Читать онлайн Леди Алекс, автора - Крилл Кэтрин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди Алекс - Крилл Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди Алекс - Крилл Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди Алекс - Крилл Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крилл Кэтрин

Леди Алекс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Алекс в приподнятом настроении выскользнула в полутемный коридор. В уголках ее губ мелькнула победоносная улыбка, когда она увидела на верхней лестничной площадке своего спящего стража. Но она понимала, сколь опасна самоуверенность. Ей еще предстояло выйти из дома и пересечь внутренний двор. И даже если ей удастся спрятаться в фургоне, то ее отсутствие может быть все же замечено, и тогда все бросятся на ее поиски.
Сидней располагался на много миль ниже по течению реки, путь предстоял неблизкий, и за это время вполне могло случиться, что кто-нибудь обнаружит ее еще до того, как она доберется до города. Она знала, что не будет чувствовать себя в безопасности до тех пор, пока не встретится с губернатором. Алекс была уверена, что уж он-то поверит в ее рассказ.
Закрыв на мгновение глаза, она молча помолилась, прося Бога одарить ее силой и храбростью, чтобы преодолеть все, с чем бы она ни встретилась на своем пути. На этот раз ее не постигнет неудача!
Как это ни удивительно, думала она, покачивая головой, но до сих пор все шло по плану. Финн Малдун с радостью разделил с ней компанию, когда она за вечерней трапезой предложила ему вина, а затем и изрядную дозу излюбленного коньяка хозяина.
К этому времени Тилли уже ушла домой, и они — Алекс и Финн — остались наедине. Между ними завязалась приятная беседа, а потом Малдун извинился перед ней, явно начиная ощущать воздействие вина и коньяка, и запер ее на ночь на ключ.
Поскольку Алекс еще до этого тайно отперла дверь, соединяющую спальню Джонатана с ее комнатой, она не только не стала протестовать, но даже добродушно убедила Финна, будто прекрасно понимает, что он лишь исполнитель полученных им приказов.
Всю ночь она бодрствовала. И наконец дождавшись, когда небо окрасили первые слабые лучи рассвета, Алекс бесшумно перешла в комнату Джонатана, чтобы осуществить заранее спланированный ею побег. Она нервно взглянула на массивную дубовую кровать, чуть ли не ожидая услышать обращающийся к ней из темноты низкий, глухой голос хозяина. Странная грусть охватила ее сердце, когда в ее сознании возник образ капитана, но она решительно отбросила его прочь и выскользнула из комнаты.
Алекс почувствовала острый приступ угрызений совести, когда, осторожно ступая, она медленно прошла мимо Малдуна, который громко храпел, разлегшись в кресле. Ей было очень неприятно, что она так вероломно провела его. Однако другого выхода у нее не оставалось. Он, конечно же, простит ее, когда поймет, что она рассказала ему чистую правду, подумала Алекс, подавив вздох. Он и Тилли были так добры к ней.
Спустившись по ступенькам и стараясь не производить шума, Алекс направилась прямо на кухню, а затем к черному ходу. Прежде чем выйти наружу, она захватила с собой небольшой сверток с едой. Подобно тому, как она это сделала наверху, Алекс на секунду замерла, прислушиваясь, перед тем как закрыть за собой дверь. Она надеялась, что не оставила ничего, что могло бы навести на мысль о ее исчезновении. Если на то будет Божья воля, подумала она, то о ее побеге обитатели дома узнают значительно позже.
В это раннее утро воздух был свежим и ароматным, и она с наслаждением сделала глубокий вдох полной грудью, прежде чем пробежать через двор к амбару. Фургон стоял на том же месте, где она видела его вечером. Руки ее дрожали, когда она, подобрав юбки выше колен, забралась туда, где шерсть была навалена выше человеческого роста и прикрыта брезентом. Алекс проворно выкопала в ней себе норку поглубже, чтобы можно было спрятаться там целиком. Наконец, вдыхая острый овечий запах пушистой массы, она устроилась поудобнее, припорошила голову тонким слоем шерсти и стала ждать.
Прошло немного времени, и Алекс услышала звуки голосов. Она лежала вся напрягшись, стараясь не шевелиться, даже не дышать, а рабочие в это время запрягали в фургон упряжку лошадей и укрепляли брезент перекрещивающимися бечевками. Возница взобрался на сиденье и, обменявшись несколькими словами с другими рабочими, наконец щелкнул вожжами над головами лошадей и отдал им команду. Фургон тронулся с места. Его колеса протяжно заскрипели, а деревянные части затрещали, словно жалуясь, когда возница погнал лошадей в юго-восточном направлении под ясным, окрашенным в розовые тона небом.
Алекс глубоко, облегченно вздохнула. Ей удалось добиться своего. Она на пути в Сидней. Никогда больше она не окажется перед лицом тех трудностей и унижений, которые вынуждена была испытать за минувшие восемь месяцев, никогда больше не покорится воле другого человека. И никогда больше не увидит Джонатана Хэзэрда.
