Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Тильда подавилась шоколадкой.
– Нечего тут рассказывать, – прохрипела она, чуть отдышавшись. – Лучше признайся, что там у тебя с Эндрю?
И, подняв покрывало, принялась деловито трясти его, пока оно не развернулось над Ив и песиком. Аппликации из листьев казались лесной дорогой, ведущей через разрисованную кровать.
– Брось, Вилма, – усмехнулась сестра, – не скрытничай…
Тильда отломила еще кусочек от плитки.
– Сначала объясни, почему Эндрю так расстроен.
– Дело в Луизе. Знаешь, в баре был один парень… в общем, очень даже ничего, а я на этот вечер все закончила и решила выпить. То есть Луиза решила выпить. Не думаю, что я в его вкусе. – Она пожала плечами. – Эндрю просто перестраховщик.
– Вернее, слишком большой собственник, – поправила Тильда. – Хочет, чтобы ты сидела дома и была милой маленькой Ив, и никем больше.
– В таком случае ему не следует платить мне за то, что я изображаю роковую Луизу, – объявила Ив, перевернувшись на спину. – Мне не нравится, что он заставляет меня чувствовать себя виноватой. Он никогда не ревновал тебя к Скотту.
– Он вообще меня никогда не ревновал, – справедливо заметила Тильда.
– Он знал, что Скотт – не тот, кто тебе нужен. И знал, что это долго не продлится. – Ив протянула руку. – Дай еще кусочек шоколада.
Тильда бросила ей остаток плитки.
– Скотт был абсолютно безупречен, – заметила она, похлопав по покрывалу. – Ко мне, Стив.
Стив немедленно выполнил приказ, неуклюже повалился на колени Тильды, и она рассмеялась, радуясь его искренней любви.
– Видишь, его действительно зовут Стив, – торжествовала Ив. – И вообще, идеальный парень тебе ни к чему. Думаю, в тебе есть нечто от Луизы, и тебе нужен кто-то вроде ночного взломщика.
– Но я же не Луиза, – усмехнулась Тильда.
– Как Барбара Стенвик в «Леди Еве», – не слушая ее, упорно продолжала Ив. – Там она говорит, что хотела бы, чтобы парень застал ее врасплох, как ночной грабитель. – Ив приподнялась на локте, жуя шоколад и широко раскрыв невинные голубые глаза, – Так расскажи о своем грабителе. Он горячий парень?
– Значит, Эндрю на тебя злится, – подытожила Тильда, поднимая собаку.
– Настолько хорош? – завистливо спросила Ив, отламывая еще кусочек. – Само совершенство?
– Нет. – Тильда вспомнила о поцелуе в шкафу и вздрогнула. – Ничего похожего.
– О-о, – протянула Ив с упоением. – Значит, совершенство.
– Вот поэтому я никогда не говорю с тобой о мужчинах, – рассердилась Тильда. – Поощряешь меня на всякие глупости. И из-за тебя я вечно попадаю в какие-то неприятности.
– Еще бы!
– Дай мне этот чертов шоколад! – рявкнула Тильда, опустив Стива на кровать и ловко поймав требуемое.
– Так почему же он украл для тебя картину?
– Наверное, просто пожалел, – объяснила Тильда, отломив кусочек шоколада.
– А что насчет сгустка похоти? Давай выкладывай.
– Ничего не было, – чопорно объявила Тильда, невольно ухмыляясь.
– А у Тиль-ды се-крет, – пропела Ив. Даже сейчас ее голос звучал изумительно, и Стив навострил уши.
– Сколько тебе лет? – фыркнула Тильда, стараясь казаться взрослой и солидной.
– Тридцать пять, но я не встречаюсь с грабителями, а уж тем более не проделываю с ними Бог знает что.
– Подумаешь, всего лишь поцелуй, – призналась Тильда и рассмеялась, когда Ив восторженно взвизгнула, а Стив подпрыгнул.
– И дальше?
– Да ничего и не было, – изобразила она равнодушие. – Я открыла дверцу шкафа, а он напал на меня и вызвал приступ астмы, поэтому я укусила его. А он начал критиковать мою одежду, заявил, что не джентльмен, и поцеловал меня.
– Вот это да! – восхитилась Ив. – И как это было?
