Читать онлайн Вечная любовь, автора - Кросс Чарлин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вечная любовь - Кросс Чарлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вечная любовь - Кросс Чарлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вечная любовь - Кросс Чарлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кросс Чарлин

Вечная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Уже стемнело, когда Алана добралась наконец до уэльсских укреплений, прошла через отделанные полосами металла ворота, получив разрешение дальних своих родственников.
Она замерзла, промокла насквозь, едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться. И едва ли не больше всего боялась тех вопросов, которые при встрече непременно задаст ей Рис.
Алана шла под дождем знакомой дорожкой мимо конических строений. Костры, на которых готовили пищу и которые обыкновенно пылали возле каждой хижины, сейчас были затушены.
Ноги Аланы разъезжались на размокшей земле, а дом дяди с каждым шагом становился ближе. Все мысли ее были заняты Пэкстоном.
Он побежал за ней, он кричал, звал ее по имени. Не откликаясь на его зов, она продолжала бежать по лесу. А что если Пэкстон до сих пор все еще бродит по лесу, надеясь отыскать ее? Или, может, как только полил дождь, он вернулся в замок, понимая, что иначе очень скоро реку нельзя будет преодолеть?
Не желая ему зла, Алана надеялась, что он сумел переправиться на другой берег. Ей бы не хотелось, чтобы он в такой сильный дождь заблудился в лесу.
Успокаивая себя, Алана надеялась, что Пэкстон сумел добраться до замка и что разбухшая от дождя река в ближайшие дни окажется непреодолимой преградой. А значит, Пэкстон не сможет переправиться еще раз на этот берег.
А через несколько дней Алана рассчитывала быть далеко отсюда, на севере, может, даже в Англези, где никакой Пэкстон не сумеет ее найти.
Прямо перед Аланой вырос дом дяди. Она ускорила шаги, желая поскорее оказаться в безопасности. Нырнув под низкую соломенную крышу, нависавшую над самой дверью, она постучала и уже протянула было руку к дверной петле, но в этот момент дверь резко распахнулась.
— Алана?
Дилан уставился на нее такими глазами, как если бы перед ним вдруг возникло привидение.
— Да, это я, — ответила она, желая сейчас же броситься ему на грудь и выплакать все скопившееся в душе горе. Однако Алана подавила в себе это желание. — Мне можно войти?
— О, прости. — Он отступил чуть в сторону, сделав приглашающий жест войти. И как только она перешагнула порог, он тотчас же заключил ее в объятия. И сразу же отстранился. — Господи, Алана, да ты насквозь промокла. Давай-ка снимай с себя мокрую одежду.
Алана прошла вслед за Диланом внутрь хижины. На предназначенном для огня возвышении тлели яркие угли. Свежий, приятно пахнущий тростник был разбросан по грязному полу.
Обстановка хижины не отличалась изяществом: тут находились несколько грубо сколоченных скамеек и стульев, стол для приготовления пищи, ящики для хранения припасов, а также четыре соломенных тюфяка, покрытых домоткаными покрывалами.
Копья, пики, дротики и большие военные луки с натянутой тетивой были аккуратно сложены возле одной стены. Судя по внутреннему убранству, можно было сказать, что тут проживают одни лишь мужчины. Но, тем не менее, здесь было тепло и даже уютно.
— Где отец и остальные братья? — спросила она, не увидев никого, кроме Дилана.
— Рис тут по соседству, в гостях, — полуобернувшись, сообщил он. — Карадог отправился с ним. А Мередидд где-то в лесу.
Вытащив из сундука кусок материи, он вернулся к Алане и стал вытирать ее волосы.
— Как это ты умудрилась прийти сюда? — поинтересовался он. — И что твой нормандец? Не выследил тебя? Или тебе удалось удрать от него?
Скрытое сейчас от взгляда Дилана лицо ее застыло. Дилан как всегда шутил, но на этот раз его шутка была близка к истине, и это напугало Алану.
