Читать онлайн Без ума от тебя, автора - Крузи Дженнифер, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Без ума от тебя - Крузи Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Без ума от тебя - Крузи Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Без ума от тебя - Крузи Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крузи Дженнифер

Без ума от тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

«Куинн бледная, — подумал Билл. — Бледная, а щеки лихорадочно горят. Она нуждается в моей заботе».
— Едем домой, — сказал он.
Куинн покачала головой и рассмеялась, но в ее смехе было что-то настораживающее.
— Ты испугал меня. — Она попыталась рассмеяться вновь.
Что-то не так. Что-то не в порядке. Его сердце учащенно забилось.
Куинн отодвинулась от него.
— Билл, ты даже не представляешь, как я измучилась сегодня. У меня нет сил на разговоры.
— Едем домой, — повторил он, пытаясь поймать руку Куинн, но она отдернула ее, словно Билл был неприятен ей. Что с ней стряслось?
— Я устала, Билл. — Куинн попыталась обойти его, но он преградил ей путь. Билл не прикасался к ней, лишь сделал движение, чтобы остановить ее.
— Едем домой, — настаивал он. — Там мы сможем поговорить.
— Я не хочу разговаривать, Билл. — Теперь ее голос звучал ровно. Она уже не притворялась, не делала вид, будто ей смешно. Куинн ясно и отчетливо сказала «нет», будто ничем ему не обязана, словно не она виновата в происходящем…
— А я хочу. — Билл сделал шаг к ней, с удовольствием наблюдая, как она отступает: наконец-то он заставил Куинн обратить на себя внимание! Ободренный ее робостью, Билл сделал еще шаг, и Куинн уперлась в стену здания. Дальше отступать было некуда.
Теперь она никуда не денется и ей придется выслушать его.
— Прекрати. — Куинн выставила вперед руки. — Немедленно прекрати. Это глупо.
Она легонько толкнула Билла, и это привело его в ярость. И тотчас в нем всколыхнулось желание вновь ощутить ее руки на своем теле, но он сразу же выбросил эту мысль из головы, поскольку пришел сюда не ради секса.
— Билл… — Куинн снова попыталась обойти его. Он схватил ее за запястья и удержал на месте.
Куинн умолкла. Она осознала серьезность его намерений и теперь выслушает его.
— Объясни мне, в чем моя ошибка, чтобы я мог поправить ее и вернуть тебя. — Билл услышал свой собственный голос, прозвучавший так сипло, будто в его горле опухоль. Так говорят люди, готовые заплакать. Нет, это не его голос.
— Ты не сделал никакой ошибки.
Куинн попыталась выдернуть ладони, и Билл усилил хватку, чувствуя, как прогибаются хрупкие косточки ее запястий. Он увидел, как Куинн судорожно втянула в себя воздух и поморщилась от боли. «Уж теперь ты меня выслушаешь», — подумал он. Не прижать ли Куинн к стене собственным телом, чтобы вновь почувствовать ее под собой, только…
— Отпусти, Билл. — Что-то в ее лице все еще настораживало Билла. Она смотрела на него, хмурясь, и во всем ее облике ощущалась враждебность. — В этом никто не виноват. Просто мы не подходим друг другу.
Итак, Куинн испугана, она слушает его, значит, на сей раз он добьется своего.
— Отпусти меня, — попросила Куинн, и Билл увидел, что она с трудом сохраняет спокойствие. Это была его, прежняя Куинн. Она всегда была на высоте, умела уладить любую неприятность. Но только не сегодня. Сегодня все в его власти.
Куинн снова поморщилась от боли, и Билла охватило возбуждение. Ему захотелось прижать ее к себе, это мягкое, округлое тело должно принадлежать ему, только ему…
— Это смешно, Билл, — отрывисто проговорила Куинн. — Ты причиняешь мне боль.
«Только так я могу заставить тебя слушать», — хотел возразить Билл, но не мог терять время. Он должен уговорить ее.
— Что тебе не понравилось? — спросил он. — Уж это тебе следовало бы сказать мне. Что, черт возьми, заставило тебя уйти? Объясни.
— Билл, мне это не нравится. — Куинн старалась говорить твердым тоном, Билл отлично это видел, но ее голос дрожал, и он подумал: «Очень хорошо». Хорошо и для него — наконец-то представилась возможность поделиться с кем-то своей болью, хорошо и для нее — наконец-то она поймет, кто здесь главный. — Отпусти меня, — повторила Куинн, и Билла вновь охватило вожделение. Нет, он не отпустит ее. Куинн поймет, что это в ее интересах.
— Я не хочу тебя отпускать. — Билл едва протискивал слова через стиснутое судорогой горло. Куинн должна понять, он заставит ее понять, как дурно она поступила, бросив его одного в квартире, которая теперь казалась ему холодным склепом. Билл вновь прижал Куинн к стене, встряхивая ее в такт своим словам, чтобы заставить слушать. — Я не желаю возвращаться в дом, где нет тебя. — «И не желаю следить за тобой через окна, постоянно закрытые». Он приподнял Куинн и еще сильнее толкнул ее к стене. — Мне не нравится жить без тебя, мне не по душе, когда ты смотришь на меня как на пустое место, а стало быть, у нас обоих есть причина для недовольства.
