Читать онлайн Золотой дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Золотой дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

В следующий понедельник Верити стояла на оживленном тротуаре Сан-Франциско и с восхищением рассматривала подъезд роскошной стеклянной башни, устремленной в самое небо.
— Мне всегда казалось, что в штате, где нередко бывают землетрясения, должны существовать законы, запрещающие строительство подобных небоскребов.
— С каких это пор Калифорнию волнуют такие глупости? — фыркнул Джонас. — Об этом беспокоятся только туристы. — Джонас сунул под мышку свою сумку и легонько подтолкнул Верити к вращающейся двери. — Вперед, дитя мое. Посмотрим, достоин ли этот Кинкейд высокой чести вызволить нашего старого Эмерсона из когтей кредитора.
— А когда закончим улаживать папины дела, то пойдем в магазин выбирать костюмы для маскарада у Кейтлин, — напомнила Верити.
— Слушай, не зарывайся! Я уже дал тебе свое согласие, вспомнила? Я смирился с невозможностью отговорить тебя от участия в этом балагане, я обещал сходить с тобой в магазин. Что тебе еще от меня надо?
Верити одарила сто лучезарной улыбкой:
— А разве я жалуюсь?
— Нет, Верити. Ты просто пилишь ржавой пилой Остановившись перед черным с золотом лифтом, Джонас внимательно изучил список фирм, оккупировавших башню. — Нашел Верхний этаж. Судя по расположению офиса, дела у этого парня идут что надо.
— Может, нам следовало отправить сюда отца? — засомневалась Верити. — В конце концов это его дело.
— Дорогая, владелец редкой вещи никогда не должен напрямую выходить на покупателя. Твой отец прекрасно знает это правило, именно поэтому он перепоручил все мне. А теперь постарайся-ка получше замаскировать свое возмутительное неверие в мои организационные способности и приготовься сладко улыбаться.
— Сладко? — Верити живо выдала сахарную улыбочку. — Так вот в чем ты видишь мою роль!
— Да, моя милая, тебе придется всего-навсего изображать мою пустоголовую, но чертовски аппетитную рыжую подружку, которая увязалась со мной из чистого любопытства.
— Звучит захватывающе! — хмыкнула Верити, заходя в лифт.
— Клянусь, как только этот Кинкейд увидит твою улыбку, у него немедленно отпадут все подозрения. Он не усомнится, что такие люди, как мы с тобой, могли принести ему грязные пистолеты. Твоя улыбка яснее всякого ручательства доказывает нашу непричастность к темным и скользким делишкам.
В молчании они начали подниматься на самый верхний этаж. Верити с любопытством разглядывала себя в зеркальной стене. Сегодня она надела свой единственный выходной костюм — чудесную черно-белую двойку с длинным двубортным пиджачком и крошечной юбочкой.
Верити сто лет не носила туфли, неудивительно, что черные лакированные лодочки уже стали малы.
Джонас по торжественному случаю вырядился в пиджак, купленный пять лет назад, и широкие слаксы.
— Да, время не властно над твоим костюмчиком, — заявила Верити, придирчиво оглядев темную пару, ловко сидевшую на стройной фигуре Джонаса. — Тебе повезло, что мужская мода меняется не так быстро, как женская.
Джонас разгладил пальцем лацканы своего пиджака и опустил глаза.
— Наконец-то я понял, зачем столько лет таскал с собой этот костюм. Рано или поздно мужчине приходится одеваться на похороны.
— Или на свадьбу, — парировала Верити.
Джонас ласково посмотрел на нее:
— Последние пять лет я не был ни на одной свадьбе.
— Занятно.
Верити снова замолчала и несколько секунд гримасничала перед зеркалом, изображая пустоголовую дурочку. Беззлобная пикировка с Джонасом вполне соответствовала той манере разговора, которой они теперь придерживались. Что-то осторожное, уклончивое появилось в их отношениях. Эта странная натянутость исчезала только во время поединков неистовой страсти или столь же неистового заклинания могущественных сил туннеля.
