Читать онлайн Беда с этой Мэри, автора - Крисуэлл Милли, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крисуэлл Милли

Беда с этой Мэри

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

В своей мягкой фетровой шляпе, черном костюме в узкую полоску и черном кашемировом пальто, наброшенном на плечи, Альфредо Грациано выглядел именно так, как и хотел выглядеть, — отпетым мафиози.
Входя танцующей походкой в гостиную дома Руссо, он приветствовал всех улыбочкой и кивком головы, достойным папы римского.
На языке мафии «отпетый» означает, что этот человек совершил по заданию мафии убийство, а возможно, и не одно, и доказал свою лояльность.
Правда, мнение Мэри об «отпетых» было совершенно иным и отличалось от мнения дяди Альфредо. Альфредо был, конечно же, отпетым. К досаде всего клана Руссо, он был отпетым до такой степени, что это доводило Мэри чуть ли не до помешательства, особенно когда он многозначительно и лукаво намекал на свою связь с семьей Готти. Каждый раз, когда ей приходилось представлять его знакомым, Мэри сжимала зубы до скрежета.
Целуя старика в пухлую отвислую щеку — Альфредо никогда не отказывался от сдобного теста, — Мэри заставила себя улыбнуться.
— Дядя Альфредо, мне хотелось бы познакомить тебя со своим другом Дэном Галлахером.
Дэн протянул руку:
— Приятно познакомиться. Я много слышал о вас. «Большое преувеличение и большая ошибка», — подумала Мэри, вспоминая, сколько раз она предупреждала Дэна о том, что ее Дядюшка Альфредо отличается, мягко говоря, оригинальностью.
Неужели Дэну было на самом деле приятно? Он улыбался. Альфредо тоже протянул руку, но вовсе не для пожатия. Он ждал, что молодой человек поцелует ее в знак почтения.
— Вы можете звать меня доном Альфредо, — представился дядя, и золотое кольцо на его пальце подмигнуло в свете плафона, будто, как и Мэри, сочло всю эту сцену абсурдной.
Если Дэн и видел хоть одну из трех серий «Крестного отца», то ничем не показал этого и только пожал протянутую руку, не оказав дону надлежащего почтения. Мэри была искренне убеждена, что Марио Пьюзо в эту минуту перевернулся в могиле.
— Нам так жаль, дядя Альфредо, что ты не был на нашем праздничном вечере, на годовщине свадьбы родителей. — Дядюшка предпочитал, чтобы его звали не Альфредо, а Фредо, как в кино, но Мэри не хотела потрафлять ему.
— У меня были неотложные дела. Ты же знаешь, — сердечно пожимая протянутую руку, вздохнул он, — бывают предложения, от которых невозможно отказаться.
Если бы здесь присутствовал Марлон Брандо, он был бы польщен. Единственное, чего не хватало в представлении дяди Альфредо, — это ватных шариков, которые Брандо держал за щеками, чтобы сделать свою речь шамкающей.
Дэн искоса посмотрел на Мэри, и его глаза весело блеснули при виде ее страданий.
— Я говорила, что дядя Альфредо работает на «Автомир Луи Счастливчика»? Он продает машины. Верно, дядюшка?
Намеренно не отвечая на вопрос Мэри, старый джентльмен обхватил Дэна за плечи и заговорщическим шепотом спросил его:
— Мы ведь не все говорим женщинам, понятно?
Прежде чем Дэн успел ответить, появилась София, обняла брата и смачно поцеловала его в губы. Глаза ее сияли неподдельной нежностью.
— Тебе не стыдно, Фредо, что ты не пришел на мой праздник? Хорошо хоть, что пришел сегодня познакомиться с новым другом Мэри. Это тот, о котором я тебе говорила.
— Ирландец? — Глаза Альфредо превратились в щелочки, и он принялся разглядывать репортера, будто только что увидел его. — Ты хочешь, чтобы я вышел и поговорил с ним наедине?
Смеясь, София покачала головой:
— Нет, Мэри решила хороводиться с Дэном, и мы поддерживаем ее в этом решении. Хоть Дэн и ирландец, но Фрэнк считает, что Мэри пора замуж, пора определиться и завести деток.
Выражение лица Софии говорило убедительнее всяких слов: она не была рада этим отношениям, но соглашалась их признать.