— Я еду домой. — Куинн снова попыталась выдернуть руки, но это ей так и не удалось. Окончательно лишившись терпения, Билл подтянул Куинн к себе и, уже не сдерживаясь, швырнул о стену. Куинн ударилась затылком о кирпичи, вскрикнула от боли и заморгала, стряхивая нахлынувшие слезы. Билл видел, что ей больно, и обрадовался этому.
Он с силой прижал запястья Куинн к кирпичам по обе стороны ее головы, чтобы она не могла отвернуться, и приблизил к ней лицо вплотную, чтобы заставить смотреть на него, видеть его.
— Я все делал правильно, я был для тебя всем на свете, но ты бросила меня из-за этой проклятой собаки. Ты была счастлива со мной.
— Билл… — прерывающимся голосом пробормотала Куинн.
— Ты была счастлива, счастлива, счастлива… — С каждым словом он все сильнее прижимал ее запястья к кирпичам, и Куинн морщилась, а его дыхание учащалось. Билл радовался тому, что она наконец слушает его, ему было очень, очень хорошо в эту минуту, но, стоило ему на мгновение отпустить Куинн, перед тем как еще раз припечатать к стене, она вывернулась и бросилась бежать. — Не выйдет! — Он быстро схватил ее за рубашку, но Куинн не остановилась. Внезапно рубашка соскользнула с нее, и женщина метнулась прочь, прихрамывая и спотыкаясь. Ее голая спина бледным пятном мелькнула в темноте. В руках Билла осталась лишь рубашка, и это привело его в неистовство. — Проклятие! — взревел он, отшвырнул рубашку и устремился за Куинн, боясь, что она ускользнет.
Билл догнал ее в три прыжка, схватил за голую руку и почувствовал под пальцами теплую кожу.
— Перестань бегать от меня! — рявкнул он и, потянув Куинн за руку, рывком повернул ее к себе лицом. Она была почти голая, только в вульгарном ярко-розовом бюстгальтере, и такая мягкая и округлая, что ему захотелось обнять ее, впиться пальцами в ее тело, но Куинн выкрикнула: «Нет!» — и лягнула его ногой в колено. Боль пронзила Билла до самого паха, нога подогнулась, и он повалился на асфальт. Падая, он выпустил руку Куинн, и она метнулась прочь. Билл поднялся и бросился вслед за ней, но в это самое мгновение из-за угла вынырнул грузовик и замедлил ход. Все существо Билла беззвучно возопило: «Нет!» — точь-в-точь как только что кричала Куинн.


— Ник! — взвизгнула Куинн так, что едва не сорвала голосовые связки, и машина плавно остановилась рядом с ней. Она бросилась к дверце, которую Ник распахнул перед ней, и в тот же миг Билл схватил ее сзади, вывернув руку. Куинн кричала, цеплялась за дверцу, за Ника, делала все, чтобы поскорее оказаться в безопасности, рядом с Ником в кабине, избавиться от кошмара, настигшего ее сзади.
— О Господи! — Ник быстро переместился к открытой дверце. — Билл! Отпусти ее!
Он поймал руку Куинн и втянул ее в кабину, подтащив Билла к проему дверцы. Они едва не разорвали Куинн пополам, но она изо всех сил ухватилась за Ника.
— Не отпускай меня! — выкрикнула она.
— Не беспокойся.
Лицо его потемнело. Ник перегнулся через Куинн, придавив ее к сиденью плечом и удерживая на месте собственным весом.
— Оставь ее в покое, — сказал он Биллу, гневно сверкая глазами. Потом начал протискиваться мимо Куинн к открытой дверце, и она обхватила его руками.
— Нет, — взмолилась Куинн. — Не выпускай меня.
— Нам нужно поговорить. — Билл все еще сжимал запястье Куинн. — Только поговорить. Нам с Куинн. Ты здесь ни при чем, Ник. — Его голос дрожал от напряжения и злости. Куинн еще не слышала, чтобы Билл говорил таким тоном. Вломившись к ней в дом, он совершил безрассудство, но то, что творилось сейчас, походило на настоящее сумасшествие. — Отдай ее мне, — добавил Билл, и Куинн охватила паника.
— Не выпускай меня, — повторила она Нику, цепляясь за него и видя в нем свою последнюю надежду. — Не выпускай меня, не отпускай меня!
Ник глубоко вздохнул и свободной рукой затянул стояночный тормоз. Он протиснулся мимо Куинн, бедром оттолкнув ее к водительскому окошку, и теперь она почти лежала на сиденье, потому что Билл продолжал тянуть за руку снаружи. Ник налег на ее руку, загораживая собой Билла, — он казался таким крепким и уверенным, как якорь спасения, — и начал отрывать пальцы Билла от запястья Куинн.
— Ты делаешь ей больно, — с холодной яростью процедил он, и Билл подчинился ему.