После первого совместного эксперимента они проделали еще два. Джонас так и рвался в бой, ему не терпелось как можно больше узнать о своих способностях.
Верити до сих пор не понимала, что творится с ней во время этих опытов, да, честно говоря, не слишком-то и стремилась. Порой ей даже чудилось, что Джонас слегка помешался на этих испытаниях.
Страсть стала занимать гораздо большее место в их отношениях. Это шло по нарастающей с той самой ночи, когда Джонас с честью доказал, что его мужская сила не нуждается в стимулирующем действии коридора.
Верити слегка нахмурилась, вспомнив последние ночи.
Наверное, она невольно спровоцировала Джонаса, и теперь он лез из кожи, доказывая, что прекрасно обходится без подстегивания.
Признаться, он весьма преуспел. Порой Верити даже сомневалась, сможет ли она и дальше выдерживать этот сумасшедший натиск. Пока она еще ни разу не ударила в грязь лицом… даже когда Джонас немилосердно овладел ею в три часа утра. Тогда она мирно спала на боку, пригревшись возле Джонаса, и проснулась от того, что он вошел сзади в ее уже увлажнившееся лоно. Слабый протест мгновенно сменился учащенным дыханием, а тело разгорелось страстью. Джонас лишь хрипло рассмеялся, польщенный ее реакцией.
А потом: он ушел. Он всегда уходил на рассвете и возвращался в домик, который делил с отцом Верити. Она никогда не просила Джонаса остаться, подспудно чувствуя, что это как-то связано с неуверенностью в прочности их связи. Таким образом она словно устанавливала эмоциональную дистанцию.
Они никогда не обсуждали свое общее будущее. В кафе все оставалось по-старому, и добрый Эмерсон снисходительно наблюдал, как Джонас открыто демонстрирует свои права на его дочь. Он ни разу не сказал ни слова, когда усталый любовник Верити заявлялся в дом под утро. Казалось, Эмерсон не имел ничего против того, что его строптивица наконец-то завела себе любовника. Наверное, он считал, что его Рыжик давно вышла из подросткового возраста…
Двери лифта открылись прямо в элегантную приемную, где среди дорогой итальянской офисной мебели скучала прилизанная темноволосая секретарша.
— Чем я могу вам помочь? — любезно поинтересовалась она, вперив карий взгляд в Джонаса.
— Мое имя Джонас Куаррел, а это Верити Эймс. У нас назначена встреча с мистером Кинкейдом, — уверенно отвечал тот.
— Конечно-конечно, мистер Куаррел! — медовым голоском пропела брюнетка. — Мистер Кинкейд ждет вас!
Сейчас вас проводят, мистер Куаррел!
В приемную вошла еще одна гладко зачесанная девушка, на этот раз блондинка, и бодро поприветствовала гостей. Верити придирчиво осмотрела костюмчики обеих секретарш и решила, что эта работа оплачивается значительно лучше ресторанной. Надо быть начеку, а то ее Джонас, не дай Бог, рискнет попытать счастья на этом поприще.
А уж эти бабенки будут просто счастливы залучить его в свои стройные приглаженные ряды! Да еще, пожалуй, пригласят в пару-тройку других интересных местечек!
Неужели она ревнует?! От этой мысли Верити в ту же секунду и впрямь почувствовала себя абсолютной пустышкой. Такому имиджу вполне соответствовала улыбка, которую — памятуя наказ Джонаса — она выдала, как только блондинка распахнула перед ними двери кабинета своего шефа.
— Мисс Эймс и мистер Куаррел, сэр, — прощебетала она и легким кивком извинилась перед Джонасом за то, что, к сожалению вынуждена оставить их.
В кабинете Кинкейда Верити сразу бросились в глаза две вещи — тренировочный манекен, болтающийся вниз головой на длинной веревке, и картина Кейтлин Эванджер на стене. Это было одно из самых страшных полотен Кейтлин, изображавшая женщину, отчаянно пытавшуюся плыть в бурном море крови. Верити даже вздрогнула.
