Читать онлайн Идеальная пара, автора - Крейг Джэсмин, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Идеальная пара - Крейг Джэсмин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Идеальная пара - Крейг Джэсмин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Идеальная пара - Крейг Джэсмин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Крейг Джэсмин

Идеальная пара

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2



На станции Брэдбери Адам ждал ее под старым кленом, облокотившись на обтекаемый серебристый «понтиак-фай-ербёрд» и листая журнал. Солнечные лучи просачивались сквозь пылающую осеннюю листву, бросали тени на его лицо, и в какой-то момент Линн неожиданно показалось, что она смотрит на незнакомца.
Линн уже давно не приглядывалась к Адаму и совершенно забыла, что он высок ростом и атлетически сложен. Почему-то в ее памяти не запечатлелся поразительно светлый цвет его волос, необыкновенный эффект, который создавал контраст их золотистого оттенка со смуглой от загара кожей. Последние три месяца Адам провел в Калифорнии, и это было заметно.
Поезд остановился, и Линн медленно, даже как-то неуверенно направилась к нему по платформе. Абсурдно, невероятно, но на нее внезапно напала робость от мысли о том, что ей предстоит провести уик-энд с Адамом.
Подняв голову, он сразу же увидел ее и приветливо помахал рукой, после чего небрежно швырнул журнал в машину и быстро направился ей навстречу.
— Привет, Линн! Давно не виделись. — Он запечатлел на ее щеке быстрый поцелуй и взял из рук маленький чемоданчик. — Мне нравится, как ты сегодня одета. Этот цвет тебе к лицу.
Она вздохнула с безмолвным облегчением, когда он взял ее под локоть, и ее мимолетное впечатление об Адаме как о незнакомце сменилось на удобный и привычный образ старого доброго друга. Линн опустила глаза на свой толстый желтый свитер, засунула руки в карманы слаксов и покрутилась, давая ему возможность получше ее разглядеть.
— Тебе не кажется, что штаны немного мешковаты? У меня нет уверенности, что повальное увлечение присборенными брюками чего-то стоит. Нужно быть жердью, чтобы они на тебе хорошо сидели.
Адам открыл дверцу автомобиля и положил чемоданчик на заднее сиденье. Во взгляде его читалась спокойная насмешка.
— Ты хочешь узнать мое мнение, не кажутся ли твои бедра слишком массивными, Линн?
Она засмеялась.
— Пожалуй, что так.
— Ну, отвечу тебе честно — нет, не кажутся. Они восхитительно округлые.
— Да ну тебя! Так я и знала! Судя по твоим глазам, мне нужно сбросить по крайней мере пару кило.
— Это зависит от того, пытаешься ли ты произвести впечатление на других женщин или понравиться мужчинам. Уверен, что все мужчины согласились бы, что у тебя превосходная фигура.
— Но я, разумеется, хочу в основном производить впечатление на женщин, — насмешливо сказала она, опускаясь на соседнее сиденье. — Разве ты не знаешь? Ведь это один из мужских мифов о том, что женщины наряжаются для того, чтобы доставить удовольствие мужчинам.
— Две минуты и тридцать секунд, — пробормотал он, выжимая сцепление.
— Что означает это загадочное замечание? — удивилась Линн.
— Мы пробыли с тобой две минуты и тридцать секунд вместе, когда ты произнесла свое первое феминистское поучение. Думаю, что я должен радоваться. Это на полторы минуты позже, чем в прошлый раз.
Она усмехнулась.
— Если бы ты не был таким неутомимым шовинистом, я бы оставила тебя в покое! Ради Бога, посмотри на свой автомобиль! Он буквально кричит: «Восхищайся мной. Я символ мужской силы».
— Ну, по крайней мере он не красного цвета, — миролюбиво улыбнулся Адам.
— Это лишь показывает, что ты с годами становишься хитрей. Ты достиг возраста, когда люди начинают понимать, что признаки мужественности действуют эффективно лишь тогда, когда они слегка завуалированы.
Он тяжело вздохнул.
— Я понимаю, что мне следовало бы спрятать этот проклятый автомобиль в сарае и взять на выходные в бюро проката потрепанную легковушку с откидным верхом! Если я приколю к свитеру значок со словами о том, что всю работу по дому должны выполнять мужчины, что я одобряю равную оплату за одинаковую работу, что, на мой взгляд, следующим президентом Соединенных Штатов должна быть женщина, тогда ты перестанешь грызть меня за мой «файербёрд»?
— Полагаю, что да, поскольку ты мой лучший друг, хотя это, пожалуй, нарушает мои принципы. Не думаю, что только что провозглашенные тобой лозунги будут искренними.
Адам бросил на нее насмешливый взгляд сквозь прищуренные веки.
— Ты растешь в моих глазах, Линн. Впервые слышу, что ты готова на компромисс.
— Юношеский идеализм быстро увядает на Манхэттене. А я живу там уже четыре года.
