Читать онлайн Беда с этой Мэри, автора - Крисуэлл Милли, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крисуэлл Милли

Беда с этой Мэри

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Мэри заперла дверь за последним посетителем, вздохнула и устало прислонилась к притолоке. Сегодня им недоставало двоих официантов, и ей пришлось компенсировать их отсутствие. Не помогли даже ее теннисные туфли «Рибок» и подпитка «чистой энергией» в виде шоколада. Подавать еду в ресторане было для Мэри самым неприятным занятием. Она питала огромное уважение к тем, кто занимался этим профессионально, но не стремилась пополнить их ряды своей персоной — во всяком случае, работать в этом качестве постоянно.
— Сегодня нам досталось, — сказала Энни, подводя итоги. — Она подсчитала выручку и удовлетворенно улыбнулась: — Наконец-то ресторан «У мамы Софии» стал приносить приличный доход. Вынув из ящика наличность и кредитные карты, она сложила то и другое в полотняную сумку банковского образца, которую по дороге домой собиралась положить на ночь на депозит, как обычно. — Сейчас середина недели, а выручка хорошая. Ты должна гордиться. Лично я в восторге.
— Я просто счастлива, — сказала Мэри, направляясь в обеденный зал и пытаясь сдержать стон — так болели ноги.
Энни последовала за ней.
— Хочешь выпить кофе перед уходом? — спросила она, надеясь, что кофеин подбодрит их обеих. Энни выглядела такой же измученной.
— С удовольствием.
Энни села за один из столиков, отодвинув солонку и перечницу.
Поставив на стол кофейные чашки, Мэри опустилась на стул напротив подруги, думая о том, как хорошо наконец присесть.
— Ты выглядишь озабоченной. Что-нибудь не так?
Как обычно, Энни попала в точку. Мэри и впрямь волновалась. За Джо. За Дэна. Она была обеспокоена и собственным будущим. Озабочена, напугана и смущена.
— Ты иногда задумываешься, какой будет твоя жизнь через десять, через двадцать лет и больше?
Энни пожала плечами, медленно цедя горячую жидкость.
— Я стараюсь не думать о подобных вещах. Это слишком удручает. Но ты-то почему беспокоишься об этом? Совершенно очевидно, что Дэн безумно влюблен в тебя. Думаю, твое будущее ясно.
В голосе Энни звучала не свойственная ей задумчивость, объяснить которую Мэри не могла.
— Все происходит слишком быстро, — сказала Мэри. — У меня такое ощущение, что я в товарном поезде, который несется на полной скорости и обречен на столкновение с другим. Я…
Она влюбилась в Дэна слишком стремительно, и то, что и она внушила ему любовь, было для нее полной неожиданностью. «Это не может происходить в реальной жизни, — говорила она себе, — и не может длиться долго». Такое могло бы случиться с другими женщинами, но не с Мэри Руссо.
Потянувшись, Энни положила ладонь на руку Мэри.
— Испытывать страх — нормально, но ты не должна пугаться. Любовь — часть жизни. И теперь, когда ты наконец начала жить собственной жизнью, ты должна быть рада этому. Будь счастлива, что встретила человека, который, похоже, по-настоящему дорожит тобой. Ты не знаешь, как редко такое случается.
Последние слова Энни произнесла с горечью и сожалением. Мэри ясно расслышала и то и другое.
— Наверное, ты права, но меня многое смущает. Я бы хотела знать все ответы, чтобы поступать наилучшим образом.
Предложение Дэна испугало ее. Мэри показалось, что она может угодить в петлю, и этот страх продолжал угнетать ее, хотя после первой попытки он больше не заговаривал о браке. Она была ему искрение благодарна за это и чувствовала огромное облегчение.
— Ты слишком много думаешь, дорогая моя Мэри. Все время думаешь. Ты будешь анализировать свои отношения с Дэном до тех пор, пока чувства не обесценятся. Чему суждено случиться, то случится. Ты не должна беспокоиться о том, чего, возможно, никогда и не произойдет. Живи одним днем. Что касается меня, то это срабатывает.
