Читать онлайн Золотой дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Золотой дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Проехав несколько миль, Джонас и Верити очутились в маленькой деревушке, обозначенной на карте Кейтлин. Они миновали крошечный магазинчик, бензоколонку, почту и дюжину сереньких обшарпанных домиков. Рыбачьи лодчонки теснились у миниатюрной пристани, ожидая прилива, который, казалось, вовсе не собирался наступать.
Верити, пребывавшая в самом радужном расположении духа с момента отъезда из Секуенс-Спрингс, нашла этот пейзаж чудесным.
— Как жаль, что я не захватила видеокамеру! — сокрушалась она, любуясь суденышками. — Ну разве это не мило, Джонас?
К ее огорчению, Джонас оказался глух к пасторальным прелестям.
— Такое впечатление, что все это убожество давно готово стать кладбищем.
Хорошее настроение Верити мгновенно улетучилось.
На протяжении всего пути она стоически терпела ехидные комментарии Джонаса, но последнее замечание переполнило чашу терпения.
— Я не понимаю, зачем ты вообще поехал со мной! — разозлилась она. — Видно же, что тебе эта поездка не доставляет никакого удовольствия!
Джонас оторвал взгляд от узкой извилистой дороги и прямо посмотрел на Верити:
— Я поехал с тобой вовсе не из-за этого.
— Тогда зачем же?
— У меня не было выбора. Я ведь не смог отговорить тебя от поездки, припоминаешь?
— Да, — ответила Верити. — Но это еще не причина сопровождать меня против собственной воли.
— Я не хотел отпускать тебя одну.
— Позволь поделиться с тобой любопытной новостью, Джонас, — с раздражением прошипела Верити. — Я уже вышла из детского возраста и давным-давно езжу куда захочу!
— Однажды мне уже довелось быть свидетелем твоей самостоятельности! Ты еще не забыла Мехико?
Верити открыла было рот, собираясь поведать, что она думает о его жалких претензиях на логику, но внезапно передумала.
— Джонас, — сказала она мягко, — почему ты решил, что должен ехать со мной сегодня? Скажи мне правду.
Откровенный ответ Джонаса не на шутку озадачил ее.
— Не знаю… Это как-то связано с Кейтлин Эванджер. Меня бросает в дрожь от этой женщины, Верити. Я не хочу, чтобы ты ехала к ней, а тем более оставалась одна в ее доме. Точка. Будь добра, подыщи другую тему для беседы.
За прошедшую неделю Джонас уже не единожды давал понять, что вовсе не горит желанием наносить визит знаменитой художнице, чем заметно укрепил стремление Верити во что бы то ни стало отправиться туда. Она не сомневалась, что в последний миг Джонас все-таки самоустранится. Однако этого не произошло.
Утром в понедельник Джонас побросал свои вещи в старую сумку, закинул ее в багажник автомобиля Верити, сел за руль и потребовал ключи. Верити так и подмывало предложить ему остаться и сходить с Эмерсоном на рыбалку, но упрямство победило и на этот раз. Она молча протянула ключи от машины.
Теперь, когда они рулили по петляющей дороге к дому Кейтлин, Верити в сотый раз спрашивала себя, правильно ли поступила. Джонас и не думал скрывать своего дурного настроения, но больше всего Верити тревожило даже не это, а его настойчивое стремление сопровождать ее.
Вдруг ее осенило. Призраки! Это они снова терзают душу Джонаса! Господи, неужели она бессильна помочь ему?
И тут перед ними появился дом. Огромный, мрачный, удивительно неприятный, он казался какой-то уродливой букашкой, примостившейся на краю утеса и равнодушно взирающей своими фасеточными глазами на беспокойный океан, пенящийся у его подножия. Только подъехав ближе, можно было увидеть, что это странное сходство с насекомым придавали жилищу необычные выпуклые окна.
— Кажется, будто какой-то архитектурный извращенец пытался изобразить нечто из бетона, оставшегося после неудавшегося проекта другого извращенца, — оценил дизайн Джонас, специально остановив машину, дабы полюбоваться строением.
— По-моему, это образчик стиля модерн, — неуверенно предположила Верити. — Не совсем то, что я ожидала увидеть… Это жилище совершенно не подходит такой художнице, как Кейтлин.
— Как сказать! — покачал головой Джонас. — А по-моему, это то, что ей надо! Если хочешь знать, то весь этот железобетон превосходно характеризует свою хозяйку.
