Читать онлайн Неограненный алмаз, автора - Крисуэлл Милли, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крисуэлл Милли

Неограненный алмаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Если вы хотите остаться в одиночестве, ищите идеальную женщину.
– Мисс Пруденс в последние дни на удивление раздражительна, – задумчиво протянула Мэри. – Интересно, отчего? – Мэри и Луанн сидели в общей комнате; седла, изготовлением которых они занимались, были почти готовы. – Я спросила ее об ожогах мистера Питерса, а она чуть не оторвала мне голову.
– Думаю, причина в том, – ответила Луанн, – что в доме находится мистер Питерс.
– Они что, не любят друг друга? – удивилась Мэри. Эти два человека нравились ей больше всего на свете.
Луанн отрицательно качнула головой. Когда она прокалывала иголкой жесткую кожу, в ее глазах горел огонек посвященного в тайну.
– Совсем наоборот. Противоположности всегда притягиваются.
Голубые глаза Мэри оживились.
– Как было бы замечательно, если бы они понравились друг другу. Мистер Питерс – самый замечательный из всех мужчин, которых я знаю.
Закончив работу, Луанн поднялась и взяла маленького Би-Джея из колыбели.
– Мисс Пру не очень любит мужской род. Думаю, у нее есть на это какие-то причины. Я встречала немало проституток, которые просто ненавидели мужчин, хотя им и приходилось из-за денег каждый день ложиться с ними в постель.
Луанн опустила глаза на Би-Джея, и ее взгляд смягчился.
– Поначалу, когда я узнала, что беременна, мне было просто все равно. А потом я вдруг поняла, что очень хочу ребенка. Когда я почувствовала, как он начал шевелиться, я стала воспринимать его как родное существо. Я просто не могу дождаться, когда он появится на свет.
«Ждать тебе недолго», – подумала Мэри, глянув на округлившийся живот Луанн. Чем-то Луанн напоминала ей спелый помидор, готовый упасть с куста.
– Пусть у меня в жизни не будет больше мужчин, – задумчиво произнесла Мэри, – но Би-Джея я не променяю ни на что. Теперь вся моя жизнь только в нем.
– А как же Уилл? – лукаво поддразнила ее Луанн. – Похоже на то, что его мысли всерьез заняты тобой и твоим малышом.
Мэри чуть зарделась.
– Уилл – просто добрый парень. Теперь-то я буду осмотрительнее. Мисс Пру сказала, что мне надо повзрослеть, прежде чем всерьез думать о браке. Кроме того, Уилл мне пока что ничего не говорил.
– Завидую я тебе, – вдруг вырвалось у Луанн, и Мэри удивленно подняла брови. – Ты такая молодая, хорошенькая, у тебя впереди целая жизнь.
– Ты тоже молодая и хорошенькая, – поспешила возразить Мэри.
– Может, это и так. Но никакой мужчина уже не захочет завести со мной семью. Я нужна им только для одного. Мое будущее уже решено.
– Значит, после рождения ребенка ты собираешься вернуться в заведение мадам Евы? – с ужасом спросила Мэри. Представить ребенка в обстановке борделя она не могла. Пусть она сама согрешила с Бобби Фитцсиммонсом, поверив его обещаниям, но ничего общего с дамами из заведения мадам Евы она не имела.
На лице Луанн появилось такое безысходное отчаяние, что Мэри пожалела о своих словах. Луанн ведь тоже когда-то не была грешницей. И Мэри поспешила добавить:
– Я хотела сказать, что ты можешь заняться другой работой.
– Я займусь тем, что даст мне возможность прокормить ребенка. А что мне делать, если я не вернусь назад? Я не умею ничего, даже читать. Готовлю я хуже мисс Пру. И меня никогда не учили работать на швейной машинке Зингера.
Мэри успокаивающе положила руку на плечо Луанн.
– Не думай об этом. – Ее успокаивающий голос, казалось, принадлежал не девушке шестнадцати лет, а мудрой женщине. – До того как появится ребенок, у тебя еще бездна времени. Я всегда верила в Бога, и в самые тяжелые минуты он всегда мне помогал. Именно он послал мистера Питерса, чтобы тот спас меня от преподобного Энтвистла. Уверяю тебя, все будет замечательно.
– Ты в самом деле так считаешь? – Хотя Луанн давно решила, что надо проститься со всеми Иллюзиями, в ее голосе послышалась надежда.
– Раз я сказала, так и будет.
Луанн молча кивнула. Мэри сдержала улыбку, и обе женщины возобновили свою работу.