– Классно, – кивнула Тильда, чувствуя себя здесь, в подвале, наедине с Ив в достаточной безопасности, чтобы сказать правду. – Я растаяла и дальше… страстный поцелуй… впрочем, это была моя инициатива.
– Еще бы, – хихикнула Ив, и Тильда снова засмеялась.
– Я не виновата, – оправдывалась Тильда, откровенно наслаждаясь шоколадом. – Мне было так страшно, а он отделял меня от несчастья.
– Заметь, ты могла просто поблагодарить человека, вместо того чтобы лизать его гланды.
– Это все адреналин. Он ударил куда-то, а завершилось все во рту. Кроме того, я знала, что больше никогда его не увижу, и мы были в темном шкафу, так что, можно сказать, это была и не я.
Тильду удовлетворила собственная рассудительность. Звучало все вполне разумно.
– И ты действительно больше его не видела? – разочарованно протянула Ив.
– Если не считать двадцати минут в закусочной, где он угрожал мне, сказал, что у меня вытаращенные глаза, и сбежал, предоставив мне оплатить чек.
– Непонятно. Вразрез с традициями. Почти как возрастные причуды нашей матери.
– Верно, – согласилась Тильда, решив, что они уже достаточно обсудили ее грехи. – Ты хочешь сказать, что в последнее время Гвенни кажется тебе странной?
– Она всегда казалась мне странной, – покачала головой Ив и выпрямилась. – И это одна из многих причин, почему я ее люблю. Я уже рассказывала тебе, как она пошла в магазин Эдди Бауэра и вернулась с пятью свитерами: для тебя, для нее, для Надин, для меня и для Луизы. Я сказала: «Гвенни, получается, что у меня два свитера», – а она ответила: «Не будь дурочкой, дорогая, в отличие от Луизы ты никогда не носишь черное».
– И она абсолютно права. Хотя я никогда не думала о Луизе как о клиентке Эдди Бауэра.
– Именно поэтому тебе нужен этот парень, а не Скотт, – постановила Ив. – Грабитель в ночи, а не адвокат при дневном свете. Луиза, которая в тебе, нуждается в грабителе, так же как Луиза во мне требует черного свитера.
– Нет во мне никакой Луизы, – вздохнула Тильда, чувствуя себя немного угнетенной по этому поводу. Поднявшись, она отдала Ив последний кусочек шоколада и опустила Стива на пол.
– В каждой женщине есть хоть немного от Луизы, – возразила Ив, наклоняясь и поправляя картину. – То, что тебя назвали Вилмой, еще не означает, что на самом деле это не Луиза.
– А грабитель в ночи мне ни к чему. – Тильде вдруг стало стыдно за свое неприличное поведение. Просить взломщика спасти ее… да она просто спятила! – Этот парень будит во мне все самое худшее.
– Это твоя внутренняя Луиза, – одобрительно заметила Ив. – Освободи ее. Честно говоря, не знаю, что бы я делала без Луизы. Как раз к тому времени, когда я уже готова вопить и биться в истерике, настает ночь среды, и вот она является и в дин счета выпускает весь мой пар.
– Может быть. Но ведь я не преподаю в начальной школе. И рисую фрески. Крайне спокойное занятие. У меня нет никакого пара. И выпускать мне нечего.
– Только запомни три правила, – продолжала Ив так, словно Тильда ничего не говорила. – Она появляется только четыре ночи в неделю, никогда не занимается сексом дома и никогда никому не говорит, что она – это ты.
– Тебе еще не поздно лечиться. Уверена, что твоя школьная страховка покроет все расходы.
– Зачем? – удивилась Ив, вставая и поправляя пижаму. – Я вполне счастлива. И к тому же получила два свитера.
– Рада за тебя, – съязвила Тильда. – Послушай, парень в шкафу не был таким уж горячим. Я немного преувеличила.
– Знаешь, если будешь отговаривать себя от всего хорошего, никогда ничего не получишь.
– Уже получила, – раздраженно отозвалась Тильда. – У нас со Скоттом был классный секс. Я каждый раз кончала. – Стив поставил лапы на ее ногу, и она снова подхватила его. – Этот человек заслуживает того, чтобы помнить его имя.
