Читать онлайн Золотой дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Золотой дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Как только Верити заметила, что Кинкейд крадучись вышел из переполненной залы, она не колебалась ни секунды. У нее просто не было выбора! Ведь от Кинкейда, наверное, не укрылось исчезновение Джонаса, и он пошел за ним. Но она не позволит этому мерзавцу застигнуть врасплох ее любимого!
Несколько человек слонялись возле главной залы, но никто не обратил ни малейшего внимания на даму в синем бархатном платье, быстро прошедшую в заднюю часть дома.
Через несколько мгновений Верити уже бежала по пустому длинному коридору, ведущему к черной лестнице. Ей во что бы то ни стало нужно поскорее подняться на третий этаж и предупредить Джонаса!
Верити преодолела всего три ступеньки, когда за ее спиной раздался громкий голос Кинкейда. Девушка вздрогнула, догадавшись, что он только что вошел в дом.
— Какое приятное совпадение, Верити! Я как раз шел искать вас!
Верити застыла на месте и медленно обернулась к нему, усилием воли заставив себя рассуждать логично.
Не исключено, что Джонас все еще в студии Кейтлин.
Значит, ей нужно попытаться задержать Кинкейда.
— А я как раз шла к себе, чтобы немного освежиться! — прощебетала она, ослепительно улыбаясь. — А вы были на улице? Кажется, там льет как из ведра!
— Да. Сегодня очень коварная ночь. — Кинкейд подошел ближе. Верити показалось, будто светловолосый дьявол шагнул к ней из мрака и остановился у подножия лестницы. Он даже не подумал включить свет. — Страшная ночь.
Впрочем, даже в темноте было заметно странное возбуждение, исказившее красивые черты Кинкейда. Верити испугалась. Господи, что это с ним такое?! Руки у нее задрожали, и девушка судорожно вцепилась в подол своего платья. Однако ослепительная улыбка по-прежнему безмятежно сияла на ее лице. Такую особую, автоматическую, улыбку хозяйка кафе выдает своим трудным клиентам.
— Так, значит, вы выходили немного освежиться? — любезно продолжала она. — Прекрасно вас понимаю. В зале невыносимо тесно и душно.
«Господи, да сколько же Джонас будет еще торчать там наверху, — с тоской подумала Верити. — И как он будет спускаться — по этой лестнице или все-таки по главной?»
— Вы правы. Внизу слишком много народу, — невозмутимо сказал Кинкейд. — Пожалуй, я составлю вам компанию, — продолжил он и поставил ногу на первую ступеньку:
Верити инстинктивно поднялась повыше. Боже, ну почему она не догадалась зажечь свет? Насколько спокойнее было бы теперь!
Ужас тошнотой подкатывал к горлу. Сейчас Кинкейд выглядел особенно зловеще. Свой костюм итальянского кавалера он носил с небрежностью Борджиа. Кроме Джонаса, Кинкейд был единственным, кто выглядел непринужденно в старинной одежде. Стараниями Кейтлин Эванджер весь этот вечер отдавал каким-то дьявольским сюрреализмом.
— Простите, но я ищу дамскую комнату, — как можно спокойнее улыбнулась Верити. — Если не возражаете, то увидимся в зале через несколько минут.
Верити потребовалась вся ее отвага, чтобы повернуться спиной к этому страшному человеку и подниматься по лестнице с безмятежной раскованностью женщины, идущей немного привести себя в порядок.
Однако с Кинкейдом этот номер не прошел. В два прыжка он бесшумно настиг ее и схватил за горло. Холодное дуло пистолета уперлось в шею Верити.
— Ни звука, миледи, или я выпущу весь воздух из вашего горлышка. — Кинкейд не скрывал, что подобный исход доставил бы ему немалое удовольствие.
Верити ни на секунду не усомнилась в этом… «Господи, где же Джонас?»
— Вы понимаете, что делаете?! — прохрипела она.
— Вношу коррективы в сегодняшнюю повестку дня.