Ей сейчас было стыдно, что она вышла замуж за Пэкстона. Рис взбесится, когда узнает. Но как сможет она сейчас вразумительно объяснить, почему ей необходимо скрыться в Англези, не рассказав о том, что произошло?
Вряд ли она сможет.
Вытерев ее волосы, Дилан посмотрел на Алану.
— Ну? Ответишь или нет?
— Ты отчасти прав, — наконец вымолвила она. Дилан опять улыбнулся.
— Так что же он сделал, что тебе пришлось в такой дождь пуститься в бега?
— Когда я оставила замок, еще никакого дождя и в помине не было. — Она огляделась по сторонам. — Может, ты позволишь мне сбросить мокрую одежду и предложишь что-нибудь сухое?
— О, прости ради Бога! — Передав ей полотенце, он пошел к другому сундуку. — Карадог примерно твоего роста, но его одежду я тебе не предлагаю. Он у нас такой грязнуля.
Закусив нижнюю губу, Алана следила за тем, как Дилан копается в одежде. И вновь она задумалась над тем, что все-таки скажет. С грохотом захлопнув крышку сундука, Дилан вернулся с вещами.
— Вот…— сказал он, на ходу расправляя найденные тунику и штаны. Подойдя вплотную к Алане, он приложил к ней тунику. — Длинная. Штаны, пожалуй, тебе и вовсе не понадобятся. — Отдав ей тунику, он швырнул штаны на сундук.
— Хотя бы из соображений приличия мне и штаны неплохо бы надеть.
Дилан скрестил руки на груди и демонстративно отвернулся.
— И вовсе дело не в том, кузина, что я никогда не видел твоих голых ножек. Если помнишь, ведь именно я учил когда-то тебя плавать. И мы тогда были совсем без одежды.
— Да, но если ты помнишь, — сказала Алана, — мне тогда было восемь лет, а тебе десять. С тех пор многое изменилось.
— Конечно. Ты изменилась к лучшему.
Она сняла мокрую одежду, башмаки и носки. Как следует растерев полотенцем тело, Алана натянула брюки, предварительно подвернув каждую штанину.
— Ну что? — услышала она голос Дилана. — Так что же произошло? Отчего тебе пришлось убежать от него?
— Почему тебе не приходит в голову, что я, возможно, бежала не от чего-то, а бежала к чему-то, — сказала она, просунув голову в вырез туники.
— Это вряд ли, кузина. Ты ведь здесь скорее всего потому, что тебя что-то испугало. Расскажи мне, что именно.
Алана взяла в руки свои промокшие башмаки и сырую одежду. Она представления не имела, как ответить на его вопрос и вообще как начать разговор о случившемся.
— Я просто пришла к вам в гости.
Дилан обернулся к ней, все еще держа руки скрещенными на груди. Он внимательно посмотрел Алане в глаза.
— В гости, говоришь? — Он покачал головой. — Алана, до сих пор я был чрезвычайно терпелив, никогда на тебя не давил. Думал, что ты сама расскажешь, почему прибежала сюда. Поверь, я отнюдь не круглый дурак. Ты ни за что не отправилась бы в лес ночью в такой дождь, если бы не веская причина. Так что же этот нормандец сделал тебе, вынудив сбежать из замка?
Дилан слишком хорошо знал кузину, да и Алане стало ясно, что его не проведешь.
— Я все тебе объясню, но сначала ты должен пообещать, что не расскажешь своему отцу, братьям и вообще никому о том, что узнаешь сейчас.
Его брови сошлись на переносице. Дилан кивнул. С мрачным выражением лица он взял ее за подбородок и при свете свечи внимательно посмотрел в глаза. Лицо Дилана стало свирепым.
— Боже праведный, Алана! Да у тебя кровь на лице! Он что, избил тебя? Но почему? О, проклятье! Полагаю, он не…
— Нет, — оборвала она кузена, поняв, что пришло ему в голову. — Не совсем так.
