Читать онлайн Давай поспорим, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Давай поспорим - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Давай поспорим - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Давай поспорим - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Давай поспорим

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Вернувшись домой с работы, Кэл включил верхний свет, сбросил ботинки и прошел в кухню, отделанную под судовой камбуз. Ему хотелось пропустить стаканчик «Гленливе». Тут из соседней квартиры донеслась громкая музыка. Опять Элвис Костелло.
– Господи! – Кэл прислонил стакан ко лбу. Похоже, хлипкий роман Шанны подошел к концу.
Он отставил стакан, вышел и постучал в ее дверь. Соседка открыла, лицо у нее было заплаканное, волосы встрепаны.
– Привет, – сказала она и шмыгнула носом. – Входи.
Кэл прошел в оклеенную яркими обоями квартиру, морщась, пока Шанна не убавила звук.
– Ну, рассказывай.
– Это было ужасно. – Шанна подошла к ярко-красному шкафу и отодвинула в сторону дико раскрашенного индейского божка, чтобы достать бутылку «Гленливе», которую приберегала специально для него.
– Не надо, я уже выпил.
– Я думала, это настоящее. – Шанна поставила божка обратно и уселась на старенькой кушетке, покрытой пурпурным индейским одеялом. – Думала, теперь навсегда.
– Да у тебя каждый раз навсегда. – Кэл подсел к ней и обнял. – Кто на этот раз? Я не в курсе.
– Меган, – ответила Шанна, снова собираясь заплакать.
– А-а. – Кэл положил ноги на старый сундук, служивший ей кофейным столиком. – Вот дрянь. А может, развлечешься с кем-нибудь или отдохнешь пока? Как я сейчас.
– С Меган было хорошо, – сказала она.
– Меган – настоящий геморрой, и больше ничего. И почему тебя тянет к людям, которые оставляют в тебе чувство вины? Я от таких сразу бегу.
Шанна сердито взглянула на него. Глаза ее были полны слез.
– Да ты от всех бегаешь.
– Ничего подобного, – возразил Кэл.
Элвис пропел долгое заключительное «Она!» и пошел по второму кругу.
– Выбери другую прощальную песню.
– Не хочу, я эту люблю.
– Я тоже ее любил когда-то, а теперь она у меня в печенках сидит. Как неудачный роман – так Элвис Костелло. Ты его загубила.
– Ты что! Элвис – бог.
– Наверное, Меган его терпеть не могла? – спросил Кэл.
– Нет, это Анна его не любила. Хотя Меган тоже не была от него в восторге.
– Ну вот, – продолжал Кэл. – Заведи Элвиса на первом свидании и, если он ей не понравится, избавься от нее, пока не влюбилась.
– Ты так и делаешь? – Шанна положила голову ему на плечо. – И выходишь невредимым из всех своих интрижек?
– Я не о себе, а о тебе говорю. Сторонись тех, кем можно увлечься, просто получай удовольствие от общения с приятными людьми.
– Да где же таких найти?
– А поначалу все такие, – тут ему вспомнилась Мин. – Бывают, конечно, исключения. Вот вчера я познакомился с одной, так сразу было видно, что она хуже геморроя.
– Уже подцепил кого-то? Вот это да! – Шанна посмотрела на негр. – Ты и на подводной лодке себе подружку найдешь.
Кэл ухмыльнулся:
– Применяю обаяние. – Он представил себе удивленные глаза Мин.
Шанна отвернулась.
– Хорошо тебе. А у меня нет обаяния.
– Почему нет? Ты просто им не пользуешься. – Она снова посмотрела на него:
– Не пользуюсь?
– Научись не слышатьчужие насмешки и сплетни – и все почувствуют твою силу. Ты же умница и красавица, с тобой интересно.
– Правда? – недоверчиво спросила Шанна.
– Ну, я-то знаю, мы же соседи, – заверил ее Кэл.
– Ты просто жалеешь меня по доброте душевной.
– Какая там доброта, я жуткий эгоист. Ты это понимаешь, и потому у нас с тобой не дойдет до постели, а мне нравится с тобой общаться. И нечего лить слезы по ночам вместе с Элвисом. Что скажешь?
– Ты прав.
– Я знаю, что говорю, так что не пожалеешь, слушая меня. Ты привыкла иметь дело с такими стервами, каких мало.
– Зато твои девицы просто прелесть! – Шанна встала и отошла от него.
– Я тут ни при чем. Знаешь, почему у тебя всегда все рушится? Потому что ты в себе не уверена, и тебе все время попадаются женщины, которых именно это в тебе и привлекает.
– Знаю. – Шанна присела на высокий красный стул возле бара и достала коробку с печеньем.
– Надо найти ту, с кем тебе будет хорошо. – Она открыла коробку и взяла печенье.
– Понятно.
– Сколько раз мы об этом говорили, а?
– Тысячу. – Шанна откусила печенье.
– И ты явно перебарщиваешь с Элвисом. Песня хорошая, но ты ее заездила. Такие вещи не проходят безнаказанно.
– Ну и что, – отозвалась она, жуя.
– Выбери что-нибудь другое. Есть же еще какая-нибудь хорошая песня на тему расставания.
– Мне всегда нравилась «Я все переживу».
– О Господи! – Кэл поднялся. Элвис снова завел ту же песню. – Дай же ты ему наконец передохнуть!
Шанна подошла к шкафу и выключила проигрыватель.
– Поначалу они не были такими дрянями.
– А ты помнишь, как познакомила меня с Меган? – спросил Кэл. – Ты представила нас друг другу, и она тут же извинилась за твою одежду. Я бы отшлепал ее, но у нее был такой вид, будто она меня сейчас слопает.
– Она много о себе мнит, – кивнула Шанна.
– Такая властная, и столько снобизма… Надо было сразу же с ней расстаться.
– Именно это ты и сделал вчера вечером?
– Черт, ты угадала, – признался Кэл.
– А я так не могу, – всхлипнула Шанна, снова взявшись за печенье. – Я не такая, как ты. Мне за все приходится платить.
Кэл вздохнул:
– Ну что ж. А почему Меган ушла?
Лицо ее покраснело, глаза снова наполнились слезами.
– Она сказала, что я тряпка.
– Значит, она просто вытирала об тебя ноги, – заключил Кэл.
Шанна разрыдалась. Он подошел и обнял ее.
– Разозлись на нее, Шан, она отвратительна.
– Но это была любовь! – вскричала Шанна, прижавшись к нему и осыпая его рубашку крошками от печенья.
– Да не любила ты ее, – сказал Кэл и крепче обнял девушку. – Только хотела полюбить. А это разные вещи. Какая может быть любовь через две недели после знакомства!
– Так бывает, – тихо сказала Шанна, глядя на него снизу вверх.
– Ничего подобного, – возразил Кэл. – Думаешь, если ты посмотришь на кого-нибудь, прокрутишь в голове Элвиса Костелло, так сразу и влюбишься? Нет, тут нужно время.
– А ты откуда знаешь? – Шанна потянулась за печеньем. – У тебя хоть раз доходило до любви?
– Ого! – Кэл даже обиделся.
– Это не ответ. – Шанна села на кушетку. – Почему ты всегда так скоро удираешь? Я по крайней мере пытаюсь что-то сделать.
– Ну а я – нет.
– Знаю-знаю, – сказала она, вытаскивая из коробки еще печенье. – Ой, прости, пожалуйста, совсем забыла. Хочешь печенья?
– Не хочу. Если будешь около моего офиса, можешь позавтракать со мной перед работой.
– Было бы здорово, – обрадовалась Шанна. – Ты такой добрый, Кэл. Иногда мне хочется, чтобы ты был женщиной…
– Благодарю покорно, – отказался он.
– …а потом я вспоминаю, как ты боишься любых обязательств, и радуюсь, что ты мужчина. У меня и так проблем хватает.
– Что верно, то верно. – Кэл взялся за дверную ручку. – Ну я пойду?
