дело?
– Прошлой ночью Луиза потолковала с Саймоном, – начала Гвен.
– Ты еще и говорить умеешь? – удивилась Тильда, поворачиваясь к Ив.
– Он из ФБР, – сообщила Ив, и Тильда с размаху осела в кресло, сжимая стакан с соком, как смертный приговор.
– И для чего он здесь?
– Работает с Дэви, – пояснила Ив. Тильда судорожно сглотнула.
– Дэви – и ФБР?!
Ив кивнула:
– Луиза нашла это волнующим. И только проснувшись, я поняла, что сие означает.
– Скажи, что ты мила с Дэви, – умоляюще попросила Гиен. – И не выводишь его из себя.
– Не вывожу, – пробормотала Тильда, кусая губы. – По крайней мере, в последнее время. Знаешь, это объясняет, почему он так лихо раздобыл все три картины. Если он из ФБР, он скорее всего знает о преступлениях все на свете.
– И каким же образом он начал расследовать подделку картин? – мрачно осведомилась Гвен.
– Пока что задал мне миллион вопросов. Но по-моему, он просто добывал общие сведения. Не думаю, что он здесь… из-за меня. Вспомните, мы ведь встретились в шкафу Клеа, так что вряд ли он мог планировать это заранее.
– Кстати, а что он делал в том шкафу? – вмешалась Ив. – ФБР село на хвост Клеа?
– Не думаю, – покачала головой Тильда. – Он сказал, что Клеа подговорила его финансового советника украсть все его деньги и теперь ему приходится их возвращать. Судя по всему, он занят личными делами.
– Но если он из ФБР, почему не добился ее ареста?
– Понятия не имею, – вздохнула Тильда, все еще стараясь осознать важность новой информации. – Может, это часть плана. Хитрый сукин сын, ничего не скажешь.
– Только не сердись на него, – взмолилась Гвён. – Лучше, чтобы он нам симпатизировал.
– Черт возьми, я с ним спала! – взорвалась Тильда. – И, думаешь, в процессе этого он упоминал о своем затраханном ФБР?! А может, Саймон просто пытается таким способом затащить Луизу в постель?
– Луиза уже была в постели, – напомнила Ив, глядя в потолок. – И в наручниках. Миленьких таких наручниках. Луиза спросила, где он их достал.
– Потрясающе, – саркастически бросила Тильда. – Сегодня заставь Луизу спросить, зачем он сюда явился.
– Она не сможет, – отказалась Ив. – Сегодня воскресенье. Она не существует до самой среды.
– Ей вообще не следовало бы существовать здесь, – сварливо огрызнулась Тильда. – Не собираешься объяснить ему, кто ты есть на самом деле?
– Нет. Видишь ли, у него странный бзик: он не спит с женщинами, имеющими детей. Если я признаюсь, он взбесится, – вздохнула Ив. – Я тут подумываю… может, Луизе не стоит возвращаться в среду? Оставлю ее в «Дабл тейк».
– Лучше придумай, куда она смылась сегодня, потому что Саймон наверняка захочет знать! – рявкнула Тильда, отодвигая стакан. Пить ей расхотелось. – Мужчины обычно скучают по женщинам, забавляющимся наручниками уже на вторую ночь.
– Мне тоже будет его недоставать, – жалким голоском призналась Ив, и Тильда отметила это «мне». Не Луизе! Самой Ив!
– Кого именно? – поинтересовалась Надин, входя из коридора. – Стив, маленький, как твой носик? – Стив поднял голову от миски, коротко тявкнул и вернулся к еде.
– Ну не чудесный ли голосок? – восхитилась Надин, потянувшись к пакету с соком. – А кто уезжает?
– Никто, крошка, – ответила мать, целуя ее в щеку. – Как твоя репетиция с Бартоном?
– Репетиция неплохо. С Бартоном хуже. Однако он хочет видеть меня сегодня, так что, возможно, извинится.
– А что он сделал? – насторожилась Ив, легко впадая и роль встревоженной матери.
– Ну, – начала Надин, садясь за стол, – он разыгрывает из себя необузданного бунтаря, изображает непонятого обществом, но на деле довольно консервативен. Ему совсем не понравилось платье Люси.
– Ну и дурак, – констатировала Ив. – Ты потрясающе выглядишь в платье Люси.
– Знаю, – кивнула Надин. – Возможно, я неверно о нем судила. Мужчины редко бывают такими, какими кажутся.
– Потом расскажешь подробнее, – предложила Тильда, думая о мирно спящем наверху Дэви. Дэви, защищенном надежной броней ФБР. – Сейчас мне нужно работать. Завтра начинаю Моне в Нью-Олбани.
Захватив стакан с соком и Стива – на случай появления Ариадны в галерее, – она спустилась в подвал. Вряд ли Дэви собирается ее арестовать: она далее не уверена, что он действительно имеет отношение к ФБР, но все же опасность есть опасность.
Тильда закрылась в мастерской отца, отрезала кусок пенопласта в масштабной пропорции со стеной в Нью-Олбани и принялась рисовать лилии в цвете, по-прежнему терзаясь неразрешенным вопросом.
– И это вместо того, чтобы сказать мне правду, – обратилась она к Стиву, лежавшему головой на лапах и терпеливо взиравшему на хозяйку. – Я же призналась, что рисую фрески. А он? Почему он не может быть со мной честным? Нет, заявляет, видите ли, что занимается торговлей. И консультирует! Какого черта?!
