Читать онлайн Неограненный алмаз, автора - Крисуэлл Милли, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крисуэлл Милли

Неограненный алмаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Если человек не имел возможности украсть, это еще не значит, что он честен.
От порыва ветра громко хлопнула входная дверь, и Пруденс, вздрогнув, пролила на стол молоко.
– Растяпа! – обругала она себя и подумала, что после беспокойной ночи чувствует себя совершенно невыспавшейся. Повернувшись к двери, она увидела того, кто расстроил ее сон.
– Доброе утро, мэм, – приветливо произнес Брок. – Вы рано встаете.
Глаза Пруденс сузились. Она не любила, когда люди тратили время на констатацию очевидных вещей – рассвет еще не наступил.
Улыбаясь, ковбой протянул ей одолженное одеяло.
– Спасибо за заботу. Я спал, как гусеница в коконе.
Он снял шляпу, и его волосы в свете керосиновой лампы заблестели, как обсидиан. Шляпу и куртку Брок повесил на крючок у двери. Кухню заполнил запах мыла для бритья.
– Я... я рада, что вам было удобно, мистер... – И, остановившись на полуслове, она бросила одеяло на стул. Не стоит быть с этим человеком слишком любезной. Это всего лишь наемный работник.
Но он смотрел на нее с каким-то непонятным удивлением, и Пруденс сообразила, что ее застали неготовой к приему гостей – с заспанным лицом и спутанными волосами. Она тут же сильнее запахнула халат.
Однако Брок думал иначе. Через мягкую ткань халата угадывалась античная статуя с классическими пропорциями, а спутанные волосы наводили на совсем уж непристойные мысли...
– Вам нужно что-нибудь еще? – произнесла Пруденс, всем своим видом показывая Броку, что ему пора удалиться. Ее беспокоило то, как он смотрел на ее босые ноги. Не стоило оставаться с ним наедине в этот ранний час, когда все обитательницы дома еще досматривали сны. Полковник Карстерс, хотя и находился неподалеку, был еще не в состоянии оказать какую-либо помощь.
Не дожидаясь ответа, она сделала шаг в сторону и... угодила большим пальцем ноги в ножку стула.
– О черт! – воскликнула она, садясь на стул; в глазах блеснули слезы.
– Что случилось? – с тревогой в голосе спросил Брок. – Дайте взглянуть. – Он наклонился и взял ее за ступню – удивительно маленькую и изящную.
– Мистер Питерс, уберите руки! – потребовала она, но он, не ответив, начал массировать ее палец. Она подумала, что боль проходит и что эти прикосновения очень приятны... и вырвала ногу.
– Я всегда так делаю, когда лошадь ушибет ногу, мэм, – объяснил он ей свое поведение и добавил: – Благодарить меня не нужно.
Он повернулся к плите, чтобы налить себе кофе, и Пруденс немедленно воспользовалась этим, чтобы выскользнуть из кухни.
Обернувшись, Брок удивленно уставился на пустой стул. Его первое впечатление об этой женщине было ошибочным. Столь жесткая и решительная на вид, она оказалась на удивление ранимой и уязвимой при более близком знакомстве.
Ворвавшись в свою комнату, Пруденс направилась прямо к умывальнику. Холодная вода помогла ей прийти в себя после пережитой сцены.
Нет, он вовсе не джентльмен, заключила она. Хватать ее ногу, как лошадиное копыто... Она вспомнила его прикосновение, и ее сердце снова забилось чаще.
Нет, это она не леди. Ни одна леди не испытывает таких ощущений... по крайней мере не желает о них вспоминать. Что же с ней происходит, черт побери?!
Она встретила Брока Питерса, вот что!
И Пруденс обрушила на него безмолвные проклятия – за то, что он напомнил ей о ее женской природе.
Ни к чему хорошему это не приведет. Когда Клэр рассказывала ей свою историю, то начала именно с того, как позволила Билли Престону дать ей испытать незнакомые ощущения. И, забывшись, дала ему слишком много воли. И что она имела в итоге? Беременность, и ничего больше.
И потому ни один мужчина, как бы ни был он приятен на вид и как бы ни были обворожительны его манеры, не добьется от нее ни малейшего проявления слабости, поклялась себе Пруденс.


К тому времени как, приведя себя в порядок и переодевшись, Пруденс вернулась на кухню, там собрались уже все работники ранчо. Ханна, склонившись над плитой, жарила лепешки. Тонкий аромат кофе и запах бекона заставили Пруденс сглотнуть слюну.
