Читать онлайн Беда с этой Мэри, автора - Крисуэлл Милли, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крисуэлл Милли

Беда с этой Мэри

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

«Это новый, свежий взгляд на итальянскую еду в ресторане „У мамы Софии“. Возможно, меня обвинят в пристрастии по причине моего страстного обожания его владелицы Мэри Руссо. Но тем не менее я собираюсь высказать свое отношение к этому прекрасному ресторану, расположенному в самом сердце маленькой Италии».
Читая этот восторженный, чудесный обзор в утреннем выпуске газеты «Сан», Мэри с трудом верила своим глазам. Она дважды моргнула, чтобы убедиться, что это не галлюцинация.
Дэн сделал оборот на сто восемьдесят градусов, извинившись в этой статье за свою «близорукость и предубеждение против итальянской кухни», а также за полное «отсутствие элементарной культуры в области кулинарии» и при этом не забыл покаянно упомянуть первый свой обзор кухни ресторана «У мамы Софии» в газете «Балтимор сан».
Будучи не в состоянии читать дальше, потому что глаза ее были затуманены слезами и слова на странице расплывались, Мэри несколько раз шмыгнула носом и вытерла его рукавом ночной рубашки с изображением Микки-Мауса. У нее не хватило решимости облачиться в одну из своих сексуальных ночных рубашек. Они слишком напоминали ей о Дэне и о том, чем они с ним занимались. И чем не занимались в эту минуту!
— О, Дэн, ты не облегчаешь мне жизнь, черт бы тебя побрал!
Сунув в рот последний кусочек тоста, намазанного маслом, Мэри разом проглотила свой кофе и снова наполнила чашку, чтобы забрать ее с собой в ванную.
Приняв душ, одевшись и наложив на лицо легкий грим, Мэри решила отправиться в редакцию газеты, чтобы поблагодарить Дэна лично. Она собиралась дать ему понять, а возможно, и показать, как много для нее значил его жест. То, что она отказалась выйти за него замуж, не должно было испортить их дружеских отношений.
Впрочем, это не могло помешать им и оставаться любовниками.
Сорока пятью минутами позже Мэри входила в офис Дэна, рассчитывая, что найдет его секретаршу сидящей за столом, но комната оказалась пустой, а дверь в кабинет закрытой. Ругая себя за то, что не сообразила сначала позвонить, Мэри в смятении принялась мерить приемную шагами. Потом решила уйти, оставив записку.
Возможно, она могла бы встретиться с Дэном за ленчем. Или они могли бы вместе пообедать. Это было бы даже лучше. Она бы угостила его обедом, чтобы отблагодарить за замечательную хвалебную статью, а потом… Ну, потом возможно было все.
Занятая поисками Fie заваленного бумагами кусочка стола, а также ручки и бумаги — видимо, миссис Фокс вела. свои записи в каком-то другом месте, — Мэри вдруг услышала раскатистый смех Дэна, доносившийся из-за закрытой двери его кабинета, а следом за ним раздался знойный женский голос. И голос этот вовсе не походил на голос миссис Фокс. Сердце Мэри болезненно сжалось, а желудок ее свело судорогой.
До сих пор Мэри не ведала этого чувства, но сейчас ревность пронзила ее сердце. Мэри выпрямилась и шагнула на звук голоса, будто притянутая магнитом. Она знала что подслушивать неприлично, но не могла пересилить себя, особенно потому, что, судя по звукам, доносившимся из-за двери, Дэн и таинственная незнакомка проводили время очень весело.
Когда Мэри подалась вперед, чтобы лучше слышать, дверь неожиданно распахнулась и она увидела Дэна, лицо которого выразило изумление и растерянность. Она отскочила, чувствуя себя бесконечно виноватой.
— Мэри! Что ты здесь делаешь? — спросил Дэн, стараясь через ее плечо разглядеть, что делается в приемной. — А где Линда? — Потом, бросив взгляд на наручные часы, сообразил: — Должно быть, у нее перерыв.