Идем, моя крошка. — Он грубо подтолкнул Верити. — Дадим добряку Тресслару несколько минут на то, чтобы завершить свое дело, потом я свяжусь с ним и поручу переправить вас в более уединенное местечко. Я ведь собираюсь не спеша потолковать с вами, моя милая Верити Эймс… Вы подробно ответите мне на все вопросы, которые я так и не смог задать Куаррелу.
Верити нервно обернулась — стальное дуло немедленно уперлось ей в висок.
— О чем вы говорите?! Кто такой Тресслар? И где Джонас?!
— Тресслар работает на меня. А что касается вашего дружка… думаю, он уже выбыл из числа действующих лиц нашей маленькой пьески. Надеюсь, я не ошибся, избавившись от него. Ведь у меня есть вы. И вы расскажете мне все, Верити. Но это чуть позже. Сейчас я должен вернуться в зал, пока наше с вами отсутствие не бросилось в глаза.
— Вы просто сумасшедший! Что вы сделали с Джонасом?!
— Забудьте своего бывшего любовника.
— Будьте вы прокляты! Где Джонас?! — забыв о грозящей опасности, закричала Верити и начала отчаянно вырываться от Кинкейда.
Тогда он с такой силой сжал ее горло, что Верити стала задыхаться. Смертельный ужас охватил ее. Дико извиваясь, Верити пыталась достать до своего врага кулачками, ударить ногой. К сожалению, тяжелая длинная юбка делала последнее практически невозможным.
— Да прекратишь ты или нет, маленькая дрянь! — потерял терпение Кинкейд и с размаху ударил ее по голове рукояткой пистолета.
Удар на какое-то время полностью оглушил Верити. Она покачнулась и начала медленно оседать на ступеньки, едва не утянув за собой Кинкейда. Тот чуть было не упал, однако удержался на ногах, торопливо поднявшись вверх.
— Будьте благоразумны, мисс Эймс, пока я, не дай Бог, не решил, что с вами слишком много возни. Тогда я откажусь от мысли продлевать вашу и без того коротенькую жизнь.
Верити не смогла ответить. Перед глазами у нее все поплыло, лестница мягко прогнулась под ногами… Когда она немного оправилась, Кинкейд уже втащил ее на верхнюю площадку. Верити глубоко вдохнула, собираясь закричать, но мучитель тут же втолкнул ее в темный коридор. В отличие от парадной черная лестница проходила лишь в одном крыле, поэтому Кинкейд и Верити сразу оказались перед спальней Джонаса.
— Пожалуй, я спрячу вас в вашей же комнате, — заявил Кинкейд. — По моей просьбе Тресслар заранее обследовал дом и выяснил, куда вас поместят. Так что до его прихода посидите у себя.
Он остановился перед дверью, повернул ручку и грубо втолкнул Верити в темную спальню. Девушка пошатнулась, неловко оступилась и ухватилась за столбик кровати, чтобы не упасть. Заметив, что Верити снова открыла рот, чтобы позвать на помощь, Кинкейд пихнул ее с такой силой, что она не удержалась и навзничь рухнула на кровать. Тяжелые бархатные юбки взлетели к коленям. Верити неистово рванулась, пытаясь подняться, и платье задралось еще выше, к самым бедрам.
Кинкейд отложил пистолет на ночной столик и обеими руками прижал к постели свою жертву. Он знал, что Верити еще не оправилась от удара по голове и не сможет оказать ему достойного отпора.
Но Верити никак не хотела смириться с собственным бессилием и бешено извивалась в его руках. Тогда Кинкейд навалился на нее всем телом и закрыл ей лицо подушкой.
Верити начала задыхаться… «Сейчас я умру, — пронеслось в ее туманящемся сознании. — Умру здесь, на этой ужасной постели. Кинкейд задушит меня… И Джонас тоже мертв… Мертв».
Она смутно отметила, что Кинкейд уже возбужден.
