Читать онлайн Давай поспорим, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Давай поспорим - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Давай поспорим - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Давай поспорим - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Давай поспорим

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Через полчаса Кэл взбирался по ступенькам на горку, где стоял дом Мин. Вдруг какой-то оранжевый комочек пронесся мимо, чуть не сбив его с ног. Дальше Кэл шел осторожнее, а добравшись до вершины, огляделся, но ничего не заметил. Дверь ему открыла Бонни.
– Привет. Вот, просили доставить Мин. – Он показал Бонни пакет, чувствуя себя полным идиотом.
– А вы что, доставкой занимаетесь? – поинтересовалась Бонни, отступая внутрь дома.
– Лишние деньги не помешают, – ответил Кэл, вошел и стал подниматься по ступенькам, чувствуя на себе ее взгляд. Услышав из-за двери «Отель разбитых сердец» в исполнении Элвиса Пресли, он вздохнул.
Мин, увидев его, изумилась, а он не поверил своим глазам – она была совсем другая. Одетая только в длинную старую голубую футболку и пестрые носки. Волосы волной падали ей на плечи, она смыла косметику, и единственным цветным пятном на лице был желтеющий синяк от локтя Кэла. – Ничего себе! – воскликнула она. – Зачем ты пришел?
– Вот как ты встречаешь разносчика из ресторана! – парировал Кэл, разглядывая красивые стройные ноги, так поразившие его в пятницу в баре.
– Я ждала Бонни… Ну что ты уставился? У меня там шорты. – Она подняла край футболки, и Кэл увидел мятые боксерские трусы, почти такие же уродливые, как и все остальное. – Как ты вообще вошел в дом?
В этот момент что-то рыжее проскочило у них под ногами в квартиру.
– Что это? – удивилась Мин. Кэл вошел внутрь.
– Понятия не имею, – ответил он и положил пакет на старый столик для швейной машины, который стоял возле кушетки, похожей на раздувшуюся тыкву. – Оно пробежало мимо меня по ступенькам.
– Боже! – простонала Мин.
Кэл повернулся и увидел грязного зверька, уставившего на них с кушетки один глаз – второй не открывался. Шкура в коричневых и рыжих пятнах вполне подходила под цвет кушетки.
– Что это за существо? – ужаснулась Мин.
– Наверное, кот.
– Какой еще кот?
– Ну, не очень симпатичный, – сказал Кэл. – Но ты же говорила, что хочешь завести кота.
– Ничего подобного!
– На той неделе, когда я тебя провожал, ты так сказала, – напомнил Кэл.
– Я пошутила. – Мин не сводила глаз со зверька. – Так говорят все женщины моего возраста, которым не повезло с мужчинами. Долой всех этих выродков, и да здравствуют кошки!
– Знаешь, если ты пользуешься условным языком, то хотя бы предупреждай.
Кэл стал разглядывать квартиру. Она была устроена в классическом стиле, с мансардными окнами, мебель не то чтобы старинная, скорее, просто старая. Внутренне поморщившись, он отметил, что обстановка не соответствует хозяйке квартиры.
Мин в замешательстве показала на кота:
– Почему у него глаз закрыт?
– Мне кажется, он одноглазый.
– Трудно тебе живется, киска? – посочувствовала Мин. – Я пыталась приготовить цыпленка-марсала и испортила его. Может, кот с голодухи съест?
– Накормишь его, а потом не прогонишь, – предупредил Кэл. – Ну, котик, давай, пошел, пошел отсюда.
Кот свернулся на кушетке и высокомерно сверкал глазом.
– Очень напоминает чеширского, – сказала Мин. – Может, он обладает способностью постепенно исчезать?
– Он уже начал исчезать. Глаз пропал. Знаешь, кажется, у этого кота есть все болезни, которые только бывают у этих тварей.
– Я хоть покормлю его. – Мин пошла за цыпленком.
– Зато гармонирует с кушеткой, – заметил Кэл и переложил принесенный пакет со столика для швейной машинки на круглый потертый дубовый стол возле кушетки. Кот следил за каждым его движением.
Вошла Мин с салфеткой, на которой лежало несколько кусочков курицы. Она положила еду перед мордой кота и отошла. Кот понюхал мясо и посмотрел на нее.
– Знаю, – вздохнула Мин, – это ужасно. Можешь отказаться.
Кот снова понюхал, потом вцепился зубами в ближайший кусок.
– Смелый, – уважительно сказала Мин Кэлу и пошла за кошельком. – Я заплачу тебе, или Эмилио, или кому угодно. – Не надо, – ответил Кэл, все еще разглядывая ее жилище. – Снимаешь?
– Нет, – ответила она, роясь в кошельке. – Сколько с меня?
– Нисколько.
На каминной полке Кэл увидел стеклянное шары по обе стороны от безвкусных старомодных часов, имитирующих горку книг, и подошел посмотреть.
– Обстановку выбирала не ты, – заключил он.
– От бабушки осталось. А тебе нет надобности оплачивать мой ужин. Спасибо, что принес, и…
– Ты это собираешь? – спросил он, беря в руки стеклянные шарики с Роки и Бульвинклем.
– Кэл, послушай…
– Здесь еды на целый полк. Если тебе нужна компания, я готов остаться на ужин. Если нет, беру половину с собой. Но мне не хочется оставлять тебя с этим зверем наедине. – Кэл положил шары на место и взял другую пару. – О, Чип и Дейл! Откуда ты их берешь?
– Друзья дарят, родители, покупаю на блошиных рынках. Пожалуй, оставайся, – после некоторого раздумья добавила Мин.
Кот, сожрав цыпленка, казалось, и не помышлял об отдыхе.
– Загадочное существо, – промолвила Мин, и зверек серьезно посмотрел на нее левым глазом. – Разве раньше не левый был закрыт? – удивилась она.
– Не помню, – ответил Кэл. – Не стоит удивляться. Это очень хитрый кот. Значит, мебель не твоя, часы тоже, и стеклянные шары, по-моему, не в твоем вкусе.
– Ну и что. Мебель хорошая, и нет смысла покупать новую. Кроме того, это память о бабушке. А шары – просто случайность. – Она повернулась к нему. – Давай я заплачу за половину ужина.
– Нет уж. – Кэл взял массивный шар, внутри которого находились Дама и Бродяга, сидящие на террасе итальянского ресторана. – А о какой случайности ты говоришь?
– У моей бабушки был шар с Микки и Минни Маус. – В ее голосе послышалась нежность. – Дедушка преподнес ей этот шар в годовщину свадьбы. Мне он так нравился, что бабушка подарила мне его на день рождения.
