Читать онлайн Ускользающая любовь, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Ускользающая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Когда Кейт проснулась, уже было утро. Она попыталась сесть, но на нее нахлынула такая оглушительная волна дурноты, что она рухнула на подушку в тот самый момент, когда в комнату вошел мужчина. И вновь ей бросилась в глаза его легкая, едва заметная хромота.
На этот раз на нем была надета белая рубашка, заправленная в джинсы и застегнутая лишь на пару нижних пуговиц. Ее взгляд невольно задержался на крепкой, загорелой шее и темной поросли, покрывающей грудь, спускающейся узкой полоской на плоский живот и исчезающей под рубашкой где-то у пояса. Кейт сразу же отвела глаза в сторону, но почувствовала, как у нее внезапно участился пульс. Такая реакция собственного сердца была ей непонятна. Стивен все годы, пока продолжался их брак, непрестанно обвинял ее во фригидности и утверждал, что заниматься с ней любовью все равно что с ледяным изваянием или тряпичной куклой.
И тут от щек Кейт разом отхлынула кровь. Вспомнила! Она Кейт Дэнбери… и жалеет об этом.
Она поскорей отвернулась от этого мужчины, от проницательного взгляда его темных, суровых глаз.
– Я тут принес кое-что. Поешь, Кейт. – Его голос по-прежнему оставался холодным, но из него уже исчезла вчерашняя резкость тона. – Проголодалась? Вчера ведь ты осталась без ужина.
Она догадалась, что за его вроде бы обычными словами скрывается попытка выяснить, не вернулась ли к ней память. И ей нужно успокоить его. Нужно сказать: «Я все вспомнила. Я Кейт Дэнбери и должна вернуться домой к родителям».
Она уже открыла рот, чтобы промолвить это, но слова не шли с языка. При мысли о том, что ей придется вернуться к прежней жизни, внутри у нее все невольно сжалось от страха, и этот страх явственно отразился в ее глазах.
Темноволосый мужчина подошел к кровати и пристроил на столике, стоящем сбоку, поднос.
– Ты что, разучилась говорить? – резко спросил он, и в его голосе снова зазвучала настороженность. – Как ты себя чувствуешь сегодня?
Она поняла, что он заметил ее боязнь и неправильно истолковал. Вероятно, он решил, что непрошеная гостья так ничего и не вспомнила. Кейт поскорей прикрыла глаза густыми ресницами, сама еще не веря до конца своему решению обмануть этого незнакомого ей мужчину.
– Голова болит уже меньше, – сдавленным голосом ответила она.
Схватив ее за подбородок, он заставил ее посмотреть ему в глаза.
– В чем дело, Кейт? Что тебя беспокоит?
– Я не могу ничего вспомнить, – произнесла она, и ее голос задрожал от вынужденной лжи. – Я не знаю, как я здесь оказалась. Ты кто?
Сначала ей показалось, что он ей не поверил. Ее обжег холод его пристального взгляда, но вскоре его лицо немного смягчилось.
– Была гроза, – сказал он будничным тоном. – Погас свет, и ты в темноте влепилась головой в кухонную дверь. – Немного помолчав, он добавил: – Вот еще немного отдохнешь, и твоя память обязательно вернется. Думаю, что сотрясение мозга у тебя легкое и скоро пройдет.
– Что это за место? Что я здесь делаю?
Он не сводил с нее своих проницательных глаз.
– Ну, это ты мне должна рассказать, почему ты здесь оказалась. И я надеюсь, что рано или поздно услышу от тебя всю правду.
– А почему ты… так на меня сердишься? Что я такого сделала?
– На тебя я не сержусь, – отрывисто ответил мужчина. – Я зол как черт на Сашу.
– А кто это – Саша?
На этот раз пауза была короткой.
– Давай-ка забудем пока про Сашу. Ванная за той дверью. Сейчас ты перекусишь и немного полежишь. Надеюсь, потом ты сможешь одеться и прийти на кухню. Тебе необходимо съесть что-нибудь более существенное.
Впервые за все время Кейт подумала о своей внешности и обнаружила, что на ней нет ничего, кроме мужской рубашки. Жаркая волна захлестнула ее с головы до пят. Какой стыд! Этому мужчине пришлось ее раздевать!
– Я не могу одеться, даже если захочу, – сказала она, глядя на совершенно испорченное платье из серого шелка, брошенное на стул. – Мое платье разорвалось, и мне больше нечего надеть.
– А что в синем чемодане, который лежит в твоем автомобиле? Неужели там не найдется ничего подходящего?
