Читать онлайн Леди Алекс, автора - Крилл Кэтрин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди Алекс - Крилл Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди Алекс - Крилл Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди Алекс - Крилл Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крилл Кэтрин

Леди Алекс

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— О прекрасная святая Бригитта, неужели это ты прибыла к нам собственной персоной? — громко бормотал Финн Малдун, с изумлением вглядываясь в приближающийся фургон. Он внимательно наблюдал за ним с веранды, где подбоченившись стоял.
Выражение лица его хозяина не предвещало ничего хорошего. Но когда Финн взглянул на женщину, глаза его сперва превратились в узкие щелочки, а потом приняли форму блюдца. Его нижняя челюсть буквально отвисла.
— Рыжеволосая! — с трудом выдохнул он, истово осеняя себя да в придачу и ангелоподобную юную красотку крестным знамением. Но никакого смысла это не имело. Никакого!
Через несколько мгновений Джонатан остановил упряжку прямо перед домом. Привычно закрепив тормоза, он подвязал вожжи и только тогда спрыгнул на землю. Заметив оцепенение, в которое впал Малдун, Джонатан бросил на него сердитый взгляд.
— Это наша новая экономка, — стараясь сохранять спокойствие, сообщил Джонатан. — Мисс Синклер.
Алекс взглянула на него с удивлением. Впервые за все время он удостоил ее чести назвать по фамилии. У нее, однако, не было времени оценить эту, пусть даже несколько снисходительную, учтивость, ибо навстречу, торопясь поприветствовать прибывших, быстро спускался по лестнице старый ирландец.
— От всей души приветствую вас, мисс Синклер, — сказал он, и его морщинистое, обветренное лицо расплылось в широкой улыбке. — Меня зовут Финн Малдун, и я счастлив познакомиться с вами. — Он приблизился к ней, чтобы помочь ей сойти на землю, и она почувствовала, что не может остаться безразличной к искоркам доброты, которыми светились его блекло-голубые глаза.
Ее губы сложились хотя и в слабую, но все же улыбку.
— Благодарю вас, мистер Малдун. — Она позволила ему подхватить ее и помочь спуститься вниз. Он оказался неожиданно сильным, несмотря на свой почтенный возраст. Она задумалась, был ли и он ссыльным.
— Мы уже много дней ждем приезда новой экономки, — сказал ей Финн, пока она грациозно отряхивала свои юбки. — Наш капитан всегда держит свое слово. Я надеюсь, он уже предупредил вас, что сегодня вечером у нас будет славный ужин?
— Ужин? — в замешательстве повторила она, сделав глубокий вдох. Немного покраснев, она призналась: — Я… я боюсь, что не умею готовить. — Она тревожно посмотрела на Джонатана, который подошел к ним с другой стороны фургона. Ее взгляд быстро померк под его напряженным, пронизывающим взором.
— Вы сказали, что не умеете готовить? — обратился к ней Малдун, и в его голосе прозвучало недоверие. Сердце у него екнуло, когда она, отвечая ему, в знак подтверждения молча наклонила голову.
— Она быстро научится, — пообещал Джонатан, приблизившись к ней. Выругавшись про себя, он попытался сообразить, что за новую шутку она разыгрывает. — Тилли сумеет научить ее.
— Да, капитан, — сказал ирландец и потом повернулся к Алекс с видом, выражающим и доброжелательность, и разочарование. — Вы и убирать не умеете?
— Нет.
— Не хотите ли вы мне сказать, девушка, что вас никогда в жизни не обучали женской работе? — спросил он с сомнением.
— Нет, мистер Малдун, меня этому не обучали! — Прежде чем ответить старику, она бросила на Джонатана быстрый, многозначительный, обороняющийся взгляд. — На самом деле я — леди Александра Синклер! Я предупреждала капитана Хэзэрда, что я не служанка, но он не захотел прислушаться к моим словам!
— А сейчас он прислушался? — проворчал Малдун, Лукавая усмешка опять пробежала по его губам, а глаза засветились озорством, когда он взглянул на застывшее лицо своего хозяина. — Итак, что мы имеем? Добрый котелок рыбы. Экономку, которая совсем не экономка. Служанку, которая не служанка… и ссыльную леди, принадлежавшую к знатному роду. Успеем ли мы к ужину, капитан? Что вы думаете?