Кэл осмотрел каминную полку. Тут были Кристина и Призрак, Джессика и кролик Роджер, Блонди и Дагвуд, Спящая красавица и принц, Золушка тоже с принцем перед замком с двумя голубками над ними. Даже Дональд и Дэзи имелись, но Микки и Минни не было.
– А где теперь тот шар?
– Я его потеряла, – призналась Мин. – В колледже при переезде. Знаешь, как бывает: каждый год при переезде какая-нибудь из вещей пропадает. Я так расстроилась, что потом все принялись дарить мне шары на день рождения и на Рождество. Я пыталась объяснять, что мне не нужны другие, но это уже стало обычаем. У меня их целые коробки в подвале. Есть даже любимые. Я ничего не коллекционирую – просто знакомые все время приносят.
Кэл еще раз осмотрел собрание. В дальнем конце полки стояли две фигурки – одна большая, другая поменьше и темная, – похожие на монстров.
– Кто это?
– Диснеевские злодеи. Мне подарили их Лайза и Бонни – на Рождество два года назад.
– Вот это подарила Лайза, – сказал Кэл, беря одну фигурку.
– Откуда ты знаешь? Почему не Бонни?
– Не в ее духе. – Кэл показал на Золушку с двумя голубками: – А вот подарок Бонни.
– Верно, – подтвердила Мин. – Но как?..
– Бонни верит в сказки, – пояснил Кэл. – А Лайза реалистка, она видит плохое. Кроме того, Бонни никогда бы не упустила одну важную вещь. Она всегда дарит пару.
– Пару чего? – не поняла Мин.
– Вообще пару. Смотри: Дама и Бродяга, Кристина и Призрак, Джессика и Роджер – это все пары.
– Я бы не назвала Роки и Бульвинкля парой. – Мин с сомнением посмотрела на них. – А Чип и Дейл? Я хочу сказать, разное там сочиняют, но…
– Будет тебе, Минни.
– Не называй меня так, – сказала Мин, и в глазах у нее мелькнула искорка.
– Можешь звать меня Микки, – с улыбкой предложил Кэл. Ему понравилось выражение ее глаз.
– Я тебе вызову такси, если не отстанешь, – разозлилась Мин. – Так мы будем ужинать?
Кэл умолк и пошел к столу за пакетом, стороной обойдя кота – на всякий случай.
– Тот парень и правда нечестно с тобой поступил.
– Какой парень?
– Который бросил тебя в тот вечер, когда мы познакомились. Ты его, должно быть, любила.
– Я? – Мин заморгала. – Его? Вовсе нет.
«Ну и отлично», – подумал Кэл, хотя это не имело почти никакого значения.
– У тебя есть тарелки?
Она обошла стол и заглянула в какую-то конуру, которую можно было принять за чулан. Очевидно, это считалось здесь кухней.
– Принеси еще бокалы для вина, – попросил Кэл, открывая коробку с хлебом.
– Что? – переспросила Мин.
– Бокалы. Для вина.
Мин вынырнула из конуры с двумя бокалами и накрыла стол, а он откупорил бутьшку, при этом стараясь не замечать футболку Мин. Хорошо, что она так неважно одета. Если бы на ней был тот красный джемпер, ему пришлось бы туго.
Мин принесла салат и принялась раскладывать его по тарелкам столовой ложкой.
– Ты никогда не готовишь, Минерва? – спросил Кэл.
– А ты?
– Еще как! – Он взял у нее ложку. – Я работал в ресторане, пока учился в колледже. Здесь нужна большая ложка, Минни. А эта для еды.
– Или для того, чтобы воткнуть в тебя, – проворчала Мин.
Кэл покачал головой и пошел к кухоньке искать большую ложку, но вместо нее обнаружил сковороду с какой-то гадостью.
– Что это?
– Не важно, – ответила Мин. Кэл поднял брови, и она объяснила: – Я думала, что сама смогу это сделать, нашла рецепт. Но ничего не получилось.
Все ясно.
– Это цыпленок-марсала?
– Нет. Потому я и позвонила Эмилио.
– Как ты это делала?
– А что? Мне не нужны твои комментарии.
– Ты хочешь знать, как это делается, или нет? – вскричал Кэл. Что за человек – хуже геморроя!
Она нахмурилась:
– Хочу.
– Что ты сделала в первую очередь?
– Побрызгала сковородку оливковым маслом, – ответила Мин.
– Побрызгала? – удивился Кэл. – Надо было полить. Вылить две столовые ложки.
– Слишком жирно.
– Это хороший жир, – возразил он. – Оливковое масло тебе полезно.
– Но не моей талии.
– Надо лить масло, иначе все испортишь.
– Ладно. – В голосе Мин все еще слышался протест. – Затем я обжарила цыпленка…
– Поторопилась, – сказал Кэл. – Сначала надо было отбить цыплячьи грудки. Положить их в полиэтиленовый пакет и отбить, лучше деревянной колотушкой. Потом посыпать мукой с перцем и солью.
– Ни за что! – возмутилась Мин. – В муке столько калорий!
– А без муки все расползется, к тому же мясо пересохнет, – объяснил Кэл. Он взял вилку, подцепил в сковородке какую-то окаменелость и показал ей. – Что было дальше?
Мин сложила руки на груди.
– Когда цыпленок подрумянился, я положила туда грибы, полила вином и оставила.
– Без масла?
– Какое масло? Ты с ума сошел?
– Пока нет. Зато тот, кто готовит цыпленка-марсала без оливкового и сливочного масла и без муки, точно ненормальный. Что хотела, то и получила. – Кэл опустил палец в соус, попробовал и задохнулся от отвращения. Мин подала ему стакан воды.
– Почему у меня не получилось?.. – Она пожала плечами.
– Какое вино ты использовала? – спросил Кэл, когда смог дышать. Мин показала ему бутылку. Он замахал руками, но, увидев ее страдальческое лицо, смягчился.
– Милая моя, когда делаешь винный соус, нужно его охладить, чтобы он сгустился. И только из хорошего вина, иначе вкус будет… – Кэл заглянул в кастрюлю, – вот такой. Странно, что кот еще жив.
– Уф! – выдохнула Мин. – Запиши рецептик.
– Зачем? – спросил он, и тут в другой комнате раздался какой-то треск. Кэл оглянулся. – Кота нет. У тебя где-нибудь открыто окно?
– В спальне – там такая простенькая задвижка, – ответила Мин и пошла посмотреть. – Вот это да! – послышался ее голос, и Кэл последовал за ней.
Панель раздвижного окна до половины съехала на крышу. Кэл выглянул и увидел, что кот сидит на ветке, которая касалась крыши, и вылизывает лапу. Левый глаз был закрыт.
– У него в глазах переключатель, – сказал Кэл. – Может, так он бережет зрение. – Голос его прервался, когда Кэл разглядел спальню.
Почти всю комнату занимала огромная латунная кровать – просто верх совершенства. Она была накрыта бледно-голубым стеганым атласным одеялом. Подушки из той же ткани громоздились у красиво изогнутого изголовья, украшенного всякого рода розетками и тому подобными мелочами. От созерцания этого произведения искусства у Кэла пошла кругом голова.