Кейт удивленно взглянула на него:
– Там не было никакого синего чемодана. Я ничего с собой не взяла, когда поехала прогуляться.
В то же мгновение он оказался рядом с ней, схватил за плечи и со злобой заглянул в ее лицо.
– Кейт, тебе не кажется странным, что ты забыла свою фамилию, но помнишь, что у тебя не было с собой чемодана в машине?
Она испугалась легкости, с какой он сумел уличить ее во лжи. И решила сохранять бдительность, чтобы не попасться на такую глупую удочку, как уловка с синим чемоданом.
– Я не понимаю, что ты хочешь этим сказать. Я ведь не все забыла. Кое-что помню… например, прошлую ночь. – Кейт поудобнее устроилась на подушках, улегшись так, чтобы не видеть его сердитого взгляда. – Еще я помню, как ехала в грозу и как заблудилась, – добавила она.
Его пальцы больно впились в ее плечи.
– Милая моя Кейт, если я обнаружу, что ты мне морочишь голову, то тут же вышвырну тебя вон. И катись назад к Саше со своими побасенками.
– Я не знаю никакого Саши. Пожалуйста, поверь мне. Я правду тебе говорю.
Несколько минут мужчина пристально смотрел на нее, а она изо всех сил старалась не выдать себя. Наконец он поднялся с постели.
– Ладно. Сейчас принесу тебе кое-что из одежды. Кстати, меня зовут Блейк… на случай, если ты этого еще не знаешь.
И он вышел из комнаты, больше ничего не говоря.
На подносе, который он ей оставил, находились стакан сока и сладкий рулет. Кейт не чувствовала голода, однако заставила себя все съесть. Ведь она ничего не ела почти сутки.
Когда она встала с постели, ее шатало во все стороны, но после душа ей стало получше. Головная боль почти прошла, упругие струи воды вернули бодрость. На краю старомодной раковины лежала новая зубная щетка в магазинной упаковке и расческа. На крючке висели чистые полотенца. И она удивилась, почему этот человек… Блейк… такой внимательный в одних вещах и такой необъяснимо злобный в других.
Расчесывая спутавшиеся длинные волосы, Кейт огляделась вокруг, пытаясь занять голову мелочами и избежать главного вопроса, который должна была бы себе задать в первую очередь – зачем ей вздумалось продолжать эту нелепую игру в потерю памяти. Ванная комната была выложена кафелем отвратительного цвета – коричневого, который, возможно, когда-то, в сороковых годах, и считался модным, а потрескавшийся линолеум был в серо-белую клетку. Странное место для такого мужчины, как Блейк. Судя по его осанке и манере поведения, можно было бы предположить, что этот мужчина привык жить в совершенно другой, более комфортабельной обстановке.
Вернувшись в спальню, Кейт увидела лежащие на кровати легкую блузку и запахивающуюся джинсовую юбку. На прикроватном коврике ее поджидала коробка с новыми матерчатыми туфлями. Внезапно ее охватило желание поскорей начать новый день, она поспешно оделась в приготовленные для нее вещи и отправилась вниз.
На кухне стоял такой аппетитный запах, что на Кейт нахлынул внезапный голод. Блейк наливал себе в это время кофе в кружку. Он смерил ее взглядом и сухо заметил:
– Одежда тебе как раз впору.
– Да. – Она нерешительно остановилась у двери, заметив, как странно напряглось его лицо. – Спасибо. Честно говоря, я рассчитывала только на старые джинсы и слишком большую для меня мужскую рубашку.
– Заходи и присаживайся. – Он не стал объяснять, откуда у него женская одежда. – Хочешь кофе? Тосты? Или кашу?
– Сегодня утром я чувствую необычайный голод. Видимо, из-за деревенского воздуха.
– Ты горожанка?
Она решила внимательно следить за своими словами и больше не попадаться в ловушку.
– Не знаю… Не помню…
Его губы сурово сжались, но он ничего не сказал на это, лишь подвинул к ней кофеварку.
– Давай-ка сама готовь себе кофе. Мед и джем стоят на столе.
Кейт и забыла, насколько вкусной может быть самая простая еда. За те недели, что прошли после смерти Стивена, она ела только тогда, когда экономка буквально заставляла ее съесть какое-нибудь блюдо, да и то все ей казалось по вкусу похожим на опилки.
– Все фантастически вкусно, – искренне произнесла она, доев последний кусок.
