Читать онлайн Золотой дар, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой дар - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой дар - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Золотой дар

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

На следующее утро Верити вышла к завтраку опустошенная и задумчивая. Она казалась себе одновременно выжатой как лимон и натянутой как тетива. Весьма нездоровое сочетание, признала она. После ночных событий Верити до четырех утра не сомкнула глаз, а сейчас было только семь.
Джонас не остался с ней до утра. Он, безусловно ушел бы, дай ему Верити хотя бы слабый намек. Но она откровенно призналась, что ей нужно побыть одной и хорошенько подумать. Черт возьми, это стало уже дурной традицией после каждой близости с Джонасом!
И почему только этот Куаррел не оказался простым, сексуально озабоченным парнем, ищущим ни к чему не обязывающих интрижек?! Насколько все было бы проще… Уж с обыкновенным самцом Верити живо бы справилась! Он бы у нее поплясал!
Вчерашней ночью Джонас оставил шпагу в ее комнате и прямо заявил, что если он дотронется до нее, то снова окажется в том состоянии, в котором ворвался в спальню Верити.
— Надеюсь, ты этого тоже не хочешь, — добавил он с плохо скрытым раздражением. Джонаса явно не воодушевила перспектива быть снова выставленным за дверь.
— Нет, конечно! — поспешно согласилась Верити. — Завтра мы вернем эту шпагу на прежнее место.
— Повесь ее обратно на стену, — равнодушно отозвался Джонас, — или вышвырни за окно. Черт побери, меня это больше не касается, поскольку я не намерен оставаться еще на одну ночь в этом доме!
На секунду Джонас задержался в дверях, уже готовых захлопнуться перед его носом, и задумчиво посмотрел на Верити.
— Мне кажется, ты повторяешься. Мне это не по душе, Верити Эймс. Ты всерьез вознамерилась выгонять меня каждый раз после того, как я удовлетворю тебя?
— А ты всерьез вознамерился преподносить мне сюрпризы после каждой ночи, проведенной вместе? — сердито огрызнулась Верити. — В прошлый раз я нашла у тебя свою сережку, а сегодня ты откровенно сказал мне, что я для тебя всего лишь якорь, которым ты намерен пользоваться, лишь только коснешься какого-нибудь старого хлама!
— Не передергивай! — воскликнул Джонас и порывисто обнял ее. — Я захотел тебя в тот самый вечер, когда увидел в кантино. Боже, ты показалась мне такой желанной! Я пошел за тобой, потому что никак не мог понять, какого черта эта прелестная рыжая девчонка шляется из одного кабака в другой. Я подумал, что ты ищешь развлечений, и решил предложить свои услуги. Если ты немного пораскинешь мозгами и представишь, что хотел сделать с тобой весельчак Педро, то скажешь мне за это большое спасибо.
— А может быть, любая женщина, которая тебе нравится, обладает ключом к твоему дару? — спросила Верити.
…Неужели Джонас не врет и она действительно сразу понравилась ему? Верити, естественно, не придавала слишком большого значения сексуальному влечению, но все-таки эта мысль ее почему-то очень обрадовала.
Джонас с досадой мотнул головой:
— Какая чушь! Если бы все было так просто… Тогда я был бы спасен. Поверь, дорогая, я прекрасно осознаю, что перевернул всю твою жизнь… Нам нужно будет еще раз поговорить…
Верити мгновенно оттаяла и ласково коснулась пальчиком его щеки.
— Джонас, — горячо шепнула она. — Я знаю, что тебе очень трудно. Честно говоря, пока я сомневаюсь в твоих экстрасенсорных способностях, но достаточно того, что ты сам веришь в них. Меня тревожит только то, что ты почему-то видишь во мне свое единственное избавление. Я интуитивно чувствую, что это навлечет большую беду на нас обоих. Почему бы тебе не обратиться к хорошему психоаналитику?