В ее голосе прозвучало больше цинизма, чем ей того хотелось бы, но у Адама хватило такта не делать никаких замечаний. Он повернул автомобиль на узкую дорогу, что вела к гостинице ее родителей.
— Ну и как же тебе работалось в последнее время? Дамион Таннер так же великолепен в роли босса, как и во всех остальных своих ролях?
— Его шоу все еще идет под номером один, что просто невероятно после трех сезонов. Разумеется, мы фантастически загружены, но все равно забавно.
Линн поняла, что сейчас не самый подходящий момент для разговоров о ее безответной любви к Дамиону. Для подобной задушевной беседы требуется больше времени и безраздельное внимание Адама.
— А как у тебя дела? — поинтересовалась она. — Как твой отец?
— Следит за своим здоровьем и наслаждается жизнью на пенсии. Я опасался, что ему наскучит безделье, но он согласился участвовать в двух-трех благотворительных комитетах и утверждает, что сейчас занят больше, чем тогда, когда работал.
Адам снизил скорость и въехал на затененную деревьями автостоянку рядом с гостиницей. Она открыла дверцу и вздохнула полной грудью. Казалось, свежий осенний воздух можно попробовать на вкус.
— Пожалуй, в октябре я больше всего люблю сюда приезжать, — заметила Линн.
— Да, тут замечательно. Многие деревья похожи на сгустки солнечного света. По-моему, один из главных недостатков жизни в большом городе вроде Нью-Йорка или Лос-Анджелеса состоит в том, что ты почти не замечаешь, как меняются времена года.
— Так может говорить лишь типичный житель Лос-Анджелеса! Скажи это ньюйоркцу, и он будет яростно спорить. Горожане по другим признакам замечают капризы погоды — зима, это когда автобусы не ходят из-за снежных заносов, а лето — когда пот градом стекает по лицу в июльскую жару, от которой не спасают даже кондиционеры!
Смех Адама затерялся в шумных возгласах приветствия, которыми огласили двор родители Линн и три собаки, немолодые создания неясной породы, которые пытались доказать, что они все еще резвы и полны сил, высоко подпрыгивая в воздух, истерически лая и ныряя в лабиринт человеческих ног.
Родители Линн с восторгом встретили свою дочь. Они засыпали ее вопросами, и до вечера ей пришлось удовлетворять их любопытство, хотя они не виделись лишь месяц. Мать Линн бурно восхищалась телесериалом с участием Дамиона Таннера и без колебаний заявила, что влюблена в бесподобного ветерана Вьетнама, ставшего частным сыщиком, роль которого играл Дамион. И с наслаждением выслушивала все актерские сплетни, которые смогла вспомнить дочь. Линн подозревала, что даже отец, в основном молчавший во время этого разговора, в душе восхищен остроумием Дамиона и бесшабашной отвагой, с которой он спасает невинных девиц из отчаянных ситуаций.
И лишь после того, как родители рано удалились в свою спальню, Линн смогла остаться в семейной гостиной наедине с Адамом и задать ему вопросы, которые вертелись у нее на языке после вчерашнего разговора по телефону.
Она уютно устроилась в углу дивана и похлопала ладонью по соседней подушке. Не обращая внимания на ее приглашение, Адам прошел к угловому бару и налил себе порцию шотландского виски. Положил туда пару кубиков льда, Но ни воды, ни содовой не добавил, поболтал содержимое стакана и сделал большой глоток.
— Ну… Адам, — начала Линн, собирая всю свою смелость.
Вчера, стоя под душем, она не предвидела никаких проблем, но реальная ситуация оказалась вовсе не такой, как Линн предполагала. Молчание, повисшее в гостиной, было напряженным, и это необычное напряжение заставляло ее нервничать. А ведь они с Адамом всегда чувствовали себя непринужденно в обществе друг друга.
— Адам, — повторила она, затем снова замолчала, испугавшись неизвестно чего.
— Что? — спросил он, не оборачиваясь.
Линн набрала в грудь побольше воздуха.
— Мне нужен твой совет по одной проблеме, Адам. Мне нужна твоя помощь.
Наконец он повернулся к ней, но его лица она не видела, потому что он снова поднес ко рту стакан с виски.
— Видимо, произошло что-то серьезное, — бодрым голосом заметил он. — Ты уже лет шесть не спрашивала у меня совета ни по каким важным делам.
Ее глаза расширились, лицо выражало протест.
— Ты забыл, что я советовалась насчет предметов, которые мне предстояло выбирать в колледже, — возмутилась она. — И по всем проблемам, возникавшим на работе. Я позвонила тебе первому, когда Дамион предложил мне работать у него менеджером.
— Да, верно. Ты всегда держала меня в курсе решений, которые принимала, — с улыбкой согласился Адам.
Линн пропустила мимо ушей его ироническое замечание.
— Я рассказывала тебе и о моих приятелях, хоть ты их тут же подвергал суровой критике. — Она усмехнулась внезапному воспоминанию. — Помнишь, как ты сказал мне, что Майк Хармон холодный эгоист, который хочет лишь моего тела и не ценит моей благородной души?
