Читать онлайн Любовный квадрат, автора - Кроуфорд Клаудиа, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовный квадрат - Кроуфорд Клаудиа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовный квадрат - Кроуфорд Клаудиа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовный квадрат - Кроуфорд Клаудиа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кроуфорд Клаудиа

Любовный квадрат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21
ЭМИ

Она настояла, чтобы сфотографировать их перед отъездом на теннисный корт. Одетые в форму, выдержанную в одном стиле, они выглядели скорее, как брат и сестра, чем отец и дочь. По всеобщему мнению – симпатичная американская семья. Лу гордился тем, что носит шорты того же размера, что и в студенческие годы. Сэнди унаследовала от отца сильную подачу и прекрасную координацию движений, и совершенно не ценила юношеские мысли Эми за победы в легкой атлетике и плавании.
Эми старалась не раздражаться из-за этого. Девочки-подростки и их матери часто бывают врагами – так утверждают многие. Поведение Сэнди в доме Моны расширило трещину, несмотря на обещание Эми сохранить инцидент в секрете, не рассказывая о случившемся отцу. То, что она сдержала слово не изменило позицию Сэнди, как надеялась Эми, напротив, эта яркая шестнадцатилетняя девица была откровенной задирой. Она садилась Лу на колени, обвивала шею руками, называла самым красивым и умным отцом во всем мире и объявляла себя навечно «папиной девочкой».
Эми не смогла не рассмеяться, когда вспомнила неоднократно повторяемую фразу Моны Девидсон: «Так кем меня представляют? Фаршированной гусыней?» Эми читала о подобных ситуациях в журналах, и вдруг это произошло с ней. Шеф-повар, мойщица посуды, до недавнего времени шофер, пока Сэнди не получила собственный автомобиль. Эми выбрала роль домохозяйки, супруги и матери. «Моя карьера» – напомнила она себе. Будет более, чем достаточно, если ее станут ценить.
Профессиональная деятельность Эми свелась к эмоциональной и прочей поддержке всего, что составляло интересы мужа и дочери, без ответного внимания к ее делам.
Это обычное субботнее утро было отличным примером. Лу и Сэнди участвовали в ежегодном теннисном турнире для отцов и дочерей. Эми постаралась разделить с ними их увлеченность. Накануне вечером она погладила форму, приготовила завтрак с высоким содержанием протеина и упаковала термос с охлажденным апельсиновым соком и бутылку минеральной воды.
По случаю ей удалось купить суперкрепкую заколку для волос, подарок Сэнди, носившей «конский хвост». Эми положила заколку и открытку на стол рядом с тарелкой Сэнди. После того, как ее дочь и муж снизошли до позирования для пары снимков «Полароидом», а потом забрались в машину, она вернулась на кухню и нашла свой подарок на полу. Небрежный ребенок.
Она попыталась приукрасить ситуацию, поправила себя Эми. Грубая, неблагодарная молодая женщина, и уже совсем не ребенок.
Эми дошла до точки, когда уже больше не могла не обращать внимания на их поведение. Возможно, она виновата, что позволила этому безобразию длиться так долго. Слишком долго Эми предпочитала скрывать задетые чувства. Семья по типу «папа знает лучше» не является настоящим коллективом. Этим утром, например, ее не пригласили на теннисный турнир. Другие матери будут там, болея за своих любимых. Она подумала, что могла сделать вид, будто едет с ними. Как бы они поступили, выкинули бы ее из машины? Но Эми чувствовала их желание побыть вдвоем, без старой мамаши, путающейся под ногами. Заботясь о них, предугадывая каждую потребность, она ждала приглашения, которое так и не поступило.
Успокаивая себя, Эми подумала, что рада свободному утру. Она не рассказывала о работе, которую писала для пешеходной экскурсии по Джоржтауну. Всего неделю назад организовался благотворительный фонд в помощь бездомным, образованный несколькими местными женщинами. Приглашенная присоединиться к комитету, она вызвалась собрать материал по истории Джорджтауна и его архитектуре. Основными объектами внимания должны стать три дома, в которых жила Джеки Кеннеди до и после ее трехлетнего пребывания в Белом доме.