В то же самое утро в нескольких милях от ранчо Пруденс Джекоб Морган нервно расхаживал по своему кабинету взад и вперед. Причиной его беспокойства была полученная им записка, в которой Арабелла обещала заехать прямо с утра.
Подобные записки приходили очень редко – в случае крайней необходимости или когда Арабелла так жаждала его ласк, что не могла себя сдерживать. Джекоб был бы рад надеяться на последнее, однако подозревал, что причина совсем в другом.
Арабелла открыла дверь на веранду и с неудовольствием огляделась. Краска на стенах давно облупилась, ставни на окнах перекосились из-за разболтанных петель. У человека, столь заботящегося о своем внешнем виде, как Джекоб Морган, дом должен бы выглядеть куда более опрятным. Ну, ничего, как только Джекоб станет ее мужем, здесь решительно все изменится.
Навстречу Арабелле, улыбаясь, выбежал Джекоб. Однако улыбка его была несколько неестественной, нервной, как если бы Арабелла появилась в компании своих любимых волкодавов. Арабелла понимающе улыбнулась. Ее догадки были, видимо, небеспочвенны.
– Доброе утро, Джекоб, – подставила она ему щеку для поцелуя и направилась мимо него в переднюю.
Джекоб поспешил следом.
– Я просто ошеломлен твоим визитом. Как мне помнится, мы договаривались в следующий раз встретиться у тебя, дорогая.
Арабелла стянула с рук перчатки и, презрительно сузив синие глаза, изучающе взглянула в лицо Джекоба. Определенно он чересчур нервозен. «Виновный бежит, даже если его никто не преследует», – вспомнила она поговорку своего бывшего мужа.
– Не говорите мне «дорогая», Джекоб Морган. Мне нужно получить от вас кое-какие объяснения, и немедленно.
Достав платок, Джекоб нервно вытер лоб.
– Объяснения? Объяснения чего? – изобразил он невинное недоумение.
Она опустила руку к низу его живота и сильно сжала.
– Если этот шельмец не докажет мне, что он нигде не шлялся, то я буду очень огорчена, – сказала Арабелла.
Ее захват был очень крепок, и Джекоб поспешил ответить:
– Кроме тебя, я вообще не замечаю женщин. Но Арабелла сжала пальцы еще сильнее, отчего лицо Джекоба перекосилось.
– Даже Пруденс Даниелс? Я видела, как ты отирался вокруг нее на балу весь вечер. Это меня ты тогда не замечал!
– Послушай, – перехватил он руку-мучительницу и поднес ее к губам для поцелуя, – ты же знаешь, что я совершенно ничего не чувствую к Пруденс Даниелс. Я был другом ее отца. И я обещал старому Коуди, что присмотрю за ней, вот и все.
– Именно поэтому ты и танцевал с ней весь вечер? – по ее тону было ясно, что Арабелла ни на йоту не поверила в его объяснение.
– Это было чисто по-соседски. К ней никто бы не подошел. В городе ее не любят.
Арабелла знала, что это правда, и обвиняющая морщинка между ее бровями разгладилась. Она сама сочувствовала этой мужественной женщине, которая делала то, за что не взялся никто больше, и к которой городское общество было совершенно несправедливо.
Кроме того, у Арабеллы вызывала уважение твердость Пруденс, с которой она отстаивала свои убеждения. Это качество было присуще и самой Арабелле, и она очень ценила его даже в своих противниках. Однако никто не давал права этой старой деве становиться между ней и Джекобом. Раз Арабелла решила женить на себе этого закоренелого холостяка, значит, так оно и будет, какие бы преграды ей ни пришлось преодолеть на своем пути.
– Я не отказалась бы от стаканчика хереса.
Джекоб выдохнул с большим облегчением.
– Сейчас я схожу наверх.
– Дорогой, – произнесла она, останавливаясь у вешалки. – Мы сейчас поднимемся наверх оба. Мы не будем терять времени зря. – И она сбросила плащ, под которым оказалось платье с глубоким декольте, едва скрывающим ее пышные формы.
От этого зрелища у Джекоба перехватило дыхание. Арабелла двинулась по лестнице вверх, и Джекоб последовал за ней, словно его притягивал магнит. На лице Арабеллы играла снисходительная улыбка – мужчины, как дети: покажи им что-нибудь сладенькое, и они последуют за тобой куда угодно.