Мэри вспыхнула, лицо ее запылало, как начинка пиццы в духовке. Она не смела поднять глаз на Дэна, чтобы не встретиться с ним взглядом. Она не сомневалась, что он чувствует себя таким же униженным, как и она.
— Мама! Мы с Дэном только друзья и вовсе не «хороводимся», как ты по старинке выражаешься. Мы не собираемся пожениться. Поэтому замолчи. Ты меня ставишь в неловкое положение.
— Что? — Широко раскрытые глаза матери выражали искреннее непонимание. — Разве этот человек пришел сюда не для того, чтобы познакомиться с твоей семьей? Он ведь нравится тебе. Это так? И ты ему тоже. А что? Что я такого сказала?
Обняв Мэри за плечи, Дэн нежно сжал их и усмехнулся:
— Вы совершенно правы, миссис Руссо. Мне очень нравится Мэри.
Мэри бросила на Дэна убийственный взгляд, означавший: «И ты, Брут!»
— Видишь, — обратилась к ней мать, — этот человек не стыдится своих чувств. Беда Мэри в том, что она слишком сурова, — пояснила София, как если бы она и Дэн были союзниками в какой-то грандиозной интриге. — Иногда это дает обратный эффект, как было с Марком Форентини. Этот человек был славной добычей, но разве моя дочь пожелала с этим считаться?
— Мама!
Мэри чувствовала, что сыта по горло откровениями матери. Она хотела сейчас только одного — чтобы лохматый оранжевый ковер ожил и поглотил ее заживо.
— А что? Что я такого сказала? — София уставилась на дочь, качая головой. — Я только пытаюсь тебе помочь.
Когда Мэри оказалась в безопасности кухни, она бросилась прямо к горшку, в котором на слабом огне томился соус.
Она подняла крышку и помешала его. Аромат орегано и базилика заполнил кухню и слегка успокоил Мэри.
Стряпня всегда помогала ей справиться со стрессом. Господи!
Напряжение никак не покидало ее. Когда несколькими минутами позже за спиной у нее появился Дэн и поцеловал в шею, напряжение не спало, а, напротив, только усилилось. Но это было уже напряжение другого рода.
— Похоже, твоя мать попала в яблочко. Думаю, теперь я ей нравлюсь, — сказал он, и Мэри почувствовала, что он слишком рад повороту событий, и от этого ей захотелось закричать.
Почему так получалось, что все жаждали одобрения Софии?
Эта женщина раздавала благословения, словно сам папа римский. Даже такие умные и непростые люди, как Дэн, прислушивались к ее словам.
— Я это заметила, — ответила Мэри, не зная, как реагировать. По-видимому, ее родители сговорились заставить их с Дэном вступить в брак. И это казалось ей весьма странным. — Ты везунчик, — сказала она наконец.
Он обнял ее за талию.
— Это ты везучая, Мэри. Я уже говорил — у тебя потрясающая семья.
Глаза Мэри стали огромными, как блюдца, и она повернулась к нему, опустив на стойку большую деревянную ложку, чтобы не поддаться соблазну огреть ею Дэна по голове и таким образом вразумить его. Возможно, этот удар проник бы сквозь его толстую кожу и каменный череп.
— Как ты можешь это говорить, Дэн, после того как познакомился с моим дядей? И с моей матерью?
— С доном Альфредо? Он мне понравился. Очень колоритная фигура. У большинства людей не хватает куражу отдаться своим фантазиям. А я ценю это. И в твоей матери тоже есть кураж. И ни в одном из них нет ничего такого, что бы мне претило. Я люблю ярких людей.
— В таком случае ты так же безумен, как и они.
Дэн усмехнулся:
— Возможно, я обезумел из-за тебя.
Он поцеловал ее, прежде чем она успела воспротивиться, и Мэри тотчас же почувствовала, что тает в его объятиях, отдаваясь их жару.
Сейчас кипел уже не только соус. Их чувства не томились на слабом огне. Чувства Дэна закипели ключом, и ему захотелось тотчас же рассказать о них Мэри. Но он едва успел открыть рот…
— Эй, что вы тут делаете, голубки? Что вы делаете на кухне? — послышался голос Конни, и в дверях появилось ее улыбающееся личико. Ее улыбка была столь же щедрой, как и шевелюра. В черном платье от Версаче она походила на модель. Ее беременность еще не была заметна, и она оставалась безукоризненно стройной.