– Иди. А завтра давай сходим в дорогой ресторан.
– Мы пойдем к Эмилио, – пообещал Кэл. – Ему нужны клиенты, а ты любишь мучное.
Пока Кэл утешал Шанну, Мин зашла к Эмилио и заказала салат и хлеб.
– Ах, очаровательная Мин! – воскликнул он, когда она нашла его на кухне.
– Эмилио, милый, – сказала Мин, – сейчас мне, пожалуйста, три порции салата и хлеба, а через три недели мне очень нужен самый лучший свадебный торт.
– О-о… – Эмилио прислонился к шкафчику. – Моя бабушка делает свадебные торты. У них… – он закрыл глаза, – райский вкус. Они легче перышка. – Глаза открылись. – Очень хорошие, как раньше делали, без всяких там марципановых птичек или сахарной глазури.
– Можно ей заказать торт, украшенный живыми цветами? – спросила Мин. – И настоящим перламутром. И никаких сахарных имитаций. Такой торт, я думаю, больше понравится гостям.
– Трудно сказать, – ответил Эмилио. – Но главное, он будет очень вкусный.
– Это же сладкое, – сказала Мин, представив, как отнесется к такому торту Нанетта. – А оно чем красивее, тем вкуснее.
– Давайте так, – предложил Эмилио. – Я спрошу бабушку, сможет ли она сделать торт, и, если она согласится, вы сами его украсите цветами и перламутром.
Мин задумалась.
– Я поручу это Бонни. У нее потрясающий вкус. Звоните бабушке.
Он снял трубку.
– А вы берете Кэла с собой на свадьбу?
– Я больше с ним не увижусь, – ответила Мин.
– Как грустно слышать! – воскликнул Эмилио, набирая номер. Лицо его вдруг просияло. – Нонна? – Он перешел на итальянский.
Из разговора Мин поняла только одно слово – «Кэл» – и встревожилась. Эмилио положил трубку, обрадованный.
– Все в порядке. Я сказал, что вы подружка Кэла. Она его обожает.
– Как все женщины. Вы мой спаситель. – Мин расцеловала его в обе щеки.
– Кормить – мое призвание.
Они простились, и Мин, взяв коробку с салатом и хлебом, направилась к Бонни. Дверь ей открыла Лайза.
– Ну, может, расскажешь, что было вчера?
– Дай мне войти сначала, – ответила Мин и проскользнула мимо подруги в светлую, уютную квартиру Бонни.
Комнату украшал столик в старинном испанском стиле, на котором стояла английская фарфоровая посуда и граненая ваза с розами. Все было очень мило, и Мин невольно вспомнила свое жилище. «Пусть у меня никогда не будет такой красоты, но я могла бы лучше сервировать стол. Я даже умею готовить. Можно взять бабушкину кухонную утварь из подвала», – подумала она. Хорошо бы приготовить что-нибудь такое, что пекла бабушка. Например, печенье – которое ей самой нельзя есть.
Мин со вздохом поставила коробку на стол.
– Что это? – спросила Бонни.
– Лучший в мире салат и просто потрясающий хлеб, – ответила Мин.
Бонни пошла за тарелками.
– Хлеб? – спросила Лайза. – Ты будешь его есть?
– Ну уж, нет, – ответила Мин. – Я его вчера ела, а сегодня расплачиваюсь. Хлеб будете есть вы, а я – смотреть на вас.
Лайза сделала гримаску, отодвигая высокий обеденный стул.
– На десерт. Ну, госпожа статистик…
– А ты что принесла? – перебила Мин, страшась услышать ответ.
– Мороженое «Дав» с малиной, – сказала Лайза.
– Иди ты знаешь куда! – рассердилась Мин. – Хоть разок принесла бы фруктов!
– Фрукты не десерт, – возразила Лайза. – А теперь объясни наконец, почему ты вчера ушла из бара с Кэлом Морриси.
Мин подвинула ей хлебницу.
– Дэвид поспорил с Кэлом на десять баксов, что ему не удастся уложить меня в постель за месяц.
Подруги так и застыли: Бонни – с куском курицы в руках, Лайза – с хлебницей.
– Ты шутишь? Не может быть! – Лайза начинала закипать.
– Я не стала возражать, когда он пригласил меня, потому что надеялась затащить его на свадьбу. Потом поняла, что не смогу три недели терпеть его приторное обаяние, мы отлично поужинали и расстались.
На лице Бонни выразилось сочувствие.
– Бедняжка!
– Все в порядке, – успокоила ее Мин. – Забудем Кэла Морриси и займемся едой. Меня больше волнует Диана. У нее что-то не ладится.
Лайза бросила на Мин короткий взгляд, давая понять, что еще вернется к оставленной теме.
– Мокрица и Жуть, – сказала она затем, – кому угодно испортят жизнь.
Мин закрыла глаза.
– Не зови их так. Я чуть было не назвала сегодня Сьюзи Мокрицей. У нее был такой вид, будто она собиралась залить слезами весь мир.
– Ну не мудрено, – произнесла Бонни с жалостью в голосе, поставила блюдо на середину стола и села.
Лайза выложила хлеб.
– Лучше бы Диана не просила ее быть подружкой невесты, это жестоко, – сказала она.
– Тогда было бы еще хуже, – возразила Бонни. – Так из-за этого Диана расстроилась?
– Я думаю, из-за Грега, – ответила Мин, с вожделением глядя на салат. – Сама-то она не признается… Представляешь, Грег забыл заказать свадебный торт!
– Ого! – сказала Лайза. – Противится собственной свадьбе. Честно говоря, твоя мать и Диана ловко его окрутили.
– Он сам посватался, – напомнила Бонни.
– Я думаю, ему хотелось подольше побыть в женихах, – объяснила Мин. – Но он согласился, когда назначили день свадьбы. Он же не бессловесное существо, мог бы сказать «нет».
– Кому? Нанетте и Диане? – фыркнула Лайза, берясь за салат. – Дохлый номер. Давай-ка лучше вернемся к Кэлу Морриси и проклятому спору. Мы хотим знать все.
Через полтора часа салат был съеден, остатки курицы убраны в холодильник, Бонни развернула мороженое, а Мин закончила рассказ о прошедшем вечере.
– Он отвел тебя домой, – резюмировала Бонни, – и все кончилось благополучно. – В голосе звучало сомнение.
– Именно, – подтвердила Мин. – А потом он въехал мне в глаз, пожелал счастья и ушел. Он не понравился ни мне, ни вам, а я не понравилась ему. Никто не в убытке.
– Скорее всего это прощание не более чем трюк, – сказала Лайза, поедая мороженое. – Просто такой маневр, после которого он вернется. И если ты потеряешь бдительность, он затащит тебя в постель и разобьет твое сердце.
Мин рассердилась:
– Думаешь, я наивная дурочка? Я не забыла о пари. Просто у меня есть свой план.
– Интересно, – улыбнулась Лайза. – Это на тебя не похоже.
Мин не обратила на нее внимания:
– Я слушала вчера вечером «Люби меня нежно» Элвиса Пресли, и мне пришло в голову, что если бы с ним случилась реинкарнация, ему сейчас было бы примерно двадцать семь, а я не сторонюсь молодежи. По статистике наиболее удачны такие браки, в которых жена лет на восемь старше мужа. И я решила подождать, пока меня найдет Элвис.
– Но ты только на шесть лет старше, – заметила Бонни.
– Да, но это же Элвис. Пришлось бы особенно постараться, – объяснила Мин.
– Почему именно Элвис? – спросила Лайза.
– Потому что он никогда не обманывает в своих песнях. Элвис – единственный мужчина в мире, которому я доверяю.
– Значит, если я правильно поняла, – продолжала Лайза, размахивая мороженым на палочке, – Бонни дожидается сказочного героя, который придаст ее жизни полноту, а ты надеешься на реинкарнацию человека, который наелся сандвичей с жареными бананами.
– Совершенно верно, – ответила Мин. Лайза покачала головой.
– Я, может, уже нашла своего принца, – сказала Бонни. – Роджер такой милый.