Это должно было доставить ей наибольшее удовольствие.
Однако по необъяснимым причинам такого чувства она не испытывала.
Дневной переезд оказался таким трудным, как она и опасалась. А может быть, даже труднее. Лежать под слоем шерсти было невыносимо жарко, а запах ее был удушающе крепок. Примерно через час после выезда с плантации Алекс развернула взятый с собой в дорогу сверток с продуктами. Она напилась вдоволь воды, но обнаружила, что у нее нет никакого желания есть хлеб и сыр.
Непрерывное покачивание фургона вызывало у нее тошноту. Наконец Алекс задремала, просыпаясь лишь тогда, когда колеса попадали в особенно глубокую колею. Время от времени, отстраняя шерсть с лица, она полной грудью с наслаждением вдыхала свежий воздух. Окончательно проснувшись и посмотрев наверх, она с удивлением заметила, что солнце уже стояло прямо над головой.
Наступило самое жаркое послеполуденное время. Алекс поспешно зарылась в шерсть, когда слышала приближение других фургонов или лошадей. Ее постоянными спутниками были, кроме жары и скрипа колес, непрерывное стрекотание цикад и уносимое ветром в небо птичье пение. Давая отдохнуть лошадям, возница дважды останавливал фургон. В это время Алекс пряталась особенно тщательно, преодолевая сильнейшее стремление высвободиться из своего удушающего кокона и размять затекшие ноги.
Поездка казалась бесконечной. Она даже не могла бы сказать, как долго ей пришлось неподвижно, испытывая муки, лежать в фургоне. Но как раз в тот момент, когда Алекс почувствовала, что это становится невыносимым, она уловила далекий соленый запах моря. Они приближались к месту назначения!
Алекс сразу же начала действовать. Выкарабкаться из-за тюков шерсти и удержаться на онемевших без движения ногах оказалось не так-то уж и легко, но твердая решимость добиться своего придавала ей сил. Она лишь на мгновение заколебалась, перед тем как выпрыгнуть из медленно двигающегося фургона. Упав на обочину дороги, поросшую густой травой, девушка привстала на колени и бросила тревожный, озабоченный взгляд на возницу. С радостью удостоверившись, что он ничего не заметил, она с усилием поднялась на ноги и отряхнула юбки. В ее глазах сверкнула уверенность, когда она увидела невдалеке город.
— Слава Богу, — прошептала Алекс. Она стояла глядя вслед удаляющемуся фургону, и на лице ее промелькнуло несколько противоречивых чувств. Но, несомненно, главным для нее было только одно из них — чувство облегчения. Хотя голод и усталость притупили ее бдительность и осторожность, она тут же подобрала юбки и направилась в ближайший лес. Алекс решила переждать, пока фургон отъедет достаточно далеко, и тогда продолжить свой путь. Если ей повезет, то ночь она проведет уже под крышей губернаторского дома. Она будет свободной женщиной, а не ссыльной, не служанкой, не игрушкой в руках Джонатана Хэзэрда.


Сидней.
Место, где зародилась Австралия, приютилось между низкими, покрытыми деревьями холмами и морем. Именно здесь менее сорока лет назад первые доставленные сюда на кораблях осужденные буквально высекли в скалах новую жизнь. Это раннее поселение, состоявшее из палаток и бревенчатых хижин, превратилось теперь в процветающий город (по английским меркам, правда, небольшой), в котором двухэтажные кирпичные и оштукатуренные бревенчатые дома выстроились аккуратными рядами, окруженные садами и изгородями. Добротные, респектабельные сооружения свидетельствовали об устоявшемся быте.
Но не все здесь, как и можно было предполагать, несло на себе печать благополучия и покоя. У Сиднея была и другая сторона. Вдоль береговой линии безнадежно опустившиеся переселенцы в основном с уголовным прошлым устроили бордели, таверны, игорные дома, образовав целые кварталы трущоб. Даже несмотря на постоянное патрулирование этих районов солдатами, было почти невозможно поддерживать мир между людьми, которые полагали, что их изгнали из рая и обрекли провести остаток жизни в аду.
Главным ядром поселения была, конечно, гавань. Охраняемые величественными утесами ее сверкающие синие воды были почти всегда забиты самыми различными судами. Здесь находили пристанище охотники на тюленей и китобои, торговые и военные корабли, транспорты с ссыльными, которые регулярно прибывали сюда со своим подневольным человеческим грузом.
На пути в порт суда проходили мимо десятка небольших островов, которые еще не столь давно были священны для аборигенов. На нескольких из этих скалистых, выглядевших пустынными отмелей некогда содержались самые непокорные заключенные, закованные в цепи и изредка получавшие обрекавшую их на голодную смерть скудную пищу. Говорили, что теперь их неприкаянные души пытаются похищать моряков с палуб проходящих мимо судов.