От облегчения Куинн чуть не разрыдалась. Она скрестила руки на груди, обхватила себя, пытаясь унять боль в плечах и запястьях. Куинн чувствовала себя голой и беззащитной перед посторонним взглядом. Ее рубашка валялась на асфальте. Куинн казалось, будто это происходит не с ней. Такого еще никогда не случалось. До сих пор ни один человек не причинял Куинн боль. Она еще не испытывала такого страха. Именно она прежде управляла ходом событий, улаживала любые неприятности, она…
— Не мешай нам, Ник. — Билл подошел ближе и теперь не давал Нику закрыть дверцу. — Я знаю, ты хороший друг, но это у нас всерьез. Не заставляй меня силой тащить ее из кабины.
Его голос звучал столь невозмутимо, что Куинн подумала: Билл ведь настоящий псих. Он сошел с ума. Билл способен на все и не усомнится в своей правоте. Он может ударить ее. Даже вытащить ее из кабины, полагая, что она принадлежит ему.
— Видишь ли, в чем дело, Билл, — так же спокойно начал Ник. Куинн чувствовала, что по его телу пробегает дрожь, слышала напряжение в голосе. Спокойствие давалось Нику с большим трудом. — Я знаю, тебе хватит тридцати секунд, чтобы выбить из меня дух, но Куинн за те же тридцать секунд запрется в кабине и вызовет по сотовой связи полицию, пока мы будем размазывать друг друга по асфальту. Но потом тебе придется объяснять Фрэнку Этчити, отчего Куинн так испугана и почему я весь в крови, а Фрэнк и без того держит тебя на заметке. Но есть и другой выход. Я отвезу Куинн домой, а завтра мы решим, как быть дальше.
Билл, походивший на разъяренного быка, заглянул через плечо Ника и посмотрел в глаза Куинн. Она судорожно вздохнула, и его лицо прояснилось.
— Не плачь, — сказал он. — Я всего лишь хотел поговорить с тобой.
— Поговорим позже, — отозвалась она, надеясь умиротворить его. — Через неделю. А то и через год.
«Я ненавижу тебя. Видеть тебя не могу. Чтоб ты сдох!»
— А сейчас я повезу ее домой, — продолжал Ник. — Отойди, чтобы мы могли закрыть дверцу.
Билл постоял на месте еще минуту, самую длинную в жизни Куинн, потом отодвинулся, и Ник хлопнул дверцей.
— Ну и дела. — Он обнял Куинн.
Она бросилась Нику на грудь, прижимаясь к нему в поисках тепла и защиты.
— Все в порядке, — сказала она.
— Нет. Человек, с которым ты когда-то была близка, осмелился поднять на тебя руку.
Он еще крепче прижал ее к себе. Куинн, уткнувшись ему в рубашку, всхлипнула — только один раз, — и наконец ее дыхание успокоилось.
— Отвези меня домой, — попросила она. — Увези отсюда.
Ник поцеловал ее, отодвинулся, снял рубашку, набросил ее на плечи Куинн и занял место за рулем. Куинн, судорожно вздохнув, пристегнула ремень. Выглянув в окно, она увидела Билла. Он стоял с ее рубашкой в руках и смотрел им вслед.
— Увези меня отсюда, — повторила Куинн.
Ник бросил взгляд на Билла.
— Какой ужас! — Он вдавил в пол педаль газа, спеша побыстрее избавить Куинн от этого зрелища.


Ник старался овладеть собой и держаться спокойно и твердо, но ему хотелось одного — прикончить Билла. Войдя в дом на Эппл-стрит, они застали там Макса и Дарлу. Супруги сидели в напряженном молчании.
— Что с тобой? — спросила Дарла, увидев лицо Куинн. — Ник, что ты наделал?
— Ник здесь ни при чем. Это все Билл. Он поймал меня. Билл окончательно сбрендил.
— Надо звонить в полицию, — сказала Дарла, а Ник добавил:
— Немедленно.
Куинн рухнула в кресло.
— Когда же это закончится? Когда наконец Билл все поймет и оставит меня в покое? — Она уронила голову, и Дарла, подойдя к ней, провела рукой по ее волосам.
Ник чувствовал себя отвратительно.
— Ты не виновата, — сказала Дарла. — Билл сошел с ума.
— Мы немедленно позвоним в полицию. — Нику хотелось хоть что-то предпринять, но Куинн подняла голову и отрезала:
— Только не сейчас!
— Куинн! — с нажимом произнес Ник, но Дарла перебила его:
— Дай ей прийти в себя. Она не сможет давать показания в таком состоянии.
— Вот как? — Макс поднялся, разъяренный не меньше, чем Ник. — А если этот полоумный ворвется сюда, чтобы забрать ее с собой? Ник, звони в участок.
— Билл не ворвется сюда, — устало возразила Куинн, и Нику захотелось обнять ее, сказать, что все будет хорошо, что он рядом, что… — Я не одна. Со мной отец. И Дарла.
— Дарла уезжает, — заявил Макс. — Вот так-то. — Он посмотрел на жену. — Я знаю, ты хотела подождать до субботы, но тебе пора вернуться к семье. Ты не должна оставаться в доме, куда в любую минуту может нагрянуть маньяк.
