Читать онлайн Ускользающая любовь, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Ускользающая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Кейт даже не могла вспомнить, когда еще в своей жизни она так радовалась всему, что ее окружает. На ферме Кейт жила уже больше недели, и Блейк давно перестал спрашивать, не хочет ли она вернуться в город.
Большую часть времени она проводила за уборкой дома, методически наведя порядок от чердака до сырого и невероятно запущенного подвала. Работа была грязной и тяжелой, и к концу дня Кейт страшно уставала. Впрочем, это ее не расхолаживало. Наоборот, она наслаждалась каждой минутой, когда замечала зримые результаты своих усилий. Ее руки возвращали в этот дом чистоту, порядок и комфорт, и это не могло не радовать.
Накануне днем Блейк достал откуда-то банку желтой краски, и она покрасила кухню, преобразив закопченные, унылые стены и сделав их веселыми и яркими. Казалось, что кухню теперь ни на миг не покидали лучи весеннего солнца.
Собираясь спуститься к завтраку, Кейт что-то напевала себе под нос, натянув обрезанные до колен джинсы и простую зеленую рубашку, так подходившую по цвету к ее глазам. Блейк показал ей гардероб матери, и она обнаружила множество старых джинсов и хлопчатобумажных блузок, свидетельствующих о том образе жизни, какой она вела.
Продолжала она напевать и тогда, когда принялась застилать постель. Правда, слуха у нее никогда не было, но ее это нисколько не беспокоило. Даже если Блейк услышит ее пение, он не станет над ней смеяться, а лишь посмотрит ласково со своей обычной ленивой и снисходительной усмешкой, а она улыбнется ему в ответ, вовсе не смущенная своим ужасным пением.
Когда Кейт спустилась вниз, в кухне Блейка не было. Впрочем, в этом доме она никогда не испытывала чувства одиночества, в отличие от ухоженного элегантного родительского дома, где она жила до замужества, а впоследствии от квартиры в Милуоки, на берегу озера Мичиган, в которой они жили со Стивеном. Семейство Стивена занимало этаж в этом же доме, и обе квартиры каждый день убирала приходящая прислуга, чтобы навести порядок в и без того сверкающих чистотой комнатах. Кейт все эти годы никогда не оставляло ощущение того, что вся ее жизнь проходит за какой-то незримой глазу стеной богатства, наглухо отрезавшей ее от нормальных человеческих отношений. Свекор со свекровью, да и прислуга, казались ей смотрителями этой роскошной тюрьмы, охранявшими ее от внешнего мира с его несчастьями и невзгодами и обрекавшими ее на изоляцию.
Здесь же, на этой удаленной от городской суеты старой ферме, она еще ни. разу не затосковала от одиночества. Тут всегда был рядом Блейк, наполнявший ее дни весельем и смехом. Иногда он принимался что-нибудь ремонтировать в доме либо работал где-то неподалеку – красил или возился на заросшем приусадебном участке, пытаясь снова сделать из него ухоженный сад.
Он вкладывал столько сил и времени в эти занятия, что Кейт даже удивлялась, отчего это ферма оказалась такой запущенной. Блейк не производил впечатление праздного человека, и Кейт не понимала, когда это хозяйство успело прийти в упадок. Впрочем, порой у нее шевелилась догадка, что прежде он был несчастлив, а теперь ее присутствие вселило в него новые силы и подвигло на такой упорный труд. В основном же она старалась не думать об их отношениях с Блейком. Они друзья, и этого вполне достаточно.
Она включила кофеварку, обвела взглядом свежеокрашенные стены, любуясь своей вчерашней работой. Замечательно видеть, как в старое жилище возвращается жизнь. Фермерский дом уже начинал приобретать обжитой вид, теперь он все больше и больше походил на место, где обитают заботливые и трудолюбивые хозяева.
Вскоре кухню наполнил аромат свежесва-ренного кофе. Она высунула голову из двери черного хода. Да, верно, Блейк уже трудится: вставляет новое стекло в окошко одного из маленьких амбаров.
– Завтракать! – пронзительно крикнула она.
В свои двадцать пять лет Кейт не помнила, когда еще прежде, до встречи с Блейком, она бы кричала вот так, во весь голос. А теперь ей приходилось кричать очень часто, и голос ее звенел от радости и переполнявшей ее энергии.
