Читать онлайн Беда с этой Мэри, автора - Крисуэлл Милли, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крисуэлл Милли

Беда с этой Мэри

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Как только они добрались до ее квартиры, Мэри устремилась на кухню и достала из холодильника большое блюдо заварных пирожных с шоколадно-сливочным кремом. Это был новый рецепт, опробованный сегодня утром. Мэри поставила блюдо на стол.
— Хочешь попробовать? Могу заверить тебя, что они замечательные. Даже лучше секса, — сказала она с озорной, дразнящей улыбкой.
Прижимая руку к желудку, все еще полному после обеда у Софии, Дэн с изумлением смотрел, как Мэри, съев одно пирожное, потянулась за другим.
— Как ты можешь их есть? Ведь всего несколько часов назад ты невероятно плотно пообедала. Ты еще не можешь испытывать голода.
— Я и не голодна, — признала Мэри, облизывая губы, вымазанные шоколадной начинкой. Просто я всегда ем, когда расстроена. А я сейчас очень расстроена. Моя семья доведет меня до безумия. Я ем, чтобы хоть немного успокоиться. Особенно в таких случаях мне помогает шоколад. Я всегда ем шоколад, когда нахожусь на грани срыва.
Шагнув к столу, Дэн убрал блюдо подальше от нее.
— Поверь мне, что они не лучше секса.
— Эй, я еще не успокоилась! — запротестовала Мэри, потянувшись за следующим пирожным.
— А я думаю о другом способе успокоить тебя. — Его глаза потемнели от страсти. — И намерен доказать это.
Шагнув к ней, он обнял ее и принялся расстегивать пуговицы у нее на блузке.
Мэри удивленно посмотрела на Дэна и схватила его за руку:
— Подожди! Ты что, сошел с ума? Мы же на кухне!
Ей хотелось добавить, что это священная территория, но она знала, что это прозвучало бы глупо. Не много нашлось бы людей, кто счел бы кухню святилищем, если бы только они не были столь же отличными кулинарами, как Дэн. Но насколько можно было судить по его оттопырившимся брюкам, сейчас его заботило другое.
Дэн слизнул шоколад с ее губ, приговаривая:
— М-м! Вкусно. — Потом добавил: — Разве мы на кухне? Ну и что? По странной случайности мне нравится это место.
— Ах! — Мэри посмотрела на стол, и ее глаза и рот округлились, приняв форму буквы «О». — Не думаю, что принадлежу к тому типу женщин, которые способны удовольствоваться кухонным столом. Представь, сколько времени мне потребовалось на то, чтобы научиться заниматься этим в постели! И кроме того, кухня предназначена для еды.
— Я тоже так думаю. Это просто мои мысли, — откликнулся Дэн, начиная расстегивать ее юбку и блузку и не обращая внимания на возмущенные восклицания. Он спустил синий шелк вниз и с восхищением созерцал ее бюстгальтер и узенькие трусики. Потом шумно вдохнул воздух, Мэри выглядела неправдоподобно прекрасной — нежная, шелковистая, с обворожительными округлостями.
— Напомни мне купить запас кондомов.
— Я…
Он закрыл ей рот ладонью.
— Ш-ш! Хватит болтать. Этот восхитительный рот создан не только для того, чтобы запихивать туда сладости. — Он снова вздохнул, еще более громко. — Проверим, прав ли я. -
И одним взмахом руки Дэн смел со стола все, включая держатель для салфеток, пластиковую солонку и судок для перца, и опрокинул Мэри на стол. — Я разве не говорил тебе, что нахожу обворожительным все итальянское?
— Дэн, пожалуйста!
Мэри почувствовала, как кровь приливает к ее щекам.
Плафон над их головами горел, освещая все это кощунство. Почти нагая, Мэри лежала на кухонном столе, словно агнец, обреченный на заклание.
Нет, такое поведение нельзя было назвать нормальным. Или можно?
Энни бы сказала: «Да-а!» Но Мэри не обладала ее раскованностью. И не важно, сколько соблазнительного, провоцирующего белья она накупила. И не важно, сколько облегающих платьев висело в ее шкафу. Она знала, что никогда не будет такой, как ее лучшая подруга. На этот счет Энни была права.
— Я не могу! Я…
Дэн заглушил ее протест поцелуями. Его горячий язык проник ей в рот, дразня и мучая ее. И Мэри забыла о своих предрассудках. Она сделала движение к нему, чтобы расстегнуть его рубашку, потом брюки, и помогла снять их.