— И я был прав?
— Боже мой, Адам! Тот парень был капитаном футбольной команды, самой яркой звездой в драматическом классе и президентом студенческого союза. Каждая девчонка в кампусе согласилась бы с ним пройтись, а ты ждал, что я стану беспокоиться, родственные ли у нас души! Как мог ты быть таким бесчувственным! Ничего удивительного, что я перестала после этого делиться с тобой своими женскими секретами.
Адам вернулся к бару и опустил в стакан еще один кубик льда.
— Разумный ход с твоей стороны.
Мой совет мог оказаться далеко не бескорыстным.
Она посмотрела на него с ласковым упреком.
— По-моему, ты слишком серьезно относился к своей роли почетного старшего брата. Не только бедняга Майк Хармон не смог выдержать твоей придирчивой оценки. Мне помнится, что ты считал холодными эгоистами и всех остальных моих приятелей по колледжу. Даже Питера Гранта, хотя тот был абсолютным любимчиком моей мамы. После первой же недели, которую Питер прожил здесь, она уже была готова делать свадебные заказы в ресторане. Помнишь, что ты сказал мне тогда про него?
— Нет, — слукавил Адам.
— Ты сказал, что он производит впечатление интеллигентного и милого юноши!
Она ожидала, что Адам отзовется на это насмешливым и веселым протестом. Вместо этого он устремил на нее долгий и жесткий взгляд пронзительных серых глаз.
— Мне не следовало так говорить, — заявил он наконец. — Я не имел никакого права судить о твоих приятелях.
Адам подошел к пустому камину и прикончил одним глотком виски.
— Только я не думаю, что мои оценки как-то повлияли на твой выбор, верно, Линн? Ты ведь все равно спала с Питером Грантом. Ты была девственницей, когда спросила мое мнение о нем. Но уже не была ею, когда приехала домой на следующие каникулы.
Вопроса в его словах не было, лишь спокойная констатация факта. Но все равно ее щеки залила краска. Адам прежде никогда не говорил подобных вещей, не делал даже косвенных намеков по поводу ее интимной жизни. Правда, особенно и говорить было не о чем. Во время последнего года учебы в колледже ей недолго казалось, что она влюблена в Питера Гранта. Их непродолжительная связь была полна юношеского пыла и неопытности в практической стороне любви. Потом они изредка встречались, когда оба переехали в Нью-Йорк, однако глубже их отношения так и не сделались, и они без сожалений расстались за несколько месяцев до того, как она перешла работать к Дамиону.
«Сексуальный опыт с Питером Грантом, весьма скудный и не оставивший в моей жизни особого следа, вот и все, что я знаю о любви», — уныло подумала Линн. Неудивительно, что она нуждается в совете, как привлечь внимание Дамиона Таннера. Для двадцатишестилетней женщины, которая живет одна на Манхэттене, она явно побила все рекорды по целомудрию.
Внезапно Линн поняла, что Адам пристально на нее смотрит и что сама она накручивает на указательный палец кудрявую прядь волос. Немедленно опустив руку, она испытала досаду, что своим привычным с детских лет жестом выдала свою нервозность и напряженность.
— Эй, что у нас за разговор? — воскликнула она с деланным весельем. — Взрослый вариант игры в вопросы и ответы?
— Нет. — Его глаза сверкнули. — Я слишком умен, чтобы затевать подобные игры. — Адам налил еще порцию виски и уселся на диван, небрежно положив руку на мягкую спинку. — Так в чем же проблема, Линн? Ты ведь знаешь, что я постараюсь тебе помочь, если это в моих силах.
Она прокашлялась. С каждой минутой разговор начинал ей казаться все более нелегким, а ведь она пока что ни словом не обмолвилась о Дамионе.
— Мне хочется заставить Дамиона Таннера заметить наконец, что я женщина, — произнесла она в конце концов смущенной скороговоркой. — Чтобы он перестал считать меня просто своим администратором, который прекрасно организует его деловую жизнь. Чтобы он приглашал меня не на деловые ленчи, а куда-нибудь, где мог бы узнать меня как личность. Я устала от того, что он глядит сквозь меня или поверх, головы, и вообще… Я хочу… чтобы он стал моим любовником.
Ей захотелось провалиться сквозь землю, едва она закончила свое признание. Поскольку обнаружила — хоть и немножко запоздало, — что, как бы давно ни знала сидящего рядом с ней человека, все равно нелегко обсуждать с ним некоторые темы, если они слишком интимные.
— Мне трудно поверить, что Дамион Таннер еще не заметил в тебе женщину. — Адам произнес это очень сухо, однако она немного приободрилась, когда поняла, что он вовсе не ужаснулся ее словам и не проявляет недовольства. Впрочем, Адам всегда умел хорошо владеть собой.