— Срабатывает?
Мэри внимательно посмотрела на подругу. Слова Энни ее не убедили. Ярко-голубые глаза подруги были непроницаемы. В последнее время она казалась рассеянной, совсем не похожей на себя и в ней не было ничего от ее обычной живости. Она уже смыла краску со своих волос, и они приобрели натуральный темно-каштановый цвет. Это само по себе о чем-то говорило. Но о чем именно, Мэри не знала и беспокоилась за подругу.
Странный радужный цвет волос Энни хоть и был вызывающим и эксцентричным, но по крайней мере свидетельствовал о вкусе к жизни. Новый и непривычный — слишком скромный — вид подруги был основанием для беспокойства за нее.
— В прошлое воскресенье Джо появился у вашей матери? — спросила Энни, стараясь показать, что ее это не особенно интересует, однако голос говорил о другом.
— Да, он там был, только опоздал.
— И как он поживает? Спас в последнее время чью-нибудь душу?
Хотя обычно Мэри всем делилась с подругой, сейчас она не стала рассказывать ей о том, что ей поведал Джо по секрету. Во всяком случае, пока он ведь не расстался со своей церковной деятельностью. Потому и говорить об этом не стоило. Враждебность Энни к ее брату не вызывала у Мэри желания рассказывать ей о том, что он все еще любит эту язвительную особу. Это было бы несправедливо по отношению к Джо. Да и к Энни тоже.
— Джо живет отлично. Он все тот же старина Джо.
— Понятно. В таком случае, по-моему, ему нечем похвастаться.
Мэри нахмурилась, но ничего не сказала. Энни следовало самой сражаться со своими демонами. Что ей и приходилось делать.
«Ржавый руль» был забит до отказа. И это было необычно для столь позднего часа. Музыка была оглушительной.
Отис Реддинг все еще пользовался здесь популярностью, и Дэн с трудом мог расслышать себя, глотая холодное пиво в ожидании Алана.
Друг позвонил час назад и попросил Дэна встретиться с ним, но не потрудился сказать, о чем хочет поговорить. Эти чертовы журналисты, искатели жареных фактов, всегда ведут себя таинственно.
Десятью минутами позже Алан наконец пробился сквозь людскую толпу и, заметив Дэна, помахал ему рукой. Он направился к другу в занятую им угловую кабинку, налево от заполненной танцующими площадки.
То, что Алан был одет в джинсы и легкий синий пуловер, уже насторожило Дэна, и он почувствовал, что что-то не в порядке. Он выглядел буднично, что было необычным для Алана Грайера. Он был не из таких. Гуччи был его Библией, братья Брукс — религией. Дэн повадился дразнить его в колледже, утверждая, что привередливый Алан, вероятно, крахмалит и гладит свое нижнее белье, Алан признавал, что гладит его, но не сознавался, что крахмалит.
— Эй, привет! Как дела? — спросил Алан, опускаясь на стул напротив Дэна и наливая себе пива из ледяного кувшина. Отхлебнув, он вытер пену с губ зеленой льняной салфеткой. Дэн для этого всегда пользовался тыльной стороной руки.
— Господи, как хорошо. Спасибо, что согласился прийти.
Казалось, он был на пределе: в нем не было ничего от обычно спокойного и собранного Алана, которого знал Дэн.
— Мне пришлось нанять женщину, чтобы не оставлять Мэта одного. Поэтому ближе к делу.
Дэн тотчас же пожалел о своих словах. Улыбка Алана вдруг испарилась, а в глазах его Дэн увидел боль. Ему стало даже неудобно, что он упомянул о няне. Никогда он не видел друга таким растерянным. Он не был таким даже тогда, когда ему не удалось осветить скандал, героями которого стали Клинтон и Моника Левински.
— Хелен собирается бросить меня.
— Что? О, черт возьми! Мне так жаль, старина, — пробормотал Дэн сквозь зубы.
