Читать онлайн Империя сердца, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Империя сердца - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Империя сердца - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Империя сердца - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Империя сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Поезд Саутгемптон — Лондон прибыл на вокзал Виктория вскоре после полудня. Люси позволила носильщику забрать багаж и, сильно волнуясь, принялась выглядывать в толпе встречающих леди Маргарет и Пенелопу. Теперь, когда миг встречи приблизился вплотную, девушка вдруг поняла, что ужасно соскучилась по семье. И вообще — какое счастье вновь оказаться дома, в самой прогрессивной стране мира.
На платформе Люси увидела старую экономку отца, и сердце девушки сжалось от радости. Люси было всего три года, когда от неудачных родов умерла мать. Миссис Берт заменила малютке умершую маму. Экономка была уютной, полной женщиной, которая рассказывала девочке сказки на сон грядущий, ругала ее, утешала, когда Люси обдирала коленки, угощала свежеподжаренными тостами и щедро намазывала их маслом. Лицо Люси расползлось в счастливой улыбке.
— Миссис Берт!
Последние двадцать шагов Люси почти бежала.
— Миссис Берт! Вы совсем не изменились! Как же я рада вас видеть!
Экономка сделала реверанс, после чего заключила свою воспитанницу в объятия.
— А уж я-то как рада, мисс Люси!
Едва не задохнувшись от мощного объятия, Люси спросила:
— Вы давно ждете?
— Всего несколько минут. Поезд прибыл вовремя. Просто поразительно, до чего пунктуальны эти железные дороги. Такое долгое путешествие, а вы прибыли, можно сказать, минута в минуту. Это прямо противоестественно. А выглядите, мисс Люси, очень хорошо. Вылитая мама. Извините за фамильярность.
— Зачем извиняться? Наоборот, мне очень приятно это слышать. Ведь папа всегда говорил, что мать была самой красивой женщиной на свете.
Миссис Берт улыбнулась, глаза ее увлажнились.
— Мы так ждали вашего возвращения! С того самого дня, как пришла телеграмма от архидиакона. Добро пожаловать домой, мисс Люси. Какое счастье, что вы вернулись!
— Я тоже рада. Даже дождь меня не расстраивает. — Люси улыбнулась. — Но где мачеха и сестра? Неужели они остались в карете?
Миссис Берт отвела глаза.
— Надеюсь, мисс Люси, вы не мерзнете. Такой выдался холодный мокрый июнь, прямо беда.
Люси была слишком взволнована, чтобы обратить внимание на уловку экономки.
— И это называется лето! Я и забыла, как в Англии сыро! Но не будем заставлять их ждать, я очень по ним соскучилась. Пенелопа все такая же красивая?
— Да, мисс Пенелопа очень хорошо выглядит, когда приоденется, — сказала миссис Берт без особого энтузиазма. — Сюда, пожалуйста. Я послежу за носильщиком.
Лишь у самого выхода из вокзала экономка собралась с силами и призналась:
— Вот карета, мисс Люси, но леди Маргарет и мисс Пенелопа, к сожалению, были заняты и встретить вас не приехали. Надеюсь, что к нашему возвращению они уже покончат со своими делами и вы сможете встретиться.
Лицо Люси померкло.
— Ах да, глупо было надеяться, что они поедут меня встречать. Представляю, как они заняты…
Миссис Берт промолчала, мысленно кляня последними словами алчную, злокозненную леди Маргарет и ее невоспитанную завистливую дочку.
— Смотрите, а вон и Том. Видите, как он обрадовался? Даже забыл о своем хваленом достоинстве. Вы ведь помните Тома, мисс Люси? Он теперь главный кучер. А Джек Флетчер теперь дворецкий. Ужасно разважничался наш мистер Флетчер, а я помню его младшим лакеем. Пренахальный был мальчишка. Если достаточно долго живешь на свете, мисс Люси, чего только не увидишь.
— Конечно, я помню и Флетчера, и Тома. — Люси выдавила из себя улыбку, изо всех сил стараясь скрыть обиду. — Я все помню — например, ваши дивные пудинги с горячим золотистым сиропом и ванилью. Как я мечтала о них в Афганистане, когда мучилась от го… — Она запнулась и быстро закончила: — Надеюсь, вы не разучились готовить за время моего отсутствия.