– Он был слишком спокойным, – возразила Ив. – Ты когда-нибудь чувствовала себя растерзанной, изнасилованной, похищенной? Казалось ли тебе, что если не получишь его – просто умрешь?
– Говорю тебе в последний раз: никакой внутренней Луизы во мне нет. Мало того, даже внутренняя Скарлет куда-то испарилась. – Тильда отдала песика Ив и натянула чехол на кровать, пряча изголовье, покрывало и картину. – У меня куча дел. Нужно придумать, как украсть картину.
От этой мысли ей стало немного не по себе. А может, она просто переела шоколада.
– И это еще одна причина, почему нельзя отпускать грабителя, – оживилась Ив.
– Я его не отпускала. Это он отпустил меня. – Тильда заставила себя улыбнуться. – И спасибо Богу за это.
– Угу, – фыркнула Ив. – Потому что даже самые вкусные поцелуи со временем выдыхаются. Кстати, Вилма, по-моему, наверху еще остался шоколад.
– Веди меня туда, Луиза, – вздохнула Тильда.
* * *
Утром, ровно в девять, Гвен налила себе кофе, настроила автомат на прелестное попурри на тему «Баккара», вытащила из пакета одну из ананасно-апельсиновых булочек, купленных Эндрю в кондитерской и заброшенных в галерею по пути на утреннюю пробежку, и направилась в галерею, к мраморной стойке и неразгаданным кроссвордам. Справа от нее сквозь разбитое окно над витриной с экспонатами струились солнечные лучи. Оторвавшаяся металлическая балка под потолком чуть колыхалась от ветерка калорифера.
За спиной Джеки Дешаннон пела «Приди и уведи меня», и Гвен подумала: «Черта с два дождешься этого! Я застряла тут навеки».
Так. «Когда-то популярная марка автомобиля». Это, конечно, «нэш». Гвен никак не могла понять, почему в кроссвордах всегда фигурирует именно эта марка. Можно подумать, что кроме нее других старых марок не существует! Зато теперь у нее были две из четырех букв в следующем слове. «Р»… пробел… «Н»… пробел. Ранг… ринг… рант… руно… Убейте, не знаю…
Ладно, дальше. «Фильм Рея Милланда пятьдесят четвертого года». Шестнадцать букв. Черт.
– Привет, ба, – раздался за ее спиной голос Надин, и Гвен нехотя повернулась. На внучке красовалась черная куртка, налаченные пряди черных волос торчали во все стороны, лицо было выбелено мимическим гримом, вокруг глаз – черные круги, как у енота. К плечу ее прижимался Стив, рядом – Бартон, выряженный в прикид металлиста.
– На дворе июнь, – заметила Гвен внучке, решив игнорировать Бартона, поскольку день и без того не сулил ничего хорошего. – Вряд ли кожаная куртка сейчас уместна.
Бартон издал один из своих обычных пренебрежительных звуков, это разозлило Гвен, но она по-прежнему делала вид, что не замечает его. А ведь был бы вполне симпатичным парнем, если бы не эта его постоянная презрительная усмешка.
Из офиса показался Итан, жующий булочку и вовсе не выглядевший симпатичным.
– Я стащил одну, миссис Гуднайт, – признался он. Худое лицо под шапкой рыжих волос светилось дружелюбием. – Сколько я вам должен?
Настроение Гвен немного улучшилось.
– Я подарю тебе эту булочку, если назовешь фильм Рея Милланда пятьдесят четвертого года. Шестнадцать букв.
– «Пропавший уик-энд», – не задумываясь выпалил Итан, откусывая булочку.
– Какой ты молодец, – растрогалась Гвен и принялась заполнять клеточки.
– Так ты из-за этого чертыхалась? – удивилась Надин, отпуская Стива и отламывая кусочек от булочки Итана. – Картина пятьдесят четвертого года? Рано или поздно ты и сама бы догадалась.
В это время дверь в галерею открылась.
– Вся загвоздка в Рее Милланде, – пояснила Гвен, оборачиваясь к посетителю. Ну и ну! Шесть футов, темные волосы, очки в роговой оправе, пыльная куртка, еще более пропыленный рюкзак, но даже при всем этом глаз не отвести.