Но Алекс мало волновали призраки, равно как и богатая, своеобразная история города. Все ее мысли были направлены к одной цели — найти дом губернатора. Пробираясь по Рыночной улице через шумную, бурлящую толпу, она не обращала внимания на устремленные на нее любопытствующие или восхищенные взгляды. Воздух здесь пропах рыбой, дымом, потом от немытых тел. Вокруг нее царило сущее столпотворение. Свежий улов, одежда, домашняя утварь и огромное разнообразие других товаров было выставлено на продажу в легких временных деревянных киосках и на лотках. Голоса продавцов и покупателей слились с обычными звуками города в единый гам, еще более усиливавший ее беспокойство.
Боже, какой дорогой идти?
Растерянная, сбитая с толку, она снова и снова задавала себе этот вопрос, а толпы посетителей рынка теснили и грубо толкали ее, как только она пыталась продвинуться в каком-нибудь направлении. Даже если бы ей удалось хоть немного сориентироваться, она едва ли могла бы выбраться сейчас из этой давки. До этого Алекс лишь однажды была в Сиднее — в тот самый день, когда ее сняли с транспортного судна и быстро пересадили на баржу, чтобы отправить вверх по течению реки в Параматту. В результате она не запомнила в городе ни одного приметного ориентира.
Время шло, а положение ее ни в коей мере не улучшалось. Алекс поняла, что не сможет обойтись без посторонней помощи. Она с растущим беспокойством изучала толпу, ища к кому могла бы обратиться. Заметив перед одним из киосков седую женщину, с любовью улыбавшуюся маленькому мальчику, она протиснулась к ней сквозь толпу.
— Прошу вас, — умоляющим голосом произнесла Алекс, вежливо, но настойчиво подергав женщину за рукав, чтобы привлечь к себе ее внимание. — Не могли бы вы сказать мне, где я могу найти резиденцию губернатора Макквери?
— Губернатора? — Глаза женщины выразили явное неодобрение, когда она оглядела мятую, грязную одежду Алекс и ее взъерошенные волосы. — Что хотели бы вы от такого человека, как он?
— Я должна немедленно поговорить с ним!
— О! Вы должны? — насмешливо спросила женщина. Ласковая улыбка, которую она излучала несколько мгновений назад, сменилась на ее лице глумливой гримасой. — Тогда вам лучше немного принарядиться, если вы хотите выпить чаю в кафе «Старый Стринджибарк».
— Простите, вы, по-видимому, не поняли меня. Мне нужно…
— Уходите прочь или я позову стражу!
— Нет, подождите! — взмолилась Алекс. С беспомощным отчаянием она наблюдала, как женщина взяла мальчика за руку и поспешно направилась к другому киоску.
Нахмурив брови, Алекс повернулась и вновь напряженно стала отыскивать в толпе человека, к которому можно было бы обратиться. Вокруг нее было так много народа. Кто-нибудь из окружающих, конечно же, мог проявить достаточно сострадания и помочь ей.
Она закусила нижнюю губу и бросила тревожный взгляд на небо. Солнце уже начало склоняться к безгранично синему горизонту. Вскоре должно было стемнеть. Что она станет делать, когда наступит ночь, а она все еще не сможет переговорить с губернатором? На нее снова надвигался приступ паники…
— У вас, девушка, неприятности?
Она обернулась на звук женского голоса, раздавшегося позади нее, и увидела перед собой стройную юную блондинку, одетую в тесное, слегка поношенное платье с излишне глубоким декольте. Волосы молодой женщины были собраны в небрежный пучок, шпильки в котором едва держались. Глаза у нее были тусклые, какие-то неживые, веки воспаленные и припухшие. Но по крайней мере создавалось впечатление, что она готова помочь Алекс.
— Я… я пытаюсь найти дорогу к резиденции губернатора, — заявила Алекс, повысив голос, чтобы перекричать окружающий шум. Ее едва не сбил с ног прохожий с корзиной морских губок в руках. — Не можете ли вы мне сказать, как попасть туда?
— Это недалеко. — Глаза незнакомки сузились, когда она бросила беглый взгляд на менее чем элегантный наряд Алекс. Прежде чем она продолжила, на ее губах мелькнула слабая улыбка. — Я смогу показать вам туда дорогу.
— Спасибо, — с благодарностью отозвалась Алекс.
Она пошла вслед за женщиной вдоль оставшегося ряда открытых лотков, стараясь не потеряться, и глаза ее засияли надеждой.
Вскоре они выбрались из толпы. Не говоря ни слова, блондинка повернула на значительно более узкую улочку, ведущую в район порта. Дома вдоль нее имели обшарпанный, ветхий вид, а встречавшиеся им люди выглядели намного грубее и оборваннее.
Оглядываясь вокруг, Алекс испытывала все нараставшее беспокойство. Она ускорила шаг, чтобы поспевать за своей неразговорчивой проводницей.
— Вы уверены, что мы идем правильным путем? — спросила Алекс.
