Читать онлайн Империя сердца, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Империя сердца - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Империя сердца - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Империя сердца - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Империя сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

За два года, проведенных в Куваре, Люси узнала многое такое, чего обычно английским девушкам из приличных семей знать не полагается. Например, то, что мужчины испытывают физическое желание даже тогда, когда женщина не вызывает у них никаких нежных чувств. Со временем до Люси дошло, что и женщины способны вожделеть к мужчинам, которые по-человечески им абсолютно не нравятся. Правда, эта информация носила чисто теоретический характер, потому что в Афганистане девушке, слава Богу, не довелось на собственном опыте проникнуть в тайну отношений между полами.
Однако теперь открытие, сделанное в плену, помогло Люси разобраться в собственных чувствах, когда после бала она не могла сомкнуть глаз у себя в спальне. Мисс Ларкин была не из тех девушек, кто любит себя обманывать и тешится иллюзиями на собственный счет. Да, индийский купец пробудил в ней желание. По непонятной причине пенджабец вызвал в ее душе такие чувства, каких прежде не вызывал ни один мужчина. Большинству англичан подобная привязанность наверняка показалась бы предосудительной и даже извращенной. Но годы, проведенные в плену, преподали девушке хороший урок: о человеке нельзя судить по цвету его кожи и месту рождения.
Вряд ли стоило удивляться, что лорд Эдуард вызвал у нее такой интерес — ведь он был чем-то неуловимо похож на Рашида. Люси убедила себя, что привлекательность барона объясняется вовсе не каким-то там вальсом, который они протанцевали вместе, а истинным или воображаемым сходством между британским аристократом и индийским купцом. К тому же не следует забывать, женщина может испытывать влечение к мужчине, который ей совсем не нравится.
Поняв, что уснуть так и не удастся, Люси села на кровати и попыталась трезво разобраться, что же все-таки общего у лорда Эдуарда с Рашидом. Оба высоки ростом и хорошо сложены. У обоих белые ровные зубы и большой нос. Вот, кажется, и все. У Рашида были длинные волосы, он смазывал их маслом до блеска. Кожа у него была гораздо темнее, чем у лорда Эдуарда, а зрение поистине орлиное, монокль ему был бы ни к чему. Руки! У Рашида они были в мозолях и шрамах, а у лорда Эдуарда… Он весь вечер был в перчатках.
Измученная сомнениями, девушка в конце концов погрузилась в легкий беспокойный сон. В этом сне откуда ни возьмись появился лорд Эдуард, и спящая Люси ужасно разозлилась — какая наглость, ведь его никто сюда не приглашал!
Вначале все было, как на балу. Лорд Эдуард галантно вывел Люси на балкон подышать свежим воздухом. Однако далее барон повел себя совершенно нетипичным для себя образом — снял монокль и небрежно швырнул его в сад, потом обернулся к Люси, глаза его весело смеялись, а мозолистая рука, рука Рашида, ласкающим движением коснулась ее волос.
— Я ждал, когда ты ко мне приедешь, Люси, — прошептал лорд Эдуард.
— Я торопилась…
— Знаю, но я сгорал от нетерпения. Я хотел… Вот чего я хотел.
Барон крепко обнял ее за талию и притянул к себе, его лицо придвинулось ближе, губы оказались совсем рядом с ее губами. Люси приоткрыла рот, ожидая поцелуя, но так и не дождалась.
Лорд Эдуард убрал руки с ее талии и легонько дотронулся до ее локтя, сказав женским голосом:
— Чай остынет, мисс.
Разочарование было таким сильным, что Люси чуть не застонала. Она открыла слипающиеся глаза и сурово уставилась на горничную. Лишь хорошее воспитание заставило ее сдержаться.
— Сколько времени, Роза? — уныло спросила мисс Ларкин.
«Плохи дела, — подумала горничная. — Видать, ничего у нее вчера не получилось. Значит, с дураком связалась».
— Почти полдень, мисс, а внизу вас ждет джентльмен из министерства иностранных дел. Сердце так и заколотилось у нее в груди.
— Лорд Эдуард де Бомон?