– Доброе утро, мисс Пру, – почти хором приветствовали ее сидящие за столом. Все, кроме Брока, который произнес:
– Ну, Рыжая, как палец?
От такой фамильярности глаза у всех стали круглыми, но Пруденс проигнорировала всеобщее удивление.
– Доброе утро, джентльмены, – ответила она, подходя к столу.
Брок подвинул ей стул, но она прошла мимо и села рядом с Уиллом. Это тоже вызвало недоумение; ковбои стали перешептываться.
Не показав, что он уязвлен подобным пренебрежением, Брок повернулся к Шорти:
– Нам нужно ждать и других дам?
– Нет, – ответил Слим Роббинс. – Они будут завтракать позднее, после нас. Верно, мисс Пру?
Речь у этого долговязого, нескладного ковбоя была такой же медленной, как и его движения, но Пруденс ценила в нем честность и добродушие. Своей бесхитростностью он напоминал ребенка, и ей всегда доставляло удовольствие с ним беседовать.
– Верно, мистер Роббинс, – ответила она. – Дамы будут завтракать, когда вы приступите к работе. – Она повернулась к Броку: – Только в воскресенье на обед мы собираемся все вместе. Такой распорядок введен по желанию дам.
В последнем замечании Брок усомнился. Из того, что он здесь уже увидел, можно было сделать вывод, что женщины отнюдь не воспротивились бы небольшому мужскому обществу. Это правило, видимо, еще одно из суровых ограничений этой молодой, но старой девы.
– Сегодня нам придется заняться установкой ограды вдоль южного пастбища, мисс Пру, – сообщил Шорти и на мгновение смолк, чтобы отхлебнуть кофе. – Когда мы протянем колючую проволоку вокруг всего пастбища, мы перестанем терять скот.
Пруденс кивнула. Долгие годы их ранчо не было огорожено, но в последнее время скот стал таинственным образом пропадать. Изобретение Глиддена – колючая изгородь – было очень кстати.
– Мистеру Моргану, похоже, наше намерение совсем не понравилось, мистер Дженкинс, – заметила Пруденс.
При упоминании о Моргане Брок немедленно навострил уши.
– Не сомневаюсь в этом, мэм. Джекоб долгое время не имел с нами огороженной границы. Ваш отец никогда не позволял скоту Моргана пастись на наших землях. А в плохие годы нам не хватало травы и для своего скота.
– Наверное, Джекоб... – Заметив, как удивленно дрогнули брови Брока, Пруденс поспешила поправиться: – То есть мистер Морган... имел какие-то причины нарушить границы наших владений.
Шорти поднялся и отставил стул.
– Я тоже так думаю, мэм. Очень серьезные причины.
За ним поднялись и остальные работники. Оставшись одна, Пруденс в недоумении стала размышлять, что именно имел в виду Шорти. Она пришла в еще большее замешательство, когда Ханна, до того не проронившая ни звука, вдруг высказалась:
– Вам следует подумать, что вы делаете. Мы не можем не видеть того, что у нас прямо перед глазами.
– О чем это вы?
Но Ханна только пожала плечами и, отвернувшись от Пруденс, приступила к приготовлению лепешек для следующей партии едоков. Пруденс не знала, что и подумать.


– Часть ограды вырезана, мистер Питерс, – изумился Уилл.
Спрыгнув с лошади, Брок внимательно осмотрел место, где проволочная ограда обрывалась. Ну и ну! Похоже, здесь идет война за территорию. Он и не предполагал ничего подобного, когда брался за это дело.
Молодой Уилл попытался спрыгнуть так же молодцевато, но лошадь шарахнулась, и он растянулся на земле.
– В следующий раз я сделаю это лучше, мистер Питерс, – смущенно пробормотал он, отряхивая куртку. – Я еще мало ездил верхом.
Но хмурый вид Брока объяснялся не этим.
– Уилл, садись на лошадь и привези сюда Шорти. Скажи ему, что надо починить в этом месте изгородь.
Он проследил взглядом, как паренек забирается в седло, и недовольно покачал головой:
– Лошадь должна чувствовать, что ты хозяин. Тогда будешь спокойно и садиться, и слезать. Не натягивай вожжи сильно – так ездят только женщины. Вот теперь лучше, – похвалил он, когда поводья провисли. – Все, что нужно лошади – это легонько ее шлепнуть, чтобы дать понять, куда ты направляешься.