— А у вас есть чем сейчас заняться? — огрызнулся Джонатан.
— Да, капитан, дела у меня найдутся. — И, прежде чем медленно удалиться, он заговорщицки подмигнул Алекс. — Я пойду скажу Тилли, что она нужна на кухне.
Алекс ошеломленно смотрела вслед сухопарому старому ирландцу. У нее создалось впечатление, что между двумя мужчинами сложились любопытные отношения. Во всяком случае, они не были типичными для хозяина и слуги.
— Я покажу вам ваши комнаты, — сказал Джонатан Алекс. Он взял ее за руку и повел в сторону парадной лестницы.
— Мои комнаты? — повторила она его слова, а потом, поняв их смысл, побледнела. — Вы предполагаете, что я буду спать под одной крышей с вами?
— Конечно.
— Это абсолютно исключено! — Она высвободила свою руку и набросилась на него в приступе справедливого негодования. — Я могу быть порой наивной по пустякам, капитан Хэзэрд, но я совсем не дитя, когда дело обстоит серьезно! Да, действительно, у меня открылись наконец глаза! Я требую…
— Ваше положение не позволяет вам выдвигать требования, — предупредил он угрожающе низким и ровным тоном. Его глаза засветились яростным, холодным светом. — Если бы я предполагал, леди Алекс, заполучить вас к себе в постель, то ваши девственные протесты отнюдь не остановили бы меня.
Откровенная прямота его слов заставила ее побагроветь.
— Вы не имеете права разговаривать со мной таким образом!
— У меня есть на это полное право. — Его рот скривился в глумливой улыбке. — И знайте, — добавил он, — что ваши изысканные манеры отнюдь не ввели меня в заблуждение. Вы можете сколько угодно заявлять о своей невинности, но я мало сомневаюсь в том, что вы такой нетронутый цветок, каким хотели бы казаться.
Ошеломленная Алекс, задохнувшись от возмущения и потеряв дар речи, несколько секунд могла только смотреть на него и лишь потом с трудом перевела дух. Она едва помнила себя от нанесенного ей оскорбления. Не задумываясь над разумностью или возможными последствиями своего шага, она подняла руку, чтобы ударить Джонатана по лицу, такому дерзкому и красивому и оттого еще более ненавистному ей в этот момент.
Но капитан молниеносно отреагировал на ее движение. Он перехватил руку Алекс прежде, чем та успела выполнить свое намерение Она вскрикнула, почувствовав, что его пальцы, подобно тискам, впились в ее запястье, и оказалась не в силах сопротивляться, когда он неожиданно сильно прижал ее к себе. Другой рукой он обхватил ее за талию.
— Поосторожнее, моя леди, или может оказаться так, что я пройдусь своей ладонью по вашему заду, — предупредил он ее спокойным голосом, понизив его чуть ли не до шепота. Его зеленые глаза безжалостно впились в бездонную синеву ее взгляда.
Алекс была не в силах отвернуться. Оказавшись прижатой к его дышащему мужской силой телу, ощущая твердость его крепких мускулов, она испытывала все большее головокружение, рожденное и тревогой, и гневом, и еще чем-то, назвать что она не решалась.
А потом он отпустил ее так внезапно, что могло показаться, будто близость ее тела испепелила его. От неожиданности она откинулась назад, и, чтобы удержаться на ногах и не упасть, ей пришлось ухватиться за его плечи. Ее щеки вновь запылали, но она отказалась уступить его наглости. Взгляд, которым Алекс одарила Джонатана, мог бы менее решительного мужчину превратить в ничто.
— Если вы еще когда-нибудь осмелитесь прикоснуться ко мне, капитан Хэзэрд, то я увижу вас на виселице!
— Лучше увидеть веревки конец, чем свадебный венец, — тихо пробормотал он, удивляясь, почему ему на ум пришла именно эта присказка. Джонатан нахмурился и, резко дернув, развязал свой шейный платок.
— Что вы сказали? — требовательно спросила Алекс. Ее ярость десятикратно усилилась, как только она заметила, что его глаза потемнели.
