Читать онлайн Речная искусительница, автора - Кроуфорд Элейн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Речная искусительница - Кроуфорд Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Речная искусительница - Кроуфорд Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Речная искусительница - Кроуфорд Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кроуфорд Элейн

Речная искусительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

На смену ненастному дню пришла холодная мрачная ночь. За дверьми протяжно завывал ветер, скрипели шпангоуты, огромные волны с силой ударялись о борт корабля, и его подбрасывало, как наездника, укрощающего строптивую дикую лошадь.
Джорджи снова страдала от жестоких приступов морской болезни. И всякий раз, когда ее выворачивало наизнанку, она думала, что уж лучше умереть, чем терпеть такие невыносимые мучения.
Несколько раз к ней заглядывала миссис Гейбл, чаще приходил Пирс, но всего на пару минут. Он был в желтом дождевом плаще, с которого ручьями стекала вода. С каждым разом он выглядел все более измученным. Он опускался на колени перед койкой, на которой лежала Джорджи, и тихим усталым голосом спрашивал о ее здоровье. Джорджи хорошо знала, как трудно справиться с парусами даже в хорошую погоду, и насколько это рискованнее и опаснее во время шторма. И все-таки, беспокойство и забота Пирса казались искренними.
В предрассветных сумерках Джорджи наблюдала за Пирсом. Он в очередной раз пришел ее навестить и тихо склонился над изголовьем. Затем Пирс бесшумно поднялся и на цыпочках вышел из каюты, осторожно прикрыв за собой дверь.
У Джорджи истощились последние силы. Она свернулась клубочком, стараясь сдержать душившие слезы, вызванные последним жестом Пирса, выражавшим любовь и заботу, которых она совсем не заслужила.
Затем Джорджи стала ругать себя за то, что превратилась в слюнтяйку и плаксу. До их первой ночи любви с Пирсом Джорджи плакала крайне редко. И сейчас она не могла понять, что же случилось. Что касается морской болезни, у нее никогда не было и намека на тошноту, на каком бы судне ни приходилось путешествовать в любую погоду, по реке или по морю. Если бы отец и братья увидели ее сейчас, то не поверили бы своим глазам.
При воспоминании о семье, находившейся так далеко, из глаз Джорджи вновь хлынули потоки слез и полились на и без того уже мокрую подушку. Девушка с ужасом ждала очередного приступа отвратительной тошноты.
Вдруг страшный штормовой ветер затих также вне-звапно, как и начался. И хотя океан успокоился не так быстро, уже через несколько минут койку Джорджи почти перестало раскачивать.
Охваченная порывом благодарности, Джорджи так расчувствовалась, что готова была снова разрыдаться.
— Все! Хватит! Хватит! — крикнула она с раздражением.
Уже стало совсем светло. Вытерев распухшие и покрасневшие от слез глаза, Джорджи встала на дрожащие, обтянутые красными кальсонами ноги, и доковыляла до маленького бортового иллюминатора. Она отодвинула защелку и распахнула его настежь.
В лицо ударил холодный соленый ветер. Джорджи сделала несколько глубоких вдохов. От свежего воздуха ей стало значительно легче, жгучая боль внутри стала понемногу затихать.
— В конце концов, может, я и выживу, — подумала про себя Джорджи.
Почувствовав некоторый прилив жизненных сил, она высунулась в иллюминатор и посмотрела на восток. Там небо было по-прежнему зловеще-черным. Однако, с другой стороны, шторм уже прошел, и солнечный свет все смелее пронизывал края редеющих облаков.
— Поднять паруса, — донесся откуда-то с кормы голос капитана.
И хотя Джорджи не могла никого увидеть из своей каюты, находящейся в средней части корабля, она отчетливо услышала доносившийся со всех сторон крик.
— Есть, сэр!
Вскоре она различила резкий скрип канатов, протягиваемых в железные кольца — это матросы поднимали паруса, а затем раздался глухой звук хлопающих на соленом ветру мокрых парусов.
Оставив иллюминатор открытым, Джорджи снова поплелась к койке. Она все еще чувствовала сильную слабость, но тем не менее, ей значительно полегчало. Джорджи забралась под одеяло в надежде уснуть. Она молила Бога о том, чтобы проснувшись, увидеть землю и никогда больше не страдать от проклятой тошноты. В глубине души Джорджи надеялась на чудо. Вдруг Пирс будет заботиться о ней не только, как о матери их будущего ребенка.