– Хочешь – бери еще, – ответил Блейк, и ей показалось, что в его голосе впервые послышалось нечто вроде веселого удивления. – Смею заверить, что у меня этот кусок хлеба не последний. Могу поискать еще.
Кейт неожиданно рассмеялась, будто он сказал нечто забавное, и рассмеялась громко.
Господи, сколько месяцев она не смеялась так весело и от души?
– Я страшно проголодалась, – извиняющимся тоном сказала Кейт, отсмеявшись. – Прошу прощения, если я уничтожила все твои припасы.
– Так когда же ты ела перед этим в последний раз? – как бы невзначай поинтересовался Блейк.
Она вновь почувствовала расставленную ловушку, и смех моментально исчез из ее глаз.
– Не знаю… Вероятно, давно. Если хочешь, я положу грязные тарелки в посудомоечную машину.
– В этом доме таковой не имеется.
– Тогда я вымою их в раковине. Пусть память меня подвела, но руки пока слушаются. – Собрав кружки и тарелки, Кейт понесла их в мойку.
Блейк, глядя, как она возится с посудой, заметил:
– Как только закончишь, я отвезу тебя в ближайший госпиталь и оставлю там. Пусть тобой займутся специалисты.
Кружка, которую она в этот момент держала в руках, упала в старомодную пластмассовую раковину и скрылась под слоем пены моющего средства.
– Я не хочу ехать в госпиталь! – запротестовала Кейт. – Я не больна! Почему мне нельзя остаться здесь?
Он только пожал плечами. Ее слова его явно не тронули.
– Ты не можешь вспомнить, кто ты и откуда приехала. Я осмотрел твою машину. В ней нет ни документов, ни личных вещей, которые могли бы послужить подсказкой для определения твоей личности. Это весьма странно. Если у тебя и вправду амнезия, как ты утверждаешь, тогда тебе требуется квалифицированная помощь медиков. Если же ты притворяешься и ведешь нечестную игру, тогда тебе тем более здесь делать нечего. Так что в любом случае тебе придется уехать.
– Но я не хочу! Пожалуйста… не прогоняй меня, – взмолилась Кейт.
– Потеря памяти очень коварная штука. Ее так просто не вылечишь в домашних условиях.
Она лихорадочно прикидывала, как бы ей уговорить Блейка позволить ей остаться тут на несколько дней. Ведь так замечательно общаться с человеком, который знает о ней только то, что она Кейт, и ничего больше. Не дочь мультимиллионера Форсберга. Не вдова Стивена Дэнбери. А просто Кейт. И еще ее забавляло, что она может представиться Блейку кем угодно, кем ей захочется.
Она бросила на него взгляд, в котором сквозило неосознанное кокетство.
– Если я пробуду здесь еще немного, то думаю, что мне скоро станет гораздо лучше. Тут такая тишина, такой покой…
– Грандиозная идея, ничего не скажешь. А как только приедет Саша, ты изобразишь чудесное исцеление от недуга. Таков был ваш сценарий, верно? Смягчить меня и согревать мне по ночам постельку, чтобы я не заскучал и еще куда-нибудь не смотался? А твоя роль состоит в том, чтобы меня приручить. Тогда я, может, и согласился бы выслушать Сашину ложь. В конце концов, всем хорошо известно, что я питаю слабость к зеленоглазым блондинкам. Вот только мне непонятно, почему Саша не явился сюда сам, разве что – наконец-то! – до него дошло, что тогда он переборщил. Знаешь, что сказал мне Саша, перед тем как я улетел с Фиджи? «Забудь о Кевине», – сказал он. Забудь! Конечно, Кевин умер и, на Сашин взгляд, о нем теперь можно и не вспоминать. Но разве так можно говорить? Ведь Кевин был моим другом столько лет!
– Почему ты на меня кричишь? И вообще, я совершенно ничего не понимаю. Я повторяю тебе, что не знаю никакого Саши или Кевина… и вообще ничего не помню.
– Я надеюсь, что ты играешь перед камерой лучше, чем лжешь, милочка. Иначе тебе никогда не удастся добраться до экрана. Тебе никто разве не рассказывал, какие жестокие законы в этих джунглях? Такие режиссеры, как Саша, едят на завтрак маленьких девочек вроде тебя и, поверь мне, никогда после этого не страдают ни от несварения желудка, ни от угрызений совести.
– Вчера вечером я сказала тебе правду, – упорно стояла на своем Кейт. – Я действительно заблудилась и совершенно случайно попала сюда.