Хелен и Алан казались такой стабильной, устоявшейся парой. Такого не должно было случиться с ними. Если уж Грайеры, состоящие в счастливом браке много лет и имеющие двоих потрясающих детей, страдают от каких-то семейных неурядиц, то есть ли хоть какой-нибудь шанс у них с Мэри заключить брак и жить счастливо? Дэну не хотелось даже размышлять об этом. Если исходить из статистики, то она высказывалась не в его пользу.
— Из-за чего, Алан? Это оттого, что Хелен хочет вернуться к работе?
В прошлый раз во время их разговора у Дэна возникло ощущение, что Хелен снова хочет работать. Алан нахмурился.
— Если я не соглашусь на то, чтобы Хелен начала собственное дело агента по недвижимости, она грозится бросить меня и забрать детей. Она утверждает, что я старомоден, говорит, что я просто ископаемое.
Неприятие Аланом высказываний жены выглядело бы смехотворно, если бы в словах Хелен не было правды. Конечно, не Дэну было говорить об этом, ведь он и сам придерживался таких же взглядов, как и его друг.
— Хелен хочет от жизни большего. Она не желает оставаться только матерью и домохозяйкой, будто в этом есть нечто зазорное. Бывали ведь времена, когда женщина гордилась тем, что может сидеть дома и заботиться о семье. А теперь вот ей этого недостаточно.
Алан снова наполнил свою кружку пивом и попытался утопить в нем свою печаль, В те времена, когда они учились в колледже, жизнь была много легче. Их заботы сводились к тому, сколько кружек пива может выпить каждый из них, пока не свалится, или как не сломать шею на пятничной дружеской вечеринке. К сожалению, Алан не мог сказать ничего такого, что Дэн уже не говорил бы себе сам.
— А может быть, Хелен блефует? Ты ведь знаешь, как ведут себя женщины, когда хотят добиться своего.
Дэн был рад, что Мэри не могла слышать его слов. Вероятно, она бы бросила ему в голову кувшин с пивом. Но черт бы его побрал, если это не было правдой! Есть такие вещи, на которые у мужчин и женщин взгляды расходятся. Например, женщины любят прибегать к эмоциональному шантажу, используя слезы как средство настоять на своем. Для мужчины же это вроде кислоты, разъедающей металл. Чего Дэн просто не мог вынести — так это женских слез.
— Я так не думаю, — ответил Алан. — Хелен убийственно серьезна. И как я понимаю, ты тоже прошел через нечто подобное. Поэтому можешь дать мне совет, что делать.
Дэн глотнул пива.
— Алан, старина, напомню тебе, что моя жена оставила меня как раз по этой причине. Шэрон жаждала свободы и получила ее.
— Она дает о себе знать?
Дэн покачал головой:
— Ни словечка от нее. И это развязало мне руки. Да собственно, речь не обо мне, а о Мэте. Как может женщина, все время говорившая о своей любви к ребенку, уйти и забыть о его существовании? Мэт больше не спрашивает о ней, но каждый раз, когда приходит почта, я читаю в его глазах надежду. Говорю тебе, Алан, это надрывает мне сердце. Эта сучка могла бы прислать ему хоть открытку!
Друг кивнул и тяжело вздохнул, погружаясь в собственную печаль.
— Что мне делать, Дэн? Я люблю Хелен. Я не могу потерять ее и детей.
Дэн помолчал, прежде чем ответить, не уверенный в том, что его совет придется Алану по вкусу.
— Если ты любишь свою жену, Алан, и действительно хочешь сохранить семью, тебе придется согласиться на компромисс. Ты должен пойти навстречу Хелен. Для начала следует разрешить ей работать. Может быть, тебе даже следует помочь ей начать дело. Ты ведь знаешь чертову уйму людей. Твои связи могли бы стать для нее бесценными.
«Компромисс — в этом все дело», — сообразил Дэн. Внезапно ему многое стало ясно.
Алан некоторое время переваривал услышанное.
— Думаю, об этом стоит поразмыслить.
— Ну, если тебе станет от этого легче, могу сказать, что ты не одинок. У меня точно такая же проблема.