Почтенная дама только что поднялась по лестнице, соединяющей причал с шумной гудящей набережной.
Джорджи совсем обессилела от подъема и остановилась, чтобы подождать властную пожилую даму. Перед тем, как корабль зашел в бухту, Джорджи проспала несколько часов, но это только частично восстановило ее силы и принесло некоторое облегчение. Величественная матрона с целеустремленным видом направилась к Джорджи. Ее безукоризненная шляпка с пером была накрепко приколота к шиньону. У миссис Гейбл не было ни малейшего признака одышки, хотя в отличие от Джорджи, на ней были тяжелые пышные юбки. За неимением лучшего, Джорджи пришлось снова одеть мужской костюм, купленный Пирсом.
— Дорогая моя, возможно, это мой последний шанс поговорить с вами наедине. Давайте пройдемся, пока мужчины нас не догнали.
Она решительно взяла Джорджи за руку и отвела за грузовую тележку, в которую два докера бросали холщовые мешки с сахаром. Миссис Гейбл бросила укоризненный взгляд на разинувших от удивления рот рабочих, а затем придвинулась к Джорджи поближе и заговорила с ней доверительным шепотом.
— Совершенно очевидно, что мистер Кингстон вас очень любит, он постоянно о вас заботится и согласился жениться сразу же, как только узнал о вашем положении. И все же, я совершенно не понимаю, что вас заставило сбежать с ним, не обвенчавшись, как это принято у порядочных людей. Вы могли погубить свою жизнь. Единственное, что приходит мне на ум… Наверное, у вас были какие-то неприятности с семьей? Вероятно, родители не одобряли ваш выбор?
Джорджи надеялась, что ей удастся попрощаться с достойной леди, по-матерински опекавшей ее в течение всего долгого пути, не вдаваясь в подробные объяснения и не открывая всей правды о своем странном поведении. Джорджи сняла воображаемую соринку с морской курточки и тяжело вздохнула.
— О, это очень длинная история.
Тут внимание миссис Гэйбл было чем-то отвлечено. Она выглянула из-за тележки.
Джорджи проследила за взглядом миссис Гэйбл и увидела Пирса и мистера Гейбла, которые старались обойти толпу споривших и шумевших пассажиров и присоединиться к своим дамам. Хотя на обоих джентльменах были безупречно отутюженные костюмы и накрахмаленные воротнички, пожилой и располневший мистер Гейбл выглядел немодно и затрапезно рядом со стройным и щеголеватым Пирсом. Джорджи смотрела на мужественную широкоплечую фигуру Пирса, и ее сердце наполнялось гордостью. Ей отчаянно хотелось поверить, что он сможет все простить, и она не ошиблась, увидев сегодня бесконечную доброту в его синих глазах, когда он пришел разбудить ее и сказать о том, что корабль прибыл в порт.
А сейчас эти ясные синие глаза снова смотрели на нее.
У Джорджи что-то екнуло внутри.
— Мой муж сегодня утром разговаривал с мистером Кингстоном, — торопливым шепотом продолжала миссис Гейбл. — Я просто хочу сказать, что ни вы, ни ребенок ни в чем не будете нуждаться.
— Дорогая, — сказал мистер Гейбл, когда оба мужчины подошли к ним, — так как наши контейнеры не будут разгружены еще пару дней, мистер Кингстон предложил нам остановиться в отеле святого Фрэнсиса, где он останавливался во время своего последнего пребывания в Сан-Франциско. Разумеется, если этот отель не сгорел.
Миссис Гейбл повернулась к Пирсу.
— Я действительно заметила множество строящихся зданий, когда мы стояли в бухте. Вам что-нибудь известно о недавнем пожаре?
— Нет, — ответил Пирс, — но этот город славится пожарами. И не только ими. Должен заметить, вам следует быть готовым к весьма шокирующим зрелищам.
Пожилая дама покровительственно похлопала его по руке.
— Мы с мужем побывали во многих портах, знаменитых вольными нравами. Мы ведь очень много путешествовали.
Пирс кивнул головой и любезно улыбнулся, затем его внимание переключилось на Джорджи… Оживление мгновенно исчезло с его лица.
— Мне нужно решить некоторые дела. Мистер Гейбл предложил довезти тебя до отеля. К ужину я к вам присоединюсь.