— Я скажу, когда захочу выслушать твое мнение, — заявила Верити, разглядывая угрюмую картину.
Когда они уезжали из Секуенс-Спрингс, там ярко светило солнце, но здесь, вблизи океана, небо было плотно затянуто облаками. Водная гладь казалась бесконечным листом серой жести. Высоко в небо уходили острые уступы утесов.
«Совсем не похоже на наш калифорнийский берег», — подумала Верити. Всякий, у кого хватит ума поплескаться в этих свинцовых волнах, рискует насмерть разбиться о прибрежные скалы. Мрачный бесконечный пейзаж являл собой оборотную сторону красочной курортной открытки под названием «Море и солнце».
— Налюбовалась? — спросил Джонас, оживляя мотор. — У нас еще есть возможность вернуться и принести извинения по телефону.
— Не сходи с ума, Джонас. Я с нетерпением жду встречи с Кейтлин.
— Не представляю, что ты в ней нашла. — Джонас быстро оглянулся на дорогу и поддал газу. — Меня от нее трясет.
— Что ж, буду откровенна, — сообщила Верити. — Я нашла в ней сильную, но одинокую женщину, нуждающуюся в дружбе. Почему я не могу стать ее подругой? В конце концов нас многое объединяет.
— Что? — Машину слегка занесло на крутом повороте. Джонас с отвращением выровнял ее. — У тебя совсем съехала твоя маленькая и без того криво нахлобученная крыша. Заруби себе на носу — у тебя нет ничего общего с Кейтлин Эванджер! Ничего.
Верити поудобнее устроилась на своем месте.
— А я считаю по-другому. Нет, я, конечно, не беру в расчет степень одаренности. Мои способности гораздо скромнее. Но в самой Кейтлин и в ее образе жизни я чувствую что-то очень знакомое, даже близкое! Тебе когда-нибудь доводилось заглядывать в грядущее и узнавать его?
— Нет, — отрубил Джонас, не отрывая глаз от серпантина дороги. — Только в прошлое.
— Что ты имеешь в виду? — непонимающе сморщила носик Верити.
Джонас тихо чертыхнулся.
— Ничего особенного. Просто мне кажется, что знакомым может быть только былое. Как-никак оно существует. Существовало. Своими цепкими щупальцами оно охватывает настоящее. Все мы в какой-то степени заложники своего прошлого, чего нельзя сказать о будущем.
— А я думаю, что это не так. Я смотрю на Кейтлин и вижу женщину, которой и я могу стать через несколько лет. Она заняла свое место в этом мире.
Да, она держит у себя в помощницах Тави, но я знаю, что Кейтлин могла бы обойтись и без нее.
— Твоя Кейтлин всего лишь холодная, бесчувственная рыба. Поверь мне на слово. Мужчины не ошибаются относительно подобных дамочек.
— Вас просто бесит независимость таких женщин! Но я не вижу здесь ничего дурного! Это лишь дает той же Кейтлин свободу, неведомую большинству ее подруг. Она ни в чем не зависит от вашего брата и с полным правом гордится собой. Мне кажется, Джонас, что тебе больше пристало восхищаться такими, как Кейтлин. Она никогда ничего не потребует от мужчины, не станет держать его около своей юбки или переделывать в соответствии со своими идеалами. Короче говоря, само совершенство.
— Я не нуждаюсь в твоих советах! Похоже, у тебя детская слабость к обожествлению сильных личностей, но, пожалуйста, не старайся обратить меня в свою веру.
— Ты не правильно меня понимаешь, Джонас. Кейтлин нуждается в друге, и я согласна стать им И хватит об этом, — угрожающе улыбнулась Верити, отворачиваясь к окошку. — Давай сменим тему.
— А я не прочь бы развить ее, если ты не возражаешь.
— Джонас, если ты не будешь вести себя надлежащим образом, я рассчитаю тебя!
— Слушаю и повинуюсь, ваше величество.
Верити пропустила мимо ушей эту откровенную провокацию. Что поделаешь, Джонас пребывает в ужасном настроении с тех самых пор, как решил дать им обоим время на размышление. Это был, конечно, очень мудрый и нужный шаг, впрочем, теперь Вериги считала это излишним. Совсем недавно она окончательно поняла это.