Дарла покачала головой, ошеломленно взирая на Макса.
— Но я не могу бросить Куинн.
— Пусть поживет у нас, — возразил Макс, и Ник тут же сказал:
— Я останусь с Куинн.
— С ней останется Ник, — подхватил Макс. — А тебе нельзя здесь задерживаться. Это опасно.
— Тем более я не брошу Куинн, — без прежней уверенности заявила Дарла. — Ты же знаешь Ника. Он улизнет при первой возможности…
— Эй, эй! — Ник почувствовал себя задетым и виноватым. Ну конечно, он останется с Куинн. Да, не в его привычках проводить ночи под чужой крышей, но сейчас случай особый. Он останется. По крайней мере до тех пор, пока Билла не засадят в кутузку по приговору, предусматривающему долгий срок.
— …и я не брошу ее одну, — закончила Дарла.
— Все в порядке… — заговорила Куинн.
— Черта с два. Мы уезжаем. — Макс подхватил Дарлу на руки.
— Подожди минутку… — Дарла попыталась освободиться.
— По-моему, это не самая удачная мысль, — негромко сказал брату Ник, но все же распахнул перед ним дверь, и Макс вынес Дарлу наружу.
— Я же сказала: подожди минутку, — потребовала Дарла, как только Макс ступил на крыльцо, но Ник прикрыл за ними дверь.
— Не спешите по дороге домой. — Он запер дверь и задвинул засов.
Куинн поднялась.
— Дарла — моя лучшая подруга. Я категорически возражаю.
— Неправда, — возразил Ник, шагнув ей навстречу. — Ты, как и я, рада, что они вновь вместе. Перестань…
— Их воссоединение может оказаться преждевременным. По-моему, Дарла не в восторге от поступка Макса. Точно так же, как я была не в восторге от Билла.
Ник замер. Сравнение с Биллом показалось ему оскорбительным.
— Это совсем другое дело, — возразил он. — Макс ее муж.
— Не уверена. — Куинн опустилась на тахту. — Впрочем, теперь я ни в чем не уверена, — добавила она, потирая колено. — Билл никогда не действовал с позиции грубой силы. Он изменился. Может, и Макс тоже изменился.
— Надеюсь от всей души. — Ник подошел к ней. — Именно для этого Дарла ушла от него. Вы ведь, кажется, жаждали перемен?
— Но не таких же. Я совершенно не понимаю Билла.
При взгляде на нее, измученную, ошеломленную и обиженную, Ника пронзила боль.
— А я понимаю. По-моему, Билл — законченный болван, и нам следует немедля звонить в полицию, но я его понимаю. Он считает тебя своей собственностью.
— Но я ведь говорила ему…
— Ты и мне говорила то же самое, но я не отступился. — Ник сел на тахту рядом с Куинн и взял ее за руку, надеясь, что она прислушается к его словам и хоть немного приободрится. — Последние две недели я ждал, наблюдал за тобой и ничуть не сомневался, что ты вернешься ко мне, потому что ты — моя. Именно так мыслят мужчины, когда речь идет о женщинах, которых они любят.
Услышав слово «любят», Куинн подняла голову.
— Вот почему я прижал тебя к стенке, после того как ты две недели меня избегала. Ты снова стала моей, — продолжал Ник. Уже одни эти слова пробудили в нем страстное желание. Он вновь хотел ее, вновь был готов взять ее, как там, на сцене, но Куинн вдруг стиснула веки, и Ник снова почувствовал себя отвратительно. — Прости. Мне жаль, что я это сказал.
— А мне нет. — Куинн распахнула глаза и в упор посмотрела на Ника. — Просто меня ошеломило то наслаждение, которое я испытала сегодня. Умная женщина нипочем не призналась бы, но я скажу честно: мне было очень, очень хорошо.
Нику хотелось сейчас же повалить Куинн на тахту и овладеть ею, но он не решился мучить женщину, слишком оскорбленную мужской грубостью. Однако желание не исчезало.
— Послушай, я понимаю, что был не прав, но тут уж ничего не поделаешь. Я следил за тем, как ты ходишь по сцене, смотрел на твою задницу и думал: «Это все мое». Я видел, как ты вытягиваешься, подавая Tee банку с краской, видел, как при этом распахивается ворот твоей рубашки, и думал: «Это все мое». Даже прогнав меня, ты оставалась моей. От этого ощущения невозможно избавиться, и ты не в силах лишить меня его. Я был хозяином каждого мгновения твоей жизни. Понимаю, так не должно быть, но тут уж ничего не поделаешь.
— Ох… — выдохнула Куинн.
— Главная трудность в том, что Билл не сознает своего заблуждения. Он считает тебя своей собственностью, которая почему-то ускользнула из его рук.
Куинн проглотила застрявший в горле комок.
— Стало быть, он не желает осознать истинное положение дел?
— Да. Со временем Билл все поймет, но одних разговоров для этого недостаточно. Не знаю, как он будет действовать дальше, но уверен в том, что словами «Билл, между нами все кончено» тут не обойтись. Ты могла бы сказать мне то же самое, и я нипочем не поверил бы тебе. Ты принадлежишь мне. Точно так же как Дарла принадлежит Максу.