Скорее всего Блейк ее не слышал, но он догадался, зачем она его зовет, и махнул ей рукой в знак того, что сейчас придет. Кейт смотрела, как он шагает через двор, едва ли сознавая, насколько знакомым стало ей каждое его движение. Внезапно с легким удивлением она обратила внимание на то, что хромота его почти исчезла. Значит, его травма была, вероятно, не слишком серьезной и получил он ее совсем недавно. Ей было интересно узнать, при каких обстоятельствах это произошло, но спросить об этом его самого она не осмеливалась. По молчаливому обоюдному соглашению они держали при себе все то, что касалось их прежней жизни.
Вот Блейк остановился возле одного из шлангов, повернул колесо, и холодная вода хлынула на его шею и плечи. Его кожа уже потеряла прежний нездоровый оттенок. Теперь ее покрывал темный загар, и трудно было даже поверить, что всего десять дней назад она заметила на его высоких скулах какую-то странную бледность.
Он сдернул с гвоздя у двери свою рубашку и накинул ее на влажные плечи.
– Привет! Я слышу бодрящий запах кофе!
Блейк развалился в кресле и с удовлетворением окинул взглядом обновленную кухню.
– Ты славно поработала, Кейти. Кухню просто не узнать, настолько она преобразилась.
Она вспыхнула. Ее ни разу в жизни еще не называли так ласково – Кейти.
– Да я ничего особенного и не сделала, – отозвалась она, благодарная ему за похвалу.
– Стрелка барометра сильно упала. Вероятно, скоро будет гроза.
– Я воспользуюсь этим и не стану пока что приниматься за стирку белья. Кстати, ты знаешь, что сломалась сушилка? – Кейт улыбнулась и протянула Блейку кружку кофе. Он выпил его одним залпом.
– Давай-ка отдохнем сегодня, – предложил он. – Мы это вполне заслужили. Неподалеку от нас есть озеро, где прекрасно ловится рыба. И мы устроим там пикник.
Кейт даже понятия не имела, как ловят рыбу, но вот сама мысль о поездке на пикник показалась ей заманчивой.
– Это что, премия за хорошую работу? – лукаво поинтересовалась она.
– Вроде того, – признал он не менее веселым тоном.
На старом пикапе Блейка они тряслись по разбитой проселочной дороге. Кейт казалось, что на ней больше выбоин, чем асфальта. Вовсе не так представлялась ей романтическая поездка по залитым солнцем летним просторам, и она сжала зубы, решив ни в коем случае не жаловаться.
Довольно долгое время они ехали молча, а потом Кейт заметила, что Блейк тихонько посмеивается.
– В чем дело? – недовольно поинтересовалась она.
– У тебя зубы клацают, Кейти?
– Откуда я знаю, – сухо ответила она. – Меня всю так трясет, что мне уж и не до зубов.
Даже не глядя на него, Кейт поняла по его голосу, что он смеется.
– Ничего, потерпи. Вот приедем на место, и ты убедишься, что мы не зря страдали, – утешил ее Блейк.
Она повернулась к нему, намереваясь сказать что-нибудь язвительное, но слова застряли у нее в горле. Темно-карие глаза глядели на нее с насмешливой теплотой, а жесткие черты лица смягчились от ласковой улыбки. У нее отчего-то перехватило дыхание, и она поскорей отвернулась и уставилась в окно. Она уже привыкла думать о Блейке как о добром друге и не была готова ни к чему другому. Ей хотелось нарушить воцарившееся молчание, но слова не шли ей в голову, и они опять продолжали путь в полной тишине, если не считать пыхтения мотора и дребезжания разболтанных деталей старенького грузовичка. Через какое-то время Блейк нарушил молчание.
– Вот и конец нашим мучениям, – сказал он. – Последнюю сотню ярдов нам придется пройти пешком.
Блейк поставил машину на грунтовую площадку возле того места, где пропали остатки асфальта, и вручил Кейт шерстяное одеяло. Потом повернулся и быстрым и легким движением извлек из задней части машины рыболовные снасти.
– За съестными припасами я еще вернусь, – сообщил он.