— У вас с Мэри тоже проблема? Я думал, у вас все гладко.
— Я хочу жениться на ней. Ее семья тоже хочет этого — они просто настаивают на свадьбе. Но она никак не соглашается, хотя и говорит, что любит меня.
Дэн знал, что она его любит. Мэри не умела лгать.
— Ты думаешь, это из-за твоего сына? Некоторые женщины не желают воспитывать чужих детей.
Дэн покачал головой. Если уж он и был в чем-то уверен, так это в том, что Мэри любит его сына. Хотел бы он сказать то же самое о своей бывшей жене.
— Мэри любит Мэта, а он обожает ее. В этом я совершенно уверен. Несчастье в том, что Мэри помешана на своей независимости. Это как-то связано с ее детством и комплексами.
— Зная тебя, Дэн, — а я тебя, несомненно, знаю, — я не могу не верить, что ты найдешь способ убедить женщину, которую любишь, выйти за тебя замуж.
— С чего это вдруг ты заделался мистером Оптимистом?
Алан усмехнулся. Потом бросил на стол двадцать долларов.
— Пиво и няня за мой счет. Мне пора идти. Мне еще о многом надо подумать. Желаю разрешить и тебе твои проблемы, старина. Ты находчивый малый.
— Ага. И я так думаю. При этом любые проблемы разрешимы.
Дэн смотрел, как Алан удаляется, и гадал, почему, если это так, он не знает, как подступиться к своему делу.
Его проблема заключалась в том, что Мэри ставила его в тупик.
В воскресенье Мэри пришла в ресторан рано утром и тотчас же поняла, что что-то случилось. Марко и Энни стояли плечом к плечу, читая сегодняшнюю газету, будто близкие друзья. Похоже было, что им приятна компания друг друга!
«Ну, если они счастливы, то и мне следует чувствовать себя счастливой», — решила Мэри, изобразив улыбку.
— Доброе утро! Как вы сегодня себя чувствуете?
Эти двое еще ближе склонились к газете и обменялись торжествующими улыбками. Марко ринулся вперед, обхватил Мэри за талию и чуть не оторвал ее от пола.
— Марко! Ради Бога! Держи себя в руках!
Что, ради всего святого, с ним случилось? Пьян он, что ли? Неужели налакался кьянти?
— Мои поздравления, Мэри! Я так рад за тебя! Удивлен, конечно. Но очень счастлив.
Он помахал рукой в воздухе, потом сложил пальцы в щепоть и поцеловал их кончики.
— Ах, amore! He знаю, что и сказать. Не нахожу слов.
Мэри посмотрела на Энни, с лица которой не сходила широчайшая улыбка — от уха до уха.
— Может, кто-нибудь будет так любезен и скажет мне, что все-таки происходит? У меня такое ощущение, что я ненароком попала в одну из серий «Сумеречной зоны» или «Нелицеприятной камеры».
Она оглянулась, чтобы убедиться, что никто не притаился в засаде, готовясь напасть на нее.
— Мне надо идти. У меня там соус на огне, — пояснил шеф-повар и исчез, успев по дороге послать Мэри воздушный поцелуй.
Мэри посмотрела ему вслед, словно помешанному. Что-то случилось, что-то было не так. Неужели о них напечатали еще одну ужасную статью? Нет, ведь Марко что-то толковал о любви, и оба они, он и Энни, улыбались дурацкими улыбками. Впрочем, Энни все еще продолжала улыбаться!
— Почему ты мне не сказала? — предвосхитила Энни ее вопрос. — Ведь только недавно ты говорила о том, что растеряна, не знаешь, что делать, и, как теперь выясняется, все это время хранила свою замечательную новость в тайне. Я должна была бы не на шутку рассердиться на тебя. Право же, тебе следовало поставить меня в известность.
Еще более обескураженная, Мэри шагнула вперед и вырвала газету из рук подруги, потом оглянулась вокруг, пытаясь понять, чем вызвана вся эта суматоха.
— О Боже! — Лицо ее побледнело и дыхание прервалось. — О Господи!