Скрупулезная в своих изысканиях, Эми лично посетила маленький дом в Дент-Плейс, который в 1964 году перед переездом в Белый Дом был арендован на шесть месяцев самим Джеком Кеннеди, и одиннадцатикомнатный особняк на N-стрит, одолженный Джеки и детям Аверелом Харриманом после убийства Президента. Третья «остановка Джеки» прямо через дорогу от дома Харримана. Это в колониальном стиле четырнадцати-комнатный особняк красного кирпича, где жили молодая вдова и ее дети, пока безжалостные толпы любителей достопримечательностей не вынудили их переехать в Нью-Йорк.
По крайней мере, в комитете оценили Эми. При подписке на экскурсию сборы превысили намеченную сумму благодаря самой идее. Все хотели увидеть, где жила Джеки. После такого успеха возникли планы отправить целый автобус экскурсантов в дом Джефферсона
type="note" l:href="#n_29">[29]
в Вирджинии. Эми необходимо написать комментарии об истории и архитектурных особенностях Монтичелло и его окрестностей.
Когда Эми рассказала Лу о джорджтаунской экскурсии, тот спросил, ради кого это делается, и громко расхохотался, услышав ответ.
– Для бездомных? Ты, наверное, смеешься!
– Что смешного в помощи бездомным?
– Взять ораву зажравшихся матрон на прогулку по виллам миллионеров ради покупки орехового масла и булочек для бездомных! И тебе не кажется, что это уморительно?
Во время отсутствия в доме мужа и дочери, Эми устроилась на кухне и написала комментарии для экскурсии. Она начитала их на магнитофон Сэнди и удовлетворенно вздохнула, прослушав пленку. Неплохо.
Когда вернутся Лу и Сэнди, надо бы не спрашивать их о результатах матча, дать им дозу их собственного лекарства, показать, что у нее, кроме них, есть и другие заботы.
– Так что случилось? Как вы играли?
Эми не могла не поинтересоваться, ведь это ее семья.
– Грандиозно. Тебе надо было поехать туда. Женщины спрашивали, где ты. Разве тебе не интересно посмотреть, как мы играем? – Лу снял свитер и бросил его на стул в кухне. – Можешь что-нибудь сделать с рукавами? Они протерлись на локтях. Просто купи мне новый свитер.
Эми услышала, как Сэнди поднялась в свою комнату и швырнула обувь в угол. Дочь промчалась мимо нее, не сказав ни слова.
– Ита-а-ак?.. – спросила Эми мужа.
– Ита-а-ак? Что ита-а-ак?
– Вы выиграли?
– Конечно, выиграли. Почему ты сомневалась? Мы вышли в четвертьфинал, в следующий уик-энд и постараемся снова выиграть.
Зачем ворчать на нее? Или Лу пытается завязать ссору?
– Что ребята хотят на ланч? Есть холодный ростбиф, салат из тунца. Могу испечь блины. Мама прислала из Вермонта кленовый сироп.
Лу стоял к ней спиной.
– Просто приготовь нам несколько сэндвичей и, может быть, суп в термосе. Мы съедим это в дороге.
В дороге? Какой дороге? – Куда вы собрались?
– О, разве я не сказал тебе? Я решил взять Сэнди в маленькое путешествие в Джейнсвил.
– Джейнсвил? Джорджия? Это сотни миль!
– Нет. Джейнсвил, Флорида.
– Это же еще дальше!
– Я слышал, что это великолепный университетский город. Просто хочу посмотреть. Ходят разговоры о новой кафедре для меня. Место красит человека.
– За сколько вы доберетесь туда?
– Восемь, может, десять часов. Но все нормально.
У меня нет занятий в понедельник, а для Сэнди не страшно пропустить день в школе.
– Почему ты не сообщил мне раньше? Я бы уже собралась и была готова ехать.
Лу шарил по холодильнику, снова повернувшись к ней спиной.
– Ну, дело в том, Эми…
Теперь она поняла, ее не приглашали.
– Дело в чем, Лу?
– Ну, дело в том, что Сэнди и я мечтали о веселом маленьком путешествии только для нас двоих. Ты понимаешь, отец и дочь поближе узнают друг друга.
Лу, конечно, забыл, что на неделе они говорили о поездке на побережье Мериленда в рыбный ресторанчик.