Полли рыдала навзрыд, закрыв лицо руками. Рядом, не зная, что сказать, стояли Пруденс и Сара.
– Мне очень жаль, – наконец сделала попытку успокоить плачущую Полли Пруденс. – Но я могу сказать с уверенностью – осмотр показал, что ты не беременна.
Лицо молодой женщины было залито слезами, губы дрожали.
– Но я так хотела иметь Такого же малыша, как у Мэри. Поначалу он мне был не нужен, но сейчас я его очень хочу.
– Ну, будь разумной, – понизила голос Сара, беря ее за руку. – Ты должна радоваться. Женщине трудно выжить даже одной, а когда у нее младенец на руках, это еще тяжелее. – Она положила руку себе на живот и вздохнула.
– Наверное, это произошло потому, что я слишком много ела. – И Полли снова залилась слезами.
– Полли Флетчер, я никогда раньше не слышала таких смехотворных вещей, – строгим тоном отчеканила Пруденс. – Говорю тебе, что ты не была беременна никогда. Ты сама говорила, что ужасно боялась беременности. Ты же боялась? – Полли слабо кивнула, и Пруденс добавила: – Страх действует на тело. Отсюда и начались симптомы.
– Вы в самом деле так считаете, мисс Пру? Вы не могли ошибиться?
Пруденс решительно покачала головой.
– Нет, не могла. Но Сара правильно говорит – ты должна радоваться хотя бы потому, что теперь можешь отправиться домой к родителям.
Лицо Полли несколько прояснилось.
– Вы так думаете? И они не будут теперь считать, что я их опозорила?
– Да. Ты будешь...
– Рыжая! Рыжая! – раздался снизу громкий крик Брока, и Пруденс прервалась на полуслове.
– Бог мой! – удивилась Сара. – Он кричит, словно его режут.
– Сара, останься с Полли, – торопливо сказала Пруденс, – я пойду посмотрю, что там случилось.
– Рыжая, спускайся вниз, а то мне самому придется подняться! – крикнул Брок еще раз.
Выглянув за дверь, Пруденс увидела Брока у самой лестницы. Она поспешила спуститься.
– Вы знаете, Брок Питерс, что я в это время очень занята. – Но, достигнув последней ступеньки, она застыла от изумления – Брок протягивал ей грязную тряпку, от которой резко пахло керосином.
– Мы расчищали место пожара и нашли это в золе. Огонь не был случайностью. Кто-то устроил поджог.
Она с недоумением уставилась на тряпку.
– Но кто мог это сделать? Кому понадобилось вредить моим работникам?
Ее нежелание признать очевидное заставило Брока помрачнеть.
– Уверен, что ты его знаешь.
– Но не будешь же ты утверждать, что это сделал Джекоб! – Она отрицательно качнула головой. – Брок, ты говоришь это потому, что тебе не понравилось, как я вела себя на танцах.
– Что? – Он сдвинул шляпу на затылок, глаза стали злыми. – Не льсти себе. Что ты делаешь и с кем встречаешься – это твое дело. Мне на это плевать.
Его тон был столь оскорбительным, что на глазах Пруденс выступили слезы.
– Я только хотела сказать, что ты пристрастен к Джекобу. И вовсе не подразумевала, что ты ревнуешь. Такой человек, как ты, вообще не способен испытывать подобных чувств.
Брок промолчал, зная, что в ее словах есть доля правды. Смерть жены и сына закрыла его сердце для всех чувств.
– По крайней мере я не отгородился баррикадами от всех на свете.
– Ты намекаешь на меня?
– Да, я говорю, что ты боишься чувствовать, боишься всего, что нарушит твое спокойствие. Ну что ж, вам не нужно волноваться, мисс Даниелс. У меня нет ни времени, ни желания осаждать столь мощную крепость.
Он выхватил из ее рук пахнущую керосином тряпку, повернулся и вышел. Пруденс смотрела ему вслед, думая о том, что ее сердце вовсе не так неприступно, как он думает.