– Неудачник, – пробурчал Бартон, но Гвен заглянула в темные проницательные глаза незваного гостя и не согласилась.
«Неудачник? Ну уж нет, но неприятностей не оберешься».
– Рей Милланд пятьдесят четвертого? – переспросил он.
– Да, – кивнула Гвен. Стив гавкнул: низкое тремоло с повышением в конце.
– Стив! – обрадовалась Надин. – Да у тебя музыкальные способности!
Незнакомец протянул Гвен руку:
– Я Дэви Демпси.
Гвен нахмурилась и пожала его руку.
«Он чудо! И это не сулит ничего хорошего».
– Так мне что, отдать булочку обратно? – поинтересовался Итан.
– Нет. Если в шестнадцать лет ты уже знаешь фильмы Рея Милланда, то я готова всю жизнь кормить тебя булочками, – засмеялась Гвен.
– Вы хотите купить картину? – спросила Надин, откровенно любуясь Дэви.
Тот подошел к ближайшей, изображавшей трех угрюмых и злобных рыбаков, окруживших несчастного и, судя по виду, явно страдающего диспепсией тунца.
– Гнусные и растленные типы, бейлиф.
– Они всего лишь зеваки, ваша честь, – нашелся Итан, и мужчины понимающе улыбнулись друг другу.
– В чем дело? – спросила так и не пришедшая в себя Гвен. Эта улыбка, эта уверенность, этот блеск в глазах. «Кого напоминает мне этот парень?»
– Это цитаты из фильмов, – с улыбкой объяснила ей Надин. – Итан только что обрел еще одного фаната кино.
– Никчемные личности, – буркнул Бартон.
– Так что же вам угодно? – спросила Надин, не сводя глаз с незнакомца.
– Вы сдаете комнату? – Он кивнул на табличку в окне. Стив подобрался ближе и обнюхал его туфли. – Я согласен на все, даже на чердак.
– На чердаке живет тетя Тильда, – сообщила Надин. – Она не слишком любит делиться.
– Большая комната с кухонной нишей, – объявила Гвен. – Меблированная, чистая, восемьсот долларов, плата за два месяца вперед. И не волнуйтесь насчет собаки. Она не кусается.
«Во всяком случае, я на это надеюсь».
– А вы собираетесь остаться на два месяца? – спросила Надин, с сомнением поглядывая на рюкзак.
– Возможно, и нет, – улыбнулся ей Дэви. – Вообще-то я на пути в Австралию.
– Поддержите вашего шерифа, – вставил Итан.
– Я не знаю, откуда это, – покачала головой Надин, сунув руку Дэви. – Я Надин, а это моя бабушка Гвенни. – Она небрежно ткнула пальцем куда-то себе за спину. – Это Бартон, это Итан, а тот, что вынюхивает пол, – Стив.
– Эй! – Итан помахал булочкой. Бартон поморщился. Стив сел и принялся яростно чесаться.
– Может, мы пойдем? – спросил Бартон.
– Нет, – отрезала Надин, и Бартон заткнулся.
– Не могли бы вы представить мне рекомендации? – спросила Гвен.
– Только не из этого города. Могу показать несколько из Флориды.
«Флорида! – мечтательно подумала Гвен. – Сверкающая синяя вода. Чудесные белые пляжи. Спиртные напитки в бокалах с маленькими зонтиками. Я готова убить ради того, чтобы попасть во Флориду прямо сейчас, пусть даже на дворе июнь».
– Но нам пора, – настаивал Бартон, обнимая Надин за талию. Та раздраженно насупилась. Итан жевал булочку, не обращая никакого внимания на Бартона.
– Куртка, – сказала Гвен внучке. – Луизина куртка. Если ты в ней вспотеешь, беды не оберешься.
– Ты права. – Надин небрежным жестом сбросила куртку вместе с рукой Бартона. – Волосы тоже возьми, – вспомнила они, стягивая черный парик. Влажные растрепанные кудряшки светлым облаком окружили ее лицо. – Июнь – неподходящий месяц для металлистов.
Бартон брезгливо поморщился, очевидно, раздраженный происходящим и окружающими. Впрочем, как всегда. Надин, похоже, унаследовала легендарную страсть женщин рода Гуднайтов к совершенно неподходящим для них мужчинам.