— Я делаю свое дело. И вы должны делать свое дело. — Он снова схватил ее за руку и, несмотря на бешеное сопротивление, потащил в дом. — Вы можете либо сопровождать меня добровольно, мисс Синклер, — поставил он ее перед выбором, — либо я вас доставлю куда следует на своем плече.
Его угроза произвела нужное впечатление, охладив ее пыл. Она не сомневалась, что он без колебаний готов унизить ее, таща на себе, словно поклажу.
Интерьер дома оказался таким же очаровательным, как и вид снаружи. Правда, она едва успела это заметить, бросив на внутреннее убранство лишь беглый взгляд. Джонатан немедленно повлек ее за собой по широкой винтовой лестнице на второй этаж, стремительно прошагал по устланной коврами лестничной площадке и устремился к находящейся в дальнем конце коридора комнате. Открыв дверь, он втащил Алекс внутрь и наконец выпустил ее руку.
— Здесь вы и расположитесь, — сказал он, оглядев просторную, залитую солнечным светом спальную комнату. — Я скажу миссис Ховарт, чтобы она разъяснила вам ваши обязанности.
— В Англии комнаты слуг, — посчитала Алекс необходимым информировать его, — располагаются под лестницами. — Она, морщась, растирала свою руку, и глаза ее были полны ненависти.
— Мы не в Англии. — Он посмотрел на ее грубое шерстяное платье с явным неодобрением. — Вам нужна новая одежда.
— Я не приму вашей благотворительности!
— Вы примете и будете этому радоваться. Но не считайте это благотворительностью. Вы заработаете на все это точно так же, как зарабатывают все остальные. — Он повернулся, чтобы выйти из комнаты, но на пути к двери остановился, желая дать ей еще один совет: — Не забывайте то, что я вам говорил. Пытаться бежать отсюда бесполезно. Смиритесь со своей судьбой. Если вы так поступите, то это будет лучше для всех нас.
— Моя судьба, как вы это называете, не что иное, как грубая судебная ошибка, и я не буду достойна имени Синклер, если не попытаюсь исправить ее!
К счастью, уже в следующий момент ей удалось овладеть собой, и она обратилась к Джонатану более сдержанно, лишь голос ее слегка дрожал. — Самое меньшее, что вы можете сделать для меня, — сказала Алекс, — это разрешить мне сообщить своему дяде, где я нахожусь. Ведь это, конечно же, никому не может причинить вреда.
— Согласен, — разрешил он, но губы его тронула ироничная улыбка. — А у вас действительно есть дядя?
— Конечно!
Ее сине-зеленые глаза снова вспыхнули огнем, и она застыла в позе гордого вызова, который был ему уже знаком и которым он восхищался вопреки тому раздражению, которое она в нем вызывала.
— Лорд Генри Кэвендиш, — продолжила Алекс, — одновременно является моим юридическим опекуном. Он очень богатый и влиятельный человек. Именно это и стало причиной того, что кому-то понадобилось бросить меня в тюрьму. Можете не сомневаться, мой дядя сделает все от него зависящее, чтобы разыскать меня и наказать виновных за…
— Я никогда не был в театре в Лондоне, — с издевкой растягивая слова, сказал Джонатан, — но я уверен, что на спектаклях с вашим участием бывало много зрителей. — Его в золотистых крапинках глаза выражали язвительную насмешку. Алекс вновь готова была взорваться от негодования. До сих пор она вовсе не считала себя вспыльчивой женщиной, но Джонатан обладал, по-видимому, способностью с легкостью лишать ее разума.
— Сколько раз я должна повторять вам, что я не актриса?! — раздраженно воскликнула она.
— Некоторые критики, несомненно, говорили о вас то же самое. — И с этими словами он вышел из комнаты.
Когда он закрывал за собой дверь, Алекс смотрела ему вслед в бессильной ярости. Она лихорадочно соображала, не запустить ли ему вслед каким-нибудь предметом потяжелее, но вместо этого удовольствовалась только тем, что пробормотала себе под нос абсолютно неприсущее дамам ругательство.