Работы Кейтлин кричали о боли и страдании, они просто не могли оставить человека равнодушным.
В следующую секунду Верити снова расплылась в улыбке, адресуя ее поразительно красивому мужчине, поднявшемуся из-за стола, чтобы поприветствовать их. На вид хозяин кабинета был приблизительно одного возраста с Джонасом и обладал такой же стройной, сильной фигурой атлета с узкими бедрами и прекрасно развернутыми плечами. Однако на этом все сходство кончалось.
Дэмон Кинкейд был не просто эффектнее Джонаса.
Весь его облик излучал какую-то особую мощь и уверенность человека, ворочающего огромными деньгами. Его светлые волосы были подстрижены и уложены в прическу, которой может добиться лишь самый шикарный стилист, берущий за свое мастерство, никак не меньше стоимости ужина в роскошном ресторане на Юнион-сквер.
Серебристо-серый пиджак от Кензо, сшитые на заказ туфли и кроваво-красный шелковый платок с монограммой дополняли облик блестящего бизнесмена.
— Счастлив познакомиться, мисс Эймс. — Поклон Кинкейда выражал самое искреннее восхищение и ни малейшего намека на нескромность. Разве что чуть дольше, чем следовало, задержался его взгляд на сияющем личике гостьи. Но вот Кинкейд вежливо обернулся к Джонасу:
— Добро пожаловать, мистер Куаррел. Огромное спасибо за то, что взяли на себя труд зайти. Мне было очень неловко доставлять вам такие хлопоты, но, право же, как только Хэтч сообщил мне, что вы собираетесь приехать сюда на встречу с покупателями, я просто не устоял перед искушением затащить вас в свой офис.
— Нет проблем, — бросил Джонас, небрежно опуская ящик с пистолетами на великолепный стол Кинкейда. — Мой клиент заинтересован в наиболее выгодной сделке, а ваш поверенный в делах дал мне понять, что за этим у вас не станет.
— Деньги значения не имеют, — холодно подтвердил Кинкейд. — В отличие от подлинности и состояния вашей вещи.
— Оружие в отличном состоянии, — заверил Джонас, возясь с застежками чемодана. — Кремниевые замки. Оригинал. Ориентировочно 1795 год плюс-минус пара лет.
Дуэльная пара. Да что тут говорить, сами все поймете, когда подержите в руке. — Джонас многозначительно помолчал, потом поднял глаза на Кинкейда и добавил:
— Если знаете толк в пистолетах, естественно.
— Насколько вы можете судить по этой стене, моя страсть — это холодное оружие, но с дуэльными пистолетами я тоже знаком и даже держу дома парочку. — Кинкейд внимательно посмотрел в открытый ящик и вытащил пистолет. — Ого! Как влитой. Отличная вещица. — Цепкий взгляд его снова переметнулся на Джонаса. — Вы уверены в их подлинности?
— Абсолютно.
— Какие будут доказательства?
— Я не уполномочен называть имени последнего владельца этого оружия, зато могу сообщить вам, что, прежде чем попасть к нему, эта пара хранилась в одной очень влиятельной английской семье. Их берегли как память о дуэли, состоявшейся в 1800 году между одним из представителей фамилии и другим мужчиной из высшего общества.
Верити слегка вздрогнула и быстро отошла к окну.
Глаза Кинкейда вспыхнули неподдельным интересом.
— Настоящая дуэль, вы сказали? И чем же она кончилась? — И он с таким благоговением посмотрел на ствол пистолета, как будто тот был сделан из настоящего бриллианта.
Джонас быстро взглянул на Верити и ответил:
— До стрельбы дело не дошло. Поединок был прекращен неожиданном появлением на поле чести его виновницы, которая приказала противникам немедленно убрать оружие.
В эту секунду Верити случайно повернула голову и поймала странное выражение, промелькнувшее в бесстрастных глазах Кинкейда. Она готова была поклясться, что счастливая развязка сильно разочаровала бизнесмена.