Гвен снова оглянулась на Дэви. Возможно, Луизе не помещало бы познакомиться с этим экземпляром.
– Еще увидимся, Австралия, – пообещала Надин, направляясь к двери в сопровождении Бартона, снова обнимавшего ее за плечи. Итан плелся позади, дожевывая на ходу булочку.
Дэви, облокотившись на витрину, проводил троицу взглядом.
– Она что, не понимает, что кадрится не с тем парнем?
– Не знаю, – покачала головой Гвен. – Надин очень скрытный ребенок.
Музыкальный автомат заиграл «Желаю и надеюсь».
– Дасти, – заметил Дэви, прислушиваясь. – Хороший знак. Так я остаюсь?
«Тысяча шестьсот долларов!»
– Да, – решилась Гвен.
Новый жилец кивнул.
– Есть, правда, одна проблема.
«Так я и знала».
– Прошлой ночью в баре у меня украли бумажник. Конечно, я сам виноват, нечего ротозейничать. Со дня надень на мой счет поступят деньги. Но пока пришлось заблокировать все кредитки, так что сотня баксов – это все, что у меня есть.
Он снова улыбнулся Гвен, и ее губы автоматически дернулись. Сотня баксов – уже что-то, а, кроме того, в квартирке: все равно нечем поживиться.
Ее взгляд скользнул по прекрасно выписанным, но крайне несимпатичным рыбакам на картине Доркас. Что ж, в галерее тоже не найдешь ничего стоящего.
– Но я попрошу друга перевести остальную сумму к завтрашнему дню. Это вам подходит?
– Да, – окончательно сдалась Гвен.
– Вы хороший человек, – убежденно заявил Дэви, вручая ей пять двадцаток.
– Комната на четвертом этаже. Сейчас достану ключ и провожу вас.
Она вернулась в офис и порылась в столе в поисках ключа к 4В. Через холл, в комнате 4А, временно обитала Доркас. Гвен могла бы поместить Дэви в 2В, но это бы означало, что новый жилец окажется напротив нее. Нет, Доркас обойдется. Она и без того вечно ожидает худшего. И если этот тип окажется убийцей, это только укрепит ее в теперешних взглядах на жизнь.
Гвен нашла ключ и принесла его Дэви.
– Спасибо. Вы об этом не пожалеете, – горячо начал он, но, должно быть, увидев что-то в ее глазах, остановился и уже спокойнее добавил: – Правда. Все будет в порядке.
И на какой-то момент Гвен вдруг ощутила, что это так и есть и, кем бы он ни был, все обойдется.
И тут ее осенило. Вот кого он ей напоминает! Тони! Во всем, вплоть до «ты об этом не пожалеешь» – знаменательной фразы, произнесенной, когда он делал предложение. В те времена Гвен почти ничего не знала о нем, кроме того что он, по всей видимости, сходил по ней с ума, а она, по всей видимости, уже была беременна Ив.
– Эй, – негромко окликнул ее Дэви, и Гвен осознала, что неотрывно смотрит на него.
– Сюда, – пробормотала она и поспешила вывести его из галереи, прежде чем он окончательно превратится в Тони и попытается продать ей картину.


Дэви не совсем понял, что из сказанного им заставило Гвен Гуднайт вытаращиться на него, как на самого ангела Смерти, но она, похоже, неплохо сумела взять себя в руки, пока вела его на четвертый этаж. Коридору не помешал бы новый слой краски, но он был чист и хорошо освещен, чего нельзя сказать о большинстве съемных помещений, в которых приходилось жить Дэви. Из этого следовало, что хотя хозяйка явно была небогата, зато трудолюбива и опрятна. Ну… или кто-то в этой семье был трудолюбив и опрятен. Скорее всего, не Надин.
Дэви слегка усмехнулся, вспомнив упрямые завитки и светло-голубые глаза Надин. Сразу видно фамильное сходство с Бетти». И у Гвен тоже. Если выстроить всех троих в ряд, сразу заметны эти ненормальные глаза, словно взятые из «Детей проклятых».
– С вашей внучкой я уже познакомился, – заметил он, поднявшись на второй этаж, – а как насчет дочери?
– Когда немного отдохнете, – бросила Гвен, не оглядываясь. – Моих дочерей лучше принимать в малых дозах.