– Конечно, лапушка. И ты отправилась на машине в такую свирепую грозу, потому что тебе хотелось полюбоваться на омытые дождем пейзажи Висконсина. А всякая там чушь вроде раскатов грома и вспышек молний заводит тебя и навевает вдохновение. Так, что ли?
– Ладно! – Она почти прокричала это слово, а ее глаза вспыхнули от гнева, хотя внутри все сжалось от необъяснимого чувства потери. – Будь по-твоему! Вези меня в госпиталь! Вези куда угодно! Мне наплевать!
Швырнув на пол кухонное полотенце, которое она все еще сжимала в руке, Кейт бросилась к двери. Скоро она попадет в больницу и ей придется назвать свой адрес и фамилию, потому что разыгрывать спектакль с потерей памяти перед специалистами у нее не хватит духу. Медперсонал свяжется с ее родителями, и Кейт вынуждена будет вернуться домой. Для нее этот глоток свободы был слишком маленьким… Но признаться Б лейку в своей лжи она уже не могла. Кейт слишком хорошо помнила, кто она такая: скучная, пресная Кейт Дэнбери, которая оказалась не в состоянии удержать мужа в супружеской постели даже в первые три года после свадьбы.
– Ты умеешь готовить?
Его вопрос прозвучал настолько неожиданно, что она даже не задумалась над ответом.
– Ну, да. Разумеется.
– Ты точно это знаешь?
– Есть вещи, которые я знаю наверняка.
– И ты уверена, что из тебя получится хорошая хозяйка? И ты сумеешь навести здесь мало-мальский порядок?
– Думаю, что сумею.
– Если ты готова отрабатывать таким образом свой хлеб, то можешь остаться тут до конца недели, – милостиво позволил Блейк. – А если к тому времени к тебе не вернется память, я все-таки отвезу тебя в местный госпиталь. И тогда уж тебе не помогут слезы в твоих зеленых глазах. – И почти сам для себя он добавил: – Вероятно, я сошел с ума, раз позволил тебе остаться.
Кейт решила не обращать внимания на его последние слова.
– Огромное спасибо, Блейк! Я буду стараться изо всех сил. Тебе не придется жалеть о своем решении, обещаю.
– Неужели?
Явная ирония, прозвучавшая в его голосе, не омрачила ее радости.
– С какой комнаты мне начать уборку?
Он пожал плечами.
– Пожалуй, с гостиной, хотя в основательной уборке нуждается весь дом, от подвала до чердака. – Прищурясь, Блейк посмотрел на нее. – А может, дома о тебе кто-нибудь будет беспокоиться?
Она поскорей опустила ресницы, чтобы скрыть промелькнувший в ее глазах виноватый огонек. Ведь ей было ясно, что родители сойдут с ума, обнаружив ее исчезновение.
– Не помню, – ответила она после долгого молчания. – Я как-то не чувствую, что кто-то беспокоится из-за моего отсутствия.
– А твой муж?
– Мой муж ум… – Спохватившись, Кейт поправилась. – Мой муж? У меня н-нет никакого мужа, как мне кажется.
Блейк вздохнул, почувствовав, что ничего от нее не добьется.
– Ладно, будь по-твоему, – смирился он. – Сыграем по твоему сценарию, но вообще-то лгунья из тебя никудышная. Интересно было бы знать, почему у тебя на пальце обручальное кольцо, если ты не замужем?
Залившись краской смущения, она взглянула на массивное платиновое кольцо, украшавшее безымянный палец ее левой руки. Надо же так глупо попасться! Тут уж никак нельзя было сделать вид, что это всего лишь украшение.
Блейк решительно оборвал ее невнятное бормотание, когда она попыталась что-то ему объяснить.
– Кейт, лучше помолчи, чем громоздить одну ложь на другую. Пусть я совершаю ошибку, но ты можешь остаться на пару дней в моем доме. Увидимся за обедом. Обойдемся без ленча, согласна? Скоро и так уже полдень.
– Согласна. – Она отвернулась, чтобы он не видел ее пылающих щек. – Я с удовольствием займусь приготовлением обеда. К пяти часам? Тебя устроит такое время?
– Замечательно.
С этими словами Блейк вышел из кухни, а Кейт начала рыться в шкафчике под раковиной в поисках тряпок и моющих средств.