— Выходит, причина дуэли ее же и предотвратила? — пробормотал Кинкейд. — Вы сказали, это была женщина?
— Ее звали Аманда, — спокойно добавил Джонас.
— Понятно. — Кинкейд взял второй пистолет. — Итак, вещицы не пристреляны… К сожалению, это резко снижает для меня их ценность. Я отдаю предпочтение оружию, которое использовалось по назначению. Небольшой пунктик, так сказать.
— Понял, — хмыкнул Джонас и «распахнул чемодан, демонстрируя, что разговор окончен и несостоявшийся покупатель может вернуть оружие.
Кинкейд сдвинули брови в ровную линию, медля, казалось, расстаться с пистолетом.
— И тем не менее это вовсе не значит, что я отказываюсь от покупки. Просто для начала я хотел бы провести тщательную экспертизу этих вещей.
Теперь пришла очередь Джонаса холодно улыбаться.
— Вы вправе проводить любые исследования, но, к сожалению, я не готов еще раз наведаться в ваш офис. Я хочу поскорее покончить с этим делом, тем более что меня ждут еще трое потенциальных покупателей. Кстати, эти трое сами являются специалистами по оружию и не станут тратить время на созыв консилиума.
И тем не менее, если сегодня мне так и не удастся достичь соглашения о продаже, вы можете связаться со мной; и мы обговорим время визита вашего представителя.
Эта безукоризненно вежливая отповедь не могла не произвести должного эффекта. Кинкейду, естественно, не понравилось прямое обвинение в непрофессионализме, однако он мастерски скрыл свое раздражение за обычной ледяной учтивостью.
— Спасибо, мистер Куаррел. Будьте любезны сообщить мне о результатах ваших сегодняшних переговоров. — Он нарочито бесцеремонно отвернулся от Джонаса и подошел к Верити, по-прежнему стоящей возле окна. — Прелестный вид, вы не находите, мисс Эймс?
— О да! — Верити решила испытать на нем самую сладкую улыбку и с удивлением отметила, что Дэмон Кинкейд так и замер, ослепленный. Любопытно… Возможно, ей следует почаще улыбаться мужчинам. — Вам очень повезло с офисом, мистер Кинкейд! Но если бы он был моим, думаю, я просто не смогла бы здесь работать! Этот прекрасный пейзаж постоянно отвлекал бы меня.
— Вам бы скоро приелось, — с улыбкой заверил ее Кинкейд. — К сожалению, люди слишком быстро привыкают к красоте. В один прекрасный день вдруг понимаешь, что картина, пистолет или женщина должны обладать чем-то неизмеримо большим, нежели обычная привлекательность, чтобы надолго привязать нас к себе, Верити снизу вверх задумчиво посмотрела на него:
— Я поняла вас. Наши пистолеты тоже по-своему красивы, но, поскольку они никогда не использовались по назначению, этого недостаточно, чтобы всерьез заинтриговать вас.
Кинкейд одобрительно усмехнулся:
— Вы очень проницательны, мисс Эймс. Так оно и есть. — Широким жестом он указал на стену, увешанную шпагами и кинжалами. — Все это оружие имеет свою историю. Я не коллекционирую церемониальные или наградные шпаги, меня прельщают лишь те, что побывали в настоящем деле. — Острый взгляд метнулся на Джонаса. — Вы разбираетесь в холодном оружии, мистер Куаррел? Или же ваши познания исчерпываются пистолетами?
Джонас окинул миллионера холодным неприязненным взглядом. Какого черта этот денежный мешок встал так близко к Верити?!
— Немного разбираемся, мистер Кинкейд. — Он быстро взглянул на длинную рапиру, висевшую как раз возле него. — Позвольте заметить, что вот этот стилет, соседствующий с итальянской рапирой, является несомненной подделкой.
— Подделкой?! — взорвался Кинкейд, моментально отбросив всю свою деланную вежливость. Однако ему быстро удалось взять себя в руки. — Мне очень жаль, но вы жестоко заблуждаетесь. Я купил этот кинжал у очень надежного человека, и он датируется концом шестнадцатого века.