Когда же его губы прижались к ее груди, Мэри решила, что любовь не может осквернить кухню.
— Говорил я тебе, что я без ума от тебя? — Он расстегнул ее лифчик, сорвал с нее трусики и бросил их на пол. И она, совершенно обнаженная, оказалась под ним. Стол холодил ее спину, но тело Дэна было теплым, а сама она была такой разгоряченной, что ни на что не обращала внимания. — Ты нужна мне, Мэри. Я хочу проникнуть глубоко в тебя. Весь день я только об этом и думал.
Мэри вообще лишилась способности думать. Она только чувствовала руки Дэна на своей груди, его губы на своих сосках, и дыхание ее стало неглубоким и прерывистым.
— Ты ведешь нечестную игру, — задыхаясь между двумя стонами наслаждения, пролепетала Мэри. — Я тоже хочу тебя, но я не должна…
Он заглянул в глубину ее темных глаз и увидел в них страсть и смущение.
Сначала и сам он был в смятении, не зная, чего ждать от их отношений. Но теперь все стало ясно: Мэри была ему нужна, он хотел жениться на ней.
— Я люблю тебя, — прошептал он, нежно целуя ее в Щеку. — Думаю, я влюбился в тебя сразу, как только увидел, когда ты ворвалась ко мне в офис, мечтая о расправе.
Дэн любил ее! В голове Мэри снова и снова звучали сказанные им слова. Сердце ее сделало бешеный скачок, кровь закипела, и все ее тело омыла теплая волна, будто солнце излило свой жар на цветущую поляну.
— Вот теперь ты и вправду нечестно играешь.
— Я и не собираюсь играть с тобой, любовь моя. Поэтому будь готова.
И он вошел в нее, продолжая целовать в губы. Казалось в этом поцелуе он пытался завладеть не только ее телом, но и душой, стараясь убедить ее, что отныне она принадлежит только ему.
Они поднимались все выше и выше, парили над землей, а напряжение в теле Мэри все нарастало. Еедыхание становилось все более прерывистым. Перед глазами заплясали крошечные светлячки, похожие на серебряных рыбок, и все поплыло и закружилось.
— О! О Господи! — выкрикнула она, падая в бездну и захватывая в этом падении Дэна. Они одновременно достигли пика наслаждения. И это потрясло их обоих, будто земля разверзлась и это падение могло продолжаться до бесконечности. Когда наконец все было позади, Дэн поцеловал ее в лоб, в нос, в губы.
— Все еще считаешь, что заварные пирожные лучше?
Мэри покачала головой.
— Я люблю тебя, Мэри. Ты лучшая из всех, кого я знаю. Ты самая добрая и самая страстная женщина на свете. И я никогда не отпущу тебя.
Дэн принял решение жениться на ней, чего бы ему ни стоило убедить ее.
Наконец дыхание Мэри стало ровным. Она обрела способность говорить и нежно улыбнулась ему:
— Наверное, у тебя слишком мало знакомых, раз ты так считаешь.
— А мне и не нужен никто, кроме тебя. Я заставлю тебя полюбить меня.
— О Дэн! — Ее глаза наполнились слезами, а голос задрожал от избытка чувств, и Дэн испытал тягостную минуту страха, прежде чем она заговорила снова. — Тебе не надо заставлять меня любить тебя. Я уже тебя люблю. — Она притянула его ближе к себе. — И похоже, что полюбила навсегда.
— Это правда?
От его счастливой улыбки сердце Мэри переполнилось нежностью.
— Конечно, правда. Я почти никогда не лгу. Ну разве что очень редко. И то когда это совершенно необходимо.
— Господи! Если бы ты только знала, что это значит для меня!
— Знаю, потому что ты заставил меня чувствовать то же самое, ответила она, и глаза ее засияли. — Но не думаешь ли ты, что мы могли бы продолжить эту беседу в постели? А то моя спина покроется синяками от этого жесткого деревянного ложа.
Засмеявшись, Дэн приподнялся и потянул ее за собой.
— Пойдем в постель, но не спать. Раз Мэт остался на ночь у твоих родителей, а твой папа согласился отвезти его завтра в школу, у нас впереди целая ночь, и я собираюсь воспользоваться этим в полной мере.
Мэри нервно покусывала нижнюю губу.
— Мы сегодня не предохранялись, Дэн. Давай в дальнейшем будем осторожнее.