— Мне трудно разобраться в этом сейчас. — Куинн уселась поудобнее на тахте. — Но завтра я обязательно все обдумаю.
— Не приложить ли лед к твоему колену, прежде чем вызывать полицию? — спросил Ник, но Куинн покачала головой.
— Нет. Никаких полицейских. Я не хочу сегодня встречаться с ними. Я сделаю это завтра. Обещаю.
Ник видел, как она устала. Что ж, он проведет с ней ночь, а Билл никуда не денется.
— Завтра ты первым делом позвонишь в полицию, как обещала.
— Завтра. — Куинн кивнула.
— Хорошо. Идем, хромоножка. Пора в постель.
— Так ты действительно остаешься? — Куинн схватила его за руку. Ник опустил глаза и увидел на ее запястьях свежие ссадины. Словно издалека донесся ее голос: — Папа на втором этаже. Тебе нельзя…
— Что у тебя с руками?
Куинн посмотрела на свои руки.
— Ах, это! Билл прижимал их к кирпичной стене.
— Ну все, — отрезал Ник. — Он проведет за решеткой всю свою жизнь. Сукин сын…
— Не так уж больно…
— Чтоб его черти взяли! — Измученный вид Куинн заставил Ника умолкнуть. — Оставим это на завтра. Где у тебя аптечка?
— В кухне. Думаю, он не сознавал…
— Плевать мне на то, что он сознавал. Мы упечем его в тюрьму.


Грузовик вывернул на шоссе, и Дарла украдкой бросила взгляд на мужа. Вряд ли Макс сердился, однако не произнес ни слова, и Дарла не знала, что сказать. Она предприняла робкую попытку: «Куинн нужна моя помощь», — но получила в ответ: «С ней Ник», — и теперь сидела молча, гадая, как же это ее угораздило ввязаться в этот кошмар.
Дарла жаждала разнообразия. Что ж, она получила его. А еще она получила орхидею, потом ее украл собственный муж. Уже неплохо, даже если они, вернувшись домой, и заживут прежней жизнью…
Прошло немало времени, прежде чем Дарла заметила, что грузовик мчится отнюдь не к их дому.
— Куда мы едем? — спросила она.
Не ответив, Макс повернул машину, и Дарла увидела, что они приближаются к окраине города. Потом Макс круто свернул направо и подъехал к старому кинотеатру под открытым небом.
— Он на замке уже много лет, — сказала Дарла. — Макс, осторожно!
Макс направил машину к цепи с замком и разорвал ее. Цепь разлетелась, и Макс зажег фары.
Он повел грузовик к дальнему углу площадки, и на мгновение Дарле показалось, что он хочет пробить забор точно так же, как сорвал цепь, но в последнюю секунду Макс затормозил. Машина юзом описала полукруг и остановилась в последнем ряду кинотеатра.
— Лет двадцать не проделывал этот фокус, — с удовлетворением заметил Макс.
— Скорее, пятнадцать, — возразила Дарла.
Площадка занимала около акра; шеренги серых столбиков отгораживали места для автомобилей, громкоговорители уже давно были сняты, и лишь кое-где на ветру колыхались свисавшие спирали проводов. Экран показался Дарле намного меньше, чем когда-то, зато кафе оставалось в прежнем виде — куб из шлакобетонного кирпича с самым лучшим барбекю и худшими туалетами во всем Тиббете. Когда-то они, семнадцатилетние подростки, частенько наведывались сюда отведать сладкой жизни и потискаться.
Может, Макс привез ее в это место, чтобы еще раз заняться сексом в кабине машины? «Что ж, неплохая идея, — устало подумала Дарла, — но можно было бы заняться любовью и дома в постели». Именно там ей предстояло провести остаток жизни — в доме. Чего же откладывать?
Макс выключил мотор и, облокотившись о спинку сиденья, повернулся к жене.
— Мы провели здесь немало приятных минут. — Он улыбнулся Дарле, чуть нервно, как встарь. — Помнишь?
— Да. Славные были времена.
Макс кивнул, явно не зная, о чем говорить, и Дарла ощутила неловкость. Он уже прислал ей орхидею. Вполне достаточно.
— Все в порядке, Макс. Я понимаю, прошлого не вернуть. Очень благодарна тебе за то, что привез меня сюда.
— Не стоит. — Макс пожал плечами.
Он говорил равнодушным голосом, но его поза свидетельствовала о волнении. Макс вцепился в рулевое колесо и держался так застенчиво и неуверенно, что у Дарлы дрогнуло сердце. В эту минуту он был ей гораздо дороже, чем тот парень, который когда-то заставлял ее содрогаться от страсти здесь, на этом самом месте. В юности Макс был забавнее и веселее, но она ни за что не променяла бы сидящего рядом с ней мужчину на того мальчишку.
— Так вот… — Макс нерешительно взглянул на Дарлу. — Что новенького?
— Ничего, кроме нападения Билла на Куинн. А у тебя?
Макс пожал плечами.
— У меня произошли кое-какие перемены.
