Читать онлайн Дикая роза Техаса, автора - Крилл Кэтрин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикая роза Техаса - Крилл Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.11 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикая роза Техаса - Крилл Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикая роза Техаса - Крилл Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крилл Кэтрин

Дикая роза Техаса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Войдя в комнату, Ян, наконец, поставил Кейли Роз на ноги. Немедленно отскочившая в сторону девушка затравленно наблюдала за тем, как он вернулся к двери и стал ее неспешно запирать.
– Объясни же во имя неба, что ты задумал, – процедила она сквозь зубы, с трудом выговаривая слова от страха и раздражения. – Я требую, чтобы ты немедленно отпустил меня!
– Принято, чтобы новобрачные проводили первую ночь после свадьбы вместе, – ответил Ян, поворачивая к ней лицо, на котором играла знакомая ей сардоническая улыбка. – Или у вас в Техасе придерживаются другого обычая?
– Мы не новобрачные!
– Разве? Не ты ли стояла рядом со мной перед свидетелями, провозглашая себя моей супругой? – напомнил он, подходя ближе.
Его горящие зеленые глаза снова потемнели от бушующей внутри страсти.
– Я! Но ты не хуже меня знаешь, что я вовсе не собиралась становиться твоей женой! Это было лишь частью нашего… Пропади все пропадом, – воскликнула она срывающимся голосом, – ты же сам уверял меня, что эта чепуха с ускоренным обрядом не имеет никакого значения.
Кейли Роз в панике попятилась назад в отчаянной попытке избежать неизбежного и вдруг с ужасом вспомнила, что позади нее находится кровать. Она оглянулась. При свете свечей это массивное украшение комнаты приобрело в ее возбужденном сознании чудовищные и зловещие размеры. К горлу подкатил удушливый комок. Она перевела взгляд на Яна. В глазах ее отразилось нечто, напоминающее о смертельной опасности.
– Ты говорил, что речь идет о простой формальности и это вовсе нельзя считать свадьбой! – обличающе произнесла она.
– Вот и нет, девонька, – ответил Ян с искренностью, достойной безумного, и подошел еще ближе. – Я говорил только, что речь идет не об обычной свадьбе. Даже ты не сможешь отрицать это.
– Ты обманул меня, ублюдок! – все еще не до конца веря в реальность происходящего, воскликнула Кейли Роз, отходя в сторону от огромного балдахина кровати и решительно скрещивая руки на груди. – Я не знаю, что ты собрался делать, черт бы тебя побрал, но…
– Мы теперь муж и жена!..
Говоря это, Ян притронулся одной рукой к клетчатому покрывалу кровати, а другой снял с головы берет и бросил его на подушку. Его взгляд многозначительно скользнул по тому месту, где из-под низкого выреза платья виднелась нежная грудь девушки.
– А делать я собираюсь, моя Дикая Роза, не более, но и не менее того, что сделал бы на моем месте каждый муж со своею женой.
– Нет! – горячо запротестовала она, заливаясь краской. – Мы не муж и жена. И никогда ими не будем! Ты одурачил меня, Ян Мак-Грегор, будь ты проклят! Ты собираешься оставить меня здесь?
То, что она угадала правду, Кейли Роз поняла по глазам Яна еще до того, как последовал ответ.
– Я с самой первой нашей встречи думал только о тебе, – произнес он. – Да! Ты пленила мое сердце!
– Как это могло случиться? – спросила Кейли Роз уже тише, чувствуя сильное смущение. Собственное ее сердце готово было, казалось, выпрыгнуть из груди, отвечая на горячую волну, исходящую от обольстителя, которую Кейли Роз ощущала почти физически. – Любви с первого взгляда не существует!
Это были те самые слова, которыми ей удалось в свое время охладить герцога Албермерла. Правда, с ним все было куда проще. Ян не походил ни на одного из ее прежних знакомых, да и обстоятельства их встречи были особенными. То, что он способен на какие-то чувства после столь короткого знакомства, казалось ей совершенно неправдоподобным.
– Ты, – продолжила девушка, стараясь восстановить участившееся дыхание, – даже не знаешь меня, черт побери!
– Я знаю тебя, – произнес Ян, глядя в ее сапфировые глаза с какой-то озорной решимостью. – Мне известно, что ты горда, упорна и храбра, как ни одна из женщин, с которыми сводила меня судьба ранее. Я знаю, что ты умна и у тебя острый язык, что ты страстная и обладаешь необычайной силой духа. Знаю, наконец, что ты устроишь мне веселенькую жизнь на ближайшие пятьдесят – шестьдесят лет. В общем, Кейли Роз Мак-Грегор, мне известно все, что я хотел бы знать.
Слова Яна вызвали целую бурю противоречивых чувств в душе девушки. Она замерла, безмолвно взирая на то, как он торопливо отстегнул свой плед, снял жакет и бросил все это на стоящую рядом с кроватью скамью, направляясь к ней. Дар речи вернулся к ней лишь тогда, когда он начал расстегивать пуговицы своей рубашки.
– Ты не сделаешь этого! – протестующе вскрикнула Кейли Роз.
Глаза ее стали еще огромнее. Только сейчас она начала понимать, что речь идет не просто о том, что она пробудет в замке пленницей какое-то время. Он хочет гораздо большего. Что он там говорил о пятидесяти – шестидесяти годах? Гори все ясным пламенем, этот человек окончательно потерял чувство здравого смысла!
Стало совсем страшно. Кейли Роз начала бить дрожь. Громко вздохнув, чтобы справиться с подступающим удушьем, она отступила назад, стараясь держаться подальше от Мак-Грегора.
– То, что ты… что, как ты возомнил, чувствуешь по отношению ко мне, не имеет никакого значения. Ты не имеешь никакого права удерживать меня здесь!
– У меня на это есть теперь все права.
– Нет! – Девушка энергично замотала головой, и ее черные локоны заметались по плечам в восхитительном вихре. Глаза горели как сапфиры в солнечных лучах. – Ты – низкий обманщик, коварный, как змея! Как ты смеешь отступать оттого, что сам обещал? Я же согласилась на твой ускоренный обряд только для того, чтобы вырваться отсюда. И ты, черт бы тебя побрал, отлично знаешь об этом! Это должно было быть только помолвкой, причем такой, которую ни один из нас не собирался воспринимать серьезно. И как бы ты…
– Я говорил, что обряд будет означать для нас то, что мы сами захотим, – напомнил Ян спокойно.
Впрочем, спокойствие это было лишь внешним. Его буквально сжигало желание поскорее оказаться с ней в постели. Как и всегда, когда она гневалась, Кейли Роз была необыкновенно прекрасна. Пальцы Яна добрались уже до верхней пуговицы. Он сбросил рубашку и взглянул на девушку с обезоруживающей улыбкой.
Но Кейли Роз не хотела сдаваться. Она изо всех сил отгоняла нахлынувшие на нее чувства. Сделать это, однако, было не так просто. Глаза ее сами собой возвращались к его бронзовому от загара, мускулистому торсу. Нелегко оказалось отвести взгляд и от широкой мужской груди, покрытой темно-каштановыми кудряшками, от мощных жилистых рук с упругими мышцами. Да, про обладателя таких не скажешь, что он лентяй. Сокрушить они, видимо, могут любого противника… Тем более сумеют играючи поднять ее и отнести на постель…
– Нет! – пронзительно вскрикнула девушка, бросаясь к выходу.
Но Ян оказался у двери быстрее, чем она. Через мгновение она была у него на руках. Он нес ее к кровати. Забыв обо всем, Кейли Роз завизжала, изрыгая проклятия во всю глотку, и отчаянно замахала руками и ногами. Но продолжалось это недолго. Ян так резко бросил ее на постель, что она утонула в бездонной мягкости матраца, как в океане. Он лег сверху, прижав ее своим телом.
– Нет! – в который раз закричала она, колотя его по спине. – Нет, будь ты проклят! Я не хочу…
Для завершения вопля не хватило воздуха. Испытанным уже приемом Ян поймал руки Кейли Роз. Они тут же оказались у нее за головой. Своими длинными ногами он обхватил ее колени. Окончательно плененное тело девушки было обездвижено.
– Ты моя, Кейли Роз, – чуть хрипловато вымолвил он, склоняя голову к ее лицу так, что она почти ничего не могла видеть, кроме изумрудного блеска его глаз. – Ты стала моей уже тогда, когда я впервые увидел тебя. Я и сам тогда не думал ни о чем другом, кроме того, чтобы прекратилась вражда между нашими кланами. Но вчера, когда я обнял тебя, я понял, что нужна мне только ты. Клянусь небом, я еще ни одной женщины не желал так, как хочу тебя! – О правдивости слов говорила изумрудная зелень его глаз, затуманенная страстью. – Я чувствую это душой и сердцем, понимаю рассудком. Я уверен, если бы не твое дьявольское упрямство, ты бы и сама призналась, что испытываешь ко мне то же самое.
– Я не твоя! – воскликнула Кейли Роз с вызовом, хотя голос ее дрожал. – И я не испытываю к тебе никаких чувств, кроме… кроме полного отвращения!..
Конечно, то была неправда. Девушка это знала даже лучше, чем он. Еще с самым первым поцелуем в ней пробудилось влечение к этому мужчине, томление, с которым она не могла справиться. Но сейчас Кейли Роз была слишком разгневана, чтобы задумываться над тем, что с ней происходит, а тем более признать правоту Яна. Большую часть своей жизни она прожила, сожалея, что не родилась мужчиной. Подчиниться заложенной в ней Богом женской природе она пока была не готова. По крайней мере не собиралась делать это без генерального сражения.
Сощуренными от ярости глазами она взглянула на негодяя, разбудившего в ней то, что, по ее мнению, никогда не должно было проснуться. И вдруг бездонная синь ее прекрасных глаз увлажнилась. Проклятие! Еще не хватало! Она сроду не была плаксивой девчонкой!
– Я ненавижу тебя, Ян Мак-Грегор, – прошипела Кейли Роз, предпринимая еще одно отчаянное и безрезультатное усилие освободить свои руки. – Я презираю тебя! Клянусь, что убью тебя, если ты принудишь меня сделать… сделать это.
К ее немалому удивлению, Ян в ответ мягко улыбнулся.
– Я и сам всегда говорил, что раздувать огонь из сырых дров и принуждать женщину, которая не познала любви, – занятия неблагодарные. Но ведь огонь страсти между нами вспыхнул ярко и горячо с самого начала. Что же касается любви… – Ян на мгновение прервался, обволакивая ее нежным взглядом и слегка приподняв свое прекрасное при свете свечей лицо. – Нет, девонька, – произнес он, наконец, красивым, идущим, казалось, из самой глубины души голосом, – речь идет о велении сердца, а не о насилии.
– Ты даже не пытался ухаживать за мной! – попыталась возразить девушка, чувствуя, что ей опять становится трудно дышать, а мысли в голове путаются не то от бесполезной борьбы, не то от близости его тела. – Ты просто стараешься затащить меня в свою постель! Я не так наивна, как ты полагаешь, четырежды проклятый сукин сын! Ты такой же, как все мужчины! Все вы хотите только одного!..
– Да, я хочу видеть тебя в своей постели. Но к тебе стремится все мое естество и моя душа!
– Твое сердце столь же лукаво, как и твои слова!
– А твоему язычку предстоит многому научиться, – парировал Ян, голос которого слегка подрагивал то ли от обуревающего его страстного желания, то ли от нахлынувшего веселья. – Тебе придется привыкнуть к тому, что я – твой господин и хозяин нашего дома, Кейли Роз Мак-Грегор. А то, что я говорю правду, ты поймешь еще до того, как наступит утро.