В газете черным по белому было напечатано объявление, занимавшее целую страницу, и содержание его было следующим: «Мэри Руссо, я не могу жить без тебя. Я люблю тебя всем сердцем и всей душой. Пожалуйста, выходи за меня замуж и спаси меня от тоски и печали. С любовью, Дэн».
Несмотря на все приведенные ею доводы, он все еще хотел, чтобы они поженились!
— О… Господи!
— Ты что, не выйдешь замуж? Хочешь его бросить? Да? — спрашивала Энни. — Выглядишь ты не очень-то счастливой. Разве ты не хотела сделать нам всем сюрприз?
— Господи! Откуда ты взяла? Совсем недавно я выложила тебе все, все объяснила, и ты еще воображаешь, что я имею какое-то отношение к этому розыгрышу? Приди в себя, Энни!
Неужели ты не понимаешь, что это значит?
Подруга пожала плечами, потом внимательно посмотрела на Мэри:
— Но ведь Дэн любит тебя и хочет на тебе жениться.
— Да, конечно, будто все дело только в этом. Но ведь я-то не хочу выходить замуж. Я говорила об этом тебе и, что еще важнее, говорила Дэну. Я не готова к браку. А теперь об этом узнает весь чертов город Балтимор.
Лицо Энни смягчилось и выразило сочувствие.
— Я надеялась, что ты передумала. Неудивительно, что ты выглядела такой изумленной, когда Марко обнимал тебя.
— А ты не была бы изумлена на моем месте? За все то время, что он здесь работает, Марко не сказал мне ни одного доброго слова, а тут бросается мне на шею, как самый близкий, задушевный друг! — Мэри принялась шагать по комнате. — Что мне делать, Энни?
— Надеюсь, это риторический вопрос, потому что у меня на этот счет нет никаких идей. Ты сама должна придумать, как поступить, дорогая.
— Я не хочу обидеть Дэна. Я люблю его.
«И Мэта. Как же быть с Мэтом?» Тут она подумала о своих родных.
— О Господи! Еще моя мать! Она будет просто вне себя!
Опершись о стойку бара, потому что от мелькания Мэри у нее зарябило в глазах, Энни скрестила руки на груди и спросила:
— От горя или от счастья?
Когда речь заходила о Софии, то ничего нельзя было знать наверняка.
— Трудно предвидеть ее реакцию, — призналась Мэри. — Мои бабушка и отец обожают Дэна и хотели бы принять его в семью. А мама не раскрывает своих карт. И я не знаю, что она думает. Она может быть достаточно милой и пригласить Дэна на обед ради того, чтобы сохранить мир в семье и не ссориться с отцом, но…
— Милой? Это София-то? — Глаза Энни чуть не вылезли из орбит. — Да ты просто только что остроумно пошутила!
Мэри оставила без внимания замечание Энни.
— Зять-ирландец? Да она скорее бы приветствовала в качестве родственника сатану.
— Да ну! Я-то считала, что сатаной твоя мамаша считает меня.
Зазвонил телефон, и Мэри поежилась.
— Возьми трубку и скажи, что меня нет на месте.
— А если это Дэн?
— Ну тогда уж меня точно здесь нет.
Она сейчас не могла ни разговаривать, ни встречаться с ним. До тех пор, пока ей не станет ясно, что она должна делать. Должно быть, он не поверил ее аргументам против брака.
Внезапно у нее возникло ощущение, что все это уже было. Скандальная статья в газете. Ее первая встреча с Дэном. Мэри казалось, что Дэн все это подстроил. Это было и мило, и доводило ее до бешенства!
Энни взяла трубку, когда прозвенел третий звонок.
— О, привет, София! Мэри сейчас занята. Сказать, чтобы перезвонила вам? Да, да, я передам ей. — Она повесила трубку. — София хочет, чтобы ты сейчас же пришла к ней.
— Спасибо. Я подумаю, — ответила Мэри, чувствуя легкое головокружение. Она никак не могла решить, что хуже — встретиться с Дэном или с матерью.