Джонас недоверчиво вздернул бровь и шагнул ближе к стене:
— Вы не возражаете, если я сниму его?
С секунду Кинкейд колебался, потом равнодушно пожал плечами:
— Как вам будет угодно.
Верити затаила дыхание. Ей почему-то показалось, что Джонас снова хочет испытать себя. Она знала, что он всюду ищет возможность проверить появившуюся власть над своим талантом, но не здесь же и не сейчас! Но не успела она изобрести способ немедленно помешать Джонасу, как попала во тьму бесконечного коридора.
Верити сразу же вспомнила, что Джонас назвал кинжал фальшивкой, и расслабилась. Имитация не опасна ее Джонасу.
На этот раз очертания туннеля почему-то показались ей какими-то нечеткими, словно размытыми. У Верити создалось впечатление, что этот участок не был завершен и уходил куда-то в будущее.
Верити чувствовала присутствие Джонаса, но почему-то не видела его. Она растерянно обернулась — и вдруг за спиной ее забрезжил какой-то смутный образ. Верити» решила, что там Джонас, и со всех ног бросилась ему навстречу. Она терпеть не могла бродить в одиночестве по коридору подсознания.
Ей пришлось подбежать почти вплотную, прежде чем расплывчатая картина приняла очертания старомодной столовой. За дальним концом сервированного к обеду стола в красивом резном кресле сидел пожилой мужчина.
Его морщинистое румяное лицо было перекошено от боли, руки прижаты к груди. Казалось, старик в ужасе смотрел сквозь Верити на кого-то третьего, которого почему-то не было в коридоре.
Сердечный приступ, подумала Верити, инстинктивно кидаясь к несчастному. Но прежде чем она успела приблизиться, старик рухнул прямо в блюдо лингуини.
И тут Верити увидела, как из груди раненого заструилась алая кровь, превращая светлый креветочный соус в зловеще багровый. Верити в ужасе замерла на месте. При сердечном приступе кровотечения не бывает… Земля ушла у девушки из-под ног. Вихри ужаса и насилия завели свой безумный хоровод вокруг нее, извивающиеся щупальца страшных чувств жадно потянулись к ней.
Верити повернулась, чтобы бежать, и налетела на Джонаса. Схватив ее за плечи, он мрачно смотрел на медлен» но исчезающее видение.
— Все в порядке, — хрипло выдохнул Джонас. — Все в порядке, милая. Сейчас я отложу кинжал, и мы вернемся «
В следующую секунду исчезли и незаконченный участок коридора, и несчастный, умирающий за обеденным столом. Верити открыла глаза и пошатнулась. Чтобы не упасть, ей пришлось схватиться за первое, что подвернулось, а именно за рукав Дэмона Кинкейда.
— Простите! — Кинкейд нехотя оторвал взгляд от Джонаса и посмотрел на свою руку. — Вам нехорошо, мисс Эймс?
— Нет-нет, ничего. — Верити глубоко вздохнула и выжала еще одну улыбку. — Просто немного закружилась голова. Сегодня я не успела позавтракать, а сейчас уже время ленча. — Она выпустила рукав дорогого пиджака.
В глубине комнаты Джонас повесил кинжал на прежнее место и в бешенстве сверкнул глазами, заметив, как Верити выпускает руку гостеприимного хозяина. Кинкейд небрежно взглянул на свои изящные золотые часы.
— Вы совершенно правы, — весело заметил он. — Время ленча. Позвольте пригласить вас обоих перекусить со мной в благодарность за труды. — Предложил и выжидательно посмотрел на Верити.
Девушка послала неуверенный взгляд Джонасу, ожидая ею указаний. Меньше всего на свете ей хотелось бы сорвать сделку, сделав чго-нибудь не так. Джонас немедленно решил все ее затруднения.
— Извините, но мы вынуждены отказаться, — ледяным тоном отрезал он. — Мы с Верити очень спешим. У нас еще полно дел. Верити, ты готова?