Когда имеешь дело с мужчиной, подобным Джонасу, нужно заранее смириться с мыслью о недолговечности романа. Так зачем же тогда даром терять время? Очень скоро Джонас уйдет — точно так же, как всегда уходит Эмерсон. Именно отец когда-то научил Верити с благодарностью принимать редкие подарки судьбы, ибо второго случая может больше никогда не представиться.
Как только Верити задумывалась о том, как же похожи Эмерсон и Джонас, у нее подводило живот от волнения. По несколько раз на день она говорила себе, что хорошо было бы в зародыше пресечь отношения с Джонасом. Зачем ей близость с человеком, который презирает все ее жизненные ценности? С другой стороны, учитывая свой возраст и планы на будущее, почему бы и не позволить себе мимолетную, ни к чему не обязывающую интрижку?
— Приехали, — буркнул Джонас, припарковываясь на широкой, посыпанной гравием стоянке. — Что-то никто не спешит поприветствовать дорогих гостей. Наверное, никого нет дома.
— И не надейся. — Верити распахнула дверцу и вылезла из машины. Резкий порыв ветра мгновенно растрепал ее непокорные волосы. Джинсы и клетчатая ковбойка служили плохой защитой от холодного океанского бриза, поэтому пришлось лезть в машину за яркой желтенькой ветровкой с вязаным воротничком и манжетами.
Верити уже застегивала «молнию», когда Джонас с силой захлопнул переднюю дверцу. Облокотившись на крышу машины, он хмуро смотрел на мрачное строение, возвышавшееся прямо перед ними.
Распахнулась широкая парадная дверь, и на пороге появилась Тави Монаган. Стоя на верхней площадке бетонной лестницы, она окинула гостей каким-то странным взором.
— Добро пожаловать. Кейтлин обрадуется вашему приезду, — бесцветно произнесла она.
Верити почудилось даже, что молчаливая Тави прячет какую-то глубокую тревогу.
— Как приятно, что хоть кто-то чему-то рад, — процедил Джонас, вытаскивая из багажника свою сумку и маленький рюкзачок Верити.
И снова Верити сделала вид, что не расслышала этой колкости. Она уже поняла, что таких мужчин, как Джонас, женщине порой остается только игнорировать.
Ведомые бесстрастной Тави, они миновали черно-серый каменный холл. Похоже, все в этом доме было выполнено в этой зловещей вульгарной гамме. Верити подумала, что Джонас был недалек от истины. Наверное, архитектор и впрямь слегка помешался, не на шутку увлекшись темой железобетона.
Внутри жилище Кейтлин Эванджер было столь же огромным и экстравагантным, как и снаружи. Необычные окна дарили свет всем трем этажам, которые соединяла серая, окованная железом лестница, а комнаты были какой-то невероятной формы, стены в них изгибались, образовывая самые причудливые углы. Вторая лестница, поуже, чем первая, проходила в задней части дома. Интерьер даже отдаленно не напоминал ни один из известных.
Тави распахнула одну из дверей в середине длинного, похожего на корабельный коридора, и Верити увидела серое помещение с выпуклой стеклянной стеной, выходящей на океан. Гигантская четырехспальная кровать царила в глубине комнаты, и Верити готова была поклясться, что в жизни еще никогда не видела ложа необычней. Оно было сделано из… железа. Четыре голые холодные ножки были частью сплошных металлических колонн, упиравшихся в самый потолок. На кровати лежало серое с черным узором покрывало.
— Какая… интересная комната, — Натянуто улыбнулась Верити.
Быстрый насмешливый взгляд Джонаса напомнил ей, что именно таким термином она совсем недавно охарактеризовала его любовь. Верити с раздражением почувствовала, как краска заливает щеки.
— Ваши покои в самом конце коридора, мистер Куаррел. Позвольте, я провожу вас туда. Устраивайтесь и спускайтесь вниз. Кейтлин будет ждать вас в холле.
— Минуточку, — попросил Джонас, увидев старинную шпагу, висевшую на стене около постели Верити.
Сделав несколько шагов, он остановился и принялся разглядывать клинок. Верити отметила, что Джонас не сделал ни единой попытки коснуться оружия.
Она тоже с любопытством покосилась на эту длинную, сужающуюся на конце штуковину, прикрепленную к плоскому металлическому диску. Эфес был затейливо украшен чем-то вроде маленьких стальных колечек, нанизанных на рукоятку.
— Это старинный меч? — спросила Верити, видя, что железка не на шутку заинтересовала Джонаса.