На уборку гостиной у нее ушло три часа. Впрочем, закончив, она была вынуждена признать, что вид у комнаты по-прежнему остался жалким и совершенно лишенным элегантности. Тем не менее, благодаря ее усилиям, гостиная все-таки заметно преобразилась, посвежела, а окна засверкали чистотой. Лучи солнца, проникая сквозь вымытые стекла, падали на вазы, которые она наполнила одичавшими бархатцами. Напевая себе под нос, Кейт потащила назад на кухню ведро и тряпки.
В одном из шкафов она обнаружила пакетики с чаем и приготовила несколько порций ледяного напитка. А после этого отправилась на улицу, прихватив с собой пластиковый кувшин.
Насколько хватал взгляд, во все стороны простирались лишь залитые солнцем зеленые поля, перелески да синее небо. Единственными плодами человеческих рук, если не считать самой фермы, были изгороди, видневшиеся там и сям в сочных травах, и высокие шесты, поддерживавшие силовой кабель. Безмятежную идиллию сельского пейзажа нарушал лишь низко летевший одномоторный самолет, который напомнил ей, что цивилизация все-таки начинается не слишком далеко от этого уединенного фермерского дома. Нежась под лучами теплого солнца, ласкавшего ее плечи, Кейт проводила самолет глазами, пока он не превратился в точку на горизонте, а потом направилась под горку к амбару. Блейк красил стену наверху, и его загорелая спина блестела от пота.
Заметив ее, он перестал работать, с невероятной быстротой соскользнул вниз по лестнице и легко спрыгнул на землю, игнорируя несколько перекладин. Кейт заметила, как он невольно поморщился от боли, когда его левая нога спружинила во время прыжка, но тут же прогнал с лица это выражение. Блейк вытер руки о висевшую на лестнице рубашку и взял у Кейт кувшин с чаем. Близость его разгоряченного тела вызвала у нее новый приступ бешеного сердцебиения.
– Я принесла немного ледяного чая, – с запозданием произнесла она, не зная, что еще сказать.
– Дар небес. Работать на такой жаре очень нелегко, меня страшно мучила жажда.
– По крайней мере, влажность теперь стала поменьше. Ночная гроза очистила воздух.
Беседу их нельзя было назвать увлекательной, но она совершенно отвыкла от светской жизни и не знала, как поддержать интересный разговор.
Наступила небольшая пауза, прежде чем Блейк ей ответил:
– Да, гроза смыла много паутины. Да, кстати, как продвигается дело с уборкой дома?
– Неплохо, хотя на всем лежит трехдюймовый слой пыли. Ты давно живешь в этом доме?
Снова наступила пауза.
– Моя мать умерла в октябре прошлого года, и дом с тех пор пустовал. А весь инвентарь фермы и всю скотину она распродала еще пять лет назад, после смерти отца.
– Извини. – Кейт машинально отметила про себя, что он так и не ответил на ее вопрос, и ей захотелось узнать о нем хоть что-нибудь еще. – А до смерти матери ты жил где-то в другом месте?
– Да. До сих пор я вел прямо-таки кочевой образ жизни. – Решительным жестом Блейк вручил ей кувшин с чаем и пустой стакан. – Спасибо за питье. – И он шагнул к лестнице, давая ей понять, что разговор окончен. – Увидимся в пять часов за обедом, – крикнул он сверху, вновь принимаясь за работу.
Кейт медленно побрела к фермерскому дому, думая о Б лейке и удивляясь его скрытности во всем, что касалось его личной жизни. Впрочем, когда она поймала себя на том, куда завели ее мысли, на ее губах заиграла ироническая усмешка. Правда, в сложившихся обстоятельствах она не могла быть в претензии к человеку за то, что он не желает распространяться о своем прошлом. Разве сама она не пошла на умышленный обман просто из-за того, что последние три года ее жизни оказались слишком мучительными и вспоминать о них лишний раз ей просто не хотелось?
Злясь на себя за то, что никак не может избавиться от разных глупостей, которые ей все время лезли в голову, она раздраженно поставила в раковину кувшин и стаканы. И тут же принялась старательно наводить чистоту на кухне, не слишком заботясь о наманикюренных ногтях. Одно из преимуществ монотонного физического труда, как вскоре обнаружила Кейт, состоит в том, что он не оставляет энергии для бесполезных раздумий. А в последние недели у нее оказалось слишком много свободного времени, и оно не пошло ей на пользу.