Мысль о том, что ее последние судороги доставляют ему сексуальное наслаждение, на какой-то миг придала ей сил, и Верити вцепилась ногтями в руки Кинкейда.
— Проклятие! — прошипел он, разъяренный ее слабым сопротивлением. — Прекрати это, или я убью тебя!
В эту секунду дверь с грохотом распахнулась, и яркий свет залил комнату.
— Нет, Кинкейд, это ты сейчас умрешь, — прозвучал неестественно спокойный голос Джонаса.
— Куаррел?! — Казалось, Кинкейд ожидал чего угодно, только не этого. Какое-то время он просто отказывался верить своим глазам. Потом стремительно оторвался от Верити.
Отшвырнув подушку, она судорожно перевела дыхание.
Потом заметила, что лежит на самом краю постели. Еще одно движение — и они с Кинкейдом рухнули бы на пол.
Джонас одним прыжком ворвался в комнату. Однако «
Кинкейд уже успел не только схватить свой пистолет, но и прицелиться в Верити. Джонас замер в изножье постели. Выражение лица его, больше чем когда-либо казавшегося выточенным из камня, было поистине страшно.
Кинкейд со свистом вздохнул:
— Еще один шаг, Куаррел, и я размажу ее мозги по стенке.
Верити быстро взглянула на него и поняла, что хотя Кинкейд и держит ее под прицелом, все внимание его занято только Джонасом.
— Где Тресслар? — бросил Кинкейд, вновь обретая самообладание.
— У подножия утесов, — все так же невозмутимо ответил Джонас.
— Ты лжешь!
— Неужели?
— Не представляю, как тебе удалось избавиться от него, ну да ладно. Поздравляю, Куаррел. Так вот, сейчас мы все трое еще разок прогуляемся к скалам. Пистолет я буду держать под плащом, но знай, Куаррел, твоя рыжая сучка будет у меня на мушке. Если кто-нибудь остановит нас, она первой отправится на тот свет. Ты хорошо меня понял? А теперь давайте пошевеливайтесь.
Верити мгновенно повиновалась, но, вместо того чтобы встать с постели, она просто пододвинулась к краю и грохнулась на пол. Снова взметнулись пышные бархатные юбки — это Верити подкатилась к Кинкейду и крепко схватила его за ногу. Он попытался отшвырнуть ее, но не устоял и тяжело рухнул на колени.
— Будь ты проклята, дрянь!
Но Джонас уже бросился на своего врага. Пистолет выпал из руки Кинкейда и завалился под кровать. Верити подхватила юбки, вскочила и отбежала подальше от сцепившихся мужчин. Отчаянно озираясь, она искала глазами пистолет.
Джонас и Кинкейд боролись в полном молчании, однако саму потасовку никак нельзя было назвать бесшумной.
Мебель трещала под ударами, мелкие предметы с шумом и звоном сыпались на пол. Глухие удары, сопение и тяжелое дыхание дерущихся заполнили комнату. Противники не уступали друг другу в силе и ловкости, оба горели мрачным желанием победить во что бы то ни стало.
Верити в растерянности замерла. Нужно немедленно позвать на помощь, но не могла же она оставить их одних! Вдруг за время ее отсутствия Кинкейд одолеет Джонаса? Наконец Верити все-таки решилась. Она подбежала к двери и высунулась в коридор, намереваясь кричать, пока кто-нибудь не услышит.
И тут она увидела Кейтлин Эванджер, спешившую к ней со шпагой в руке. Сейчас художница была похожа на грозную богиню Возмездия. Тави едва поспевала за хозяйкой, красивое лицо ее перекосилось от страха.
— Кейтлин! Слава Богу, это ты! Кинкейд и Джонас здесь, в этой комнате! Скорее бегите за подмогой! — Верити стремительно обернулась к Тави. — Быстрее спускайтесь вниз и приведите сюда кого-нибудь из гостей! И позвоните шерифу. Да торопитесь же, Тави!