— Конечно, вполне уверена, — ответила женщина, неопределенно пожав плечом.
— Но я… Дом губернатора, конечно же, расположен немного дальше от причалов, — заметила Алекс, изучая лицо своей спутницы. На нем застыло странное, неопределенное выражение, которого Алекс не могла понять.
— Сначала мы должны на минуту задержаться, — неожиданно сказала блондинка.
— Задержаться? — Алекс в изумлении вскинула брови. — Что вы имеете в виду?
— Это много времени не займет, — уклончиво ответила женщина.
Не удовлетворившись подобным ответом, Алекс захотела расспросить ее подробнее. Но в этот момент они вошли в пользующийся дурной репутацией квартал, который повсеместно называли «Скалы». То, что теперь увидела Алекс, разом заставило ее забыть — по крайней мере временно — другие мучившие ее вопросы.
По иронии судьбы эта часть побережья была как раз тем местом, где в свое время стала реальностью задуманная далеко отсюда колония Новый Южный Уэльс. Вдоль берега были возведены первые склады, больница, тюрьма и бараки. Сейчас это было, бесспорно, самое жалкое место в городе. Именно здесь проститутки облегчали чувство одиночества моряков, а часто и сами, испытав трудности бытия, сводили счеты с жизнью. Здесь вооруженные бритвами бандиты грабили случайных неосторожных прохожих. Здесь спаивали мужчин, не желавших по своей воле становиться моряками судовых команд. Здесь осужденные всех возрастов и «профессий» трудились, подобно бесправным рабам, в лавках и на складах с рассвета и дотемна, потеряв надежду на освобождение.
Алекс со все большим удивлением и ужасом смотрела на женщин, демонстрирующих себя полуобнаженными в дверных проемах. Они смеялись и обращались к проходящим мужчинам с непристойными предложениями. На одном из расположенных напротив причалов два матроса дрались из-за бочонка рома. На другом направляющееся в Англию судно загружалось мериносовой шерстью. Парусники под высокими мачтами входили в гавань и покидали ее, а накатывающие волны океанской зыби обрушивались на берег бурунами, оставлявшими после себя на песке клокочущую и шипящую пену.
Алекс заметила, что, несмотря на продувающий доки просоленный ветер, запахи становились все сильнее и неприятнее. Она с отвращением отворачивалась в сторону, стараясь не дышать. И хотя темнота еще не наступила, таверны уже были переполнены посетителями, стремящимися утопить свои горести в кружках эля. Некоторые из пирующих гуляк уже разбрелись по булыжной мостовой, пьяно ковыляя в различные «дома порока», которые, казалось, процветали в каждом порту во всем мире.
Алекс нагляделась всего этого уже достаточно. Встревоженная более, чем она решалась себе признаться, она крепко схватила блондинку за руку и заставила ее остановиться.
— Я требую, чтобы вы сказали, куда мы направляемся!
— К дому губернатора, — ответила женщина, вырывая у нее свою руку. В ее глазах появился странный блеск, и она улыбнулась Алекс загадочной улыбкой.
— Я не могу поверить, что губернатор… — начала Алекс, но договорить ей не пришлось. Теперь она должна была подумать, как ей вырваться от проходившего мимо подгулявшего матроса, буквально дернувшего ее за руку, чтобы остановить.
— Пойдем со мной, девочка, — невнятно промычал он. Его грубое лицо налилось кровью. А пах он так, будто несколько недель не был в бане. Алекс попыталась сбросить его сальные пальцы со своей руки.
— Убирайтесь от меня! — возмущенно потребовала она, изо всех сил упираясь и извиваясь в попытке вырваться.
— Да ты же просто девка, — заревел матрос, сопровождая свои слова взрывом злобного смеха. Он схватил ее за другое запястье и притянул к себе. Не будучи крупным мужчиной, он тем не менее обладал большой физической силой, развившейся за долгие годы, проведенные им в море.
Алекс громко вскрикнула. Она посмотрела злым, испуганным взглядом на свою попутчицу. Но та не предприняла никаких попыток прийти ей на помощь, продолжая стоять в стороне и молча наблюдать за происходящим со странным выражением отрешенности во взгляде.
— Помогите! — вновь пронзительно закричала Алекс. Ее сопротивление усилилось, когда захвативший ее зловонный негодяй попытался поцеловать ее своими мокрыми губами. — Кто-нибудь, прошу вас, помогите мне!
— Не ори без пользы, — презрительно сказал мужчина. — Здесь правил нет. — Он снова полез к ней с поцелуями, но она вовремя резко дернула головой, чтобы помешать ему, и закричала в еще одной бесплодной попытке призвать на помощь. Алекс не знала, что крики здесь — дело обычное. Хотя она и привлекла своими воплями любопытные взгляды нескольких прохожих, однако никто не захотел вмешиваться в то, что люди считали обычным выяснением отношений между моряком и его «девочкой для радости». Даже патрульные солдаты не обратили внимания на ее призывы о помощи.