– Роджер? – переспросила Мин, стараясь не смотреть, как Лайза поглощает мороженое.
– Мы вчера познакомились с друзьями твоего Зверя, – пояснила Лайза с набитым ртом. – Бонни достался блондин.
– Роджер – душка. Я раздумываю, не освободить ли мне для него субботний вечер. Посмотрю, как пройдет наше свидание в пятницу.
– Он пригласил тебя? – поинтересовалась Мин, радуясь, что разговор повернул в другую сторону. – Ну-ка расскажи.
– Теперь Роджер будет приглашать Бонни каждый вечер до конца жизни, – сказала Лайза. – Он от нее без ума.
– Как здорово. – Мин вытащила из тарелки последний лист салата с желанием компенсировать недостаток сахара. – Так что, у него есть надежда?
– Может быть.
Лицо Бонни вдруг немного омрачилось.
– Если две недели у нас с ним все будет хорошо, наверное, можно пригласить его домой, пусть на него посмотрит мама.
Мин удивленно вскинула брови:
– Ты думаешь, он захочет пересечь три штата, чтобы познакомиться с твоей мамой через две недели после первого свидания?
– Да он перелетит через Анды, чтобы достать ей зубочистку, – сказала Лайза. – Как трогательно!
– Ничего подобного, – отрезала Бонни, хмуро глядя на палочку от мороженого. – Что за сентиментальность! Кстати, о Морриси. Роджер говорит, что он отличный парень. Это меня смущает.
– Итак, Бонни повезло, – сказала Мин Лайзе, пропустив мимо ушей упоминание о Кэле. – А тебе кто достался?
– Деревенский идиот, – ответила Лайза. – Он также считает Кэла настоящим мужчиной. Это просто какое-то трио клоунов из цирка. Только несмешное.
– Я вообще не вижу в них ничего смешного, – вставила Бонни.
– Тоже верно, – согласилась Мин. – А ты еще увидишься со своим идиотом?
– Увижусь. – Лайза слизнула с палочки остатки мороженого. – По-моему, твой Зверь вернется. Мой идиот много болтает, может быть, что-нибудь узнаем. К тому же есть барменша, которая живет рядом со Зверем, и я с ней потолкую.
– Если ради меня, то не нужно, – предупредила Мин. – Кэлвин Морриси для меня больше не существует.
– Но не завтрашним вечером, – возразила Бонни. – Завтра он будет в «Долгом глотке» вместе с Роджером и Тони.
Мин покачала головой:
– Тогда я останусь дома.
– Нет, зачем же, – сказала Бонни. – Мы просто не пойдем туда. Выберем другое место, и ты будешь с нами.
– А ты из-за меня не увидишься с Роджером? – запротестовала Мин. – Нет-нет. Я не такая эгоистка, чтобы загубить истинное чувство. Идем все вместе. Хочу во что бы то ни стало увидеть твоего Роджера.
– Ты уверена, что Кэл согласился на это пари?
– Я стояла совсем близко и слышала, – подтвердила Мин. – Он сказал: «Элементарно». Вот что самое обидное.
– Роджер о нем высокого мнения, – сказала Бонни. – Он мне говорил и о Кэле, и об остальных. Довольно грустная история. Они познакомились в школе еще в третьем классе. Сам Роджер был тугодум, соображал медленно, Тони – нерадивый ученик, а Кэл – дислексик.
type="note" l:href="#n_4">[4]
– Кэл – дислексик? – удивилась Мин.
– Тони и вправду тупой, – подтвердила Лайза. Они сказали это одновременно.
– Ошибаешься, Тони вовсе не тупой. Когда нужно, он очень даже сообразительный, – заспорила Бонни. В голосе ее слышалась безграничная уверенность, не допускающая возражений. – И Роджер тоже не тупица, просто он методичен, и его нельзя торопить. Он как мой дядя Джулиан.
– О Господи. – Лайза закатила глаза. – Уже совсем как родной. Спорю на что угодно, Роджер – ее «как бы обед» на эту неделю.
– Я в спорах не участвую, – заявила Мин. – Бонни, что скажешь?
Бонни выставила вперед подбородок:
– Если Роджер меня не разочарует, я выйду за него замуж.
– Вот беда! – воскликнула Лайза.
– Оставь ее в покое, – сказала Мин. – Она сама выбирает свое «как бы обед». А что у тебя?
Лайза поменяла позу.
– Если моя работа и дальше будет такой же неинтересной, на следующей неделе уволюсь.
– Дай-ка календарь, – попросила Мин Бонни.
– Я и так помню, – ответила та. – Последний раз она увольнялась в августе, потому что, по ее словам, никто не работает в такую жару.
– Десять месяцев, – подсчитала Мин. – Плоховато. И года не прошло.
– Это всего лишь «как бы обед», – не сдавалась Лайза. – Я изучаю свои возможности. Думаю, я могла бы поработать официанткой, если бы нашелся какой-нибудь интересный вариант. А твое «как бы обед»?
Мин подумала о Кэле Морриси, и внутри у нее все затрепетало.
– Если я встречу перевоплощение Элвиса, я снова буду ходить на свидания. А пока поживу без межполовых контактов. Они слишком болезненны.
– Я единственная нормальная женщина в этой комнате, – заключила Лайза.
– Ты придаешь здравомыслию слишком большое значение, – заметила Мин и отправилась домой, чтобы принять аспирин.
Следующим вечером Кэл пришел в «Долгий глоток» и сел как можно дальше от площадки, чтобы обеспечить себе надежные отходные пути. Роджер устроился неподалеку от Бонни и смотрел на нее так, будто она центр мироздания. А Бонни и виду не подавала, что знакома с ним. Кэл только головой покачал. Видеть влюбленного Роджера было все равно что наблюдать за годовалым малышом, ковыляющим по оживленной трассе.
Тони сел рядом с Кэлом и пригубил виски.
– Ты бы сходил туда, – посоветовал он, показывая глазами на стойку.
– Что такое? – Кэл смотрел мимо Мин на стройную рыжеволосую девушку. Ту самую Лайзу, которая досталась Тони.
Лайза отодвинулась, и он увидел Мин. На ней был свободный красный джемпер с капюшоном. Роджер дернул ее за капюшон, что-то сказал, она улыбнулась. Ничего себе! Придется, видно, еще один вечер терпеть ее издевки.
– Только глазеешь и ничего не делаешь. На тебя это не похоже, – сказал Тони. – Смотри, проиграешь.
– Я наблюдаю за Роджером и Бонни, – ответил Кэл.
– Да-а. – Тони посмотрел на Роджера и пожал плечами. – Пропал человек. Впрочем, всем нам когда-нибудь придет конец.
– Нуда, – сказал Кэл. – А ты понаблюдай за мной.
– А что ты собираешься делать? – Тони скользнул взглядом мимо Кэла и вдруг насторожился. – Что за черт? Куда это они собрались?
Кэл повернулся и увидел, что четверка пересела за столик с другой стороны стойки.
– Не сюда, – облегченно выдохнул он.
Похоже, Мин провела последние сутки не лучше, чем он. Сама виновата – портит жизнь себе и другим. Видит Бог, он приложил немало усилий, чтобы все было хорошо. Правда, в самом конце он ее стукнул, но ведь не нарочно.
Мин села рядом с Лайзой, откинулась на спинку стула и вытянула стройные ноги. Ножки у нее были недурны – с полными икрами, крепкие и сильные, как и вся она.
– Она будет здесь через пять минут, – сказал Тони.
– Спорю на десять баксов, она не подойдет, – возразил Кэл, снова берясь за бокал.
– Проспоришь, – предупредил Тони. – Ей нужен я.
– Ты? – изумился Кэл. – Ах да, ты все про Лайзу. – Он оглянулся на нее: Лайза весело смеялась с Мин, будто совсем не подозревая о существовании Тони. – Нет, она тоже не подойдет.
– А ты о ком? Об этой кубышке? – удивился Тони.