Ну какой же она была дурой! Джорджи охватил внезапный приступ гнева. Измученная болезнью, она совершенно забыла об угрозах Пирса, направленных против ее отца. А ведь они были реальными, как никогда.
— Какие это дела тебе надо решить?
Лицо Пирса по-прежнему было непроницаемым, но Джорджи заметила, как он сжал челюсти.
— Разумеется, речь идет о новой скаковой лошади.
— Ты никуда не пойдешь без меня.
Тут же встряла миссис Гейбл и льстивым голосом пропела:
— Уверена, что ваш муж печется лишь о вашем благополучии.
Джорджи перевела взгляд с Пирса на назойливую даму, охваченную благим намерением.
— Есть вещи, о которых вы ничего не знаете, миссис Гейбл.
Пирс ехидно хмыкнул.
— Это уж точно.
Джорджи мгновенно повернулась к самодовольному мерзавцу.
— Я пойду с тобой.
— Поступай, как знаешь, но лучше бы тебе остаться. Джорджи повернулась к явно обиженной пожилой даме, которая так и раздувалась от праведного гнева. Казалось, еще минута, и она взорвется.
— Большое спасибо за заботу, миссис Гейбл. Встретимся за ужином.
— Я закажу для вас комнату, — сказал мистер Гейбл, решительно беря жену под руку и уводя ее от Пирса и Джорджи.
Джорджи оглянулась и увидела, что Пирс уже направляется широким шагом в сторону шумной толпы.
Ее вновь охватило бешенство. С завидной энергией она протолкалась сквозь толпу парней бандитского вида, по сравнению с которыми невинные пьянчужки из Мар-ди Грае выглядели вполне пристойными джентльменами. Однако короткая пробежка за Пирсом лишила Джорджи сил. Она быстро схватила Пирса за руку, чтобы тот не вздумал удрать.
Он остановился и посмотрел на девушку сверху вниз.
— Застегни воротник. Тебе не хватает только подцепить простуду.
Джорджи прикусила язык, поняв всю бесполезность сопротивления, и сделала так, как ей было сказано. В это время ей удалось прочесть названия стоявших поблизости кораблей. «Гордость Кейт». Нет, отец был на другом корабле. «Летящее Облако»…
— Ты должен был разбудить меня, прежде чем мы бросили якорь. Ты видел корабль отца, когда мы зашли в порт?
— Капитан Бэйли сказал, где он стоит. В конце верфи на Макет Стрит. — Пирс снова ускорил шаг.
Джорджи изо всех сил старалась поспеть за ним, но ей мешала предательская слабость в ногах. Она не доставит Пирсу удовольствия своими жалобами. Девушка собрала все силы и попыталась придать своему голосу уверенность и хладнокровие.
— Так ты собирался пойти к отцу и встретиться с ним без меня?
Пирс резко остановился и посмотрел на нее.
— Послушай, Джорджи… или Лак… Как прикажешь тебя называть?
Нисколько не испугавшись, Джорджи подняла брови и пропела:
— Это уж, как пожелаешь.
Внезапный порыв ветра сорвал с головы Пирса шляпу, он поймал ее на лету. Ветер трепал его густые черные волосы, что придавало Пирсу еще более бесшабашный вид.
Джорджи решила, что красота этого негодяя больше ее не тронет и молча потрусила за Пирсом.
Немного погодя он замедлил шаг и подождал Джорджи, а потом подстроился под ее шаг.
Они проталкивались через толпу оживленно болтающих старателей, только что сошедших с большого корабля. Их осаждала целая армия уличных торговцев, жаждавших выманить деньги.
Когда наконец Пирсу и Джорджи удалось прорваться сквозь эту веселую компанию, девушка увидела, что «Летящее Облако» стоит у выступающего в море причала. Джорджи крепко схватила Пирса за рукав.
— Что ты хочешь сделать с отцом? Пирс посмотрел на свой рукав.
— Ты мнешь мне пиджак. Уже не в первый раз. Джорджи отпустила рукав и пододвинулась поближе.
— Отвечай.
— Ничего, если ты отдашь бумаги.
Джорджи грязно выругалась про себя и с трудом перевела дыхание. Ее душил бессильный гнев.
— Я уже сказала, что не брала твои проклятые бумаги. И если бы у тебя осталась хоть капля мозгов, ты давно бы мог догадаться, что их украл Блэкуэлл. Как ты думаешь, зачем он следил за каждым нашим шагом?