— Шпага. Думаю, середина восемнадцатого века или чертовски хорошая копия. — Джонас обернулся к Тави: Ваша хозяйка собирает оружие, или это для красоты?
Тави без особого интереса взглянула на стену:
— Шпага уже висела здесь, когда Кейтлин несколько лет назад купила этот дом. У вас в комнате есть такая же, сейчас увидите. Наверное, бывший владелец дома был коллекционером. Когда он умер, наследники продали дом нетронутым, очевидно, он нисколько их не интересовал.
Кажется, все оружие здесь подлинное, хотя кто его знает!
Кейтлин никогда не оценивала этот антиквариат.
Джонас кивнул и перевел глаза на Верити.
— Я только заброшу вещи в свою спальню и сразу же вернусь, — заявил он тоном, не терпящим возражений.
— Слушаюсь, — с комичной покорностью отозвалась Верити. — Как ты скажешь, так и будет.
Пусть видит, что она тоже способна на едкий сарказм!


Кейтлин ожидала гостей в длинной серой комнате, выходящей на океан. Стоя спиной к двери, она не отрываясь смотрела в окно. Когда Джонас с Верити вошли в комнату, Кейтлин стремительно обернулась, сжимая в руке свою черную трость.
Она сразу жадно впилась глазами в Джонаса, хотя приветствия удостоилась только Верити:
— Огромное спасибо тебе за то, что приехала, дорогая!
В любезных словах художницы прозвучал какой-то болезненный надрыв, как будто Кейтлин ужасно боялась, что встреча может не состояться. Волна искреннего сочувствия согрела сердце Верити, и, радостно улыбаясь, она кинулась в объятия подруги:
— Это тебе спасибо за приглашение! Какой отсюда изумительный вид, Кейтлин! Кажется, будто тебе принадлежит все океанское побережье!
— Я предпочитаю, чтобы ничто не отвлекало меня от работы, а этот одинокий неприступный дом как нельзя лучше служит этой цели. — Кейтлин небрежно указала на низкую кушетку, обитую серым шелком. — Садитесь, пожалуйста. Тави сейчас приготовит ленч. Я велела ей строго следовать вегетарианскому меню.
— Мне просто неловко за такие хлопоты, — рассмеялась Верити. — Надеюсь, это не слишком утомит бедняжку Тави? Уверяю тебя, Кейтлин, я совсем неприхотлива в еде!
— Только не посылайте в ближайшую закусочную за гамбургером и картофелем по-французски, — вмешался Джонас. — Крику не оберешься, гарантирую.
Проигнорировав приглашение опуститься на кушетку, он прошел к окну и уставился в открывающийся оттуда пейзаж. Верити злобно сверлила глазами его спину, но Джонас оказался абсолютно невосприимчив к гипнозу.
— У Джонаса весьма специфичное чувство юмора, — сочла нужным извиниться Верити.
— Я учту, — ответила художница. — После ленча вы можете пройтись к утесам. Приближается шторм, думаю, он разыграется уже к вечеру. Скалы перед бурей особенно живописны, поверьте. Только, ради Бога, будьте осторожны! Прежний хозяин дома оградил обрывы перилами, но они давным-давно обветшали, а кое-где и вовсе разрушились. Я же ничего не восстанавливала. Знаете, вон там, возле самых дальних скал, есть тропинка, спускающаяся прямо к берегу.
— Я с удовольствием прогуляюсь, — решила Верити.
Кстати, у нее появится отличная возможность последний раз напомнить Джонасу, как ему следует вести себя в гостях! — А где твоя студия, Кейтлин?
— На самом верху. Если хотите, я покажу вам ее, пока Тави управляется на кухне.
— Прекрасно! Никогда в жизни не видела настоящей студии! — оживилась Верити.
— В таком случае пойдемте.
Кейтлин неторопливо поднималась по ступенькам, опираясь на трость, помогавшую ей волочить безжизненную ногу. Закончив восхождение на первый пролет, она заметила, что приобрела это жилище всего три года назад.
— Когда дело дошло до продажи, наследники бывшего владельца столкнулись с острым дефицитом покупателей, — пояснила она, — Виды отсюда действительно грандиозные, но многих отпугивала архитектура дома.
— Да, она весьма экстравагантна, — осторожно отозвалась Верити.
— Ради Бога, оставь эти любезности! — улыбнулась Кейтлин. — Дом мрачен и безобразен, не правда ли? Он во многом похож на своего прежнего владельца.