– Не называй ее так, – попросил Кэл. – Ее зовут Мин. Она неплохая женщина, хоть и раздражительная. И вовсе не кубышка, просто кругленькая.
– Ну, в общем ничего, – протянул Тони, стараясь быть объективным. – Так что, ты потерпел неудачу?
– Да нет, – ответил Кэл, отвернувшись от девушек. – Я пригласил ее поужинать, и она согласилась. Потом я проводил ее домой, сказал «До свидания». Какая же это неудача?
– Наконец-то появилась женщина, которая тебе не поддалась, – с довольным видом констатировал Тони. – Это наводит на тоскливые мысли, потому что напоминает закат Римской империи…
– Я и не пытался соблазнить ее, – прервал его Кэл.
– …но приятно знать, что ты влезаешь в брюки каждой ногой по очереди, как все мы.
– Никогда не понимал это выражение, – сказал Кэл. – Как иначе их можно надевать?
Тони наклонился к нему:
– Ставлю десять баксов, что ты не сумеешь назначить Мин свидание на завтра.
– А я и не хочу, – отрезал Кэл.
– Своди ее в кино, – предложил Тони. – Тогда вам не придется разговаривать.
– Тони…
– Десять баксов, победитель. Ничего у тебя не выйдет. – Кэл выглянул из-за плеча Тони и увидел Мин. Она не принимала участия в общем веселье и не выглядела такой умиротворенной, как в среду ночью. Его она не замечала.
– Не пойдет она, тут и спорить нечего.
– По-моему, ты просто струсил, – не соглашался Тони.
– Пойми, она теперь ненавидит мужчин. На нее сильно подействовал разрыв с дружком.
– Иди же. Видишь, она подавлена, – уговаривал Тони. – Очень удобный момент, чтобы уложить ее в постель.
– Да не нужна она мне, – запротестовал Кэл. – Айсберг, помнящий все обиды и предательства… Это не та женщина, с которой забудешь обо всем на свете.
– Ладно, – сказал Тони, – облегчу тебе задачу. Десять баксов, что ты не пригласишь ее завтра на ленч.
Кэл снова взглянул на Мин. Она улыбалась Роджеру и смотрела так, будто оценивала его. Переживает за подругу. Что ж, Мин может быть спокойна – если Бонни выйдет за Роджера, то станет счастливейшей из женщин.
– Ты слышишь? – окликнул его Тони. Подойти и сказать… – Я говорю, Синтия пришла.
О черт! Кэл не стал оглядываться.
– Она ведь ненавидит этот бар. Так почему…
– Выслеживает тебя, – объяснил Тони. – Ей действительно пора замуж. И она идет к своей цели напролом.
– Ты прав. – Кэл поднялся. – Пошли.
– Куда? – поинтересовался Тони, не двигаясь.
– Туда. Будешь донимать рыжую своими ухаживаниями, а я договорюсь о свидании. Синтия меня там не достанет.
– Считай, что ты проспорил десять баксов, старина, – хихикнул Тони. – Я обратил внимание, какое у Мин было лицо, когда ты вошел. Она явно не хотела тебя видеть. – Он поднялся. – Ты ударил ее по голове, а ей с тобой на свидания ходить?
– Давай десять баксов. – Кэл протянул руку.
– Сначала договорись о встрече, – ответил Тони и прибавил: —…которая не состоится.
– Это у тебя ничего не состоится, – парировал Кэл. – Твоя рыжая не придет к тебе через пять минут.
Тони, вздохнув, полез за бумажником.
А Мин и думать забыла о Кэле. Все ее внимание было сосредоточено на Роджере. Надо было хорошенько узнать его за этот вечер.
Лайза обошла стол и села справа от нее.
– Что новенького у Ди? – спросила она, отодвинув бокал в сторону.
– Я ей вчера звонила, – ответила Мин, возвращая бокал на место, – хотела узнать, как чувствует себя Мокрица… – она на мгновение закрыла глаза, – то есть Сьюзи. Диана сказала, что у Сьюзи новый парень, она довольна, к свадьбе относится положительно. Жуть… Карен тоже говорила со Сьюзи и подтвердила, что так оно и есть.
– Она что, бредит? – спросила Лайза.
В этот момент кто-то подсел к Мин с другой стороны.
– Кто – Мокрица, Жуть или Диана? – не поняла Мин.
– Все трое, – ответила Лайза.
– Я думаю, Мокрица храбрится, Жуть забавляется, а Диана чувствует себя виноватой, – ответила Мин, повернувшись, чтобы посмотреть на нового соседа. И страшно удивилась, увидев Кэла, такого же неотразимого, как и два дня назад.
– Здравствуй, девочка, – сказал он. Лайза фыркнула и повернулась к Бонни.
– Неплохо, – прокомментировала Мин. – Вы первый человек, который сегодня пошутил насчет Красной Шапочки. Больше не надену этот джемпер.
– Опять враждебность. Знакомо до боли! Как ваша голова?
– Побаливает. И слышатся какие-то голоса.
– Это хорошо. Теперь вам есть с кем поговорить. А кто такие Мокрица, Жуть и Диана?
– Не имеет значения. – Мин взяла свой бокал. – Что вам нужно?
– Хотите угадаю? – спросил Кэл насмешливо. – Диетическая кола с ромом.
– Вас не ждут в другом месте?
– Нет, леди. Я послан вам судьбой, чтобы научить пить с уважением к себе. – Он отодвинул ее бокал и поставил перед ней тот, что принес с собой. – Это «Гленливе». Пейте медленно, маленькими глотками.
Мин хмуро покосилась на него:
– Новый способ очаровывать?
– Что вы! Я не собираюсь тратить на вас обаяние. Просто пытаюсь помочь вам стать взрослой. Настоящая женщина не будет портить хороший напиток газировкой.
– Вы постоянно на меня давите, – сказала Мин.
– Попробуйте, – настаивал Кэл. – Хоть глоточек. А если не понравится, я верну вам ваши помои.
Мин пожала плечами:
– Ладно. – Она взяла бокал, отпила немного и поперхнулась: крепкий напиток обжег горло.
– Я же сказал, глоточками, Доббс. Пить надо маленькими глотками, осторожно, а не хватать залпом.
– Спасибо, – выдавила Мин, переводя дыхание. – Теперь можете идти.
– Нет, не могу. – Кэл наклонился. Ее бросило в жар. – Я к вам по делу.
Мин снова взяла виски и осторожно пригубила. Так пить было приятно.
Он наклонился еще ближе, почти касаясь губами ее уха.
– Меня интересует Бонни.
Она чувствовала на шее его теплое дыхание.
– Бонни? На Бонни уже сделал ставку Роджер.
– Знаю, потому и интересуюсь. У Роджера… – Кэл посмотрел на другой конец стола, – мало опыта общения с женщинами. Вот я и хочу узнать побольше о вашей подруге.
– Пожалуйста, – согласилась Мин, приготовившись дать ему полный отчет.
– Только не здесь, – очень тихо произнес Кэл. – Вдруг они заметят? Я приглашаю вас завтра на ленч. Знаете, где находится парк Черри-Хилл?
– Приблизительно, но у меня не такой счет в банке, чтобы ходить туда или даже околачиваться поблизости.
– Там есть площадка для пикников, с северной стороны, – сказал Кэл. – Я буду ждать вас за первым столиком завтра в полдень.
– Мне почему-то кажется, что нам надо использовать пароль. Например, я говорю «надменность», а ваш отзыв – «сноб», – съязвила Мин, отстранившись от него.
– Вас интересует Роджер или нет? – не выдержал Кэл.
Мин посмотрела на Бонни. Со стороны подруга казалась бесстрастной, но Мин видела, что внутри у нее все трепещет.
– Роджер? Интересует.
– Ну вот и отлично. А можно взглянуть на ваши туфли?
– Что? – удивилась Мин.
Кэл заглянул под стол. Мин сидела с вытянутыми ногами – сегодня на ней были открытые сабо на высокой платформе с черными кожаными шнурками. Шнурки красиво контрастировали со светлой кожей и ярко-красным лаком на ногтях.
– Лайза называет это «пальцы на воле», – пошутила Мин.