Глядя на злобное выражение, исказившее лицо Пирса, Джорджи решила, что он может ее ударить. Но вместо этого он схватил ее за руку и направился к трапу.
У трапа стоял тощий офицер и руководил разгрузкой контейнеров.
— Пожалуйста, уделите мне минуту, если это вас не затруднит.
Было видно, что офицер совсем недавно перенес малярию. Он поднял на Пирса усталые желтоватые глаза.
— Вы же видите, что я занят.
Пирс вынул из кармана десятидолларовую монету и положил ее на перечень грузов.
Офицер взял монету и положил себе в карман, а затем изобразил любезную улыбку.
— Чем могу быть полезен?
— Я ищу одного из членов вашей команды, Луи Пэкинга.
— Ах, этот… Он перешел на почтовый пароход, который отправился на Панамский перешеек. Он это сделал, когда мы стояли на якоре в бухте и ждали места у причала.
Как, опять уехал? Драчливое настроение Джорджи мгновенно улетучилось. Отец уже уехал в Луизиану в надежде найти ее там с Кэди, а когда он обнаружит, что она осталась в Орегоне, то обязательно вернется за ней… А там его ждут большие неприятности. Нужно во что бы то ни стало перехватить его в пути. Джорджи шагнула вперед.
— Сэр, не знаете ли вы, какой пароход отправится в Панаму в ближайшие два дня?
Нельзя испытывать судьбу и отправляться в путь на парусном судне, зависящем от капризов ветра.
— Только вон тот пароход, — офицер указал на судно, мимо которого Пирс и Джорджи прошли несколько минут назад. — Он постоянно ходит туда-сюда. Они перевозят пассажиров из Панамы. Дела у них идут бойко.
— Благодарю вас, — Джорджи повернулась и пошла по направлению к пароходу. Но не успела она сделать и трех шагов, как Пирс крепко ухватил ее за плечо.
— Интересно, куда это ты собираешься? Джорджи вырвалась из цепких рук Пирса.
— А как ты думаешь? Конечно же договориться с капитаном насчет рейса на Панамский перешеек.
— Ты, наверное, не расслышала? Ты останешься со мной, пока не родится ребенок. Я не собираюсь гоняться за твоим никчемным папашей.
— Но если мне не удастся догнать папу, прежде чем он вернется домой, он придет в отчаяние и решит, что я попала в беду.
— И ты думаешь, мне это интересно?
— Он вернется за мной в Орегон, и его могут там арестовать.
— Не думаю. Мы с Блэкуэллом больше не предъявляем ему никаких претензий. Если только он не умудрился обобрать еще несколько простофиль, о которых мне ничего не известно.
— Ты ничего не понимаешь и не знаешь папу.
— Да, и меня это устраивает. Будет так, как я решил.
Джорджи прищурила глаза и одарила Пирса самым презрительным взглядом, на какой только была способна.
— Прекрасно! Поступай, как знаешь. А я поеду за отцом. С тобой или без тебя. Я доберусь до Нового Орлеана тем же путем, что и он. — Тут Джорджи отскочила на безопасное расстояние и изо всех ног побежала по причалу. Однако через мгновение она почувствовала, как почва ушла из-под ее ног, и они бессильно заболтались в воздухе. Это Пирс схватил ее за талию и понес под мышкой, как какой-нибудь кулек.
— Сейчас же отпусти меня!
— Заткнись!
С «Летящего Облака» раздался высокий распевный голос, явно принадлежащий мужчине.
— Что там у вас произошло?
Пирс держал Джорджи, как мешок с картошкой, и она не могла поднять голову и посмотреть, кто к ним обращается, тем более, что Пирс шел очень быстро и не обращал внимания на крикуна.
— Эй, красавчик! — снова послышался тот же голос, но на сей раз он звучал нормально. — Тебе нет нужды тащить его куда-то и заставлять силой. Если хочешь, чтобы тебя как следует полюбили, найди меня сегодня вечером в салуне «Орел». Я покажу тебе высший класс, не забудешь до конца своих дней.
— Непременно, — пробормотал Пирс, крепче сжимая ребра Джорджи и ускоряя шаг.
Джорджи готова была провалиться сквозь землю от стыда. Она опустила голову, чтобы не увидеть удивленных и насмешливых физиономий, принадлежащих разным бездельникам и зевакам, которые, как по команде останавливались и смотрели им вслед.
