Читать онлайн Не играй с огнем, автора - Крейвен Сара, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не играй с огнем - Крейвен Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не играй с огнем - Крейвен Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не играй с огнем - Крейвен Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейвен Сара

Не играй с огнем

Читать онлайн

Аннотация

После предательства жениха Тара решила не иметь больше дел с мужчинами. Главное для нее теперь - карьера. Так длилось до тех пор, пока она не встретила Адама Бернарда. К несчастью, он собирается жениться. Тара знает об этом, но совладать с собой не в силах. Днем и ночью мысли о нем преследуют ее...


Следующая страница

Глава 1

Зазвонил внутренний телефон. Не отрывая глаз от экрана компьютера, Тара Линдон протянула руку и щелкнула переключателем.
— Жанет? — Она спросила вежливо, но с жесткими нотками в голосе. — Я же просила не беспокоить меня.
— Простите, мисс Линдон, — жалобно проблеяла секретарша, — но это ваша сестра. Она просит соединить ее с вами. Ей не так-то легко отказать.
А то я не знаю, со вздохом подумала Тара, догадываясь о цели звонка, вслух же сказала:
— Жанет, соедини.
— Дорогая, — журчала Беки на другом конце провода, — как ты? Погода отличная, да?
— По-моему, у нас обеих все в порядке, ответила Тара сухо. — Беки, я по уши в работе, пожалуйста, поживее. Я слушаю тебя.
— Нет проблем. Я просто позвонила, чтобы перепроверить насчет уикенда. Не могу припомнить, как мы договорились.
Пиноккио, подумала Тара, наверное, нос еще на два дюйма вырос.
— Ты пригласила меня в Хартсайд, а я сказала, что не смогу приехать. Это все, что могу тебе напомнить.
— А я попросила тебя обдумать, — последовал немедленный ответ. — Ты обдумала? Тара закрыла глаза.
— Беки, это очень мило с твоей стороны, но я занята.
— Дальше не рассказывай. У тебя запланирована поездка в какой-нибудь Дюссельдорф, чтобы побеседовать с кандидатом на должность в какую-нибудь японскую фирму. И кроме тебя, конечно, с этим кандидатом поговорить некому.
— Нет. На этот раз ты ошиблась. Я собираюсь отдохнуть. Отдых и никаких забот — вот все, что мне сейчас нужно.
— Но отдохнуть ты можешь и с нами. Только представь, как это здорово, — не сдавалась Беки. — Если погода будет как сейчас, мы поплаваем в бассейне. А сад! Ты бы только видела, какой он чудесный! И дети все время спрашивают о тебе.
— Чушь, — жестко сказала Тара. — Джим и Эмма даже и не вспоминают обо мне.
— Ты так занята своей карьерой, мы тебя совсем не видим. Сестренка, я соскучилась.
— Ну а если бы я согласилась… — медленно сказала Тара, — ты обещаешь, что не будешь подсылать ко мне одного за другим потенциальных мужей?
— Я тебя умоляю! Если хочешь знать, я давно уже выбросила это из головы.
— Беки…
— Какая ты все-таки подозрительная. — На том конце провода вздохнули.
— И имею на то все основания, — мрачно заметила Тара. — Ладно, кто он?
— Господи, сколько можно. — Беки перешла на резкий тон. — Стоит мне пригласить какого-нибудь соседа пропустить стаканчик, и тебе уже мерещится заговор.
— Кто он? — повторила Тара. Беки вздохнула.
— Ну, он недавно въехал в Глэб-коттедж, помнишь, славненькое такое место около церкви. Консультант по налогам, лет тридцати пяти. Очень симпатичный.
Тара удивилась.
— Столько достоинств — и все еще холостяк.
— Да с ним все в порядке, — отбивалась Беки. — Просто они очень приятные люди.
— Они?
Беки заколебалась.
— Ну… Он с мамой сейчас… Она помогает ему с вещами… разместить.
— Ну и ну! — Таре стало даже весело. — Ему тридцать с лишком, и он до сих пор живет с мамулей.
— Ничего подобного. Это только на время. У нее свой собственный чудесный дом. И она приходит в отчаяние от одной только мысли, что он встретит женщину, на которой захочет жениться.
— Угу, и кинжал отравленный для нее небось припасла.
— По-моему, работа тебе не на пользу, раздраженно заметила Беки. — Ты стала циничной.
— По крайней мере, я научилась разбираться в намерениях людей.
Таре хотелось поскорее покончить с этим разговором.
— У меня уже есть планы на выходные. — Не говоря уже о следующих двух неделях, добавила она про себя.
— Ты будешь одна?
Что-то в интонации сестры задело Тару.
— Не обязательно.
— Тара! — взвизгнула Беки. — Ты кого-то встретила? Рассказывай быстрее!
— Нет. — Тара уже пожалела, что позволила спровоцировать себя на эту выдумку. — Нечего рассказывать. Пока нечего. — Что, в сущности, так и есть, — успокоила Тара свою совесть.
— Хитрюга ты, — весело сказала Беки. — Ну намекни хотя бы, какой он: маленький, высокий, брюнет, блондин?
— Без комментариев.
— Красавчик, да? — настаивала Беки. — С деньгами?
Тара вздохнула.
— Всех красавчиков уничтожила испанская инквизиция, Беки. Ни одного не осталось.
— Опять твои шуточки. Ты хоть понимаешь, сколько времени не смотрела в сторону мужчин?
— Понимаю, — мягко ответила Тара. — И даже знаю почему.