— Да, Джонас, — ответила она, посылая ему обворожительную улыбку. Интересно, как отреагирует на нее Джонас?
— Тогда пошли. — Джонас захлопнул крышку чемодана с пистолетами и двинулся к выходу. Похоже, сладчайшая улыбка недалекой Верити Эймс оставила его непростительно равнодушным.
— Одну минуточку. — остановил гостей Кинкейд. — Мистер Куаррел, вы так и не сказали мне свое окончательное мнение относительно стилета. Неужели и теперь. подержав его в руках, вы все еще сомневаетесь в его подлинности?!
— Это не шестнадцатый век, — не оборачиваясь ответил Джонас. — Это 1955 год. Отличная репродукция.
Губы Кинкейда сжались в узкую полоску.
— Вы глубоко заблуждаетесь.
Джонас невозмутимо пожал плечами:
— Как вам будет угодно. — Он уже почти закрыл за собой дверь, но в последнюю минуту неожиданно обернулся. — На вашем месте я был бы очень осторожен с дельцом, продавшим вам этот кинжал.
— Почему?
— Во-первых, он впарил вам подделку, а во-вторых, у меня сложилось впечатление, что у него несколько кровожадные методы пополнения своей коллекции.
— Что за вздор вы мелете! — в ярости крикнул Кинкейд.
— Не берите в голову. Можете отнести это на счет моей профессиональной ревности. Ваш клиент всучил вам за огромные деньги фальшивку, мне же так и не удалось заинтересовать вас подлинными пистолетами. До свидания, мистер Кинкейд.
Несколько секунд Кинкейд молча смотрел на закрытую дверь, разрываясь от страха и бешенства. Потом нажал вмонтированную в стол кнопку вызова:
— Немедленно пришлите ко мне Хэтча!
— Слушаю, мистер Кинкейд.
Хэтч явился без промедления, его бесцветные глаза не выражали ничего, кроме почтительного вопроса.
— Слушаю, сэр.
— Немедленно свяжитесь с Гелкирком! Я хочу, чтобы через час он был у меня!
— Вы имеете в виду оценщика антиквариата? Я сейчас же позвоню ему.
Ровно через сорок пять минут Вильям Гелкирк взволнованно вбежал в кабинет Кинкейда. Это был невысокий толстяк с остатками былых кудрей вокруг сверкающей лысины и маленькими глазками, поблескивающими из-под толстых стекол очков. Кинкейд считал его скучным, суетливым, назойливым глупцом, но с этим приходилось мириться, поскольку этот тип, несомненно, был самым лучшим специалистом по оружию шестнадцатого века. Гелкирк и раньше оценивал для Кинкейда кое-какие вещицы, но стилета миллионер никогда ему не показывал.
Кинкейд был абсолютно уверен в подлинности кинжала. Черт побери, ведь он сам взял его из тайника в ту ночь, когда пристрелил Генри Уилкокса! Поскольку из дома ничего не пропало, полиция пришла к выводу, что несчастный погиб в результате жестокого бессмысленного нападения неизвестного маньяка. Ни одна живая душа не знала о стилете. Уилкокс совсем недавно купил его и еще не успел застраховать.
Как же он пыжился, как гордился своим приобретением! Он показал его только одному человеку, своему приятелю-коллекционеру, потому что знал: тот сумеет по достоинству оценить прелестную вещицу! Кинкейд взглянул на кинжал, понял, что отследить его будет невозможно, и принял решение. В конце концов, ему этот стилет нужнее, чем этому старикашке! Кинкейд не колебался ни секунды. Он воспользовался личным пистолетом Уилкокса, который старик всегда хранил в ящике стола на случай неожиданного вторжения грабителей.
Полиция не зря предупреждает, что личное оружие чаще всего используется не хозяевами, а против хозяев!
Полиция, как известно, не ошибается, и старикашка Уилкокс получил возможность убедиться в этом на собственном опыте.