Пирс и не думал сбавлять скорость. Он дошел до конца набережной и вышел на грязную и пыльную дорогу. Казалось, он никогда не остановится. Наконец он поставил Джорджи на ноги около вытащенного на берег корабля, служившего помещением для нескольких деловых учреждений. Наполовину зарытый в песок корабль находился между винным магазином… и двухэтажным салуном «Орел»!
— Ты же не собираешься…
Прежде чем Джорджи успела закончить, Пирс взял ее за руку и втащил через широкие двери в универмаг, располагавшийся в корпусе старого корабля. Пирс быстро прошел мимо бочек и контейнеров и подошел к прилавку, за которым стоял владелец магазина, полный мужчина в переднике с ежиком светлых волос.
Владелец магазина поднял глаза от открытого гроссбуха.
— Чем я могу служить? — спросил он. По его произношению Джорджи не могла понять, откуда он родом. Пирс сказал:
— Не знаете ли вы, где здесь находится магазин готового дамского платья?
Джорджи открыла было рот, чтобы возмутиться, но передумала. Сегодня и так уже было слишком много сцен перед посторонними.
Хозяин магазина закрыл свой гроссбух и добродушно улыбнулся, напомнив Джорджи отца. У девушки на глазах навернулись слезы, и ей пришлось отвернуться.
— Вы пришли туда, куда надо, — энергично сказал мужчина и вышел из-за прилавка. Он показал в конец заполненной полками комнаты. — Выйдите в эту дверь и пройдите на другую сторону. Там у моей жены магазин дамского платья.
— Благодарю, — Пирс снова взял Джорджи за руку и потащил ее в указанном направлении. Лишь один фонарь освещал узкий проход между возвышавшимися до потолка рядами ящиков с товаром.
Джорджи остановилась и попыталась вырваться. Пирс еще сильнее сжал ее руку и тоже остановился.
— Ну, а теперь в чем дело? — грозно спросил он.
— Я не надену женское платье в этом содоме, ведь тогда я не смогу одна выйти на улицу.
— А я не позволю больше делать из себя посмешище.
Пирс пошел дальше.
Джорджи попыталась затормозить каблуками и освободиться от Пирса. Но тут же поняла всю безнадежность этой попытки. Пришлось покорно плестись за ним следом, пока они не дошли до следующей двери.
Пирс уже протянул руку, чтобы открыть дверь, но вдруг передумал и повернулся к Джорджи. В тусклом свете фонаря его лицо было суровым и сердитым.
— Когда мы войдем, ты не будешь ставить меня в неловкое положение, и дашь возможность владелице магазина подобрать для тебя по крайней мере три платья, а также туфли, шляпки и все остальное, что положено в таких случаях. Даже если ты и не леди, то должна ею быть, пока мы вместе. Я достаточно ясно выразил свою мысль?
У Джорджи чесались руки, так ей хотелось выцарапать глаза этому негодяю. Как он смеет разговаривать таким покровительственным тоном.
— Ты что же думаешь, если вытряхнешь меня из брюк и заставишь пялить женское платье, так я не смогу наняться юнгой на корабль, да?
— Я думаю, что если ты не уймешься и не будешь слушать своего мужа, то я отведу тебя к кузнецу и попрошу его сковать нас вместе.
— Только потому, что ты мужчина и сильнее меня, ты вообразил…
— Именно так. И вам следует всегда помнить, миссис Кингстон, — он широко распахнул дверь и втолкнул Джорджи в магазин.
К ее огромному удивлению магазин оказался богато убранной комнатой, украшенной дорогими коврами. По обе стороны находились длинные ряды платьев. Никогда в жизни Джорджи не приходилось видеть такого изобилия готовой дамской одежды.
Посреди комнаты стояло вращающееся кресло, а перед ним вертелись две дамы.
— Добрый день, — поприветствовала их худощавая женщина со строгими черными глазами и стянутым в тугой узел темными волосами. Простое черное платье подчеркивало ее аскетический облик. На шее у женщины висела сантиметровая лента.
— Не могу ли я вам помочь? — она говорила с таким же акцентом, как и ее муж.
Пирс вежливо приподнял шляпу и подошел к владелице магазина.
— Да, был бы вам весьма обязан.