Узкая тропинка, многократно пересеченная узловатыми корнями деревьев, вела с каменистой кручи на берег озера. Земля под ногами была сухая, даже вблизи от воды, и Кейт без особого труда спустилась по сланцевому склону, хотя и слегка запыхалась от непривычного упражнения. Блейк же, как отметила она с необъяснимым для нее самой недовольством, дышал так же ровно, как всегда. Он только переложил тяжелые снасти из одной руки в другую.
– Ты что-то не в форме, старушка, – шутливо заметил он, когда они наконец остановились у воды. – У вас в Милуоки разве не слышали ничего о беге трусцой?
– Слышали. Но только мы, горожане, бегаем по ухоженным ровным дорожкам, а не по таким диким тропам.
Блейк снова засмеялся.
– Как-нибудь я свожу тебя в настоящую глушь. Вот там ты увидишь, что такое дикие тропы. Здесь же все ерунда, детские забавы.
Взяв из ее рук одеяло, он расстелил его на ровной, поросшей травой лужайке, свободной от камней.
– Садись и любуйся природой, а я сейчас принесу коробку с едой. – Он мимолетным жестом дотронулся пальцами до ее щеки. – Я заметил, что ты становишься ворчливой, когда проголодаешься.
И Блейк стал без всяких усилий подниматься вверх по тропе, оставив Кейт в полной растерянности. Она думала о том, что над ней уже очень давно никто не пытался подшучивать. И она совершенно разучилась смеяться над своими недостатками. Ей уже столько времени приходилось играть роль хладнокровной светской дамы, что она и сама начинала в нее верить.
Кейт улеглась на одеяло и подперла кулаками подбородок. Как и обещал Блейк, вид на озеро оказался потрясающим. Ради него стоило столько времени трястись по ухабам и выбоинам.
– Здесь очень красиво, – восхищенно признала она, когда Блейк вернулся с коробкой провизии.
Он кивнул и молча уселся возле нее. И они вместе стали смотреть на переливающееся под солнцем озеро, сверкавшее белыми гребешками там, где озорной ветер гнал по его поверхности маленькие волны. Противоположный берег был виден довольно ясно, однако Кейт не могла разглядеть, есть ли на нем люди – рыболовы или купальщики. Поодаль, в одном из неглубоких заливчиков какой-то одинокий яхтсмен упражнялся в управлении легким суденышком, поворачивая его на разные галсы. Можно было считать, что они с Б лейком находились абсолютно одни.
– Ну что, стоило нам немного поклацать зубами на ухабах? – мягко поинтересовался Блейк.
– Хм-м… Еще спрашиваешь! – Она перевернулась на спину, сорвала травинку, сжала губами белый, сладковатый черенок. – Здесь такая тишина и покой. Неужели никто еще не обнаружил эту красоту?
– Это частная территория, доступ к озеру имеют лишь люди, владеющие участками на его берегах. Их ассоциация изгнала отсюда несколько лет назад все моторные лодки, после чего загрязнение снизилось почти до нуля, а озерная вода сделалась удивительно чистой.
– А мы нарушили запрет? – с тревогой спросила Кейт. Она только что наслаждалась покоем, и ей вовсе не хотелось оказаться лицом к лицу с кем-либо из разгневанных собственников, а ее с детства родители приучили с благоговением относиться к частным владениям. Наступила пауза.
– Нет, – успокоил ее Блейк. – Вообще-то, мне… то есть моим родителям здесь принадлежал кусок земли, и теперь он стал моим. Они собирались выстроить себе здесь дом на старость. А когда отец умер, мать утратила всякий интерес к этой затее.
– Как печально. Здесь такое прекрасное место.
– Да. – Блейк резко переменил тему разговора. – Давай-ка приступим к трапезе, – сказал он. – Что ты нам приготовила интересного?
– Холодный клюквенный сок. Пиво. Ветчина и сыр, к ним несколько рогаликов, которые я нашла в холодильнике. Замороженный фруктовый салат, который нам предстоит сейчас разморозить. Для хозяйки, которая уже больше недели не наведывалась в магазин, думаю, это неплохой набор.
– Замечательный, – кивнул он. – Ты можешь в любое время рассчитывать на то, что я возьму тебя к себе помощницей по хозяйству.