– Скорее ты окажешься в аду, чем это случится! – несколько театрально поклялась Кейли Роз. – А сейчас, грязный ублюдок, отпусти меня. – Она начала предпринимать попытки сбросить с себя Яна. Когда ничего не получилось, она замотала головой, разбрасывая волосы по подушке. – Дай мне уйти! – Никогда!
На этом Ян, видимо, решил прекратить пререкания. Лицо его приблизилось. Он придавил девушку к перине тяжестью своего огромного тела, нежно и горячо целуя ее в губы. Кейли Роз протестующе застонала и попыталась отвести голову в сторону. Но Ян мгновенно сграбастал плененные запястья девушки в одну из своих огромных ладоней, а пальцы другой запустил в ее блестящие черные волосы.
Жадно прильнувшие к ней губы требовали ответа. Язык, казалось, упивался, слизывая сладость с ее уст. Ян целовал ее с дикой, ненасытной страстью. Даже прошлые, возбудившие Кейли Роз поцелуи были ничем по сравнению с этим, в котором была сама непокорная душа мужчины, рвущаяся к покорившей его женщине.
Время потеряло значение. Сама судьба благословила их союз. И ничто не сможет изменить ее решение. Кейли Роз принадлежит ему! И это освящено свыше. Он заставит и ее поверить в это.
Тело девушки слегка вздрогнуло, отвечая на трепет его тела. Все мысли о сопротивлении растворились в небесах. Разгоралось новое властное чувство, зовущее к любви, заставляющее желать, чтобы чарующий поцелуй продолжался вечно. И он продолжался. Только на мгновение Ян отвел губы, заставив ее затаить дыхание, и тут же они вернулись вновь, еще более теплые, нежные и мягкие. Они оставили пылающий след от ее рта до грациозного изгиба шеи и начали спускаться ниже.
Ян, наконец, мог сделать то, о чем мечтал с того самого момента, когда увидел Кейли Роз в белом шелковом платье с глубоким вырезом. Выпустив руки девушки, он подрагивающими от нетерпения пальцами окончательно освободился от одежды, которая мешала ему достичь сладосто манящих выпуклостей груди. Кейли Роз тихо вскрикнула, ощутив неописуемое удовольствие от поцелуя. Губы Яна и его язык, прикоснувшись к белоснежной коже, вызвали в ней настоящую лихорадку страсти. Кейли Роз сама опустила руки на его плечи, чтобы быть как можно ближе к нему. В голове ее мелькнула мысль, что то, что происходит сейчас, никогда не должно было случиться, что ей придется еще сто, нет, тысячу и один раз пожалеть и проклясть себя, если она сейчас уступит. Но сопротивляться не было сил. Совесть и стыдливость проигрывали бой перед страстным напором Яна.
Пальцы его перенеслись к верхней застежке платья. Проявляя ту же завидную проворность, которую он уже демонстрировал ей сегодня утром, он быстро принялся пропускать жемчужные пуговицы сквозь шелковые петли. Девушка слегка встрепенулась и набрала в легкие побольше воздуха. Но это было единственным признаком протеста, хотя платье было быстро расстегнуто до самой талии. Какой-то уголок ее сознания подсказывал, что Ян, похоже, проявляет излишне большой опыт в умении освобождать женщину от одежды. Мысль эта остро резанула по сердцу. Кейли Роз даже заворочалась, пытаясь хоть как-то помешать Яну. Однако и сама тут же поняла, что мучительно хочет его прикосновений, буквально исходит в бесстыдном томлении, ожидая, когда же она вновь ощутит их на своей обнаженной коже.
Собственно, Яна вряд ли могло что-то остановить. Рука его скользнула в образовавшийся на лифе платья зазор, покопалась там несколько мгновений, и прелестная грудь девушки осталась прикрытой лишь тонкой полупрозрачной материей нижней сорочки. Еще какой-то момент он неподвижно смотрел на нее, а затем с такой силой рванул последнюю преграду, что сорочка порвалась. Кейли Роз почувствовала нечто похожее на ожог, когда его ладонь с победным трепетом легла на ее ничем не прикрытую грудь. Дыхание сбилось. Длинные ресницы Кейли Роз устремились вверх. Но осмелевшие пальцы продолжали свою наглую, но такую нежную ласку. А вскоре к ним присоединились и губы. Сначала необычайно осторожно они притронулись к соску.
– Ян! – только и смогла выдохнуть затрепетавшая Кейли Роз, стараясь прильнуть к нему всем телом.
Запустив руку в разметавшееся пламя его волос, она закрыла глаза.
К нежному посасыванию губ добавилась легкая сладостная пытка языка, который начал свое колдовское движение вокруг соска, заставляя девушку глухо стонать и ерзать от удовольствия. Пламя страсти разгоралось все сильнее, высекая в обоих искры восторженного неотвратимого влечения друг к другу. Продолжая колдовать над грудью Кейли Роз, Ян перенес руку на ее юбку. Ладонь, сдвинув подол, проникла под шатер, погладила кожу бедер и заскользила по ягодицам, прикрытым плотной тканью панталон. При этом он слегка повернулся набок, притягивая девушку вплотную. И ей показалось, что она вся окутана прелестной колдовской паутиной из его нежных прикосновений.
Рука проникла под панталоны. Кейли Роз ощутила тревогу. Глаза ее испуганно заморгали.
– Нет! – едва дыша пролепетала она. Страх и стыдливость на мгновение пересилили властное желание тела. – Не надо, Ян, ты…
– Ты моя, нежная маленькая злюка, – отозвался он чуть хрипловатым шепотом. – Моя!
Их губы соединились вновь, а его пальцы, уверенно продолжая движение, коснулись треугольника между ее ногами – он был весь в мягких завитках волос. Прикосновение к самому интимному месту заставило ее вздрогнуть. Дыхание сделалось резким и частым. Но это было еще не все. Будто молния озарила небо на мгновение, заставив забыть обо всем. И тьма вокруг сделалась еще более вязкой и непроницаемой: это палец Яна дотронулся до той точки внутри Кейли Роз, к которой сходились все токи ее женственности. Движения его были осторожными, но именно такими, какие могут произвести наибольший эффект. У девушки появилось ощущение, что и без того разгоряченная ее кровь закипает.
Последние мысли о том, что надо как-то остановить Яна, испарились от этого жара. Руки ее в порыве страсти стали лихорадочно гладить его мускулистую спину. Тело ее рванулось навстречу его телу, ноги сами раздвинулись. Он поцеловал ее с еще большей горячностью, и губы девушки ответили.
Внутренний голос пытался напомнить Кейли Роз о том, что она совершает непростительное безумство. Но призывы к благоразумию были так слабы, что их трудно было расслышать, как и все подобные призывы на нашей грешной земле. Девушка отдавалась страсти.
Ян понял это даже раньше ее. В зеленых глазах мелькнуло невыразимое удовлетворение победителя. Он сдавленно простонал и вдавил Кейли Роз в перину, опустившись на нее всем своим мощным торсом. Его страстное вожделение тоже выходило из-под контроля. Словно гром за ударом молнии, в нем все вскипало после каждого ее порыва навстречу. Ему очень хотелось сначала перецеловать дюйм за дюймом это прекрасное женское тело. Но плоть настоятельно требовала другого, а продолжать борьбу с ней у него тоже не было сил. Напомнив себе, что ночь, в конце концов, только начинается, Ян мгновенно расстегнул три держащие ее панталоны пуговицы и нетерпеливо потянул их вниз.
Кейли Роз вздрогнула. Глаза ее вновь открылись. Она сжала губы, обрывая поцелуй, и попыталась оттолкнуть его руку. Было, однако, слишком поздно.
Ладонь его скользнула по ее бедрам, не давая свести ноги вместе, а еще через секунду между ними оказались его чресла. Внутри Кейли Роз все оборвалось. Она была смущена и обескуражена. Проведя большую часть своей жизни на ранчо отца, девушка гораздо лучше многих своих сверстниц была осведомлена о физической составляющей любви. Поведение Яна казалось странным. Как собирается он заняться главным, не обнажая нижнюю часть своего великолепного тела?
Ответ на вопрос, и весьма простой, не заставил себя ждать. Как и у каждого истинного шотландского мужчины, под юбкой у него не было другой одежды. Он лишь слегка подтянул подол главного украшения своего национального костюма, чуть приподнял бедра невесты, и истомившаяся часть мужского тела вошла в сладостное обволакивающее тепло, ждущее ее внутри тела женщины.
Кейли Роз, вскрикнув от боли, дернула головой в последней попытке отстраниться. Но разъединить сливающиеся воедино тела было, конечно, невозможно.
– Спокойнее, девонька моя, – прошептал у самого уха Ян, который радостно трепетал от сознания того, что его невеста – девственница, и решил сделать все возможное, чтобы причинить ей как можно меньше боли. – Тебе будет чуть-чуть неприятно вначале, но очень недолго.
Она не поверила ему, потому что не хотела. Хотя вся она была теперь в его власти, мысли о продолжении сопротивления все-таки вспыхивали в затуманенной страстью голове. Понявший это Ян не сдержал своей ироничной улыбки. Ведь он прекрасно знал теперь, что Кейли Роз хочет его так же сильно, как и он.
Запустив руки в спутавшиеся на затылке волосы девушки, он прижал ее губы к своим и снова поцеловал. Пальцы возобновили волшебный танец на ее бедрах, заставляя забыть обо всем, кроме желания принадлежать мужчине. Оказавшаяся в ней часть Яна, постепенно продвигаясь, углубилась на всю длину.
Боль постепенно притуплялась и вдруг пропала совсем, уступив место волне невыразимого удовольствия. Накатилась она откуда-то изнутри, понуждая ее приподниматься и опускаться в такт движениям его бедер. Быстро осваивая древний как мир танец любви, Кейли Роз обхватила плечи Яна. Так было удобнее бросать себя ему навстречу. Дыхание почти совсем прекратилось. Лишь время от времени из груди девушки вырывался протяжный полустон-полувздох. Исчезло все вокруг. Осталась только эта старинная деревянная кровать под балдахином, важно было только то, что происходило на ней. Они будто перенеслись в другой мир, прекрасный мир, в котором существовали только двое: женщина по имени Кейли Роз и мужчина, благодаря которому она поняла наконец, как это все же прекрасно – быть женщиной.
Теперь она сама обнимала Яна изо всех сил. Казалось, выпусти она его плечи, и тогда совсем утонет в океане страсти, который поглощал их двоих все сильнее. Движения Яна убыстрялись. Губы опять перенеслись к ее груди, покрывая их горячими поцелуями. А еще через мгновение какая-то сила прошла через них подобно электрическому разряду и вознесла к вершине райского блаженства.
Ощущение было столь сильным, что Кейли Роз, чуть слышно вскрикнув, погрузилась почти в обморочное состояние. Через мгновение, глухо простонав, обессилено уронил голову и Ян, выплеснув в нее жаркую влагу своего семени. Она еще раз вскрикнула, широко распахнув и вновь закрыв глаза, и замерла, стараясь восстановить дыхание.
Все, что случилось, продолжалось совсем недолго. С момента, когда он понес ее вверх по лестнице, прошло чуть больше пятнадцати минут. Но минуты эти изменили всю ее жизнь.