— Уверяю тебя, что не заметил, — уныло сказала Линн. — Иногда мне кажется, что он видит во мне смесь школьной учительницы, которая непрестанно гложет его за невыполненное домашнее задание, и персонального компьютера, регистрирующего переписку и заключенные контракты. Моя секретарша прекрасно работает. Ей пятьдесят пять лет, она счастливая бабушка и весит около центнера. Если Дамион и замечает между нами какую-нибудь разницу, то очень ловко это скрывает.
— А ты уверена, что он не гей? — уточнил Адам.
Она невесело улыбнулась.
— На все сто. Поверь мне, мужские гормоны функционируют у него с постоянной перегрузкой.
— И тебе хочется стать одной из многих? Еще одним экспонатом в коллекции Дамиона Таннера?
— Нет, конечно! — Линн провела пальцем по рисунку на спинке дивана. — Просто я не сумела все как следует объяснить, Адам. Дело в том, что Дамион так доволен порядком, который я принесла в его жизнь, что не дает себе труда увидеть за моими организаторскими дарованиями женщину. Если бы он пригласил меня куда-нибудь раз или два… если бы он хоть раз переспал со мной, я уверена, что наши отношения стали бы совсем особенными. Дамион известен тем, что спит со своими партнершами по съемкам, но он никогда не идет на связь с актрисой, к которой испытывает искреннее восхищение. Создается впечатление, что он боится женщины, требующей к себе уважения и глубокого внимания. Но я думаю, что он хорошо ко мне относится, и уже одно это позволит сделать наши отношения совсем другими.
Смех Адама звучал на удивление принужденно.
— Так ты мне говоришь, что Дамион смотрит на тебя, как на доброго друга, а тебя это не устраивает? Тебе хочется, чтобы он видел в тебе женщину и потенциальную любовницу? — Адам всегда предпочитал называть вещи своими именами.
— Да, проблема именно в этом. — Она с облегчением вздохнула, когда он наконец-то ее понял. — Как можно заставить его смотреть на меня другими глазами, Адам? Как мне намекнуть ему, что мы могли бы стать любовниками, а не только друзьями?
В его серых глазах появился жесткий, непроницаемый блеск полированной стали, и ей вновь показалось, что она сидит рядом с незнакомым мужчиной.
— У меня нет уверенности, что ты просишь совета у нужного человека, Линн, — сдержанно сказал он.
— Но мне больше не к кому обратиться, — воскликнула она, прогоняя от себя смутные опасения. — Адам, ты мой самый лучший друг в целом мире. Прошу тебя, не бросай меня в беде!
Молчание тянулось дольше, чем она ожидала. Наконец Адам ответил:
— А ты случайно не мечтаешь о белых кружевах и оранжевых цветах, Линн?
Она испуганно встрепенулась от такого вопроса.
— Да я как-то и не думала об этом, — призналась она. И впрямь она не загадывала, куда могут зайти их отношения с Дамионом. Никогда не позволяла воображению заходить дальше драматического момента их первого свидания.
Адам внимательно смотрел на нее, и она вспыхнула.
— Ну, вообще-то я считаю, что Дамиону нужно жениться. За всеми своими успехами он, по-моему, нередко страдает от одиночества. А у нас с ним много общего.
— Неужели?
— Наш интерес к театру, кино и все такое прочее. Ведь я в конце концов тоже училась на актрису. А Дамион просто потрясающий актер, один из лучших.
— Понимаю.
Адам встал, с неожиданным беспокойством подошел к окну и стал вглядываться в черноту опустевшего сада, окружавшего гостиницу.
— Не знаю, каких слов ты от меня ждешь, Линн. Теперь ты уже больше не студентка колледжа, и у меня нет никакого права судить о твоем поведении и выборе любовников. Я не твой отец и не старший брат, хотя, Господь свидетель, по-моему, ты часто забываешь об этом. Ты хочешь услышать от меня признание того, что Дамион потрясающий актер? Что ж, согласен. У меня нет сомнений, что он украсит каминную полку шеренгой «Оскаров» к концу своей актерской карьеры. Ты хочешь, чтобы я сказал, что он может оказаться потрясающим любовником? О'кей. Судя по тому, что я видел по телевизору, в постели он, похоже, фантастический мужик. Подозреваю, что всякая женщина мечтает о таком бесподобном любовнике-мачо.
l:href="#n_1" type="note">[1]
Адам засунул руки в карманы джинсов и немного ссутулился, так что толстые петли свитера внезапно туго натянулись на широкой спине.
— Или ты хочешь, чтобы я пожелал тебе удачи в его постели? — спросил он, и его голос прозвучал жестко и необычайно холодно. — О'кей. Вот тебе мои добрые пожелания, хотя не уверен, что они многого стоят. Надеюсь, что он окажется на высоте и оправдает все твои надежды.
Она ожидала услышать от него вовсе не это. Резкая нотка, слышавшаяся в его словах, превратила ее просьбу в нечто скорее жалкое, чем забавное. На душе сделалось муторно.
Голос Адама оборвался, и наступило болезненное молчание.