— Твоя передышка подошла к концу, дорогая Мэри. Пора принимать решение.
— Я уже приняла решение. Я не собираюсь выходить замуж за Дэна. Он знает о моих чувствах и взглядах. Не понимаю, какая муха его укусила, что он выкинул такую шутку.
— Знаю, что ты не согласна, дорогая, но, по-моему, это очень мило — оповестить весь мир, что он любит тебя. Ты даже не представляешь, как тебе повезло.
Мэри удивленно уставилась на подругу:
— Энни?
Она никак не ожидала, что Энни это скажет. Такого просто не могло быть. Мэри некоторое время вглядывалась в ее лицо, чтобы что-то понять, и не поняла ничего. Но ведь Энни была мастерицей скрывать свои чувства. Энни махнула рукой:
— Мне пора. Я обещала Марко помочь на кухне. Мы готовим новое блюдо: закуску по рецепту Энни. — Она заставила себя рассмеяться, но смех ее был невеселым. — Папа готов рвать на себе волосы, оттого что я так быстро становлюсь итальянкой. Думаю, теперь мне следует научиться готовить какой-нибудь еврейский деликатес, чтобы сохранить мир в семье.
Она скрылась в кухне. Мэри снова уставилась на объявление в газете, и глаза ее наполнились слезами.
— О, Дэн! Ты чудесный. Я так тебя люблю! Но я не могу, просто не могу выйти за тебя замуж!
— Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что не хочешь выходить за Дэна?
Этот вопрос бабушка задала ей два часа спустя, когда Мэри наконец набралась смелости отправиться в родительский дом и предстать перед судилищем. Сейчас она должна была держать ответ перед бабушкой Флорой, сидевшей напротив нее за кухонным столом и весьма далекой от обычного своего благодушия.
— Я еще не готова к тому, чтобы выйти замуж и осесть, бабушка. Я люблю Дэна, но…
— Ты любишь его. Это все, что я хотела знать. Ты выйдешь за Дэниела и станешь хорошей матерью для Мэта. И это будет правильно.
— Правильно для кого? Для тебя? Для мамы? Я только что сказала тебе, бабушка, что не хочу сейчас выходить замуж. Мне нравится быть хозяйкой ресторана. Мне нравится мой образ жизни. И даже если бы я захотела выйти замуж за Дэна — но, повторяю, я этого не хочу, — то все равно ничего бы не вышло.
— Почему не вышло? Скажи мне, почему? Он хороший парень.
Мэри вздохнула и попыталась объяснить:
— У нас на все разные взгляды, а на брак в особенности. Мы несовместимы. И я не хочу рисковать. — «Я не хочу, что бы наш брак оказался ошибкой и Дэн возненавидел бы меня».
Ну вот, наконец-то она произнесла эти слова, пусть только Мысленно и для одной себя.
— Ба! В прошлый раз я поддержала тебя и выступила против твоей мамы, но София была права. Пора, пора тебе иметь мужа и детей. Хорошо, что у тебя есть славный ресторан, Мэри, но теперь ты должна стать и славной женой. Тебе ясно?
Такая беседа не могла ни к чему привести, и Мэри не терпелось положить ей конец.
— А где мама? Что-то я ее не вижу.
Отсутствие матери было необычным и даже подозрительным. Зачем она звонила Мэри и просила ее прийти, если сама исчезла?
— Она пошла в церковь. Я не знаю, о чем она молится.
В это мгновение в комнату влетела Конни — улыбающаяся, в сверкающих бриллиантовых серьгах с сапфирами, должно быть, стоивших Эдди целого состояния. Теперь он был обречен прочищать толстые кишки до второго пришествия, чтобы оплатить эти побрякушки.
— Я только что видела газету. Это поразительно! — Конни ринулась вперед и, сжав Мэри в объятиях, принялась целовать ее в обе щеки. — Поздравляю, поздравляю! Я в восторге! Я так рада за вас обоих! Теперь мы сможем вместе ездить покупать детскую одежду, обставлять наши дома и…
Мэри подняла руку, стараясь умерить необоснованный восторг сестры и заставить ее спуститься на землю, забыв о своих розовых планах.