Ян перевернулся на спину, притянув Кейли Роз к себе под бок. Она слишком устала и ей было слишком хорошо, чтобы как-то отреагировать на это. Несколько минут они просто молча лежали рядом. Тело девушки все еще было охвачено приятной истомой, но в ее голове, которая покоилась на руке Яна, уже замелькали шокирующие, смущающие мысли. Она и не думала, что может когда-либо ощутить то, что дал ей возможность почувствовать он. Ей и в голову не могло прийти, что она способна вести себя так вызывающе бесстыдно. Но, спаси Господь, она чувствовала и вела себя именно так… И каждое пережитое при этом мгновение было сказочно приятным. Что же, черт побери, ей делать теперь?
Память восстанавливала вновь только что сыгранные сцены любви. Кейли Роз почувствовала, что краснеет. Что же он наделал! Ей теперь уже никогда не забыть обжигающую сладость его тела. А собственные бесстыдные порывы навстречу его ласкам разве забудутся? Она с трудом сдержала стон, еще сильнее заливаясь краской стыда.
Злость на саму себя нарастала. Да ей, черт возьми, теперь в пору, вернувшись домой, в Форт-Ворф, присоединиться к тем падшим ангелам, блудницам, которые с бездумной веселостью плывут по течению жизни. Набрать уж полную корзину грехов и отправиться в ад! Действительно, не она ли только что занималась любовью с малознакомым мужчиной? Любовью ли? Блеск сапфировых глаз погас от нахлынувшего чувства вины. Вряд ли то, что произошло, имеет отношение к любви. Это было физическое, животное влечение, пусть очень сильное, но не более того.
Она бросила быстрый взгляд на Яна. Сейчас она могла бы поклясться, что он заранее знал всю правду о том, что произойдет этой ночью. А в чем эта правда? Кейли Роз совсем помрачнела. Правда в том, что сопротивляться ему оказалось крайне трудно… Да что там, просто невозможно! А еще правда в том, что он одурачил ее с этой свадьбой, соблазнил, не придавая особого значения тому, что она сама чувствует по отношению к нему. А вдобавок еще заставил изображать счастливую невесту, собирающуюся стать покорной женой на всю оставшуюся жизнь!
Праведный гнев вспыхнул в ней, озарив все в новом свете. Обретя возможность двигаться, девушка убрала голову с руки Яна и торопливо поправила расстегнутое платье, прикрывая обнаженную грудь. Затем, резко приподнявшись, она зло и осуждающе посмотрела ему в лицо.
– То, что случилось, ничего не меняет! – произнесла она тихим, дрожащим от распирающих ее чувств голосом. – Если ты думаешь, что, силой принудив меня…
– Силой?
Кончики губ Яна чуть дрогнули, когда он не спеша приподнялся на локтях, поправляя свою юбку. Свечи, горящие на стоящем у кровати столике, бросали интригующие, загадочные отблески на его красивое лицо и играющую мускулами широкую грудь. При взгляде на очаровательно-соблазнительную в своем растрепанном наряде жену глаза его нежно блеснули. Вид был и правда умилительный. Распущенные черные волосы непослушными волнами струились по ее плечам и спине, лицо стало еще прелестнее от прилившей к нему крови, а из-под задранного подола юбки вызывающе белели обнаженные бедра. И хоть прошло чуть более минуты с того момента, когда он отпал от нее в удовлетворенном изнеможении, Яну уже страстно хотелось начать все сначала.
– Ты… ты изнасиловал меня! – выпалила Кейли Роз и тут же вздрогнула от неожиданности: ответом на обвинение был искренний смех Яна.
– Это было все что угодно, но только не изнасилование, – спокойно сказал он, отрицательно покачивая головой и глядя на нее светящимися юмором и любовью глазами. – С того самого момента, когда я впервые ощутил вкус твоих губ, Кейли Роз Мак-Грегор, я знаю наверняка, что твое влечение ко мне ничуть не меньше моего желания обладать тобой. Стоит тебе на мгновение отбросить в сторону свое гордое упрямство, и ты тут же поймешь, что мы созданы друг для друга. Нам, наверное, еще предстоят непростые столкновения в нашей совместной жизни, – признал он, на мгновение позволив губам разойтись в улыбке, – но мир все равно наступит. Он будет сладостен для нас обоих.
– Мы не муж и жена, чтобы жить вместе! – выкрикнула раздраженная до предела Кейли Роз.
Злилась она не только на него, но и на свое собственное сердце, которое продолжало сладостно трепетать. Попытки взять себя в руки ни к чему не приводили. Трудно успокоиться, когда рядом лежит полуголый мужчина, а губы, да и не только губы, еще горят от его поцелуев. Сдержав готовый вырваться стон, она поспешила получше оправить шелковое платье на груди.
– Ты не смеешь удерживать меня здесь! Может, тебе и удалось добиться своего однажды, но…
– Да-да, удалось. И опять непременно удастся еще до конца этой ночи.
У Кейли Роз перехватило дыхание. В расширившихся зрачках ее голубых глаз мелькнула тревога. «Нет уж, гром и молния, я не допущу повторения! Не могу, не имею права допустить!» Произнеся про себя эту клятву, девушка опустила ноги с высоченной перины и спрыгнула вниз.
Ян покачал головой, не то, забавляясь, не то сердясь на то, что ему предстоит очередная погоня. Он быстро вскочил на ноги. Через мгновение его высокая фигура загородила дверь, преграждая путь к бегству. Метнувшаяся к выходу Кейли Роз чуть не угодила прямиком в его объятия. Отскочив, она попыталась укрыться за обитой бархатом спинкой стула. Но он одним движением оттолкнул это сомнительное укрытие в сторону. Растерянно ойкнув, Кейли Роз снова бросилась к двери. Но и эта попытка не увенчалась успехом. Длинные руки Яна ухватили подол ее платья и решительно потянули кричащую беглянку в обратном направлении. Он сильно прижал ее к себе, гася лихорадочные попытки вырваться своей могучей грудью. Кейли Роз затихла на секунду-другую, тяжело дыша и пытаясь не дать расстегнутым полам платья снова разойтись. Но гнев не мог долго оставаться без выхода.
– Отпусти меня! – завизжала она.
Вместо того чтобы выполнить требование, Ян развернул ее к себе лицом и вдруг неожиданно положил на покрытый ковром пол неподалеку от камина, в котором весело плясали, разгоняя холод, языки пламени. Сам он при этом опустился на колени и схватил руками правую ногу девушки.
– Что… что ты собрался делать? – заикаясь, спросила Кейли Роз, торопливо отбрасывая с лица черные локоны.
– Самое время, маленькая дикарка, твоему муженьку как следует рассмотреть женщину, которая досталась ему в жены.
– Нет!
Не обращая внимания на отчаянные попытки Кейли Роз вырваться, Ян развязал шнурки и снял ботинок с ее правой ноги. Разъяренная девушка уже занесла другую ногу, чтобы ударить нахала. Но он ловко перехватил ее. Развязанный левый ботинок плюхнулся рядом со своим братцем, а пальцы Яна в мгновение ока перенеслись уже к лифу шелкового платья.
– Нет! – еще раз протестующе закричала Кейли Роз, пытаясь ударить его кулаком в грудь, – Нет, да проклянет Господь тебя до последнего ногтя! Ты не смеешь!
– Не стоит так сильно смущаться, моя прекрасная суженая, – произнес Ян так, будто и не почувствовал нанесенного удара. – Эта часть мне уже знакома.
– Я не смущаюсь!
Попытка помешать ему снять с нее платье оказалась столь же безуспешной, как и все предыдущие. Белый шелк бесформенной грудой упал на валявшийся рядом перевернутый стул. В отчаянном стремлении остаться хоть чем-то прикрытой она что есть сил ухватилась за вырез тонкой сорочки. Ян пока этому не препятствовал. Зато вслед за платьем полетела ее нижняя юбка, а его пальцы уже начали развязывать подвязки чулок.
– Прекрати немедленно! – еще пронзительнее закричала Кейли Роз, изрыгая в сторону своего мучителя совсем не женские проклятия.
Чулки заскользили вниз, обнажая стройные налитые ноги.
Пульс девушки колотился в невиданном темпе. В отчаянном усилии она перевернулась, оказавшись на коленях, и, упираясь руками в пол, попробовала вскочить на ноги. Порыв, однако, ушел в возмущенный вздох, когда руки Яна потянули вниз ее панталоны, спустив их до самых икр. Она густо покраснела, осознавая, что нижняя часть ее тела теперь совершенно обнажена и доступна его обозрению, а затем простонала в бессильной ярости, поняв вдруг, в какой унизительно-вульгарной позе она оказалась.
В следующее мгновение она почувствовала только, что Ян сам перевернул ее на спину. Не мешая более ее лихорадочным усилиям закутаться в последний оставшийся на ней предмет туалета – нижнюю сорочку, он поднялся на ноги. Не отрывая пронзительного взгляда от сапфировой голубизны ее глаз, он не спеша разулся, стянул свои гетры, убрал с пояса споран и начал расстегивать юбку.
– Я заставлю тебя расплатиться за это, – произнесла она как клятву, садясь и загораживая руками грудь. Взгляд ее с болью и надеждой скользнул по двери.
– В этом я почти не сомневаюсь, – не задумываясь ответил Ян, губы которого чуть дрогнули в намеке на улыбку.
При, этом он стянул с себя свою юбку и предстал перед Кейли Роз во всей красе своего обнаженного тела.
Девушка помимо своей воли обвела взглядом великолепную фигуру. Глаза ее округлились, дыхание замедлилось от невольного восхищения. Перед ней стоял атлет с прекрасно развитой мускулатурой. Ни единого грамма лишнего жира не было на его теле. Мышцы так и играли на животе, узких бедрах и длинных тренированных ногах. Взгляд опустился ниже, и она почувствовала, что начинает дрожать, а по телу ее прокатывается жаркая волна. Так отреагировала ее плоть на пучок черных волос между ногами Яна и на то, что возвышалось над ним. Величине и упругости главного атрибута мужской силы хозяину замка позавидовали бы многие представители сильного пола.
– Не стоит очень долго так смотреть на меня, леди Мак-Грегор, иначе вы и впрямь можете оказаться изнасилованной, к тому же на полу, – предупредил Ян, опасаясь, что в шутке его слишком много правды.
Острое чувство обиды и смущения заставило Кейли Роз вздрогнуть и покраснеть до кончиков ушей. Вскочив на ноги и бормоча что-то невразумительное, она рванулась к двери. Мгновенно оказавшийся рядом Ян пресек и этот порыв, обхватив руками грациозную талию девушки.
– О, женщина, – прорычал он, демонстративно свирепо прижимая ее к себе, – неужели ты хочешь, чтобы мои сородичи увидели тебя в таком виде?
– Пусть лучше они, чем ты! – сердито выпалила она, все еще не желая признавать поражение.
– Ни один мужчина не смеет глазеть на то, что принадлежит только мне, – твердым как железо голосом произнес Ян.
Все следы веселого настроения исчезли с его лица. Он поднял Кейли Роз на руки и решительно направился к кровати.
– Разве того, что ты сделал, еще недостаточно для одной ночи? – закричала она, извиваясь всем телом.
Туманящее голову сладостное тепло подсказывало, что ее гордости и независимому характеру предстоит новое неравное сражение с волшебными чарами.
– Chan eil, – пробормотал по-гэльски Ян, в глазах которого горела всепоглощающая страсть. – Мы еще только начали, моя сладенькая злючка.