Это была ее вина. Ей следовало проявить настойчивость, но она была слишком захвачена страстью. Он подошел к ней сзади и обнял ее, проведя рукой по плоскому животу и прижимаясь губами к ее шее.
— Я не стану возражать, любовь моя, если наше свидание будет иметь последствия и если ребенок — не важно, он или она, — будет точной твоей копией.
На мгновение его слова лишили ее способности соображать. Мэри замерла, будто пораженная громом, чувствуя руки Дэна на своем животе и представляя, что там, внутри, появится крошечное его подобие, что дитя будет расти и потом она поднесет его к груди. Мэри счастливо вздохнула. Но тотчас же ей пришло в голову, что это не согласуется с ее планами. Совсем не согласуется.
— Ты в своем уме? — А она была в своем уме? — Я не хочу забеременеть и родить ребенка. У меня есть дело. Я с самого начала была честна с тобой, Дэн.
— Но я люблю тебя, я хочу жениться на тебе.
Эти слова были такими важными!
Конечно, Мэри была польщена. Но она не могла согласиться с Дэном, однако не хотела и обидеть его. Поэтому Мэри отчаянно пыталась найти правильные слова, чтобы вновь объяснить ему все.
— Ты можешь так думать сейчас, Дэн, но в конце концов пожалеешь. Я не хочу быть домохозяйкой. Не хочу повторить судьбу своей матери. И ты мне говорил много раз, что твой брак дал трещину именно потому, что твоя жена хотела сделать карьеру.
— Да, но…
Мэри покачала головой.
— Думаю, ты не мог не заметить, какие усилия прилагает моя семья, чтобы заставить нас пойти к алтарю. Моя мать считает, что все люди на нашей планете должны состоять в браке. Она не понимает таких отношений, как наши.
Слова Мэри ранили его, но Дэн старался не показать своей обиды.
«Не спеши, — сказал он себе. — Будь терпелив. Она напугана и еще не готова взять на себя обязательства. Ей нужно время».
— В прошлый раз я видел кондомы в ящике твоего ночного столика, — сказал он, меняя тему разговора. — Надеюсь, ты купила их достаточно для сегодняшней ночи?
Почувствовав облегчение, Мэри расслабилась в его объятиях, потом повернулась и благодарно провела ладонью по его щеке.
— Я люблю тебя, Дэн, — прошептала она, и глаза ее засветились нежностью.
— Прекрасно. И ты можешь доказать мне это.
Он подхватил ее на руки и под журчание ее смеха понес в спальню.
Загар Уолтера Байерли стал еще заметнее с того последнего раза, когда Дэн видел его. Издатель только что вернулся из двухнедельного отпуска на Таити. Этим и объяснялись его расслабленный вид и завидная жизнерадостность. Он и в самом деле выглядел моложе. А возможно, причиной было то, что он стал красить волосы в черный цвет, чтобы скрыть седину. Возможно, Уолт старел, но не хотел сдаваться без боя.
По просьбе Дэна его босс пришел к нему в офис, чтобы обсудить возможность перевести Линду из кулинарного отделав более перспективный, где она могла бы продвинуться по службе.
Было самое время сделать это, и Дэн намеревался убедить босса в такой необходимости. Уолт был разумным малым, а Дэн умел быть довольно убедительным, когда ставил себе какую-нибудь цель. В конце концов, ведь заставил он Мэри полюбить его. То, что она признала это, окрылило его, и теперь он чувствовал себя сверхчеловеком. Если бы только он сумел убедить Мэри выйти за него, ему бы больше нечего было требовать от жизни.
— Черт бы побрал упрямство этой женщины! — пробормотал он.
— Я что-нибудь упустил из того, что здесь делается? — поинтересовался Уолт, внезапно прислушавшись к шуму на улице.
— Да нет.
Дэн тряхнул головой в надежде на то, что на его лице нельзя прочитать, о чем он только что думал.
— Надеюсь, вы согласитесь с тем, что Линда Фокс способная и вполне может преуспевать по службе. Ее таланты попусту растрачиваются на этой работе в качестве помощницы Розмари. Десять лет — слишком долгий срок, чтобы только печатать и подшивать бумаги, особенно если обладаешь способностями Линды.
Издатель газеты «Сан» отвернулся от бешено несущегося за окном потока машин, снова посмотрел на Дэна и одобрительно кивнул:
— Я рад, что ты берешь быка за рога, Дэн. Это показывает, что тебе не чужда инициатива и ты близко к сердцу принимаешь свою работу и деятельность отдела. Мне это нравится.