— Я… я понятия не имею, — пролепетала Мэри, испытывая стыд оттого, что подслушивала беседу, не предназначенную для ее ушей. — Я только что вошла.
Она бросила взгляд в его кабинет и увидела там ослепительную блондинку лет тридцати или чуть старше, сидящую на краешке письменного стола. У нее были фантастически длинные ноги, уходящие в бесконечность, да и все остальное выглядело не хуже.
Внезапно Мэри почувствовала себя невзрачным гадким утенком и пожалела, что не надела чего-нибудь более сексуального, чем бесформенный хлопчатобумажный джемпер, полностью нейтрализовавший ее женскую привлекательность, хотя и очень удобный. Она пожертвовала сексапильностью ради комфорта и теперь пожалела об этом.
Дэн улыбнулся ей:
— Входи. Хочу познакомить тебя со своей коллегой. — Он сделал жест в сторону божественной блондинки: — Валери Томкинс. А это Мэри Руссо. Мэри владеет рестораном, о котором я тебе говорил. А Валери возглавляет отдел «Стильная жизнь», и, надо сказать, ас в своем деле.
Восхищение, прозвучавшее в его голосе, вызвало у Мэри приступ тошноты.
Женщины смерили друг друга взглядом, потом Валери ослепила Мэри обворожительной улыбкой. «Конечно, у нее коронки, — решила Мэри. — Таких ровных и белых зубов не бывает в природе. Даже у Энни зубы хуже. А уж у нее-то великолепные зубы!»
— Я слышала очень много хорошего о вашей кухне. Обычно Дэн не так щедр на похвалы.
Отругав себя за недостойные мысли, хотя все еще испытывая желание выцарапать прекрасные синие глаза женщины, Мэри сделала отчаянную попытку расслабиться. Ревность засела где-то на дне ее желудка и грызла его, как бешеная собака.
— Да, Дэн не всегда был так добр, — согласилась она, стараясь улыбнуться так же ослепительно, но зная, что ей это, к несчастью, не удается.
— Ты видела мой последний обзор ресторанов? — спросил Дэн, с улыбкой глядя на Мэри, явно довольный собой.
Мэри кивнула.
— Поэтому-то я и здесь. Но мне следовало сначала позвонить. Прошу простить мое вторжение и то, что я прервала ваше деловое совещание.
Ей хотелось бы повернуть время вспять, чтобы никогда не приходить сюда и не видеть привлекательной коллеги Дэна. Все-таки стоило бы сказать пару слов в пользу радости неведения.
— Чепуха! — возразила Валери, соскакивая со стола, что бы уверенно приземлиться на пол на своих трехдюймовых шпильках. — Мы вовсе не обсуждали дела. Я просто пришла разделить с Дэном утреннюю чашку кофе. Трудно побороть старые привычки. Они живучие. К тому же пора вернуться к работе. Рада была познакомиться, Мэри. — И с обольстительной улыбкой, адресованной Дэну, она сказала: — Еще увидимся, Дэниел.
Увидимся! Старые привычки!
О чем, черт возьми, толкует эта женщина? Неужели у Дэна и Валери Томкинс роман? Похоже было, что им уютно и легко друг с другом! И как она смеет называть его Дэниелом?
Мэри не хотелось признаваться даже себе самой, какое облегчение она испытала, когда безупречная сексуальная фигура Валери, не знавшая целлюлита, оказалась за дверью. Мэри сознавала, что это было не по-божески, не по-христиански — надеяться на то, что у этой женщины возникнут шпоры в пятках из-за ее вызывающих шпилек.
Многое в Валери Томкинс вызвало ее неприязнь.
— Я удивился, увидев тебя здесь, — сказал Дэн, отвлекая Мэри от ее злых мыслей. — После того вечера я не был уверен… — Он пожал плечами, не закончив фразы.
— От меня не так-то легко избавиться. Но похоже, что ты не страдал от недостатка общения.
Чувство собственницы, которое Дэн безошибочно разглядел в глазах Мэри, вызвало у него улыбку. Это было добрым знаком.
— Валери — мой старый друг.