— Что это значит «не совсем так»? Одно из двух: или он тебя изнасиловал, или нет. Ну, так что же?
— Поклянись, что ты никому не расскажешь.
— Никаких клятв я давать тебе не намерен. Если только этот подонок что-нибудь сделал тебе, твои родственники имеют полное право отомстить. И тогда я собственноручно прирежу этого скота!
Алана ухватила руку Дилана, потянувшуюся было к оружию.
— Дилан, он вовсе не бил меня. Эти царапины, что ты заметил, — это я сама, случайно… Ну и, разумеется, никогда он меня не насиловал. — Она поглубже вдохнула воздух, собралась с духом и выпалила: — Дилан, дело в том, что он мой муж.
Дилан удивленно посмотрел на нее.
— Так ты вышла за него?
— Да. А теперь обещай, что никому не расскажешь.
— Не расскажу, если ты все мне сама расскажешь, от начала до конца. Тогда не расскажу, — пообещал он. — Но что заставило тебя выйти за него замуж?
— Нужно было, Дилан. Пэкстон грозил, что, если я не соглашусь, он пойдет на вас войной. А кроме того, король Генрих приказал ему жениться на мне. Впрочем, как бы то ни было, мы поженились, и теперь с этим ничего не поделаешь.
— А почему тогда ты убежала?
— А вот об этом я не могу тебе рассказать. Это совсем личное. Но после того как я убежала, не исключено, что Пэкстон со своими людьми отправится сюда я все тут уничтожит. Он знает, сколько тут всего человек. Со своим рыцарями и вооруженными всадниками он окажется сильнее всех вас. Дилан презрительно хмыкнул.
— Если понадобится, мы сможем уже к завтрашнему утру собрать впятеро больше людей, чем у нормандцев. И все эти люди будут готовы сразиться с ними. Наши соседи будут только рады выступить против нормандцев, которые посмели напасть на нас. Нам придется всего лишь послать к соседям своих гонцов. Так что если ты вышла за него, лишь только чтобы защитить нас, то сделала это напрасно.
— Неужели вы можете собрать столько людей, чтобы дать отпор Генриху и всем его рыцарям? — спросила она.
— Вполне можем попробовать. Не исключено, что это нам удастся. Овэйн Гвинедд будет счастлив выступить вместе с нами против английского короля.
— Боюсь, Дилан, что все эти войны и смерти окажутся напрасными. В один прекрасный день, желаем мы того или нет, нам придется принять нового правителя и его власть.
— Если даже такое и произойдет, Алана, то произойдет очень и очень нескоро. Ты же знаешь, что уэльсцы скорее умрут, чем согласятся покориться. Мы не намерены отдавать нашу землю завоевателям. Мы не примем нового правителя. — Он сделал паузу и посмотрел на Алану. — Не пойму, почему ты изменилась? Прежде ты думала иначе. Гилберту не удалось сломать тебя и заставить полностью ему подчиниться. Но стоило только появиться этому новому нормандцу, как ты тотчас же сникла. Он что же, сумел заморочить тебе голову? Или, может, ты влюбилась в него?
— Нет, — сказала Алана, — все мои симпатии безраздельно принадлежат моему народу. А если я, как ты выразился, и сникла, то лишь потому, что очень испугалась за всех вас.
— А чего было пугаться-то? — поинтересовался он.
— Испугалась, что могу когда-нибудь всех вас потерять: тебя, отца, братьев, вообще всех родственников.
Дилан прищелкнул языком.
— Чего ж тут бояться. Так мир устроен. Каждый рано или поздно должен умереть.
— Но я говорю не об этом. И ты отлично понимаешь, — резко оборвала его Алана. — Если дело дойдет до мести и войны, ты умрешь не в свой срок, а гораздо раньше.
— А что же, по-твоему, мы должны делать? Сидеть сложа руки и терпеть иноземцев?