– Да? – Кэл продолжал рассматривать ее пальцы. – Ну что ж, я с пользой провел этот вечер. Увидимся завтра в полдень. – С этими словами он встал и ушел, захватив свой бокал и ее диетический напиток.
– Слушай, я упустила конец разговора, – повернулась к ней Лайза. – Что он тебе говорил?
– Завтра я собираюсь на ленч, – ответила Мин, еще не зная, как поступит. Если он опять будет шептать ей в ухо, придется его стукнуть.
– Куда?
– В парк Черри-Хилл.
– Ничего себе! Это место, где играют в софтбол богатые и знаменитые. А во сколько?
– В полдень.
Лайза кивнула и переключилась на Тони. Позвала его, но он не откликнулся. Мин тоже поискала его глазами и увидела, что он стоит возле стойки и передает Кэлу десятидолларовую купюру. «Невероятно!» – подумала она и напряглась от гнева. Этот сукин сын поспорил, что пригласит ее на ленч, и она попалась на удочку!
Тони посмотрел в их сторону, и Лайза поманила его пальцем. Он подошел и сказал:
– Я не привык к такому обращению.
– Завтра в полдень мы с тобой завтракаем в парке Черри-Хилл, – заявила Лайза.
– Согласен, но только потому, что у меня там утром тренировка.
– Ну и отлично. Теперь можешь идти.
Тони покачал головой и пошел обратно к Кэлу.
– Этот хоть послушный, – сказала Мин.
– Не вздумай завтра поддаться искушению, – предупредила Лайза.
– Где? В людном парке? Среди бела дня? – удивилась Мин. – Сама же говорила, что никуда с ним не пойдешь, и уже опять договорилась.
– На это есть причина. – Мин с горечью отметила, что к Кэлу пробирается знакомая ей брюнетка в синем топе. Все понятно. Одно слово – Зверь. «Я буду на высоте, не сомневайтесь, я-то его знаю», – подумала она и снова посмотрела в ту сторону. Кэл не спеша уходил от брюнетки в синем. Ничтожество, старается изо всех сил, чтобы выиграть пари.
– Я все равно буду наблюдать за тобой, – сказала Лайза. – И если вы завалитесь в траву, Кэлвину не поздоровится.
– Он тебе действительно не нравится?
– Я думаю, он поспорил с Тони об этом ленче.
– И я того же мнения.
– Смотри, не наделай завтра глупостей, – повторила Лайза.
– Сама думаю о том же.
Промучившись все утро с группой восьмилетних мальчишек, которые не хотели играть в бейсбол, Кэл не был настроен на встречу с Мин. Однако отступать было поздно. Он вытащил из машины сумку-холодильник, остановился у палатки с хот-догами, набрал еды в корзинку и направился к назначенному месту.
Мин еще не пришла. Кэл вынул старую скатерть и застелил массивный тиковый стол – здесь не скупились на роскошь, – поставил на него корзинку и сел. Он не слишком бы огорчился, если бы свидание не состоялось.
День выдался чудесный, под раскидистыми деревьями было прохладно и тихо, даже дети не шумели. Здесь никто не мог испортить ему настроение.
На усыпанной гравием дорожке показалась Мин, одетая все в тот же длинный красный джемпер и юбку в красную и черную клетку. Она шла широким, размашистым шагом, ветер развевал подол. Волосы девушка скрутила узлом на макушке, и в лучах солнца они вспыхивали золотом. Мин приближалась, он уже видел ее улыбку, но ему не хотелось вставать с места.
Наконец она остановилась возле него, и он протянул руку. Мин, поколебавшись, подала ему ладонь, и он почувствовал, какие крепкие и теплые у нее пальцы.
– Привет, – сказала она.
– Привет, – ответил он с улыбкой. – Спасибо, что пришли.
– Спасибо за приглашение. – Она бросила сумку на стол. – С вас десять баксов.
Кэл вытаращил глаза:
– В чем дело?
Мин жизнерадостно улыбнулась:
– Я хотела испортить ваш ленч, но день такой прекрасный, и я решила не омрачать его. Вы поспорили с Тони на десять баксов, что вытащите меня на ленч.
– Я не спорил, – возразил Кэл. Ее улыбка исчезла. – Это Тони поспорил со мной.
Мин округлила глаза:
– Какая разница? Давайте десять баксов, иначе я оставлю вас с носом, и вам придется отдать Тони его десять баксов и еще десять за проигрыш.
– Я думал, что выиграл, когда вы согласились, – сказал Кэл. Ситуация начала его забавлять.
– Постарайтесь объяснить это Тони, – посоветовала Мин.
– Хорошо, – ответил Кэл. – А что, если нам их поделить? – Мин протянула руку:
– Десять баксов, соблазнитель!
Кэл вздохнул и вынул бумажник, с трудом сдерживая улыбку. Она взяла десятку и убрала в сумку. Потом вынула двадцатидолларовую купюру и вручила ему.
– Что это? – спросил Кэл.
– Вы дали мне на такси в среду. Я забыла вам вернуть. – Так я еще и в прибыли.
– Это ваша двадцатка. У меня нет на нее права, потому что вы вели себя прилично.
Кэл посмотрел на небо:
– Еще не вечер.
– Незаметно, чтобы вы готовили стол для пикника, – сказала Мин. – По сути, вы никак не отреагировали на мое появление, так что сворачивайте все это и давайте поговорим о Роджере.
– Конечно, я рад вас видеть, – спохватился он. Мин широко улыбнулась:
– Простите, забыла, что вы жаждали встретиться со мной. Мы не виделись четырнадцать часов, из которых восемь вы, наверное, проспали. Как вы себя чувствовали?
– Отлично. А вы?
– Так же. А скоро мы перейдем к Роджеру и Бонни?
– А вы практичная особа.
Мин поменяла позу, поджав под себя ноги. Кэл успел увидеть ее туфли – забавные босоножки из тесемок, скрепленных ярко-красным цветком.
– Во всем, кроме обуви, – добавил он.
– Нечего высмеивать мои туфли. – Мин пошевелила пальцами с красными ногтями. – Мне их Лайза подарила на Рождество. – Она развязала тесемки, сняла туфли и поставила на стол позади себя, нежно расправив лепестки цветков.
– Я понял, почему вы их любите, – сказал Кэл, занятый созерцанием ее ног. – Они в духе Элвиса.
Брови ее поползи вверх.
– Вы поклонник Элвиса? – изумилась она.
– Самый ярый. И вы тоже?
– Конечно. Думаю, в этом есть смысл. Вы дьявол в маске.
– Что? – не понял Кэл. И вдруг его осенило. – Это Элвис Пресли?
– Ну разумеется. А кто же еще? Ах да! «Ангелы хотят носить мои красные туфли». Элвис Костелло. – Она пожала плечами. – Тоже неплохо.
Кэл с сомнением покачал головой:
– Ну да.
– Хорошо, что у нас не настоящее свидание, – бодро сказала Мин. – Иначе возникла бы неловкость, которую трудно преодолеть.
Кэл усмехнулся:
– Вы когда-нибудь испытывали подобное, мисс Доббс?
– Случалось, – ответила Мин. – А вы?
– Нет. – Кэл достал хот-доги и разложил на столе. – Так вот. Роджер и Бонни. Съешьте хот-дог, пока мы будем разговаривать.
– Хот-дог? – спросила Мин таким тоном, будто речь шла о кокаине. – Он же вредный.
– Там протеин, – сказал Кэл, вдруг почувствовав раздражение. – Вам можно. Хотя бы без булочки.
– Жиры, – отрезала Мин.
– Я думал, жиры не запрещаются при безуглеводнрй диете, – сказал Кэл, невольно вспомнив Синтию, с удовольствием уплетавшую креветочное масло.
– Верно, но я на безжировой диете по Аткинсу, – объяснила Мин.
Кэл недоверчиво посмотрел на нее:
– А что вам можно, в конце концов?
– Почти ничего, – ответила она, с нескрываемой жадностью глядя на хот-дог.
– Там сосиски, – сказал Кэл.
– Вот черт!
– Сегодня суббота. Дайте себе отдых.
– Вы это говорили в среду у Эмилио. Я уже дала себе поблажку на этой неделе.