Она все еще продолжала рвать и метать, Когда два часа спустя кто-то постучал в дверь мастерской.
– Кто там? – проворчала она и, открыв, без особой радости увидела Эндрю.
– Можно поговорить с тобой? – спросил он, входя и захлопывая дверь.
– Говори, – коротко бросила Тильда, возвращаясь к работе.
– Это насчет Саймона. И Луизы.
– Живи своей жизнью, Эндрю.
– Я его не осуждаю. – Эндрю выдвинул табурет и уселся рядом с Тильдой. – Он вроде бы неплохой парень, да и первый шаг скорее всего сделала Луиза.
– Она набросилась на него у двери, – сообщила Тильда, поднимая кисть. – Настоящий сгусток похоти наша Луиза.
– Но она спит с ним здесь, – подчеркнул Эндрю. – А если Надин узнает?
– Что именно? Надин знает о Луизе.
– Но не знает, что Луиза…
– Что именно? – перебила Тильда, накладывая очередной мазок ультрамарина.
– Она считает, что Луиза просто поет.
– Эндрю, ты хороший человек, но идиот. Надин абсолютно точно знает, что собой представляет Луиза. Надин умнее нас всех, вместе взятых.
– Да, но она не должна видеть все это, – запротестовал Эндрю, ерзая на табурете. – Я хочу, чтобы Ив отказалась от Луизы.
– Допустим, она это сделает. И кто тогда будет звездой «Дабл тейк»?
Эндрю недоуменно моргнул:
– Нет, пусть она будет Луизой, но только на сцене.
– Знаешь, – заметила Тильда, откладывая кисть, – иногда ты рассуждаешь как нормальный мужик. Традиционной ориентации. Добропорядочный обыватель.
– Почему? Что я такого сказал? – возмутился Эндрю.
– Ты хочешь, чтобы Ив проявляла сексуальность исключительно по службе. В твоем клубе. Не годится, Эндрю. Сдаешь ей крапленые карты и хочешь, чтобы она играла по твоим правилам.
– Несправедливо! Я же не знал, что я гей! И когда признавался ей в любви, действительно любил.
– Именно поэтому уважай ее такую, какая она есть.
– Я бы так и делал, – нахмурился Эндрю, – если бы она сама знала, какая она. По-моему, она об этом понятия не имеет.
– Даже если и так, решать ей, а не тебе, – резонно заметила Тильда, снова взявшись за кисть.
– Похоже, дела с Дэви обстоят неважно, – вздохнул Эндрю. Тильда упрямо выдвинула нижнюю челюсть:
– Понятия не имею, о чем ты.
– Ив сказала, что вы с ним занимались довольно-таки вшивым сексом на диване.
– Интересно, существуют семьи, в которых не обсуждается сексуальная жизнь друг друга? Если таковые имеются, попрошусь к ним на постой.
– Почему ты не вышла за Скотта? – покачал головой Эндрю. – И секс был хорош, и он идеально тебе подходил.
– И все же бросил меня. Желаешь поговорить еще о чем-то, столь же беспросветном?
– Нет. – Эндрю встал. – Поговори с Ив, хорошо?
– Это ни к чему, – бросила Тильда, не поворачиваясь. – Она и без того уже решила ограничить существование Луизы рамками «Дабл тейк». Все твои желания исполнились.
– Вот и прекрасно! – воскликнул Эндрю и, крайне обрадованный, пошел наверх, оставив Тильду в сильнейшем раздражении.
Хорошо еще, что следующая фреска делается с Моне. Легче копировать. Даже сам Моне подделывал свои собственные водяные лилии, выпуская их поточным методом, как на фабрике. Она совершенно не терзалась угрызениями совести, рисуя их на стене. Моне скорее всего сделал бы то же самое, будь гонорар достаточно высок.
«Почему ты не вышла за Скотта?»
Тильда отошла от стола и оглядела ряд белых шкафчиков, набитых фамильными секретами.
– Ты заложила свою жизнь ради них, – сказал Скотт, искренне не понимая, зачем ей это нужно. Поэтому она и не могла выйти за него. Она и так постоянно подводила семью, идя напролом. И самое меньшее, что могла для них сделать – постараться, чтобы все выжили. Чтобы все, ради чего трудился отец, не было потеряно навсегда. В конце концов, терпеть осталось не так много: всего-то лет пятнадцать, не больше. Она выдержит. Но Скотту всего не объяснишь.
Возможно, потому, что Скотт не знал о существовании собранных в этом подвале за последние триста лет неудачных подделках Гуднайтов.
Разве могла она рассказать ему о похороненных в шкафах Дюрерах, Буше, Коро и Бог-знает-кого-еще, принадлежащих кисти Гуднайтов и в большинстве своем относящихся к тому периоду, когда они еще носили фамилию Джордано, позже переделанную на английский лад. И в каждой картине имелся свой крошечный недостаток, не позволявший благополучно продать ее.
Она не могла признаться в этом ни ему, ни кому-либо другому. А стать женой человека, с которым не можешь быть полностью откровенна, по ее мнению, не слишком блестящая идея.
Тильда вздохнула и принялась вытирать кисти. Сегодня предстоит вернуть еще одну картину, а парень, который поможет ей это сделать, скорее всего, работает на ФБР.
– Господь свидетель, Стив, – сказала она песику, – как только я верну картины, больше никогда не сделаю ничего дурного.
Стив скептически фыркнул, поэтому она покачала головой и поднялась наверх – готовиться к очередному мошенничеству в компании с возможным сотрудником ФБР.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100