— Нет. — Алана покачала головой. — Я вовсе не призываю к этому. Но что касается наших возможностей одолеть захватчиков, то если бы я верила в подобную возможность, никогда не вышла бы за Гилберта, не поставила бы под удар собственную репутацию. Ведь как только я за него вышла, меня тут же стали называть предательницей.
— Рис давно уже простил тебя за то, что в свое время ты его не послушалась. Он понял, что ты вышла за Гилберта Фитц Уильяма просто для того, чтобы сохранить наследство. Но я знаю, что ты сделала это, еще и надеясь таким образом восстановить на этой земле мир. Впрочем, судьба все расставила во своим местам. Точнее говоря, до недавнего времени все было расставлено по местам. Кстати, когда же ты вышла за этого подонка?
— Сегодня утром.
Дилан посмотрел на мокрую одежду, которую Алана сжимала в руках.
Внезапно он громко расхохотался.
— Стало быть, женишку придется теперь спать в одиночестве? Так получается? Неужели именно поэтому ты и сбежала? Признайся, что побоялась близости с ним и сбежала?
Вспоминая сейчас, как восхитительно ей было с Пзк-стоном, она почувствовала, что тлевшее все это время пламя разгорается с новой силой. Все тело Аланы, казалось, снова охватил сильный жар. Она томилась без того мужчины, от которого сама ушла. Отвратителен ли он ей? Нет. Пэкстон вовсе не вызвал у нее подобного чувства.
Дилан взял из рук Аланы мокрую одежду и разложил ее сушиться на столе. Башмаки бросил на солому себе под ноги.
— Хочу тебя кое о чем предупредить, — сказал он.
— О чем? — спросила Алана, чувствуя, что вся горит.
— Понимаешь, Рис считает, что ты должна выйти за одного из нас. Когда вы встрететесь, я уверен, он попытается завести с тобой разговор на эту тему. А теперь получается, что тема эта закрыта.
Сказанное Алану ничуть не удивило. В Уэльсе очень часто заключались браки между близкими родственниками: дядя и его племянница, кузен и кузина. И хотя церковь говорила, что подобные браки кровосмесительны и потому греховны, уэльсцы на подобные высказывания привыкли не обращать внимания. И практика эта насчитывала уже многие столетия. Алана была уверена, что если внешние обстоятельства не заставят ее соплеменников пересмотреть свои взгляды, так оно и будет продолжаться без конца.
Дилан подошел еще на шаг.
— Будь ты сейчас свободной, я бы женился на тебе. Хотя любовь, что всегда существовала между нами, может быть, и не настоящая любовь.
В этом Дилан был совершенно прав. Алана всегда с глубокой симпатией относилась к Дилану, но никогда не смогла бы даже представить себя с ним в одной постели. Такое же чувство было и у Дилана к кузине.
— Так что же говорить Рису, когда он начнет расспрашивать меня?
— А ничего. Только старайся быть всегда настороже: ведь если ты надумаешь остаться тут на длительное время, он постоянно будет возвращаться к этой теме. Может, мы с тобой сумеем сделать вид, что живем вместе. Это ему будет успокоением. А через год я разойдусь с тобой и заплачу положенную сумму за беспокойство.
То, что сейчас предлагал Дилан, было расхожей практикой среди уэльсцев. Семья получала аванс за будущие услуги девушки, затем пара начинала вместе жить; как правило, это продолжалось около года, и за это время молодые люди смотрели, подходят ли они друг другу, смогут ли дать друг другу клятву. Если отношения не складывались, то жених просто возвращал невесту в ее семью и платил за причиненные хлопоты.
— А как же мы будем делать вид, что живем вместе, если в одной хижине придется жить впятером? — спросила Алана. — Твой отец сразу все поймет.
— Ты хочешь сказать, поймет, потому что ночью мы не будем заниматься любовью, так?
Алана бросила на него быстрый взгляд.
— Ты и так все отлично понял. Дилан прищелкнул языком.