Оглядевшись наконец вокруг, она обнаружила, что находится в центре большой, со вкусом убранной комнаты, и оценила ее интерьер. Спальня выглядела просто очаровательно даже на самый взыскательный взгляд. Обстановка ее была выдержана в мягких тонах розового и кремового цветов, которые, как она отметила, насупившись, прекрасно соответствуют женскому вкусу. Два высоких окна были элегантно драпированы колышущимися кружевными занавесями. Вблизи двери стоял большой вишневого дерева платяной шкаф, рядом с которым располагался тщательно подобранный под стиль и цвет комод с выдвижными ящиками. Под оправленным в золотистую раму зеркалом, висящим в центре стены, обклеенной разрисованными цветами обоями, стоял красиво инкрустированный туалетный столик. Она осмотрела умывальник и складную парчовую ширму, стоявшие в углу комнаты. Но больше всего ее внимание поразила кровать — удивительно привлекательное и манящее сооружение. Она стояла под укрепленным на четырех резных деревянных столбиках розовым бархатным балдахином и была прикрыта покрывалом из вышитого кремового атласа. Лоб Алекс разгладился, дыхание выровнялось, и на губах промелькнула слабая тень улыбки. На нее нахлынула внезапная волна ностальгии. Давно она не спала в настоящей постели. Уже так давно…
Подавив тяжелый вздох, она отвернулась и тут заметила вторую дверь, справа от туалетного столика. Она поспешно подошла к ней, чтобы узнать, куда она ведет. Ее глаза уже засветились огоньком подозрительности, но дверь оказалась заперта на ключ. Алекс едва не подскочила от внезапно пришедшей ей в голову мысли.
— Ну и мерзавец! — прошептала она, мысленно посылая Джонатана Хэзэрда к дьяволу. Она ничуть не сомневалась, что по другую сторону этой двери находится его спальная комната. Этим-то и объяснялось, почему он не последовал обычаю и не отвел ей спальню на нижнем этаже дома. Он хотел, чтобы она была рядом.
«Ваши девственные протесты отнюдь не остановили бы меня».
Щеки ее раскраснелись, а сердце гулко забилось в груди. Да поможет ей Бог! Этот мужчина, вероятно, намеревался использовать «удобное» расположение комнат уже нынешней ночью. Так вот чего стоят его сладкоречивые обещания уважения и доброго отношения!
У нее перехватило дыхание от испуга, и в этот момент она услышала позади себя стук в дверь. В ее взбудораженном воображении промелькнуло лицо Джонатана, и это еще больше усилило в ней напряженность страха. Она быстро повернулась, пытаясь скрыть волнение. Теперь она оказалась перед выбором: либо едко и зло ответить на его предложение капитулировать, либо — и к этому она склонялась больше — вообще проигнорировать Джонатана. Но решения принять она так и не успела, ибо дверь открылась без дальнейших проволочек.
— Мисс Синклер? — мягко произнес женский голос.
Испытав облегчение, Алекс увидела вошедшую в комнату привлекательную темноволосую женщину, возможно, лет на пять старше себя. На лице маленькой хорошенькой брюнетки светилась искренне теплая улыбка, освещавшая ее блестящие карие глаза.
— Меня зовут миссис Ховарт, но все называют меня Тилли. Капитан Хэзэрд объяснил мне, что я вам должна показать, — сообщила она, говоря с присущим лондонцам акцентом «кокни». Ее синее хлопчатобумажное платье туго обтягивало живот, который хотя и был прикрыт чистым белым фартуком, заметно выступал вперед.
— Вы ждете ребенка? — непроизвольно спросила Алекс и тут же покраснела, сконфузившись от собственной неделикатности.
— Это мой четвертый, — ответила Тилли с материнской гордостью. Вопрос Алекс ничуть ее не смутил. — Мы, мой Сет и я, надеемся на девочку. У нас ведь уже есть три превосходных мальчугана. А теперь нужна перемена. — На смену улыбке у нее на лице появилось непритворное выражение сострадания. — Вы только что приехали с фабрики? Не так ли?
— Да, — подтвердила Алекс. Хотя она и почувствовала в Тилли возможную защитницу, тем не менее посчитала нужным проявить осторожность. Во время плавания через океан она подружилась с несколькими молодыми женщинами, но все эти привязанности заканчивались либо тяжелыми переживаниями в случае их смерти, либо болью за предательство, когда они пытались использовать ее, чтобы заручиться добрым отношением капитана. Воспоминания об этом тенью легли на ее лицо.