Значит, «Бетти» у нее не одна! Дэви так задумался, что едва не уткнулся носом в спину идущей впереди Гвен.
– Кстати. А откуда вы знаете о дочерях? – с подозрением спросила она.
– Но должна же была Надин как-то появиться на свет!
– А может, у меня сын?
– Счастливая догадка.
Гвен его отговорка явно не убедила. С сомнением покачав головой, она молча добралась до четвертого этажа и показала на дверь слева.
– Пожалуйста.
Дэви вставил ключ в скважину, повернул, но, прежде чем успел войти, распахнулась дверь 4А, и на пороге материализовался воинственно подбоченившийся призрак.
– Доркас! – жизнерадостно улыбнулась Гвен. – Это Дэви Демпси, ваш новый сосед. Дэви, это Доркас Финстерс.
В облике Доркас, высокой, тощей надменной особы, распространявшей запах скипидара и льняного масла, преобладал белый цвет: короткие седые волосы, мертвенно-бледная кожа, широченный белый халат. Такая же белоснежная кошка, потершись об ее ноги, отошла и уселась на площадке.
– И Ариадна, – добавила Гвен, кивком показав на кошку.
– Рад познакомиться, Доркас, – произнес Дэви, но прозвучало это как-то неубедительно.
Доркас внимательно оглядела его сверху донизу. Дэви с некоторым облегчением заметил, что глаза у нее не светло-голубые.
– Опасайтесь Луизы, – предупредила она и захлопнула дверь, не дожидаясь Ариадны. Та даже не пошевелилась, ничуть не обеспокоенная предательством бросившей ее хозяйки.
– Луизы? – удивился Дэви. – А кто такая Луиза?
– Доркас иногда любит выражаться непонятно, – уклончиво пояснила Гвен, и Дэви недоверчиво поднял брови. – Вот и ваша комната.
Дэви огляделся. Небогато. Диванчик с потертой голубой обивкой, стол, размалеванный голубыми полосками, два голубых стула. За арочным входом – кровать, покрытая голубым с фиолетовым покрывалом с каким-то безумным рисунком. Над кроватью – вышивка в рамке. Узкая дверь ведет в тесную ванную с душем. Простенькое чистое местечко, почти рядом с Клеа и совсем рядом с «Бетти».
– Идеально, – объявил Дэви.
Гвен огляделась, проверяя, все ли в порядке.
– Вам легко угодить. Дайте мне знать, если еще что-то понадобится, – предупредила она, шагнув к порогу.
– Обязательно, – кивнул Дэви. «Первым делом пошли наверх своих дочерей Похоже, с одной из них я уже встречался вчера ночью».
Он бросил рюкзак на пол и сел на постель, ожидая скрипа древних пружин, но вместо этого плюхнулся на жесткий матрац.
«Благослови тебя Боже, Гвенни», – подумал он, пытаясь угадать, чем мог рассердить ее. Покрывало немного отвлекло Дэви от неприятных мыслей. Он даже попытался разобрать рисунок: ошеломляющее сочетание косых желтых ромбов, усеянных белыми острыми треугольниками, похожими, по мнению Дэви, на зубы. Это уже симптом. Неизвестно, кто из них псих: создатель этого шедевра или он сам.
Дэви принялся распаковывать рюкзак и случайно взглянул на вышивку в зелено-голубых тонах, обрамленную аккуратными рядами букв и цифр. В центре красовался домик с двумя деревцами. Дэви присмотрелся внимательнее.
Гвен Гуднайт. Ее работа. 1979.
Дэви с сомнением опустил глаза на голубые и фиолетовые всполохи на покрывале. Перевел взгляд на голубые и зеленые переливы на вышивке и, заметив что-то странное под деревьями, наклонился поближе.
Волки. Маленькие фиолетовые волки с крохотными острыми белыми треугольниками зубов.
Ничего не скажешь, определенно Гвен – мать «Бетти».
Дэви разобрал рюкзак и вышел из дома: прогуляться, пронести рекогносцировку окон подвала Клеа, пообедать и позвонить подозрительно долго не дающему о себе знать Саймону. Когда Дэви вернулся в галерею, было уже довольно поздно; он растянулся на постели, пытаясь оценить ситуацию. И незаметно для себя заснул.