У Кейт дрогнуло сердце в сладком предчувствии чего-то хорошего.
– А что ты мне можешь предложить такого уж заманчивого? Ведь тебе известно, что работа прислуги нынче не в особом почете.
– Что скажешь, если я пообещаю тебе свое искреннее восхищение? Этого тебе мало?
Она постаралась расхохотаться как можно беззаботней.
– Не совсем. Добавь к этому один бриллиант в неделю, и я тогда подумаю над твоим предложением. Вообще-то, я уже привязалась к ферме «Гавань ветров». – И Кейт стала извлекать из коробки одноразовые тарелки и пластиковые стаканчики. – Что, интересно, ты сделал с комарами? Без них и пикник получается какой-то ненастоящий.
– Я издал королевский указ, предписывающий им кусаться и пищать на противоположном от меня берегу, – лениво ответил он. – Как, подходит мой ответ к моему имиджу деспота? Ты ведь считаешь меня именно таким?
– Вроде того. Но сейчас я рада, что комары приняли так близко к сердцу твои распоряжения.
Они с жадностью набросились на еду и быстро расправились с ней. Удовлетворенный Блейк удобно прислонился к валуну и уставился на одинокое облачко, лениво скользившее по небу.
– Вот так всегда! Синоптики попали пальцем в небо, – сказал он. – Никаких признаков обещанной грозы. Так что о рыбалке можно забыть. Придется просто лежать на одеяле и любоваться окрестностями.
– Здесь слишком жестко, – быстро возразила Кейт, не вполне понимая, почему она почувствовала неловкость от его слов.
– Мое плечо может служить прекрасной подушкой.
– Какая подружка тебе это сказала?
– А тебе не все равно? – мягко поинтересовался Блейк. Когда Кейт не ответила, он осторожно потянул ее за рукав. – Хочешь убедиться?
– Нет, благодарю.
С наигранной бодростью она вскочила на ноги.
– А я-то мечтала, что поймаю большую рыбу. Окуня или форель.
Блейк вздохнул.
– Боюсь, что в этом озере форель не водится, да и окуня сейчас едва ли удастся поймать. – Взглянув на приунывшую Кейт, он уступил. – Ладно. Убирай все, что осталось, в коробку, а я разберусь со снастями.
Кейт послушно принялась собирать тарелки и стаканчики, пытаясь подавить в себе странный восторг, наполнивший ее тело при мысли о том, что она положит голову Блейку на плечо. «Ты просто сошла с ума, – сказала она себе, глядя, как Блейк устанавливает снасти у воды. – Снова ищешь себе приключений? Мало настрадалась со Стивеном?» Бросив пластиковую посуду и коричневый бумажный мешок с объедками в коробку, она пошла к озеру, чтобы сполоснуть руки в чистой воде. Здесь, у берега, вода оказалась на удивление прозрачной, так что можно было разглядеть на дне каждый камешек.
Она встрепенулась, внезапно почувствовав дыхание Блейка, щекочущее ее шею.
– А ты умеешь ловить рыбу? – поинтересовался он.
Вложив ей в руку удочку, Блейк дотронулся до талии Кейт, и все ее тело напряглось от этого легкого прикосновения.
– Да, – солгала она. – Умею.
Блейк ей поверил и, отойдя чуть дальше, забросил снасть далеко в озеро. Потом уселся на камень и больше не глядел в ее сторону.
Кейт же лихорадочно попыталась вспомнить что-нибудь из того, что она вообще знала о рыбной ловле. Однажды ей довелось провести лето в Канаде, и в памяти кое-что все-таки осталось. К примеру, то, что можно ловить рыбу на крючок с наживкой, а можно на спиннинг. У нее на крючке уже извивался червяк, и, чтобы избавиться от неприятного зрелища, она поскорей забросила удочку и поморщилась, услышав, как наживка шлепнулась о воду. Едва она успела перехватить покрепче удилище, как поняла, что леска резко натянулась.
– Блейк! – громким шепотом позвала она, не веря своей удаче. – Помоги! У меня на крючке рыбина! Что мне теперь делать?
– Подтягивай леску, – сухо отозвался он.
– Я не могу. Не умею.