— Знаю. — Дарла испытывала неловкость за себя и за мужа. — Все в порядке, Макс. Я сдаюсь. Возвращаюсь домой.
— Тебе незачем сдаваться. Я тоже покуролесил. Пригласил Барбару на ужин. То еще развлеченьице.
— Я была в восторге, — спокойно отозвалась Дарла.
— И еще постановка. — Макс говорил с таким трудом, будто его заставили рыть ямы. Впрочем, ему действительно пришлось немало потрудиться. — Я по-настоящему увлекся спектаклем. Это серьезная перемена в моей жизни. А еще я готовил еду. Я говорил тебе об этом? Покупал продукты и готовил их. Недурно справился.
— Ничего удивительного. — У Дарлы стиснуло горло. Макс постарался на славу. — Ты всегда был мастером на все руки. Все в порядке, я возвращаюсь домой, и больше тебе не придется…
— А еще я… — Макс обвел площадку нервным взглядом. — А еще я купил этот кинотеатр.
— Что-о?!
Макс кивнул, подтверждая свои слова, и явно почувствовал себя увереннее.
— Я купил этот кинотеатр. — Он посмотрел на Дарлу и снова кивнул. — Купил сегодня днем. Дела в ремонтной мастерской идут хорошо, отказываться от нее нет смысла, но я подумал: молодое поколение заслуживает того, что имели мы. И купил. Решил рискнуть, черт побери.
Дарла онемела от изумления. Макс купил кинотеатр! Она и не подозревала, что он способен на такое. Впрочем, орхидея тоже была для нее полной неожиданностью…
Но это куда серьезнее. Потрясающий поступок.
— Макс… — задыхаясь, пробормотала Дарла.
Макс судорожно сглотнул.
— Мне нужна помощь. Я не могу один поставить дело. — Он посмотрел на жену, беззащитный и ранимый, как семнадцатилетний юнец. — Я надеялся, что мы вместе займемся кинотеатром. Как в старые добрые времена, когда ты вела бухгалтерию в мастерской. — Макс напустил на себя беззаботный вид, но Дарла видела напряжение в его взгляде. — Ну что? По рукам?
— Конечно, — выдохнула Дарла. — Не верю своим ушам…
Макс наклонился и поцеловал ее — прежний, крепкий, надежный Макс, и это было так замечательно, что Дарла бросилась ему на грудь, поцеловала и изо всех сил прижалась к нему.
— Не бросай меня. — Он уткнулся лицом в ее волосы. — Никогда больше не уходи от меня.
— Я и не смогу. Тебя нельзя оставлять одного, ты слишком непредсказуем. Только Господу известно, что ты купишь в следующий раз. — Дарла вновь поцеловала его, еще крепче, счастливая, что может это сделать, что наконец они опять вместе. — Как я скучала без тебя! Я так рада. Не могу поверить своему счастью.
Макс рассмеялся, и Дарла поняла, что он чувствует облегчение. Напряжение оставило его, и он вновь превратился в прежнего Макса.
— Говорил ли я когда-нибудь тебе, как соблазнительно ты выглядишь в футболке? — спросил Макс, и Дарла вздрогнула, ощутив его руки на своей спине.
— Нет, никогда. — Она покачала головой и проглотила слезы. Сейчас не время плакать. — Никогда не говорил.
— А без нее ты еще лучше. — Его руки скользнули под футболку.
Дарла прижалась к мужу, вдыхая его запах, и закрыла глаза, когда он начал ласкать ее.
— Я так тосковала по тебе!
— Хвала Господу! — отозвался Макс и начал стягивать с нее футболку.
— Макс, мы не дома. — Дарла поежилась от холода и прикрыла руками грудь.
— Это наша собственность, а не общественная. — Глаза Макса горели от страсти. Наконец-то он так смотрел на нее! Дарла отняла руки от груди.
— Я знаю, тебя нелегко возбудить, — продолжал Макс, расстегивая ее лифчик, как в старые добрые дни. — Ты долго раскачиваешься. — Он сорвал лифчик, провел ладонями по ее груди, и Дарла закрыла глаза. — Поэтому мы можем просто потискаться, пока ты не скажешь «хватит». — Макс наклонился и поцеловал ее грудь. — Обещаю остановиться, как только ты попросишь. — Едва не подмяв Дарлу под себя, Макс потянулся к застежке джинсов.
— Не останавливайся, — сказала Дарла, и он снова наклонился к ее груди. — Давай до конца. Только не проболтайся ребятам в классе. Пусть они и впредь считают меня хорошей девочкой.
— Самой лучшей, — задохнулся Макс, и Дарла, сняв с него рубашку, забралась ему на колени.


Билл заглядывал в дом Куинн сквозь сломанные ставни. Ник и Куинн были в гостиной, куда Билл не мог заглянуть — следовало и там сломать ставни. И как это он не подумал об этом заранее? Но не беда: займется этим завтра. Когда Нику придет время отправляться домой, они, возможно, выйдут через заднюю дверь, поэтому Билл продолжал наблюдать за пустой комнатой. Но вот они появились в этой комнате и направились в кухню. Билл перебежал к кухонному окну и заглянул внутрь через тюлевую занавеску. Ник открывал дверцу буфета, Куинн держала руки под краном, и Билл поморщился, сообразив, что заставил ее страдать больше, чем хотел. Если бы только она его слушала, он не поднял бы на нее руку. Билл сердито посмотрел на собаку, которая стояла на своих кривых лапах, наблюдая за действиями Куинн. Все началось из-за этой мерзкой твари.