– Как ты не падаешь с нее?
– Просто держусь за спинку, – ответила Мин. – Я ее купила месяц назад, и мне она нравится, хотя модель совершенно непрактичная.
Она продолжала говорить, но Кэл вдруг отключился. Ему представилась Мин, лежащая на голубом атласном одеяле, – золотистые завитки волос разбросаны по подушкам, губы приоткрыты в улыбке, руки подняты к спинке, мягкое тело…
– Кэл! – Голос Мин привел его в чувство.
– Здесь хорошо пахнет, – заметил он.
– Это от лавандовых подушек. Бабушка всегда клала в подушки лаванду. Или от свечей.
Кэл откашлялся.
– Очень приятно. Вот это тебе подходит, и пока это единственное место в квартире, в котором чувствуется твой характер. – «Упасть бы вместе с ней на этот голубой атлас!» Он отогнал от себя опасную мысль и сказал: – Пора все же ужинать.
– Идем. – Она направилась к двери.
– Закрыть окно? – спросил Кэл.
– А как тогда кот вернется?
– И правда, – заметил он и подумал: «Боже, я притащил к ней бродячего кота».
Когда они ели салат, Мин спросила:
– Так, значит, цыпленок-марсала не вреден для сердца и не увеличивает вес?
– Ты хочешь сказать – полезен для сердца? – Кэл взял бокал. – Именно. Я же говорю, тебе показано оливковое масло. А немного сливочного и муки, во всяком случае, не смертельно.
– Объясни это моей маме, – усмехнулась Мин. – Знаешь, это урок, мне не следует готовить.
– Ну почему же? Первый блин всегда комом. – Он раскрыл упаковку и разложил цыпленка по тарелкам, ухитрившись не пролить ни капельки соуса.
– Только не у тебя. Ты все делаешь безупречно.
– Да ладно, – сказал Кэл, – тебя бросил парень, понимаю. Но ты о нем не очень-то волновалась, так почему же до сих пор злишься и переносишь свою досаду на меня?
Мин разрезала цыпленка.
– Он был вроде последней соломинки.
Она с удовольствием жевала, и на лице у нее было то блаженное выражение, которое появлялось каждый раз, когда она пробовала что-то очень вкусное.
– Тебе не нужны никакие диеты, – заметил Кэл. – Итак, чем же он так провинился, что ты не стерпела?
– Да все из-за моего веса. – Мин наколола гриб на вилку с таким остервенением, какого тот явно не заслуживал.
– Он критиковал твою фигуру? – Кэл покачал головой. – Вот дубина.
– Прямо, конечно, не критиковал. Только предлагал мне меньше есть. А ушел он потому, что я с ним не спала.
– Он советовал тебе меньше есть, но при этом все-таки зазывал в постель? Беру свои слова обратно. Дубина умнее.
– Да, но он прав, – сказала Мин. – Насчет моего веса. – Она с вызовом посмотрела на него: – Верно?
– На этот вопрос нельзя ответить без того, чтобы не обратить на себя твой гнев. Оставь его для бросившего тебя дуралея. Я хороший человек.
Мин подцепила другой гриб и отложила вилку.
– Ладно, даю тебе полную свободу. Что ни скажешь, я все приму спокойно.
На лице ее была написана ярость, и Кэл рассмеялся:
– Как тебе это удастся?
Мин посмотрела на него задумчиво, потом кивнула:
– Пусть я злюсь, но играю честно. Ты единственный мужчина, которому я доверяю и который мне не солжет.
– Ты мне доверяешь? – Кэл был удивлен и польщен. – Я думал, я зверь.
– Зверь. Но это не мешает тебе быть со мной правдивым. Довольно часто.
Кэл перестал жевать.
– Всегда, – поправил он. – Я тебе ни разу не лгал.
– Да, – согласилась Мин. – Итак, что мне делать с моим весом?
Кэл отложил вилку.
– Вот что я тебе скажу: стройной ты не будешь. У тебя широкие бедра и вообще круглые формы, животик, полная грудь. Ты…
– Толстая, – договорила Мин с горечью.
– Сочная, – уточнил Кэл, наблюдая, как ее грудь под футболкой плавно поднимается и снова опускается.
– Мучная, – проворчала Мин.
– Пышная, – сказал Кэл, вспоминая изгибы ее тела под своей рукой.
– Соблазнительная, – предположила она.
– Мягкая, круглая, теплая и такая сексапильная, – пробормотал Кэл, чувствуя головокружение. – У тебя есть что-нибудь под футболкой?
– Конечно. – Мин откинулась на спинку стула. Кэл понял, что фантазии могут завести его слишком далеко.
– Давай займемся едой, – сказал он. – Так о чем мы говорили?
– О моем весе, – напомнила Мин.
– Да, верно, – оживился Кэл, снова берясь за вилку. – Ты не можешь похудеть по той простой причине, что создана другой, у тебя иная конституция. И если ты все же добилась бы этого с помощью дурацких диет, то стала бы похожа на ту гадость, в которую превратился цыпленок у тебя в сковороде. Некоторые вещи не делаются без масла. И такие женщины, как ты, тоже.
– Значит, я обречена, – вздохнула Мин.
– Ты меня совсем не слушаешь. Тебе хочется быть прежде всего сексапильной. У тебя есть такие достоинства, которыми не обладают худые женщины. Надо радоваться этому и одеваться так, чтобы самой себе нравиться. Или по крайней мере так, чтобы другим было приятно на тебя смотреть. Когда я с тобой познакомился, ты была в костюме, который делал тебя похожей на тюремную надзирательницу. – Он вспомнил, как заглянул ей под одежду, и добавил: – Хотя белье на тебе было неплохое.
– На мне никакая одежда не смотрится, – пожаловалась Мин.
– Кое-какая смотрится, – возразил Кэл. – Хотя ты лучше всего совсем без одежды. – Коварное воображение сразу стало рисовать заманчивые картины, но он стер их усилием воли. – Я так думаю. А ты ешь, ешь. У тебя от голода портится характер.
– Без одежды? – переспросила Мин, снова берясь за вилку. – Нет, не может быть. Послушай…
– Ты спросила – я ответил. Ты просто не воспринимаешь правду. Многие парни охотнее легли бы в постель с тобой, чем с какой-нибудь вешалкой для одежды. К тебе приятнее прикасаться. Однако большинство женщин уверены в обратном. Вы все стараетесь похудеть, глядя друг на друга.
Мин была потрясена.
– По-твоему, я сексуальна? Почему же никто этого не замечает?
– Потому что ты одеваешься так, будто ненавидишь свое тело, – объяснил Кэл. – Все идет от головы: какой ты сама себе кажешься, такой и выглядишь.
– Откуда ты знаешь, какая я? – рассердилась Мин.