— Мне она не показалась старой.
И насколько же дружны были они с Дэном? Мэри очень бы хотелось спросить об этом. Но Дэн громко рассмеялся:
— Похоже, что ты немножко ревнуешь.
Мэри надменно подняла бровь, скрестила руки на груди и с трудом удержалась от того, чтобы пощечиной не стереть эту самодовольную улыбку с уст Дэна.
— А у меня есть повод для ревности?
Внезапно улыбка Дэна исчезла. Лицо его стало серьезным.
— Нельзя сидеть сразу на двух стульях, Мэри. Я люблю тебя. Я хочу, чтобы мы поженились. Но я не собираюсь прожить остаток жизни монахом. У мужчин есть определенные потребности. Я не желаю быстротечных отношений с тобой. Для этого я слишком сильно люблю тебя. И как ни печально закончился мой первый брак, оказалось, что я хочу жениться снова. Жениться на тебе и разделить свою жизнь с тобой.
Обратив внимание лишь на одну фразу Дэна, Мэри сверкнула глазами.
— Ну как же? Мужчины и их потребности! Тебе не понадобилось много времени, чтобы переключить свое внимание на другую женщину.
— Я уже сказал, что Вэл и я старые друзья. Было время, когда мы готовы были завязать роман, но передумали. Не приятно и сложно заводить интрижку с коллегой. Это не приводит ни к чему хорошему.
Внезапно Мэри стало нехорошо — она почувствовала себя совсем больной.
Дэн был связан с этой светловолосой богиней? Что из того, что у них не было романа? (Если только он сказал ей правду.) Возможно, он мечтал об этом прекрасном упругом теле.
— Мне пора идти, — поспешно сказала она, чувствуя себя взбудораженной, смущенной и несчастной, и направилась к двери. — Я просто хотела поблагодарить тебя за статью. Это было благородно с твоей стороны.
— Рад был услужить тебе. В конце концов, если я публично унизил тебя, то это было самое меньшее, что я мог сделать.
— Я… — попыталась она сказать что-то, но на глазах выступили слезы, горло сжал спазм, и Мэри только покачала головой и выбежала.
Дэну показалось, что эти слезы, словно кислота, разъедают его внутренности. Он тяжко вздохнул, глядя ей вслед.
— Черт возьми, Мэри, почему ты так дьявольски упряма?
А еще называют твердолобыми и непробиваемыми ирландцев! Должно быть, тот, кто это сказал — не важно, кто это был, — никогда не встречался с итальянцами.
Глядя в маленькое застекленное оконце слева от двери Энни, Мэри увидела, что ее подруга кружится под музыку песни Литтла Ричарда «Долговязая Салли». Энни неукоснительно, с почти религиозным пылом, ежедневно упражнялась по сорок пять минут, и эти упражнения всегда сопровождались музыкой Чака Берри, Джерри Ли Льюиса или Литтла Ричарда.
Мэри громко постучала, но это было бесполезно. Энни включила свой стереомагнитофон на полную мощность, и громкая музыка заглушала все.
Одно к одному, со вздохом подумала Мэри. Она не имела возможности поделиться с лучшей подругой, когда ей это было так необходимо! И теперь она должна была сама справляться со своими проблемами.
Припарковавшись на площадке возле гавани, Мэри решила пройтись пешком. По словам Энни, ходьба была одним из лучших упражнений. К тому же она благотворно сказывалась на состоянии ума, когда требовалось серьезно поразмыслить. А Мэри сейчас требовалось поразмыслить.
Рестораны вокруг гавани были битком набиты туристами, как и сама гавань, и Мэри направилась к воде, пробиваясь сквозь толпу солнцепоклонников.
Проходя мимо кондитерской, Мэри вспомнила, как была там с Дэном и как они веселились и смеялись, набивая рты тортом с шоколадным пралине. Она улыбнулась. Вероятно, то, что Дэн съел этого торта столько же, сколько и она, и заставило ее полюбить его.