Алекс переборола приступ тошноты и нанесла сильный, но малоэффективный удар по голени мужчины. Он даже не ослабил свою хватку. Его пожелтевшие зубы засверкали в триумфальном оскале, когда она не сумела повторить свои прием. Тогда, вспомнив то, чему однажды научил ее дядя, Алекс нанесла сокрушительный удар коленом вверх по его незащищенной мошонке.
Он издал хриплый, отрывистый вопль и скрючился от боли. Алекс наконец удалось освободиться. Оставив своего насильника стоящим на коленях на мостовой и изрыгающим ругань, она резко повернулась и побежала вдоль причалов. Блондинка бросилась за ней в погоню.
— Вы идете неправильной дорогой! — кричала она.
— Вы же вели меня вовсе не к дому губернатора! Разве не так? — обвинила ее Алекс, остановившись, чтобы высказать женщине свои подозрения. — И почему, Бог мой, вы не помогли мне?
— Вы не нуждались в помощи, — спокойно ответила женщина. — Я же вам сказала, что нам надо сперва задержаться. — Она улыбнулась и показала рукой в обратном направлении. — Отсюда совсем недалеко.
— Это действительно так? — Бирюзовые глаза Алекс сверкали, ее сердце под корсажем отчаянно колотилось. Она с сомнением глядела на блондинку. «Сейчас этой женщине, — подумала Алекс, — едва ли можно доверять, но есть ли у меня другой выход?» Она была совсем не уверена, что сможет самостоятельно найти дорогу в более приличный район города. Она боялась, что заблудится и, когда наступит ночь, окажется в одиночестве.
— Скоро станет темно, — предупредила женщина, будто прочтя мысли Алекс. — Вы и тогда захотите остаться здесь? Я помогу вам добраться до дома губернатора как можно быстрее.
Алекс была вынуждена признать справедливость ее слов. Она молча кивнула головой и вновь пошла по улице в сопровождении странной незнакомки. Они прошли без каких-либо инцидентов мимо скопления таверн, а затем повернули в узкую улочку, тянущуюся как раз к северу от причалов. Звуки скрипок — это была веселая ирландская джига — долетели до них из неопрятного вида здания. С танцевальной музыкой смешивались мужские и женские голоса, взрывавшиеся буйными раскатами смеха.
— Вот здесь я живу, — сказала наконец блондинка.
Алекс взглянула наверх и увидела, что они стоят перед двухэтажной деревянной постройкой, давно нуждающейся в покраске. Над дверью была криво приколочена написанная уродливыми буквами вывеска, напоминающая повешенного цыпленка. На ней можно было прочесть: «Насест». При виде всего этого Алекс нахмурилась, и беспокойство с новой силой охватило ее.
— Я подожду вас здесь, — сказала Алекс своей безымянной проводнице.
— В этом нет необходимости. У меня это займет лишь секунду.
— Нет! — отрезала Алекс. Она покачала головой и повторила свой отказ. — Я предпочитаю подождать снаружи.
— Как хотите.
Женщина подняла руку и постучала в дверь, а потом слегка улыбнулась, когда дверь распахнулась и в ней появился темнокожий, с бочкообразной грудью, двухметрового роста мужчина. Налитый мускулами гигант молча посмотрел сверху вниз на женщин. Его хищный взгляд задержался на Алекс.
— Я привела Флоре новую девушку, — сказала блондинка и резко кивнула в сторону Алекс. — Она «особая». Говорит как настоящая леди. Я получу за нее кругленькую сумму.
Алекс ошеломленно и недоверчиво уставилась на женщину.
Новая девушка?
И тут ее внезапно озарила ужасная догадка. Однако прежде чем она смогла задать вопрос или выразить протест, гигант сцапал ее и втащил внутрь здания.
— Отпустите меня! — потребовала девушка, отбиваясь изо всех сил. Но он был силен как буйвол, и его руки сжимали ее так крепко, что она не могла дышать.
— Отведите ее наверх, — приказала другая женщина, вышедшая на шум. — Я сама вызову Флору.
— Нет! — У Алекс сперло дыхание, а ее полные отчаяния глаза отыскали блондинку. — Прошу вас… вы не можете сделать этого!
— Вы успокоитесь, и достаточно скоро, — заверила ее та без тени раскаяния в своем поступке. — С нами со всеми так случается.
— Успокоюсь? — повторила побелевшая как мел Алекс. — Ну нет! Отпустите меня! — Охваченная паникой, она, пронзительно крича, боролась что было сил. Но это не могло остановить бесстрастного великана, и он, схватив ее в охапку, быстро понес по затемненной лестнице на второй этаж. Девушка лихорадочно озиралась, ища хоть кого-нибудь, кто мог бы ее спасти. Но рядом не было никого.