«Так вот по кому она вздыхает, — сообразила Роза. — Из-за него мы нарядились в павлинье платье, из-за него и глаза горели огнем. Скверное дело». Роза прожила в доме всего три дня, но уже знала, что лорд Эдуард де Бомон считается женихом этой никчемной Пенелопы.
— Нет, мисс, — с сожалением произнесла Роза. — Этого джентльмена зовут мистер Перси. Говорит, что он личный секретарь лорда Трисса. Я принесла горячую воду, чтобы вы умылись, мисс Люсинда.
Полчаса спустя Люси спустилась вниз. Мистер Перси, сто раз извинившись за столь ранний визит, объяснил, что новый британский посол в России отправляется в Санкт-Петербург, и лорд Трисс непременно хочет, чтобы мисс Ларкин поделилась с посланником своими мыслями об Афганистане. У посла очень мало времени, и единственная возможность встретиться с ним — сегодня в два часа. Не будет ли мисс Ларкин столь любезна посетить заместителя министра иностранных дел сегодня на Даунинг-стрит?
— Я уже говорила лорду Триссу, что знаю об Афганистане очень мало. Я жила в долине, затерянной среди гор. К тому же мне, как женщине, не разрешалось присутствовать на совете старейшин. И все же у меня, конечно, есть свои впечатления и соображения, которыми я с удовольствием поделюсь с господином послом. Хорошо, в два часа я буду на Даунинг-стрит.
— Лорд Трисс будет очень вам признателен. Он прекрасно понимает, как вы устали после вчерашнего бала.
— С тех пор как я бежала из плена, я забыла, что такое настоящая усталость. Видите ли, жизнь женщины в Афганистане, по нашим понятиям, невероятно тяжела. Два года я трудилась как проклятая и теперь просто не могу сидеть без дела. Мне будет даже приятно сделать сегодня хоть что-то полезное. Это гораздо интересней, чем сидеть дома и принимать бесконечные визиты вежливости.
— Мисс Ларкин, лорд Трисс пришлет экипаж. Ровно в половине второго карета заедет за вами.
В министерстве иностранных дел мисс Ларкин провели в кабинет, который больше походил на гостиную, чем на служебное помещение. Узкие, высокие окна были задрапированы зелеными бархатными портьерами. На двух гигантских стеллажах тесно стояли книги, на стенах висели портреты каких-то важных чиновников, пол был устлан ярким персидским ковром. Лишь папки с бумагами, сваленные на письменном столе, давали понять, что здесь не отдыхают, а работают.
Когда лакей отворил перед Люси дверь, с кресел поднялись лорд Трисс и еще трое мужчин. Заместитель министра сделал несколько шагов навстречу гостье, протянул ей руку.
— Моя дорогая мисс Ларкин, я весьма признателен, что вы нашли возможным откликнуться на мое приглашение. Позвольте представить вам его превосходительство виконта Мертона, который вскоре отправится нашим посланником в Санкт-Петербург. Лорда Эдуарда вы уже знаете, мистера Перси тоже. Если вы не возражаете, Перси будет записывать наш разговор.
Люси кивнула джентльменам и села на стул, поставленный услужливым мистером Перси. Слуга немедленно принес ей чаю. Не вполне было понятно, что здесь делает лорд Эдуард, если записывать беседу входит в обязанности мистера Перси. Должно быть, барон собирается поделиться с господином посланником своими мудрыми мыслями, возникшими в результате трехдневного общения с турками и русскими в Вене.
После того, как Люси выпила чай, лорд Трисс перешел к делу:
— Прошу извинить за вынужденную лекцию, мисс Ларкин, но я хочу, чтобы вы поняли, зачем я вас сюда пригласил. Как вам известно, мистер Дизраэли, наш премьер-министр, является страстным сторонником так называемой «наступательной политики».
— Я знаю, в чем смысл этой политики, — спокойно кивнула Люси. — В отличие от своего предшественника мистера Гладстона нынешний премьер-министр считает, что империя должна защищать свои права и привилегии в Индии, подчиняя своему влиянию все сопредельные страны, особенно расположенные к северу. По мнению мистера Дизраэли, Афганистан входит в естественную сферу влияния британской короны. Именно поэтому мой отец был отправлен с торговой миссией к эмиру Шерали.