– Я заглянул в вырез твоего джемпера, – ответил Кэл, тоже вспыхнув. – Я целовал тебя и должен сказать, твои губы – просто чудо. А теперь съешь что-нибудь.
Мин посмотрела на тарелку и стала есть, нахваливая вкусное блюдо.
– Что может быть лучше хорошего ужина? – сказал Кэл. – Может, только…
– Это прямой способ заработать ожирение сердца, – вставила Мин.
Кэл покачал головой:
– Приятно сознавать, что все это время я говорил впустую. Ты хоть что-нибудь слышала?
– Да. Когда мы познакомились, я выглядела как тюремная надзирательница – так?
– Не совсем, – ответил Кэл. – На тебе были классные туфли. В этом ты себе не отказываешь.
– Значит, ты шел ко мне через весь бар только из-за красивых туфель?
Вопрос был поставлен ребром, и Кэл попытался вспомнить, почему он ею заинтересовался. Ах да – идиотское пари. Он поморщился.
– Ты поспорил с кем-то, верно? – В голосе Мин слышался холодок. Кэл достал бумажник и положил на стол десятидолларовую бумажку.
– Бери. Можно мне закончить ужин до того, как ты меня выкинешь?
– Разумеется, – ответила Мин. – Ты уже почти проиграл это пари.
– Я не проиграл, – ответил Кэл, насаживая на вилку гриб. – Я всегда выигрываю.
– Коллекционируешь выигрыши? – Мин была в гневе. Кэл хмуро посмотрел на нее:
– Ты вышла из бара вместе со мной, так что я выиграл.
– А все думают…
– Что все думают? – спросил Кэл, раздражаясь. – Кто-то поспорил со мной, что я не уведу тебя. А я увел и получил десять баксов. Теперь они у тебя. Оставим этот разговор?
– Спор окончен? – спросила Мин с недоверием в голосе.
– Да. – Кэл успокоился. – Согласен, это не лучшее начало для романа, но у нас не роман – ты ведь ждешь своего Элвиса, и оба мы не заинтересованы в развитии отношений. Ктому же я опять тебя накормил. Что же ты злишься?
– В самом деле нет повода, – сказала Мин равнодушно и снова принялась за цыпленка.
– Я упустил что-то важное? – спросил Кэл.
– Да, – ответила Мин. – Ты ешь, ешь.
Потом Кэл вызвался помыть посуду, но Мин вытолкала его за дверь – после разговора о пари она потеряла к нему всякий интерес; к тому же досадовала на себя за свою доверчивость. Она убрала остатки еды в холодильник, выбросила мусор, потом пошла в спальню и залезла под атласное одеяло. Кэл сказал, что кровать в этом доме – единственная «ее» вещь. В квартире, забитой старой простой мебелью, он выделил одну красивую, роскошную, эротичную вещь, в которой, как он выразился, отражается характер хозяйки. Вот подонок.
На кровать вспрыгнул кот и направился к Мин.
– Привет! – сказала она, и зверек свернулся клубочком рядом. Мин погладила его, чувствуя худенькое тельце под густым мехом, и кот вдруг открыл оба глаза. Они были разного цвета, и в одном виднелись точно такие же пятнышки, как на шкурке. «Лоскутный кот», – подумала Мин, а он прижался к ней, и ей стало уютно и тепло. Она включила проигрыватель, стоящий возле кровати, и по комнате поплыл голос Элвиса. Он пел о том, какой печальной стала жизнь, с тех пор как милая покинула его.
Кот сначала насторожился и поднял голову, затем снова разлегся на одеяле.
– Едем в отель разбитых сердец, да, киска? – сказала Мин и почесала у кота за ухом. Он потянулся к ее руке, и Мин посмотрела на его странную мордочку с закрытыми от удовольствия глазами, почувствовав внезапную нежность. Кот замурлыкал, и звук этот наполнил душу Мин покоем и радостью.
– Конечно, неразумно оставлять тебя здесь, – продолжала она.
Кот медленно открыл глаза и снова закрыл, а Мин продолжала гладить его. Зверек прижался к ней, и в постели стало необыкновенно уютно. Понятно, почему одинокие женщины заводят кошек. Они гораздо лучше неисправимых игроков, обаятельных и лукавых, которые целуются как боги и у которых руки как… «Я так одинок, моя радость», – пропел Элвис. Мин дотянулась до кнопки и переключила на другую песню. Кот поднял голову. Но и вторая песня ему тоже понравилась – «Не будь так жестока». Он снова свернулся клубочком.
– Оставайся, – сказала Мин, и они продолжили вести безмолвный разговор, слушая Элвиса, пока наконец не уснули.
* * *
– Тебя ждет какая-то красотка, – сказал Дэвиду ассистент, когда тот пришел в среду на работу. – Очень пикантная.
Мин, мелькнуло у него в голове, но он тут же с сожалением понял, что ошибся. Никто бы не назвал Мин красоткой.
Открыв дверь, он увидел сидящую у его стола Синтию.
– Ну здравствуй, – сказала она, вставая.
– Шикарный костюм! – воскликнул Дэвид, закрывая за собой дверь, и обошел гостью со всех сторон, восхищенный тем, как красный костюм облегает ее аппетитное тело.
– Оставь в покое мой костюм, – попросила Синтия. – Скажи лучше, почему Кэл все еще встречается с твоей девушкой?
– Разве? – Дэвид потерял интерес к ее костюму и присел около стола.
– В понедельник он вел ее на ленч и потому отказался от моего приглашения. Вчера вечером он у нее ужинал. – Синтия наклонилась к Дэвиду, на ее лице застыло напряженное выражение. – Разве ты не говорил с Грегом? Все осталось по-прежнему.
– Я ему звонил. – Дэвид в задумчивости перебирал бумаги. – Не пойму, в чем дело. Может, Кэлу с ней хорошо. – «Вероятно, он хочет выиграть десять тысяч долларов».
– Но между ними ничего не было, – сказала Синтия.
– Понятно. – Дэвид мысленно умолял Мин оставаться холодной. – Ничего и не будет.
– Похоже на то. – Синтия начала ходить по комнате. – Она не из тех женщин, кто быстро переходит к интимным отношениям, а он не станет ее торопить. У него потрясающая интуиция.
– Ну что ж, хвала ему, – ответил Дэвид. – Ты еще что-то хотела?
Синтия снова наклонилась к нему:
– Прошу тебя, позвони Мин. Пригласи ее на ленч, на обед – куда угодно и начни с ней все сначала.
Дэвид заглянул в вырез блузки и увидел ложбинку между грудями.
– Ты специально так оделась? Синтия глубоко вздохнула.
– Я, специалист по добрачным отношениям, теряю своего избранника. Эта ситуация затрагивает не только мою личную жизнь, но и профессиональное достоинство. Я пишу книгу, и мой издатель хочет, чтобы на последней странице была свадьба, на это сделана главная ставка. А теперь все рушится из-за того, что ты по своей бесхребетности не можешь вернуть себе подружку. – Она наклонилась еще ближе. – Я уйду, но только после того, как ты пообещаешь пригласить ее на ленч и скажешь мне, кто ее лучшие подруги. Я видела двух в пятницу в баре. Маленькая блондинка и высокая рыжая. Она с ними дружит?