— Знаешь, Алана, если бы ты вышла замуж за кого-нибудь из соплеменников, ты сейчас не испытывала бы такого неприятного чувства. В отличие от нормандцев мы, уэльсцы, хорошо знаем, как обращаться с женщиной.
Алана не была уверена, что ей было бы с кем-нибудь лучше, чем с Пэкстоном.
— Как бы там ни было, но твой план едва ли сработает. Рис все равно догадается.
— Ни о чем он не догадается, если я построю для нас отдельную хижину. Надеюсь, отец не будет выстаивать по ночам, прислонив ухо к двери. — Дилан пожал плечами. — Впрочем, я всего лишь тебе предложил. Принять или отвергнуть предложение — это твое личное дело.
— Спасибо за заботу, только я не думаю, чтобы Рис очень уж долго приставал ко мне со всем этим. Тем более я не намерена долго здесь оставаться.
Дилан очень удивился:
— И куда же ты намерена двинуться? Надеюсь, к нему не вернешься?
— Нет. Туда я не могу.
— Тогда куда же?
— В Англези. Ты поможешь мне добраться туда? А если нет, мне придется отправиться одной.
Дилан смотрел на нее, что-то прикидывая в уме.
— Тебе, я вижу, очень хочется скрыться от него? Так, что ты готова и жизнью рисковать. Почему?
Алана не выдержала взгляда Дилана, отвела глаза.
— Я же сказала, что это очень личное.
— Личное? — переспросил Дилан. — Нет, Алана, ответ явно написан у тебя на лице. Ты убегаешь из своего дома, оставляешь своих соплеменников, все, что тебе дорого в этой жизни, потому что влюблена в этого нормандца. Так ведь, правда?
Алана не успела подтвердить или оспорить слова Дилана. В это самое мгновение дверь резко распахнулась. В хижину ворвались одновременно ветер, дождь и Рис, за которым вошел Карадог.
Дядя Аланы остановился как вкопанный. Чуть наклонив голову, он уставился на нее.
— Ты ли, племянница? — спросил он, как будто не вполне доверяя собственным глазам. Затем звонко рассмеялся и протянул к ней руки: — Святой Давид! Это ведь и вправду ты!
Рис заключил Алану в объятия, так что она едва не задохнулась. Вспомнив наконец, что он совершенно мокрый, Рис отпрянул, удерживая Алану за плечи.
— Глазам своим не верю! Вот уж не чаял тебя когда-нибудь увидеть!
Алана улыбнулась. Дядя был очень похож на Дила-на — все еще сильный и симпатичный. Однако Алана знала, что первое восторженное настроение у него скоро пройдет, и понимала, что скоро неизбежно посыплются вопросы. Она уже подготовила себя к этому.
— Но что ты тут делаешь? Может, нормандец сделал так, что тебе пришлось убежать? — Он так же, как и Дилан, взял ее за подбородок. — У тебя лицо поцарапано. Уж не наказывал ли он тебя, а? О Боже, если он вдруг…
Желая, чтобы Рис замолчал, Алана приложила палец к его губам.
— Я пришла просто навестить вас, но если вы намерены изводить меня вопросами, то я уйду. Он вовсе меня не наказывал.
— Что ж, племянница, я готов пойти тебе навстречу. Но все равно мы с тобой должны будем поговорить, и чем раньше, тем лучше. — Он оглядел свою одежду. — Пожалуй, мне следует переодеться в сухое.
Но Рис не успел сделать и шага, как входная дверь раскрылась. На сей раз вошел Мередидц.
— А, это ты, Алана, — с порога приветствовал он ее. Затем посмотрел на Риса. — Отец, мне нужно поговорить с тобой.
Кузен и дядя отошли к стене. Алана видела, как Мередидц склонился к самому уху Риса и принялся ему что-то нашептывать. Рис нахмурился, затем согласно кивнул, после чего отец и сын занялись своими делами.