— Я бы об этом узнала даже в том случае, если бы Малдун мне ничего не сказал.
— Как…
— Прежде всего по вашему платью, — ответила Тилли, вновь улыбнувшись. — Ткань из Параматты очень легко узнать. И по вашим волосам. — И снова ее взгляд исполнился сочувствия. — Бедная мисс! Вы, наверное, очень плакали, когда их состригали?
— Некоторые заключенные просто вопили, когда подходила их очередь. — Алекс вспомнила, что это можно было отнести и к ней. Она невольно содрогнулась. — Нас, конечно, убеждали, будто это делается в гигиенических целях, но мы сразу поняли, что это было одним из средств устрашения.
Она тогда, помнится, даже всплакнула от жалости к самой себе. Тетя Беатрис часто повторяла, что главный секрет красоты племянницы — в ее чудесных волосах. «Что бы сказала тетя, — подумала с горечью Алекс, — если бы увидела меня сейчас?»
— Теперь все уже позади, — попыталась успокоить ее Тилли. — Здесь, в Бори, вы будете чувствовать себя в безопасности. Никто не обидит вас.
— Никто? — Алекс бросила быстрый, выразительный взгляд на дверь, соединяющую обе комнаты. — Я хотела бы быть убеждена в этом так же, как и вы.
— Что вы имеете в виду, мисс?
— Только то, что создается впечатление, будто капитан Хэээрд заслуживает меньшего доверия, чем я первоначально думала.
— Ну что вы! Капитан — истинный джентльмен. Это действительно так! — горячо возразила Тилли. — Лучшего хозяина было бы трудно отыскать. Он взял меня и Сета к себе, когда нам больше некуда было податься. Он помог не только нам, но и еще многим другим.
— Эту комнату занимала моя предшественница? — поставила Алекс вопрос по существу.
— Предшественница? — не понимая, куда клонит Алекс, в замешательстве повторила Тилли.
— Ну, прежняя экономка. — Алекс пыталась прочесть истину по вспыхнувшему лицу Тилли. Ее вопрос был полон сарказма. — Она также пользовалась привилегией спать в пределах слышимости вашего благодетеля?
— Благодетеля, мисс?
— Я имею в виду капитана Хэзэрда!
— Нет, — признала, выглядя смущенной, Тилли. Но потом она опять просияла и стала высказывать свои догадки: — Капитан, должно быть, посчитал, что после Параматты вы заслуживаете подобную красоту. Мэгги Дэмби — она служила здесь экономкой до вас — была свободной женщиной и к тому же совсем простой.
Вспоминая, что Малдун рассказывал ей о не внушающих доверия притязаниях мисс Синклер на высокородное происхождение, Тилли почувствовала, как разгорается ее любопытство. Ничто в поведении или словах несчастной девушки не свидетельствовало о ее сумасшествии. Тем не менее она была, несомненно, иной, чем остальные. Конечно, и на фабрике изредка можно было встретить женщин, отличающихся в лучшую сторону от обычных заключенных. Но где Алекс могла выработать в себе такие качества?
— Итак, ко мне относятся здесь с «особым уважением», — заметила Алекс обиженным, горьким тоном.
— Да, мисс. Полагаю, что вы вправе так сказать.
— Понимаю. — Ей вдруг с ужасающей ясностью открылось ее истинное положение в этом доме. Джонатана Хэзэрда подвигла на ее освобождение не галантность и даже не хозяйственные трудности, испытываемые на ферме, а скорее откровенная, чистой воды похоть.
За минувшие восемь месяцев ей встретилось достаточно мужчин такого типа, и ей следовало бы получше разбираться в них. Но он выглядел таким сильным и сердечным, таким энергичным и неустрашимым… Впрочем, сказала она себе с сожалением, совсем не удивительно, что она совершила ошибку подобного рода, если учесть обстоятельства, в которых она оказалась. Боже мой, ведь ее так легко понять! Она семь долгих дней и ночей провела в полной изоляции в той ужасной тюрьме. Отчаяние сделало ее опрометчивой.
Она тяжело вздохнула, размышляя о предательстве со стороны Джонатана.
Побег откладывать нельзя. Она должна изыскать возможность покинуть этот дом уже нынешней ночью.