— И кем же он был? — спросил Джонас, поднимавшийся вслед за Верити.
Кейтлин помедлила с ответом, задумчиво задержавшись рукой на железных перилах. Потом бросила быстрый взгляд через плечо:
— Кажется, его звали Сэндквист. Судя по всему, он был очень удачливым бизнесменом, а этот дом служил ему местом отдыха. Здесь он и умер во время одного из уик-эндов, причем прошло несколько дней, прежде чем тело его было обнаружено… Его нашли на берегу. Скорее всего насмерть разбился, свалившись со скалы. Вообще обстоятельства его гибели весьма подозрительны, как считают местные жители. Одно время судачили даже об убийстве, но, как это обычно бывает, дальше слухов дело не шло. Впрочем, мне сказали, что настоящего расследования не проводилось, очевидно, власти вполне устраивала официальная версия.
— Откуда же пошли слухи об убийстве? — заинтересовался Джонас.
— Первыми об этом заговорили в соседнем городишке. Здешние обитатели уверены, что в этом доме происходили самые утонченные оргии. Сэндквист периодически устраивал здесь вечеринки для узкого круга своих друзей.
Неудивительно, что когда Сэндквист скончался, соседи единодушно решили, что он слегка переусердствовал в своих забавах. Кто знает? Возможно, так оно и было. В конце концов меня это не касается.
— Духи не беспокоят? — весело улыбнулась Верити.
Кейтлин медленно начала подъем на следующую площадку.
— У каждого есть свои привидения, Верити. У кого-то их больше, у кого-то меньше. Но кто-кто, а призрак бывшего владельца мне никогда не являлся.
— Что же ему делать здесь? — встрял Джонас. — Он наверняка скитается возле утеса, с которого рухнул злосчастный Сэндквист.
Верити обернулась и угрожающе посмотрела на него.
Студия занимала целый угол огромного дома. Косые причудливые окна заливали ярким светом чистую пустую комнату, белую от пола и до потолка. Мастерская Кейтлин Эванджер была, пожалуй, единственным светлым пятном в этом жилище.
Несколько больших холстов украшали стены, некоторые из них показались Верити просто гигантскими В глубине стояли мольберт и огромный стол, покрытый многолетними брызгами краски. Самое громадное полотно было задрапировано материей и прислонено к стене — «Кровавая страсть», — небрежным кивком указала на него Кейтлин. — Я закончила ее несколько месяцев назад и собираюсь продать на аукционе. Надеюсь, вы меня извините, но до продажи я никому не позволяю увидеть картину.
—  — Ты выставишь ее на торги? — переспросила Верити, с любопытством глядя на занавешенный холст. — А где они будут? В Сан-Франциско?
— Нет, — отрубила Кейтлин. — Я проведу аукцион сама. Здесь, в этом доме. Приглашен будет только узкий круг ценителей.
— И когда же это произойдет? — Верити просто сгорала от любопытства, сама не понимая почему.
— Скоро, — прозвучало в ответ. Кейтлин в упор посмотрела на Джонаса, с вялым интересом озиравшегося по сторонам. — Пожалуй, нам пора спускаться. Тави, наверное, уже ждет нас к ленчу.


Поздним вечером в комнате художницы Тави совершала повседневный ритуал подготовки ко сну Она раздела Кейтлин, сняла железный браслет с ее ноги, налила рюмку бренди.
— Может быть, он еще и не прикоснется к ней, — проворчала она. — Сегодня утром в покоях Верити Куаррел и не подумал взять шпагу, да и в своей комнате у него тоже не было таких поползновений. Что, если он так и не дотронется до нее?
— Куаррел не справится с искушением, — уверенно ответила Кейтлин. — Эта шпага просто создана для него — она подлинная и относится как раз к ею любимой эпохе! А самое главное — она таит в себе страшные чувства, в ней включено все, что связано со смертью и насилием! Мы-то с тобой, слава Богу, ничего этого не ощущаем, но Куаррела прошлое притягивает как магнит. Он не сможет хотя бы на мгновение не снять ее со стены! И когда он притронется к постели, тут-то мы и увидим, сохранил ли Джонас свой сверхъестественный дар. — Кейтлин перевела глаза на небольшой телеэкран, стоящий на столике возле кровати. — Камера работает превосходно.
На экране виднелось четкое черно-белое изображение узкой, длинной шпаги, висящей на стене спальни.