— По-моему, я говорю что-то не то. По крайней мере ты явно не это ожидала от меня услышать.
Линн заколебалась, прежде чем ответить. Беседа неожиданно настолько вышла из-под ее контроля, что она не могла придумать, как вернуть ее на прежнюю колею.
— Я… ну… вообще-то надеялась получить от тебя практический совет, Адам, а не вести дискуссию насчет качеств Дамиона-любовника. Ведь я знаю, каким успехом ты пользуешься у женщин.
Его жесткий смех прервал ее.
— Я?
— Конечно ты, — нетерпеливо произнесла она. Вечно волочившиеся за Адамом девицы стали притчей во языцех еще с его учебы в колледже. — Вот я и подумала, что мне лучше всего спросить совет у тебя: отчасти из-за того, что мы друзья, отчасти потому, что ты лучше всякого другого можешь мне сказать, на что обращают внимание мужчины, когда они… когда выбирают себе новую любовницу.
— По большей части мужчин ничто не интересует, кроме готового отдаться тела. Если ты думаешь, что торопливого траханья окажется достаточно, чтобы переменить мнение о тебе Дамиона, то тебе достаточно раздеться и лечь на ближайшую кровать или диван. И я уверен, что Дамион с восторгом уделит тебе внимание. Как и любой нормальный мужчина на его месте.
На этот раз она уже без всяких сомнений уловила нотку жестокости в голосе Адама и была крайне уязвлена ею. Линн возмутило, что он совершенно не желает ее понять, а еще она злилась, что не сумела ясно выразить свои пожелания. Ведь ей нужен совет о том, как добиться любви Дамиона. Адам же говорит так, как будто ей всего только и хочется, что переспать с кумиром публики. Она тяжело вздохнула, с трудом прогоняя непрошеные слезы.
— Я вовсе не это имела в виду, — сказала она, пытаясь улыбнуться, и встала с дивана. — Впрочем, мне кажется, Адам, что сегодня у нас разговора не получается. Пожалуй, я сейчас лучше отправлюсь спать. Увидимся завтра утром, когда не будем такими усталыми. Ты не раздумал насчет рыбалки?
Долгое время Адам неподвижно стоял у окна, ничего не отвечая на ее слова, и у Линн возникло странное, мимолетное впечатление о немыслимом напряжении, когда он прислонился лбом к темному оконному стеклу. Затем повернулся и посмотрел на нее так, словно предыдущего разговора вовсе и не было. В его улыбке сквозило все тепло, которое она привыкла видеть, а в глазах промелькнуло раскаяние.
— Извини, Линн. Сегодня вечером я вел себя как медведь с больной лапой. Неделя у меня выдалась трудная. Как тебе кажется, может, поговорим об этом в другой раз?
Тонкий слой льда, окутавший ее сердце, в одно мгновение растаял, и она сразу же улыбнулась ему в ответ. Однако здравый внутренний голос уже предостерег ее, что она сделала ошибку, попросив совета у Адама. И Линн не собиралась ее повторять.
— Мне стало ясно, что я прошу у тебя невозможного, — небрежно ответила она, хотя на душе скребли кошки. — С моей стороны нелепо считать, что ты сможешь дать мне совет, как привлечь внимание другого мужчины. Видно, отчаяние помутило мне разум. — Она улыбнулась, чтобы он не принял ее слова излишне серьезно.
— Все не так уж и нелепо, — спокойно возразил он. — Ты хорошенькая и располагающая к симпатии женщина, Линн. И если Дамион тебя не замечает, это значит, на то существуют какие-то особенные причины. Возможно, он ни разу не видел тебя в благоприятной обстановке. Ведь он общается с тобой только в конторе?
Линн в ответ вздохнула.
— Это не совсем так. Он часто просит меня составить ему компанию, когда ему приходится присутствовать на премьере фильма или на официальном приеме в студии, так что он видел меня и в неформальной обстановке. И мне известно, что он назначает свидания другим женщинам при первой же встрече, если она случается на профессиональной основе. Так чем же я хуже их? Мы с ним провели много часов наедине, обсуждая разные детали его карьеры. Он с уважением относится к моим суждениям. Ценит мое мнение. Так почему же ему ни разу не пришло в голову, что мы могли бы получить удовольствие и в личном плане?
— Проблема в том, что ты излучаешь не только компетентость в работе, но и здравый смысл. — Во взгляде Адама сверкнула добродушная усмешка. — Посмотри правде в лицо, Линн. Ты выглядишь такой свежей и здоровой, что любому, кто тебя видит, сразу приходят на ум утренние пробежки в парке и загородные прогулки. А это совершенно несовместимо с темными спальнями Манхэттена и черными атласными простынями.
— Откуда ты знаешь, что у Дамиона черные атласные простыни? — у Линн от изумления приоткрылся рот.
— Я сделал смелое предположение, — ответил Адам более сухим тоном. — Делая еще одно предположение, осмелюсь сказать, что, на вкус Дамиона, у женщины должны быть тени под глазами, припухший рот и в целом уставший от светской суеты вид.