— У нас есть дело, Алана. Мы скоро вернемся. Карадог побудет с тобой, чтобы ты не скучала. — И, обернувшись к старшему сыну, он распорядился: — Дилан, пойдем с нами.
Недоумевая, что за дело заставляет мужчин выходить на столь сильный дождь, Алана задумчиво уставилась на захлопнувшуюся дверь.
Пэкстон сидел на полу хижины, которая использовалась под склад припасов. Трое мужчин охраняли его.
Совсем недавно, с завязанными за спиной руками, его втолкнули в ворота и поволокли по грязной дорожке, затем он оказался в небольшой хибарке.
Его ноги крепко связали. Затем сильным ударом Пэкстон был сбит на пол. Он приподнялся на колени и уселся, упершись спиной и затылком в бочонок.
Все эти неприятности он устроил себе сам. Пэкстон пошел сюда осознанно, понимая, что, скорее всего Алана попытается убежать к дяде в укрепленный поселок.
Один, без оружия, Пэкстон отправился на поиски, хотя куда лучше было бы ему вернуться в крепость, собрать людей, вместе преодолеть стену укрепленного селения и забрать жену. Правда, тут было одно существенное «но»: все это можно было бы осуществить, если бы ему удалось переправиться через реку туда и обратно.
Вместо того чтобы принять разумное решение, он как дурак продолжал двигаться туда, где, по его представлению, могла быть Алана. Гнев увлекал Пэкстона, и к его гневу примешивалось также недоумение: почему Алана решилась сбежать от него?
И вот теперь он сидел со всех сторон окруженный врагами. Пэкстона занимал сейчас вопрос: придется ли ему увидеть рассвет следующего дня?
Открылась дверь, и в хибарку вошли трое мужчин, в том числе тот, который взял Пэкстона в плен.
Старший из них обернулся к своему соседу:
— Это и есть он?
Отступив, чтобы на лицо Пэкстона падал свет свечи, молодой человек внимательно посмотрел и наконец сказал:
— Да. Это и есть Пэкстон де Бомон.
— Ну что ж…— ухмыльнулся старший из мужчин. — Добро пожаловать в мою берлогу, нормандец.
— Мне доводилось слышать и более вежливые приглашения, — ответил Пэкстон, искренне недоумевая, откуда молодой человек мог знать его в лицо.
Старший прищелкнул языком.
— Поверь, это самое вежливое из того, что тебе еще доведется тут услышать. Вообще-то твои дела плохи.
Это Пэкстон отлично понимал и сам. Сощурившись, он уставился на своего противника.
— У нас очень неравные шансы, сэр, и дело не только в вашем численном превосходстве. Вы, например, знаете мое имя, тогда как я вашего не знаю.
— Рис-ап-Тевдвр, — произнес он. — А это мои сыновья, Дилан и Мередидд. — Произнося их имена, Рис похлопал каждого по плечу. — Ну, а теперь, когда с любезностями покончено, скажи-ка мне, что ты делал там, в лесу?
— Прогуливался, что же еще? — ответил Пэкстон. — Но, к сожалению, заблудился.
— Да уж, об этой оплошности тебе скоро придется ох как пожалеть, — заметил Рис. — Вернее, такой оплошности тебе более не допустить уже никогда.
— Хочешь прикончить его прямо сейчас? — негромко спросил Мередидд. — Если да, то, поскольку я его захватил в плен, мне это и выполнять.
— Нет, — также вполголоса ответил ему Рис. — Если убьем его прямо здесь, то Алана может что-то заподозрить. Ведь придется относить его в лес — тут ведь труп не оставишь. Так что давай подождем, но сделаем так, чтобы жизнь ему медом не казалась. Ты, Мередидд, не дергайся без нужды. Еще сможешь его прикончить, это я тебе обещаю.
Пэкстон как ни напрягал слух, чтобы уловить суть разговора, только и смог понять, что ему уготовано небо в алмазах и что этот самый Мередидд в конечном итоге и должен убить его.