— Ну, это все пора выбросить из головы, резко сказала Беки. — Не все мужики — трусы. — Беки вздохнула. — Надеюсь следующий выходной будет шагом в правильном направлении.
Перед взором Тары появилась бухта, залитая солнцем, парус лодки, темный на фоне яркой воды. Белый дом среди деревьев, и ни единого звука, кроме пения птиц.
Тара насмешливо скривила рот.
— Это я могу пообещать. Ну ладно, Беки, у меня нет времени на разговоры. Пока!
— И ни слова о новом мужчине? Что же я расскажу Гарри?
— Скажи, что все еще только начинается. Он поймет.
— Да, — ответила любящая жена Гарри. — Надеюсь.
Положив трубку. Тара рассмеялась, хотя, подумала она, совсем не до веселья. Надо было признаться, что выходные проведет в одиночестве, и пошли они все к черту. Зря я намекнула Беки, что у меня новый мужчина, подумала Тара. Она теперь не отстанет, будет все вынюхивать, как ищейка. Хорошо еще не знает, куда я собралась. Наверняка она убеждена, что будет солнце, вино и секс, как обычно и было с Джеком.
Что-то щелкнуло у нее в мозгу, как будто предостерегая: не вспоминай. В одном Беки права, подумала Тара. Пора освободиться от мертвой хватки прошлого. И может, новая связь действительно то, что ей нужно. Но, обжегшись на горячем… Стараясь забыть о Джеке, она с головой погрузилась в работу, сосредоточилась только на карьере, и сейчас, пожалуй, уже слишком поздно строить новые планы.
Тара отодвинула стул и подошла к окну. За ним раскинулась деловая часть города. Вот, что важно, подумала она. Тара работала в крупном агентстве по подбору кадров, и у нее был нюх на хороших работников. Но ей и в голову не приходило расставлять силки на мужчин-клиентов.
Отходя от окна, Тара мельком увидела свое отражение в стекле и остановилась: русые волосы до плеч, безупречная стрижка, белая шелковая блузка под горлышко, черная юбка благоразумной длины. Опрятная, работящая, неопасная. Неожиданно Тара почувствовала разочарование — ей хотелось быть совсем другой.
Ты нуждаешься в отдыхе, подумала она.
Тара села за стол и с новой решимостью принялась за отчет, бегло проглядев уже написанное.
Том Фортескью: прекрасные отзывы, отличный специалист, и все же… он вызывал беспокойство. Никаких пробелов в биографии, и собеседование прошел хорошо. Однако интуиция подсказывала ей не предлагать мистеру Фортескью высокооплачиваемую должность в «Беркрофт холдингз», для которой он, казалось, так подходил.
Ее сомнения ясно читались в каждой строчке отчета. На первый взгляд это была беспристрастная профессиональная оценка, но Тара видела: она слишком уклончива, не хватает энтузиазма, слишком осторожна. Она вздохнула и переписала файл на дискету.
Окончательно решать, правда, не ей, и она была даже рада этому. Том Фортескью вряд ли обрадуется, что его кандидатуру отклонили. Он энергичен и честолюбив. В «Марчант Саузерн» он пришел, чтобы получить должность в «Беркрофте», и Тара была уверена, что молодой человек считает это место уже своим.
Впрочем, рассудила Тара, к тому времени, когда она вернется из отпуска, весь этот сыр-бор с отзывом на Фортескью уляжется и он обратится в другую компанию.
Она вытащила дискету из компьютера, вышла из кабинета и остановилась, обнаружив с изумлением человека, непринужденно сидевшего на краешке стола секретарши.
— Добрый день. — Том Фортескью, улыбаясь, направился к ней. — Я случайно был рядом и решил зайти пригласить вас на ланч.
Не на ту напал, цинично подумала Тара. Она никогда не давала ему ни малейшего повода думать, что готова провести время в его компании. Но его это не смутило. Несомненно, он собирался выведать у нее, что она решила, пригласив в какой-нибудь бар.
— Сбавь обороты, парень, — пробормотала Тара себе под нос, держа дискету в руке. Она холодно улыбнулась.
— К сожалению, с обеда я в отпуске. А сейчас мне хватит и сандвича.
— Жаль, — озадаченно протянул Фортескью. — Надеюсь, мы сможем встретиться в другой раз. Когда рак на горе свистнет, подумала Тара. Да, ничего не скажешь, самоуверенный тип. Жанет, однако, была задумчива, и с непонятным сожалением посмотрела вслед удалившемуся непрошеному посетителю.
— Такой замечательный парень, — призналась она. — Я ему сказала, что вы заняты, а он ответил, что с удовольствием вас подождет.
— Надеюсь, и впредь будет таким, — сухо заметила Тара, передавая секретарше дискету. — Подпиши эти письма в мое отсутствие, Жан, хорошо? — На несколько секунд она задумалась. — А этот отчет пометь: «Конфиденциально». Его можно дать только работникам нашей компании. Впрочем, до собрания в четверг утром он никому не понадобится.
— Будет сделано, — улыбнулась Жанет. — Когда вы уходите?
— Вообще-то хотела около двух. Надо еще кое-что собрать в дорогу.
Тара заканчивала упаковывать вещи. Мелюсин, черная зеленоглазая холеная кошка, наблюдала за ней.
— Не беспокойся, — погладила хозяйка кошку, — ты едешь со мной, если мне удастся запихнуть тебя в твою корзину.
Сейчас ее мисочка вместе с кормом лежали уже в багажнике, а та самая корзина была припрятана за диваном, чтобы в подходящий момент упрятать туда строптивое любознательное животное.