Мэри полагала, что если она забеременеет, то будет похожа на бледного, как смерть, кита. Да, жизнь не была пряником.
— Маме не понравилось, что вы исчезли. Ведь этот обед — в вашу честь.
Мэри бросила на Конни предостерегающий взгляд, давая понять, что она влезает не в свое дело.
— Я помешиваю соус и слежу за свиным жарким.
Семейные обеды часто состоят из шести, а то и семи блюд, начиная с закусок и кончая десертом и кофе-эспрессо, и длятся часа три-четыре. Во время обеда беседа сводится к минимуму, если за обедом вообще разговаривают.
Единственное, что итальянцы любят больше еды, — это разговаривать. А разговор определенно обходится дешевле. Но в доме Руссо не скупились на слова. Они лились водопадом. Их выплевывали залпом, как пули из автомата, не беспокоясь о том, что они могут послужить во зло и серьезно ранить чьи-нибудь чувства, если, конечно, попадут в цель.
Конни предпочла не понять намека:
— Было бы очень мило, если бы вы присоединились за обедом к семье. Дэн, моя дочь Дженни уже влюбилась в вас. Она считает вас похожим на Дэвида Духовны. Ну, вы знаете, того актера, что играет в «Секретных материалах».
— Моя племянница — фанатка всевозможных зрелищ, — пояснила Мэри, гадая, знает ли Дэн что-нибудь об этом популярном сериале. Он редко смотрел телевизор, если не считать спортивных программ и кабельных каналов.
— Да, она просто помешана на них, — подтвердила Конни. — Недавно она спросила своего отца, может ли она рассчитывать на имплантацию груди. Можете себе представить? Эдди сказал ей, что, если она пойдет в меня, это ей не понадобится.
— Конни!
Лицо Мэри запылало от негодования и смущения. Опять! Как видно, гормональные взрывы в организме Конни совсем лишили ее разума.
— Да, он так и сказал, — не унималась Конни. — Разве не мило со стороны Эдди?
— Почему бы тебе не пойти причесаться или заняться еще чем-нибудь полезным? Твоя болтовня приобретает неприличный характер.
Потянувшись к сковороде, Конни похлопала упругую массу, не сдвинувшуюся ни на дюйм, потом достала вилку с длин — ной ручкой и принялась отрывать ею волокна от куска мяса,
— А что? Теперь мы не можем говорить о груди? Ведь ты же не имеешь ничего против разговора о задах? — Щеки Мэри снова зарделись, и Конни, вполне удовлетворенная достигнутым результатом, обратилась к Дэну: — Вы ведь ничего не имеете против разговоров о груди? А, Дэн?
Дэн по-мужски пожал плечами и улыбнулся глуповатой улыбкой — по крайней мере так показалось Мэри.
— Вовсе нет. Пожалуй, это одна из моих любимых тем.
Мэри стиснула зубы, не ответив на его улыбку.
— Не обращайте внимания на мою сестру, — сказала ему Конни. — Она всегда была слишком чувствительной, если речь заходила о нашей семье. Мы все умеем довести ее до бешенства, особенно мама.
Это было еще преуменьшением, эвфемизмом! Сжав руки в кулаки, Мэри выглядела так, будто была готова ринуться в бой.
Дэн усмехнулся:
— Не понимаю почему. Мне кажется, у вас замечательная семья.
— Пойдемте отсюда, — обратилась к нему Конни и взяла Дэна под руку, — оставим Мэри ненадолго в одиночестве. За обедом она будет в лучшем настроении. Она всегда в хорошем расположении духа, когда поест.
«О! Я в этом сомневаюсь, я в этом очень сомневаюсь!» — подумала Мэри.
И оказалась права. Обед обернулся даже большим кошмаром, чем она предполагала. Только на сей раз деваться ей было некуда. Мать посадила ее между тетей Энджи и тетей Джозефиной, которые то и дело наклонялись к ней и обнюхивали ее шелковую блузку. Дэн сидел прямо напротив, зажатый с двух сторон дядей Джимми и Кармине Дельвеккио, составлявшими весьма странную пару.