Коляска плавно катилась по дороге, и Сара подставила лицо мягким лучам осеннего солнца. Как здорово выбраться из душного дома, особенно в такой хорошей компании! Она бросила взгляд на Мартина.
– Ты уверен, что нога не болит? Я не хочу, чтобы ты из-за меня страдал. – Мартин стал ходить без костылей только вчера, и Сара боялась, что он перетрудит ногу или снова ее повредит.
Моуди заметил, с какой опаской поглядывает Сара на его ногу, и его сердце наполнилось теплом. Он никогда и не предполагал, что ему может встретиться женщина такой красоты и столь же добрая и милосердная, как его Марта. Но, лишив всего, судьба вдруг одумалась и наградила его за долготерпение.
– Ты не способна причинить человеку страдания. А с моей ногой уже все в порядке. Ханна сказала, что я могу даже бегать. – При этом она впервые не ругалась, что было удивительно. – А как ты и твой малыш себя чувствуете? Сегодня не слишком холодно? Мы можем вернуться назад.
Сара машинально положила руку на живот.
– Со мной... с нами все в порядке. Хотя мне хочется, чтобы скорее пришла весна. Жаль, что время нельзя ускорить.
– Никогда не надо торопить время. Оно и так проходит слишком быстро, не оставляя ничего, кроме воспоминаний.
– Воспоминания – это тоже неплохо. – Ей действительно было что вспомнить, отметила она про себя. – У тебя, наверное, была интересная, наполненная событиями жизнь.
Он кивнул:
– Да. Лучшую часть жизни я прожил в Форт-Гарпде. Мы с Мартой, моей женой, приехали туда почти сразу, как он был выстроен...
На мгновение он замолчал, вспоминая.
– Это было в пятьдесят восьмом. Третий пехотный был направлен туда охранять дорогу на Сан-гре-де-Кристо от индейцев. Это были удивительные времена. Мне нравилось жить в тревоге, нравилось, что каждый день приносил новые испытания. Даже после того, как умерла Марта, я продолжал служить. Работа давала мне силы. – В его голосе послышались горькие нотки. – Но теперь они вышвырнули меня вон.
Она успокаивающе опустила руку ему на плечо.
– Обычно когда человек что-то теряет, то обязательно что-то находит.
Внезапно Моуди натянул поводья и остановил коляску. Прямо над их головами порхнул жаворонок. Полковник повернулся к Саре:
– Надеюсь, что именно я смогу повернуть твою жизнь к лучшему, Сара.
– Мартин...
Он приложил палец к ее губам:
– Не говори ничего. Я понимаю, что мы знаем друг друга очень мало. И что ты намного меня моложе.
– Мартин, – запротестовала она, – это не так.
– Дай мне закончить, а то я струшу и так и не скажу, что хотел. Я полюбил тебя. Я не чувствовал ничего подобного с того времени, как встретил Марту, да упокоит Бог ее душу. Я хочу жениться на тебе, стать отцом твоего будущего ребенка. В глазах Сары заблестели слезы.
– Но ты же ничего обо мне не знаешь. Почему ты хочешь жениться на женщине, которая носит ребенка от другого? Которая в глазах Бога покрыта печатью греха?
– Каждый человек в чем-то грешен. Всех оставшихся лет моей жизни не хватит на то, чтобы перечислить мои проступки. Когда я смотрю на тебя, то вижу только божественную красоту. – Он взял ее руку и осторожно поднес к губам. – Когда я увидел тебя в своей комнате в первый раз, я подумал, что ко мне спустился ангел.
– Ох, Мартин, теперь ты видишь, что я не ангел, а существо из плоти и крови. Я влюбилась в женатого мужчину – отца одного из моих учеников. Я падшая женщина и мать-одиночка. – Это было произнесено с такой горечью, что он немедленно привлек ее к себе, словно защищая своими сильными руками от грубости и злобных обвинений всего враждебного ей мира.
– Для того чтобы появился ребенок, Сара, нужны двое. Тот человек, которому ты отдала себя, отлично знал о последствиях. Он был женат Ты – нет. Думаю, ты слишком строго себя судишь.
– Я не заслуживаю такого человека, как ты, Мартин. Ты слишком хороший, – растроганно проговорила она.
– Последние несколько лет я очень много пил, но с того момента как попал сюда, я не взял в рот ни капли. У меня не стало такой потребности. И этим я обязан именно тебе. Думаю, у каждого человека есть свое прошлое. Говорят – не суди других, но не следует судить и себя слишком строго. Это должен делать Бог, что бы там ни говорил преподобный Энтвистл.
Она улыбнулась.
– Мне очень нравится, когда ты улыбаешься. – Он мягко сжал ее руку. – Так что ты думаешь о моем предложении? Дай мне надежду и причину остаться здесь.
От мысли, что он может уехать, сердце Сары тревожно заныло. Она кивнула:
– Обещаю, что я об этом подумаю как следует. Она обязательно подумает. Она никогда не встречала такого человека, как Мартин Карстерс, и вряд ли когда-нибудь еще встретит. Но предложение было уж очень неожиданным, и требовалось время, чтобы принять решение.
– А ты не хочешь подумать о том, чтобы разрешить себя поцеловать?
Сара залилась краской, ладони ее вспотели. Она чуть заметно кивнула.
Не медля ни секунды, Моуди заключил Сару в объятия и нежно поцеловал в губы. Это был благоговейный поцелуй, деликатный, каким был сам Моуди.
– Я люблю тебя, Сара, – тихо прошептал он, и эти слова зажгли в ее глазах огоньки.
Чувствуя, как сильно колотится сердце, Сара с трудом проглотила комок в горле и улыбнулась сквозь слезы.
– И я люблю тебя, Мартин, – тихо произнесла она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неограненный алмаз - Крисуэлл Милли



Просто восхитительно!чудКанвы роман!советую)супер!!
Неограненный алмаз - Крисуэлл МиллиКсения
17.01.2012, 22.23





Классный роман. Жизненный
Неограненный алмаз - Крисуэлл МиллиПупсик
19.03.2013, 19.15





Мне тоже понравился роман, правда, со второй половины действия ГГ заторможенные, но это ничего, на общее впечатление не сильно повлияло.8/10
Неограненный алмаз - Крисуэлл МиллиЮла
20.03.2013, 8.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100