Для себя Тара взяла только самое необходимое. Беки убила бы меня, если бы знала, чем я собралась заниматься в отпуске, невесело подумала Тара, таща коробку с чистящими средствами к машине. Но что же делать? Мама с папой вернутся через месяц, и я хочу, чтобы наш дом был вычищен до блеска.
Она не сомневалась, что, как только родители приедут из Южной Африки, они, отдохнув, поедут в Сильвер-Крик-хауз. Формально их дом находился в Челси, но фактически Сильвер-Крик-хауз уже много лет был их постоянным пристанищем. Там не было ни телефона, ни телевизора, ни центрального отопления: вода нагревалась от газовой колонки, расположенной позади дома. Но Тару неудобства в родительском доме не раздражали. В двух комнатах были камины, и она с неизменным усердием следила за ними. Она любила Сильвер-Крик-хауз, с ним у нее были связаны самые счастливые воспоминания.
Зимой за домом присматривала чета Причардов. Миссис Причард работала в расположенном неподалеку деревенском магазинчике, а ее муж сторожил небольшую лодочную станцию вверх по течению, где на зиму родители оставляли свою любимую лодку «Наяда».
Миссис Причард, которая работала в магазине только полдня, всегда была готова помочь, но Тара предпочитала все делать сама, это ей доставляло истинное удовольствие.
Когда сестры Тара и Беки были моложе, считалось, что уже хорошо зарабатывавшая к тому времени Беки обязательно сделает карьеру. Тара всегда была тише, домашнее. Но карьеру сделала она, а не Беки.
Никто не мог поверить, что Беки, встретив Гарри, предпочла замужество и материнство продвижению по службе, ни разу не пожалев об утраченных возможностях.
Кто бы подумал, что домашнее хозяйство станет уделом Беки. Но она к браку отнеслась с таким же рвением, как раньше к работе, с теплотой подумала Тара.
Но старшая сестра не в силах была понять, что можно потратить целый отпуск на уборку старого обшарпанного дома. И уж совсем непостижимой была мысль, что эти занятия могут приносить радость.
Тара взглянула напоследок в зеркало и направилась к выходу с Мелюсин, которая возмущенно мяукала и царапала крышку корзины. Коллеги были бы в шоке, увидев ее в выцветшей юбке из грубой хлопчатобумажной ткани и старом свитере, да еще в бейсбольной кепке, подумала, усмехнувшись, Тара.
Какого черта, оборвала себя Тара, закрывая дверь и направляясь к машине. Я буду видеться только с теми, с кем захочу. Да и ближайший дом находится в нескольких милях от нашего. По крайней мере, в нем не живут, поправила себя Тара. В сотне ярдов от их дома был дом Динз Муринг. Раньше там жил свирепый сивобородый старик Амброзии Дин, но он скончался около трех лет назад, и с тех пор дом оставался безлюдным, быстро приходя в запустение.
Амброзии был холостяком и, по-видимому, не имел родственников. Во всяком случае, никто не приезжал проведать его. Джим Линдон, отец Тары, как-то намекал, что пытается обговорить с поверенными Дина возможность приобретения коттеджа, но этим все и кончилось.
Может, я переговорю с кем надо, лениво подумала Тара, выезжая из Лондона. Хотя сейчас не хочется заниматься такими делами. Привести немного дом в порядок и отдыхать, забыть обо всем.


Но дорога к заветному раю, как вскоре убедилась путешественница, была не слишком легкой. Многие тоже решили выехать пораньше на уикенд, так что машин было полно. К тому времени, когда Тара свернула на проселочную дорогу, ведущую к дому, ее голова раскалывалась от боли, а Мелюсин вопила на заднем сиденье.
Припарковавшись во дворе, Тара вышла и с наслаждением ощутила вечернюю прохладу. Затем, достав из сумки ключи, направилась к дому.
Внутри стоял затхлый, какой-то прокисший запах. Запах одиночества, подумала Тара, оглядываясь вокруг. Скоро все здесь изменится!
На столе, как обычно, коробка с припасами из бакалеи — проявление любезности миссис Причард, — а также ее великолепные бифштексы, накрытые полотенцем. Записка, лежавшая рядом, сообщала, что газовый баллон полон и дровосек нарубил дров, после чего прилагался счет за все услуги. А в холодильнике, гласила приписка. Тару ждет ее любимое шабли.
Тара почувствовала, как напряженность последних дней незаметно покидает ее. Миссис Причард, вы ангел, сказала она себе.
Возвращаясь к машине, она почувствовала запах лаванды, которую мать посадила в прошлом году. Тара выпустила кошку на волю, и га исчезла в кустах.
Когда вся семья была в сборе, Тара жила в небольшой комнате в задней части дома, но сейчас у нее был выбор, и она решила обосноваться в большой комнате родителей напротив лестницы.
Вряд ли она проведет много времени на реке — даже при беглом осмотре было ясно, что работы полно, — но из окна открывался прекрасный вид на реку, и, может быть, ее звуки убаюкают Тару ночью.
Тара швырнула дорожную сумку на широкую кровать и, подойдя к окну, раздвинула шторы. Она хотела посмотреть на бухту.
То, что Тара увидела, сначала вызвало у нее сильное изумление, быстро переросшее в гнев. Вместо привычной картины спокойной речной глади, нарушаемой лишь шотландскими куропатками да утками, с «Наядой» в центре, Тара увидела большой прогулочный катер, стоивший, должно быть, кучу денег. И пришвартован он был с их стороны.
— Проклятие! — возмутилась Тара, но в этот момент под окном громко залаяла собака, и тут же Мелюсин испустила испуганный вопль.