— Нет, не разучилась. Сегодня же получите свой пудинг, — обнадежила ее миссис Берт, мысленно пообещав себе, что преодолеет сопротивление французского шеф-повара, выписанного хозяйкой из Парижа. Дело в том, что француз имел собственную концепцию десерта и не признавал вульгарных британских блюд вроде пирога с говяжьими почками.
Люси привыкла к шуму и сутолоке индийских городов, однако размеры и размах Лондона превзошли все ее воспоминания. Невозможно было поверить, что улица способна вместить такое количество экипажей. А люди! Люси поразилась не столько многочисленности толпы, сколько ее дисциплинированности: лондонцы соблюдали строгие пешеходные правила, ждали на остановках омнибусов, переходили дорогу только в положенных местах. В Индии такое скопление людей непременно вызвало бы давку, в которой наверняка затоптали бы до смерти с полдюжины ребятишек. В Лондоне же — о чудо! — можно было спокойно выпускать ребенка на улицу одного, и ничего ужасного с ним не случилось бы.
Глядя в окно кареты на серую пелену дождя, на витрины магазинов, Люси слушала, как миссис Берт описывает достоинства и недостатки торговых заведений. Наивысшую похвалу экономки заслужил «Большой универмаг плащей и шалей Фармера и Роджера» на Риджент-стрит. Люси пообещала себе, что непременно наведается в это заведение.
Предвкушение удовольствия от покупок заметно улучшило настроение девушки. Приятное дело — обзаводиться новым гардеробом в этом большом городе. Оказывается, Люси ужасно соскучилась по покупкам, да и вообще по приятному времяпрепровождению.
— Ну, вот мы и дома, мисс Люси.
Лакей распахнул дверцу экипажа, опустил лесенку, и Люси вышла из кареты. Она едва успела окинуть взглядом спокойную, зеленую площадь, а лакеи уже раскрыл над ней зонтик.
В прихожей поджидал дворецкий.
— Добрый день, мисс Люси.
Он царственно поклонился и щелкнул лакею пальцами, чтобы тот принял плащ и перчатки.
— Позволю себе от лица всей прислуги выразить глубочайшее удовлетворение по поводу вашего возвращения в Англию, мисс Люси.
— Благодарю, Флетчер. Я очень рада вернуться домой.
— Если я могу быть вам чем-нибудь полезен, мисс Люси, вам нужно только приказать.
За девять лет талия Флетчера увеличилась в объеме по меньшей мере дюймов на семь, и Люси не удержалась от озорной улыбки:
— Я очень хорошо помню, Флетчер, что вы мне оказывали услуги и в прошлом. Однако впредь, если я залезу на яблоню и не смогу спуститься сама, вы вряд ли сможете прийти мне на помощь. Ствол просто не выдержит вашей тяжести.
Флетчер невозмутимо ответил:
— Напротив, мисс, я смогу помочь вам еще лучше. Теперь я занимаю важный пост, и при описанном вами стечении обстоятельств просто пошлю кого-нибудь из подчиненных за лестницей.
Люси увидела, как в глазах дворецкого зажглась веселая искорка, и расхохоталась:
— Ну, естественно! Ах, Флетчер, как мне всех вас не хватало.
— Взаимно, мисс Люси. — Дворецкий откашлялся. — Леди Маргарет и мисс Пенелопа ждут вас в гостиной.
Люси глубоко вздохнула, собираясь с духом.
— Спасибо, Флетчер. Я сейчас к ним присоединюсь.
Леди Маргарет, совершенно сногсшибательная в пепельно-сером бархатном платье, и юная Пенелопа, не менее сногсшибательная в бледно-голубом, поднялись навстречу вошедшей. У Пенелопы вид был довольно кислый, и она не тронулась с места, зато леди Маргарет простерла руки и грациозно проплыла через комнату. В свои сорок четыре года мачеха все еще была на диво хороша собой.
— Моя дорогая, дорогая Люси! — И мачеха подставила падчерице щеку, благоухающую фиалками. — Милая, дай же взглянуть на тебя!
Она сделала шаг назад, и ее глаза небесно-фарфоровой голубизны с явным удовлетворением воззрились на усталую и запыленную с дороги падчерицу. Сравнение, несомненно, было в пользу розово-белой Пенелопы. Довольная увиденным, леди Маргарет просияла улыбкой и заявила:
— Что ж, вид у тебя, прямо скажем, не цветущий, но главное, что ты наконец дома. Нельзя требовать от жизни слишком многого, не правда ли, Пенелопа?