— Оставьте даже мысли о том, чтобы приковать меня на веки к этому отделу. Как только Розмари вернется из отпуска, я с ним распрощаюсь.
— Такой и была наша договоренность. Ты не представляешь, как я буду счастлив, когда этот день наступит и я наконец избавлюсь от Брэдли. Мой племянник — просто наказание. Он сделал серию в трех частях, посвященную спортивной одежде. Ты видел это? — Уолт закатил глаза. — Этот паршивец доведет отдел до ручки. Ни один уважающий себя спортсмен не захочет читать подобный бред.
Не заботясь о том, чтобы скрыть свое презрение, Дэн сказал:
— Я читал этот материал, а потом проглотил пару таблеток от изжоги. — Визиты Уолта тоже всегда вызывали у Дэна изжогу, и он принимал после них лекарство, снижающее кислотность. — Я только надеюсь, что, когда все вернется на круги своя, надо мной не будут смеяться во всех спортивных раздевалках.
Уолт покачал головой.
— Даже Матильда начинает прозревать и понимает, какое он ничтожество. Это просто клоун, шут гороховый. Но мы скоро избавимся от этого маленького засранца. Лояльность к семье моей жены имеет свои границы.
— Прежде чем мы покончим с этим, Уолт, мне хотелось бы поговорить о продвижении Линды.
Усевшись на край письменного стола, как на насест, Уолт потер подбородок, что всегда бывало знаком того, что он готов к сотрудничеству. Дэн испытал прилив радости и надежды.
— Подумаю, что можно сделать, раз ты так этого хочешь…
Раздался стук, и объект этого разговора просунул голову в дверь:
— Простите, мистер Галлахер, мистер Байерли… — Линда смущенно улыбнулась мужчинам, потом сказала: — Могу я перемолвиться с вами словечком, мистер Галлахер?
Черт возьми! Как не вовремя!
— В чем дело, Линда? Мы обсуждаем важный вопрос.
Дэн не пытался скрыть раздражение, но секретарша только пожала плечами.
— У меня в приемной две женщины, называющие себя Руссо. Они настаивают на встрече с вами, говорят, что это очень важно.
— Не зовут ли, случайно, одну из них Мэри?
Сердце Дэна затрепетало при мысли, что сейчас он снова увидит Мэри. Прошлая ночь была бесподобной, а сегодняшняя, поклялся он себе, превзойдет ее.
Линда покачала головой:
— Это не молодая леди из ресторана. Это дамы постарше. Их зовут миссис Флора и миссис София Руссо. Дэн побледнел.
— Они сказали, чего хотят?
Будто он этого не знал! Мэри предупреждала его, что рано или поздно ему грозит лекция о дойной корове. Проклятие! Вероятно, это испытание предстояло ему прямо сейчас.
— Нет, сэр, сказали только, что это очень важно и что они должны немедленно повидаться с вами. У них несчастный вид. На вашем месте я бы поговорила с ними.
Одарив своего босса смущенной улыбкой, Дэн попытался объяснить ему:
— Небольшая семейная проблема, которую надо уладить. Это займет всего минуту.
Уолт встал и энергично закивал:
— Мне это знакомо, мой мальчик. Желаю тебе уладить ее. А что касается нашего дела, думаю, я уже все понял и скоро дам тебе ответ.
Он улыбнулся Линде, пробормотал «Удачи!» Дэну и удалился.
«Мне она положительно нужна», — сказал себе Дэн, снова доставая из кармана коробочку с таблетками и глотая сразу несколько. Приклеив на лицо приветливую улыбку, он двинулся навстречу двум хмурым дамам, вошедшим в комнату.
Обе, София и Флора, были во всем черном, и внезапно перед мысленным взором Дэна возникло видение ожидающего его ада.
— Какой приятный сюрприз! — бодро сказал он, предлагая дамам сесть на стулья возле своего письменного стола. Он старался держаться беспечно и непринужденно, будто их визит ничуть не обеспокоил его, но желудок его взбунтовался и заработал, как бетономешалка, потому что Дэн был уверен, что этот визит не сулит ему ничего хорошего.
— Не пытайтесь вести себя как ни в чем не бывало, — ткнула в него пальцем бабушка Флора, подтверждая, что его худшие подозрения не были беспочвенными. — Это не годится для нашего случая.
Сжав губы в ниточку и выпятив подбородок, София скрестила руки на груди. Все знавшие Софию Руссо сообразили бы, что это скверный знак.