Теперь-то Кинкейд уже не действовал самостоятельно. Он знал, куда обращаться в сложных ситуациях. Но это сейчас… А тогда он был молод и очень нетерпелив.
Кинкейд с деланным дружелюбием улыбнулся оценщику и протянул ему клинок.
— Вы оказали мне огромную услугу, явившись без промедления. Понимаете ли, мне не терпится услышать ваше мнение относительно вот этого кинжала. Долгие годы я был уверен, что это настоящая итальянская работа шестнадцатого века, но последнее время у меня зародились кое-какие сомнения на этот счет. Не будете ли вы столь любезны дать мне свою консультацию? Само собой, я заплачу в соответствии с вашим тарифом.
Гелкирк с готовностью кивнул и взял протянутый кинжал. Прищурившись, скользнул взглядом по витиеватой резьбе и шагнул к окну, чтобы посмотреть стальное лезвие на свету.
— Мне потребуется провести несколько тестов, чтобы прийти к окончательному выводу, но на первый взгляд это, безусловно, не шестнадцатый век. Стилет слишком легок. В те времена варили особую сталь. Поистине легендарную. И она была гораздо тяжелее… Нет-нет, этот клинок современной работы. Хотите, чтобы я взял его в свой салон и изучил поподробнее?
Кинкейд умело скрыл свое бешенство под маской грубоватой вежливости:
— Не вижу никакой необходимости. Возможно, я сделаю это чуть позже, чтобы окончательно убедиться в своей ошибке, но пока поверю вам на слово. Надо же так влипнуть! Что ж, нет худа без добра: впредь перед покупкой старинных вещей буду консультироваться у специалистов. Благодарю вас, мистер Гелкирк. Мой человек выпишет вам чек за услуги и вызовет такси.
Оценщик просиял:
— Всегда к вашим услугам, мистер Кинкейд, всегда к вашим услугам! Одно удовольствие быть полезным такому компетентному коллекционеру! И не расстраивайтесь, что приобрели этот кинжал. Поистине великолепная репродукция! Уверяю вас, большинство экспертов никогда не заподозрили бы в нем фальшивку!
— Постараюсь этим утешиться, — сухо ответил Кинкейд, открывая дверь оценщику. Он еле дождался, пока толстяк выкатится в приемную, и с точно рассчитанным звуком захлопнул за ним дверь.
— Проклятие!!!
В несколько огромных шагов он пересек свой кабинет и сорвал трубку телефона с медной табличкой. Номер, который он сейчас набирал, не значился в списке абонентов. После второго гудка на другом конце провода сняли трубку, и мужской голос без всяких приветствий уведомил, что номер набран верно.
— Это Кинкейд. Я хочу поговорить с Трессларом.
Секретарь никак не отреагировал на это сообщение.
Он просто соединил Кинкейда со своим боссом. Через несколько секунд в трубке раздался низкий мужской голос с явственным южным акцентом:
— Слушаю.
— Тресслар?
— Так точно.
Резкий неприятный выговор заставил Кинкейда невольно поморщиться.
— У меня есть работа для твоей конторы. Найдется кто-нибудь подходящий?
— Разумеется. У меня все подходящие и все наготове. Но предупреждаю сразу: расценки сильно подскочили с той поры, когда мы в последний раз плодотворно сотрудничали.
— Это не проблема. Я хорошо плачу за хорошую работу.
— Заметано.
Кинкейд подробно описал Куаррела и местонахождение кафе» У нас без мяса «.
— Его зовут Куаррел. Джонас Куаррел. Я хочу, чтобы все выглядело как попытка кражи, во время которой мелкий воришка неожиданно психанул и разрядил обойму в свою жертву. Короче, самая обычная в наши дни история. Полиции ничего не останется, как временно прекратить расследование и дожидаться, пока» воришка» рискнет снова попытать удачи.
— Понятно.
«Интересно, — подумал Кинкейд, — сколько еще раз мне нужно будет обратиться к услугам этого типа, чтобы наконец привыкнуть к его варварскому произношению?»