– Суббота начинает новую неделю. Побалуйте себя еще раз. Мин закусила губу – было нелегко сопротивляться. Снова поднялся ветерок, зашумел верхушками деревьев, взметнул подол ее юбки.
– Я захватил для вас диетическую колу в качестве компенсации, – сказал Кэл, доставая банку. – И вообще мне этот разговор наскучил.
– Вы правы, извините меня. – Она открыла банку. – Больше не буду. Это действительно скучная тема.
– Не совсем. О еде говорить интересно. Противно рассуждать о том, что вредно и что полезно. – Он протянул ей хот-дог, завернутый в вощеную бумагу: – Ешьте.
Мин посмотрела на сосиску в тесте, вздохнула и развернула бумагу.
– Вы настоящий зверь.
– Потому что кормлю вас? Разве это плохо? Мы же с вами американцы. И питаться нам надо как следует. Таков американский образ жизни.
– Образ жизни? – переспросила она и задумалась. – Да, пожалуй. Хот-дог – это образ жизни, как бейсбол и яблочный пирог.
– Бейсбол вам не противопоказан, – сказал Кэл и откусил от своего хот-дога.
Мин покосилась на его рубашку, на которой была эмблема команды.
– Это бейсбольная форма?
– Да. За мои грехи я занимаюсь по субботам бейсболом с детьми. Когда-нибудь и ваш муж будет делать то же самое, а вы – сидеть на трибуне и болеть за малышню. Вот плата за свободу.
– У меня нет детей, – ответила Мин, медленно жуя хот-дог.
Кэл хотел что-то сказать, но тут же забыл об этом, заметив на ее лице выражение блаженства. Неужели она так любит сосиски?
Мин глотнула колы и вздохнула.
– Бесподобно. Отец тайком угощал нас каждый раз, когда где-нибудь в округе устраивали праздник. Если бы мать узнала, она бы его убила. Теперь понимаете, как давно мне знаком этот вкус? Божественно!
Она склонилась над хот-догом, боясь уронить даже крошку. Невольно заглянув в вырез ее джемпера, Кэл увидел пышную, соблазнительную грудь, туго затянутую в красные кружева. «У Тони не выдержало бы сердце», – подумал он и вдруг понял, что и сам бессознательно замер.
Юбка, снова подхваченная ветерком, мягко коснулась его руки, лежащей на столе.
– Так почему же вы не хотите принять американский образ жизни?
Она жевала с закрытыми глазами, и он снова посмотрел в вырез ее джемпера. В голове зашевелились неподобающие джентльмену мысли. Мин проглотила и наконец ответила:
– Хорошая американка должна родить ребенка. А я не хочу. В нашей стране каждый год рождается более четырех миллионов детей. Так что воспроизводство американского образа жизни надежно обеспечено. Если вы озабочены на этот счет, то можете выполнить долг и за себя, и за меня.
– Кто, я? – Кэл откинулся назад, подальше от соблазна. – Я не хочу детей. Вот странно, что вы их не хотите. Вы были бы прекрасной матерью.
– Почему же? – Мин не донесла хот-дог до рта.
Ну разве не понятно? В ней столько мягкого! О такой матери он в детстве мог только мечтать.
– Потому что вы уютная.
– О Господи! Конечно, подобного комплимента жаждет каждая женщина.
– Уютная и соблазнительная одновременно, если так лучше, – сказал он.
– Чуть-чуть лучше. – Мин проследила за его взглядом. – Вы заглядываете под мой джемпер.
– Вы же наклоняетесь… Там ничего не видно, только самый краешек красного кружева.
– Красивое белье, правда?
– Да, красивое.
– Мама снова добилась своего.
– Какое отношение имеет к этому ваша мать?
– Она во все вникает, – объяснила Мин и нахмурилась. – Если вы не любите детей, как же вы их тренируете?
– Я не говорил, что не люблю детей. – Кэл пытался отвлечься от мыслей о красном кружеве. – Я просто не хочу заводить собственных.
– Еще вопрос: как вы стали тренером?
– Заставили. Как и Харри. Он ненавидит бейсбол в такой же степени, как я – тренерскую работу.
– А кто такой Харри?
– Мой племянник.
– Почему же вы оба не удрали тайком?
– Оказалось, что в команде, кроме Харри, есть и другие мальчишки. Кто знал?
– Забавно. Так вы здесь каждую субботу? – Мин покачала головой. – Тяжелая повинность.
– Ничего. – Кэл вытащил из хот-дога соленый огурец и отправил его в рот. – Не так все плохо. Основную работу ведут Роджер и Тони.
– Кстати, о Роджере. Он меня интересует.
– А не Тони?
– Тони с Лайзой, – сказала Мин. – Если окажется, что Тони – дрянь, Лайза его прикончит.
– Это будет нелегко, но я понимаю, о чем вы. А Бонни не такая?
– Бонни – умница, умеет настоять на своем, однако у нее есть слабое место: она верит в сказку о том, что где-то в мире живет ее вторая половинка. И сейчас она думает, что ваш приятель Роджер и есть тот самый принц. Так что он собой представляет?
– Я не знаю человека лучше Роджера, – ответил Кэл. – И он без ума от Бонни. Расскажите мне о ней.
Мин подвинулась, чтобы достать банку колы. Кэл следил за каждым ее движением. Она наклонилась с улыбкой на лице, и джемпер сполз с плеча, открыв плавную линию шеи. Тело ее свободно двигалось под просторным джемпером, ветерок, играя юбкой, открывал икры.
– Бонни, – начала она, возвращая его к теме разговора, – целых полтора года выбирала себе кушетку. Несомненно, в мебельной иерархии кушетке, как и кровати, отводится очень высокое место, но мне кажется, полтора года на поиски – это слишком.
– Вы правы, – согласился Кэл, стараясь думать о Роджере, а не о том, что у него перед глазами. – Хотя…
– В один прекрасный вечер по пути в кино мы проходили мимо витрины мебельного салона, она зашла туда и за пять минут купила чудовищно дорогую кушетку.
Мин снова наклонилась, и Кэл в который раз уставился на ее грудь. «Не делай так, мне же кровь бросается в голову, и в висках ломит», – взмолился он мысленно.
– Ей пришлось платить по двум кредитным картам, – продолжала Мин, – и она извела все деньги, заработанные за два года. Но кушетка великолепна, и Бонни ни о чем не жалеет.
– Здорово, – отозвался Кэл, не сводя глаз с ее груди.
– Ау! – позвала она, и он поспешно поднял голову. – Так вот Роджер для Бонни – что новая кушетка. Она всегда верила, что в один прекрасный день ее принц обязательно объявится, отвергла столько вариантов, разыскивая его, и как только увидела Роджера, сразу решила, что он – тот самый, единственный. И теперь готова не раздумывая броситься в его объятия. Если он с двойным дном, то лучше ей узнать об этом сейчас, чтобы не допустить ошибки. Он не мерзавец?
– Роджер тоже целый год выбирал кушетку, – сказал Кэл, стараясь не поддаваться соблазну.
– Какую кушетку? – удивилась Мин.
– Типа раскладного кресла. Кажется, коричневого цвета.
Мин кивнула.
– Бонни купила в стиле «испанская миссия» с подушками, обтянутыми ситцем от Вильяма Морриса, цвета морской волны.
– Знаю я эту «миссию», – сказал Кэл. – Какая-нибудь китайщина.
– А Роджер очень дорожит своей кушеткой?
– Бонни может изрубить ее на дрова прямо у него на глазах, и он даже не моргнет, – заверил Кэл.
– А он будет заботиться о Бонни? – спросила Мин. – Может, она в этом и не нуждается, но в трудных ситуациях…