— Слишком поздно, — прошептала Кейтлин, заглядывая в спальню. Глаза ее лихорадочно заблестели. — Час пробил.
Верити беспомощно посмотрела на Тави:
— Господи, что она такое говорит, Тави?! Умоляю Вас, позовите на помощь!
— Она права, — обронила Тави, не двигаясь с места. — Это случилось. Насовсем так, как она планировала, но все-таки… Значит, так тому и быть.
— Ради всего святого, прошу вас, вызовите хотя бы полицию!
Тави даже не шелохнулась. Кейтлин, по-прежнему сжимая в руке шпагу, полностью загораживала собой дверной проем. Тут в комнате послышался грохот, и Верити кинулась посмотреть, что случилось. — События развивались настолько стремительно, что, казалось, при всем желании ничего уже не изменить. Джонас с такой силой ударил своего врага, что тот отлетел к стене, где висела шпага девятнадцатого века. Подняв залитые кровью глаза, Кинкейд сразу заметил ее и рывком схватился за эфес. Оторвавшись от стены, он сделал мастерский выпад и направил клинок прямо в грудь Джонасу.
Верити дико закричала, но Джонас сумел увернуться от смертельного удара. Кинкейд отступил на шаг и приготовился к нападению. Дьявольский блеск его глаз ясно говорил о том, что он решительно вознамерился воспользоваться положением своего противника.
Не отдавая себе отчета в том, что делает, Верити оттолкнула Кейтлин и рванула шпагу у нее из рук. Она знала только одно — Джонас безоружен, а кроме этой чертовой шпаги, здесь нет больше ничего подходящего.
Кейтлин с готовностью разжала пальцы.
— Да. Да! — горячо зашептала она. — Дай ее Куаррелу. Пусть он убьет Кинкейда! Так и должно быть!
Верити ощутила холодную тяжесть клинка. Не обращая внимания на безумные слова Кейтлин, она метнулась в комнату, надеясь застать Кинкейда врасплох.
Но Джонас сразу же увидел шпагу. Уворачиваясь от нового выпада Кинкейда, он оказался как раз возле Верити и с силой выхватил у нее оружие.
— Нет, Джонас! Не трогай, это же та самая шпага!
Но было уже слишком поздно. Как только пальцы Джонаса коснулись эфеса, стены комнаты медленно поплыли перед глазами Верити, принимая очертания бесконечного черного туннеля. Крик застыл у нее в горле.
Верити замерла в дверях, судорожно сжав кулаки и глядя на Джонаса, уверенно принявшего стойку заправского фехтовальщика. Она пыталась удержаться одновременно в обеих реальностях. К ее изумлению, это оказалось возможно… Возможно, но чертовски сложно. Верити нутром чуяла, как два времени отчаянно пытаются слиться воедино.
Внезапно действительность отступила, вытесненная могучим чувством. Верити сразу узнала его. Ярость, раскаленная добела мужская ярость! Ярость древняя, всесильная и вечная. Ярость кавалера шестнадцатого века перехлестывалась неистовыми эмоциями, родившимися только что в этой современной комнате.
Проходят века, поколения сменяют поколения, но есть вещи, которые пребывают неизменными. Гнев всегда был и будет ужасен. Всегда, во все времена…
Верити не знала, откуда исходит это неистовство — от Джонаса или же от жутких клубящихся лент, спешащих к ней из тьмы коридора. Жадные щупальца цвета ночи, крови и стали потянулись из мрака прошлого. Последний раз Верити видела их в ту ночь, когда Джонас ворвался к ней в спальню со шпагой.
А тем временем мужчины плясали друг против друга в страшном смертельном танце. Верити смотрела на них и одновременно видела других противников, одетых почти так же и кружащихся в бесконечном туннеле подсознания. Образы рождались и таяли в хороводе мрачной симфонии. , Верити на мгновение зажмурилась и сосредоточилась на видениях коридора. Похоже, что оттуда исходит какая-то страшная опасность. Джонас был слишком занят. Верити прекрасно понимала, каких нечеловеческих усилий стоит ему удерживаться в одной с Кинкейдом реальности. Силы прошлого в любую минуту готовы наброситься на него.