«Этой дорогой, папа? « – вспомнил Брок голос мальчика с такими же, как у матери, голубыми глазами, которого он учил когда-то держаться на лошади.
Брок отогнал щемящие воспоминания и произнес:
– А теперь отправляйся домой и сделай то, что я сказал.
Когда парень понесся прочь, Брок долго следил за ним взглядом.
– Джошуа, – чуть слышно прошептал он.


– Сюда кто-то скачет, Пруденс, – объявила Элиза, наблюдая в окно, как по дороге к дому приближаются всадники. – Похоже, мистер Морган, – промолвила она, не скрывая своего отвращения к этому имени. Впрочем, за это Пруденс вряд ли могла ее осудить.
Пруденс подошла к окну, и у нее вырвалось:
– Боже милосердный! – Она поспешно разгладила рукой платье. – Я совсем не готова к этому визиту.
– Ты выглядишь просто замечательно. Думаю, мистер Морган не заметит пятно на фартуке.
Пруденс быстро сняла этот предмет одежды и сунула его Элизе.
– Наверное, мои волосы выглядят как после урагана.
– Этот человек для тебя слишком стар, чтобы из-за него так волноваться. Ему уже за пятьдесят.
– Я вовсе не волнуюсь. Джекоб и я – просто друзья. Ты прекрасно знаешь, что меня совсем не привлекает общение с нашими соседями, но Джекоб среди них исключение. Он всегда оказывал мне помощь, когда я в этом нуждалась.
– Хм, ну тогда я буду в общей комнате, на тот случай если понадоблюсь. Я обещала Мэри поучить ее вязанию.
Замечание о Мэри напомнило Пруденс об одном загадочном факте – эта молодая женщина ни разу не упомянула про Брока, как будто того и не существовало.
Когда раздался стук в дверь, Пруденс поспешила к выходу.
– Джекоб Морган! Какой сюрприз! – воскликнула она, глядя на высокого, крепкого сложения человека в строгом черном костюме. Его внушительная фигура заполняла собою дверной проем почти полностью. На лице гостя играла дружеская улыбка.
– Добрый день, Пруденс. Ты сегодня выглядишь просто изумительно. – Искреннее восхищение в его глазах заставило ее порозоветь.
Пруденс покачала головой:
– Я выгляжу ужасно, и ты это знаешь, Джекоб. Я полировала мебель, когда увидела тебя в окно, и сейчас от меня пахнет лаком.
Он с шумом вобрал в себя воздух, и его глаза заблестели:
– Я чувствую только запах сирени. И больше ничего. – Подав руку, Джекоб помог ей сесть в кресло, сам же устроился на софе.
– Могу я предложить тебе подкрепить силы после дороги? Ханна только что приготовила прекрасное овсяное печенье.
– Нет, благодарю, – он похлопал себя по животу, – боюсь, я слишком много позволял себе в последние месяцы. Думаю, я прибавил несколько фунтов.
Пруденс отметила, что ее собеседник действительно заметно округлился. Да и седых волос у него прибавилось. Подернулись серебром и усы – возраст брал свое.
– Ты что-то хотел со мной обсудить? Обычно ты не наносишь визиты вежливости в середине недели.
– Я хочу поговорить о Дэйве Стюарте. Меня крайне удивило, что вам не удалось найти с ним общий язык. – В его голосе послышалась скорбь. – Твое ранчо слишком большое, чтобы с ним могла управиться такая хрупкая девушка, как ты. И тем более с приютом для матерей-одиночек. Это была уж совсем... мм... нелепая идея. – Он наклонился и с чувством взял ее за руку. – Ты бы могла давно избавиться от всех проблем, если бы согласилась стать моей женой.
Пруденс молча поднялась. Возвращаться к этой теме она не хотела, так же как и огорчать столь приятного человека новым отказом. А отвечать отказом ей за несколько последних лет приходилось не раз. Такой твердости было немало причин – она не хотела расставаться с независимостью, а содержание приюта для одиноких женщин считала делом своей жизни, и, как бы трудно ни было вести хозяйство, ей это нравилось. Но главной причиной было то, что она просто не любила Джекоба Моргана, несмотря на его изысканные манеры.