— Правда, маменька, — послушно откликнулась дочка, хоть и не вполне уяснила смысл сказанного. Пенелопа вообще никогда не отличалась чрезмерной сообразительностью.
Улыбка леди Маргарет сделалась еще шире:
— Дражайшая Люси, это истинное чудо, что ты снова с нами. Мы уж и не надеялись, что ты когда-либо вернешься. Какой ты была свежей и невинной, когда отправилась с отцом в ту злополучную поездку! Представляю, сколько ужасных испытаний выпало на твою долю. Неудивительно, что у тебя такой изможденный и несчастный вид.
— Учтите, матушка, что месяц назад я выглядела еще более изможденной и несчастной.
Улыбка леди Маргарет казалась высеченной из камня.
— Какое мужество! Какая стойкость перед лицом испытаний! Я восхищаюсь тобой, и твоя сестра тоже. Не так ли, Пенелопа?
— Да, маменька.
— Милая Люси, тебе не о чем, абсолютно не о чем беспокоиться. Мое дорогое дитя, поверь мне, мы сумеем вернуть тебе утраченное здоровье.
— Я в полном здравии, уверяю вас. Недели, проведенные на корабле…
— Проявленное тобой мужество — урок для всех нас, но умоляю тебя, Люси, не слишком расстраивайся из-за своего внешнего вида. Я вовсе не собираюсь насильно вывозить тебя в свет до тех пор, пока ты полностью не оправишься. То есть, мне и в голову не пришло бы выставлять тебя на всеобщее обозрение, когда ты так выглядишь! Помимо всего прочего, у тебя такой темный цвет кожи, что тебя можно принять за какую-то туземку… Знаешь, есть запатентованный огуречный лосьон доктора Бербери, который помогает даже в еще более катастрофических случаях, чем твой.
— Счастлива это слышать, — ответила Люси, изображая улыбку, столь же широкую и неискреннюю, как у мачехи.
Пожалуй, было даже что-то ободряющее в том, как мало изменилась леди Маргарет. Все та же злоязыкая безжалостная стерва, разве что сиропу в голосе чуть больше, чем прежде. Однако теперь ее шпильки и уколы на Люси совсем не действовали. Должно быть, кожа не только посмуглела, но и задубела, подумала девушка, от души веселясь.
На безупречном лбу леди Маргарет обозначилась едва заметная недоуменная морщинка — мачеха заметила, что девчонка ее словами ничуть не опечалена. Леди Маргарет поспешно разгладила лоб, ибо в ее возрасте морщинки были роскошью совершенно непозволительной.
— Дорогая Люси, должно быть, ты была удивлена тем, что мы с Пенелопой не поехали тебя встречать.
— Вовсе нет, матушка. Я немного подумала и поняла, как много у вас дел.
Леди Маргарет ждала совсем не такого ответа, и морщинка вновь обозначилась на белоснежном лбу, но на сей раз разгладилась не скоро.
— Столько всяких событий произошло за время твоего отсутствия. Твоя сестра в скором времени должна вступить в брак, и это блестящая партия.
— Пенелопа, я так за тебя рада! — Люси пересекла комнату и от души расцеловала сестру. — Кто бы ни был твой жених, ему достанется прелестная женушка.
— Он говорит, что я настоящая английская роза, — похвасталась Пенелопа, встряхнув кудряшками.
— Я вижу, этот джентльмен обладает незаурядной наблюдательностью, — поддразнила ее Люси.
Но Пенелопа лишь захлопала глазами, так что пришлось сменить тему.
— Господи! — воскликнула Люси. — Когда я видела тебя в последний раз, ты еще сидела за партой, а теперь ты уже невеста!
— Он барон, — объявила Пенелопа, словно этот факт делал дальнейшие объяснения излишними. — Его дядя — заместитель министра иностранных дел по проблемам Востока. Мой будущий муж займет важный пост в правительстве, и тогда я стану настоящей светской дамой.
Сразу чувствовалось, что последние два слова Пенелопа мысленно произносит с большой буквы.
Подавив вспышку веселья, Люси сказала:
— Надеюсь, вы пригласите меня на один из ваших раутов. Как зовут будущего государственного мужа?
— Лорд Эдуард де Бомон, третий барон Риджхолм, — с придыханием прошептала леди Маргарет.