Их сдерживало только присутствие Верити. Она как магнит притягивала к себе клубящиеся ленты старых чувств. Голодные щупальца жадно извивались и бессильно сникали у ее ног.
Верити инстинктивно огляделась в поисках Джонаса.
Она чувствовала его присутствие, но почему-то не видела. На какое-то мгновение ей стало страшно. Она стояла совсем одна, глядя на яростную сцену битвы.
И здесь мужчины плясали точно так же. Когда один из противников медленно развернулся, держа наготове шпагу, Верити успела разглядеть его. Он был примерно одного возраста с Джонасом, а смертельный гнев делал их похожими. Она смотрела на человека, намеревавшегося во что бы то ни стало убить своего врага. Второго противника Верити почему-то так и не разглядела, его образ постоянно дробился и расплывался, пока наконец человек, похожий на Джонаса, не пронзил его своей шпагой.
Снова и снова появлялась и исчезала эта сцена перед мысленным взором Верити. Снова и снова должна была она смотреть, как призраки сражаются и убивают друг друга. И каждый раз все заканчивалось одинаково — удар в грудь, алая кровь, — и все начиналось сначала.
И все это время образ испускал бесконечные ленты страшных чувств. Они рвались к Джонасу, вызывавшему их прикосновением к шпаге, но вынуждены были покоряться Верити.
Никогда еще она не испытывала такого страха. Впервые она была здесь без Джонаса, беззащитная перед кошмарным видением и свирепыми вихрями цвета ночи, стали и крови. Она чувствовала беспощадную жажду этих лент, с обманчивой покорностью лижущих ее ноги.
— Верити!
— Джонас! Где ты? — Верити порывисто обернулась, вглядываясь во тьму.
— Стой на месте. — Бесплотный громовой голос эхом отлетел от черных стен бесконечности.
— Где ты?! — в отчаянии закричала Верити.
— Пытаюсь удержаться между коридором и реальностью, — вновь прозвучал его голос. И тут же раздался мучительный стон:
— Ч-черт…
Верити почувствовала чью-то жгучую боль, потом услышала пронзительный женский крик, вырвавшийся из комнаты.
Она поспешно открыла глаза и с ужасом увидела, как белый рукав сорочки Джонаса стремительно краснеет и набухает кровью. Значит, Кинкейд все-таки нанес свой удар.
Но Джонас быстро отступил назад и, не обращая внимания на рану, продолжил смертельный танец, шаг за шагом приближаясь к противнику. И тут Верити осознала, что Джонас, оказывается, еще и умеет фехтовать. Зато Кинкейд был искушен в этом искусстве.
— Верити! Да будь же внимательней, черт тебя побери!
Мгновенно зажмурившись, она снова попала в коридор, и ее полностью обвили свирепые щупальца боли и ярости. Она находилась теперь в самом центре урагана. Верити едва не задохнулась от ужаса, глядя, как цветные вихри кружат вокруг нее, слепят глаза, мечутся, пытаясь вырваться на свободу и броситься на поиски Джонаса. Неистовый шторм бушевал вокруг нее, но Верити стояла неподвижно.
Она была» якорем «.
И тут в коридоре неожиданно появился Джонас. Он возник откуда-то из темноты и решительно направился к Верити, перешагивая через клубящиеся вихри.
— Не двигайся! — приказал он и вошел в сомкнувшееся вокруг нее кольцо боли, страха и ярости.
Верити показалось, будто Джонас что-то ищет. Вот он нагнулся и поднял длинную ленту цвета потемневшей от времени стали. Джонас потянул ее и вытащил из общего гигантского клубка. Когда он поднял руку, металлическая полоска, словно браслет, сомкнулась на его запястье.
— Джонас, не надо! — закричала Верити, охваченная внезапным озарением. — Это я держу их здесь! Не трогай!