– Кроме того… – ее муж оторвался от исследования. холодильника и взглянул на Эми с победной полуулыбкой абсолютной искренности, которая заставляла студенток чувствовать нечто особенное… – мы знаем, как важна тебе эта экскурсионная деятельность. Мы думаем, ты будешь рада поработать над своими комментариями без необходимости заботиться о нас.
Скрыв гордость и не показав злость, Эми начала делать бутерброды, когда в явном нетерпении Сэнди ворвалась на кухню.
– Оставь это, ма. Папа знает грандиозные места, где можно поесть.
Машина Сэнди скрылась за поворотом, Лу сидел за рулем и помахал ей на прощание. Эми лениво подумала, как они почувствуют себя, если по возвращении найдут сгоревший дом без самой мамы. Раздосадуются, без сомнения. Если бы она подожгла дом, это послужило бы им хорошим уроком. Эми постоянно читала, что восьмидесятые годы стали десятилетием под лозунгом «Я!» Наверное, она единственный человек из всех Соединенных Штатов, который не ставит на первое место собственное «я».
Но, по меньшей мере, Эми заботилась о своих волосах. Джорджина побеспокоилась об этом. После заграничного турне Эми ждало письмо, Джорджина попросила мастера по окраске из салона Видал Сассуна написать формулу красителя. «Отнеси своему парикмахеру. Если возникнут вопросы, пусть позвонят к Сассуну. Буду ужасно огорчена, если ты позволишь делу заглохнуть».
Эми не дала заглохнуть начинанию. Ее волосы ужасны, да, наверняка, ужасны, потому что она могла стоять на голове или свистеть до посинения, чтобы привлечь к себе внимание домашних, но не получила ни единого комплимента.
Она хотела бы походить на Джорджину. Такую уравновешенную. Такую уверенную. Англичанка писала ей довольно регулярно. Не письма, конечно, ничего пространного и длинного, просто короткие светские записки, набросанные на голубой тонюсенькой бумаге, так любимой Джорджиной, совершенно неразборчивым почерком, что вынуждало Эми часами расшифровывать ее письма. Когда ребенком Эми училась писать, главным критерием была ясность. Однажды, во время обсуждения с Моной почерка Джорджины, американская подруга сказала ей, что английские аристократы берут специальные уроки по письму, получая самые высокие оценки за наименьшую разборчивость почерка.
Светские письма Джорджины никогда не содержали ничего личного. Когда англичанка не подтвердила получение открытки Этуш с юга Франции, Эми задумалась, неужели после стольких лет Джорджина все еще питает слабость к Нику Элбету. Она надеялась, что упоминание о Нике расстроило Джорджину. Может, она решила никогда не выходить замуж, чтобы не рисковать обжечься вновь?
Неужели браки выходят из моды? Так пишут в журналах. После почти семнадцати лет замужества она все еще задумывалась, не совершила ли ошибку, выйдя замуж вообще, и в частности – за Лу Хамфриза? Эти мысли печалили Эми. К сожалению, их не с кем обсудить. Может быть, это кризис жизни, о котором она столько читала? Ирония состояла в том, что в поисках ответов образованная начитанная женщина должна обращаться к популярным журналам.
Ей только тридцать шесть. Но взгляд в будущее заставляет ее чувствовать себя старой, потрепанной и побежденной. Несколько недель назад она забавлялась идеей завести малыша. Ее биологические часы еще не сбиваются с хода. Эми наслаждалась первой беременностью, но поддалась убеждению Лу, что одного ребенка вполне достаточно. Это было шестнадцать лет назад, когда они переезжали с места на место. Сейчас – другое дело. Она набралась смелости и подняла этот вопрос.
– Беременность доставляет тебе большое удовольствие? Не успеешь оглянуться, как тебе исполнится сорок!
– Многие женщины рожают в тридцать семь или сорок. Я в великолепной форме. Это будет пустяк.
Не в ее силах родить ребенка, который расстроит Лу. Из-за наследства, которое перейдет к ней в сороковой день рождения.
– Тогда мы будем вольны делать, что захотим.