Она сама была дочерью графа и так и не простила судьбе, что сначала вышла замуж за престарелого баронета, а затем за сэра Питера Ларкина, которому жалкий рыцарский титул достался в награду за неаристократический талант делать деньги. Вот почему мысль о том, что ее зятем станет настоящий пэр, заставляла сердце леди Маргарет биться учащенно.
— Помолвка уже объявлена? — спросила Люси.
— Не совсем. Но мы ожидаем, что лорд Эдуард со дня на день сделает предложение. Полгода он находился в заграничной командировке по поручению министерства иностранных дел. Всего три недели, как вернулся, и тут же прибыл к нам с визитом. Разумеется, мы поняли, чем вызвана такая поспешность.
— Она вызвана тем, что он испытывает ко мне интерес, — пояснила Пенелопа, боясь, что сестра не поймет.
Леди Маргарет чуть покосилась на свою сообразительную дочку и продолжила:
— Я уже объясняла Пенелопе, что лорд Эдуард поступил как истинный человек чести, не попросив ее руки до своей командировки. Было бы в высшей степени неразумно свататься к порядочной девушке перед столь длительной отлучкой.
— Он ездил в Индию, — сообщила Пенелопа. — А я ни за что не согласилась бы снова отправиться в эту страну. Даже с бароном. Ненавижу Индию! Она так дурно пахнет!
— Лорд Эдуард впервые ездил в Индию?
— Вовсе нет. Он там был вскоре после смерти вашего отца. Ему поручили выяснить обстоятельства гибели британской миссии в Афганистане.
— Судя по всему, лорду Эдуарду это не удалось.
— Ничего удивительного, — пожала плечами леди Маргарет. — Все знают, что за народ афганцы. Уверена, что лорд Эдуард сделал все возможное. У него такие связи! Он знаком со всей колониальной верхушкой. Представляешь, сам вице-король пригласил его погостить целую неделю в Лахоре.
— Очень впечатляет. Но, может быть, он мог бы использовать время в Индии с большей выгодой, если бы отправился в Центральный Афганистан?
Леди Маргарет небрежно отмахнулась от этого замечания:
— Главное, что лорд Эдуард проявил необычайную заботливость обо мне и о твоей сестре. Это он помог нам переехать в Англию, взял на себя все-все хлопоты. После его возвращения в Британию мы стали видеться опять, но потом его услали в Индию, и он вернулся совсем недавно. Кстати говоря, сегодня он и его дядя приглашены к нам на обед. Я знала, что ты приезжаешь, но не стала переносить эту встречу, имея в виду особый интерес барона к Пенелопе.
— Ну, разумеется. — В голосе Люси прозвучала явная ирония, но ни мачеха, ни Пенелопа этого не заметили. — Однако правильно ли я вас поняла? Лорд Эдуард не только не сделал предложения, но даже не говорил с Пенелопой о своих чувствах?
— Мама уверена, что это произойдет со дня на день, — доверительно сообщила Пенелопа.
Леди Маргарет поморщилась:
— Милая, сколько раз повторять, что рассуждать о чувствах лорда Эдуарда вульгарно. Настоящая леди не ожидает от джентльмена никаких признаний, а просто ведет себя с присущим ей невинным очарованием.
Пенелопа и глазом не моргнула, хотя эта сентенция явно противоречила всем предшествующим утверждениям матери.
— Да, мама. Я все поняла.
— Ты его любишь? — тихо спросила Люси. — Ведь тебе всего девятнадцать лет. У тебя еще достаточно времени, чтобы найти человека, которого ты полюбишь по-настоящему.
Пенелопа уставилась на сестру в явном недоумении.
— Конечно же, я его люблю! Ведь он барон, и у него столько поместий по всей стране.
— Понятно, — вздохнула Люси. — Сразу видно, что твой жених — человек достойный. Он красив?
Тут Пенелопа впервые заколебалась.
— Он… Он очень интересный мужчина. И с ним приятно разговаривать. Я всегда понимаю то, что он говорит. А то другие джентльмены как заведут разговоры про международные отношения и парламентские выборы — впору со скуки умереть. А лорд Эдуард говорит о моих нарядах, я рассказываю ему, где что купила. Он отлично разбирается в моде и всегда обращает внимание, если у меня новый веер или изменилась прическа.