Джонас обернулся и окинул ее холодным взором золотых глаз. Свирепые чувства прошлого беспокойно зашевелились у ног Верити, как свора легавых, рвущихся с поводка в предвкушении добычи. Верити стоило огромных усилий удержать их на месте. Впервые она чуть не потеряла контроль над силами туннеля. Черт возьми, Джонасу не следовало касаться этой ленты!
Но он уже ушел в глубину коридора, унося на руке холодно поблескивавшую перевязь. Верити снова представила змею, готовую ужалить, и содрогнулась от отвращения.
Только сейчас она поняла, что произошло. Джонас добровольно решил изведать одно из самых опасных чувств. Верити с ужасом сознавала всю степень риска, ведь ни она, ни Джонас не знали, как далеко простирается его власть над собственным даром.
Она открыла глаза, и тут же стены туннеля заколебались и слегка расплылись. Девушка попыталась одновременно сосредоточиться на угрожающем клубке эмоций под ногами и на смертельном поединке, разыгравшемся в спальне. Силы ее стремительно уходили, их уже явно не хватало для того, чтобы кричать от ужаса или делать подобные глупости.
Танец смерти продолжался, однако Верити заметила, что Кинкейд теперь гораздо чаще оборонялся, чем наступал. Вот клинки снова сверкнули и со звоном встретились в воздухе. Джонас отскочил к стене, неудачно развернувшись грудью к врагу. Кинкейд, уже изрядно вымотавшийся, не замедлил воспользоваться своим преимуществом и вложил всю силу в решающий выпад.
Джонас увернулся, упав на колено, и стремительно выбросил перед собой клинок. Кинкейд, совершенно не ожидавший такого маневра, растерянно отшатнулся и неуклюже отступил к окну. Ловко поднявшись, Джонас мгновенно кинулся на противника, подцепил шпагу Кинкейда своей и сильным ударом отбросил ее прочь.
Лезвие со звоном покатилось по полу. Кинкейд отпрянул назад, потерял равновесие и упал на бок. В ту же секунду Джонас бросился к противнику и приставил шпагу к его горлу:
— А теперь я проткну тебя, мерзавец..
В этот короткий миг у Верити словно пелена спала с глаз. Во-первых, она нисколько не сомневалась в том, что Джонас сейчас убьет Кинкейда. Во-вторых, она чувствовала, что Кейтлин буквально сходит с ума от близости отмщения.
А самое главное, она ощутила, как тает ее контроль над силами коридора. Извивающиеся щупальца приготовились накинуться на Джонаса. Им нужен был только выход.
И Верити осознала, что, как только Джонас убьет Кинкейда, они одержат верх. Насильственная смерть, вызванная предметом, хранящим память былого, позволит его чарам прорваться в настоящее. И тогда, вырвавшись на свободу, силы прошлого убьют или сведут с ума ее Джонаса.
— Нет! Нет, Джонас! — Она кинулась к нему и схватила за руку, занесенную для убийства:
Джонас отбросил ее с такой яростью, что Верити снова отлетела на постель. Когда он обернулся, флорентийское золото его глаз горело слепой ненавистью. Далекий призрак шестнадцатого века смотрел на Верити из бездонной глубины этого взгляда, и гнев его был гневом мужчины века двадцатого.
— Он пытался изнасиловать тебя! Едва не убил! Он заслуживает смерти!
— Сделай это! Ну же! — хрипло откликнулась с порога Кейтлин Эванджер, — Убей его! Убей его!
Кинкейд лихорадочно переводил взгляд с Джонаса, готового нанести последний смертельный удар, на изуродованную женщину, стоявшую в дверном проеме.
— Кто ты такая?! — прохрипел он. — Что здесь происходит?!
— Убей его! — безумно вскрикнула Кейтлин.
Джонас медленно погрузил шпагу в горло поверженного врага. Дикий крик Кинкейда подбросил Верити с постели. Она бросилась к Джонасу и крепко вцепилась ему в руку.