– Если будет нужно, он закроет ее своим телом, не сомневайтесь. Лучше парня не найти. Если бы у меня была сестра, я бы с удовольствием отдал ее Роджеру в жены. Но меня беспокоит Бонни. Она выглядит чрезвычайно уверенной в себе и, наверное, любит командовать. У такой миниатюрной женщины может возникнуть наполеоновский комплекс…
– Ну что вы, просто у нее твердый характер. Вашему Роджеру крупно повезло. – Мин наконец справилась с хот-догом и теперь слизывала кетчуп с пальца. Глядя на это, Кэл ощутил, как в голове у него путаются мысли. – Значит, все у них будет хорошо, и нам не о чем беспокоиться, – закончила она, вытирая руки салфеткой.
– Не сомневаюсь. А как насчет десерта?
– Это не для меня, – вздохнула Мин.
– В самом деле? Какая неожиданность!
– Нечего язвить. Я же говорила вам о том платье, в котором иду на свадьбу.
Кэл достал пакет и открыл.
– Угощайтесь – пирожные.
Неожиданно сзади раздался тонкий голосок:
– А мне?
Кэл вздохнул и обернулся: перед ним стоял его племянник – тщедушный растрепанный темноволосый мальчик.
– А тебе пора домой.
– Меня опять забыли, – ответил Харри таким голосом, который мог бы разжалобить любого. К тому же он носил очки и был маловат ростом.
– Мин, – обратился к девушке Кэл, пристально глядя на мальчика, – это мой племянник Харри Морриси. И он сейчас поедет домой. Харри, это мисс Доббс.
– Здравствуй, Харри, – весело приветствовала его Мин. – Все пирожные – твои.
Харри просиял.
– Ничего подобного, – сказал Кэл, доставая мобильный телефон. – Тебя стошнит.
– Не обязательно, – возразил мальчик, подбираясь поближе к лакомству.
– Ты забыл про тот кекс? – продолжал Кэл, набирая номер невестки.
– Ну хотя бы одно ему можно? – вмешалась Мин, у которой уловки Харри вызвали нежную улыбку.
Пока Кэл дозванивался, внимание Харри привлекла юбка Мин, и он успел несколько раз потыкать в нее пальцем.
– Харри! – строго одернул его дядя.
Мин взяла одну туфельку и показала на цветок.
– Потрогай, – сказала она мальчику, и тот с удовольствием потрепал цветок.
– Но это же туфли, – с явным удивлением произнес он.
– Туфли, – подтвердила Мин. Харри снова потрогал цветок.
– Он ненастоящий.
– Нет, конечно. Это украшение.
Харри кивнул. Для него этобыло открытие. Как видно, в его мире туфли с цветами – большая редкость.
Мин достала пирожное и протянула ребенку.
– Спасибо, – поблагодарил Харри, все еще изображая сиротку.
– Не поддавайтесь на провокацию, – предупредил Кэл.
– Я не поддаюсь, – ответила Мин. – Похоже, ты отбываешь наказание, – с ласковой усмешкой обратилась она к мальчику.
– Меня заставили играть в бейсбол, – горестно признался он. – А это что – хот-доги?
– Забудь, – сказал Кэл. – Тебе запретили есть такие вещи. Пойди сядь на скамейку и съешь пирожное.
– Он и здесь может его съесть, – возразила Мин, покровительственно обняв мальчика.
Харри, поняв выгоду, прислонился к ее бедру.
«Могу представить, как приятно сейчас оказаться на его месте», – подумал Кэл, поймав себя на мысли, что почти завидует мальчишке.
– Харри! – строгим голосом произнес он и тут услышал в трубке голос невестки. – Бинк? Ты забыла забрать ребенка.
– Это Рейнолдс забыл. Сегодня его очередь.
– Он не пришел, – сказал Кэл. Бинк громко вздохнула.
– Бедный Харри. Я сейчас приеду. Спасибо.
– Рад помочь. – Кэл убрал телефон и посмотрел на Харри. – Мама едет. Смотри, как здорово вышло: пирожное и мама вместо одного папы.
– Два пирожных, – сказал мальчик.
– Ах ты попрошайка! – рассердился Кэл. – Обойдешься. И нечего тут торчать. У нас свидание, понял? Лет через семь сам поймешь, что это такое.
– Это не свидание, – возразила Мин. – Пусть остается. Харри печально кивнул в ответ:
– Ага.
– Прекрати сейчас же, – потребовал Кэл, зная, что Харри своего не упустит. – Ступай вон на ту скамейку.
– Хорошо. – Харри, зажав пирожное в грязном кулачке, поплелся к скамейке.
– Что за прелесть! – с мягкой улыбкой произнесла Мин. – А кто такая Бинк?
– Моя невестка, – ответил Кэл, продолжая следить за Харри, который выглядел несчастным и брошенным. – Мальчишка, в сущности, неплохой.
– Бинк, – повторила Мин, пытаясь угадать полное имя.
– Уменьшительное от Элизабет, – объяснил Кэл. – Элизабет Маргарет Ремингтон Пастор Морриси.
– Бинк, – еще раз повторила Мин. – Неплохо. – Кэл вытащил из пакета пирожное:
– Теперь ваша очередь, мисс Доббс. Мин отпрянула:
– Нет, ни за что!
Он потянулся к ней и помахал пирожным перед носом.
– Ну согрешите хоть чуть-чуть.
– Терпеть вас не могу, – сообщила Мин, следя за лакомством. – Вы зверь и подлый соблазнитель.
Кэл удивленно поднял брови:
– Столько гнева из-за какого-то пирожного? Смелее, это же не смертельно.
– Вы с ума сошли! – вскричала Мин, отворачиваясь. – Одиннадцать граммов жира в каждом. Я за три недели сбавила всего двадцать фунтов. Уберите его сейчас же!
– Все натуральное, никаких заменителей, – продолжал Кэл, разломив пирожное на две половинки. – Смотрите, какой тягучий, нежный крем, какая вкусная шоколадная глазурь сверху… Вкуснятина!
Мин облизнулась.
– Я и не знала, что вы такой любитель пирожных. – Она пыталась отклониться как можно дальше.
В этот момент снова подул ветер и подхватил легкую юбку Мин. Кэл придвинулся ближе и прижал подол бедром. Потом отломил маленький кусочек и поднес к ее губам:
– Ну же, попробуйте.
Мин сжала рот, закрыла глаза и сморщилась.
– Что вы как маленькая. – С этими словами Кэл быстро зажал ей нос и, когда она открыла рот, чтобы вдохнуть, засунул туда кусок пирожного.
– Боже, – простонала она. На ее лице отразилось удовольствие, губы растянулись в улыбке.
Кэл облегченно вздохнул и подумал: «Эту женщину легче напоить, чем накормить».
Она прожевала и проглотила, потом открыла глаза. Он тут же отломил второй кусочек.
– А ну-ка еще разок. – Она замотала головой.
– Ваши глаза не лгут, – сказал Кэл, – в них просьба, а не отказ.
– Но желание не соответствует возможности. – Мин продолжала отклоняться назад, не сводя при этом глаз с пирожного. – Уберите.
– Ладно. – Кэл отодвинулся от нее и с удовольствием стал есть сам, словно поддразнивая.
Мин, закусив губу, наблюдала за ним. Сердце у него билось быстро-быстро.
– Ну, мне пора, – заявила она и наклонилась, пытаясь освободить юбку. – Не могли бы вы…
И тут он в один миг затолкал ей в рот кусок пирожного. Пришлось жевать.
Наблюдая, Кэл невольно залюбовался ею. Наслаждение преобразило Мин, особенно хороши были пухлые, мягкие губы, на которых остался шоколад.
Вдруг будто что-то стукнуло ему в голову. Словно кто-то шепнул на ухо: «Вот она, твоя судьба». Он наклонился и поцеловал ее в теплые, пахнущие шоколадом губы.
Мин, не открывая глаз, замерла и инстинктивно ответила на поцелуй.
Все его существо тянулось к ней, хотело быть ближе… Потом Мин отстранилась, и он чуть не упал ей на колени.
Когда Кэл пришел в себя, она смотрела на него, часто и глубоко дыша. Темные глаза были широко открыты и сияли, рот округлился.
Наконец она слабо выдохнула – лишь одно слово:
– Еще.
Он потянулся к ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Давай поспорим - Крузи Дженнифер