Учитывая службу барона Риджхолма в министерстве иностранных дел, Люси надеялась, что этот джентльмен имеет хотя бы смутное представление об истинном положении дел в Индии, хотя, если верить Пенелопе, особенно рассчитывать на это не приходилось. Во время поездок по колониям с сэром Питером Люси встретила немало безмозглых отпрысков благородных семейств. Этих молодых людей отправили в Индию, ибо у себя на родине они прославились скандальным поведением. Ущерб, наносимый молодыми аристократами Британской империи, был огромен, но до Англии неприятные слухи не доходили, а стало быть, с точки зрения высшего света, приличия были соблюдены.
Должно быть, Рашид тоже хорошо знаком с этой разновидностью британцев, подумала Люси, поэтому он и придерживается столь невысокого мнения о британской администрации. Вот если бы Рашид был знаком с сэром Питером… Тогда, возможно, у него сложилось бы иное мнение. Он понял бы, как много доброго делают англичане для Индии.
— Люси! О чем ты думаешь? Ты меня совсем не слушаешь!
— Я думаю об отце, — ответила Люси, и щеки ее чуть порозовели, ибо она сказала не полную правду.
— Ах да, о твоем отце. — Глаза леди Маргарет вспыхнули недобрым блеском. — Самое время обсудить эту тему.
— Он совсем не мучился, матушка. Пуля попала ему прямо в сердце, он умер почти сразу.
Мачеха глубоко вздохнула:
— Я вовсе не намерена обсуждать кошмарные подробности смерти твоего отца. Сколько раз я ему говорила не ездить в Афганистан. Он меня не послушался, и вот результат.
Люси подошла к окну и крепко вцепилась в золотую кисть, свисавшую с алой бархатной портьеры. Не хватало еще разреветься в присутствии мачехи, которой не было ни малейшего дела до покойного мужа. Стараясь, чтобы голос не дрожал, Люси спросила:
— Если вас не интересуют обстоятельства смерти отца, о какой проблеме вы говорите?
— Когда ты поднимешься к себе в спальню, Люси, ты увидишь там письма, присланные на твое имя из адвокатской конторы. Должна отметить, что твой покойный отец составил весьма странное завещание.
— В самом деле?
— Да, и я еще мягко выразилась. По непонятным мне причинам он оставил весь свой капитал и всю свою собственность тебе.
— Мне? — Люси развернулась. — А как же вы и Пенелопа?
— Пенелопе он выделил… солидное приданое, а мне — небольшой пожизненный доход. Как видишь, причуды твоего отца поставили всех нас в крайне неловкое положение.
Люси не сомневалась, что леди Маргарет и в самом деле попала в неловкое положение — ведь она привыкла ни в чем себе не отказывать. Любопытно будет узнать, какую ренту она называет «маленькой».
И все же завещание отца застало Люси врасплох. Девушке и в голову не приходило, что она унаследует все огромное состояние сэра Питера. Очевидно, он был не так уж очарован своей второй женой — иначе чем объяснить столь странное решение?
Леди Маргарет смотрела на падчерицу с явной тревогой; на щеках мачехи выступили пятна румянца. Теперь стало окончательно понятно, почему шпильки в адрес Люси были не явными, а завуалированными. Оказывается, леди Маргарет и Пенелопа целиком и полностью зависят от своей родственницы. Такая перемена в распределении ролей немало позабавила девушку.
— И еще одно… — Каждое слово давалось мачехе с немалым трудом. — Раз ты жива, получается, что я не имела права тратить все те деньги…
— Мои деньги? — вкрадчиво спросила Люси.
Казалось, леди Маргарет сейчас задохнется.
— Да.
Трудно было удержаться от неблагородного искушения хоть в малой степени расплатиться с мачехой за все былые обиды и унижения. Люси изобразила улыбку, которая была еще слаще и приторней, чем у леди Маргарет:
— Дорогая матушка, не стоит беспокоиться из-за подобных пустяков. Мне бы и в голову не пришло подавать на вас в суд за то, что вы растратили мои деньги. Завтра же утром поговорю с адвокатом и все устрою. Постараюсь добиться, чтобы расходы, сделанные вами в мое отсутствие, не были вычтены из вашей будущей ренты. Однако впредь, прошу вас, держитесь в рамках дохода, который определил вам отец.
Впервые в жизни леди Маргарет утратила дар речи. Она зашлепала губами, похожая на вытащенную из воды рыбу. К собственному стыду, Люси обнаружила, что ей нисколечко мачеху не жалко.
Тут в разговор вмешалась Пенелопа, не отличавшаяся особой чувствительностью и потому не уловившая в разговоре ничего необычного.