Быстро укрепив свою удочку, Блейк подошел к ней и стал помогать вытягивать непокорную леску. Кейт невольно вскрикнула от отвращения, когда Блейк крепко схватил судорожно бьющуюся рыбу и стал вынимать из ее губы застрявший там крючок. Потом бросил бьющуюся добычу к ногам Кейт. Чешуя рыбы была тусклого серого цвета с какими-то противными пятнами, а плавники щетинились колючками.
– Я чт-то, д-должна ее убить? – сморщившись от брезгливости, спросила Кейт. – Это ведь не окунь, верно?
– Нет, это хотя и окунь, но только не обычный, а солнечный; еще его называют ушастым. Я предлагаю бросить его назад. Они не слишком вкусные и очень костлявые, а просто так перерезать ему глотку, думаю, тебе не захочется.
– Я брошу его в воду, – поспешно сказала она.
Нагнувшись, Кейт схватила трепыхавшуюся рыбу, подавив свое отвращение к этому мокрому и скользкому существу. Ей было неприятно смотреть, как оно яростно бьется и судорожно разевает рот, задыхаясь без кислорода. Кинув рыбу в воду, она с облегчением увидела, как та стремительно метнулась на глубину.
– Как ты думаешь, она выживет? – спросила Кейт.
– Вероятно. – Казалось, Блейк забавлялся ситуацией, хотя смотрел на Кейт серьезно. – Ты уверена, что тебе хочется рыбачить и дальше? – поинтересовался он. – Сейчас ты буквально позеленела, и мне показалось, что ты пожалела о том, что выловила этого уродца.
– Ты не ошибся. – Она засмеялась, скрывая свое смущение. – Кстати, я недавно соврала тебе. Я очень плохо разбираюсь в рыбной ловле и вообще не люблю есть рыбу.
Молчание Блейка оказалось красноречивей, чем слова. С преувеличенным терпением он стал ей показывать, как нужно правильно сматывать снасть.
– Пожалуй, я немного вздремну, – объявил он, когда все было убрано, и слегка передвинул одеяло, чтобы его край оказался в тени дуба.
Блейк лег головой в тень, а и без того загорелые ноги вытянул на солнце. Положив под голову одну руку, он небрежно вытянул другую и закрыл глаза.
– Если тебе понадобится подушка, милости прошу, – произнес он, не открывая глаз, и, насколько могла судить Кейт, заснул еще до того, как она опустилась на край одеяла и украдкой бросила на него взгляд. Его поджарое, мускулистое тело показалось ей до невероятного привлекательным – почти красивым – и во сне.
Она раздумывала не больше пары секунд, борясь с искушением протянуть руку и пригладить ему разлохматившиеся волосы. Густая черная прядь упала на его лоб, смягчив суровое лицо и сделав его неожиданно беззащитным.
Кейт испытала в этот момент удививший ее саму прилив щемящей нежности. Она легла, положив голову на плечо Блейка, и запах его разгоряченной кожи наполнил ей ноздри. Тут же в ее животе закрутилась тугая пружина желания. Ведь она была уже замужем и знала, что такое желание, хотя Стивен и приучил ее считать себя бесчувственной и неспособной на страсть. Стивен никогда не упускал возможности уколоть ее тем, что их занятия любовью не приносили ни одному из них удовольствия, и она привыкла считать себя виновницей этого. Ведь, в конце концов, у Стивена был за плечами богатый опыт, так что он мог судить о таких вещах, сравнивая ее с другими женщинами.
Она прогнала от себя мысли о Стивене, почти не замечая того, что впервые со времени их свадьбы ей удалось сделать это легко и без всякого ощущения вины. Они поженились слишком молодыми и совершенно не подходили друг другу. Единственное, в чем они оба сходились, это в убеждении, что детей им пока заводить не следует. «И это решение, – подумала с кривой усмешкой Кейт, – в отличие от всего прочего мы оба соблюдали неукоснительно и со всей ответственностью».
Блейк беспокойно заворочался во сне, и она положила голову ему на грудь, ощутив под тонкой тканью рубашки пружинистые волосы. Искушение их потрогать оказалось слишком сильным. Кейт засунула руку под рубашку и почувствовала, как бьется под ее ладонью его сильное сердце.