Он осторожно опустил ее на не остывшую еще постель под тень парчового балдахина и сам лег сверху. Еще секунда, и Кейли Роз осталась без своей нижней сорочки. Теперь их вообще ничто не разделяло. Спастись от того, к чему вопреки рассудку рвалось ее сердце, стало совсем невозможно. Разгоряченные тела соприкоснулись, и девушка чуть не задохнулась от нахлынувших ощущений. Чувствительные мягкие груди прильнули к упругому мужскому торсу, нежная кожа живота ощущала, как перекатываются мышцы его брюшного пресса. Это влекло, кружило голову и возбуждало. Сильные руки обняли ее, прижимая все теснее и теснее. Губы его приблизились, необычайно нежно, но и властно зовуще прикоснулись к ее губам, прогнав начисто желание противиться. Посланный ими импульс проник в самую душу, вновь разбудив спящее в каждой женщине до поры до времени желание принадлежать мужчине.
Ян Мак-Грегор, бесспорно, был из тех мужчин, которые всегда выполняют свои обещания, даже если они были даны самому себе. Чуть приподнявшись, он молниеносным движением перевернул жену лицом вниз. Она успела лишь протестующе тряхнуть головой, когда он отбросил в сторону тускло поблескивающие в свете свечей пряди ее волос. Растягивая удовольствие, он медленно наклонился и начал целовать спину Кейли Роз дюйм за дюймом, опускаясь все ниже и ниже.
Руки женщины непроизвольно сжали подушку, когда его губы, проделав горячую дорожку из поцелуев вдоль всей спины, не остановились. Резко вздохнув, она попыталась подняться. Но привело это только к тому, что обнаженные ее ягодицы оказались прямо перед глазами мужа. Ладонь его нежно заскользила по ее коже, как бы пытаясь на ощупь исследовать каждый изгиб этих соблазнительных выпуклостей. Губы теперь не просто целовали, но игриво пощипывали кожу, а включившийся в игру язык ласково щекотал тело. Это шокировало, смущало, доставляло невероятно приятные ощущения.
Кейли Роз застонала, содрогнувшись всем телом в тесных объятиях Яна. Ласка смущала, ослабляла, заставляла краснеть. Но попытаться остановить наваждение не было ни сил, ни желания. Наверно, это не свидетельствовало о силе воли, но отвергнуть наслаждение она не могла. Удовольствие, да простит ее небо, было слишком велико.
Губы Яна обжигали страстными поцелуями уже нежную, почти прозрачную кожу внутренней части бедер, затем спустились ниже, отдавая должное стройным полным ногам. Когда вслед за этим он неожиданно перевернул Кейли Роз опять на спину, она непонимающе уставилась на него слегка расширенными зрачками, лихорадочно соображая, что же будет дальше. Но придумать ответ на этот вопрос он ей не дал времени, запечатав уста новым неожиданным поцелуем, горячим и долгим. На долю секунды Ян поднял затем голову, взглянув на жену с мягкой, доброй улыбкой, и вновь поцеловал в губы еще сильнее, заставляя забыть обо всем. Мысли уступили место страсти и чувствам. Кейли Роз обняла мужа за шею и ответила поцелуем. А через мгновение в сказочно приятную игру вступил ее язык. Разгораться пламени в ее теле продолжали помогать его руки, нежно поглаживающие ставшую необыкновенно чувствительной кожу.
Ян на мгновение прервал поцелуй, но только для того, чтобы губы его смогли начать новое сводящее с ума путешествие: по щекам и глазам Кейли Роз, по ее шее с милой пульсирующей жилкой и ниже – к груди. Здесь к ним присоединились язык и мягкие, нежные пальцы, заставляющие своими движениями по белоснежной коже трепетать все ее естество. В ответном порыве она запустила пальцы в пылающий нимб его волос. В ее голове закружил водоворот чувств и желаний.
Но губы Яна вдруг стали опять спускаться. Вызывающие сладостную дрожь поцелуи покрыли живот, щекочущий бархат языка углубился в пупок. Но и эта остановка понадобилась Яну лишь для того, чтобы слегка сползти с кровати. Целующие губы продолжили свой путь вниз, заставляя затрепетать бедра, и неожиданно вернулись чуть наверх, замерев на черном курчавом треугольнике между ее ногами.
Кейли Роз вздрогнула, вспомнив о недавней своей решимости сопротивляться.
– Нет! – выдохнула она, дергая его волосы.
Уверенная, что происходит что-то вовсе недозволенное и запретное, она покрылась краской стыда. Но кем запрещенное? Кем недозволенное?
– Нет, Ян, ты… – пролепетала она, не поддаваясь на уговоры сидящего где-то в ней дьяволенка.
– Тебе следует привыкать называть меня господином или хозяином, – напомнил он зачем-то голосом, в котором звучала знакомая уже смесь раздражения и страсти. На лице играла мягкая соблазнительная улыбка.
Кейли Роз затравленно озиралась по сторонам, стараясь хоть как-то отстраниться.
– Нет! – еще раз вскрикнула она.
Но Ян знал, как зажечь в ней огонь влечения, подобный тому, что бушевал в нем самом. Предупреждая ее слабое сопротивление, ладони его тяжело легли на бедра Кейли Роз, не позволяя противиться новой ласке, доставляющей неописуемое удовольствие ему и не меньшее – ей. В глазах его мелькнули искры, и глубокая зелень подернулась поволокой. Он опустил голову.
Чуть слышный крик слетел с уст женщины, а тело буквально завибрировало, когда его губы прикоснулись к заветному месту. Язык, погружаясь, вращался, доставляя безумное наслаждение. Кейли Роз прикусила нижнюю губу, чтобы не стонать, и блаженно закрыла глаза.
– Ян… пожалуйста! – сумела пролепетать она лишь через несколько долгих мгновений, теребя пальцами его огненные локоны.
– Скажи: господин и хозяин! – тоже довольно тихо потребовал он дрожащим от вожделения голосом.
– Ян!
– Скажи как надо, – настаивал муж.
Подвергая ее этой сладкой пытке, он и сам мучился не меньше. Участившееся дыхание и страстные стоны Кейли Роз, вкус ее тела на губах кружили голову и подогревали и без того уже готовую закипеть кровь.
– Ян, я…
– Скажи…
– Ладно, будь ты проклят! Хозяин и господин… – срывающимся голосом, в котором, однако, чувствовался и вызов, пролепетала не имеющая больше сил терпеть женщина.
Глаза Яна сверкнули торжеством одержанной победы. Он лег на нее, обнял и вдруг перевернулся так, что она очутилась сверху. Ошеломленная, она подалась чуть вперед и, стараясь удержать равновесие, раздвинула ноги. Он чуть приподнял ее бедра и, шевельнув своими, опустил вновь. Ощущение от того, что при этом в нее вошло нечто твердое и большое, было неописуемо приятно. Кейли Роз даже вскрикнула от нахлынувших чувств.
– Ян!.. – выдохнула она его имя.
Руки ее судорожно обхватили плечи мужа, длинные черные волосы рассыпались во все стороны, щекоча его грудь. На мгновение она заглянула в бездонную зеленую глубину его глаз и зажмурилась, отдавая всю себя во власть проснувшейся страсти. Нижняя часть ее тела, отвечая движениям Яна, сама стала двигаться вверх и вниз.
Под напором ощущения, приятнее которого она не испытывала ничего в жизни, Кейли Роз уже не думала о том, правильно ли она поступает, окончательно уступая своему прекрасному похитителю. Ее вообще больше ничего не интересовало, кроме чудесного, до боли приятного смятения чувств, настоящего экстаза, в который погрузила ее близость с Яном Мак-Грегором. Он начисто разгромил все выстраиваемые ею заслоны, сломил сопротивление и взял в плен ее женскую сущность. После сегодняшнего ей никогда не захочется быть мужчиной. И хотя Кейли Роз сама еще не понимала этого, она гордилась тем, что пленил ее сердце именно этот великолепный и грешный шотландский вождь…
К вершине экстаза они подошли одновременно. Кейли Роз тихо вскрикнула и, вздрогнув, обессиленная, упала ему на грудь. Ян замер, растягивая миг наслаждения, затем нежно, будто ребенка, прижал ее к себе и несколько долгих мгновений слегка покачивал, убаюкивая плещущие через край чувства.
Захваченные волной повторной страсти, более мягкой, но и более нежной, чем первая, они лежали рядом в загадочном свете свечей, наслаждаясь теплом, исходящим от камина и друг от друга. Ян прижал податливое обнаженное тело своей возлюбленной, как бы стараясь целиком обнять ее собой.
– Я люблю тебя, Кейли Роз Мак-Грегор, – произнес он, подтверждая слов, а взглядом, идущим, казалось, из самого сердца. – Я никого и никогда не любил так и не смогу после этого дня полюбить ни одну женщину, кроме тебя.
Девушка затаила дыхание. Сердце ее тоже замерло при звуках его голоса, а еще в большей степени – от услышанных слов. Но рассудок не хотел верить. Разве может один человек полюбить другого столь быстро? Конечно, у нее не было опыта в подобных вещах. Но она много раз слышала от других, что должно пройти немало времени, прежде чем мужчина или женщина разберется в своих чувствах. Хотя…
Подчиняясь неожиданному порыву, она еще сильнее прильнула к Яну. Но тут же тяжело вздохнула, а последовавшие за этим слова призваны были охладить его и ее саму.
– Мак-Грегор – не мое имя.
– Не твое? – спросил Ян с обворожительной улыбкой, заставившей сердце забиться в бешеном темпе. – Вынужден внести поправку. Мы теперь муж и жена, лорд и леди Мак-Грегор. – Мягкая ладонь нежно скользнула по ее бедру. – И, безусловно, мы оба должны позаботиться о чести клана и послужить ему, я бы сказал.
– Чести? – Кейли Роз слегка отстранилась и с вызовом заглянула ему в глаза. – Давно пора тебе, нахальный сукин сын, понять…
Конец фразы застрял в горле новобрачной, поскольку Ян фамильярно и довольно чувствительно шлепнул ее по обнаженным ягодицам.
– А вот тебе пора понять, что подобное угощение ты будешь получать от меня постоянно, если не уймешь свой язычок, – предупредил Ян таким тоном, что было непонятно, шутит он или говорит серьезно.
Губы Кейли Роз сложились в обиженную гримасу, в глазах мелькнули искры гнева, а щеки покрылись краской. Но оттолкнуть мужа еще раз она не решилась. Преподанный ей только что урок был более чем нагляден, к тому же она слишком устала, чтобы возобновлять борьбу. Пришлось успокоить себя тем, что сумеет отомстить за нанесенное оскорбление позже, при более благоприятных для нее обстоятельствах.
Ян примиряющим жестом обнял девушку, притягивая снова к себе. Глаза ее сами собой закрылись, стало тепло и приятно, и она задремала под мерный стук его сердца, положив голову ему на грудь.
Очнулась Кейли Роз, ощутив на своих губах ласковое прикосновение губ мужа. Длинные ресницы поползли вверх. Несколько раз моргнув, отгоняя дрему, она увидела первым делом совершенные черты склонившегося к ней лица.
– Собираетесь проспать весь день, моя госпожа? – шутливо вопрошал Ян, блестя веселыми глазами.
Взглянув на окно, девушка нахмурилась. К ее удивлению, утреннее солнце поднялось довольно высоко. Приподнявшись, она села на кровати, убирая с лица спутавшиеся за ночь волосы. Только тут она обнаружила, что совершенно обнажена, и, покрываясь краской, поспешила прикрыть грудь.