Тара в два прыжка пересекла комнату, слетела по лестнице и выскочила наружу. Тут со всего разгона она налетела на какого-то незнакомца. Почувствовав на своей щеке легкое прикосновение небритого подбородка, она услышала, как глубокий мужской голос произнес: «Ox!» — и сильные руки остановили ее.
— Отпустите меня! — Тара вырвалась. — Что с моей кошкой? Где она?
— С ней все в порядке. Она вон на том дереве.
Обернувшись, Тара увидела Мелюсин на ветке в двадцати футах от земли. А внизу, радостно гавкая, прыгал недавно расставшийся с детством золотистый Лабрадор.
— Прекрасно, — прошипела Тара. — Чудненько. Заберите своего дурацкого пса и убирайтесь отсюда. Это частное владение.
— Но, кажется, не очень счастливое. — Незнакомец говорил спокойно, чуть растягивая слова. На фоне заходящего солнца Тара могла видеть только его темный силуэт. Она отступила на шаг и приложила к глазам ладонь козырьком.
Она увидела темно-русые волосы, которые не мешало подстричь, и голубые глаза. Рельефное лицо: нос с горбинкой, резко очерченные скулы, насмешливый рот, упрямый подбородок. Не красавец, но очень привлекателен, отметила Тара. Незнакомец был хорошо сложен. Худощавый и загорелый, он стоял перед ней. На нем были поношенные брюки, подчеркивавшие его длинные ноги и плоский живот.
Почему-то ее сразу поразил его взгляд: спокойный, невозмутимый, проницательный и… заинтересованный, что ли.
Тара почувствовала, как дрожь волной пробежала по груди, рукам, ладоням. Это было давно забытое чувство. После Джека она ни разу не испытывала такого трепета, но даже с ним волнение не было настолько острым. Все это она поняла в какую-то долю секунды, испугалась и вознегодовала. Испытывать что-то подобное не входило в ее планы.
— А с чего быть особенно счастливой? поспешно заговорила Тара. — Вы нарушаете право частного владения. И ваш пес чуть не убил мою кошку.
— Собаки гоняются за кошками. Такова жизнь. Но они редко ловят их, если вообще когда-нибудь ловят. Если бы мой пес оказался совсем близко от вашей кошки, я бы не дал ему такого шанса.
Он по-прежнему говорил, слегка растягивая слова. Затем, отвернувшись, пронзительно свистнул и позвал: «Бастер!» Пес моментально очутился около него, виляя хвостом и глядя на хозяина радостными блестящими глазами.
Тара бросила на парочку свирепый взгляд.
— А сколько времени моей кошке… торчать на этом дереве?
— Вы полагаете, она не может спуститься? Я могу помочь, — последовал невозмутимый ответ.
Тара вздохнула.
— Единственное, что вы можете сделать, это уйти отсюда. Вы не имеете права находиться в моих владениях. Не будь вас здесь, ничего бы не случилось.
— Каковы же ваши права на эту собственность?
Тара показала большим пальцем в сторону дома.
— Я здесь живу.
— В самом деле? — удивился незнакомец. — А я готов был поклясться, что он принадлежит Джиму и Барбаре Линдон, которые сейчас где-то в Южной Африке, и обоим за пятьдесят. Должно быть, меня ввели в заблуждение.
— Это мои родители. — Его самоуверенность нервировала Тару. — И позвольте спросить, откуда у вас эта информация?
Он пожал плечами:
— Ну-у, вы же знаете, люди в деревне общительные, — и, помолчав, добавил:
— Стало быть, дом совсем и не ваш. — Это было скорее утверждение, чем вопрос.
— Не будем спорить о мелочах, — процедила сквозь зубы Тара.
— Отлично, — согласился незнакомец. — Видите ли, мне говорили, что здесь есть еще другое владение — Динз Муринг.
— Было когда-то. Но мистер Дин не пользовался им. У него даже не было лодки.
— А у меня есть. И поскольку в настоящее время Динз Муринг никто не использует, то я решил одолжить часть территории на время.
— Но вы не можете без разрешения владельца… — запротестовала Тара. Незнакомец ухмыльнулся.
— Вы знаете, как с ним связаться? Тара сжала челюсти.
— Едва ли, — натянуто ответила она. — Но я уверена, вы в курсе, что мистер Дин умер несколько лет назад.
— В курсе. Я мог бы показать вам документ, который убедил бы вас, что я арендую часть земли здесь. Так что мы, кажется, будем соседями.
— Но вы не можете так просто въехать и расположиться здесь.
— Не только могу, но уже и сделал. Почему бы нам не договориться о мирном сосуществовании?
Потому что я хочу, чтобы тебя здесь не было, подумала Тара. Не хочу жить по соседству с каким-то проходимцем. Ты вселяешь в меня беспокойство. Она заторопилась с ответом.
— Это невозможно. Вы можете быть кем угодно.
— Насильником или убийцей, наверное. — Он бросил на нее усталый взгляд. — Хотите посмотреть мои водительские права? Кредитную карточку?
— Единственное, что я хочу, — это не видеть вас и вашу лодку, — враждебно ответила Тара. — В шести милях отсюда вверх по течению река шире, там есть все, что нужно.
— Думаю, обсуждать, в чем я нуждаюсь, немного рановато, — заявил незнакомец. — Кроме того, меня здесь все вполне устраивает. И поскольку первым здесь оказался я, то, может быть, это вам следовало бы уехать. Впрочем, я не настаиваю, — великодушно добавил он. — Вы можете оставаться здесь, сколько хотите, пока не станете включать громкую музыку или устраивать шумные вечеринки. Люблю тишину.