— Вы все изложили коротко и ясно, мисс Ларкин, — одобрительно заметил заместитель министра. — Но вам, вероятно, неизвестно, что наш премьер-министр предостерег эмира Шерали, чтобы тот не подписывал договоров с третьими государствами без одобрения британского правительства. Иными словами, любая попытка Афганистана проводить независимую внешнюю политику будет расцениваться нами как акт агрессии.
— К сожалению, — сухо заметил виконт Мертон, — русский император придерживается той же точки зрения, только на российский манер. Он уверен, что Российская империя обязана защищать свои южные границы, для чего необходимо подчинить влиянию Петербурга все сопредельные государства. С точки зрения русских, Афганистан — сфера законного российского влияния. Вот почему Александр хочет заключить «дружественный договор» с афганским эмиром. Любые контакты эмира с англичанами будут расцениваться русскими как акт агрессии. Пока император не пояснил, что подразумевается под «любыми контактами».
Люси подумала, что Россия и Британия очень похожи на мальчишек, которые никак не могут поделить игрушки в детской. Однако, будучи женщиной, Люси предпочла не высказывать эту точку зрения вслух.
Лорд Трисс задумчиво подергал себя за ус:
— Проблема очевидна: Афганистан не может одновременно входить и в российскую, и в британскую сферу влияния. В настоящий момент нам не ясно, с кем все-таки эмир собирается подписать договор — с Великобританией или с царем.
Тут Люси не выдержала:
— Полагаю, милорд, что эмир предпочел бы не подписывать никаких договоров. Должно быть, он хочет, чтобы Афганистан был страной независимой и сам решал, с кем ему дружить, а с кем нет.
— Что за странная мысль, мисс Ларкин, — впервые разомкнул уста лорд Эдуард. — Неужели вы думаете, что афганцы не сумели оценить по достоинству наши предложения выгодной торговли, все плоды цивилизации и современной культуры?
— Да, милорд, я в этом сомневаюсь. И у меня есть веское основание — афганцы убили моего отца и всех членов торговой миссии, лишь бы избежать подписания договора.
— Да, но ведь они все-таки его подписали! — раздраженно воскликнул виконт. — А ваш отец, между прочим, явился к ним с миром, а не с полком солдат.
— Видите ли, виконт, афганцы, согласно обычаю ни в чем не могут отказать гостю. С их точки зрения, торговая миссия прибыла в Кабул в качестве гостей. Мы не понимаем афганцев и не доверяем им, афганцы платят нам той же монетой. У них в стране существует строгий кодекс чести, только принципы, на которых он строится, отличны от наших, английских. Будет очень трудно достигнуть соглашения между нашими правительствами просто потому, что мы плохо понимаем друг друга.
— Если афганцы так почитают своих гостей, почему же торговая миссия подверглась нападению, находясь на территории эмира?
— По афганским понятиям, эмир ни в чем не виноват, потому что он и его люди в нападении не участвовали, — пояснила Люси. — Мне известно, что куварского хана нанял эмир, но это не совсем одно и то же. Для хана мы не были гостями, поэтому он закон гостеприимства не нарушил.
— Какая-то казуистика.
— Только не с точки зрения афганцев. Я неоднократно слышала, как они договариваются между собой, и понимаю их обычаи. В Афганистане ничто не говорится напрямую. Готова поклясться, что эмир не просил хана истребить британскую торговую миссию. Хану был сделан намек, который стал руководством к действию.
Посланник нахмурился:
— Если эмир Шерали так желает сохранять независимость, зачем же он делает авансы русскому царю, желая заключить с ним военный союз?
— Должно быть, эмир хочет найти противовес британскому давлению с юга.
Посол воскликнул:
— Мы ни на кого не давим и никому не угрожаем!
— Боюсь, эмир считает иначе. Он чувствует себя мышкой, которая не знает, где спрятаться, потому что из-за нее подрались два слона. Мышка не может зарыться в землю, и ей приходится выбирать, какой из двух слонов в настоящий момент менее опасен.
— Весьма остроумная аллегория, мисс Ларкин. Но скажите, что делать нам, если мы не хотим, чтобы мышка вскарабкалась на спину русского слона?