— Тех денег, которые оставил мне папочка, хватит, чтобы собрать приданое?
Люси вздохнула:
— Уверена, что хватит, однако пока ничего точно сказать не могу. Нужно сначала изучить юридические документы.
— Ты не успеешь прочитать их до чая, — сказала Пенелопа. — Уже почти три часа, у тебя остается всего один час, чтобы переодеться. Лорд Эдуард специально приезжает, чтобы с тобой познакомиться.
— Я очень хотела бы с ним познакомиться, но сегодня не смогу. Ты уж за меня извинись. Мне нужно просмотреть документы, да и надеть нечего. В Пешаваре я успела заказать лишь самый минимум платьев.
— Не хватало еще, чтобы ты предстала перед лордом Эдуардом в платье, сшитом в Индии! Он сразу заметит, что ты отстала от моды.
— Да, не хочется подвергаться такому страшному риску, — с серьезным видом согласилась Люси. — Да и цвет лица у меня пока еще не тот. Нужно опробовать чудесный лосьон доктора Бербери.
Сестра с важным видом кивнула:
— Ты можешь выйти к ужину. Лорд Эдуард уже удалится. Ему нужно присутствовать на каком-то дурацком приеме в русском посольстве, так что ужин будет в домашнем кругу.
— Что ж, с удовольствием к вам присоединюсь. В восемь часов, как раньше?
— В восемь, — вяло кивнула леди Маргарет. — В течение ближайших дней мы будем ужинать исключительно по-домашнему.
— Ничего, матушка, скоро вы снова сможете приглашать гостей, — участливо заметила Люси. — Завтра я отправляюсь в поход по магазинам, а после того, как обзаведусь новым гардеробом, вы сможете показывать меня знакомым, не боясь опозориться. К счастью, два года рабства у Хасим-хана не отшибли мне память, и я еще помню, как пользоваться вилкой и как есть суп. Единственное, что я забыла — это любовь и понимание близких.
Она вышла из комнаты прежде, чем леди Маргарет или Пенелопа могли что-либо ответить.
Первые дни в Лондоне были заполнены встречами с адвокатами, управляющими и банкирами. Каждый спешил сообщить мисс Ларкин, что она исключительно богата. Более того, она вольна распоряжаться своим состоянием по собственному усмотрению, ибо над ней нет никакого опекуна.
К изрядному облегчению всех этих важных господ, мисс Ларкин вовсе не выглядела растерянной или испуганной. Выполнив те статьи завещания, которые касались благотворительности (у мачехи до них руки не дошли), Люси не стала ничего менять в управлении поместьями. Если же она делала какие-то незначительные распоряжения, то, по мнению советников, все они были вполне разумны. Против ожиданий, богатая наследница не кинулась бросать деньги направо и налево. Не стала она и обставлять заново два лондонских дома, хотя на этом весьма настаивала леди Маргарет. Мачеха мечтала переоборудовать усадьбу в Халлертоне, хотя после возвращения из Индии ни разу туда даже не наведалась.
Главный стряпчий, мистер Данстед, был настолько потрясен здравомыслием молодой мисс Ларкин, что сказал своему партнеру (разумеется, не в присутствии подчиненных), что наследница сэра Питера — дама весьма разумная, так что яблоко упало недалеко от яблони.
Возможно, мнение почтенного стряпчего о Люси изменилось бы, если бы он имел возможность наблюдать, как «весьма разумная женщина» беседует с мадам Ренье, одной из самых модных лондонских портних. Люси привезла с собой в салон целый сундук ярких индийских шелков и узорчатых муслиновых тканей. Усевшись вдвоем над модными журналами, портниха и Люси провели несколько часов, обсуждая мельчайшие детали будущих нарядов. Прежде Люси не слишком заботилась об одежде, однако два года лишений пробудили в ней неутолимую страсть к мягкому, нежному белью и роскошным, ослепительным платьям.
Мадам Ренье сразу же поняла, что эта клиентка может еще более укрепить репутацию ее салона, и потому с особым рвением занялась изобретением элегантного гардероба для мисс Ларкин.
— Вас не назовешь хорошенькой, — деловито заявила портниха. — Во всяком случае, вас не отнесешь к типу инженю. Но это даже хорошо, что вы выглядите старше, — можно не носить белый цвет. В ваших восточных шелках, да еще с учетом моего мастерства, вы будете не хорошенькой, вы будете прекрасной. Ваши глаза, ваше тело — истинное чудо. Мужчины просто упадут.