— Я уже попыталась втянуть щеки и принять пресыщенный жизнью вид, — призналась Линн. — Перед зеркалом в ванной. Но получилось просто смехотворно. — Она провела ладонью по кудряшкам и стиснула от досады зубы. — Как я могу выглядеть умудренной и уставшей от светской суеты, когда у меня прическа будто из фильмов с Ширли Тампл? — Линн резко тряхнула головой, словно подтверждая свои слова.
— Дело вовсе не в твоих кудряшках, — пробормотал Адам.
Она ударила его диванной подушкой.
— Еще одно такое замечание, старина, и я скажу маме, что мы оба хотим на завтрак листья салата и лимонный сок. — Линн встала и прошлась по гостиной, чтобы взглянуть на свое расплывчатое отражение в темном окне. — Ох, дьявол! Так и знала, что мне надо похудеть!
Адам внезапно оказался позади нее и положил руки ей на плечи.
— Линн, не будь смешной. У тебя замечательное тело.
— Тогда почему он не замечает меня?
— Если ты хочешь, чтобы Дамион увидел в тебе потенциальную любовницу, тебе нужно немного изменить поведение. Тебе придется выглядеть как чувственная, сексуально возбудимая женщина. Ты должна казаться уверенной в своей сексуальной силе.
— А не как школьница, ты это хочешь сказать? — Линн сердито потянула за прядь волос, и та тут же снова свернулась в мягкий завиток на щеке. — Иногда я думаю, неужели я до сих пор выгляжу, как здоровая девятнадцатилетняя девственница.
— Если это так, то пусть тебя утешает мысль о том, что ты умрешь богатой. Ты сделаешь себе целое состояние, торгуя своим секретом сохранения молодости!
— Ничего смешного я в этом не вижу, Адам. Серьезно, как бы мне изменить внешность? Окрасить волосы в платиновый цвет? Выпрямить их? Вставить цветные контактные линзы, чтобы у меня был таинственный взгляд зеленых глаз, а не скучных карих?
Он нежно повернул ее лицом к себе.
— У тебя прекрасные глаза, Линн, и потрясающие волосы. Просто тебе нужно к ним добавить соответствующее лицо.
— Какое еще лицо, кроме чистого и здорового, может подойти к массе каштановых кудрей? — с вызовом спросила она.
— Соблазнительное, лицо женщины, знающей, чего она хочет, уверенной в своей сексуальной привлекательности.
Линн огорченно вздохнула.
— Я не могу сказать, что хорошо знаю, чего хочу, Адам. А еще меньше кажусь себе соблазнительной. Вообще Дамион большую часть времени глядит словно сквозь меня. Я уже давно кажусь себе невидимкой.
Адам нахмурился.
— По-моему, ты страдаешь от прогрессирующего дефицита уверенности в себе.
Не успела она ответить, как он взял ее за подбородок и задумчиво посмотрел ей в глаза.
— Правильно подобранная косметика сможет кардинально изменить твою внешность, — сказал он. — Вообще-то ты должна уметь пользоваться гримом после стольких лет учебы на театральном отделении колледжа и участия в школьных спектаклях.
— Я думаю, что лиловая тушь и серый карандаш мне помогут, — согласилась она. — А губы можно обвести по контуру темной помадой и намазать блеском.
— По-моему, мысли работают у тебя в правильном направлении. Постарайся завтра это сделать, а я посмотрю, получилось или нет. С точки зрения потребителя.
Линн показалось, что его забавляет вся эта затея.
— Ты лучше зайди в мою комнату. Если мама или папа увидят меня накрашенной, у них случится сердечный приступ. Оба они принадлежат к поколению, которое считает, что мазок розовой помады да капелька пудры на нос — вот и вся косметика, которая нужна порядочной девушке.
— Ладно. — Он убрал руки с ее плеч и вернулся к бару, хотя и не стал больше подливать виски. Немного повозился с щипчиками для льда, потом сказал: — Новая косметика и одежда должны помочь, но этого недостаточно, Линн.
— Я понимаю, но, по крайней мере, это уже какое-то начало, спасибо тебе за совет. Я настолько позволила себе пасть духом, что даже забыла, что могу без труда переменить внешность. Женщины могут меняться каждый день, и я не вижу причин, почему бы и мне не сделать это.
— Новый имидж поможет, но вот кто тебе на самом деле требуется, так это потрясающий новый любовник. — Адам небрежно оперся о бар. — Тебе нужен мужчина, при виде которого у Дамиона случится приступ ревности, и он обратит внимание на то, что теряет. Ничто лучше, чем конкуренция, не заставляет работать мужские гормоны.
— Может, мысль у тебя и хорошая, но ничего из этого не получится, — тихо проговорила она. — Я не могу заниматься любовью с одним мужчиной ради того, чтобы заставить ревновать другого.
Адам пожал плечами.