Аромат ее духов вызывал головокружение.
– Какие у тебя духи? – спросил Дэвид, будто не заметив обидного слова «бесхребетность».
– Это особая смесь, сделанная на заказ специально для меня, – ответила Синтия, понизив голос. – Активизирует половое влечение у мужчин. Так кто ее лучшая подруга?
Дэвид повел носом, стараясь распознать запах.
– А что входит в эту смесь?
– Лаванда и корица. – Синтия выпрямилась. – Я хочу знать, кто ее лучшая подруга. Я помогаю тебе, Дэвид. Ты же хочешь вернуть свою богиню статистики, не так ли?
Гибкая и тонкая, затянутая в красный креп, источающая аромат лаванды и корицы, Синтия воздействовала на него так сильно, что Дэвид не сразу сообразил, кого она имеет в виду.
– А ведь ты мне даже не нравишься. Почему же ты меня возбуждаешь? Она широко раскрыла глаза:
– Да потому, что ты самец. Кто ее подруга?
– Зачем тебе? – Синтия выдохнула.
– Я же объясняла. Это прием. Если я расскажу ее подруге о проявлениях патологии в отношениях Кэла с женщинами, можно ручаться, та увидит в этом повод для беспокойства, у нее возникнет к нему антипатия, и она поделится с Мин своими опасениями. И постарается не допустить дальнейшего развития их романа. В науке все это уже давно описано. Ты что думаешь, я готовлю нападение на нее в темном переулке?
– Ладно, понял, – сказал Дэвид, не отрывая глаз от ее бюста. – У тебя есть что-нибудь под жакетом?
– Если я дам тебе посмотреть, ты назовешь мне имя?
– Да, – ответил Дэвид, чувствуя себя низким, слабовольным и легкомысленным.
Синтия расстегнула две пуговицы на жакете. Красный шелковый лифчик был в цвет подкладки, грудь – высокая, среднего размера – производила великолепное впечатление.
– О-о, – застонал Дэвид.
– Вот так, – сказала Синтия. – А теперь назови имя.
– Та рыжая, – проговорил Дэвид, – Лайза Тайлер, считает всех мужчин выродками.
– И она недалека от истины, – подтвердила Синтия. – Пригласи Мин на ленч.
Она ушла, но грудь в красном бюстгальтере все еще стояла перед мысленным взором Дэвида. Он старался убедить себя, что поступил правильно, – кто-то ведь должен остановить Кэла Морриси. И к тому же надо спасать Мин.
– Соблазнительная крошка, – пробормотал ассистент, поводя носом. – Ух! Это ее духи?
– Да. – Дэвид взял телефонную трубку. – Здесь пахнет серой. Больше не пускай ее сюда.
* * *
В тот же вечер, около восьми, Лайза, Тони и Роджер сидели в «Долгом глотке». Бонни и Мин вышли в туалет. Вдруг Тони произнес:
– Ах черт! – и отвернулся в другую сторону.
– Что такое? – Роджер проследил за его взглядом. – Однако. Она сидит прямо напротив нас.
– Кто – она? – Лайза повернулась, пытаясь разглядеть что-нибудь в тусклом свете бара. У стойки расположилась какая-то брюнетка, стройная, в дорогом костюме; парень рядом с ней болтал, не закрывая рта. – Старая любовь?
– Да нет, – ответил Тони. В это время вернулась Бонни. – Я с ненормальными не встречался. По крайней мере до тебя.
– А ты встречался с ненормальными? – с интересом спросила Бонни у Роджера.
– Не я, а Кэл, – ответил Роджер, чуть не подпрыгнув. – У меня вообще было мало девушек.
– Ну что ты. – Бонни погладила его по колену. – Это же не запрещено.
– Зачем мне девушки? – пожал плечами Роджер, и Тони кинул на друга оторопелый взгляд.
– Значит, бывшая подружка Кэла… – Лайза поднялась. – Я сейчас вернусь.
– Подожди. – Тони поймал ее за руку. – Какое тебе дело до его любовных похождений?
– Он ухаживает за моей лучшей подругой, – ответила Лайза с невинным выражением. – Мне интересно.
– Понимаешь, что я имею в виду? – говорил Роджер Бонни. – Мне никто не нужен, кроме тебя.
– Нельзя же испытывать такую преданность на второй неделе знакомства, – возразила Бонни.
– И все же это так, – сказал Роджер.
– Мне что, цепями тебя приковать? – спросил Тони у Лайзы. Потом немного подумал и покачал головой. – Ладно, не будем. Но держись подальше от Синтии. Она психолог, и в голове у нее одна психология. Она вечно несет всякую чепуху.
– Она тебя изучала, да? – спросила Лайза, глядя на Синтию.
– Я не размениваюсь, я ухаживаю талькоза одной девушкой, – продолжал объяснять Роджер Бонни. – А ты можешь даже и не видеться со мной. Пока сама не захочешь.
Тони покачал головой.
– Она вывела сумасшедшую теорию насчет четырех стадий в любви, которая, как ей думается, имеет универсальный характер.
– Неужто! – поразилась Лайза.
– Но все это глупости, потому что любые отношения можно объяснить, только исходя из теории хаоса, – продолжал Тони, удерживая ее.
– Что-что? – переспросила Лайза, пытаясь выдернуть руку.
– Человеческие отношения, как погода, непредсказуемы. Возьмем для примера Мин и Кэла. Кэл – это сложная динамическая система, которая старается сохранить стабильность, уклоняясь от любовных связей.
– Разве у него никого нет? – Лайза наконец села, чтобы освободить руку.
– Никого, – заверил ее Тони. – Что, не верится? Однако одиночество лишает его стабильности. Ему трудно дается воздержание. Тут он встречает Мин, и хрупкое равновесие нарушается. Он наугад совершает ряд движений, чтобы обрести стабильность, но только попадает в ее поле. Там он начинает хаотически метаться в разные стороны, оставаясь в границах этого поля. Она – аттрактор.
Лайза фыркнула.
– И что дальше?
Тони придвинулся ближе.
– По мнению Синтии, все отношения соответствуют определенным моделям и потому предсказуемы. Но как их предсказать? Люди не так просты, равновесие в их жизни нарушается по-разному, аттракторы тоже бывают разные.
– Пожалуй, – согласилась Лайза, все еще пребывая в сомнении.
– Вот почему я считаю Синтию ненормальной, – сказал Тони. – Она думает, что в любви все можно разложить по полочкам.