Разбудил его стук в дверь. Дэви неохотно поднялся с кровати и поковылял к двери.
Перед ним стояла «Бетти» с охапкой полотенец.
– Гвенни подумала, что вы… – начала она и осеклась, широко раскрыв глаза. Не дав ей опомниться, он втащил ее в комнату.
«Бетти» споткнулась и почти упала на него. Дэви пошатнулся, отступил назад, и едва не потерял равновесие. «Бетти» громко охнула, и он, едва успев прикрыть ей рот ладонью, поволок к кровати.
– Прекрасно, это мы уже проходили, – прошипел он, не отнимая руки от ее рта и прижимая ее к покрывалу. – И если не хочешь, чтобы кто-то в этом доме узнал о твоих ночных похождениях, придержи язык.
Тильда ответила яростным взглядом, и он уже спокойнее пояснил:
– Не брыкаться. Не кусаться. И никаких приступов астмы.
Она проворно вскинула колено. Дэви поспешно отшатнулся от нее и мельком увидел Доркас, невозмутимо, как и Ариадна, наблюдавшую за ними через открытую дверь. Воспользовавшись моментом, Тильда одним движением оттолкнула его, вскочила, отпрыгнула и сдавленно прохрипела:
– Как вы попали сюда? Как нашли меня? И что здесь делаете?!
– Снимаю комнату.
– Ни в коем случае! – бросила она и вылетела в коридор. Дэви последовал за ней, но она оказалась проворнее, а кроме того, под ноги ему попалась Ариадна, так что поймать «Бетти» ему удалось только на первом этаже.
– Это… – пропыхтела она, вваливаясь в офис, – тот самый парень из прошлой ночи.
Дэви оказался под прицельными взглядами сразу троих: Гвен, хорошенькой миниатюрной, очень похожей на Надин блондинки, и высокого светловолосого мужчины, который, очевидно, невзлюбил его с первой минуты. Стив тоже настороженно рассматривал гостя, не покидая своей позиции у огромного розово-оранжевого музыкального автомата, из которого доносился женский голос, поющий: «Меня ждет что-то хорошее».
– Привет, – пробормотал Дэви, не зная, что делать дальше.
– Ты сдала комнату вору, – просветила мать Тильда.
– Собственно говоря, я не вор, – вставил Дэви.
– Вот как? – не удивилась Гвен, – Так и знала, что с вами что-то не так.
– Вы тот взломщик из шкафа, – просияла маленькая блондинка.
– Тот тип, что украл не ту картину? – враждебно осведомился высокий блондин.
– Вся эта история со взломом – дело прошлое, – попытался оправдаться Дэви.
– Немедленно выгони его и верни аванс, – прошипела «Бетти».
– Он мог бы нам пригодиться, – вступилась блондинка. «Все, что тебе угодно, крошка», – подумал Дэви. И тут до него дошло.
– Не ту картину? – переспросил он. Маленькая блондинка протянула руку:
– Я – Ив.
«А я – Адам».
type="note" l:href="#n_4">[4]
– Я – Дэви, – сказал он вслух, пожимая маленькую ладошку. – Очень рад познакомиться.
– Я – мама Надин, – продолжала она, куда более спокойно и рассудительно, чем, по мнению Дэви, полагалось бы женщине за двадцать. – И сестра Вилмы.
– А это Эндрю, отец Надин, – подчеркнула Гвен.
«Черт!» – Дэви поспешно выпустил руку Ив, кивнул Эндрю, который и не подумал ответить, что казалось вполне естественным, поскольку Дэви без стеснения пялился на его жену.
– А Тильду вы знаете, – добавила Гвен.
– Тильда? – уточнил Дэви, поворачиваясь к «Бетти» и расплываясь в улыбке. – То есть Матильда?
– Да, – ледяным тоном обронила она.
Дэви покачал головой:
– И вы еще полезли на стенку, когда я назвал вас «Бетти»!
– Я никуда не лезла, – начала она. – Я…
– Насколько для нас важно вернуть картину? – спросил Эндрю у Тильды, и та на крошечную долю секунды забыла о Дэви.
– Очень важно. Но я сама могу все сделать.