Несколько секунд Тара была не в силах вымолвить ни слова, только испепеляла наглеца взглядом. Издав какой-то нечленораздельный звук, она повернулась и пошла к дому. Она с такой силой хлопнула дверью, что со стены упала тарелка и разбилась.
— Проклятие, — прошипела Тара и расплакалась, к своему удивлению и стыду. Глава 2
— Мелюсин! — Тара стояла на стремянке под деревом.
Но Мелюсин злобно посмотрела на хозяйку, продолжая сидеть на ветке сомнительной прочности. Тара невольно простонала. Мелюсин не слезет с дерева сама, а Тара физически не могла до нее добраться. Придется поехать в деревню и вызвать пожарных или службу спасения.
Все получается совсем не так, как она планировала. Хотя это, напомнила себе Тара, не извиняет и не объясняет недавнего внезапного приступа плача. Но он совершенно вывел меня из себя. Мало того, поставил в дурацкое положение. Но сейчас, умывшись, припудрившись и успокоившись, она обрела душевное равновесие. Только бы достать с дерева Мелюсин.
— Какие-то проблемы?
От неожиданности Тара вздрогнула и едва успела ухватиться за ствол дерева, чтобы не упасть.
— Обязательно надо подкрадываться? — проворчала Тара.
— Я не нарочно. Вижу, она не может сдвинуться с места. Решил помочь. Вам нужна высокая лестница.
— Вы очень наблюдательны, — процедила Тара, спускаясь со стремянки. Она отметила, что сосед приоделся: старые джинсы дополнил не менее старой клетчатой рубашкой с разорванным рукавом. — К несчастью, другой лестницы у меня нет.
— Дело поправимо.
Тара бросила на него насмешливый взгляд.
— На борту лодки припрятана лестница? Как необычно.
— Не на борту. Я еще раньше заметил одну позади коттеджа. — И он кивнул в сторону дома Амброзия Дина.
Таре стало немного не по себе.
— Вы время зря не теряете, — пробормотала она. — А как насчет содержимого самого коттеджа? Тоже исследовали?
Сосед кивнул.
— Я обошел вокруг. И не говорите, что вы сами туда не заглядывали. Тем более у вас наверняка есть ключи.
Тара покраснела.
— Это только в целях безопасности. — И добавила, гордо подняв подбородок:
— Я никогда не сую нос в чужие дела.
Хотя, кольнула ее совесть, она действительно была там. После смерти мистера Дина они с матерью сначала выкинули еду, остававшуюся в его доме, а затем сожгли постельное белье покойника. Тара припомнила несколько красивых стульев и кресел среди всеобщей грязи. Конечно, они могли соблазнить человека не слишком высоких моральных правил.
— Так что, сходить за лестницей? Ей очень хотелось послать его куда подальше, но здравый смысл подсказывал, что нужно вести себя повежливее. Не ночевать же у дерева, поджидая, когда кошка наконец спрыгнет.
— Буду вам благодарна. — Тара так и не смогла заставить себя улыбнуться.
— О Господи, как вас это угнетает, — насмешливо заметил сосед и направился к коттеджу.
Нахмурившись, Тара наблюдала за ним: широкоплечий, гибкий, с узкими бедрами. Да, очень привлекателен, подумала Тара, прикусив губу.
Может быть, собрать вещи и вернуться в Лондон? Или поехать к Беки?
Но она не могла сейчас оставить дом родителей, нужно присматривать за коттеджами, если он в самом деле замыслил что-то украсть.
Она не могла поверить, что он очутился в Серебряной бухте случайно. Наоборот, он производил впечатление человека, который все делает обдуманно. Но эти лохмотья и внешность бродяги никак не сочетались с шикарным катером. Если, конечно, он его не украл.
Так или иначе, незнакомец был загадкой, и ей очень хотелось выяснить, в чем дело. И пока он не собирался отсюда уходить, это было ясно.
Может быть, скука и полное отсутствие развлечений помогут решить загадку. Значит, нужно запастись терпением.
Да, остается только надеяться, подумала Тара, глядя, как он возвращается с лестницей. Подойдя, незнакомец прислонил лестницу к дереву и приготовился лезть наверх.
— Лучше давайте я ее сниму сама. Она плохо ладит с чужими людьми.
— Хотел бы я знать, у кого она этому научилась, — пробормотал он. — Ну ладно…
Он начал взбираться по лестнице. Мелюсин, пригнувшись, наблюдала за ним.
Когда он был уже совсем близко от кошки, то протянул руку и издал какой-то странный тихий звук.
И своенравная Мелюсин, мурлыкнув, прыгнула ему на плечо. Мужчина что-то еще сказал ей и быстро спустился.
— Вынуждена поблагодарить вас еще раз.
— Надеюсь, это не станет традицией. — Он погладил кошку. — А она дружелюбнее, чем вы говорили.
— Не всегда.
Он посмотрел на Тару оценивающим взглядом.
— Значит, она, как все женщины, своенравна и непредсказуема.
— А вы, как все мужчины, пренебрежительно относитесь к женщинам. Он улыбнулся:
— Звучит как приговор. Мне нравится, что есть мужчины и женщины, и спасибо Богу за все различия между ними. — Заметив, как Тара поморщилась, добавил; — Хотя они и не делают меня плохим человеком. Так как ее зовут?
— Мелюсин, — ответила Тара резко.
— Имя как у ведьмы. — Он погладил кошку. — Будем знакомы, красотка? Я — Адам Бернард. Надеюсь, мы с тобой поладим.
Адам Бернард. Что-то приятное было в этом имени.