Тави неохотно кивнула:
— Да уж… Сегодня утром я сама установила ее и дважды проверила, пока наши гости гуляли вдоль утесов. Если Куаррел возьмет шпагу, то, будь уверена, мы не упустим ни малейшей его реакции… Только бы он не выключил свет, прежде чем браться за нее.
— Вряд ли он захочет разглядывать в темноте такое сокровище, — рассмеялась Кейтлин. — Скорее, он зажжет еще и лампу над кроватью!
— А тебе удастся определить, не утратил ли Куаррел свой дар? — снова засомневалась Тави — — Я просто не представляю, как…
— Удастся, — заверила Кейтлин. — В этом я совершенно уверена. Я видела, что происходило, когда Куаррел касался предметов, несущих сильный эмоциональный заряд!
— Что-то мне не больно верится в эти чудеса!
— Сомневаешься в психометрии? — Кейтлин отпила глоток бренди и посмотрела на по-прежнему неподвижное изображение. — Это реальность, Тави. От нее нельзя отмахиваться. Пять лет назад благодаря своему дару Куаррел едва не убил человека.
— Господи помилуй! — вздрогнула Тави. — Страшно и подумать, что может случиться, если твоя шпага и в самом деле подействует на него! А что, если он совсем спятит да еще и зарежет нас в собственных постелях?!
— Нет, Тави, — покачала головой Кейтлин. — Это исключено. До тех пор, пока действительность разительно отличается от исторической обстановки, в которой применялась шпага, мы с тобой в полной безопасности. Я не зря перечитала все отчеты психологов, как раз в этом вопросе все они были единодушны.
— Так чего же тогда ты ждешь от этой ночи?
— Куаррел дотронется до шпаги и, почувствовав слишком сильное воздействие, просто отшвырнет ее прочь Именно так он вел себя на обследовании в Винсенте. — Кейтлин снова покосилась на телеэкран. — Одному Богу известно, что происходит в мозгу этого человека, когда через старинный предмет он ощущает живую пульсацию прошлого…
Тави содрогнулась, но промолчала и принялась массировать усохшую ногу Кейтлин. Голова у нее шла кругом… Ясно было одно — ей нипочем не удастся переубедить свою несчастную, душевно истерзанную любимую подругу. Никто на свете не в силах помешать Кейтлин совершить свою месть.
А на экране, по-прежнему неподвижная, виднелась шпага.


Джонас посмотрел на часы и отложил в сторону книгу. Этот сборник стихотворений Лоренцо Медичи, позаимствованный из библиотеки Эмерсона, Джонас прихватил с собой, чтобы несколько освежить стиль собственных любовных сонетов. Никогда не поздно учиться у классиков.
Лоренцо был настоящим представителем эпохи Ренессанса — знаток искусства, хитрый банкир, сильный политик, ученый и поэт, не говоря уже об обязательном умении прекрасно владеть шпагой. Лоренцо блеснул своими навыками в знаменитом поединке с наемным убийцей в стенах собора.
Сегодня Джонаса особенно заинтересовал скабрезный юмор этого энциклопедиста.
Несколько минут назад он как раз смаковал легкомысленные куплеты, сочиненные Лоренцо к праздничному карнавалу. Настоящий вакхический гимн, ода вину, женщинам и танцам, но за всем этим таилось горькое осознание быстротечности человеческой жизни и неистовое желание не упустить скупо отмеренные судьбой счастье и блаженство… Наверное, Лоренцо обладал даром предвидения, смерть пришла за ним, когда ему было всего сорок три года.
Джонас холодно подумал о своем не столь уж далеком сорокатрехлетии. Может показаться, что он внял совету Лоренцо и последние пять лет только и делает, что потакает своим прихотям. Но Джонас-то знал, что все обстояло как раз наоборот! На самом деле он бесцельно потерял эти годы, убегая неведомо от чего…
Он встал из глубокого серого кресла и подошел к окну.
Рубашка давно уже валялась на полу, сейчас на Джонасе остались одни только джинсы. Он хотел сразу отправиться в постель, но почему-то не смог. Что-то было не так в этой комнате. Странная тревога переполняла сердце.
Джонасу смертельно не нравились ни эти покои, ни дом, ни вся эта история с визитом. Но только сейчас чувство подстерегающей опасности стало почти осязаемым.