— Конечно, мы можем просто ее раздавить. Но есть ли в этом необходимость? С точки зрения нашего правительства, поведение эмира объясняется его враждебностью по отношению к нашим владениям в Индии. Я же подозреваю, что поступки эмира в первую очередь определяются положением внутри Афганистана.
— Объясните, пожалуйста, свою мысль, мисс Ларкин, — вновь разомкнул уста лорд Эдуард. — Почему вы так считаете? Может быть, вам известны какие-то факты, дающие основания полагать, что власть эмира над Афганистаном находится под угрозой?
Люси сама удивлялась тому, как многое об Афганистане она, оказывается, узнала за годы плена. Отвечая на точно поставленные вопросы лорда Трисса, она рассказала, какие жестокие межплеменные распри кипят в Афганистане.
— Этот народ еще не созрел для идеи единой нации. Афганская нация для них — понятие чуждое, привнесенное извне менее ста лет назад. Любой кабульский правитель должен сначала завоевать личную преданность племенных вождей. Добиться этого он может либо воинскими подвигами, либо доказав, что племени выгоднее быть не самостоятельным, а находиться под покровительством Кабула.
— Как вам кажется, удалось ли эмиру Шерали привлечь племена на свою сторону? — спросил лорд Трисс.
— Сомневаюсь. Он сумел подавить несколько местных мятежей, причем при помощи иностранных войск, а особой доблести в этом нет. Вождей он может подкупить, чтобы они выступили на стороне эмира. Именно так Шерали поступил, когда ему понадобилось, чтобы куварский хан убил моего отца. Но одних только посулов и угроз недостаточно, чтобы властвовать над всем Афганистаном. Афганцы не пойдут за человеком, который не вызывает у них восхищения.
— Пока же племена преданно служат тому, кто больше платит, — пробормотал заместитель министра. — Боюсь, что в настоящий момент русский император машет у афганцев перед носом морковкой, которая послаще нашей. Британское правительство, увы, предпочитает оперировать не обещаниями, а угрозами.
— Мы не можем допустить, чтобы русские подчинили Афганистан своему контролю, — озабоченно нахмурился посол. — Царь и так слишком укрепился в Средней Азии. Вы можете себе представить, какие нас ждут последствия, если русские гарнизоны появятся у северных рубежей Индии? Трудно даже предположить, как будут развиваться события, если царь зацепится за краешек индийского субконтинента.
— Во всяком случае, русские явно мутят в Афганистане воду, — сказал лорд Трисс. — У нас есть тому неопровержимое свидетельство. Мисс Ларкин, расскажите, пожалуйста, его превосходительству, как вы встретились с русскими солдатами возле Хай-берского перевала.
— Откуда вы знаете об этом происшествии? — удивилась Люси.
Возникла короткая пауза, которую галантно прервал лорд Эдуард.
— Еще чаю, мисс Ларкин? — спросил он и, не дожидаясь ответа, забрал чашку. — Дело в том, что преподобный Честер написал властям в Лахор о ваших приключениях. Отчет попал в Лондон, на стол к моему дяде.
— Но мы предпочли бы выслушать рассказ из первых уст, — попросил лорд Трисс. — Если вам не трудно, мисс Ларкин, расскажите, как все было.
Люси постаралась как можно детальнее описать встречу с казаками, которые везли послание от мятежного сына афганского эмира.
— Эмир непрочно сидит на троне, — заключила Люси. — И, как всякий загнанный в угол хищник, он сейчас особенно опасен. Шерали ни перед чем не остановится, лишь бы сохранить власть.
— Вы допускаете, что ради этого он может и в самом деле подписать договор с русским императором? — спросил посол.
— Это возможно. Не исключается также, что царь решит избавиться от эмира и посадит на престол собственную марионетку. То, что русские солдаты оказались так далеко на юге, означает, что царь решил включиться во внутриафганскую борьбу за власть.
Лорд Трисс и посланник беседовали с мисс Ларкин еще полчаса, а затем виконт был вынужден удалиться — у него была назначена другая встреча. Он крепко пожал девушке руку и от души поблагодарил ее за помощь.