— У нас будет много времени для разговоров, — сказала Тилли, приближаясь к ней, чтобы погладить ее руку. — Дорога вас, конечно, измотала. Параматта отсюда не так далеко, но сегодня очень жаркий день. Пойдемте вниз, на кухню. Может быть, после чашки чая вам станет легче.
— Я и в самом деле немного устала, — пробормотала Алекс, отводя взгляд в сторону. Конечно, это было далеко от правды Гнев и решимость придали ей бодрости. Она уже начала обдумывать план побега, решив не обращать внимания на предупреждение Джонатана. Ею владела одна лишь мысль: бежать, пока не случилось самое худшее.
Зная, что Тилли смотрит на нее, Алекс, стараясь не выдать себя, взглянула на маленькую служанку. Возможно, эта добрая душа сумела бы помочь ей… Если бы она знала правду… Алекс, однако, пришла к безрадостному выводу, что Тилли, без сомнения, всецело предана своему хозяину. Она ни за что не согласится оказать ему откровенное неповиновение.
И тем не менее, сочла Алекс, все-таки можно изыскать какой-то путь, чтобы заручиться ее помощью, хотя бы косвенной.
— После отъезда из Англии мне еще ни разу не удалось выпить хотя бы одну чашку настоящего чая, — заметила Алекс, силой заставив себя при этом хоть чуть-чуть улыбнуться.
— Ну что ж, мисс, тогда мы скоро наведем с этим порядок, — заверила Тилли, весело улыбнувшись ей в ответ.
— Пожалуйста, называйте меня Алекс.
— Алекс? Но ведь это же мужское имя!
— Я знаю, — подтвердила она, вновь слегка приподняв кверху уголки рта в принужденной улыбке. — Но тем не менее я уже привыкла к нему. Боюсь, что на имени Александра теперь может настаивать только моя тетя.
— У вас в Англии осталась семья? — с любопытством спросила Тилли, направляясь к двери.
— Да. — Алекс чуть было не принялась подробно рассказывать свою историю, но, спохватившись, решила не делать этого. — А у вас родственники есть? — спросила она Тилли, только чтобы не молчать и, не слушая ее ответа, по правде говоря весьма невразумительного, все свое внимание сосредоточила на окружающей обстановке.
Двадцать шагов до лестницы — посчитала она и зафиксировала в памяти.
— У меня в Англии остались три сестры, — сказала Тилли, — а также брат. Правда, когда я слышала о нем в последний раз, мне говорили, что он слишком часто… ну, как бы это сказать… приходил в столкновение с законом.
— Как долго вы уже в Австралии? — Тем временем Алекс решила, что если она будет держаться за перила, то во мраке ночи лестница не составит для нее проблемы. Она быстро осмотрелась и заметила, что справа от вестибюля расположена комната, которую она посчитала гостиной, а слева — столовая. Теперь надо было выяснить, живут ли в главном здании другие слуги.
— Прошло уже девять или десять лет, — наконец ответила Тилли.
— Десять лет? — удивленно переспросила Алекс, моментально забыв о своих собственных заботах по поводу побега. — Но вы едва ли выглядите достаточно взрослой для этого…
— В тот день, когда меня погрузили на корабль, мне исполнилось шестнадцать лет. — Служанка вздохнула и инстинктивно сложила руки, как бы защищая свой живот.
Спустившись с лестницы, Тилли повернулась к Алекс со спокойно-равнодушным видом, под которым она прятала застарелое чувство обиды.
— Меня арестовали за кражу продуктов, и никого не интересовало, что мы голодали. Но здесь вы услышите куда более неприятные рассказы. Тут говорят, что каждый из нас хранит в памяти историю, достойную описания. Полагаю, что и у вас есть такая про запас.
— Никто не считает, однако, что моя история заслуживает доверия. — В голосе Алекс прозвучало явное стремление вызвать интерес у Тилли.
— И тем не менее я хочу ее послушать, — дружелюбно произнесла маленькая служанка.
Пристально вглядываясь в открытое, честное лицо Тилли, Алекс старалась перебороть свое желание довериться ей. С одной стороны, она отчаянно нуждалась в человеке, который поверил бы ей, к которому можно было бы обратиться с просьбой о помощи и рассчитывать на понимание, не боясь при этом вызвать презрение. Но в этот день она уже была наказана за свою доверчивость, убедившись, что была предана.