Его тревожило все, связанное с Кейтлин Эванджер. Как хотелось бы Джонасу заставить Верити ощутить то же самое! Куда там! Верити просто ослеплена желанием подружиться с одинокой художницей… Вглядываясь во тьму, Джонас в сотый раз спрашивал себя, как много известно Кейтлин о нем.
Чертова комната буквально давила на психику! Не нужно было, однако, обладать какой-то сверхинтуицией, чтобы найти источник тревоги. Джонас знал, что все дело в старинной шпаге, висящей на стене. Вот уже битый час он безуспешно пытался игнорировать проклятое оружие.
Чтобы отвлечься, Джонас попытался подумать о себе.
Сколько можно откладывать решение собственной судьбы! Теперь, когда он нашел Верити, у него есть силы разобраться и с будущим, и с прошлым!
Собиравшаяся весь вечер буря наконец разразилась с неистовой силой. Дождь хлестал в выпуклые стекла, ветер завывал в утесах. Джонас вспомнил рассказанную Кейтлин историю о бывшем владельце дома… Интересно, как там сейчас Верити? Наверное, тоже не спит, слушает рев ветра и думает о призраке Сэндквиста.
Джонасу вдруг пришло в голову, что порой Верити смотрит на него так, будто видит гораздо больше, чем он хотел бы позволить ей увидеть. Он поспешно отделался и от этой неприятной мысли и живо воспроизвел в памяти пылкие подробности их первой ночи. Господи, как же он захотел Верити, едва коснувшись пистолетов! После мучительной погони в темном коридоре подсознания он едва не сошел с ума от желания поймать Верити наяву.
По мере того как Джонас терзал себя воспоминаниями, плоть его напряглась от возбуждения… Теперь он жаждал только одного — снова пережить это волшебное забытье. Одному Богу известно, каких огромных усилий стоило ему сдержать свое обещание не форсировать события! Он до сих пор ощущал прикосновение Верити и покалывание ее острых ноготков. Господи, какая же она вся горячая!
Джонас до сих пор не понимал, почему Верити так долго откладывала свое знакомство со страстью. Он вспомнил о своей торопливой грубости и поморщился. Но несмотря на это, Джонас твердо знал, что не оттолкнул Верити и она все еще ждет своего часа. Той ночью она так и не вкусила истинного наслаждения, потому что выгнала Джонаса из постели прежде, чем он успел предпринять вторую попытку.
С той минуты они кружатся друг перед другом в каком-то странном, опасном танце… Джонас знал, что рано или поздно это зыбкое равновесие неминуемо взорвется.
Лучше бы побыстрее. Тело его мучительно алкало вновь познать пламя Верити Эймс.
Джонас отвернулся от окна, угрюмо проигнорировав свое возбуждение. Черт побери, один только образ обнаженной Верити неизменно приводит его в такое состояние! Просто смешно. В его годы давно пора разжиться определенными тормозами. Может, стоит прибегнуть к холодному душу?
Впрочем, тупая боль желания подчас имеет свою положительную сторону, подумал Джонас, подходя к шпаге. Хоть немного помогает отвлечься от навязчивых мыслей о старинном оружии. Джонас отвернулся от шпаги, прошествовал в отделанную нержавейкой ванную и зажег свет.
Как ни мучительна водотерапия, она должна подействовать, решил он. По крайней мере успокоит взбесившиеся гормоны. Похоже, эта рыжая Beрити скоро совсем сведет его с ума! Неужели она не понимает, что делает с ним?! Интересно, сколько еще он сможет выдержать свой обет целомудрия?
Джонас взялся было за пуговицы джинсов, представляя, как их расстегивает Верити, как вдруг у него закружилась голова.
Ясно, что это из-за шпаги. Вихрь страшных картин пронесся в сознании Джонаса.
Ярость. Похоть. Страх.
Воздействие оружия становилось все глубже. Слишком могущественны силы прошлого, таящиеся в холодной стали клинка. Слишком опасны… Джонас понимал, что не сможет противиться им.
Он пересек комнату и подошел вплотную к шпаге.
Чем ближе находится предмет, хранящий заряд былой кровавой жестокости, тем сильнее его влияние. Хорошо бы вообще убрать из комнаты эту дрянь. Может быть, запереть ее на ночь в стенном шкафу?
Джонас физически ощущал усиливающееся притяжение старого металла. Вещь подлинная, в этом у него не было ни тени сомнения. Скорее всего миланская работа.