Дядя Джимми отпустил несколько своих бородатых шуток, и по мере того, как он их рассказывал, количество поглощаемого им кьянти все увеличивалось. Тетя Энджи посвящала всех в детали своей недавно перенесенной операции, а София и Флора неусыпно следили за тем, чтобы Дэн съедал все, что было положено ему на тарелку, ибо это являлось показателем того, что он получал удовольствие от еды. У них все еще не выходил из головы отзыв, который он дал в газете о ресторане Мэри.
Между закусками и супом бабушка Флора постучала ложкой о свой бокал, чтобы привлечь общее внимание. Предчувствуя недоброе, Мэри постаралась взять себя в руки, что очень ей пригодилось.
— Сегодня у нас гости, Дэниел и его бамбино Мэтью. Дэниел — славный малый. Он напоминает мне моего Сальваторе. Он ирландец и католик. Можем ли мы требовать большего? Он станет славным дополнением к нашей семье. А теперь ешьте, ешьте.
— Тебе понравится быть членом этой семьи, — зашептал на ухо Дэну Кармине, при этом отдавая должное ризотто так, будто это уже стало свершившимся фактом. — Они немного чудаковаты, но с ними не соскучишься. Ни за что на свете!
Потрясенный количеством геля в волосах Кармине, Дэн кивнул, выражая свое согласие и подумав, что случится, если 1 он и Мэри не пойдут к алтарю вопреки ожиданиям всех присутствующих. Было очевидно, что они уже одобрили этот союз.
Кроме, разумеется, Мэри, которая, судя по ее сжатым губам и принужденной позе, вовсе не была в восторге от всего происходящего. Но и с таким выражением лица она была прехорошенькой. Щеки ее пылали, губы были гневно сжаты. О, ему так нравились ее губы!
— Вам нравится еда, Дэн? — спросила София, стараясь привлечь его внимание. — Не думаю, что прежде вам приходилось пробовать такую хорошую итальянскую еду. Верно? Я, конечно, не хочу сказать, что Мэри не блестящая кулинарка, потому что это не так. В конце концов, она ведь всему научилась у своей мамы.
София помолчала, ожидая положенной дани в форме комплиментов.
Подыгрывая ей, тетя Энджи сказала:
— Никто не умеет так готовить жареное мясо, как моя сестра.
— Кажется, ты сказала, что мясо жестковато, — вмешалась тетя Джозефина, и все затаили дыхание, ожидая, что будет.
София сжала губы и бросила злобный взгляд на сестру. Последовало затишье перед бурей.
Чувствуя приближение грозы, Дэн поспешно вступил в разговор.
— Все великолепно, миссис Руссо. Это лучшее жареное мясо в соусе, которое я когда-либо пробовал. — Дама, казалось, была удовлетворена его отзывом. Она снисходительно кивнула, не глядя на своих сестер, впавших в немилость. Как и Мэри, ухитрившаяся лягнуть под столом Дэна. — Правда, я должен сознаться, что не ел это блюдо в исполнении Мэри, — тотчас же отреагировал Дэн. — Уверен, что у нее оно получается не хуже Мэри нежно улыбнулась ему, и Дэн почувствовал ласковое прикосновение ее ножки, пропутешествовавшей вверх по его ноге, что тотчас же отдалось сладкой тяжестью у него в паху. Он потянулся за стаканом холодной воды, залпом выпил и посмотрел на часы, гадая, сколько еще ему осталось терпеть и сколько он сможет продержаться.
Эти Руссо были крепкой семейкой. Да и Мэри была не из слабаков. Много позже, когда все плотно набили себе желудки и расслабились, Мэт подошел к Мэри и спросил, не хочет ли она выйти с ним на воздух.
Так как Дэн и остальные мужчины отправились вниз, в мастерскую ее отца, поглядеть на его последнее изобретение — автоматическое устройство для очистки унитаза с помощью зубных щеток, — она согласилась.
— Я не привык столько есть, — признался мальчик. — Как это вы ухитряетесь есть так много? — поинтересовался Мэт, когда они устроились на ступеньках заднего крыльца.
Вдали слышались гудки машин. В ближайшем парке группа ребятишек играла в мяч, и слышно было, как маленькие сорванцы выкрикивали непристойности в адрес друг друга. Все эти звуки ассоциировались у Мэри с детством. Она жила здесь всю жизнь и постоянно слышала их. Это не был Беверли-Хиллз, но это был ее дом.