Лайза вдруг увидела Тони другими глазами. Он больше не казался ей туповатым, и вовсе не потому, что рассуждал о теории хаоса. Он говорил о том, что его интересовало, и совершенно при этом преображался.
– Что-то хочешь спросить?
– Ты когда-нибудь был влюблен?
– Нет, – ответил Тони. – И вряд ли влюблюсь. – Он улыбнулся. – Это сильно нарушило бы мое равновесие.
Лайза нахмурилась:
– Так почему же тебе неприятна Синтия?
– Она пыталась поймать Кэла в силки. Хладнокровно изучала его, планировала каждый ход. А он заслуживает лучшего. Ему нужен человек, который не страшится хаоса, с которым можно вести игру без правил, без условий, без всяких теорий и какой-либо подстраховки. Вот как у Роджера с Бонни.
Лайза посмотрела, как эти двое дружно смеются, и сказала:
– Да, правда. Нам всем этого не хватает.
– Ну вот и хорошо. И нечего с Синтией разговаривать. – Роджер чем-то отвлек Тони, тот повернулся, чтобы ответить, и в этот момент Лайза ускользнула.
Когда она подошла к Синтии и назвала свое имя, та сначала не поняла, в чем дело.
– Мы знакомы?
– Мы – нет, но ваш бывший дружок ухаживает за моей подругой. Расскажите мне о Кэле Морриси.
Спустя четверть часа Лайза немного успокоилась и подумала: «Теория хаоса, милочка, многое объясняет в поведении Кэла».
– Я знаю, – сказала она Синтии, – что он разобьет ей сердце. Сколько раз он это делал?
Синтия пожала плечами:
– Вскоре после нашего разрыва на одной вечеринке я разговорилась с женщиной, с которой у него тоже был роман. Потом еще одна случайно проходила мимо. К концу вечера нас было четверо, и все с такими же историями. Встречаешься с ним два месяца, все хорошо, начинаешь думать, что он твоя судьба, и вдруг как гром среди ясного неба он дарит тебе прощальный поцелуй, оставляет самые добрые пожелания и исчезает.
– И его до сих пор не пристрелили?
– Представьте, да. Не скажете же вы ему: «Мы встречались два месяца, как ты смеешь бросать меня?» Вас сочтут сумасшедшей. – Синтия сделала маленький глоток. – Ктому же он и не намекает на серьезные намерения.
– Мне нет до этого дела, – сказала Лайза. – Я только не хочу, чтобы он травмировал Мин.
– Вряд ли так далеко зашло, – предположила Синтия. – У них есть какие-нибудь общие интересы?
– Да вроде нет.
– Они спокойны, когда бывают вместе?
– Нет, в основном ссорятся.
– У них есть свои секреты? Любимые шутки? – Лайза покачала головой:
– Они не так близки.
Синтия в задумчивости водила пальцем по бокалу.
– Вам он не нравится? То есть вы говорили Мин, что он вам неприятен?
– Конечно, – ответила Лайза. – Мы с Бонни предупреждали ее.
– Хм. – Синтия улыбнулась. – А скажите, он уже придумал для нее ласковое прозвище?
– Прозвище? – Лайза напряглась. – Он зовет ее уменьшительным именем. Но никаких там куколок и тому подобного.
– А она? – не отставала Синтия. – Дала ему прозвище?
– Зверь, – ответила Лайза. – Вряд ли оно звучит ласково.
Синтия засмеялась.
– Тогда зачем она с ним встречается?
– Может, и не встречается, – задумчиво сказала Лайза. – Но похоже, будет. Она влюбится в него против желания.
Синтия перестала смеяться.
– И это меня беспокоит, – продолжала Лайза. – Мин – прекрасный человек и заслуживает большего, чем просто флирт. Расскажите, как он обычно добивается своего?
Синтия кивнула:
– Хорошо. Кэл уже делал ей подарки?
– Они знакомы всего неделю, – отвечала Лайза. – Я не… – Она замолчала, потому что Синтия покачала головой.
– Если у него серьезные намерения, он ей сделает подарок. Выяснит, чего ей больше всего хочется, и обязательно достанет это. Такую модель поведения заложила в него мать.
– Мать? – удивилась Лайза.
– Она властная и жесткая, – объяснила Синтия. – Признает отношения, основанные только на договоре. И он каждый раз реализует эту модель, завоевывая женщину. А когда добивается ее, модель рушится, потому что если она любит его, то уже не является для него заменой матери, и он убегает, чтобы найти новую.
– У него Эдипов комплекс? – ужаснулась Лайза.
– Нет. Мать только заложила в него модель. Он с ней не ладит.
– Значит, чем больше Мин отвергает его… – начала Лайза. – …тем серьезнее он ее добивается, – закончила Синтия. – Он ничего не может с собой поделать, даже не соображает, что происходит. Ваша, подруга что-нибудь коллекционирует?
– Стеклянные шары, – ответила Лайза и, заметив на лице Синтии плохо скрытое презрение, добавила: – Начала не она. У нее была семейная ценность, которая потерялась.
– Он купит ей шар, – заверила Синтия. – Самый лучший, такой, который ей всегда хотелось иметь или она не знала, что ей хотелось его, пока он не подарил. После этого скорее уводите ее от него, а то будут сплошные слезы.
– Стеклянный шар, – повторила Лайза, наблюдая через весь бар за приятелями, к которым только что присоединился Кэл, задержавшийся на работе.
– Кэл, в сущности, неплохой человек, – говорила Синтия, – никого специально не обижает. Он только…
– Калечит женские судьбы из-за матери? По-моему, здесь есть какое-то сходство с историей Нормана Бейтса.
– Он никогда бы не нанес ей физическую травму, – сказала шокированная Синтия.
– Психическую травму он тоже не сможет ей нанести, – добавила Лайза. – Я об этом позабочусь. Спасибо за помощь, я узнала много ценного.
– Очень рада.
«В самом деле?» – подумала Лайза. Наверное, вид у нее был недоверчивый, потому что Синтия добавила:
– Выручить вашу подругу. – Она посмотрела на свой бокал. – Не хочу, чтобы она тоже пострадала.
– И я не хочу, – сказала Лайза и направилась к друзьям. Подойдя к столику, она услышала, как Тони говорит Мин:
– Не верю.
– А зря, – отвечала та. – Есть верные способы определить это в самом начале.
– Что определить? – поинтересовалась Лайза, садясь рядом с Тони и не сводя глаз с Кэла.
– Стоит заводить роман с парнем или нет, – разъяснила Мин. – Мы вспомнили старые тесты, которые использовали еще в колледже.
– Тесты, – повторил Кэл, откинув голову и закрыв глаза. «Ненавижу тесты».
– Например? – спросил Тони у Мин. Та пожала плечами:
– Например, приглашаешь его в гости посмотреть видеофильм.
– Это хорошо, – сказал Тони. – Мне нравится смотреть видеофильмы.