Ян наблюдал за всем этим со снисходительной улыбкой. Сам он был уже полностью одет и стоял у кровати в полной готовности поухаживать за своей строптивой невестой.
– Не кажется ли тебе, что немного поздновато для столь щепетильных проявлений девичьей скромности? – Она ответила гневным взглядом прищуренных глаз, что не возымело никакого действия. – Воду для твоей ванны уже подогрели, – сообщил он с ласковой иронией. – А Молли хотела даже подать нам завтрак в постель. Но я сказал, что мы сами скоро спустимся в столовую.
– Почему в таком большом замке ты держишь всего троих слуг? – неожиданно спросила она, пытаясь преодолеть неловкость и смущение, которое испытывала, несмотря на все события прошлой ночи.
Ох уж эта ночь! Кейли Роз застонала про себя. Нахлынувшие яркие воспоминания тревожили и путали мысли. А избавиться от них под властным взглядом Яна не было никакой возможности. Он был слишком прекрасен и… явно счастлив, черт бы его побрал! Вот уж кто точно не страдал ни от усталости, ни от угрызений совести.
– Нам больше не надо, – ответил Мак-Грегор, преодолевая мучительное желание забраться немедленно на постель поближе к своей желанной женщине. Что бы там ни думала Кейли Роз, воспоминания о прошедшей ночи не давали покоя и ему. – Я очень редко принимаю здесь гостей. Из-за моего бизнеса мне приходится уезжать из замка чаще, чем того хотелось бы.
– Из-за бизнеса?
– Да. После смерти отца ко мне перешла его морская компания и другие предприятия. Как бы мне ни нравилось жить в замке Мак-Грегор, не менее полугода приходится проводить то в Эдинбурге, то в Лондоне.
– А тебе доводилось… Ты бывал в Америке? – поинтересовалась Кейли Роз, проклиная свое смущение, которое выдавал дрожащий голос. А еще больше злилась она на свое тело, предательски трепетавшее под взглядом Яна. Да и вообще, честно говоря, сидеть здесь в чем мать родила и беседовать на отвлеченные темы было верхом абсурда.
– Однажды. Я тогда был еще совсем юнцом. И, по правде, возвращаться туда у меня нет никакого желания.
– Ну а у меня есть! – выпалила женщина, извергая голубое пламя из своих прекрасных глаз. – То, что произошло этой ночью, не должно было случиться. Но и из-за того, что случилось, не изменилось ничего!
– Так уж и ничего? – мягко спросил Ян, многозначительно взглянув на прикрывающий ее грудь край простыни, и тут же вновь опустил глаза.
– Черт бы тебя побрал! – огрызнулась, покрываясь краской, Кейли Роз. – Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. – Она подняла голову, стараясь выглядеть столь же вызывающе-независимой, как прежде. – На самом деле мы не являемся супругами. Ускоренный обряд был…
– Совершенно законным оформлением брака, как я уже много раз говорил. Мы связаны друг с другом точно так же, как станем связаны тогда, когда повторим наши клятвы перед священником, если захотим сделать это.
Ян смолк, задумчиво сложив руки на груди. Он позволил себе удовольствие помечтать немного о том, что сделает он сам и чему научит ее, когда опять настанет ночь. Только это и давало возможность успокоиться. На самом деле больше всего на свете ему сейчас хотелось заключить эту маленькую строптивицу в объятия, а потом целовать и целовать ее до тех пор, пока она не взмолится о пощаде. Спокойно разговаривать с ней, заставляя себя сохранять дистанцию, было ой как нелегко. Но ничего, он должен и сумеет доказать ей и то, что они подходят друг другу не только в постели.
– Как бы то ни было, дражайшая моя женушка, – произнес он наконец, прерывая затянувшуюся паузу, – с этой ночи наши отношения стали совсем иными, чем прежде.
– Может, по шотландским законам это и так. Но когда я вернусь домой, в Техас, все здесь случившееся не будет иметь никакого значения!
– Дом твой теперь здесь.
– Тогда твой в аду, ублю… – Кейли Роз предпочла остановиться на полуслове. Хотя в глазах ее и продолжала еще гореть бунтарская отвага, воспоминания о вчерашнем шлепке ниже спины заставили язык быть поосторожнее. Ничего, она дождется подходящего момента, чтобы заставить этого рыжеволосого мерзавца расплатиться и за это.
– Все, что нужно, ты найдешь там, – сменил опасную тему Ян, кивком головы указывая на дверь справа от камина. – Одним из первых усовершенствований, которые я произвел в замке, став его хозяином, было как раз устройство этой ванной комнаты рядом с моей спальней. Вода туда поступает по трубам постоянно и подогревается с помощью специальной печки, в которой тоже стараются поддерживать тепло. – Он на мгновение смолк, затем чуть заметно ухмыльнулся. – Возможно, я уже тогда подсознательно понимал, что моя невеста должна оценить это удобство по достоинству.
– Возможно, ты и сейчас сумеешь понять, что та, которую ты называешь невестой, вообще не хочет ею быть. Я готова всю оставшуюся жизнь принимать ванны из ледяной воды, лишь бы больше тебя не видеть.
К ее удивлению, Ян жизнерадостно улыбнулся и, повернувшись, направился к двери.
– Завтрак накроют через полчаса, – предупредил он. – И оденься, пожалуйста, так, чтобы тебе было удобно потом совершить верховую прогулку.
– Верховую прогулку?
– Да-да. Сдается мне, что необходимо подышать свежим воздухом. – Ян уже приоткрыл дверь и стоял на пороге. – И запомни: полчаса. Минутой больше, и я сам с превеликим удовольствием приду помочь тебе завершить сборы.
С этими словами он вышел, думая о том, что было бы совсем неплохо, если бы она решила проверить, реальна его угроза или нет.
Кейли Роз смотрела ему вслед, мысленно представляя, как он идет по коридору и лестнице. Очнувшись через несколько секунд, она тяжело вздохнула и отбросила одеяло и простыню, которыми загораживалась. Она была вполне готова принять ванну, то есть практически раздета. Спрыгнув на покрытый коврами пол, она быстро пошла к указанной Яном двери, за которой обнаружила весьма внушительных размеров емкость, снабженную краном. Девушка пустила воду ив ожидании, пока наберется ванна, занялась содержимым своей дорожной сумки, стоящей тут же на стуле в углу. Наконец-то можно было одеться полностью в собственную одежду.
Памятуя о предупреждении Яна, Кейли Роз недолго наслаждалась приятной теплой водой. Впрочем, именно в ванне она почувствовала, как ноет ее тело, причем в тех местах, которые прежде о себе и не напоминали. А кроме того, страшно хотелось побыстрее оказаться за стенами ставшего для нее тюрьмой замка. Пусть хоть на время и в сопровождении единственного на земле человека, рядом с которым она сомневалась в самой себе. Выбиралась она из ванны и вытирала тело и тяжелые локоны большим полотенцем с гербом Мак-Грегоров, вспоминая о прошедшей ночи. Даже глаза на мгновение закрылись, восстанавливая картины любви. Кейли Роз вздрогнула, представляя, как он касался ее, что он делал с ней. И все это повторилось, и она позволила. А потом еще раз. Да, он разбудил, ее страстным, горячим поцелуем среди ночи еще раз, и началось такое, что Кейли Роз и сейчас еще не до конца понимала, где был похожий на действительность сон, а где напоминающая сказочные мечтания явь.
Но главные события вчерашнего вечера и последующей за ним ночи, конечно, сном не были.
– Проклятие! – пробормотала Кейли Роз, опять закрывая глаза, на этот раз от чувства стыда, которое охватило ее при воспоминании о том, что и она сама отвечала на ласки.
Такого с ней еще не было. Даже когда Ян Мак-Грегор неожиданно вторгся в ее жизнь, она настолько не теряла над собой контроль. И вряд ли когда-нибудь такое еще случится… Она тяжело вздохнула про себя, затем открыла глаза и, швырнув полотенце в сторону, раскрыла сумку и начала одеваться.
Когда Кейли Роз спустилась к ожидающему ее у подножия лестницы Яну, на ней была амазонка из черного гренадина: наглухо застегнутый на дюжину блестящих латунных пуговиц жакет и облегающая бедра расширенная книзу юбка-брюки. Под жакет она надела полотняную белую рубашку. Обуваясь для предстоящей прогулки, она предпочла крепкие, с высокими голенищами сапожки. Руки закрывали перчатки из мягкой дорогой кожи. И поскольку кузина Марта не догадалась прислать ей шляпу, волосы пришлось вновь заплести в толстую косу.
– Вы прекрасно выглядите в это утро, леди Мак-Грегор, – приветствовал ее муж с теплой улыбкой.
– Прибереги свои комплименты для дуры, которая им поверит, – огрызнулась Кейли Роз, правда, не так уверенно, как бывало.
Горевшие страстью глаза Яна заставляли краснеть и возвращали, вопреки всем ее стараниям, к воспоминаниям о прошедшей ночи. Она поймала себя на том, что совершенно не знает, как себя вести. Найти верный тон не очень-то удавалось. Ведь и она отвечала на его ласки! О Боже, какого же названия после этого она заслуживает? Укоры совести отразились в синих глазах, лицо выдавало борьбу противоречивых чувств, происходящую в ее душе.
Глубоко вздохнув, Кейли Роз в конце концов отбросила мысли о сопротивлении и протянула мужу руку.
Молли, подавшая им на завтрак копченую сельдь с картофелем, лепешки и чай, то и дело бросала на новоиспеченную хозяйку сочувствующие взгляды. Кейли Роз изо всех сил делала вид, что их не замечает. Конечно, более старшая и опытная женщина прекрасно знала, что должно было произойти после ускоренного обряда. И хотя Кейли Роз никогда не была ханжой, чувствовала она себя во время трапезы не слишком уютно, тем более когда подумала, что предстоит еще встреча и с Питером, и с Дженни. Они тоже, должно быть, догадываются обо всем. Интересно, действительно ли она выглядит сейчас совсем не так, как, скажем, еще вчера? Промелькнувший в голове вопрос заставил уголки губ чуть скривиться в горькой усмешке.
Девушка подняла глаза на Яна и, ругнувшись про себя, опять опустила их: он буквально пожирал ее нетерпеливым взглядом, будто всю жизнь только и мечтал о том, чтобы побыстрее спуститься с ней во двор. Впрочем, она и сама облегченно вздохнула, когда они оказались там.
Утро было прохладным, но ясным. Солнце уже позолотило безоблачное небо. Воздух пьянил ароматами цветов и деревьев, беззаботное щебетание птиц услаждало слух. Даже у Кейли Роз на душе посветлело, она поймала себя на том, что с удовольствием идет вслед за Яном по зеленому лугу к конюшням.
– Ты и в самом деле хочешь, чтобы мы немного прогулялись верхом? – спросила она. Почему-то в глазах ее мелькнуло тревожное предчувствие.
– Да, – подтвердил Ян, слегка улыбнувшись. – Я слышал, ты великолепная наездница.
– Скакать на лошади я научилась, возможно, раньше, чем ходить, – произнесла Кейли Роз, освобождая свою руку из его пальцев и гордо поднимая голову. – Я росла не такой, как те девицы, что сидят целыми днями взаперти, интересуясь только своим рукоделием и сплетнями.
– И твоя мама не возражала против такого необычного для девочки воспитания? – спросил он с деланным безразличием. На самом деле ему было страшно интересно все, что связано с ней. О женщине, сумевшей пленить его сердце, ему хотелось знать как можно больше.