— Лучше оставьте лестницу здесь! Если ваш пес опять загонит ее на дерево, что я буду делать?
— Что ж, могу выручить ее еще раз. — Он мрачно посмотрел на Тару. — Вам никто не говорил, что холодная война уже закончилась?
Тара поджала губы.
— Я не собираюсь играть в хороших соседей.
— Как хотите. — Он пожал плечами. — Интересно, чем вас привлекает очаровательное уединение? — Голубые глаза пристально посмотрели на нее. — Вы от чего-то прячетесь?
— Разумеется, нет, — ответила Тара. — Я приехала, чтобы сделать здесь кое-что. В доме уже давно никто не жил, и я не хочу, чтобы он превращался в развалюху…
— Как Динз Муринг, — предположил Адам.
— Да, именно. По-моему, это ужасно, когда дома оставляют вот так погибать и никто о них не заботится.
— А последний хозяин… заботился? — Какая-то странная нотка прозвучала в его голосе.
— Я… я не знаю, — осторожно ответила Тара. — Я не знала мистера Дина хорошо. Да и никто, наверно, не знал. Он почти никуда не выходил, и его никто не навещал. Даже когда болел, не хотел вызывать доктора или хотя бы медсестру. Но, может, по-своему он был счастлив.
Адам Бернард задумчиво кивнул.
— Полагался только на себя.
— Я отнесу кошку в дом, — быстро проговорила Тара. — Еще раз спасибо.
— И это все?
— Простите?
— Я думал, вы предложите мне какую-нибудь другую… более ощутимую форму благодарности.
Тут Тара пожалела, что позволила себе немного пооткровенничать. Надо было держаться с ним враждебно, как сначала. Она отступила на шаг.
— Я всегда настолько благодарна, насколько считаю нужным.
— Правда? — Казалось, ответ его позабавил. Если только она благополучно доберется до двери дома, пообещала себе Тара, то тут же соберет все вещи, Мелюсин в корзину, поскорее к машине и — домой.
— Видите ли, — мягко продолжал тем временем Адам, — я уже целый час не могу отделаться от этих потрясающих фантазий, и только вы одна можете осуществить их.
Тара слышала выражение «кровь стынет в жилах» сотни раз, но только сейчас поняла, что оно означает. Ее как будто парализовало, она онемела.
— Так что же, мисс Тара Линдон, — Адам Бернард перешел на едва различимый шепот, сделаете ли вы мои мечты явью?
— Не дождетесь! — проговорила Тара, постаравшись придать взгляду презрительное выражение.
— Так я и знал, — вздохнул он в ответ. — Миссис Причард будет так разочарована.
— При чем здесь миссис Причард? — хрипло спросила она. — И откуда вы знаете, как меня зовут?
— Ну, вы не Беки, потому что у вас нет обручального кольца.
Тара с раздражением спросила себя, что еще рассказала миссис Причард.
— Она мне говорила, что приготовила для вас бифштексы и пирог с почками. — Адам помолчал. — У меня сложилось впечатление, что миссис Причард думала, что вы меня угостите. Ну и потом, я же спас вашу кошку.
Какое-то время Тара была не в состоянии произнести что-либо, потом осторожно спросила:
— Вы… хотите бифштекс и пирог? Вы это имеете в виду?
— Что же еще? — Лицо его было серьезно, но в глазах появился огонек.
Тара чувствовала себя уничтоженной. Он сделал из нее посмешище. Молодая женщина попыталась изобразить улыбку.
— Тогда, конечно. Зачем разочаровывать миссис Причард? Восемь часов подойдет?
— Господи, — пылко произнес Адам, — оказывается, за этой суровой внешностью скрывается доброе сердце. Я буду считать минуты.
Считай, считай, подумала Тара, в половине восьмого я с моими бифштексами буду уже на полпути к Лондону. И не вернусь до тех пор, пока ты не исчезнешь. Ты, может, и очаровал миссис Причард, но не меня.
Улыбнувшись еще раз, она сказала:
— Ну… до вечера.
Закрыв наконец за собой дверь, Тара почувствовала, что вся дрожит. Она пошла в комнату собирать вещи. Бросила беглый взгляд в окно. Адама Бернарда уже и след простыл. Он довольно свободно пользуется чужой собственностью, кипя от злости, подумала Тара. Что ж, не в ее силах запретить ему жить в Динз Муринге, но сообщить о нем в местную полицию она может.
И еще надо выяснить, какое агентство недвижимости занимается продажей Динз Муринга, и сказать им, что ее родители заинтересованы в этой покупке.
Тара посмотрела на катер за окном. Но откуда у этого небритого бродяги Адама Бернарда катер? — недоумевала она. — Внаем такой не сдают.
Что же он в таком случае здесь делает, да еще один? Он совсем не похож на человека, любящего уединение. Скорее — наоборот, он должен быть очень общительным, любящим компании. Тара подумала, что некоторые женщины — например, эффектные блондинки — сочли бы его грубую привлекательность весьма притягивающей. Подумала — и прогнала воспоминание о мимолетном, неожиданном впечатлении, которое он произвел на нее в первую минуту знакомства. Ерунда. Просто свет так падал, убеждала она себя. Что не объясняло, однако, ее поспешного и постыдного бегства.
Тара задумалась. Немедленный отъезд означал бы, что она считает соседа опасным. Что она приняла его поддразнивания всерьез. Однако и быть в его глазах полной идиоткой без малейшего чувства юмора тоже не хотелось. Но какое ей дело, что он о ней думает?
«Ты не смогла разгадать его, — пискнул робкий внутренний голосок, — вот в чем дело».