«Да, не слишком-то весело», — подумал Пэкстон, выругав себя за то, что действовал столь опрометчиво. И еще он подумал об Алане: сумела ли она добраться сюда живой и невредимой или же все еще плутает по ночному лесу, замерзшая и промокшая? Может, ей даже угрожает опасность?
Рис оставил сыновей и по глиняному полу направился к Пэкстону. Встав напротив пленника, он взглянул на своего врага:
— Моя племянница утверждает, что ты не причинил ей никакого зла, но я подозреваю, что она может многого и недоговаривать. И все-таки знай, нормандец, что твое пребывание здесь будет кратким и чрезвычайно неприятным для тебя. Можешь хоть сейчас молиться, потому как скоро тебе предстоит умереть.
Глаза Риса пылали гневом. Хорошенько размахнувшись, он вдруг врезал боковым ударом Пэкстону в лицо. От удара голова Пэкстона сильно качнулась в сторону. Почувствовав во рту вкус крови, он исподлобья взглянул на дядю Аланы.
— Это, — объявил Рис, — тебе за страдания моей племянницы. И это лишь задаток, нормандец, потому как полный с тобою расчет еще впереди.
У Пэкстона мелко дрожала челюсть. Все внимание он сосредоточил сейчас на мужчине, который направился к выходу. Покидая хибару, мужчина обратился к стражникам:
— Снять с него всю одежду, обувь, хорошенько связать и так оставить на ночь. Когда сделаете все это, не забудьте хорошенько запереть дверь. А с первыми лучами солнца мы с ним разберемся.
С этими словами Рис и двое его сыновей покинули хибару.
Очень скоро Пэкстон был раздет и брошен на пол со связанными руками и ногами. Вокруг застыла непроницаемая темнота.
Сырость и холод скоро пробрали Пэкстона буквально до костей. Единственным теплым местом было сердце, особенно когда он думал об Алане и о том блаженстве, которое довелось им испытать.
Но и это тепло потихоньку истаивало, по мере того как он задумывался над причинами, вынудившими Алану сбежать от него.
Лежа на холодной земле в кромешной тьме, он чувствовал себя заживо погребенным. Мысли начинали понемногу путаться.
Алане вытащила его из замка, вынудила переправиться через реку и завела в лесную глушь.
На поляне они занимались любовью, и это было восхитительно, совсем как в прекрасном сне.
Однако затем она ринулась от него, вынуждая его преследовать ее, подводя все ближе и ближе к укрепленному поселку уэльсцев.
Неужели таков был ее замысел с самого начала? Неужели она и вправду рассчитывала, что его захватят в плен те, кто ненавидет его лишь только потому, что он — нормандец?
Он вынудил Алану выйти замуж, угрожая в противном случае расправиться с ее родственниками. И то, что сейчас оказался пленником Риса, казалось крайним выражением мести.
Гилберт.
Его друг и он сам — оба они желали эту женщину, оба женились на ней.
Алана.
Возможно ли, что она одинаково предала их?
Смерть.
Подобно Гилберту, он также вскоре уснет вечным сном.
Пэкстон был склонен верить, что происшедшее с ним — результат того, что он поверил Алане.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вечная любовь - Кросс Чарлин



Мне очень понравилась эта книжка!!!
Вечная любовь - Кросс ЧарлинАришка
6.01.2012, 18.09





Суперская книга. второй любовный роман, который я прочитала. Первый был " Поющие в терновнике".
Вечная любовь - Кросс Чарлинелешка
24.07.2013, 13.08





Роман очень понравился, но на мой взгляд, немного затянут. Странно, что мало отзывов. Читать!
Вечная любовь - Кросс ЧарлинЮля
3.11.2014, 22.15





роман хороший. но гг- иногда бывает безрассудной.читайте 9 балов.
Вечная любовь - Кросс Чарлинтату
7.10.2015, 16.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100