Усевшись на скамейку, Мэри загляделась на испещренную солнечными бликами воду. Водные такси скользили от одного причала к другому, перевозя пассажиров туда и обратно. Заслонив глаза от солнца, Мэри вглядывалась в даль, стараясь разглядеть дом Дэна, но он был слишком далеко.
Может быть, сейчас там была с ним Валери Томкинс. Может быть, Дэн и эта роскошная блондинка решили стать . чем-то большим, чем просто друзья. От этой мысли у Мэри начались спазмы в желудке, и, чтобы избавиться от них, она поискала в сумке плитку шоколада. Мэри не могла размышлять о серьезных вопросах и решать их без шоколада.
Увидев Дэна с этой светловолосой секс-бомбой, Мэри кое-что поняла. Если она не отбросит свою неуверенность, свои глупые страхи и волнения и не выйдет за Дэна, то за него выйдет Валери Томкинс или кто-нибудь еще.
Сказал же ей Мэт, когда она пообещала ему, что они навсегда останутся друзьями, такую фразу: «Если мой папа не соберется жениться на ком-нибудь еще».
Да и Дэн ясно дал ей понять, что не станет ждать ее особенно долго.
«У мужчин есть потребности», — сказал он, что означало приблизительно следующее: он скоро вступит в любовные отношения с другой женщиной. И не только будет заниматься с ней любовью, но и есть шоколадный торт, смотреть черно-белые фильмы и готовить для нее жареных цыплят!
Черт возьми! А ей так нравились его жареные цыплята!
«Неужели ты это допустишь, Мэри? — прошептала она, чувствуя себя вконец несчастной и одинокой. — Неужели ты допустишь, чтобы лучшее, что было и есть в твоей жизни, отняли у тебя? Ведь если ты позволишь этому свершиться, это будет означать, что ты гораздо глупее и безумнее, чем сама считала прежде».
Пора было повзрослеть. И сделать следующий шаг. Рискнуть, воспользоваться счастливым случаем и завоевать любовь на всю жизнь.
«Однажды ты это сделала, Мэри. Ты открыла ресторан, и он процветает. В тот раз никто бы не мог дать тебе гарантии, что это будет так. А выйти замуж за Дэна — не больший риск. Помни, что любовь преодолевает все».
И внезапно в ее ушах зазвучали слова Софии, и на этот раз она к ним прислушалась: «Твоя беда, Мэри, в том, что ты не различаешь, что хорошо, а что плохо. Ты не понимаешь, когда тебе везет. Я, например, с первой встречи поняла, что твой отец подходит мне. Я знала это, как только его увидела, и не зевала. Я успела вцепиться в него прежде, чем им завладела Кончетта Роселлини».
И, приняв столь знаменательное решение, Мэри вздохнула с облегчением и удовлетворенно улыбнулась. Пора было поговорить с матерью. Мэри решила, что сообщит ей о своем намерении выйти замуж за Дэна Галлахера.
Когда Мэри было двенадцать лет, ее тетка Джози съездила в Диснейленд и привезла для племянницы альбом для автографов. На первой странице красовался Микки-Маус, а дальше шли страницы прелестной цветной бумаги. Больше всего Мэри понравились розовые.
Она приставала ко всем, чтобы они расписались на розовой бумаге, включая и свою мать. И на первой же странице, предназначенной для автографов, София написала: «Когда друзья покинут тебя, оглянись на своего самого верного друга — мать».
Мэри не вполне понимала, почему оказалась на ступеньках родительского дома и почему теперь вспомнила об этом давнем событии, но сейчас ей это показалось важным. И даже пророческим.
Она вошла в дом, и нос привел ее на кухню, где, как ей было известно, в это время дня находилась мать. По запаху Мэри определила, что на обед София готовит барашка. Это было любимое блюдо Фрэнка Руссо, и пахло оно изумительно, отчего в желудке Мэри заурчало, потому что она не подкреплялась с утра, если не считать плитки шоколада, в котором, как она полагала, не так уж много питательного.
Мэри придерживалась теории, что если не считать калорий, идущих на поддержание сил, то в весе не прибавишь.