— Достаточно сказать, что я тоже стала жертвой несправедливости, — глядя в сторону, уклончиво ответила Алекс.
На этот раз Тилли задержала на ней свой взгляд подольше, а потом повернулась и пошла через вестибюль в столовую. Алекс следовала за ней по пятам, продолжая запечатлевать в мозгу все, замеченное ею. И снова, несмотря на то что она была поглощена решением поставленной перед собой задачи, она была приятно удивлена вкусом, с которым был обставлен дом. На окнах столовой висели золотистого цвета бархатные шторы. В центре комнаты господствовал отполированный до блеска длинный стол красного дерева с расположенными вокруг него двенадцатью стульями с высокими спинками. С расписанного фресками потолка свешивалась хрустальная люстра.
— А я-то думала, что у капитана Хэзэрда бывает мало гостей, — размышляла вслух Алекс.
— Это так и есть на самом деле, — подтвердила Тилли. — Но капитан не тот человек, которого можно застать врасплох.
Остановившись в дальнем конце комнаты, она вновь повернулась лицом к Алекс.
— Вы взвалили на себя нелегкую задачу, — заметила Тилли. — Ежедневно должны быть прибраны все четырнадцать комнат и три раза приготовлена пища, хотя капитан и небольшой охотник до завтраков. Конечно, вам станут помогать другие девушки, да и мне будет приятно подсобить вам, когда у меня выдастся времечко. Во всяком случае, до рождения ребенка.
— Вы, по-видимому, весьма усердны… Почему вам не предоставили должность экономки? — поинтересовалась Алекс, полагая, что Тилли, несомненно, могла бы дать фору любой домоуправительнице из лучших домов Лондона.
— Имея на руках троих детей, я просто не располагаю для этого временем, — объяснила она. А потом с сияющими глазами добавила: — К тому же у меня есть собственный дом, и я должна за ним присматривать. Он, правда, невелик, но мне он дороже самого роскошного дворца в мире.
— Конечно, конечно, — пробормотала Алекс. Покраснев от досады на свою бестактность, она перевела взгляд на сверкающий глянцем наборный паркетный пол.
— И вам будет здесь хорошо житься, мисс, — простодушно заверила ее служанка. — На всем побережье океана места лучше не найти.
Слегка вздохнув, она засеменила в сторону кухни.
— Вот теперь мы и попьем настоящего чая. А потом я помогу вам готовить обед для капитана. У него дьявольский аппетит. Что же касается Финна Малдуна, то, хотя он и выглядит коротышкой, имейте в виду: этот ирландец может съесть столько, что будет достаточно для человека в два раза выше его. К тому же они привыкли к добротной кухне. — Она тихо рассмеялась. — После того как Мэгги Дэмби нашла себе мужа, им пришлось немало вытерпеть.
Прислушиваясь к Тилли лишь вполуха, Алекс прошла за ней через другую дверь на кухню. Это было просторное помещение с выкрашенными в мягкий белый цвет стенами. Солнечный свет проникал сюда через два больших окна, прикрытых красными льняными занавесками, способными пропускать прорывающийся через ветви деревьев легкий бриз.
На кухне имелась раковина для мытья посуды, снабженная ручным насосом. Вдоль той же стены тянулась огромная черная плита для приготовления пищи, а в центре выложенного кафелем пола был установлен деревянный рабочий стол. В шкафу с застекленными дверцами находилась всевозможная утварь: кастрюли, сковороды, другие кухонные принадлежности. Продукты же хранились в прохладной кладовой.
В глазах Алекс появился нескрываемый интерес, когда она увидела дверь, ведущую наружу. Вполне возможно, что ей придется воспользоваться ею позже для побега…
Времени для дальнейшего обдумывания плана у нее не оставалось, так как вошла Тилли, полная решимости сперва заварить чай, а потом начать готовить обед. Алекс, даже после того как она еще раз призналась в отсутствии у нее кулинарных способностей, получила задание чистить картошку. Она играла роль усердной ученицы, утешая себя мыслью, что если все пойдет, как она надеется, то ей больше не придется этим заниматься. Говоря по правде, ее негодование вызывали не столько указания Тилли, сколько мысль, что ее усиЛиями воспользуется Джонатан Хэзэрд.