Адам спросил у нее, не прячется ли она от чего-то. Но с таким же успехом и она могла задать ему этот вопрос. Хотя он не делает секрета из своего пребывания здесь, напомнила она себе. Достаточно быть знакомым с миссис Причард, чтобы все о тебе узнали. С другой стороны, он мог вести двойную игру: пусть меня видят и знают все, тогда никто ни в чем не заподозрит.
Тару тревожило, что он столько узнал о ее семье, и, по-видимому, не прилагая особых усилий. Что за странное любопытство? Ей казалось, что Адам Бернард выбрал Серебряную бухту неспроста. Если он все-таки замыслил что-то нехорошее, ей не стоит бросать дом без присмотра. Может, он специально издевался над ней, чтобы она поскорее уехала? Если так, подумала Тара с внезапной мрачной решимостью, у него ничего не выйдет. Я не уеду до тех пор, пока не выясню, кто же он такой, этот очень умный, очень привлекательный мистер Бернард.
Тара вспомнила о Мелюсин. Оказалось, что кошка сидит на кухне около холодильника.
— Бедненькая, — погладила ее Тара. — Целый день голодная. Ладно, будешь знать, как не слезать с деревьев.
У китайцев есть проклятие: «Чтоб ты жил во время перемен», вспомнила она, открывая рыбные консервы и наливая молоко в блюдце. Что ж, данная ситуация подходит для этого.
Тара улыбнулась, но тут же представила себе худощавое лицо Адама Бернарда — насмешливый изгиб губ, чертики, пляшущие в его голубых глазах, — и подумала, что, скорее всего, улыбаться особенно нечему.
В восемь часов вечера Тара была как на иголках. Не раз возникало у нее искушение дать деру. В то же время она не переставала готовиться к приходу гостя: нарезала овощи, разогревала пирог, ставила посуду на стол. Тара старалась успокоиться, чтобы к приходу гостя выглядеть уверенной и независимой. В конце концов, она у себя дома. Но каждый звук заставлял ее вздрагивать. Тогда она попробовала переключиться на мысли о работе, но оказалось, что сейчас это бесполезно. Держа в руках пакет с соком, она растерянно села в кресло. Что же делать? Ей не хотелось предстать перед этим неожиданным Адамом Бернардом беспомощной школьницей. Тара включила транзистор, поискала музыку и продолжала накрывать на стол. Ну, кажется, все в порядке. Посуда расставлена, салат получился эффектным, и она немного успокоилась.
Когда наконец зазвонил колокольчик, Тара сделала глубокий вдох и пошла открывать дверь.
В первую секунду она едва узнала его. Он был чисто выбрит, причесан. Вместо разорванных джинсов и рубашки на нем были светло-серые брюки и голубой свитер. В руке он держал бутылку вина.
Пришел Адам не один. Тара не успела сказать еще и слова, как Бастер подскочил к ней с радостным лаем, проскользнул мимо и кинулся на кухню.
— Господи! — Она готова была завопить. — Он опять за кошкой. Он же убьет ее.
— Ничего подобного.
Она свирепо посмотрела на гостя.
— Проклятие, зачем вы его притащили с собой?
— Чтобы они научились ладить друг с другом. Они же собираются быть соседями.
Тара поспешила на кухню. Она с тревогой подумала, что Адам Бернард, кажется, планирует пробыть здесь долго. Но тут раздался возбужденный лай Бастера, яростное мяуканье Мелюсин и затем пронзительный визг. Тара забыла обо всем на свете. На кухне она увидела, что пес загнал кошку в угол, в узкую щель между стеной и стиральной машиной.
— Посмотрите, что вы наделали, — дрожащим голосом проговорила Тара. — Позовите его.
— Не надо, — отрывисто ответил Адам. — Даю слово, ничего не случится.
В этот момент кошка ударила Бастера по носу. Тот, взвыв, отпрыгнул и теперь сидел на безопасном расстоянии от обидчицы.
— На вашей Мелюсин ни царапинки, а у Бастера нос в крови.
Тут только Тара заметила, что собака действительно поранена. Бастер терпеливо перенес все ее врачебные манипуляции.
— Лучше я отнесу кошку в другую комнату, сказала Тара, вымыв руки.
— Оставьте их. Этой перепалки им хватит надолго. Думаю, теперь все будет нормально. — Адам неожиданно улыбнулся. — У вас такой вид, как будто вы и меня прогнали бы в другую комнату.
— Очень может быть. До сих пор не знаю, зачем я вас пригласила.
— Почему же, у вас были на то веские причины, — вежливо заметил гость. Тара сдержанно улыбнулась.
— Надеюсь, я выдержу. — Молодая женщина растерянным жестом указала на кухонный стол. — Прошу садиться.
— Если вы дадите штопор, я открою это. — И Адам поднял принесенную им бутылку вина.
— Он в ящике стола, — указала Тара и, повернувшись, засуетилась около плиты.
Она подумала, что впервые после Джека, не считая деловых встреч, принимает мужчину.
Новый Адам Бернард беспокоил ее по-другому. Одежда на нем была явно дорогая, так же как и бутылка кларета, которую он откупоривал.
А все приготовления Тары к этому вечеру свелись к умыванию. Она не накрасилась и даже не переоделась.
Только сейчас, когда Адам сменил свои лохмотья. Тара поняла, насколько он привлекателен; но тут же одернула себя: не для того она его пригласила. Ей нужно узнать немного о нем. Только и всего.
Расставляя блюда на столе, Тара увидела, что Адам нашел еще и свечи и теперь вставлял их в подсвечники.