— Привет, мама! — сказала она, бросая сумку и ключи на кухонный стол, уже накрытый для вечерней трапезы. — Что новенького?
София отвернулась от плиты и подозрительно уставилась на дочь сузившимися глазами, вытирая руки о передник.
— Ты ела? Что-то выглядишь бледной. — Она поставила на стол перед Мэри блюдо только что испеченного итальянского хлеба и рядом с ним маленькую миску с оливковым маслом, сдобренным чесноком. — Ты должна есть. Мужчины не любят костлявых.
Рот Мэри широко раскрылся от изумления. Никогда прежде мать не говорила ей такого. Обычно эта дежурная фраза была адресована Конни. Но как ей было хорошо известно, дареному коню в зубы не смотрят, и Мэри не стала уточнять, что мать имела в виду.
— Сегодня утром я съела тост, а недавно плитку шоколада.
— Плитку шоколада! Ну что это за еда! Вечно ты носишься со своим шоколадом, Мэри! — Покачав головой, София с кряхтеньем опустилась на стул. — Что случилось? Могу кое о чем догадаться. Наверное, этот Марко снова расстроил тебя.
— Не более обычного. — Мэри огляделась, чтобы убедиться, что они одни. — А где папа и бабушка?
— Твой отец повез твою безумную бабушку в аптеку, чтобы присмотреть за ней и убедиться, что она не натворит глупостей. Чтобы уговорить его, мне пришлось его подкупить, пообещав на обед барашка. Ты же знаешь, что он помешан на жареной баранине.
Мэри задумчиво прикусила губу, не зная, как приступить к разговору. У нее не было заведено просить совета у матери или интересоваться ее мнением. Да и спрашивать Софию не было необходимости, потому что свои советы и мнения она высказывала независимо от того, хотели их слышать или нет.
— Мама, я собираюсь выйти замуж за Дэна Галлахера. Я его люблю, а он любит меня.
София уставилась на дочь испытующим взглядом.
— Но?
Мать ее была слишком проницательной.
— Но я хочу сохранить свой ресторан. Я не хочу сидеть дома и быть только домохозяйкой. — Мэри снова прикусила нижнюю губу. — Я боюсь, вдруг Дэн передумает и после женитьбы будет на этом настаивать.
Однако это сомнение уже не казалось Мэри слишком серьезным. Она вообще считала, что вправе иметь некоторые сомнения. Совсем не ведать сомнений, когда тебе уже стукнуло тридцать три, невозможно.
— Не так уж плохо вести дом ради мужа, Мэри. Знаю, что молодых женщин это не особенно привлекает, но это так. Я ведь тоже работала. Но после того, как вышла за твоего отца и нарожала детей, я бросила работу и занялась вами. И никогда об этом не пожалела. Я горда тем, как все сложилось. Ты, Конни и Джо — мои величайшие достижения.
Мэри была тронута откровениями матери, однако слова Софии не поменяли ее намерений.
— Времена изменились, мама. Теперь женщина ухитряется совместить карьеру с браком. Когда-нибудь я захочу иметь детей, но не теперь.
Лоб Софии прорезала морщинка озабоченности.
— У Дэна есть ребенок. Мэтью не станет для тебя проблемой?
Мэри покачала головой:
— Нет, Мэт — чудесный малый. И мне будет нетрудно заменить ему мать. Я люблю его. И к тому же большую часть дня он в школе, поэтому мне не придется особенно менять свой образ жизни. Вот если появится младенец, то это будет совсем другое дело.
София прикрыла ладонью руку дочери,
— Дети — благословение Господне.
«Да, как и контроль над рождаемостью», — хотелось сказать Мэри. Но разумеется, она не собиралась говорить этого матери.
— Сегодня вечером я собираюсь сказать Дэну о своем решении. Мне кажется, я не смогла бы жить без него. Я очень люблю его, мама.
Ее мать перекрестилась, и лицо у нее стало благостным. Она выглядела сейчас так, будто Господь снизошел ко всем ее молитвам.