Воздух отравляли вызывающие тошноту запахи дешевых крепких духов, гниющей пищи и грязных уборных, а из-за полудюжины закрытых дверей, мимо которых они проходили, раздавались стоны и ругань. Захвативший ее мужчина направился к открытой двери в дальнем конце плохо освещенного коридора. Маленькая комната, куда они вошли, была погружена в золотистый мрак, который едва могла рассеять тускло горящая лампа. Окна в комнате не было, а ее убогая обстановка состояла лишь из железной кровати, стула и умывальника. Немой гигант бросил свой отчаянно сопротивляющийся груз на кровать. С губ Алекс сорвался протестующий вопль, когда она упала на покрытое пятнами и изорванное стеганое одеяло, прикрывающее скомканный жесткий матрас. Алекс с трудом села, превозмогая боль во всем теле и подступающую к горлу тошноту. Мужчина оставил ее в комнате одну. Уходя, он запер за собой дверь.
Алекс немедленно вскочила, бросилась к двери и нажала на ручку, но было слишком поздно. Во внутреннем замке уже повернулся ключ.
— Вы не имеете права так поступать! — снова закричала она, принимаясь колотить в дверь кулаками. — Я здесь против своей воли! Прошу вас, выпустите меня!
Единственным откликом на ее отчаянные просьбы была реплика из соседней комнаты. Нетрезвый женский голос промычал нечто вроде того, что ей «лучше вести себя спокойно, или ее отхлещут кнутом по спине».
Алекс тяжело, со всхлипом вздохнула и почувствовала, что глаза ее наполнились жгучими слезами. Приглушив рыдания, рвавшиеся из горла, Алекс сделала несколько шагов, но ноги ее подкосились, и она соскользнула на пол. Закрыв глаза, она прислонилась головой к шершавой двери.
Она оказалась пленницей в борделе. Ее разум отказывался в это поверить. Как она могла оказаться такой глупой, такой беспечной и наивной? Прежде чем поверить незнакомке, ей следовало бы разобраться во всем получше. Она должна была проявить осмотрительность!
— О Боже мой! Что же мне теперь делать? — кричала, как ей казалось, она.
Но на самом деле голос ее звучал всего лишь как хриплый, дрожащий шепот. Она даже не осмеливалась подумать, что с ней случится, если она не сможет убежать из этой клоаки, которая была для нее хуже тюрьмы.
Внезапно перед ее глазами проплыло лицо Джонатана Хэзэрда. Это видение заставило сжаться ее горло, а в сердце запылало желание вновь почувствовать его сильные руки. Он предупреждал ее! Он говорил ей об опасностях, которые поджидают ее на пути, если только она будет настолько глупа, что попытается выбраться самостоятельно. А она отказывалась прислушиваться к его словам.
Господи, помоги ей! Она не могла понять, где в ней говорила гордость неподчинения, а где проявлялось упрямое безрассудство. Алекс отдала бы все, все на свете, только бы вернуться на плантацию из этого отвратительного, подлого места, где она пребывала в ожидании чего-то такого, что было слишком ужасно даже мысленно себе представить.
Она открыла глаза. Не обращая внимания на охватившую ее дрожь, Алекс стала быстро вытирать слезы, которые катились по ее щекам. Она не могла терять время и силы ни на чувство жалости к себе, ни на раскаяние, ни на страстные желания, смысл которых она не могла уяснить.
Она поднялась на ноги и быстро и внимательно осмотрела вновь засверкавшим решительностью азглядом комнату, в которой находилась. Алекс готова была поклясться всем святым, что она — леди Александра Синклер. Неужели она выстояла под натиском всех испытаний и потрясений последних восьми месяцев только для того, чтобы теперь потерпеть поражение, когда победа была наконец так близка? Выход должен был найтись!
Она перевела взгляд на лампу, стоявшую на стуле рядом с кроватью, и пристально посмотрела на нее. Вот то, что надо! Она сядет и станет ждать, когда дверь вновь откроется, а затем использует эту лампу как оружие против молчаливого охранника или любого другого человека, который войдет в комнату. Как только незваный гость повалится без чувств, она припустит вниз по лестнице и убежит через парадную дверь дома, ни разу не оглянувшись назад. И больше она никогда не доверит свою жизнь незнакомцу. Но ведь Джонатан Хэзэрд был тоже незнакомцем, хмуро напомнила она себе. Однако он был другим… совсем, совсем другим.
Проглотив внезапно появившийся в горле комок, Алекс направилась к лампе. Но прежде чем она успела взять ее в руки, дверь без предупреждения распахнулась. Сердце ее в испуге бешено забилось. В дверном проеме появилась крепко сложенная Женщина, возможно, лет сорока, за спиной которой стоял темнокожий великан. На ней было обтягивающее короткое атласное платье янтарного оттенка. Ее волосы цвета меди, скорее всего крашеные, были зачесаны в высокий пучок, а лицо напудрено и нарумянено до такой степени, что глаза на нем выглядели странно матовыми.
— Я — Флора, — объявила она, насмешливо оглядывая Алекс. — А как вы, девушка, называете себя?