— Твои поздравления и пожелания, Конни, преждевременны. У меня нет ни малейшего желания принимать предложение Дэна. И, могу добавить, это уже второе его предложение.
— Ненормальная!
Мэри проигнорировала нелицеприятное мнение бабушки о ее умственных способностях и испытала облегчение, когда старушка поднялась с места и вышла из комнаты. Флора никогда не реагировала ни на что так резко и не проявляла такой непреклонности, как София. Но на этот раз все было иначе. Мэри знала, что Дэниел нравится ее бабушке, но до сих пор не осознавала, до какой степени. Конечно, на отношение Флоры к Дэну повлияла и ее привязанность к Мэту, потому верная союзница Мэри выступила против нее.
— Но почему бы тебе не выйти за Дэна? — спросила Конни, явно разочарованная. — Разве ты не любишь его? Вы так прелестно выглядели на обеде, который родители устроили в твою честь. И Дэн такой славный, такой красивый. Уж гораздо лучше и привлекательнее Лу Сантини. И готова дать голову на отсечение, что он-то не живет со своей мамой.
— Начать с того, Конни, что я отказала Дэну еще до того, как он произвел этот маневр у меня за спиной и выставил наши отношения на суд всего света. — Она в сердцах вскинула руки вверх. — Ну что это за поступок! Кто решится выйти замуж за человека, не считающегося с тобой, не обращающего внимания на то, что ты говоришь или чувствуешь?
Мэри отчаянно старалась найти аргумент, чтобы привлечь членов семьи на свою сторону.
Но они дезертировали один за другим, и она не могла этого понять. Что случилось с ее семьей? С теми тесными узами, которыми все ее члены были связаны? Теперь Мэри казалось, что в семье Руссо эти узы были тоненькими, как ниточки, а не прочными, как канаты.
— Дэниел объявил о своей любви к тебе на весь свет. Это так романтично. Не могу поверить, что тебе это не понравилось. Ты должна чувствовать себя польщенной. Если бы Эдди совершил что-нибудь подобное, я привязала бы его к кровати и заставила любить себя целую неделю.
Мэри вызывающе взирала на сестру.
— А я вот не чувствую себя счастливой. Я ощущаю только гнев. И считаю, что Дэн слишком самонадеян. Он совсем не считается с моими чувствами.
— Я уверена, что Дэн все объяснит тебе при встрече. Разве вчера вечером ты не сказала мне по телефону, что сегодня он придет к тебе?
Сначала Мэри побледнела как полотно, потом покрылась холодным потом. Когда Дэн позвонил ей вчера и сказал, что ему очень важно ее сегодня увидеть, она и понятия не имела о том, что он намерен сообщить о своих чувствах всему миру.
Господи помилуй! Что же ей теперь делать? И что она ему скажет?
МИНЕСТРОНЕ ПО РЕЦЕПТУ МЭТА
] луковица, мелко порезанная, 4 зубчика измельченного чеснока, 0, 25 стакана оливкового масла, 1 стакан порубленного цуккини, 2 картофелины, нарезанные кубиками, 3 морковки, нарезанные ломтиками, 3 стебля сельдерея, нарезанные ломтиками, 8 стаканов говяжьего бульона, 3 стакана измельченных консервированных помидоров, 1 стакан консервированной фасоли, 1 стакан бобов, 2 стакана воды, базилик, петрушка, орегано по вкусу, соль и перец по вкусу, 0, 5 фунта мелких макаронных изделий типа ракушек.
В большом горшке тушить лук и чеснок в оливковом масле примерно пять минут. Добавить овощи, говяжий бульон, помидоры и остальные ингредиенты. Добавить душистые травы и томить на слабом огне несколько часов. Всыпать макаронные изделия примерно за 15 минут до конца приготовления супа. Подавать с сыром пармезан.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли



напоминает фильм "моя большая греческая свадьба"
Беда с этой Мэри - Крисуэлл МиллиЭля
3.09.2015, 8.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100