— Мы предпочитаем постоять, — сказала она Дэну, хотя Флора тяжело опиралась на палку и, казалось, в любой момент была готова рухнуть. — То, что мы собираемся сказать, не отнимет много времени, мистер Галлахер.
О! Они вернулись к официальному тону, подумал Дэн и решил, что не повредит умаслить их.
— Право, вчера я получил истинное наслаждение от вашего обеда, миссис Руссо. Спасибо, что пригласили меня. — Он обольстительно улыбнулся. — Знаете, вчера я как раз сказал Мэри, как вы напоминаете мне Софию Лорен. Готов поспорить, что вам уже не раз говорили об этом.
По выражению ее глаз он заметил, что его грубая лесть достигла цели, и углы рта Софии готовы были приподняться в улыбке, но потом губы снова сурово сжались.
С лестью покончено, подумал Дэн.
— Вы влюблены в мою внучку, да? — спросила Флора, буравя мужчину стальным взглядом, отчего Дэн заерзал на стуле. Мэри предупреждала его и насчет этого взгляда. — Пора вам, ребята, пожениться. Мы не можем допускать, чтобы доброе имя нашей Мэри было поругано. Люди начнут болтать, станут называть ее puttana. Сейчас самое время.
Дэн прекрасно знал, что означает слово «puttana», и рот его сам собой открылся от изумления. Ну кому бы пришло в голову так отозваться о Мэри? По правде говоря, это заявление потрясло его, хоть он и старался не подавать виду.
— Моя свекровь права. Вы нарушаете закон Божий. Вы католик и знаете это. И не пытайтесь притворяться, что между вами и моей дочерью ничего нет. Мать разбирается в таких вещах. У меня на сердце тяжесть. — Она похлопала себя по груди, прямо над сердцем. — Я предостерегала Мэри, предупреждала ее насчет вас, но разве она стала меня слушать? Ирландцы известны подобным поведением. Это у них в крови. — Пытаясь восстановить душевное равновесие, Дэн предложил:
— Почему бы нам не присесть? Пожалуйста!
Вид двух разъяренных женщин был устрашающим. К счастью, эти дамы не держали в руках по пистолету. Они вообще не были вооружены, если не считать язвительных языков и словесных атак. И Дэн решил объявить о своем предложении.
— Я люблю Мэри, и для меня не было бы ничего лучше, чем жениться на ней.
Женщины переглянулись и кивнули, осознав его заявление и, по-видимому, соглашаясь с ним.
— Так что же вас останавливает? Моя дочь не становится моложе. Мэри надо завести детей, пока ее яичники действуют. Вот почему я решила благословить ваш союз. Мне все еще не нравится мысль о ее браке с ирландцем, но следует исходить из реальности. К тому же мой Фрэнк считает вас славным малым.
Одобрение Софии, выраженное подобным образом, напоминало лиловое клеймо, которое мясник ставит на свой товар. Его не причислили к категории «А» или к первому сорту. Его сочли всего лишь приемлемым. Было сомнительно, чтобы он сразил наповал хоть одного члена семьи Руссо. Но Дэн постарался не принимать близко к сердцу такую оценку своих достоинств.
— Успокойся, София. Я думаю, что у него что-то на уме.
При этих словах мамаша Мэри закрыла рот, и Дэн был потрясен. Он сомневался в том, что эту пресловутую даму мог бы урезонить кто-нибудь еще, кроме Флоры. Функцией Софии в жизни было подавлять и запугивать. И с Мэри она это проделала весьма успешно, но Дэн решил, что запугать себя он ей не позволит.
— Я не думаю, что мне следует обсуждать столь интимные вещи с членами семьи Руссо.
— Что? Интимные? — София вскинула руки к потолку. — Я ее мать. Это ее бабушка. Мы имеем право знать, что происходит между вами.
Нервно приглаживая волосы, Дэн глубоко вздохнул и, выдержав паузу, заговорил:
— Как я уже пытался вам объяснить, миссис Руссо, мы с Мэри любим друг друга. Но Мэри пока не хочет выходить замуж.
— Она вам это сказала, Дэниел? Вы попросили руки Мэри и она ответила «нет»?
Вопросы бабушки вызвали краску на щеках Дэна. Что черт возьми, ему полагалось говорить? Что она решительно отвергла его? Что она осудила все попытки ее семьи склонить его к браку?