— Никогда еще я не сидел за обедом так долго. Я отсидел всю задницу.
Мэри попыталась скрыть улыбку.
— В итальянских семьях это обычное дело, Мэт. Моя мама любит готовить для своей семьи. Ей нравится, чтобы было немножко того, немножко сего. Она старается угодить всем и каждому из нас.
Эту обжираловку скорее можно было бы назвать кулинарным марафоном, чем обедом, решила она про себя. Мэт понизил голос:
— Не говорите миссис Руссо, потому что я не хочу, чтобы она сердилась на меня, но, думаю, вы готовите лучше, чем она.
Коня! Полцарства за коня… то есть за магнитофон, чтобы записать эти золотые слова.
— О, спасибо, мой дорогой. Я рада, что тебе нравится моя стряпня.
— Я вот что решил. — Мэт сделал паузу, чертя носком туфли по земле. — Из вас получится хорошая мама. Вы красивая, умная и хорошо, по-настоящему хорошо, относитесь к детям.
— Спасибо, Мэт! Мне очень приятно, что ты говоришь мне об этом…
— Я бы хотел, чтобы вы вышли замуж за моего папу, — вдруг выпалил Мэт, и щеки его вспыхнули. — Папа одинок, и я знаю, что вы ему очень нравитесь .Мне бы хотелось иметь маму, которая бы заботилась обо мне. А бабушка Флора говорит, что вам пора выйти замуж и нарожать кучу детишек.
Мэри была смущена заявлением мальчика, но еще больше ее смутили высказывания бабушки.
— О, неужели она так и сказала? Да еще попросила тебя поговорить со мной об этом.
Мэт покачал головой:
— Не совсем так. Это была моя идея. Но я знаю, что она будет счастлива, если вы с папой поженитесь. Мы много говорили с ней об этом.
«Готова пари держать, что это так», — решила Мэри, зная склонность своей бабушки к вмешательству в жизнь детей и внуков, едва ли меньшую, чем у Софии.
— Так что вы скажете? Вам нравится мой папа? Пойдете за него замуж?
— Конечно, мне нравится твой папа. Мне он очень нравится.
Дэн нравился Мэри больше, чем хотелось бы. Она любила его, она была влюблена в него до умопомрачения. И это ее пугало, пугало очень сильно. Поэтому она сказала:
— Но я еще не готова выйти замуж.
У мальчика вытянулось лицо.
— Почему? Из-за меня? Обещаю, что буду вести себя хорошо. Я не стану вам докучать.
С тяжелым вздохом Мэри сжала руку мальчика, не зная, как выразить свои чувства, не зная, как ему объяснить… Мэт был таким ранимым, и ей вовсе не хотелось обижать его.
— Я люблю тебя, Мэт. Я считаю тебя замечательным парнем. И если бы я вышла замуж, я хотела бы иметь такого сына, как ты.
Его глаза зажглись надеждой.
— Правда?
— Но я не уверена, что готова принять на себя столь серьезную ответственность. А то, что мои родные толкают меня к браку, для меня ничего не значит.
Мэри было ясно, зачем был затеян весь этот обед, и ее это бесило.
У нее теперь была своя жизнь, и она имела право сделать свой выбор. Она никому не позволит принимать решения за нее, как это делала прежняя Мэри, бесхребетное существо. Новая Мэри твердо стояла на своих позициях. Она была готова сражаться до последнего.
Впрочем, это были пустые хлопоты, ведь Дэн еще ни слова не сказал ей о своих чувствах.
— Наверное, и моя мама думает так же. Она не захотела больше быть только мамой.
Мэри больно было видеть его расстроенное лицо. Это разрывало ей сердце.
— Я ничуть не сомневаюсь в том, что твоя мама любит тебя, Мэт. Уверена, что она переживает, приняв такое решение. Я не хочу сказать, что одобряю ее поступок, и не считаю, что она поступила правильно. Но возможно, она должна была это сделать, чтобы найти себя. Я уверена, пройдет какое-то время, и она даст тебе о себе знать.
Мэри вовсе не обязана была оправдывать Шэрон Галлахер, но она не смела и критиковать мать Мэта. Она не могла настраивать его против матери. Что бы там ни случилось, именно Шэрон была его матерью. Правда, это не значило, что она заслуживала такого замечательного сына.