— Твоя беда, Мэри, в том, что ты слишком много волнуешься. Ты думаешь о неприятностях, которых, возможно, и не будет. Если любишь мужчину, пусть даже и ирландца, и нельзя изменить этого прискорбного факта, — кислое выражение ее лица, правда, свидетельствовало о желании изменить это положение, — то в этом случае следует выйти за него замуж. Чело век, не побоявшийся публично унизить себя, стоит того. Вот увидишь, все будет хорошо. — Улыбаясь, мать взъерошила ее волосы. — К тому же он считает меня похожей на Софию Лорен. Ты ведь знаешь, что мне всегда говорили об этом.
И тут Мэри поняла, что Дэн сумел завоевать расположение ее матери. Да и всей ее семьи. Так, Фрэнк получал от него билеты на все спортивные соревнования, а бабушка Флора тоже сказала свое веское слово:
— Выходи за него, а иначе будешь несчастной.
— Так ты остаешься обедать или нет?
У Мэри впервые в жизни возникло ощущение, что ее мать права. Все должно было сработать, все будет хорошо. Мэри должна верить в это.
— Да, мама. И спасибо тебе.
— За что?
— Наверное, за то, что ты — это ты.
Звякнул дверной звонок, и Дэн, собиравшийся укладывать в постель Мэтью, передал сыну зубную щетку с пастой.
— Постарайся почистить зубы хорошенько, Мэт, пока я посмотрю, кто там пожаловал.
Сбегая вниз по лестнице, Дэн размышлял, кто бы это мог быть так поздно.
Он открыл дверь и с удивлением увидел на площадке Мэри.
— Что случилось, Мэри?
Она нерешительно улыбнулась, надеясь на то, что у Дэна нет гостей.
Он казался растерянным.
— Мне надо с тобой поговорить. Ты занят?
Мэри с трудом перевела дух, почти ожидая в любой момент увидеть Валери Томкинс, парящую над ступеньками лестницы и одетую в соблазнительное неглиже.
«Господи! Что, если я пришла слишком поздно?»
— Входи. Я рад, что ты пришла.
Дэн провел ее в гостиную, и она слегка расслабилась. Потом принялась нервно расхаживать по комнате.
— Хочу, чтобы ты знал, Дэн: это решение далось мне не легко. Я мучилась много дней и беспокоилась, что поступаю неправильно. Мне хочется надеяться, что это хорошо для нас обоих. Для всех нас, — поправилась Мэри, улыбнувшись Мэту.
Мальчик в пижаме, разрисованной сценками из фильма «Звездные войны», спустился с верхнего этажа и теперь стоял у подножия лестницы.
Он сделал шаг к софе, собираясь сесть рядом с отцом, выглядевшим несколько смущенным и встревоженным.
— Мне неприятно выглядеть в твоих глазах тупицей, но, может быть, ты объяснишь, о чем речь? — поинтересовался Дэн.
Однако сердце его бурно забилось и шум крови отдавался теперь в ушах, потому что Дэн почти догадался, о чем Мэри пытается ему сказать. Но ему надо было услышать эти слова из ее уст — слова, которых он ждал и по которым томился. Он знал, что, пока она сама их не произнесет, он не поверит.
Критически покачав головой и всем своим видом показывая отцу, как он осуждает его за тупость, Мэт ткнул Дэна локтем под ребра.
— Па-аапа! Неужели ты не понимаешь? Мэри хочет выйти за тебя замуж.
Дэн уставился на Мэри, и улыбка на ее лице отозвалась в его сердце. Сердце Дэна подскочило к горлу.
— Мэт прав? Ты хочешь положить конец моим страданиям и принять мое предложение?
Мэри кивнула и, протянув руку, показала Дэну подаренное им кольцо.
— Да, но сначала нам следует кое-что обсудить.
Опершись спиной о спинку софы, Дэн скрестил руки на груди и подавил усмешку.
— Что именно?
Почему-то получалось так, что Мэри постоянно ставила ему какие-то условия.