Блейк резко дернул головой, и Кейт догадалась, что он не спит. Быстро отдернуть руку ей не удалось – он накрыл ее своей и прижал к своей груди. Их глаза встретились, и ей стало ясно, что скрывать свои чувства уже бесполезно. Блейк все равно прочтет желание в ее зеленых глазах, а притворяться, как они уже выяснили, она не умела.
– Эй, – тихо сказал Блейк, – кажется, я говорил тебе сегодня утром, что ты очень красивая?
– Что-то не припомню такого, – пробормотала Кейт.
Добавлять что-то еще не было нужды. Их тела говорили за них. Она медленно отодвинулась от Блейка, зная, что он последует за ней, и перевернулась на спину, не замечая больше ни жесткой земли под собой, ни солнца, проникавшего сквозь узорную мозаику листвы могучего дуба. Вся ее жизнь сосредоточилась на Блейке: его темных глазах, его руках, губах. Но даже при всем этом она оказалась не готовой к острой волне наслаждения, захлестнувшей ее, когда он заключил ее в кольцо своих рук. Их губы слились, и она закрыла глаза, упиваясь нахлынувшей на нее остротой ощущений.
Его поцелуй оказался слишком коротким, чтобы погасить вспыхнувший внутри ее огонь. Откинув голову, Блейк снова посмотрел на нее, затем его рука медленно погладила ее щеку, чуткий палец обвел ее жаждущие поцелуев губы. Подчиняясь зову плоти, она прижалась к нему бедрами и обняла за шею.
Внезапно ее испугала собственная неистовая реакция. Еще не отведав ласк Блейка, она уже вся дрожала от желаний, чего с ней не случалось ни разу за всю их супружескую жизнь со Стивеном.
– Блейк… – прошептала она, хотя и сама не знала, зачем ей понадобилось произносить его имя.
– Что, Кейт? – В его голосе звучала нежность, а пальцы передвинулись к ее шее, ласкали ее кожу, и она уже позабыла, что и почему она сказала.
Наконец он снова нагнулся к ней и поцеловал, и ее губы отозвались с непривычной для нее жаждой и страстью. Его язык раздвинул ей губы, и она с радостью приняла сокровенную чувственность его натиска. Его плоть напряглась от желания, а ее горела в ответном огне.
Она услышала частое, прерывистое дыхание Блейка, и ей стало радостно, что она обладает властью вывести его из обычного железного самообладания. Он погладил ей спину с нежностью, еще усилившей ее возбуждение, и когда начал ее раздевать, Кейт не могла думать ни о чем, кроме острой потребности почувствовать как можно скорее тяжесть его тела на себе, ощутить, как коснутся ее кожи его пылающие губы. И она застонала от охватившего ее блаженства, когда его язык принялся ласкать ее грудь.
Внезапно Блейк прервал их любовные игры. Он отпрянул от нее с такой резкостью, что она, потрясенная и недоумевающая, никак не могла прийти в себя. Он сел, запахнул на ней блузку, и прошло несколько мгновений, прежде чем до нее дошло, что Блейк разговаривает – но не с ней, а с немолодым мужчиной, который остановился всего лишь в нескольких шагах от них.
– В чем дело? – отрывисто спросил Блейк.
– Это частные владения. Тут не позволяется устраивать никаких пикников. Вы что, не видели щитов с надписями? Там написано достаточно крупно и четко… – Тут голос мужчины испуганно оборвался, потому что Блейк встал в полный рост. – Мистер Хар…
– Я Блейк Коулер, – быстро произнес Блейк. – По-моему, мы с вами не знакомы.
– Э… нет. Мы не встречались с вами, мистер… э… Коулер. Мое имя Фрэнк Брюн. Мне искренне жаль, что я вас не признал. Я не хотел вам мешать. Еще раз извините.
Ответ Блейка прозвучал, на взгляд удивленной Кейт, до странного робко.
– Вы и не могли меня узнать – я здесь бываю нечасто. Да и вообще, мы сейчас уже собираемся уезжать.
Мужчина ничего не возразил на эту очевидную неправду. Казалось, больше всего он был озабочен тем, чтобы оправдаться за свою бесцеремонность.