— Сейчас вызову карету, — сказал лорд Трисс, как только за послом закрылась дверь. — Примите мои комплименты, мисс Ларкин. Вы сообщили нам бесценную информацию. Свидетельство очевидца в таком вопросе имеет первостепенную важность, причем не только для нашего посланника в Петербурге, но и для меня. Я намерен использовать полученные от вас сведения, когда буду делать доклад по Афганистану для кабинета министров.
Лорд Эдуард со скучающим видом поднялся:
— Если не возражаете, мисс Ларкин, мы могли бы обойтись без кареты. Я провожу вас домой через Сент-Джеймсский парк. Погода на диво хороша.
Люси как раз в этот момент смотрела на заместителя министра, и ей показалось, что в проницательных серых глазах достойного джентльмена сверкнули веселые искорки. Девушка воззрилась на лорда Эдуарда с некоторым удивлением, но никаких особых причин для веселья не обнаружила. Барон сиял моноклем и ослепительной улыбкой, то есть выглядел точь-в-точь таким же, как обычно.
Прогулка в парке могла оказаться приятной, даже несмотря на общество лорда Эдуарда. Вернувшись в Лондон, Люси все время чувствовала, что ей не хватает движения.
— Спасибо, — поблагодарила она. — День и в самом деле чудесный, я с удовольствием прогуляюсь.
Когда они вошли в парк, мягкий, приглушенный свет английского летнего дня уже начинал меркнуть, но по дорожкам еще бегали с мячами и обручами дети. Гладь пруда посверкивала серебром в лучах заходящего солнца; благодушно крякали утки, охотясь на вкусных червяков и питательных жуков, а королевский садовник кормил рыбой зобастых пеликанов. На Люси накатило странное чувство спокойствия и смутно-радостного ожидания — совсем как вчера, когда она вальсировала с лордом Эдуардом.
— Надеюсь, вам удалось отдохнуть после вчерашнего бала? — осведомился барон.
— Вполне. От развлечений не устают.
— В самом деле? Но ведь вы были хозяйкой, у вас была масса дел. Например, вы должны были следить, чтобы наш добрейший епископ не заснул за столом.
Люси улыбнулась и сказала:
— По-моему, епископ вовсе не такой уж соня, каким хочет казаться. У него потрясающая способность просыпаться в тот момент, когда происходит что-нибудь интересное.
— Значит, на большинстве раутов и приемов его преосвященство может сидеть не просыпаясь, — заметил барон.
— Но вас он слушал, милорд. По-моему, ваши рассуждения о турецкой и русской внешней политике произвели на него глубокое впечатление.
Барон остановился, видимо, желая полюбоваться на грациозных лебедей.
— А вы, мисс Ларкин? По-моему, мои рассуждения понравились вам меньше, чем епископу.
— С чего вы взяли, милорд?
— Элементарно, мисс Ларкин. — Он тихонько рассмеялся. — На лице светской дамы всегда должно присутствовать вежливо-рассеянное выражение, а вы об этом иногда забываете. Да и голос вас тоже выдает.
Люси сцепила руки, чувствуя, что ее пальцы начинают мелко дрожать. Только один человек на всем белом свете умел с такой точностью догадываться о ее истинных мыслях. Девушка пытливо взглянула на барона, пытаясь найти в его лице хоть малейшие черты сходства… Она сама не знала с кем.
— Очень хорошо, милорд, раз уж я не умею утаивать свои чувства, не стоит и притворяться. Так вот, мне кажется, что вряд ли, проведя три дня в компании нескольких дипломатов, вы можете судить о политике двух империй.
— Но я прочитал немало умных книг на эту тему, — мягко возразил лорд Эдуард.
Кажется, глаз за моноклем хитро блеснул? Нет, вряд ли барон настолько умен, чтобы подшучивать над самим собой. Люси тряхнула головой, чтобы избавиться от внезапного приступа головокружения.
— Сегодня за обедом я говорила с сестрой, — сменила она тему разговора, желая напомнить себе, что этот человек вскоре станет ее родственником. — Пенелопа все вспоминала вчерашний бал. Ей больше всего понравилось ваше общество и те танцы, которые она танцевала с вами.