Через час хозяин Бори и его главный помощник сидели за едой, которая хотя и не подходила для короля, но была по крайней мере горячей и сытной. Алекс милостиво освободили от тяжелого испытания видеть Джонатана. Тилли, решив, что Алекс чересчур утомлена, настояла на том, чтобы та поднялась наверх еще до возвращения в дом мужчин, и обещала, что Алекс сможет принять ванну во второй половине дня.
— Не сочтите это за обиду, мисс, — заметила Тилли, — но я полагаю, что вы сумеете выкупаться по-настоящему лишь после того, как вас закроют в вашей комнате.
Алекс была только рада воспользоваться уединенностью своей комнаты, но и не думала отдыхать. Оказавшись одна, она тут же подбежала к окнам и оглядела двор и расположенные вокруг него здания. Конюшня, рассчитала она, находилась не далее чем в ста метрах от ее окон. Если бы она сумела выскользнуть из дома и пересечь внутренний двор, то могла бы взять там какую-нибудь лошадь. А потом… а потом, да поможет ей Бог, как-нибудь нашла бы дорогу в Сидней. Скрестив руки на груди, Алекс, как обезумевшая, принялась расхаживать по комнате. До наступления ночи она ничего предпринять не могла. Ей оставалось выжидать и не терять присутствия духа.
Мысленно она вновь и вновь возвращалась к событиям минувшего утра, когда капитан Хэзэрд появился на пороге ее камеры.
— Я свой выбор сделал, — сказал он.
«А я сделала свой!» — поклялась про себя Алекс, и ее сине-зеленые глаза мстительно засверкали, когда она посмотрела в сторону двери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди Алекс - Крилл Кэтрин



Роман очень интересный, советую почитать!!!
Леди Алекс - Крилл КэтринАлександра
1.12.2011, 12.40





Роман конечно интересен, но тюрьма и каторга слишком идеализированы в отличие от реальности. Почитайте "Путь Моргана" и вы поймете, что главная героиня лишилась бы девственности в первые 30 мин. пребывания в тюрьме и вряд ли была прелестна при встрече с ГГ.По-моему, роман бы от этого только выиграл.
Леди Алекс - Крилл КэтринВ.З.,64 г.
28.12.2012, 13.04





Чушь полнейшая. Уже то, что в тюрьме пробыв 8 месяцев, она осталась вся такая гордая и неприступная, и это после того как просидела в самой страшной, на то время, тюрьме Англии... не люблю, когда гг-и продолжают церемонно обращаться друг к другу на вы, даже после того, как уже переспали. и не раз. и это раскрепощенные американцы? да и гг-й роздражал тем, что такой крутой, а не мог выгнать пинком под зад свою бывшую, видите ли гостья... 5 баллов
Леди Алекс - Крилл КэтринМери
8.12.2013, 23.27





Героиня тут такая ДУРА. Удавить захотелось с первых страниц. Не, я пробовала ЭТО дочитать, но получилось только по диагонали. На исторической достоверности сразу ставим жирный крест. Кроме слова "леди" в названии, все остальное из памятки радикальных феминисток. Спрашивается, что за пудинг у этой дамочки вместо мозгов? Её отправили на каторгу или она приехала в отпуск пузо погреть? Чувство самосохранения отсутствует напрочь. Героя поносит, на чем свет стоит. Безнаказанная крутизна тут достигла таких пределов, что хоть плачь от ужаса. И вообще, задолбали терзания этой идиотки, отдать ему свою невинность али нет. Герой вообще никакой. Это просто пушистый зайка. Мужика столько раз динамили, что аж как-то неудобно за него. Я бы на его месте давно показала этой аристократической заднице где раки зимуют…Только любительницам особо крутых девственниц с постоянным пмс и нежных зайчиков вместо героев.
Леди Алекс - Крилл Кэтриннанэль
1.01.2014, 23.52





Полностью согласна с Нанэль.... Убила бы ггероиню.....
Леди Алекс - Крилл КэтринНастя
31.03.2016, 1.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100