– И показываешь ему «Скажи что-нибудь», – продолжила Мин.
– Так-так, – произнес Тони.
– Ты завалил тест еще до начала, – сказала Лайза.
– И ждешь, пока он не увидит сцену, где Джон Кьюсак убирает разбитый стакан с дорожки Ионы Скай.
Лайза заметила, что Кэл улыбнулся Мин, а та в ответ замотала головой. «Вот они, секреты», – подумала Лайза.
– А что потом? – спросил Тони.
– И если ты говоришь: «Что за черт? Она же в туфлях!» – ты пропал.
– Так она и была в туфлях, – сказал Тони, начиная раздражаться.
– Но пальцы-то открыты, – возразил Роджер.
– Тебе несколько баллов за то, что заметил, – сказала ему Бонни.
– Вот так, – горестно вздохнул Тони, – Какой-то фетишист получает баллы!
– Хорошо, Минни, он это говорит, а что потом? – «Минни?» Лайза ожидала, что Мин сейчас растерзает его.
– У меня какая-то инфекция, – сказала Мин, едва сдерживая улыбку.
– Какая инфекция? – спросил Кэл, улыбаясь ей. «Вот это да!» – поразилась Лайза.
– Меня тошнит, – ответила Мин и тоже улыбнулась.
– А меня сейчас вырвет прямо на твои ботинки, – сказала Лайза Тони, чувствуя желание излить на кого-нибудь гнев.
– А со мной как? – спросил Роджер у Бонни.
– Замечательно, – ответила она, вкладывая руку в его ладонь.
– Мерзавец, – сказал ему Тони, – ты все испортил.
Мин рассмеялась, и Кэл так посмотрел на нее, что Лайза подумала: «Ну уж нет». Похоже, у него были какие-то намерения, и она знала какие. «Попадешься на стеклянных шариках, приятель, и тебе несдобровать».
Кэл встретился с ней взглядом и застыл.
– Что такое?
– Ничего, – ответила она, многозначительно улыбнувшись.
– Кого сегодня осчастливил? – спросила Шанна, когда Кэл подошел к стойке.
– Никаких женщин, я отдыхаю, – ответил он. – Как Элвис? Все еще распевает ту же песенку?
– Не подначивай. Если бы он был девушкой, я бы вступила с ним в брак. – Она выглянула из-за-его плеча. – Я вижу братцев-болванов и двух женщин. Сейчас угадаю. Высокая худая рыжая – твоя.
– Не угадала, – ответил Кэл. – Всем то же самое, мне – виски.
Шанна снова посмотрела на компанию:
– Та маленькая блондинка в синем? По-моему, она пустовата.
– Так только кажется. Но и не она. Она с Роджером.
– Ну а кто же тогда… – Шанна не закончила.
– Привет! – сказала Мин, подходя. – Я понимаю, ты хочешь пофлиртовать с барменшей, но Тони просил поторопить тебя.
Шанна оперлась о стойку и протянула ей руку:
– Привет, я Шанна, соседка Кэла.
Мин удивилась, но пожала протянутую руку.
– Мин. – Она поколебалась, потом тоже оперлась на стойку. – Можно вопрос личного характера?
– О, конечно, – ответила Шанна, глядя ей в глаза.
– Прошу прощения, – сказал Кэл, пытаясь понять, нравится ему или нет, что Шанна узнала о Мин.
– У вас бесподобные волосы, – говорила Мин, словно не замечая его. – Как вам удается сохранять их в таком состоянии?
– Я их не мою. Только споласкиваю кондиционером и укладываю. И они никогда не запутываются.
– Вы шутите, – удивилась Мин. – Я тоже попробую. Мне так надоело подбирать их кверху, что я готова на что угодно.
– Приходите с распущенными волосами. Я хочу посмотреть.
«Я тоже», – подумал Кэл.
– Обязательно. Спасибо. – Мин повернулась к Кэлу: – Помочь донести?
– Да, – поспешил он ответить, пока Шанна не сказала «нет» и не вручила ему поднос.
– Я сейчас вернусь. – Мин направилась к музыкальному автомату.
Кэл, опершись на стойку, смотрел, как она пересекает зал.
– Отнеси напитки, Шан, – попросил он.
– Она не бисексуал? – поинтересовалась Шанна, тоже провожая Мин взглядом. – С ее губами можно делать такое…
– С ее губами я мог бы делать такое… – подхватил Кэл. «Я делал это», – подумал он и снова почувствовал головокружение.
– Я отнесу, – сказала Шанна и ушла. А Кэл смотрел, как Мин, наклонив голову, проглядывала названия песен, открыв прелестную линию шеи. Это было так соблазнительно, что в нем поднялся целый вихрь мыслей, которые, к счастью, пока что не нашли воплощения. Вернулась Шанна с пустыми бокалами на подносе.
– И давно вы вместе?
– Познакомились неделю назад, но мы не…
– Пока рано. – Шанна кивнула. – Еще месяц или два до того, как ты смоешься. Рассказывай ей обо мне хорошее, чтобы заложить основание.
– Для чего? – не понял Кэл.
– Девочке наверняка понадобится утешение, когда ты пожелаешь ей счастья. И я дам ей это утешение. Ты уже спишь с ней?
– У нас вообще нет никаких отношений. – Мин опустила в автомат несколько монет и набрала номер. – Дай мне виски. Наверняка сейчас мы услышим Элвиса Пресли.
– Никаких отношений? Приятная новость. – Шанна пододвинула ему стакан.
Кэл покачал головой:
– Нет, она не в твоей команде. А ты все еще горюешь?
– Мне уже лучше. – Из автомата полилась песня «Дьявол в маске». – Откуда ты знаешь, что она не в моей команде?
– Я ее целовал. Она играет за наших. Хотя и не для меня.
– Не для тебя? – Шанна вынула из кармана две пятерки и положила на стойку. – Спорю на десять баксов, что ты не сможешь поцеловать ее прямо здесь.
– Попрошу без шуток. – Кэлу стало смешно при мысли о том, что сделала бы с ним Мин, если бы он попробовал поцеловать ее здесь. – И никаких пари.
Шанна наклонила голову.
– Ладно. Десять баксов, что ты сможешь поцеловать ее здесь.
– Я же тебе объяснил. Никаких подбрасываний монет.
Шанна постучала пальцем по пятеркам:
– Десять баксов, что ты сумеешь.
– Да что с тобой? – удивился Кэл. – Не знал, что ты любишь азарт.
– Я только…
– Эй, вы! – послышался голос Мин, и оба вздрогнули. – Я думала, на мой счет больше никто спорить не будет.
Лицо у нее было разгневанное, нижняя губа чуть выдвинулась вперед, и Кэл тут же вспомнил, что ему надо держаться подальше.
– Я ничего такого не говорил. Почему ты думаешь, что я…
– Вы оба смотрели на меня, а на стойке лежат деньги, – сказала Мин. – Мы это уже проходили.
Глаза ее потемнели, в них прыгали искорки. У Кэла участилось дыхание.
– Это не он, а я хотела поспорить, и Кэл… – заговорила Шанна.
Кэл вынул из кармана десятку и бросил на стойку.
– Согласен, – сказал он и шагнул к Мин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Давай поспорим - Крузи Дженнифер