— Надеюсь, вы не возражаете, — сказал он. — Чтобы было праздничнее.
Откровенно говоря, Тара даже очень возражала. Свечи придают обстановке скорее интимность, чем праздничность. А это ей в данный момент меньше всего было нужно. Но сейчас, когда свечи уже горели, возражать было бы глупо.
Адам, казалось, не заметил ее колебаний.
— Я причинил вам столько беспокойства.
— В основном все приготовила миссис Причард, — холодно напомнила Тара. Она отрезала большой кусок пирога и положила Адаму на тарелку.
— Тут слишком много, оставьте и себе.
— Мне хватит, — поспешно заверила Тара. — Я не голодна.
— В самом деле? — протянул он. — Надо подумать, что мы можем сделать, чтобы восстановить ваш аппетит. — И с этими словами взял тарелку Тары и положил туда мясо, картошку и кусок пирога.
Несмотря на свои протесты. Тара, попробовав всего понемногу, поняла, что в этот раз миссис Причард превзошла саму себя, настолько было вкусно. И вино было отличным. Бархатное с привкусом черной смородины.
Когда Адам хотел налить ей еще вина, Тара быстро накрыла бокал ладонью.
— Я, пожалуй, больше не буду.
— Почему? Завтра вы не работаете. И за руль садиться не собираетесь. По крайней мере, сегодня.
Тара опять услышала насмешливые нотки в его голосе. Он говорил так, как будто знал обо всех ее колебаниях предыдущих часов.
— Не собираюсь. Но у меня своя норма.
— Это хорошо, — сказал Адам, — до тех пор, пока вы уверены, что она не скрывает ваши скрытые возможности.
— Прошу вас. — Тара протянула ему тарелку с картошкой. — Вы случайно не пишете книг о самоусовершенствовании?
— Я вообще не пишу книг. — Он вежливо передал ей сельдерей. — Но извините, если это прозвучало чересчур назидательно.
Тара смутилась.
— Нет… я хотела сказать… я имела в виду… Растерявшись, она замолчала.
— Иногда прямой вопрос самый лучший, задумчиво произнес Адам.
— Не знаю, что вы имеете в виду, — проворчала Тара, уставившись в свою тарелку.
— Вы хотите узнать, чем я зарабатываю на жизнь. Почему бы так и не спросить?
Таре стало стыдно.
— Потому что это ваше личное дело. Меня это не касается.
— Да, — сказал Адам. — Но это не мешает вам сгорать от любопытства с того самого момента, как мы встретились. И у вас есть на то серьезная причина, — добавил он после короткой паузы. — Вы много времени проводите здесь одна?
— Думаю, миссис Причард уже сообщила вам об этом, — огрызнулась Тара.
— Так вас это беспокоит? Что я что-то о вас узнал?
— Конечно, нет. Все знают, что она специализируется на стряпне и сплетнях. — Тара запнулась и покраснела. Отложила нож и вилку в сторону. — О Господи, звучит так скверно.
— Есть немножко, — согласился Адам. Она посмотрела на него в ярости.
— Обычно я так не говорю.
— Значит, это мое дурное влияние, — дружелюбно предположил Адам. — Можно еще пирога? Если хотите, можете кинуть им в меня.
Тара принужденно рассмеялась и протянула ему нарезанный пирог. Она изо всех сил старалась, чтобы гость не заметил ее волнения.
— Пожалуйста. — Она подумала и добавила:
— Я не приготовила пудинг, но есть сыр и фрукты.
— И все для нежеланного гостя, — пробормотал Адам. — Как великодушно. А я рисовальщик.
— О! — воскликнула Тара, совершенно сбитая с толку.
Он приподнял бровь.
— Удивлены, что у меня вполне почтенное занятие?
— Вовсе нет, — быстро ответила Тара.
— Это адская жизнь, но некоторым она нравится. — Он улыбнулся. — Я успокоил вас? Нет, подумала она, и я не знаю почему.
— А вы к этому стремитесь? — спросила Тара. — Чтобы я успокоилась?
— Думаю, да. Хорошо это или плохо, но некоторое время мы будем соседями. — Он долил вина в ее бокал. — Выпьем за лучшее взаимопонимание.
Сейчас было самое время сказать, что она не останется здесь. Но Тара промолчала.
Адам поднял свой бокал, Тара — свой.
Одно бесконечное, безмолвное мгновение он смотрел на нее. Его голубые глаза поблескивали при свете свечей, а стол вдруг показался очень низким.
Тара смотрела на Адама как загипнотизированная. И в эти считанные секунды она ощутила — как если бы это уже случилось, как если бы он подошел и взял ее на руки — касание его губ, легкое прикосновение его руки на своей обнаженной коже.
— За нас, — тихо сказал он и выпил. А Тара сидела, не шелохнувшись. И пальцы ее словно примерзли к бокалу.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не играй с огнем - Крейвен Сара

Разделы:
Глава 1Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Не играй с огнем - Крейвен Сара



неправдоподобный. Не существует таких мужчин - внимательных, всепониимающих, сверхпроницательных. и вряд ли у кого то хватило столько терпения в ответ на неприветливость и грубость. Подойдет для чтения изголодавшимся по романтике людям.
Не играй с огнем - Крейвен СараЛина
21.10.2010, 0.52





Не лучший роман этой писательницы. Раздражала героиня, вроде бы взрослая женщина,а поведение, поступки глупые.
Не играй с огнем - Крейвен СараИрина
19.05.2013, 12.10





Так себе.
Не играй с огнем - Крейвен СараКэт
6.07.2015, 18.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100