Другая женщина в крикливой ярко-зеленой шляпке, утыканной перьями, и в бархатном платье, выставляющим напоказ ее прелести гораздо более откровенно, чем это принято даже в обществе, не обремененном суровой моралью, игриво улыбнулась Пирсу.
Джорджи метнула на Пирса испепеляющий взгляд, рассчитанный на то, чтобы немедленно пресечь его сластолюбивые помыслы, даже если они и не успели еще зародиться. Затем она обратилась к владелице магазина:
— Мадам, мне просто повезло, что я пришла к вам. Здесь такой богатый выбор одежды. Все, что нужно для леди. Мой гардероб сгорел во время пожара, и, как видите, я была вынуждена одеть мужской костюм.
Владелица магазина взялась за голову.
— О, Боже! А я-то думала, вы… Какая ужасная история.
— Ну да, и волосы у вас сгорели во время пожара, — встряла досужая потаскушка и пододвинулась поближе. Ее было не так легко одурачить.
— Нет, — с достоинством парировала Джорджи. — Я перенесла тяжелую болезнь, и врач порекомендовал остричь волосы. Они были такие густые и пышные, что высасывали из меня все силы. В общем, — она снова повернулась к владелице магазина, — мой любимый и великодушный муж хочет, чтобы я забыла о постигших меня несчастьях и купила себе все, что только пожелаю. — Джорджи решила, что сейчас самое время мило улыбнуться и бросить на мужа взгляд, исполненный обожания.
Пирс слегка покраснел и стал копаться в кармашке для часов. Наконец, часы были вынуты.
— Надеюсь, это не займет много времени? У нас еще очень много других дел.
— Сэр, — сказала владелица магазина, разводя руками. — Вы же видите, у меня очень много одежды, и вся она самого высокого качества. Можно найти одно-два пдатья, которые не нужно подгонять. А все остальное получите через пару дней. Это очень быстро. Я современная деловая женщина, на меня работает много швей, у нас две отличные швейные машинки… Но если вы торопитесь, можете идти по своим делам. Вернетесь через час, и жена будет вас ждать, полностью одетая.
Пирс вздохнул с явным облегчением. Но тут он посмотрел на Джорджи, и его лицо сделалось деревянным.
— Нет, я лучше останусь с моей любимой женой. У меня нет сил ее оставить со дня нашей свадьбы. — Он обнял Джорджи за плечи и крепко стиснул.
— Но, дорогой, — сказала Джорджи, высвобождаясь из его шутовских объятий, — мне совсем не хочется отвлекать тебя от поисков лошади. Уверена, что стоит тебе поинтересоваться в игорных домах или в салуне, который в двух шагах отсюда, и тебе скажут, где она находится. Ведь Пегас такой великолепный жеребец, его просто нельзя не заметить.
— Пегас? — игривая дамочка цепко ухватила Пирса за локоть. — Скаковая лошадь?
На сей раз Пирс не высказал недовольства по поводу измятого рукава.
— Да. Вам что-нибудь известно о нем? Серый в яблоках жеребец.
— Ну, конечно. О нем болтает весь город. Я сама его два раза видела на скачках. Один раз на ипподроме «Пионер», а другой — на «Юниоре», — женщина нахмурила выщипанные в ниточку брови. — Так вы говорите, он ваш? А я думала, его владелец Джеспер Блэкуэлл. Он произвел фурор, когда предъявил законные документы на этого жеребца и конфисковал его у Нортона Оукса.
— Документы, которые он украл у Пирса! — выпалила Джорджи, не отдавая себе отчета.
Пирс взглядом велел ей замолчать.
— А вы случайно не знаете, где остановился Блэкуэлл?
— О, боюсь, он забрал лошадь и уехал из города. Наверное, хочет заработать больше денег там, где Пегаса еще не так хорошо знают.
— И где же это? — мрачно спросил Пирс. По его глухому голосу Джорджи поняла, что он с трудом сдерживает ярость.
— Там, где добывают золото. В Хангтауне. Он только вчера сел на пароход, идущий в Сакраменто.
Лицо Пирса сделалось багровым. Джорджи легко могла себе представить, какой вулкан бушевал у него в душе.
— Пароход? — он засунул в карманы сжатые кулаки. — Как, еще один пароход?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Речная искусительница - Кроуфорд Элейн


Комментарии к роману "Речная искусительница - Кроуфорд Элейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100