Ни одна подделка не смогла бы так кричать ему о своем прошлом. Шпага явно пришла сюда из той эпохи, которая неизменно обладала самыми мощными чарами для Джонаса.
Он не посмел дотронуться до клинка и лишь робко коснулся края металлического диска, на котором он крепился к стене. Потом осторожно снял диск и на вытянутых руках понес к стенному шкафу, мрачно думая о том, что если бы сейчас его увидела Верити, то точно приняла бы за сумасшедшего. Впрочем, Джонас и сам уже не был уверен в обратном.
Он был уже на середине комнаты, когда понял, что совершил чудовищную ошибку. Ловушка захлопнулась. Он даже не притронулся к смертельной стали клинка, а волна эмоций, родившихся четыреста лет назад, уже захлестнула его и увлекла за собой. Джонас снова увидел бесконечный темный коридор. Вокруг сомкнулись стены; жадные щупальца старых чувств уже готовы к атаке. Вечно голодные, ненасытные, очень скоро они найдут его, Джонаса… Отчаянным усилием воли он боролся с желанием броситься в глубь туннеля. Там ждало только безумие, и Джонас уже знал об этом. А еще он знал, что невозможно спастись от щупальцев застарелой ненависти, насилия и ярости.
Испарина выступила у него на лбу, тоненькие ручейки пота заструились по вискам. Из последних сил Джонас сопротивлялся натиску прошлого. Вот он пошатнулся, потерял равновесие и тяжело упал на одно колено.
Надо во что бы то ни стало избавиться от шпаги! Скорее отшвырнуть от себя проклятый диск!.. Ведь это так просто. Всего лишь разжать пальцы и уронить на пол…
Джонас попытался разогнуть онемевшие пальцы. Однако власть минувшего оказалась гораздо сильнее, чем он предполагал. Никогда еще Джонасу не приходилось сталкиваться с таким безумным натиском… кроме того страшного случая, когда он чуть не убил лаборанта в Винсенте.
Джонас понял, что обречен. Этой ночью он вновь попадет в темный туннель. Прошлое поглотит его и либо убьет, либо бесповоротно сведет с ума.
Он был законченным идиотом, когда взялся за этот диск! Надо было сразу догадаться, насколько могущественна шпага… Но с тех пор, как Джонас последний раз ставил над собой психометрические эксперименты, прошло слишком много времени, и он успел забыть, сколь велики чары былого. А может быть, это недавний удачный опыт с пистолетами сослужил ему плохую службу? Или все дело в той смутной уверенности, которую он испытывает с того самого дня, как нашел Верити Эймс?
Джонас потряс головой, пытаясь вспомнить, почему так легко отделался во время эксперимента с дуэльной парой. Он взял в руку пистолет — и тут же увидел Верити. Она была там, в коридоре, она убегала от него! Джонас не смог нагнать ее, но ощущал, что она пытается притянуть и его, и оружие. Более того, ей были подвластны даже клубящиеся ленты ненасытных чувств Верити!!
Джонас понял, что стоит ему лишь притронуться к Верити, как он избавится от чар шпаги. Он с трудом поднялся на ноги и тут же повалился на постель Металлическая тарелка выпала из рук Джонаса и со звоном упала на пол. Шпага соскочила с диска Но прежде чем Джонас успел подняться, клинок подкатился к нему и коснулся босой ноги.
Слепая ярость охватила Джонаса. Страшная, смертельная, безумная ярость.
Он должен убить негодяя, пытавшегося обесчестить его женщину.
Прежде чем первые лучи рассвета озарят небосклон, он увидит черную кровь мерзавца на плитах своего палаццо.
Джонас вскочил и схватил шпагу. Он должен увидеть Верити. Его рыжеволосая дама в опасности! Он придет к ней и убьет того, кто ей угрожает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотой дар - Кренц Джейн Энн



Очень понравилось! Интересно, в жизни есть такие терпеливые мужчины,живущие со стервочками! Честное слово, восторгалась напором и темпераментом главной героини и радовалась, что хоть в книге можно прочитать про такую смелость женщины! Спасибо!
Золотой дар - Кренц Джейн Эннстарушенция
15.08.2012, 0.51





Роман до конца держал в некотором напряжении.. понравилось больше всего то, что написан с юмором, гг-й тож хорош, мужик. 8балловё
Золотой дар - Кренц Джейн ЭннМери
16.01.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100