Произнося эти слова, мадам Ренье неустанно работала булавками. Люси выслушала комплимент с некоторым сомнением, не слишком-то веря портнихе.
— Мадам, но я такая тощая.
— В талии и в области живота, но это совсем неплохо. — Мадам Ренье чуть затянула ткань, чтобы обрисовать силуэт. — Зато в других местах, сзади и вот здесь, спереди, вы обладаете очаровательными округлостями. Для груди мне придется взять побольше материала, иначе вы не сможете дышать.
Люси решила, что в устах мадам Ренье эти слова должны звучать лестно.
Был самый разгар сезона, поэтому леди Маргарет и Пенелопа частенько отсутствовали. Обычно они отправлялись куда-нибудь на дамский раут, где Люси появляться вовсе не жаждала. По вечерам, однако, все три женщины встречались за ужином. Целую неделю Люси только и слышала, что о лорде Эдуарде. Леди Маргарет прикидывала, когда барон решится сделать предложение, а Пенелопа пересказывала суждения молодого аристократа по поводу ее новых платьев. В конце концов Люси решила, что пора бы и ей познакомиться с прославленным бароном.
— Когда вы пригласите лорда Эдуарда к ужину? — спросила она как-то, воспользовавшись короткой паузой в трескотне Пенелопы (младшая сестра как раз описывала восторги барона по поводу ее новой меховой пелерины). — Мне не терпится познакомиться с этим достойным джентльменом.
Мачеха и Пенелопа заговорщически переглянулись.
— Я рада, что ты завела разговор на эту тему, — сказала леди Маргарет, как будто они с дочерью весь вечер говорили о чем-то другом. — Мы с Пенелопой тоже хотим, чтобы ты познакомилась с ее будущим женихом. Скоро и подходящий случай подвернется. Ты познакомишься с лордом Эдуардом на балу.
— На чьем?
— На нашем, — выпалила Пенелопа.
— Как так?
Леди Маргарет поспешно объяснила:
— Видишь ли, дорогая Люси, когда мы еще не знали, что ты жива, у нас возникла идея устроить бал. Ведь в нашем… то есть, я хочу сказать, в твоем доме прекрасный танцевальный зал. Мы им совсем не пользуемся, а это настоящее преступление — позолота и хрустальные люстры пылятся зря.
— И папа был бы рад, если б мы устроили бал, — вставила Пенелопа. — Он любил повторять: «Расточительство — большой грех». А мы ведем себя очень расточительно, не пользуясь танцевальным залом.
— Мне кажется, он имел в виду другое расточительство, — пробормотала Люси, однако, увидев, как вытянулось личико сестры, сменила тон: — Вы что же, и день уже назначили?
— Ну конечно! Мы разослали приглашения сразу после того, как лорд Эдуард вернулся в Англию. Мама сказала, что даже у тебя не хватит подлости отказаться от расходов на бал, который так важен для моего будущего.
Леди Маргарет поморщилась, а Люси чуть не прыснула.
— Я счастлива слышать, что матушка верит в мою доброту. Раз уж я оплачиваю счета за этот бал, могу я поинтересоваться, на какое число он назначен? Мне бы тоже не мешало заказать платье.
— На следующую субботу, — пробормотала леди Маргарет. — Дорогая, я уверена, что тебе понравится этот праздник. Вот увидишь, какого чудесного родственника приобретем мы в лице лорда Эдуарда.
Люси почему-то ощутила легкое волнение. Постоянные разговоры о бароне поневоле заставили ее заинтересоваться этим джентльменом.
Она взглянула на Пенелопу, которая смотрела на нее затаив дыхание.
— Бал? Что ж, это чудесно, — улыбнулась Люси. — Как идут приготовления?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Империя сердца - Крейг Джэсмин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Империя сердца - Крейг Джэсмин



просто потрясающий ЛР с необычным сюжетом
Империя сердца - Крейг ДжэсминGreenPion
25.06.2014, 3.33





Наивно, но не раздражает. Легкое чтение на ночь.
Империя сердца - Крейг ДжэсминВирджиния
3.12.2014, 16.22





читать однозначно .очень классный роман получите удовольствие
Империя сердца - Крейг Джэсминрая
5.12.2014, 8.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100