Ник вынул из буфета коробку и опустил ее на стойку. Потом взял голубое полотенце, и Куинн протянула ему руки. Он осторожно вытер запястья, и у Билла сжалось горло. На месте Ника следовало быть ему. Именно он должен ухаживать за Куинн, а не старый приятель. Друзья — это хорошо, и Билл радовался тому, что у Куинн есть Ник, но лучше бы Ника сейчас здесь не было. Если бы не он, Куинн отправилась бы домой с Биллом, и в эту минуту именно он, Билл, вытирал бы ей запястья.
Ник открыл коробку, вынул бинт и начал накладывать повязку, низко наклонив голову, чтобы лучше видеть. Слишком низко. Если бы их увидел кто-то посторонний, эта близость не осталась бы незамеченной. Хотя это всего лишь старый добрый Ник. Ник перевязал запястья Куинн и аккуратно закрепил бинт пластырем. Потом Куинн что-то ему сказала, и он рассмеялся, стоя слишком близко к ней.
Билл нахмурился. Куинн следует быть осторожной. Мало ли что взбредет в голову Нику.
Ник вновь взял бинт и обмотал его вокруг запястий Куинн — совершенно бессмысленный поступок, ведь ее руки уже перевязаны, — на сей раз обернув оба запястья разом, скрепив их вместе и продолжая смеяться. Куинн подняла руки, и Ник, поднырнув под них, выпрямился. Теперь связанные руки Куинн лежали на его плечах, а сама она привалилась к его груди.
Лишний бинт размотался и упал на пол. Билл сосредоточил все внимание на марлевой ленте, соскальзывающей по спине Ника, лишь бы не видеть, как смеется Куинн, как прижимается к нему, как его руки ложатся на ее бедра. В ушах Билла молотами застучала кровь. А потом Ник крепко поцеловал Куинн, совсем не дружеским поцелуем, а как любовник — значит, они любовники! Он целовал ее, сжимая ладонями ее ягодицы под джинсами, а руки Куинн ухватились за ворот его рубашки — это было еще хуже, и Билл едва не задохнулся. И вдруг Ник потянул Куинн к лестнице, продолжая целовать ее, целовать его Куинн — у Ника нет никаких прав на нее! — а проклятая собака путалась у них под ногами…
И только когда они ушли спустя минуты — или часы? — он совершенно потерял счет времени, — Билл вдруг понял, что яростный вопль звучит лишь в его голове.


Куинн наблюдала, как Ник снимает с себя рубашку. У него такое восхитительное тело, и сейчас оно будет принадлежать ей. Но на сей раз она сможет прикоснуться к нему. Сейчас Ник будет повсюду — снаружи и внутри; он поможет ей избавиться от страшных воспоминаний. Куинн подумала о Билле и, на мгновение похолодев, тут же выбросила из головы все мысли о нем. Ник рядом. Ей нечего бояться.
— Быстрее, — поторопила она.
— Ш-шш… — Ник оглянулся на закрытую дверь. — Не разбуди Джо. Мне совсем не хочется, чтобы он вошел сюда и поднял переполох.
Ник стянул с себя джинсы. Он был великолепен.
— Я без ума от твоего тела, — шепнула Куинн. — Подай-ка его сюда.
— Какая ты нетерпеливая. — Ник забрался под одеяло и обнял ее. Куинн чуть подвинулась, и он оказался сверху.
— Ты — мой.
— Не возражаю. — Ник провел ладонями по ее рукам и, нащупав запястья, положил их себе на спину.
— Ты будешь помнить меня целую неделю, — прошептала Куинн, ерзая под ним.
— Я не забываю о тебе ни на секунду. — Ник поднял голову и поцеловал Куинн, ухватив ее губы своими, запуская язык ей в рот, и Куинн вновь охватил трепет. — Я постоянно думаю о тебе и удивляюсь, что могу делать что-то еще. Каждый раз, когда ты показываешь мне спину, мне хочется задрать тебе подол, когда стоишь ко мне лицом, мне хочется прижать тебя к стене, а когда тебя нет рядом, я закрываю глаза и представляю тебя обнаженной в моей постели. — Он опять поцеловал Куинн, и кровь ее забурлила. Ник воспламенял ее своими словами, губами, великолепным телом.
— А мне почему-то не удается диктовать свою волю в интимных отношениях, — призналась она, стараясь сохранять самообладание, но Ник уже втискивался между ее бедер. Куинн напряглась всем телом, и он тут же отпрянул.
— Как знать… — Ник поцеловал ее в шею, явно не замечая того, что Куинн завладела его руками. — Будь здесь плетка и наручники, ты могла бы натворить немало бед.
Она выпустила его запястья.