— Так найди кого-то, кто вызовет в Дамионе ревность, просто изображая твоего любовника, не настаивая при этом на постели.
— Это хорошо звучит в теории, — возразила она, — но на практике невыполнимо. Мой предполагаемый любовник должен быть, с одной стороны, крайне привлекательным, чтобы возбудить ревность Дамиона, с другой стороны, должен быть холост, а где я такого найду? Подходящие холостяки ведь не стоят в Манхэттене на каждом углу и не ждут, когда их кто-то подберет. Но если даже я и найду такого, с какой стати он станет ходить со мной и играть роль преданного любовника, не надеясь переспать со мной? Зачем это ему нужно?
— Ты забыла кое о чем. Тебе не придется искать какого-то там холостяка. Ведь у тебя есть я.
— Ты! — Ее поразило такое предложение. — Но ты же мой друг, Адам. Ведь мы давнишние друзья.
— Об этом знаешь ты. Знаю я. А Дамион разве знает?
— Ну нет, конечно же, нет. Я хочу сказать, что мне никогда не приходилось рассказывать ему про наши с тобой отношения.
— Тогда будем считать, что ты только что приобрела себе нового любовника. — Адам подошел к ней через комнату и погладил по щеке. Глаза его смеялись и дразнили. — Мы провели с тобой такую потрясающую субботу, дорогая, что мне даже трудно представить, каков будет остаток сегодняшнего вечера. Не пора ли нам лечь в постель? Я чувствую, что мое терпение уже иссякло.
Ощущая странное жжение в том месте, где пальцы касались ее кожи, Линн неловко поерзала под его смеющимся взглядом.
— Ох, ладно тебе, Адам, не сходи с ума. Ты ведь знаешь, что так дело не пойдет, — попыталась она урезонить старого друга.
— Почему? Ты хочешь сказать, что я не настолько импозантен и удачлив, чтобы вызвать в Дамионе ревность и стремление к конкуренции?
— Ты знаешь, что я не это имела в виду. Мама и папа всегда мне твердят, что ты к сорока годам станешь миллионером.
— Они ошибаются, — с улыбкой возразил он. — Я уже миллионер, Линн.
— Правда? — На миг все ее грандиозные планы завоевания Дамиона отступили на второй план. — Я поражена. Мне всегда казалось, что бухгалтеры имеют дело с чужим богатством. И не подозревала, что они и сами могут заработать себе состояние.
— Я скорее финансовый аналитик, чем бухгалтер, — пояснил Адам. — И я сделал несколько удачных капиталовложений в недвижимость Калифорнии. Вот почему я торчал так много времени на Западном побережье.
— Как бы ты ни достиг этого, не так много мужчин твоего возраста становятся миллионерами благодаря собственным способностям. Вероятно, ты умеешь делать правильные вещи, Адам.
— Видимо, так. Вот видишь, разве я не заслужил право помочь тебе разобраться в твоих проблемах?
— Я очень благодарна тебе за такое великодушное предложение, но меня беспокоит сама мысль о том, что мы с тобой будем изображать любовников. Это как бы… ну, это… — Она резко отвернулась. — Это глупая затея, Адам. Любой кто на нас посмотрит, сразу же увидит, что мы просто добрые друзья. Никто не поверит, что мы любовники.
— Ты ведь училась на актрису, вот и играй. Сделай вид, что влюблена в меня. Неужели это так трудно? — пожал плечами Адам.
Ее руки сцепились так крепко, что суставы сверкали белизной при свете лампы. Она торопливо разжала их и обхватила руками плечи, словно озябла.
— Ведь не только мне придется притворяться, — сказала она. — Тебе тоже. А ведь ты никогда не учился на актера, вот у тебя и не получится роль моего любовника. И что же? Я буду смотреть на тебя сияющими глазами, а ты будешь таким, как обычно.
— А какой я обычно, Линн? — спросил Адам, заглядывая ей в глаза. — Как я смотрю на тебя?
— Ну, ты и сам это знаешь. Как брат. Или как друг. Черт побери, Адам, мы так и должны смотреть друг на друга!
— Думаю, ты недооцениваешь мои актерские способности. Если хочешь, я докажу, что могу очень убедительно играть свою роль.
— Нет, в этом нет нужды, Адам, Ты сам знаешь, что ничего не…
Не успела она договорить, как он взял ее за талию и привлек к себе. Потом нагнулся к ее затылку, и она тут же — с испугом — поняла, что его губы ласково касаются ее подбородка.
Потом они скользнули вниз, и он поцеловал ее в ямку у основания шеи. Линн рванулась из его рук, дрожа и не веря в происходящее, все еще чувствуя кожей прикосновение его губ. Адам поднял голову, и его глаза, обычно ясные и холодные, горели желанием, а рот крепко сжался от страсти, которую он, казалось, едва сдерживал.
Ей хотелось уйти, но тело перестало слушаться, и она словно под гипнозом смотрела, как он снова наклонил голову и захватил ее губы властным, жестким поцелуем.