– Моя мама умерла, когда я была совсем маленькой, – ответила она печально.
– Так же как и моя…
Кейли Роз даже вздрогнула. Сердце ее сжалось от жалости: впервые она увидела тень боли на мужественном лице Яна. Она почему-то совершенно не могла представить этого человека в кругу семьи. А ведь у него, конечно же, были родители, которые любили его, близкие родственники… Вот вырос он только слишком самостоятельным, независимым и властным. Хотя, как она вдруг подумала, в этом Мак-Грегор весьма похож не на кого иного, как на Д.Ж. Бучанена.
– Полагаю, когда ты стал постарше, тебя отправили в школу? – пробормотала она.
– Да. Сначала я учился в Эдинбурге, потом в Англии. А позже даже не континенте, – сообщил он, опять улыбнувшись.
– Что ж, замечательно, – признала Кейли Роз, обругавшая себя за излишнюю покладистость уже в следующее мгновение.
С трудом верилось, что этот спокойный разговор ведут именно они, ведут так, будто кругом тишь да благодать и не было у них этой ночи. Странно и удивительно! Ведь это же именно тот человек, который принуждал ее выйти за него замуж и затащил в конце концов обманом в свою постель. Не его прошлым, настоящим и будущим следует ей интересоваться сейчас, да простит ее Бог, а думать о мести.
Кейли Роз резким движением скрестила руки на груди. Она до сих пор испытывала по отношению к Яну то гнев, то страх, то, надо признать, страстное влечение, заставляющее ее забыть обо всем и даже о себе. То, что с ним можно разговаривать вот так просто, как сейчас, казалось просто невероятным, обескураживало.
– А как было у тебя, девонька? – спросил он. – Ты куда-нибудь уезжала из дома до нынешнего путешествия? – Ян пристально посмотрел на враз помрачневшую жену, которая утвердительно кивнула головой.
– Отец отправлял меня в пансион, который находился в восточной части Америки. На некоторое время, – с печальной улыбкой сказала Кейли Роз. – Д.Ж. Бучанен время от времени пытался переделать меня. Однажды, когда мне было лет двенадцать, он пригласил жить к нам на ранчо незамужнюю тетушку. Предполагалось, что она сделает из меня леди. Бедняжка даже месяца не выдержала. После этого он бросил свои попытки. Только когда мне было уже восемнадцать, он…
Фраза осталась незаконченной, потому что Кейли Роз испугалась, что, продолжив эту тему, неизбежно сообщит и о том, сколь тверд был отец в своем желании выдать ее замуж. Воспоминания о полученном перед отъездом наказе вызвали румянец на щеках. Чтобы скрыть смущение, она отвернулась. Боже правый, как посмотрит она в глаза Д.Ж., когда вернется в Техас после того, что здесь произошло! А что скажет братьям? А всем остальным Они вряд ли смогут не то что одобрить, но даже понять, что она покорилась Мак-Грегору после того, что он сделал. Она и сама бы не поняла этого, поступи так кто-то другой…
Они уже подходили к конюшням. Ян вновь взял ее за руку, когда они вошли в полутемное строение из камня со знакомыми запахами сырости и сена. Опытным взглядом она отметила дюжину удобных стойл, мощенный булыжником широкий проход между ними. В глубине стояла великолепная карета с отполированными от многих прикосновений ручками на обеих дверцах.
Питер, пришедший в конюшню раньше их, уже завершал подготовку лошадей к выезду. Он увидел вошедших и улыбнулся во весь рот.
– Доброе утро, моя госпожа, – произнес он уважительно, поклонившись Кейли Роз. Затем слуга повернулся к Яну, и лицо его приняло серьезное выражение. – Ветер с моря. Не исключено, что опять будет буря. Лошади с рассвета нервничают.
– Я учту это, – спокойно ответил хозяин, с легкой ухмылкой осматривая оседланных животных.
Воспользовавшись этим, Кейли Роз с надеждой взглянула на ворота конюшни. В сапфировых ее глазах промелькнули отблески лихорадочно забегавших в голове мыслей. Прогулка верхом – отличная возможность удрать! Надо попробовать воспользоваться этим, как только они отъедут от стен замка Мак-Грегор. Сердце в предчувствии долгожданной свободы бешено заколотилось. И в то же время она ощутила нечто похожее на сожаление…
– Ты готова, любовь моя? – вывел ее из раздумий голос Яна.
Вздрогнув, она настороженно взглянула ему в лицо, чувствуя, что щеки ее розовеют. Это могло сойти и за то, что она разрумянилась на свежем воздухе, и как признак возбуждения в предчувствии верховой прогулки. Взять себя в руки, по крайней мере, Кейли Роз удалось весьма быстро.
– Конечно, – ответила она спокойно.
Питер повел лошадей к выходу, а они с Яном пошли рядом. Для нее, как выяснилось, была оседлана великолепная гнедая кобыла.
– Ее зовут Банситх, моя госпожа, – сообщил Питер, поглаживая блестящую шею благородного животного. – Что означает – «Красотка». Мы назвали ее так потому, что она немного капризна и пуглива. Но у вас с ней не будет никаких проблем, только потверже держите поводья.
– Спасибо, Питер, – наградила слугу улыбкой поглощенная своими мыслями Кейли Роз.
Взяв в одну руку поводья, а другой опершись на луку седла, она уже приготовилась запрыгнуть на лошадь, когда почувствовала, что Ян пытается помочь, поддерживая ее за талию.
– Я не нуждаюсь в какой-либо… – начала, было, она протестующе, но уже через мгновение оказалась сидящей верхом.
Водрузивший ее в седло Ян весело улыбнулся и, ласково взглянув в глаза, стал пристраивать ее ногу в стремя.
– У меня не должно быть и малейших сомнений в твоей безопасности, маленькая злючка, – произнес он тихо, чтобы слышала только она.
– Я, черт побери, сама в состоянии прекрасно позаботиться о себе, – огрызнулась женщина.
Больше всего на свете ей хотелось сейчас пустить лошадь в галоп и ускакать от него подальше. Но она сдержала себя, резонно решив, что время для решительного шага еще не пришло.
– О да! – пробормотал Ян, вскакивая на своего коня (это был тот самый великолепный чистокровный жеребец, на котором он привез ее в замок). – Позаботиться о себе ты, конечно, можешь прекрасно. Однако мне ведь удалось тебя утащить.
– На такое бы не решился ни один порядочный мужчина!
– Ни один мужчина просто не оказался настолько глупым, чтобы рискнуть, – сострил он не слишком веселым тоном, трогая поводья и направляя жеребца к воротам замка.
Кейли Роз секунду поколебалась и поехала следом. Питер только покачал головой им вслед. Он не сомневался, что настоящее столкновение между хозяином и хозяйкой еще впереди. Мысли парня тут же переключились на его Дженни. Она-то будет, по крайней мере, мила и послушна, когда они поженятся… А может быть, тоже нет?
Ян легкой рысью ехал по огромному холмистому полю, совершенно нетронутому какой-либо деятельностью человека. В том, что жена следует за ним, он не сомневался. Он чувствовал ее близкое присутствие сердцем.
«Похоже, маленькая дикая кошечка рассчитывает отстать позже», – подумал Мак-Грегор с улыбкой и пришпорил коня.
Мощный скакун рванулся вперед, но и его более хрупкая подруга, повинуясь командам опытной наездницы, не отстала, с милю они скакали голова в голову, пока Кейли Роз не решила, что пора попытаться использовать свой шанс, и незаметно потянула поводья левой рукой. Кобылица свернула на юг, жеребец с Яном продолжал бешеный галоп навстречу восходящему солнцу.
«Сейчас или никогда», – пронеслось в голове всадницы, которая, к собственному своему удивлению, почувствовала вдруг, что ей не так уж и хочется осуществлять свой план.
Злясь на себя, она нахмурилась, но оглянулась через правое плечо. Погони не было. Ян скакал в избранном направлении, не заметив или не обратив внимания на ее маневр. Кейли Роз ощутила одновременно чувство триумфа и неприятный укол женскому самолюбию. Усилием воли, отбросив сомнения, она низко склонилась к гриве лошади и помчалась по направлению к ближайшим деревьям. В чаще леса можно будет спрятаться, если он даже, опомнившись, постарается ее поймать. А когда ей удастся добраться до противоположного края этого поросшего вереском луга, дорогу до Инвернесса она разыщет непременно. Затем начнется прежняя жизнь. Та, в которую ворвался, разрушив привычный уклад вещей, Мак-Грегор…
Сердце от подобной мысли почему-то заныло. Не поддаваясь этому чувству, Кейли Роз еще раз пришпорила лошадь и ослабила поводья, предоставив животному самому выбирать путь. Она так неслась, что можно было подумать, будто сам дьявол гонится следом. Вскоре деревья обступили ее со всех сторон. Скачка стала опасной. Но инстинктивное намерение Красотки замедлить шаг было тут же пресечено наездницей, которая сжала узду.
«Я люблю тебя, Кейли Роз Мак-Грегор», – вспомнились вдруг слова, произнесенные совсем недавно. На ресницах заблестели нежданные слезы. Кейли Роз несколько раз глубоко и прерывисто вздохнула и еще ниже склонилась к шее лошади, чтобы торчащие со всех сторон ветки деревьев не выбили ее из седла. Оглядываться назад она не рисковала, но и без этого чувствовала: Яна позади нет.
Копыта несущейся как молния Красотки уверенно и ритмично сминали лесную траву. Между деревьями стал виден просвет. То был свет желанной свободы. Но особых восторгов беглянка не испытывала.
Воспоминания об этих двух днях, похоже, искоренить будет непросто. Но они должны быть забыты! Необходимо собраться с силами и выкинуть из головы навсегда этого зеленоглазого шотландца, который сумел мгновенно сделать ее своей настоящей женой, причем во всех смыслах этого слова. Лучше всего, видимо, вообще не упоминать при отце и братьях об ускоренной церемонии, произошедшей здесь. Пожалуй, она вовсе не станет никому говорить о муже. Так будет вернее… Кейли Роз продолжала хмуриться, но на душе стало чуть легче.
В этот момент гнедая выскочила из леска на открытый простор. Всадница, несколько обескураженная этим обстоятельством, подняла голову, решившись наконец оглядеться по сторонам. До самого горизонта простиралась холмистая равнина. Совершенно безлюдная… Нет! С губ чуть не потерявшей от неожиданности сознание Кейли Роз слетел тихий стон: она увидела приближающегося Яна. Он стремительно скакал ей наперерез с противоположного края леска. Не прошло и минуты, как жеребец перешел на шаг, приветствуя ржанием свою подружку, а рука Яна сжала уздечку Красотки.
– Нет! – вскрикнула Кейли Роз, замахиваясь на него рукой.
Удара не получилось. Ян резко рванул поводья, останавливая ее лошадь. Не обращая внимания на отчаянное сопротивление, он обхватил Кейли Роз за талию и одним движением пересадил на круп своего скакуна. Она, бормоча проклятия, рванулась из его рук, но очутилась в конечном итоге лишь плотнее прижатой к широкой мужской груди, а еще через мгновение Ян спрыгнул с коня и стащил ее за собой.
– Мак-Грегоры не привыкли расставаться с тем, что им принадлежит, – произнес он, устремив на женщину горящий взор. Он покрепче сжал пальцами ее запястья, так, что Кейли Роз была вынуждена приподняться на цыпочки.