— Я — леди Александра Синклер, и вы не имеете никакого права задерживать меня здесь! Либо вы меня тотчас же освободите, либо…
— Салли сказала, что вы какая-то «особая», — проворчала Шлора. Ее широкое лицо расплылось в хищной улыбке, а взгляд потемнел от жадности. — Мы вас немного приведем в порядок, и вы получите модное платье. Я заставлю этих несчастных подонков держать на вас пари, и они будут стоять здесь в очереди день и ночь, как только разнесется новость о том, что у нас появилась такая шикарная новая девочка. К тому же рыжая!
— Вы не имеете права удерживать меня здесь! — пылко заявила Алекс. Ее гнев переборол страх. — То, что вы собираетесь сделать, противоречит закону, и я добьюсь того, что вы будете наказаны за ваши гнусные делишки, если только не разрешите мне тотчас уйти!
— Вас, милочка, надо еще научить хорошим манерам, — сказала, вновь алчно улыбнувшись, Флора. Она коротко кивнула головой через плечо. — Там внизу ждет джентльмен, наш постоянный посетитель, который хорошо оплачивает привилегию быть первым.
— Нет! — воскликнула, тяжело дыша, Алекс. Она приняла отчаянную, но безуспешную попытку выскользнуть из комнаты, и ей оставалось лишь дико закричать, когда великан поймал ее и прижал спиной к кровати. Хотя она и боролась с ним как тигрица, он бросил ее на матрас и вернулся на свое место позади хозяйки борделя.
— Снимай платье, — спокойно приказала ей Флора.
— Идите к дьяволу! — выпалила в ответ Алекс. Она снова вскочила с кровати и, возмущенно сверкая своими прекрасными глазами, набросилась на Флору. — Я никогда не подчинюсь этой… этой мерзости!
— Майор быстро сорвет его с вас, — пообещала Флора, сопроводив свои слова гадким презрительным смешком. Повернувшись, она поспешно вышла в коридор. Ее огромный хищноглазый спутник, прежде чем запереть дверь, бросил на девушку угрожающий взгляд.
Алекс быстро схватила лампу и побежала через комнату. Заняв рядом с дверью оборонительную позицию, она прислонила ухо к стене, чтобы услышать, не раздаются ли снова чьи-то шаги.
Ждать ей пришлось мучительно долго. Все ее тело тревожно напряглось, когда она наконец уловила чье-то приближение. Она загасила огонь, высоко подняла лампу и затаила дыхание.
В замке повернулся ключ, и дверь моментально открылась. В комнату проник свет от другой лампы, висящей в коридоре. Как только Алекс увидела в дверном проеме мужскую голову, она обрушила на нее сокрушительный удар своим увесистым оружием.
Однако человек, который, по ее расчетам, уже должен был замертво рухнуть на пол, оказался слишком ловким для жертвы. Увернувшись от удара, который мог бы раскроить ему череп, он выбил из рук Алекс лампу и широко распахнул дверь. Он цепко схватил девушку за запястье, когда та попыталась прошмыгнуть мимо него, и вырвал ее из тени.
— Мне следует поблагодарить Флору за предупреждение, — сказал он с наигранной веселостью. Это был по-своему весьма привлекательный мужчина, среднего роста, с коротко стриженными на военный манер волосами, источавший дух превосходства. Он был в форме офицера полка Нового Южного Уэльса.
— Пустите меня! — Алекс ударила его свободной рукой, но он перехватил и вторую ее руку и удерживал ее перед собой в свете лампы. В его бесцеремонном взгляде читалась пылкая, похотливая оценка ее очарования.
— Черт побери, а вы даже красивее, чем утверждала Флора!
— Вы ничего не понимаете! — воскликнула Алекс. Внезапно прекратив сопротивление, она смело взглянула прямо ему в лицо и попыталась объяснить ему суть ситуации. — Я не имею никакого отношения к этому дому! Я не одна из здешних…
— Может, это так, моя сладкая, но сейчас вы здесь.
Он грубо вытащил ее в коридор, схватил лампу, висевшую там на вбитом в стену крюке, и втолкнул Алекс обратно в комнату. Она споткнулась о стул и опрокинула его, и тогда он, захлопнув дверь, опустил лампу на пыльный, затоптанный пол.
— Вы — офицер на службе Его Величества, — подчеркнула Алекс, повернувшись, чтобы опять посмотреть ему в лицо. Мимоходом она успела заметить, что он в звании майора. — Вы должны следовать кодексу чести, выполнять свой долг перед королем и страной.
— Когда я свободен от службы, я сохраняю верность только самому себе. — Он с усмешкой начал расстегивать медные пуговицы на груди своего сюртука.