— Мисс Пенелопа еще слишком юна, — ответил лорд Эдуард. — Уверен, со временем из нее получится счастливая и любящая жена — если она правильно подберет жениха. Пока же она очень неуверенна в себе, ее нужно все время подбадривать, чтобы она научилась верить в себя и не завидовала сестре.
— Завидовала мне? — изумленно пролепетала Люси.
Это предположение показалось ей совершенно невероятным. С тем же успехом Пенелопа могла бы завидовать какой-нибудь чумазой горничной.
— Но Пенелопа — самая очаровательная дебютантка в этом сезоне!
— Она сущее дитя. Ее мамочка не позволяет ей иметь независимых суждений. Неужели вы не видите, как робеет Пенелопа рядом с вами?
— Мне и в голову не приходило… Она такая хорошенькая…
Люси запнулась и с подозрением уставилась на собеседника.
Барон смотрел на нее со своей неизменной рассеянной улыбкой. Внезапно Люси вспомнила, что точно так же выглядел Рашид, когда разговаривал с русскими казаками. Умный, проницательный купец моментально спрятался за маской тупого идиотизма.
— Сэр…
Ей вдруг стало трудно говорить. Да и вообще, разве может приличная девушка попросить джентльмена, чтобы он снял монокль и отбросил волосы со лба. У Рашида там был след от пули. И еще руки. Люси опустила взгляд, но лорд Эдуард снова был в перчатках. Да и как же иначе? Разве может уважающий себя джентльмен появляться на улице без перчаток? Ей надо было смотреть на его руки в кабинете лорда Трисса.
— Что-нибудь не так, мисс Ларкин?
Люси шумно вдохнула воздух:
— Да, я хочу знать… Мне необходимо знать…
«Мне необходимо знать, не тот ли вы пенджабский купец, который спас меня из афганского плена? Не тот ли вы человек, который целовал меня ночью, под звездами? Не тот ли вы мужчина, которого я полюбила, невзирая на разделяющую нас бездну?»
Вот что Люси хотела спросить, но не знала, как произнести эти слова на ее родном английском языке.
— Я хотела бы знать, милорд, не встречались ли мы прежде. В Афганистане, в Индии или… или где-нибудь еще, — наконец вымолвила она.
После короткой паузы лорд Эдуард галантно ответил:
— Если б я видел вас прежде, мисс Ларкин, я, разумеется, не забыл бы такую встречу.
Однако Люси, привыкшая к уклончивости восточных бесед, сразу обратила внимание, что барон не совсем точно ответил на ее вопрос. Сердце девушки забилось учащенно.
— Сэр, скажите правду. Мне нужен прямой ответ. Встречались мы прежде или нет?
Они как раз проходили под сенью двух старых каштанов, и лицо лорда Эдуарда оказалось в тени. Он слегка отвернулся, вынул монокль, протер его, и лишь после этого обернулся к спутнице:
— Какой странный вопрос, мисс Ларкин.
— И все же ответьте, милорд.
— Нет, мисс Ларкин, мы никогда прежде не встречались, — отрезал барон. — С чего вы взяли?
Поскольку на сей раз ответ прозвучал совершенно недвусмысленно, Люси чуть не задохнулась от ощущения страшной утраты.
— Обычные женские фантазии, милорд. Ничего важного.
— Должно быть, наш холодный климат расстроил вашу нервную систему.
О Господи, снова разговор о погоде! Люси в отчаянии прикрыла глаза.
— Очевидно, так, милорд.
Какое-то время они шли молча, потом барон неожиданно расхохотался:
— Расстояние преодолено в рекордный срок! Смотрите-ка, мисс Ларкин, мы уже почти пришли.
Люси хмуро улыбнулась.
— Отлично погуляли, — пробормотала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Империя сердца - Крейг Джэсмин

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Империя сердца - Крейг Джэсмин



просто потрясающий ЛР с необычным сюжетом
Империя сердца - Крейг ДжэсминGreenPion
25.06.2014, 3.33





Наивно, но не раздражает. Легкое чтение на ночь.
Империя сердца - Крейг ДжэсминВирджиния
3.12.2014, 16.22





читать однозначно .очень классный роман получите удовольствие
Империя сердца - Крейг Джэсминрая
5.12.2014, 8.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100