– Дело в том, мистер Коулер, что нам приходится постоянно гонять отсюда приезжающую из города молодежь. Они разводят костры, а потом оставляют их непогашенными, а один паразит даже вылил большую бочку с нефтью на середину озера. Как ему это удалось, не представляю, но погибло много хорошей рыбы. И тогда ассоциация владельцев прибрежных участков поручила нам с Сэмом охранять берега озера. Я увидел, что на вашем участке стоит пикап, но ведь я понятия не имел, что вы вернулись в Висконсин. Мы слышали, что вы работаете в…
– Вы имели полное право подойти и спросить, – снова прервал его Блейк. – А я и не знал, что про озеро пронюхали туристы. Хотя, конечно, никто не стал бы возражать против зашедшего сюда случайно приличного человека, если он не причиняет вреда природе.
Говоря это, он поднял Кейт на ноги и небрежно стряхнул несколько сухих травинок с ее обрезанных джинсов.
– Пожалуй, нам уже пора возвращаться на родительскую ферму.
– Я помогу вам собрать вещи, – сказал Фрэнк. – Мой сын придет в восторг, когда я расскажу, что разговаривал сегодня с вами…
– Я провожу Кейт до машины и вернусь за вещами, – сказал Блейк, снова оборвав поток словоизвержения мужчины. Кейт показалось, что Блейк по неизвестной ей причине раздосадован и взвинчен. – Если вас не затруднит, сложите все рыболовные снасти в одно место.
Он не стал дожидаться ответа Фрэнка, и Кейт отметила неожиданно проявившуюся в нем властность. Он не сомневался, что Фрэнк выполнит его просьбу; заметно было – он привык к тому, что все его распоряжения тут же выполняются. Впрочем, она была слишком сконфужена тем, что их застали в такую минуту, чтобы задуматься над своими мимолетными наблюдениями. Сейчас Кейт просто смотрела на Блейка и думала о том, что с самых первых минут их знакомства еще ни разу не было такого, чтобы он не сумел взять под контроль какую-либо ситуацию.
Блейк обнял ее за плечи, и она сразу успокоилась от его прикосновения.
– Собралась? – спросил он.
Она кивнула, а затем, когда они отошли достаточно далеко, поинтересовалась:
– Почему ты так поспешно ушел от этого мужчины? Мне показалось – ты опасался, что он может сказать лишнее…
Удивленный взгляд Блейка казался вполне искренним.
– Милая моя Кейт, у тебя слишком живое воображение. Я просто решил, что тебе было бы приятней укрыться в машине. Ведь у тебя не застегнута блузка, а у нашего друга Фрэнка глазки ой какие блудливые! – Насмешливая улыбка, которой он ее одарил, была достаточно нежной, чтобы удалить из его слов всю язвительность.
Они дошли до площадки, где стоял пикап, и Блейк чмокнул Кейт в кончик носа.
– Ты немного обгорела, – сказал он. – Нос покраснел и явно будет облезать.
– Не может быть! – Вытянув шею, она погляделась в боковое зеркало машины. – Это мне наказание. Расплата за безделье.
Блейк провел ладонью по ее волосам, из которых давно вылетели все заколки; теперь они падали волнистой массой на ее плечи.
– Ты все равно красивая, даже с покрасневшим носом.
Слегка поколебавшись, он быстро поцеловал ее в полураскрытые губы и хитро усмехнулся, когда она невольно прижалась к нему всем телом.
– Если хочешь, то вот тебе правда, – сказал он. – Мне пришлось подыскать вежливый повод, чтобы отделаться от этого слишком любопытного типа. Иначе я бы дал ему в челюсть. Я не очень люблю, когда мне мешают, особенно в такую минуту.
– Я тоже, – прошептала она и тут же залилась краской, когда поняла, что сказала.
Кейт была не слишком опытной в любовном флирте, но догадывалась, что Блейк, в отличие от нее, вполне преуспел в подобных занятиях. Кейт опасалась, что может невольно оказаться в такой ситуации, которая будет целиком находиться за пределами ее предыдущего жизненного опыта. И еще знала интуитивно, но явственно, что рискует сильно обжечься, если позволит себе пуститься в любовную интрижку с Блейком Коулером. Ведь и так уже, всего на десятый день их знакомства, она с трудом представляла, как сможет дальше без него жить.