— Теперь, когда у меня есть вы, папа и бабушка, которые любят меня, я уже не так скучаю по ней. А сначала вечерами я долго плакал, пока не засыпал, потому что очень скучал по маме. Но теперь я привык, что ее нет со мной.
— О, милый! Я хотела бы утешить тебя, сказать тебе что-нибудь доброе. Знаю, сколько тебе пришлось пережить.
— Бабушка Флора говорит, что не все женщины созданы для того, чтобы быть мамами. Может быть, она права. Наверное, моя мама не хотела иметь детей, просто так случилось. И она стала моей мамой против воли, как вы против воли любите моего папу. Но я бы не хотел, чтобы и вы тоже ушли. — Он прижался к ней и обвил руками ее шею. — Пожалуйста не оставляйте нас, Мэри.
Она поцеловала его в макушку. От него пахло солнцем и мылом. Он пах, как пахнут маленькие дети.
— Не выдумывай, Мэт. Я никуда не денусь. В моей жизни сейчас так много хорошего, что я и подумать не могу о том, чтобы куда-нибудь скрыться.
Мэт поднял на нее глаза. Щеки его были мокрыми от слез.
— Мой папа — это хорошее?
Мэри поцеловала его в кончик носа.
— Твой папа и ты, мой дорогой. Мы ведь всегда будем друзьями, да?
Мэт кивнул, но тотчас же его лицо снова омрачилось.
— Если только мой папа не решит жениться на ком-нибудь другом.
Бум! Удар в сердце был таким сильным, что Мэри ощутила физическую боль при мысли о том, что Дэн может жениться снова. Она не хотела его в мужья, но и не хотела, чтобы он женился на ком-нибудь другом. Она называла себя эгоисткой, но ничего не могла поделать.
«Нет, — подумала Мэри, — это просто глупо. Ведь Дэн сказал, что его все устраивает в наших отношениях. Он тоже не готов к длительным и серьезным отношениям. Ведь он так и сказал. Но…»
Сзади хлопнула дверь, прервав размышления Мэри.
— Ой, отец Джозеф! Что же вы пришли так поздно? Вы пропустили обед! — раздались голоса.
Подняв голову и увидев брата, Мэри обрадовалась. Как хорошо, что он наконец явился. Она всю неделю безуспешно пыталась дозвониться до него и не была уверена, что он придет сегодня.
Джо взъерошил волосы на голове мальчика.
— Сегодня воскресенье, Мэт. А у меня это рабочий день, а не мог освободиться раньше. Эй, Мэри! — Он улыбнулся сестре. — По словам мамы, я пропустил хороший обед.
— Она оставила тебе три тарелки еды, — сказала Мэри, отметив, что на брате все еще воротник священника.
Им предстояло поговорить об этом.
— Отлично, потому что я умираю от голода. — Джо снова повернулся к мальчику: — Мэт, твой папа ищет тебя. Думаю, он хочет, чтобы ты посмотрел по телевизору бейсбол вместе с ним и другими мужчинами.
Лицо Мэта просияло.
— Здорово! Я раньше ненавидел спорт, но теперь начинаю им интересоваться.
Мальчик удивил Мэри тем, что, прежде чем скрыться за дверью, чмокнул ее в щеку.
— Славный малый. Он мне нравится.
Мэри вздохнула:
— Мэт — просто чудо. Думаю, он наконец смирился с тем, что мать оставила его.
— Это потому, что у него появилась ты, — заметил Джо, садясь с ней рядом. — Если вы с Дэном не вступите в брак, для него это будет тяжким разочарованием.
— Я объяснила Мэту, как обстоят дела, и не пытайся давить на меня. Все целый день только это и делают, а они столь же деликатны, как паровые катки.
Она прочла понимание в глазах брата. Никто лучше Джо не знал, что такое давление семьи.
— Я надеялся застать тебя одну, Мэри. Хотел обсудить с тобой то загадочное сообщение, которое оставил на твоем автоответчике. Уверен, что оно удивило тебя.
— Я всю неделю пыталась связаться с тобой. Где, ради всего святого, ты был? Нельзя оставить такое сообщение и просто исчезнуть. Я беспокоилась.
— Я взял несколько дней отпуска и отправился на пляж. Мне требовалось время, чтобы все обдумать.