Местами интересно,иногда можно посмеяться.Вроде бы ничего лишнего,но ощущение растянутости всё равно осталось.
Давай поспорим - Крузи ДженниферИрина
15.09.2011, 20.01





совершенна точно,зачем так автор растянула роман 8/10
Давай поспорим - Крузи ДженниферМарго
18.08.2012, 22.01





Один из моих любимых романов!rnОн мне так понравился, что после прочтения его на английском языке, я решила еще раз перечитать на русском!rnОчень смешная, романтичная и трогательная история! Всем советую почитать! :)
Давай поспорим - Крузи ДженниферKarsata
20.08.2012, 17.00





Достаточно не стандартно и смешно!)))Мне понравилось))
Давай поспорим - Крузи ДженниферАнастасия
27.08.2012, 14.32





ниего выдающегося, все ждала чего-то захватывающего, но так и не дождалась
Давай поспорим - Крузи ДженниферДульсинея
28.08.2012, 14.01





Концовка не понравилась, в целом - интересный.
Давай поспорим - Крузи ДженниферРимма
29.06.2013, 13.28





особенно понравилась фраза ,что Харри в14 лет женился.... легкое чтиво-вполне достойное .... рекомендую 9\10
Давай поспорим - Крузи Дженниферзося
20.01.2014, 23.40





В целом роман очень даже ничего. Хороший, добрый юмор. Есть несостыковки, но простить можно. Согласна, что растянут как-то, но послевкусие оставил положительное, так что 10 :)
Давай поспорим - Крузи ДженниферЛиля
8.04.2014, 16.13





Роман оч.понравился. Юмор просто на высоте. Затянутым не показался.
Давай поспорим - Крузи Дженнифернастя
26.04.2014, 18.40





Роман не плох , но затянут до безобразия, иногда было просто скучно
Давай поспорим - Крузи ДженниферМаша
28.02.2015, 3.46





. Мин взглянула на Лайзу, изящную, как скаковая лошадка, затянутую в пурпурную кожу на молниях. - Я "это" читать не смогла!
Давай поспорим - Крузи ДженниферОльга
28.02.2015, 7.09





Крузи - абсолютно мой автор. После тонн соплей и слюней(а еще не забыть про девственниц!) приятно встретить хороший слог, адекватных героев, юмор! А Ггня даже полная! Веришь в историю. А за образы животных - отдельное спасибо.
Давай поспорим - Крузи ДженниферОксана
23.04.2015, 16.45





Неплохой роман - 8 баллов. Мне импонируют психологические загадки и разгадки к ним. Понравилась теория хаоса - поскольку в жизни иногда случается то, чего не должно и не может быть. Согласна, что роман несколько затянут, но в общем впечатление положительное. Рекомендую.
Давай поспорим - Крузи ДженниферНюша
24.04.2015, 20.26





Люди вспомните какими затянутыми были раньше романы,и вам этот роман покажется нормальным.А потом меньше читайте короткие романы.
Давай поспорим - Крузи ДженниферGaya
9.06.2015, 19.32





Согласна со всеми положительными отзывами. Хорошие адекватные гл герои, нет безумной детективной линии. 9. Читать стоит.
Давай поспорим - Крузи Дженниферanurra
20.10.2015, 12.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100