— Я не откажусь от своего ресторана. Я люблю его и…
— О! — Дэн воздел руки к потолку. — Да когда я тебе говорил о ресторане? Не помню, чтобы я просил тебя об этом. Напротив, я сказал, что готов смириться с твоей работой.
— Э, ресторан нельзя бросать ни в коем случае! — вмешался Мэт, и вид у него был при этом встревоженный. — Где бы мы стали есть пиццу? Я очень люблю ресторан «У мамы Софии».
Щеки Мэри окрасились румянцем.
— Ты говорил мне, что готов пойти на компромисс, но я не была уверена, что речь идет о ресторане. После того как ты мне столько рассказывал о своих семейных неурядицах и о том, что твоя бывшая жена предпочла карьеру семье, естественно, я…
— Мои проблемы с Шэрон не ограничивались вопросом о ее работе и карьере. Они были гораздо глубже, Мэри. По правде говоря, камнем преткновения в нашем браке стала моя, а не ее карьера. Я много времени проводил в деловых поездках и… мы как-то отдалились друг от друга. Да и как я могу думать о закрытии твоего ресторана, когда сам собираюсь от крыть ресторан? Я подумал, что было бы занятно открыть ресторан со спортивным уклоном и особым меню. Что скажешь?
Изумленная этим высказыванием, Мэри могла только кивнуть, пока мозг ее переваривал это сообщение. Наконец она вспомнила еще об одной проблеме.
— Я не хочу сейчас ребенка!
— О, черт возьми! — откликнулся разочарованный Мэт, — А я так надеялся, что у меня появится брат!
Дэн сжал плечо сынишки.
— Я не возражаю, дорогая. Я хотел бы некоторое время владеть тобою единолично. Да и Мэту надо приспособиться к новой жизни с родителями — с отцом и матерью, — прежде чем у него появится братец или сестренка.
— О, папа!
Улыбка Мэри была такой ослепительной, что осветила всю комнату. Любовь, которую она питала и к отцу, и к сыну, сияла в ее глазах.
— Я люблю тебя, Дэн Галлахер, и хочу выйти за тебя замуж. И тебя я тоже люблю, Мэт, и буду горда стать твоей матерью.
Она поцеловала обоих в щеки.
— Не собираетесь ли вы сейчас разнюниться от наплыва чувств? — поинтересовался Мэт, вытирая щеку после ее поцелуя.
Мэри рассмеялась, бросив обещающий взгляд на его отца.
— Думаю, не сейчас. Может быть, позже.
Обменявшись многозначительными взглядами, Мэри и Дэн успокоились: они знали, что впереди у них будет много возможностей отдаться своим чувствам, и предвкушали это.
СВАДЕБНЫЙ ШОКОЛАДНЫЙ ТОРТ МЭРИ И ДЭНА
ТЕСТО ДЛЯ КОРЖЕЙ
3/4 стакана сливочного масла, 1, 75 стакана сахара, 2 яйца, 0, 75 стакана порошка какао, 3 стакана муки, 1 чайная ложка ванилина, 1, 25 чайной ложки соды, 0, 5 чайной ложки соли, 1, 3 стакана воды.
Смешать масло с сахаром. Добавить яйца и ванилин. Взбивать в миксере в течение одной минуты при средней скорости. Смешать. муку, какао, соду и соль и добавить к взбитой смеси масла и сахара. Добавить воды и хорошо перемешать.
Вылить смесь на смазанные маслом и посыпанные мукой кондитерские листы. Выпекать при температуре 180 градусов в течение 30-35 минут.
КРЕМ ИЗ СЛИВОЧНОГО СЫРА
2 фунта размягченного сливочного сыра, 0, 75 стакана молока, 6 стаканов кондитерского сахара, 0, 25 чайной ложки соли, 2 чайные ложки ванилина.
Смешать все ингредиенты до однородной массы. Намазать коржи кремом. Можно использовать также шоколадный крем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли



напоминает фильм "моя большая греческая свадьба"
Беда с этой Мэри - Крисуэлл МиллиЭля
3.09.2015, 8.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100