— Деньги будут перечислены на ваш счет точно таким же образом, как и в прошлый раз. Пятьдесят процентов сразу, остальное по окончании работы.
— Сроки?
— Чем скорее, тем лучше. Я хочу, чтобы все было закончено на этой неделе.
— Договорились, — в последний раз рявкнул Тресслар и дал отбой.
Кинкейд скрипнул зубами и тоже повесил трубку. Потом встал и подошел к окну.
Он поступил правильно. Куаррела нужно убрать. Нет никаких сомнений в том, что он действительно обладает этим «даром прикосновения». И каким-то образом связан с Кейтлин Эванджер. В отчете Хэтча ясно сказано, что Куаррел приглашен на закрытый прием, который ровно через две недели состоится в гадком доме на утесах.
Куаррел вполне может представлять интересы коллекционера, желающего во что бы то ни стало приобрести «Кровавую страсть». И все-таки Кинкейд приговорил его к смерти не за это. Могущественный миллионер был уверен, что ему по силам соперничество с любым денежным магнатом. Он попросил Хэтча навести справки о Куарреле только потому, что хотел точно знать, с кем предстоит иметь дело. Но теперь все изменилось. Кинкейд чуял исходящую от него опасность.
Джонас Куаррел должен умереть. Кинкейд не зря не сводил с него глаз, он видел, что произошло, когда этот бродяга снял со стены кинжал! На какое-то мгновение холодная насмешка исчезла с лица Куаррела, сменившись чем-то иным… Кинкейд мог поклясться, что это было внезапное прозрение. Как будто Куаррел каким-то образом узнал клинок и увидел в нем не просто фальшивку, а причину убийства.
А потом еще эти странные слова под грохот захлопнутой двери. Этот намек на кровожадность дельца, продавшего оружие…
Кинкейд не отрываясь смотрел на яхты, бороздившие залив, и барабанил ухоженными пальцами по стеклу.
Кем бы ни был этот Куаррел, ясно одно — он знает слишком много. Кинкейд привык доверять своему внутреннему голосу. Он частенько спасал его.
Подозрительно много всего сплелось воедино. Совпадения, конечно, случаются, но когда их с избытком, приходит конец спокойствию.
Появление Куаррела с его таинственными способностями легко может выбить из колеи человека, которому вскоре предстоит снова навестить дом на утесах. Нет-нет, тут явно затевается что-то ужасное.
И чем больше Кинкейд думал об этом, тем отчетливее чувствовал, что все ниточки тянутся к этому загадочному Джонасу Куаррелу.
Больше всего тревожило его то, что из всего оружия на стене Куаррел обратил внимание именно на этот проклятый стилет. В этом Кинкейду виделся какой-то жуткий знак. В мире коллекционеров слухи и небылицы распространяются быстро, а живут годами. Некоторые из них со временем превращаются в легенды. Кинкейду вовсе не улыбалась мысль о том, что благодаря кинжалу его имя будет фигурировать в грязных сплетнях.
Нет, надо как можно скорее избавиться от Куаррела!
А когда с ним будет покончено, неплохо бы поближе познакомиться с его рыженькой подружкой. Ее улыбка пробудила у Кинкейда давно забытую дикую страсть, которой он лишь однажды дал волю в кошмарном доме Сэндквиста. Пожалуй, он слишком долго держал в узде свои маленькие слабости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотой дар - Кренц Джейн Энн



Очень понравилось! Интересно, в жизни есть такие терпеливые мужчины,живущие со стервочками! Честное слово, восторгалась напором и темпераментом главной героини и радовалась, что хоть в книге можно прочитать про такую смелость женщины! Спасибо!
Золотой дар - Кренц Джейн Эннстарушенция
15.08.2012, 0.51





Роман до конца держал в некотором напряжении.. понравилось больше всего то, что написан с юмором, гг-й тож хорош, мужик. 8балловё
Золотой дар - Кренц Джейн ЭннМери
16.01.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100