Эндрю решительно покачал головой:
– Нет. Держись от всего этого подальше. Пусть этот тип все провернет сам.
– Да ну? Спасибо вам большое, но ни в коем случае, – отказался Дэви.
– Нет? – сокрушенно выдохнула Ив. – Неужели так спешите в Австралию?
– Что? – удивился Дэви.
– Надин сказала, что вы собрались…
– А, это! Нет, дело не в Австралии.
Как забавно было бы утешить Ив! Но Эндрю и без того уже его недолюбливает!
– Я ведь украл для вас картину, помните? – обратился он к Тильде. – Все, как вы просили: квадратная, ночное небо, звезды…
– Вы тут не виноваты, – рассудила Гвен. – Они все оди…
– Я говорила о городском пейзаже, – перебила Тильда, – а на той, которую вы украли, много-много коров.
Тон ее так и не потеплел.
– Будь с ним помягче, Тильда, – посоветовала Ив. – Опиши поточнее ту, которая тебе нужна, пошли его за ней, и все проблемы будут решены.
– Лапочка, – пояснил ей Дэви, – сумей я тогда украсть другую картину, я бы так и сделал. Только ради вас. Но больше я не смогу попасть в тот дом.
– Почему? – удивилась Тильда.
– Потому что там почти всегда люди. И еще до меня дошло, что это не слишком хорошая идея.
– А если в доме никого не будет? Тогда смогли бы? – вмешалась Гвен. Похоже, она что-то задумала, и Дэви невольно насторожился.
– Д-да, – нерешительно признался он.
В музыкальном автомате сменилась запись, и кто-то, но не Линда Ронстадт,
type="note" l:href="#n_5">[5]
запел «Ты ничтожество».
– Видите ли, я смогу выманить их из дома, – продолжала Гвен. – Мейсон хочет взглянуть на записи моего покойного мужа. Если мы сначала вынем из картотеки все, что относится к Ходжам, я приглашу его к себе, а Клеа потащится следом, только чтобы не выпускать его из поля зрения. Пусть роется в ящиках сколько пожелает. А дом останется пустым.
Тильда молниеносно сменила тактику:
– Вы ведь тоже не получили того, что хотели! Могли бы влезть в дом, поискать картину и все, что…
– Нет, – стоял на своем Дэви, пытаясь усмирить ее взглядом. Совершенно непонятно, как это светло-голубые глаза Ив могут быть такими нежными, а точно такие же глаза Тильды – абсолютно ледяными?!
– Но почему? – настаивала Тильда.
– Потому что я не позволю четверым совершенно незнакомым людям втянуть меня в грабеж.
– Нам вы можете доверять, – убеждала его Ив.
– Разве что вам. Но ваша сестра испытывает ко мне противоречивые чувства. Она уже несколько раз пыталась меня искалечить, а уж выдать копам, по ее мнению, просто святое дело. И она сдаст меня без малейших угрызений совести. Поэтому мисс Тильда пойдет со мной.
– Он прав, – кивнула Тильда. – Я уже обследовала почти все комнаты, так что теперь это не займет много времени. Остались только третий этаж и шкаф Клеа.
– Вы не проверили шкаф? – уточнил Дэви.
– Как раз в этот момент на меня напали.
– Видите ли, я тоже не успел там пошарить. А коров я нашел этажом выше. В большой комнате, битком набитой запакованными картинами. Я взял первую же – нужного размера и формы, со звездным небом.
– Я бы сделала то же самое, – поддержала его Ив, и Дэви благодарно взглянул на нее: «Что за милочка!»
– Возможно, моя картина осталась в шкафу, – вздохнула Тильда. – Так что давайте поторопимся.
– Немедленно позвоню Мейсону, – решила Гвен, направляясь к галерее.
Дэви улыбнулся Ив, и Эндрю сразу же взял ее за руку.
– Нам пора, – пробурчал он и, не сводя глаз с Дэви, потащил бывшую жену из комнаты.
Дэви повернулся к Тильде, стоявшей перед автоматом и глядевшей на него как на нечто омерзительное, что случайно притащил в комнату пес.
– Итак, Бетти, – бодро объявил он, – придется нам узнать друг друга получше.
– О дьявол! – простонала «Бетти» и рухнула на диван.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100