В течение нескольких секунд она была слишком поражена, чтобы что-то чувствовать. Потом по позвоночнику пробежала странная дрожь, и не успела она понять, что делает, ее губы разжались и встретили его поцелуй.
Тут же его руки крепче обхватили ее талию, а сердце застучало в бешеном темпе. Язык жадно прижался к ее языку. Она обхватила его за шею и непроизвольно прильнула к нему. Его руки спустились ниже и остановились на ее бедрах.
— Я хочу тебя, — пробормотал Адам, слова сорвались с уст едва слышным шепотом.
— Нет! — Линн вырвалась из его рук, восстановив наконец-то контроль над забурлившими чувствами. Боже! Видно, ею овладело временное безумие.
— Адам, — прошептала она. — Адам, что с нами такое случилось? Ты с ума сошел? Что мы делаем?
— Я просто доказываю тебе, что вполне способен сыграть роль твоего любовника.
— Сыграть? — поражение сорвалось с ее губ, прежде чем она успела удержаться. Линн повернулась и в упор посмотрела на него, вновь обхватив руками плечи. Он наливал себе содовой и, насколько она могла судить, выглядел точно так же, как обычно: холодный, владеющий собой и слегка насмешливый.
Она села на диван, надеясь против воли, что он не заметит ее горящих щек.
— Ты играл роль? — уточнила она.
— Конечно, Что такое, Линн? Я просто попытался продемонстрировать тебе, что вполне могу сыграть роль твоего любовника.
Она уставилась на собственные колени, словно никогда не видела их раньше.
— Ты казался… — Она вздохнула. — Ты казался возбужденным.
— Я и был таким, — спокойно согласился он. — Я подумал о женщине, с которой и на самом деле хотел бы заниматься любовью, а потом поцеловал тебя. Ведь актеров так учат делать подобные вещи. Разве это не называется переносом эмоций?
Она оставила без внимания его комментарий.
— Не думаю, что это получится, Адам. — Сомнение в успехе их затеи не покидало ее.
— Чепуха, — отрывисто сказал он. — Тебе хочется, чтобы Дамион тебя заметил или нет? Хочется, чтобы он стал твоим любовником? Если да, тогда без моей помощи тебе не обойтись.
— Ну, я хочу, чтобы он в меня влюбился. Конечно же, хочу.
Адам прошел по комнате и нежно похлопал ее по спине.
— Вот и не забывай об этом. Мы начнем работать над твоим новым обликом завтра. Знаешь, вся эта затея начинает мне нравиться.
— Правда? — Линн почему-то показалось, что ей нужно лезть в какую-то черную дыру, и она разразилась слезами, однако улыбка Адама лучилась добродушием.
— После завтрака я зайду к тебе в комнату, и мы займемся косметикой. Забавно будет посмотреть, как ты превратишься совсем в другую женщину. Подозреваю, что к тому времени, когда мы все закончим, ты превратишься в настоящую секс-бомбу.
Линн постаралась изобразить ответную улыбку. Адам собирался помочь ей обрести новый, чувственный имидж, чтобы она обратила на себя внимание Дамиона. Она понимала, что должна быть благодарна ему. Ведь в конце концов это как раз то, на что она надеялась, начиная этот разговор.
Она снова опустила взгляд на колени, удивившись, почему они до сих пор дрожат. И почему она до сих пор не может смотреть Адаму в глаза. И решила, что пора спать.
— Я жутко устала, — сказала она, вскакивая на ноги и бочком направляясь к двери. — Спокойной ночи, Адам.
— Спокойной ночи, Линн.
Она не взглянула на него, когда он ей ответил, и, едва оказавшись в коридоре, поспешила в безопасное пространство своей комнаты.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Идеальная пара - Крейг Джэсмин

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Идеальная пара - Крейг Джэсмин



отличная книга
Идеальная пара - Крейг Джэсминмаша
9.09.2011, 10.25





немного скучновато.хотелось бы чуть-чуть мягкого юмора. но читать можно
Идеальная пара - Крейг Джэсминэлли
16.09.2011, 17.58





Роман захватил меня еще с первых строчек... Часто мы спорим: а бывает ли дружба между мужчиной и женщиной?) И каждый отвечает по-разному... Лично мое мнение каждый раз отличалось. И вот, благодаря этому роману я твердо убедилась, что поначалу эта дружба может и будет, но постепенно перерастет в любовь)) История полна страсти и романтики...!)))
Идеальная пара - Крейг ДжэсминВалерия
7.10.2012, 17.41





Существует ли дружба между мужчиной и женщиной? Для меня всегда ответ был утвердительный. Но прочитав роман, я немножко засомневалась.
Идеальная пара - Крейг Джэсминмося
13.10.2012, 19.41





Схож с "Предложение плейбоя".Понравился!
Идеальная пара - Крейг ДжэсминЕлена
13.11.2012, 14.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100