– Я очень польщена твоим предложением, Джекоб. Но пока принять его я не готова. К тому же у меня есть чувство ответственности за женщин, которые могут надеяться только на меня.
– Пруденс, дорогая, – с жаром заговорил Морган, – единственное, что я хочу, – это сделать тебя счастливой. Твой отец был моим другом. Я думаю, он хотел бы, чтобы я позаботился о его маленькой девочке.
Хлопнула дверь. Пруденс оглянулась – в комнату входил Брок. В его взгляде на владельца соседнего ранчо читалась враждебность. Чувствуя себя застигнутой врасплох, Пруденс поспешно освободилась от руки Джекоба.
– Брок! – воскликнула она, возвращая себе тон хозяйки. – Подойдите сюда. Познакомьтесь с нашим соседом Джекобом Морганом. – Глядя на Джекоба, она объяснила: – Брок Питерс – мой новый управляющий.
Джекоб не сразу протянул руку, и Брок тут же отметил это про себя, как и то, как презрительно скривились губы Джекоба.
– Мистер Морган, – наклонил голову Брок, – извините за то, что прервал вас. Я зайду в более удобное время.
– Не нужно, Питерс. Я уже ухожу. Пруденс и я закончили нашу... дискуссию. До встречи.
Джекоб и Пруденс поднялись. Прежде чем закрыть за собой дверь, Джекоб запечатлел на щеке Пруденс поцелуй. Под прямым взглядом Брока она почувствовала неловкость, а Брок с удивлением понял, что вид этой сцены заставляет его сжать кулаки.
Когда Морган покинул дом, Брок еще раз бросил внимательный взгляд на залитое румянцем лицо Пруденс. Трудно было понять, чем он вызван – смущением или удовольствием от встречи.
– Еще раз извините меня за то, что я помешал встрече с вашим... другом. – Последнее слово он выделил, как делала это Пруденс, говоря с ним о Мэри. Если есть возможность заплатить по счету, почему бы это не сделать?
Его удар попал в цель. Он понял это по тому, какой яростью блеснули глаза Пруденс.
– Мистер Морган и я – старые друзья, – сердито объяснила она, вытирая щеку.
Брок снял шляпу и пригладил рукой свои взъерошенные волосы.
– Наверное, именно поэтому ваш друг пасет свой скот на вашем пастбище. Мы обнаружили в ваших владениях пятнадцать голов его скота. Ограда на границе в нескольких местах убрана. Ваш... «друг» наверняка имеет к этому какое-то отношение.
– Не будьте смешным. Джекоб Морган – владелец одного из самых больших в Колорадо скотоводческих хозяйств. К чему бы ему покушаться на нашу землю? В этом нет ни капли здравого смысла.
– Все эти коровьи бароны не руководствуются здравым смыслом. У них в голове только одна мысль – иметь как можно больше пастбищ, а если удастся, то захватить все.
Она взглянула на него, как на помешанного.
– Чушь! Джекоб – очень хороший человек. Он был другом моего отца, и среди всех, кто живет в округе, он единственный, кто вызвался мне помочь.
– Например, предложив в управляющие Дэйва Стюарта?
– Да, Стюарт был не подарок. Но когда убили Бака, у меня не было абсолютно никого, кто бы мог справиться с хозяйством. И именно Джекоб мне в этом помог.
– Какой пример добрососедства! Видимо, не уловив иронии, она кивнула:
– Да, это так. Джекоб – единственный сосед, от которого я не жду ничего плохого. И к тому же... – она слегка покраснела, – он просит моей руки.
Несколько обескураженный тем, с какой гордостью Пруденс это произнесла, Брок водрузил свою шляпу обратно.
– Очень за вас рад, – язвительно сказал он и направился к двери.
Выйдя на веранду, он глубоко вдохнул холодный осенний воздух, чтобы немного остудить голову и успокоиться. Бог мой, ну и дура! Крутить роман с тем, кто лезет на ее пастбище! Хотя, что это его так волнует ее привязанность к этому Моргану? Он должен сердиться на себя – за то, что забивает голову чужими проблемами.
– Мистер Питерс! – Брок обернулся и увидел Мэри, сидящую на краешке плетеного кресла. Она выглядела намного лучше, чем при первой их встрече, – отдохнувшей и вполне довольной. И одета была в новое платье.
– Привет, Мэри, – улыбнулся ей Брок и приподнял шляпу. – Как ты себя чувствуешь?