Местами интересно,иногда можно посмеяться.Вроде бы ничего лишнего,но ощущение растянутости всё равно осталось.
Давай поспорим - Крузи ДженниферИрина
15.09.2011, 20.01





совершенна точно,зачем так автор растянула роман 8/10
Давай поспорим - Крузи ДженниферМарго
18.08.2012, 22.01





Один из моих любимых романов!rnОн мне так понравился, что после прочтения его на английском языке, я решила еще раз перечитать на русском!rnОчень смешная, романтичная и трогательная история! Всем советую почитать! :)
Давай поспорим - Крузи ДженниферKarsata
20.08.2012, 17.00





Достаточно не стандартно и смешно!)))Мне понравилось))
Давай поспорим - Крузи ДженниферАнастасия
27.08.2012, 14.32





ниего выдающегося, все ждала чего-то захватывающего, но так и не дождалась
Давай поспорим - Крузи ДженниферДульсинея
28.08.2012, 14.01





Концовка не понравилась, в целом - интересный.
Давай поспорим - Крузи ДженниферРимма
29.06.2013, 13.28





особенно понравилась фраза ,что Харри в14 лет женился.... легкое чтиво-вполне достойное .... рекомендую 9\10
Давай поспорим - Крузи Дженниферзося
20.01.2014, 23.40





В целом роман очень даже ничего. Хороший, добрый юмор. Есть несостыковки, но простить можно. Согласна, что растянут как-то, но послевкусие оставил положительное, так что 10 :)
Давай поспорим - Крузи ДженниферЛиля
8.04.2014, 16.13





Роман оч.понравился. Юмор просто на высоте. Затянутым не показался.
Давай поспорим - Крузи Дженнифернастя
26.04.2014, 18.40





Роман не плох , но затянут до безобразия, иногда было просто скучно
Давай поспорим - Крузи ДженниферМаша
28.02.2015, 3.46





. Мин взглянула на Лайзу, изящную, как скаковая лошадка, затянутую в пурпурную кожу на молниях. - Я "это" читать не смогла!
Давай поспорим - Крузи ДженниферОльга
28.02.2015, 7.09





Крузи - абсолютно мой автор. После тонн соплей и слюней(а еще не забыть про девственниц!) приятно встретить хороший слог, адекватных героев, юмор! А Ггня даже полная! Веришь в историю. А за образы животных - отдельное спасибо.
Давай поспорим - Крузи ДженниферОксана
23.04.2015, 16.45





Неплохой роман - 8 баллов. Мне импонируют психологические загадки и разгадки к ним. Понравилась теория хаоса - поскольку в жизни иногда случается то, чего не должно и не может быть. Согласна, что роман несколько затянут, но в общем впечатление положительное. Рекомендую.
Давай поспорим - Крузи ДженниферНюша
24.04.2015, 20.26





Люди вспомните какими затянутыми были раньше романы,и вам этот роман покажется нормальным.А потом меньше читайте короткие романы.
Давай поспорим - Крузи ДженниферGaya
9.06.2015, 19.32





Согласна со всеми положительными отзывами. Хорошие адекватные гл герои, нет безумной детективной линии. 9. Читать стоит.
Давай поспорим - Крузи Дженниферanurra
20.10.2015, 12.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100