Подняв глаза, чтобы убедиться, что дверь и окна закрыты, Мэри понизила голос. Она знала, что уши Софии не хуже радара и она может услышать любой разговор с любого расстояния.
— Не могу поверить, что ты говорил серьезно, Джо. Похоже, у тебя есть призвание к деятельности священнослужителя. И ты на своем месте. Почему ты вдруг решил оставить это? Не понимаю. Ты ведь говорил мне, что церковь — твое предназначение.
Мэри знала, что ее брат мучительно принимал это решение, и пыталась в свое время отговорить его, стараясь воспрепятствовать напору матери, убежденной, что ее сын был рожден для того, чтобы стать слугой Господа. Но, приняв столь нелегкое решение, Джо не должен был отступать.
— Я несчастлив. Я думал, что помощь людям заполнит внутреннюю пустоту. Но я разочаровался не столько в церкви, сколько в себе. Я понял, что мне недостает убежденности и что я слишком мало могу сделать на этой стезе.
Мэри потянулась к брату, чтобы взять его за руку, зная наперед, каким трудным для них обоих будет ее следующий вопрос.
— Твое решение оставить церковь связано с Энни? Я знаю, что ваши отношения зашли в тупик и испортились. Знаю и то, что это не мое дело, но… — Она помолчала. — Ты все еще любишь ее?
Джо ответил без колебаний:
— Я всегда любил Энни и всегда буду ее любить. Ничто и никогда не изменит этого. — Он все еще был влюблен в Энни Голдман и желал ее, как только может мужчина желать женщину. Даже после всех этих лет, вместивших в себя столько событий, он знал, что его жизнь не могла быть полной без нее. — Но Энни — только отчасти причина моего решения. — «Основная ее часть», — подумал Джо, но не хотел говорить этого своей, сестре. Пока еще не хотел. — Я понимаю, что Энни не питает ко мне таких же чувств, как я к ней. Больше не питает. И я пытался примириться с этим. — «Пытался безуспешно» — следовало бы ему сказать. — Это просто… не знаю. Я смущен и все еще не могу ни на что решиться. Я думал, что, возможно, если бы мы с тобой поговорили…
— Обещай мне не принимать скоропалительных решений, пока тщательно не обдумаешь всего. То, что ты собираешься сделать, будет самым трудным решением в твоей жизни.
— Нет, Мэри, — сказал он, и она увидела в его глазах боль. — То, что я решил стать служителем церкви, и то, что решил ее оставить, — самые тяжелые решения в моей жизни.
Но того, что он оставил Энни, когда она больше всего нуждалась в нем, он не мог себе простить.
НЕЧТО ЛУЧШЕЕ, ЧЕМ СЕКС, — ВОЗДУШНЫЕ ЗАВАРНЫЕ ПИРОЖНЫЕ
ТЕСТО ДЛЯ СЛИВОЧНЫХ ЗАВАРНЫХ ПИРОЖНЫХ
1 стакан воды, 0, 5 стакана сливочного масла, 1 стакан муки, 4 яйца.
Довести воду до кипения. Добавить в нее масло. Тотчас же размешать. Всыпать стакан муки, продолжая размешивать. Не снимая со слабого огня, сильно взбить. Взбивать, пока тесто не станет отставать от стенок кастрюли или миски (примерно в течение одной минуты). Снять с огня, когда тесто образует один шарообразный комок. Вбить четыре яйца одно за другим и продолжать взбивать, пока не получится однородная тягучая масса. Большой ложкой накладывать тесто на жарочный лист и выпекать при температуре 250 градусов в течение 45-50 минут в духовке — до тех пор, пока пирожные не приобретут золотистый цвет, а внутри не станут полыми.
КРЕМ ДЛЯ ЗАВАРНЫХ ПИРОЖНЫХ
В охлажденной миске взбить три стакана сливок с четвертью стакана сахарной пудры, четвертью стакана порошка какао и четвертью чайной ложки соли.
Разрезать вдоль готовые заварные пирожные и начинить их заварным шоколадно-сливочным кремом. Сверху посыпать сахарной пудрой и остудить. Рассчитано на 6 порций.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Беда с этой Мэри - Крисуэлл Милли



напоминает фильм "моя большая греческая свадьба"
Беда с этой Мэри - Крисуэлл МиллиЭля
3.09.2015, 8.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100