К тому времени, когда в кухне воцарилась относительная чистота, пора было приниматься за обед. На задней веранде она обнаружила старомодный холодильный шкаф и извлекла из него два куска мяса и пакет замороженных грибов. При этом Кейт с облегчением отметила, что холодильник далеко не пустует. Вероятно, дела у Б лейка идут не так уж и плохо, и он может позволить себе не экономить на питании. Нашла она среди прочих продуктов и брикет шоколадного мороженого, которое они могли съесть на десерт. Конечно, пир намечался не слишком роскошный, но все-таки достаточно основательный после той дневной физической работы, которой им обоим пришлось в этот день заниматься.
Приняв душ, Кейт стала дожидаться в гостиной, когда наконец появится Блейк. Вскоре пришел и он. Его мокрые после душа волосы блестели, как вороново крыло в свете вечернего солнца. Легкая бледность, сквозившая утром из-под загара, уже была почти незаметна.
Он переоделся в свободные вельветовые брюки и пуловер крупной вязки, полинявший от частой стирки. И, странное дело, Кейт внезапно пожалела, что не может надеть что-либо получше джинсовой юбки и простенькой блузки, уже изрядно запачкавшихся во время уборки дома. А еще ей было слегка досадно, что Блейк казался таким нечувствительным к ее женскому обаянию.
Она молча наблюдала, как он неторопливо прошелся по комнате и выглянул в чистое окно, почти не замечая ее.
– Дом стал просто неузнаваемым, – заявил он. Потом увидел на подоконниках вазы с яркими цветами, и его суровое лицо скривилось в циничной усмешке. – Кейт, я вижу, что ты решила, будто дом срочно нуждается в паре заботливых женских рук. Верно?
Сердце Кейт учащенно застучало, когда ее коснулось тепло его улыбки. Несмотря на свой цинизм и резкость, Блейк, когда хотел, умел быть необычайно привлекательным. Она нарочно отвела взгляд в сторону. Ей вовсе ни к чему было наступать второй раз на одни и те же грабли. А Блейк был явно из той же породы, что и ее покойный муж – его настроение так же неуправляемо колебалось между минутами обаяния и часами непонятного раздражения. Стивен достаточно прочно отвратил ее от мужчин, спекулировавших своей внешней привлекательностью, помимо которой им было абсолютно нечего предложить. И она сумела сохранить в своем голосе полнейшее безразличие, когда наконец заговорила:
– Я рада, что тебе понравились эти перемены, потому что мне хотелось честно отработать свой хлеб. Я предпочитаю никогда не жить в долг.
Он даже не потрудился скрыть легкую насмешку в голосе.
– Весьма похвальная привычка, дорогая моя, вот только глаза тебя подводят. Разве в школе драмы тебе учителя не твердили про важность самоконтроля над выражением глаз? Невозможно выглядеть добродетельной пуританкой, когда глаза наполнены обещанием и страстью. Да уж, Кейт, твои глаза свидетельствуют о том, что ты не слишком хорошо владеешь актерским ремеслом. Тут чувствуется нечто от любительских спектаклей. Надо быть профессиональней.
– Думаю, что ты заблуждаешься насчет моих глаз, – ответила она как можно непринужденней. – И вообще, у меня начинается аллергический насморк. Вот откуда такое странное выражение.
К ее удивлению, Блейк весело расхохотался. А потом открыл одну из принесенных бутылок пива и протянул ей высокий стакан.
– Надеюсь, ты не откажешься от пива? Другого спиртного в доме не водится.
– Разве в Висконсине уместны такие вопросы? – улыбнулась она в ответ. – Конечно, не откажусь. У нас повсюду любят пиво. – Пригубив холодный пенистый напиток и ощущая странное возбуждение от их разговора, Кейт добавила: – Обед почти готов, мне осталось только поджарить антрекоты.
– Я проголодался, так что давай поскорей. Мы можем пообедать на кухне. – Его голос заметно потеплел, а когда она собралась выйти из комнаты, Блейк быстро взял ее за руку. – Если быть честным, Кейт, то ты просто замечательно потрудилась с уборкой, спасибо тебе большое. – И на этот раз в его улыбке она не обнаружила ни следа насмешки. – Так что давай заключим мир.
– Что ж, мир так мир, – согласилась она, стараясь не думать о том, что только что почувствовала – облегчение или сожаление, – когда он отпустил ее руку и направился на кухню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Ускользающая любовь - Крейг Джэсмин



Необычно.Разок прочитать можно.
Ускользающая любовь - Крейг ДжэсминОльга
28.06.2012, 15.16





Неплохо. Но, лично для меня, все портит поведение Гг-ни после свадьбы. Но почитать можно.
Ускользающая любовь - Крейг Джэсминиришка
18.08.2014, 14.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100