— Мэри ясно дала понять, что пока еще не готова связать себя долгосрочными обязательствами. И я не хочу давить на нее. Думаю, ей нужно время. Она пока не может решиться и…
— Иногда женщину следует подтолкнуть, — пояснила София, как если бы он и Мэри были совершенными тупицами. — Иначе как она узнает о серьезности намерений мужчины? Беда Мэри в том, что она не знает, чего хочет. Если она говорит, что любит вас, значит, она хочет за вас замуж. Но она не старается облегчить вам дело. За женщиной надо ухаживать. Мои дочери воспитаны так, что не могут стать легкой добычей. Мэри хорошая девушка и добрая католичка.
Бабушка заставила себя подняться на ноги, опираясь на палку.
— Вы хороший мальчик, Дэниел. Я знаю, вы найдете способ убедить мою внучку. Знаю, что вам нужна мать для вашего сына. И в сердце своем я знаю, что вы никогда не навлечете позора на семью Руссо.
— Мне такое и в голову не приходило, — согласился он, гадая, как ему угодить всем, включая и себя самого. — Я не просто хочу жениться на Мэри. Я люблю ее, но…
— Хорошо. Тогда все улажено. — София встала и осталась стоять, как и Дэн, чувствовавший себя так, будто его переехал грузовик. — Дайте мне знать, когда дело будет сделано, и я устрою вечер по случаю вашей помолвки. Мы пригласим всех, всю семью. Конечно, вам нужно будет купить обручальные кольца. Но ничего слишком громоздкого. Впрочем, кольца должны быть достаточно солидными, чтобы было понятно, что вы заявили свои права на Мэри. Ни одной женщине не будет приятно скрывать кольцо, оттого что оно оказалось жалким. Если бриллиант слишком мал или скверного качества, это означает, что жених не слишком ее уважает.
Рука Флоры поднялась, и Дэн вздрогнул, ожидая худшего и с шумом втянул воздух, но тотчас же расслабился, когда старая леди осенила себя крестным знамением и бросила презрительный взгляд на невестку.
— Не обращайте на нее внимания, Дэниел. София — как старая коза. Любит во все вмешиваться, лезть со своими советами, приставать. Берите дело в свои руки и поступайте как знаете.
Обе дамы удалились, причем София продолжала что-то бубнить об обручальных кольцах.
Дэн в изнеможении упал на стул, удостоверившись, что его мужские регалии остались при нем. После этой сюрреалистической сцены он ни в чем не был уверен.
Если Мэри узнает, что ее мать и бабушка нанесли ему визит, она взовьется ракетой, поэтому Дэн решил ничего ей не рассказывать.
Не будучи в восторге от их вмешательства в его личную жизнь, он считал, что не имеет смысла создавать лишние проблемы. Из-за этих Руссо их и так уже была масса. Но, по совести говоря, он понимал, что мать и бабушка Мэри в чем-то были правы. Для Руссо репутация значила очень много. Они были старомодной, очень традиционной итальянской семьей.
Мэри объяснила ему, что в Италии невинность девушки считается большой ценностью. После брачной ночи у них в обычае вывешивать из окна простыни невесты, чтобы продемонстрировать доказательство того, что она вступила на брачное ложе девственницей. И несмотря на претензии Мэри на независимость и современный образ мыслей, она была все же консервативной девушкой. Она беспокоилась о том, что ее простыни не такие, как нужно, что она согрешила перед церковью и, может быть, окажется в аду, несмотря на заверения Дэна, что такое невозможно. Мэри была не из тех женщин, кто дарит свою благосклонность направо и налево. Такая женщина, как она, нуждалась именно в браке. И Дэну следовало придумать наилучший способ убедить ее в его необходимости.
ЗАКУСКА ПО РЕЦЕПТУ ЭННИ
На большом блюде расположить тонкие ломтики салями, ветчины и колбасы мортаделла. Добавить к ним ломтики моццареллы проволоне и других сыров. Ломтики сыра моццарелла расположить, перемежая их кусочками помидоров. Сверху спрыснуть оливковым маслом, посыпать свежим базиликом и сердечками артишоков, маринованных в оливковом масле и чесночном соусе или в маринаде с зеленым, красным и желтым перцем, нарезанным на тонкие полоски и тушенном в оливковом масле с чесноком, а затем охлажденным. Можно к этому добавить также цельные шляпки грибов, крупные черные маслины и нарезанный ломтиками итальянский хлеб. Подавать в качестве закуски перед основным блюдом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли



напоминает фильм "моя большая греческая свадьба"
Беда с этой Мэри - Крисуэлл МиллиЭля
3.09.2015, 8.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100