– Я не твоя собственность! – воскликнула она, пытаясь оттолкнуть Яна.
Тот лишь повыше приподнял руки, и она буквально упала ему на грудь. Красивое лицо Яна было мрачным. Он с трудом сдерживал гнев. В склонившихся над ней потемневших глазах плясали грозные огоньки.
– Черт побери, женщина, неужели ты не понимаешь, что могла погибнуть, продираясь между деревьями, тем более что все равно выскочила ко мне?! – прорычал он.
– Я не собиралась выскочить к тебе! – с не меньшей страстью мгновенно парировала Кейли Роз. – Будь такая возможность, Ян Мак-Грегор, я готова до бесконечности мчаться кругами, лишь бы не наткнуться на тебя.
– Ты никуда от меня не денешься, – произнес он дрогнувшим вдруг от волнения голосом. – Нет. И никогда больше не пытайся…
– А я попробую. И буду пытаться до тех пор, пока…
Умолкнуть Кейли Роз заставил поцелуй, которым он, не говоря больше ни слова, запечатал ей рот. Она, чуть слышно простонав, затрепетала всем телом. Сильные мужские объятия сомкнулись, прижимая ее тело. И в тот же самый момент руки ее сами собой бессильно опустились на его плечи. Колени ослабли, голова закружилась от восторженного ощущения близости.
Его гнев и ее раздражение, столкнувшись, породили вспышку, от которой разгорелось, накаляя их до предела, тлевшее пламя страсти. Прежде чем Кейли Роз что-нибудь поняла, они уже лежали, прижавшись друг к другу, на мягком ароматном травяном ложе. Ян быстро расстегнул пуговицы ее жакета и отбросил его в сторону. Через несколько секунд за ним следом последовала белая блузка, а затем и юбка-брюки. На мгновение приподнявшись, он резко сорвал с себя рубашку и опустился на жену, прижавшись к ней обнаженной кожей. Последовавший за этим поцелуй был из тех, что заставляет женщину почувствовать себя парящей высоко в небе.
Еще мгновение, и, потянув край нижней сорочки, он полуобнажил бархатистую кожу ее сочных грудей. Горячие пальцы заскользили по ней с нежной жадностью. Губы защекотали сосок с такой страстной жаждой, что голова Кейли Роз, которая опять теряла ощущение реальности, опустилась на землю и импульсивно заметалась по подложенной самой природой подушке из вереска. А ладонь Яна уже проникла под ее панталоны, совершая умопомрачительные пассы. Женщина почти не могла дышать. Из груди вырывались лишь частые хрипловатые полустоны. Бедра раздвинулись. Руки судорожно метались по бронзовой коже его мускулистой спины.
Ян развернул ее лицом вниз, одновременно стягивая с нее сильными пальцами панталоны. Вскоре обнажена была уже вся нижняя часть ее тела. Но, к удивлению Кейли Роз, он и после этого не вернул ее в прежнее положение, а, подтянув поближе к себе, положил теплую руку на интимное место между бедрами. Ладонь его сначала медленно, а затем все быстрее и быстрее стала двигаться, доставляя умелыми пассами сказочное наслаждение.
Любовная игра доводила до безумия. Но только тогда, когда их влечение друг к другу стало совсем нестерпимым, Ян на мгновение отодвинул женщину вперед, быстро сорвал с себя юбку и сделал то, чего оба они так страстно желали. Кейли Роз осталась практически в том же положении, когда часть мужа вошла в нее, мягко заскользив вдоль увлажнившихся стенок влагалища. Все в ней затрепетало. Из груди вырвался сдавленный крик. А он, подтягивая ее все ближе и ближе, как бы насаживал ее на себя, сначала чуть заметно, а потом все быстрее и быстрее, двигая вперед-назад тазом. Непроизвольно точно такие же движения стала совершать в ответ и она. О, как это было несказанно прекрасно, когда колебания тел, в конце концов, совпали! Она еще раз простонала, руки в самопроизвольном порыве потянулись назад и обхватили мускулистые бедра Яна в неодолимом стремлении прижать их еще ближе к себе.
Даже по сравнению с тем, что она уже пережила этой ночью, ощущения Кейли Роз были необычайно приятны и новы. И эта грешная поза была иная… Откуда у Яна такой опыт в любовных играх? Эта мысль холодной струей обдала разгоряченную страстью голову молодой женщины и чуть остудила ее. Смутило и то, что был день… Она ведь и при ночной темноте чувствовала угрызения совести от того, что позволила довести себя до такого сладостного сумасшествия. И вот теперь они с Яном резвятся в открытом поле при ярком солнце! Что самое удивительное – она не испытывает при этом ни малейшего недовольства или раскаяния.
Сейчас они оба были как одно целое, будто два почти одинаковых язычка пламени. Рвавшийся из их душ жар слился, образовав единый костер. Страсть выплескивалась через край, и Кейли Роз уже не ощущала себя только собой. Каждая частица ее души чувствовала душу Яна, сливаясь с ней. Конечный акт любви принес удовлетворение, подобного которому она не испытывала никогда. И пока расслабленное тело блаженствовало, заработавший рассудок подсказывал, что не так-то и сложно теперь найти ответ на вопрос, почему ей было так мучительно от мысли, что она может больше никогда не увидеть этого мужчину.
Размягченный Ян, стараясь растянуть подольше очаровательное ощущение близости с любимой женщиной, осторожно откинулся на бок, привлекая к себе Кейли Роз. Рука его ласково обвила ее талию, подбородок нежно щекотал ее щеку.
– Ты не можешь изменить того, что уже существует между нами, девонька, – прошептал он своим приятным грудным голосом, который показался сейчас Кейли Роз особенно красивым.
Она инстинктивно поправила свою сорочку, тут же, впрочем, отметив, что это почти бесполезно: его горящий взгляд, казалось, не только проникал сквозь тонкую полупрозрачную ткань, но и куда глубже – в самое сердце.
– Да-да, – продолжил Ян. – Я не сомневаюсь, что ты и сама тоже чувствуешь это.
– Сама не понимаю, что за бес в меня вселился, – произнесла она со вздохом.
Впервые Кейли Роз признала, что не владеет собой, а если точнее, то она не сомневается больше в том, что он владеет и собой и ею. Но слова не совсем точно передавали ситуацию. Она уже понимала, что с ней происходит. Почему-то оттого, что она немного солгала Яну сейчас, когда он окутывал ее теплом своего тела, ей стало стыдно. Было так приятно лежать рядом с ним на подстилке из ароматных луговых трав… Легкий холодный ветерок, неизвестно откуда прилетевший, заставил растерявшуюся женщину вздрогнуть. Ян еще ближе прижал ее к себе, согревая своим крупным телом. Она вздохнула и прильнула к нему.
– Я люблю тебя, Кейли Роз. И ты меня любишь. Именно поэтому мы и поженились. Из-за чего же еще, как ты думаешь?
– Я…Ты для этого женился на мне? – не то спросила, не то ответила она, со значением взглянув на властно обнимающие ее руки Яна. И, не видя ее глаз, он понял, что имеет она в виду физическую близость. – А еще, возможно, это клановая вражда и твои клятвы являются причиной, – добавила Кейли Роз.
К ее удивлению, ответом был зазвучавший у самого уха легкий и искренний смех.
– Маленькая ты моя глупышка, – нежно произнес он безо всякой обиды в голосе, – г– Из мести, а тем более из-за обычной похоти я бы никогда не женился. То, что ты возбудила во мне мужское желание, – правда. Правда и то, что встрече с тобой я обязан слову, которое дал своему отцу. Но, как я тебе уже говорил, лишь только увидев тебя, я понял, что ты – единственная женщина, которая может стать моей женой. – Он еще раз улыбнулся и нежно поцеловал сбившийся на висок локон черных волос. – А что касается похоти, поверь мне, я бы мог взять тебя в первый же день и не заводить разговоров о какой-то свадьбе.
– Подозреваю, что ты так и поступал со множеством женщин, которых привозил в замок Мак-Грегор до меня! – выпалила, скривив губы в злой улыбке, Кейли Роз. Глаза ее гневно сверкали.
– Других там не было, – ответил Ян, испытавший искреннее удовольствие от этой вспышки ревности.
– Черта с два, – мрачно промолвила она, поворачивая голову, чтобы видеть его глаза. – У меня нет ни малейшего сомнения в том, что ты оставил после себя десятки разбитых сердец по всей Европе.
– Если только несколько, – частично признал Ян выдвинутое обвинение, улыбаясь. В голосе не слышалось и нотки раскаяния. – Но твое сердце я никогда не разобью, – добавил он уже совершенно серьезно. – И свое не позволю тебе разбить. – Глаза его, опалившие ее взглядом, потемнели. – Неужели ты не можешь понять до сих пор, что ты моя и я никогда никому тебя не отдам?
– Но ты… ты не должен… не можешь держать меня здесь вечно, – заикаясь, произнесла Кейли Роз совсем тихо.
– Я не могу? – с вызовом и чувством полной уверенности в обратном спросил Ян, приподнимая пальцами ее подбородок. – Может, у нас и было недостаточно времени, чтобы как следует узнать друг друга в процессе ухаживания. Тем лучше, у нас для этого впереди еще целая жизнь. Мы теперь муж и жена. И таковыми останемся навсегда.
– Но это же полная чушь! – горячо возразила Кейли Роз. – Люди не…
– Все люди как раз рано или поздно к этому приходят. – Взгляд Яна, скользнувший по ее такому прекрасному в гневе лицу, смягчился. – Почему ты никак не хочешь поверить, что произошло то, что и должно было произойти? Это же так очевидно.
Неужели ты никогда не думала о будущем с учетом того, что когда-нибудь влюбишься?
– Нет. Я и сейчас не собираюсь принимать такую возможность в расчет! – Она попыталась вскочить на ноги, но Ян мгновенно погасил этот порыв. – Я не хочу любить тебя, черт побери! – Кейли Роз на мгновение смолкла, стараясь справиться с горьким комком слез, которые подкатили к ее горлу. – Я вообще не хочу влюбляться в кого бы то ни было! Я хочу только вернуться в Даймонд Л. и забыть обо всем, что здесь произошло.
– Ты никогда не сможешь этого забыть.
– Что ж, попытаться-то я, по крайней мере, могу. Будь оно все проклято!
– Прекрати сопротивляться тому, что к тебе пришло, девонька, – мягко посоветовал Ян, ласково проводя ладонью по очаровательному изгибу ее бедра. – Мы самим небом предназначены друг для друга. Да-да, я знаю. И ничто не способно изменить его решение.
– Я все равно найду способ убежать… – упрямо пробормотала Кейли Роз, борясь не столько с ним, сколько с собственными чувствами. – В следующий раз мне непременно повезет!
– Следующего раза не будет. – Совсем рыжие мри свете солнца брови сошлись, придав лицу свирепое выражение. В глазах замелькали угрожающие огоньки. – Клянусь небом, женщина, я хорошенько, как подобает, отдеру тебя, если ты вновь решишься подвергнуть себя опасности.
– Я тебя не боюсь, – выпалила она, на этот раз абсолютно искренне. Что означает угроза отодрать, она до конца не поняла, но пусть ее лучше повесят, чем она позволит грубое с собой обращение. – Можешь оставить свои угрозы при себе и…
– Ты делаешь большую ошибку, если собираешься и в будущем отталкивать меня от себя, – предупредил Ян угрюмо.