— Я могу натворить бед и без наручников. — Куинн начала покрывать поцелуями его грудь, спускаясь все ниже.
— О Господи! — услышала она голос Ника, коснувшись языком его живота. — Ты была права. Я твой навеки.
«Еще бы», — подумала Куинн и забылась в его объятиях.


Ник проснулся в восемь утра (как обычно) и обнаружил, что одеяло сползло (как всегда), а на его плече покоится голова Куинн (такого еще не бывало). Его охватил испуг, но потом Куинн шевельнулась во сне, ее шелковистые волосы скользнули по его коже, и он, вспомнив о вчерашнем происшествии на сцене и о стычке с Биллом, испытал облегчение. Ведь Куинн рядом с ним — значит, ей ничто не угрожает. Она еще раз шевельнулась — как приятно, — и Ник, повернувшись, прижался к спине Куинн, наслаждаясь ее теплом.
Его рука подбиралась к груди Куинн, когда в дверь постучали и на пороге появилась Дарла.
— Меня ждет Макс. Я приехала, чтобы забрать…
Ник похолодел. В столь ранний час реакция человека обычно притуплена, особенно если он лежит нагишом на чужой кровати.
— У тебя славная попка, — заметила Дарла. — Жаль, что я больше никогда ее не увижу.
— Спасибо на добром слове, — отозвался Ник, и Дарла вышла.
— Кто это был? — сонным голосом спросила Куинн.
— Ты заплатишь мне за это. — Ник перекатил ее на спину. — А ну-ка, иди сюда!
— Зачем? — спросила Куинн, но подчинилась.


Час спустя Куинн сидела за завтраком и пыталась мысленно привести в порядок свою жизнь, отделить дурное от хорошего. Билл окончательно спятил, и ей предстоит обратиться в полицию. От этого Куинн чувствовала себя донельзя гадко. Пока Билл не связался с ней, он был вполне нормальным человеком. Может, Билл опять станет таким, когда забудет ее. Может, лучше подождать…
Она вспомнила, как Билл прижимал ее к кирпичной стене вчера вечером. Он был жалок и смешон. Да, придется звонить в полицию.
Вошел Ник в рабочей рубашке и джинсах. Его волосы еще не высохли после душа. Куинн тут же забыла о бедах.
— Ты настоящий красавчик, — сказала она, но Ник возразил:
— Красавчик — Макс. — Он поцеловал Куинн, напоминая ей о том, что она влюблена и что на дворе солнечное субботнее утро.
— Нет, ты, — сказала она. — Именно ты.
— Рад, что ты так считаешь. — Ник наклонился над раковиной, напустив на себя беспечный вид, и Куинн заподозрила неладное. — Потому что отныне тебе предстоит, просыпаясь по утрам, видеть меня. Я переезжаю к тебе.
Куинн откинулась на спинку стула. В голосе Ника слышались неуверенность, вызов и душевная мука.
— Зачем?
— Ты нуждаешься в защите. Я же не мерзавец, чтобы бросить тебя одну…
— Я сегодня же обращусь в полицию. Со мной в доме живет отец. Тебе незачем оставаться здесь.
— Мне казалось, ты сама этого хочешь…
— Я хочу, чтобы ты перебрался ко мне, — объяснила Куинн. — Но только тогда, когда ты решишь сделать это ради себя, а не ради меня. Мне не нужны одолжения.
— Прекрати, Куинн. — Ник вынул из холодильника пакет молока. — После этой ночи ты уже не смеешь сказать, что мы чужие друг другу.
— Разумеется, не чужие. Я люблю тебя. — Куинн помолчала минуту, надеясь услышать в ответ признание, потом продолжала: — Но это еще не значит, что ты обязан поселиться в моем доме. Тебе нравится жить одному. Отец останется здесь и будет защищать меня от Билла, пока им не займется полиция. Тебе незачем переезжать ко мне.
Ник держал в руке пакет и хмуро взирал на Куинн.
— Ты не понимаешь. Я буду рад заботиться о тебе.
Это напомнило ей Билла, и Куинн поморщилась.
— Знаю. Но ты ничем мне не обязан. Тебе хорошо в собственной квартире, а я останусь здесь. Мы, как и прежде, будем видеться каждый день, только теперь сможем спать вместе. — Она улыбнулась. — Ничуть не сомневаюсь, в этом и заключается твое понятие об идеальной жизни, не так ли?
— Ага, — пробормотал Ник, пригубив молоко.
— Значит, все устроилось.
— Ага, — повторил Ник. — Спасибо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Без ума от тебя - Крузи Дженнифер



по началу не понравилось, а потом зацепило.
Без ума от тебя - Крузи ДженниферЯмиЛ
14.03.2012, 11.48





Мне понравилось, только вот слишком много описаний про собаку...
Без ума от тебя - Крузи ДженниферЛюсьен
30.03.2013, 16.25





Понравилось
Без ума от тебя - Крузи ДженниферРимма
29.06.2013, 13.26





Очень понравился роман. Читайте. Крузи хорошо пишет.
Без ума от тебя - Крузи ДженниферОля-ля
18.10.2015, 13.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100