— Но тогда хотя бы подумайте над тем, что я вам должна сказать. — Она высокомерно выпрямилась и обратилась к нему с максимально возможной для нее в нынешних обстоятельствах выдержкой. — Я — леди Александра Синклер. Мой дядя — лорд Генри Кэвендиш. Если вы поможете мне хотя бы попасть к губернатору…
— Боюсь, что этого не одобрит жена губернатора, — с холодным сарказмом произнес офицер и стал медленно приближаться к ней.
Алекс в панике отступила назад. Широко распахнув глаза, она лихорадочно искала какое-нибудь другое средство обороны.
— Прошу вас, выслушайте меня! Я говорю вам правду! И если бы даже это было не так, вы все равно не имели бы права… сделать это!
— Я заплатил за это право. И могу вас заверить, что оправдаю свои расходы.
Когда он ринулся на нее, с ее губ сорвался подавленный крик. В мгновение ока она оказалась прижатой спиной к кровати. Майор схватил ее запястья и заломил ей руки над головой, а потом навалился на нее всем телом. Она отвернула голову, когда он попытался поцеловать ее, но была не в силах помешать ему прижать губы к ее шее.
— Нет! — громко кричала она, яростно извиваясь под ним. — Прошу вас, прекратите!
— Еще ночь не закончится, как вы станете умолять меня повторить, — похвастал он и в нетерпении опустил руку, чтобы сорвать с нее юбки.
Она тут же воспользовалась этим и нанесла кулаком сильный удар по его голове, а затем попыталась выбросить вверх колено. Насильник выругался и опять схватил ее запястья своими железными пальцами. Он наклонился к ее побледневшему лицу и впился в него сверкающим мстительностью и злорадством взглядом.
— Я заставлю вас заплатить за это, вас, маленькая проститутка!
— Я не проститутка! — воскликнула Алекс в отчаянии.
Она почувствовала, как поднялась к горлу желчь. От страха и отвращения она вот-вот могла потерять сознание.
О Боже! Это не может произойти!
Твердя про себя эти слова, чувствуя, как кровь стучит у нее в ушах, она выгнулась дугой в напрасной попытке сбросить майора с себя. Она зажмурилась и молча молилась об избавлении от этого ужаса. Алекс не могла вынести мысли, что этот мужчина или кто-нибудь другой возьмет силой то, что она могла дать добровольно только любимому…
Внезапно дверь с грохотом распахнулась.
Майор крепко выругался и спрыгнул с кровати. Аристократические черты его лица исказились от гнева, когда он быстро обернулся, чтобы увидеть, кто же осмелился нарушить его хорошо оплаченное уединение.
— Что за проклятие?.. — прорычал он. Но закончить фразу так и не смог.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди Алекс - Крилл Кэтрин



Роман очень интересный, советую почитать!!!
Леди Алекс - Крилл КэтринАлександра
1.12.2011, 12.40





Роман конечно интересен, но тюрьма и каторга слишком идеализированы в отличие от реальности. Почитайте "Путь Моргана" и вы поймете, что главная героиня лишилась бы девственности в первые 30 мин. пребывания в тюрьме и вряд ли была прелестна при встрече с ГГ.По-моему, роман бы от этого только выиграл.
Леди Алекс - Крилл КэтринВ.З.,64 г.
28.12.2012, 13.04





Чушь полнейшая. Уже то, что в тюрьме пробыв 8 месяцев, она осталась вся такая гордая и неприступная, и это после того как просидела в самой страшной, на то время, тюрьме Англии... не люблю, когда гг-и продолжают церемонно обращаться друг к другу на вы, даже после того, как уже переспали. и не раз. и это раскрепощенные американцы? да и гг-й роздражал тем, что такой крутой, а не мог выгнать пинком под зад свою бывшую, видите ли гостья... 5 баллов
Леди Алекс - Крилл КэтринМери
8.12.2013, 23.27





Героиня тут такая ДУРА. Удавить захотелось с первых страниц. Не, я пробовала ЭТО дочитать, но получилось только по диагонали. На исторической достоверности сразу ставим жирный крест. Кроме слова "леди" в названии, все остальное из памятки радикальных феминисток. Спрашивается, что за пудинг у этой дамочки вместо мозгов? Её отправили на каторгу или она приехала в отпуск пузо погреть? Чувство самосохранения отсутствует напрочь. Героя поносит, на чем свет стоит. Безнаказанная крутизна тут достигла таких пределов, что хоть плачь от ужаса. И вообще, задолбали терзания этой идиотки, отдать ему свою невинность али нет. Герой вообще никакой. Это просто пушистый зайка. Мужика столько раз динамили, что аж как-то неудобно за него. Я бы на его месте давно показала этой аристократической заднице где раки зимуют…Только любительницам особо крутых девственниц с постоянным пмс и нежных зайчиков вместо героев.
Леди Алекс - Крилл Кэтриннанэль
1.01.2014, 23.52





Полностью согласна с Нанэль.... Убила бы ггероиню.....
Леди Алекс - Крилл КэтринНастя
31.03.2016, 1.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100