С этими словами он отстранил ее руки и повернул женщину, положив спиной на траву. Затем, встав на колени, Ян сильными руками провел по ее телу, распрямляя его. Глаза Кейли Роз метали гневные молнии. Она изо всех сил пыталась сопротивляться, о желание прекратить борьбу уже начало постепенно овладевать ею.
– Веди себя со мной как подобает! – Голос его хлестнул подобно бичу. – Я люблю тебя больше самой жизни. Но это вовсе не означает, что я позволю тебе упорствовать в твоих ребяческих, необдуманных попытках сбежать от меня.
– Ребяческих? – переспросила она злобно.
– Да-да, ребяческих. И дурацких. Клянусь, что это именно так, Кейли Роз. – В глазах его светились раздражение и молчаливая мольба о понимании. – Как ты не можешь понять, что произошло! Мы же женаты! Ты – моя жена, а значит, должна меня во всем слушаться.
– Что?! – Кейли Роз даже прекратила сопротивление, удивленно уставившись на Яна. – С какой стати ты… Я тебе ничего не должна! Ты же обманом заставил меня выйти за тебя. Уже забыл об этом?
– В постели ты отнюдь не напоминала невесту, которую принудили выйти замуж, – напомнил он резким тоном.
Кейли Роз вскрикнула, будто ее ударили. Щеки покрылись пятнами, в глазах загорелась безумная ярость. Освободив руку, она наотмашь ударила Яна по гладко выбритой щеке.
– Ублюдок! – процедила она сквозь зубы, забыв от гнева о возможности ответных действий.
Ян мгновенно схватил пальцами ее запястье и… К полному удивлению женщины, приложил ее ладонь к своему лицу в том самом месте, которое покраснело от пощечины. Движения его при этом были подчеркнуто спокойны, только глаза слегка потемнели. Когда она, почти не дыша, взглянула ему в лицо, стараясь угадать, что произойдет дальше, Ян лишь скривил губы в своей вечной полуулыбке.
– Даже это ничего не изменит, маленькая злюка. Можешь издеваться надо мной, если это доставляет тебе удовольствие. Можешь ругаться, царапаться и драться, все равно я буду любить тебя. – Он прервался на мгновение, и с лица его исчезли последние намеки на возможность шутки. – Единственное, что я тебе не позволю никогда, – это покинуть меня. Куда бы ты ни убежала, я разыщу тебя и привезу назад.
– Нет! – закричала Кейли Роз, чувствуя, как начало трепетать от его слов сердце. Испуганная этим, она была готова сейчас совершить любые безрассудные поступки. – Я не останусь здесь! – выпалила она, извиваясь в попытках освободить руку. – Я все сделаю, чтобы убежать, и ты не сможешь…
– Пожалуй, пришло время напомнить тебе, кто является главой нашей семьи.
– Провались ты в пекло со своей семьей, Ян Мак-Грегор! – : Кейли Роз уже почти визжала.
Глаза Яна стали еще темнее. Он встал на одно колено и с ужасающей легкостью перебросил задыхающуюся от бессмысленной злобы женщину через другое колено лицом вниз. Посильнее затем обхватив ее талию, он поднял подол нижней сорочки, заголяя ее мягкое место.
– Ян!… – то ли просила она о пощаде, то ли готовилась изрыгнуть проклятие.
Дыхания не хватило, и крик оборвался. Кейли Роз вздрогнула всем телом. Это рука мужа с хлопком опустилась на ее соблазнительные выпуклости пониже спины. Удары не были болезненными. Да Ян и не стремился к тому, чтобы сделать жене больно. Он просто еще раз доказывал ей, что всегда выполняет данные обещания.
– Прекрати, черт бы тебя побрал! – буквально завопила она, брыкаясь ногами и извиваясь на его колене.
– Я не ублюдок, – спокойно приговаривал он под звук очередного шлепка. – Я не мерзавец, не негодяй. – Опять шлепок. – Я не сукин сын. Запомни. – Еще один легкий удар, нанесенный с шаловливой улыбкой на устах.
– Ооо! Отпусти же меня! – простонала Кейли Роз. Ей было скорее щекотно, чем больно. Но шлепки эти доставляли настоящее мучение, так как били непосредственно по ее гордости. Ошеломленная уже от одной унизительной позы, в которой оказалась, она скрежетала зубами и прилагала массу безрезультатных, впрочем, усилий вырваться. – Ты дорого заплатишь за это! Сейчас же убери… Ян!..
Он еще раз поднял и опустил руку и наконец перекатил ее со своего колена на мягкую траву. Кейли Роз тут же попыталась вскочить на ноги, но властно легшая на ее бедра рука мужа не позволила сделать и это. А дальше произошло то, чего она и вовсе не ожидала. Его губы нежно притронулись к пылающим еще от только что совершенной экзекуции местам, а затем к ласковому утешению приступил и язык Яна. Кейли Роз растерянно заморгала.
– Убирайся к черту. – По инерции прошептала женщина, но огонь страсти уже зажегся в ней снова. Глаза несколько раз моргнули и закрылись.
– У вас очаровательная попка, леди Мак-Грегор, – услышала она шепот Яна, в котором звучали игривость и… знакомое уже страстное желание.
Еще через мгновение он перевернул Кейли Роз на спину и сам лег сверху, согревая ее теплом своего крупного мускулистого тела. Горячий поцелуй, и все мысли о мести были забыты.
Когда они, наконец, решили возвращаться в замок, было далеко за полдень. Но солнце еще вовсю сияло на ясном небе. Лишь на горизонте угадывались стаи скапливающихся туч.
– Завтра мы навестим твою кузину, – неожиданно сообщил Ян.
– Мы поедем в Инвернесс? – удивилась Кейли Роз.
– Да-да.
– Но… Ты не опасаешься, что я…
– А чего мне опасаться? – перебил он ее с сардонической усмешкой. – Как бы там ни было, а ты жена одного из Мак-Грегоров. Никто здесь не поверит, если ты заявишь, что намерена сбежать.
– Кто-нибудь обязательно поверит! – возразила она, не отводя глаз под устремившимся на нее пронзительным взглядом Яна. – Кузина Марта, например. Как только она услышит о твоих подвигах, первым ее желанием будет сообщить о них властям!
– А я немедленно во всем признаюсь.
– Признаешься? Во всем? – В широко раскрытых глазах Кейли Роз читалось явное недоверие.
– Да. Ни один настоящий горец не осудит меня за то, что я прекратил наконец кровную вражду между кланами. Может, правда, кто-то и упрекнет меня в том, что я ухитрился при этом влюбиться в свою пленницу. Но тут уж ничего не поделаешь. – В его глазах плясали веселые бесенята.
– Однако я уверена, что даже здесь есть законы, карающие за похищение и насильственное принуждение к замужеству! – мгновенно парировала Кейли Роз, хотя уже не так горячо и твердо.
– Это так. Но мои родственники где угодно подтвердят, что мы прошли ускоренный обряд бракосочетания и ты сама провозгласила себя моей женой, – напомнил Ян.
– Только для того, чтобы вырваться отсюда! – Женщина вздохнула и заерзала, поудобнее устраиваясь в седле. – А потом, ты… Ну, ты прекрасно знал, для чего все это затеваешь. И знал, что действуешь незаконно и по-варварски! – Она осеклась, так как в голову пришел совсем неожиданный вопрос – можно ли называть беззаконием и варварством то удовольствие, что он ей доставил. – Ты, вопреки всем правилам приличия, и на минуту не оставил меня в одиночестве, – добавила она, усилием воли отбрасывая сомнения.
– Ни один суд не признает меня виновным в том, что мне не терпелось побыстрее начать наш медовый месяц, – пошутил Ян.
Кейли Роз ничего не ответила. Нахлынувшие вдруг воспоминания вызвали теплую приятную волну, прокатившуюся по всему телу. С губ сорвался легкий вздох. Это память оживила подробности ошеломляющей, сводящей с ума недавней ночи. Всплыло и то, что было накануне вечером.
– Кто была та женщина? – спросила она вдруг.
– Какая женщина?
– Единственная среди гостей женщина на церемонии бракосочетания.
– Элспет Мак-Грегор.
Лицо Яна выдало внутреннее напряжение. Глаза настороженно блеснули. Было очевидно, что говорить о незнакомке ему не хотелось.
– Она – твоя кузина? – настаивала на продолжении разговора Кейли Роз.
Сама не зная почему, она испытывала острый интерес к этой загадочной Элспет. Припомнился злой взгляд, который бросила на нее миловидная блондинка, перед тем как уйти.
– Она моя родственница, – ответил Ян, – но очень дальняя.
– А почему она так быстро ушла?
– Возможно, потому, что была незваной гостьей. – Он слегка улыбнулся, взглянув на Кейли Роз. – Нет, она не брошенная мной любовница, если это тебя волнует.
– Меня это не волнует. Я не сомневаюсь, что любовниц у тебя было немало.
– Конечно, я был владельцем настоящего гарема в юности, – ответил Ян с озорной улыбкой и веселыми искрами в глазах. – Но даже самого распоследнего, развратника можно исправить. Можешь быть уверена, Кейли Роз Мак-Грегор, тебя одной для меня вполне достаточно.
– Как надолго, интересно знать? – язвительно спросила она, поспешно отводя глаза: раздражение по поводу того, что в его сердце и постели были другие женщины, было слишком велико, чтобы показывать его собеседнику.
Кейли Роз про себя выругалась. Неужели она и вправду ревнует?
С чего бы это, черт побери? Почему малейшая мысль о его измене доставляет ей мучительную боль?
– У тебя, уверяю, не будет ни малейшего повода усомниться в моей верности, – пообещал Ян, может быть, излишне торжественно.
Проглотив неожиданно подступивший к горлу комок, Кейли Роз отвела глаза от его проникающего в самое сердце взгляда. Как это было ни бессмысленно, но ей сейчас страшно хотелось, чтобы его слова оказались правдой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дикая роза Техаса - Крилл Кэтрин



Прелесть, хаотичная героиня веселые страсти. Конец не очень, а роман прелесть
Дикая роза Техаса - Крилл КэтринАнабелька
1.05.2012, 3.36





Роман понравился !!! Интересно !
Дикая роза Техаса - Крилл КэтринМари
29.05.2012, 15.25





тема романа хорошая а вот героиня представлена слабой на передок безвольной самкой
Дикая роза Техаса - Крилл Кэтринольга
7.04.2013, 17.07





Очень хорошая книга!!! Я в восторге!!)))
Дикая роза Техаса - Крилл КэтринСветлана
27.05.2013, 14.40





Нудная книжка.
Дикая роза Техаса - Крилл КэтринF.K
25.10.2013, 21.15





Читала эту книгу лет десять назат,она была первая мной прочитанная в этом стиле и помню что она мне тогда понравилась, и превила любовь к романам. Сейчас перечитала и разачаровалась,никакой интриги, скучно, хотелось бросить читать еще на третьей главе. Герой черезчур самоуверенный.
Дикая роза Техаса - Крилл КэтринКатерина
14.02.2014, 19.16





Книга не плохая , но блин, неужели нельзя было как то сюжет завернуть. Ни какой интриги, кто там на ком то не женился, чертовски скучный роман или даже богальный. rnP.S. А вот кто там к клиентах главную героиню назвал слабой на передовую, НЕСОГЛАСНА она намного устойчивее многих гг из романов.
Дикая роза Техаса - Крилл КэтринОльга
5.06.2014, 0.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100