– Намного лучше. Благодаря вам и мисс Даниелс. Она просто ангел милосердия.
Брок хотел высказаться по этому поводу, но решил приберечь слова для другой аудитории.
– Она подарила мне это платье, – продолжила Мэри, разглаживая складки розового шерстяного платья, размер которого куда больше подходил для ее изменившейся талии. – Оно самое красивое из всех, которые у меня были.
– Мисс Даниелс – очень щедрый человек. – «Особенно на разного рода правила», – добавил он про себя.
– Я была просто счастлива узнать, что и вы здесь немного задержитесь, мистер Питерс. Может, стоило бы подумать о том, чтобы осесть в этих краях?
– Нет, я здесь надолго не задержусь. Как только мисс Даниелс найдет нового управляющего, я отправлюсь дальше.
В ее глазах мелькнуло разочарование.
– О, очень жаль.
– Что вам жалеть? Скоро у вас будет много новых друзей.
Лицо Мэри прояснилось.
– У меня уже есть. Элиза учит меня вязать, и я уже сделала кое-что для ребенка. А Луанн дает мне очень полезные советы, как управляться с мужчинами.
«Эта даст совет», – подумал Брок, подавив улыбку.
– Я знаю, что она была потаскушкой, но она очень добрый человек. Так по крайней мере говорит Полли.
Брок услышал удивленный возглас и, обернувшись, увидел справа от себя Уилла Флетчера.
– Ты врешь! Моя сестра никогда бы не сказала таких грубых слов. Она – леди, – гневно выпалил Уилл, сверкнув глазами.
От столь грубого нападения на глазах Мэри выступили слезы.
– Ну, ну, – успокаивающе протянул Брок и взял Уилла за ворот: – Так не разговаривают с дамами, парень. Тебе нужно извиниться.
– Может, это ей надо извиниться за то, что она говорила?
– Мэри только повторила то, что говорила твоя сестра. В суде это называется свидетельскими показаниями, мы называем это женскими сплетнями.
От этих слов щеки Мэри залились краской.
– Я вовсе не хотела передавать чужие слова, мистер Питерс. – Она повернулась к Уиллу: – Я очень жалею, что сказала это.
Уилл пожал плечами и опустил голову, разглядывая мыски сапог.
– Ладно. Забудем. В сарае появились котята, хотите посмотреть? – протянул он ей оливковую ветвь мира.
Лицо Мэри оживилось. Она шагнула было к двери, но тут же остановилась.
– Я не могу. Я обещала мисс Даниелс, что не буду отходить от дома. Вы знаете, мне сейчас надо быть осторожной из-за ребенка.
Уилл опустил взгляд на заметно округлившийся живот Мэри и смутился.
– А почему бы тебе, Уилл, не принести сюда пару котят? – предложил Брок.
– О, вы можете? – по-детски сложила в восторге руки Мэри.
По все еще сердитому лицу Уилла было видно, что он не совсем простил Мэри, но любовь к котятам намного подняла ее в его глазах.
– Хорошо, – пробурчал он и двинулся к двери. Сойдя с крыльца, Уилл припустил к сараю бегом.
– Только не опаздывай на ужин, Мэри, – предупредил Брок, – а то на тебя обрушится гнев мисс Даниелс.
Мэри удивилась:
– Так и вам тоже досталось, мистер Питерс? Я думала, она цепляется только ко мне. – Тут она поспешила поправиться: – Мисс Даниелс – замечательная женщина, но... у нее трудный характер.
Брок мрачно кивнул:
– Ужасный. Я едва себя сдерживаю.
Но с трудом сдерживался он не только из-за ее характера. Ни Мэри, ни Брок не заметили рыжеволосую женщину, которая проходила мимо веранды и чуть задержалась у открытого окна, чтобы услышать эти слова. В уголках ее губ промелькнула насмешливая улыбка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли



Просто восхитительно!чудКанвы роман!советую)супер!!
Неограненный алмаз - Крисуэлл МиллиКсения
17.01.2012, 22.23





Классный роман. Жизненный
Неограненный алмаз - Крисуэлл МиллиПупсик
19.03.2013, 19.15





Мне тоже понравился роман, правда, со второй половины действия ГГ заторможенные, но это ничего, на общее впечатление не сильно повлияло.8/10
Неограненный алмаз - Крисуэлл МиллиЮла
20.03.2013, 8.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100