Взгляд Блейка ненадолго задержался на ее помрачневших глазах, а его собственное лицо снова сделалось бесстрастным. Она почувствовала, как ее губ коснулись его теплые губы, и он тут же открыл дверцу машины.
– Залезай и жди меня здесь, – распорядился он. – Я заберу у Фрэнка наше добро.
Она подчинилась, поскольку была настолько охвачена смятением, что находилась не в состоянии принимать собственные решения. За те дни, что она прожила на ферме «Гавань ветров», Кейт научилась доверять Блейку, как другу. А теперь получалось, что вся основа их отношений резко меняется. Ту неразбериху чувств, которую она испытывала к нему, едва ли можно было определить словом «дружба».
Звук шагов возвестил о его возвращении. Блейк энергично поднимался вверх по тропе, за ним еле поспевал Фрэнк. Мужчины сложили снасти в заднюю часть машины, и снова у Кейт создалось впечатление, что Блейк полон решимости не пускаться в долгую беседу со своим новым знакомым.
Впрочем, едва Блейк уселся за руль, как все ее подозрения развеялись. Когда он находился рядом, в ее голове все начинало путаться, а способность к разумному мышлению куда-то пропадала.
Фрэнк дружески кивнул им на прощание и пошел прочь, вероятно, намереваясь продолжить обход. Блейк повернул ключ зажигания и тронул машину с места, а потом поглядел на Кейт и взъерошил ее и без того растрепавшиеся волосы.
– Устала? – поинтересовался он. Она отрицательно тряхнула головой.
– С чего мне уставать? Мы ведь ничего не делали.
– К сожалению. – Блейк посмотрел, как краска заливает ей щеки, а потом с нежностью провел пальцами по ее руке. – Я более чем жажду продолжить с того места, где мы остановились, – произнес он. – Дома нам никто не помешает.
– Дома… – тихо повторила она. – Я уже почти привыкла мысленно называть «Гавань ветров» домом. – Кейт встревоженно взглянула на Б лейка. – Иногда мне кажется, что мы прожили последние десять дней в каком-то раю. Мы вели себя так, словно весь остальной мир не более чем дурной сон, который находится далеко за горизонтом. Мне нравилась такая жизнь, и я не хотела пробуждаться, но, быть может, уже пора возвращаться в город. Нужно посмотреть в глаза реальной жизни. Да и разные дела уже не терпят дальнейших отлагательств.
Он слегка переменился в лице.
– Это твое окончательное решение? Ты могла бы остаться и у меня. – Он заколебался, тщательно подбирая слова, а потом заговорил снова: – Мне бы хотелось, Кейт, чтобы ты осталась у меня надолго. Ты стала для меня очень нужным человеком.
Удар грома пришелся на конец его фразы, дав ей желанный повод избежать ответа. Вообще-то она и не знала, что ему сказать. На ветровое стекло упали первые дождевые капли, а уже через несколько секунд хлынул настоящий ливень. Кейт не успела поднять боковое стекло, и струйки холодной воды яростно хлынули в салон. Старая грунтовая дорога на глазах раскисала, превращаясь в болото.
– Черт побери! – выругался Блейк, вглядываясь в дорогу сквозь дождевую завесу. – Я и не ожидал, что туча придет с востока. Думал, что нам удастся проскочить. Придется глядеть в оба, иначе мы пропустим поворот на ферму.
Кейт радовалась возможности помолчать и обдумать слова Б лейка. Что он имел в виду, приглашая ее остаться у него надолго?
Сверкнула молния, резко осветив посуровевшее и сосредоточенное лицо Блейка. Внезапно он показался Кейт совершенно незнакомым мужчиной. У нее защемило сердце и стало страшно при одной мысли о том, что она так доверчиво привязалась к человеку, чье прошлое остается для нее полнейшей загадкой.
Ярость грозы все нарастала. И Кейт невольно подумала, что это прекрасный аккомпанемент к той грозе, какая бушует в ее душе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин



Необычно.Разок прочитать можно.
Ускользающая любовь - Крейг ДжэсминОльга
28.06.2012, 15.16





Неплохо. Но, лично для меня, все портит поведение Гг-ни после свадьбы. Но почитать можно.
Ускользающая любовь - Крейг Джэсминиришка
18.08.2014, 14.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100