— Нет! — яростно крикнула она. — Не смей! Силы коридора ждут тебя, Джонас! Как только ты убьешь его, я не смогу больше сдерживать их! Прошлое поглотит тебя!
— И все же я попробую!
— Нет! Я запрещаю тебе, слышишь, Джонас?!
— Проклятие! — прошипел Джонас, не глядя на нее.
Кейтлин бросилась к ним, лицо ее перекосилось от ярости.
— Замолчи, Верити! Кинкейд должен умереть! Я требую отмщения!
Кинкейд резко повернул к ней голову и жадно облизал губы, отчаянно пытаясь выкроить хотя бы несколько минут жизни.
— Кто ты такая, ?!
Кейтлин окинула его взором неподкупного судии; жуткая, леденящая душу улыбка скривила ее тонкие губы.
— Сьюзен Коннели.
— Нет! — в ужасе выкрикнул Кинкейд. — Ты лжешь!
Этого не может быть!!
— Ты прав, — страшно усмехнулась Кейтлин. — Теперь я уже не Сьюзен. Сьюзен умерла. — Она властно обернулась к Джонасу. — Убей его. Немедленно прикончи, пока я вижу ужас в его глазах!
— Не дождешься! — гневно крикнула Верити. — Я не позволю тебе сделать из Джонаса своего кондотьера! Ты поставила этот спектакль, Кейтлин!
Сама и дописывай финал!
Несколько секунд художница молча смотрела на нее.
Затем отрешенно протянула руку и взялась за эфес шпаги.
Джонас замялся, потом поморщился и неохотно разжал пальцы.
В ту же секунду Верити освободилась от власти туннеля. Исчезла тьма, исчезли жадные щупальца и разноцветные ленты, жадно кружащиеся вокруг нее. Самой последней исчезла ужасная полоска цвета старого металла… Верити испытала огромное облегчение, избавившись от необходимости пребывать одновременно в двух реальностях.
— Вы все сумасшедшие! Сумасшедшие! — взвизгнул Кинкейд. Мгновенно оценив выгоды перемены ситуации, он вскочил и бросился на Кейтлин, рассчитывая на ее женское неумение обращаться с оружием.
Но Кейтлин решительно подняла клинок и твердо направила его на своего смертельного врага. Кинкейд не избежал удара и всей грудью принял остро отточенное лезвие… Жуткий крик боли и бессильной ярости эхом отлетел от стен комнаты. Умирающий судорожно вцепился руками в эфес шпаги и грузно рухнул на колени. Его стекленеющий взор в последний раз скользнул по Кейтлин…
Дэмон Кинкейд свалился под ноги бывшей Сьюзен Коннели. На лице его появилось крайне недоуменное выражение, как будто могущественный магнат, даже умирая, отказывался верить в то, что на сей раз судьба отвернулась от него…
А потом он навеки застыл.
Шум и топот раздались в коридоре. Очевидно, кто-то из гостей заподозрил недоброе и бросился наверх.
Джонас оторвал взгляд от покойного и поочередно посмотрел на женщин, молча стоявших возле.
— Типичное убийство в целях самообороны и в присутствии четырех свидетелей. Мы все должны говорить одно и то же. Не стоит усложнять жизнь местной полиции. Запомните, леди, это приказ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотой дар - Кренц Джейн Энн



Очень понравилось! Интересно, в жизни есть такие терпеливые мужчины,живущие со стервочками! Честное слово, восторгалась напором и темпераментом главной героини и радовалась, что хоть в книге можно прочитать про такую смелость женщины! Спасибо!
Золотой дар - Кренц Джейн Эннстарушенция
15.08.2012, 0.51





Роман до конца держал в некотором напряжении.. понравилось больше всего то, что написан с юмором, гг-й тож хорош, мужик. 8балловё
Золотой дар - Кренц Джейн ЭннМери
16.01.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100