Мы! Слово все еще вертелось на языке. Это ее деньги, не так ли? В это мгновение прекрасного субботнего утра, сидя в доме, купленном на ее средства, предвкушая одинокий уик-энд, в то время, как муж и дочь упорхнули рука об руку даже без поцелуя на прощание, Эми была наполовину готова собрать сумку и уйти. Естественно, не поджигая дом.
Но это нехорошо. Куда она пойдет? Эми любит свой дом. Ей нравится Джорджтаун. Будучи до конца честной, нужно признать, что ей нравится быть женой и матерью. Если бы только муж и дочь чувствовали то же по отношению к ней! В одном Лу прав: сейчас есть возможность доработать комментарии по «Туру Джеки». Она начитывала на магнитофон последний абзац, когда зазвонил телефон.
– Эми, любимая? – голос, который невозможно сравнить ни с каким другим. – Это Ник.
Ник Элбет?
Хорошие манеры, как езда на велосипеде – однажды научишься, никогда не забудешь. Они и победили.
– Как мило слышать тебя! Как дела?
– Абсолютно обалденно! А как ты?
– Прекрасно, – даже, если бы Эми умирала от чумы, все равно нужно сказать «прекрасно», и задать следующий вопрос: – А как твоя жена?
– Великолепно, как всегда. А твой муж? Лу, не так ли, и тот восхитительный ребенок?
– У них тоже все великолепно.
– Ну, тогда… Я думал, что мог бы зайти с бутылочкой шампанского, как извинение за бегство от вас в Монте-Карло. Вы, должно быть, расстроились, когда не нашли нас в гавани.
Эми решила солгать.
– Дело в том, что это нам надо извиняться перед тобой. Что-то случилось, и мы так и не приехали в порт.
Смех Ника сказал ей, что он не верит.
– Ну, ладно, тогда что мне делать с этим шампанским? Почему бы, все-таки, не выпить его?
Снова хорошие манеры.
– Будет очень приятно снова встретиться с твоей женой.
Недоверчивый смех заставил рассмеяться и Эми. Роксана не оставила сомнений в своем презрении к американцам. Не очень-то хочется видеть ее снова.
– Честно говоря, я сам по себе. Роксана и ее отец уехали к друзьям в Вирджинию. Охота на лис в этот день и в этом веке!
– Отвратительные люди преследуют несъедобных животных, как говорил Оскар Уальд.
– Браво. Леди хорошо начитана. Когда мне зайти?
Первый раз она почувствовала себя абсолютно безрассудной и свободной от ответственности. За какой срок? За годы? С тех пор, как вышла замуж? С того лета в Лондоне? Никакой домашней работы. Никакой готовки. Никакого желания убрать комнату Сэнди или вымыть холодильник.
– А что, если прямо сейчас?
Эми подождет до его прихода, чтобы сказать об отъезде мужа и дочери. Тогда, вообще, не надо говорить ему ни о чем. Пора поумнеть хоть сейчас и придумать что-нибудь получше для numera una.
type="note" l:href="#n_30">[30]
Она достала соленые фисташки, маслины, открыла баночку копченых устриц и расставила закуску на своем любимом китайском подносе. В одном правы журналы: хорошая хозяйка всегда имеет в запасе какой-нибудь деликатес для неожиданных гостей.
В честь такого случая Эми переоделась, вплоть до нижнего белья, вдруг пожалев, что у нее нет черного кружевного пояса для чулок и бюстгальтера покроя «Анжелика». Почему журналы не советуют хозяйкам иметь в запасе комплект сексуального белья для неожиданных гостей? Может, они так и делают, а она не замечала. Эми никогда не пользовалась парфюмерией, пришлось покопаться на туалетном столике Сэнди и найти ароматический крем, который дочь описывала как «декадентский». «Ма, он сводит парней с ума».
Когда раздался звонок, Эми выглянула из окна второго этажа, чтобы незаметно посмотреть на Ника. Она была рада двум вещам: что только вчера посетила салон красоты и покрасила волосы по формуле Джорджины и никогда до сих пор не решилась изменить мужу.
– Птенчик, – позвал ее Ник.
Птенец готов вылететь из гнезда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовный квадрат - Кроуфорд Клаудиа



А проделжение есть?
Любовный квадрат - Кроуфорд КлаудиаСинди
18.11.2012, 11.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100