— Боже упаси! Никогда не говори мне об этих шарлатанах, Верити. Пойми, я не нуждаюсь в лечении! Меня уже исследовали в Винсенте! Это бесполезно! Я не страдаю неврозами или фобиями, меня терзает переизбыток реальности — прошлой и настоящей… Неужели ты так ничего и не поняла? — Он убрал руки с плеч Верити и легонько подтолкнул ее в спальню. — Иди, тебя ждет твоя пустая постель! От души желаю сполна насладиться одиночеством. Надеюсь, оно понравится тебе чуточку меньше того, что ты недавно испытала в моих объятиях.
— Ах, какие мы самоуверенные!
— Вы уже вкусили наслаждений, леди, а значит, вскоре вам захочется большего. Вы очень много воображаете о себе, но на самом деле всего лишь маленькая пылкая штучка. До встречи со мной вы коченели от собственного холода, но я пришел и растопил лед. Когда вам снова вздумается вознестить на небеса, вспомните о мужчине, который подарил вам эту радость. Я нужен вам хотя бы для этого, леди. Спокойной ночи, ваше величество.
Он повернулся и вышел в коридор, оставляя Верити смущенной и растерянной, как никогда в жизни.
Ни одна умная современная женщина не поверит в психометрию!
И ни одна женщина, за исключением книжных червей и настоящих глупышек, не поверит в любовь с абсолютно не подходящим ей мужчиной!
Спускаясь по стальной лестнице, Верити гордо напомнила себе, что тихоней и уж тем более дурочкой ее не назовешь. Ей не пристало забивать себе голову дурацкими фантазиями! Ее отношения с Джонасом Куаррелом не более чем легкомысленная интрижка, которая закончится еще до наступления зимы. Ведь Джонасу может в любую минуту наскучить Секуенс-Спрингс, и тогда он возьмет расчет и отправится куда-нибудь еще.
Или же Верити первая пресытится этой странной связью и просто пошлет его ко всем чертям! В любом случае рано или поздно Джонас уйдет, и она никогда больше не увидит его.
Ничего не скажешь, трезвая мысль. Джонаса Куаррела можно считать кем угодно — сумасшедшим, одержимым видениями, невыносимым, но ведь именно он стал ее первым любовником. Хороша же она — столько лет ждала, чтобы кинуться в объятия к чокнутому! «Похоже, мой здравый смысл дал заметную трещину», — хмуро подумала Верити.
Зато теперь она по крайней мере знает, откуда взялись призраки в золотых глазах Джонаса Куаррела.
Когда Верити вошла в серую столовую, Кейтлин уже ожидала ее за огромным гранитным столом. Какой безобразный стол, невольно отметила Верити. Темно-серая, почти черная, каменная поверхность и тяжелое основание делали его похожим на сатанинский алтарь.
Кейтлин наливала кофе из серебряного кофейника.
Заслышав шаги Верити, она резко повернула голову. Глаза художницы жадно впились в лицо гостьи, словно искали ответы на невысказанные вопросы.
— Доброе утро, Верити. Надеюсь, шторм не потревожил тебя ночью? В это время года здесь частенько бывают страшные бури.
— Нет, шторм меня не беспокоил, — откровенно призналась Верити. — Какой божественный аромат!
— Угощайся. Тави хлопочет на кухне. А что, Джонас еще не проснулся?
Верити сделала вид, что всецело поглощена кофе.
— Не знаю. Я не заходила к нему в комнату.
— Понятно… — Несколько минут в столовой царило молчание Кейтлин первая нарушила его.
— Я так рада, что ты выбралась ко мне, Верити. Признаться, я очень дорожу твоей дружбой. Мне кажется, за эти дни мы как-то особенно сблизились, или я преувеличиваю? Что ты думаешь?
Верити резко вскинула голову, пораженная какими-то новыми нотками, прозвучавшими в голосе художницы.
— Кейтлин, я чувствую то же самое, поверь. Я счастлива, что погостила у тебя, и надеюсь на ответный визит.
Правда, у меня нет свободной комнаты, но Лаура с радостью устроит тебя в пансионате.
— Замечательно — Кейтлин хотела сказать еще что-то, но осеклась. Взгляд ее устремился куда-то за спину Верити. — А вот и Джонас! Доброе утро. А я-то думала, что вы еще спите.
Верити обернулась к Джонасу, входившему в столовую своей обычной небрежной походкой. Увидев его спокойным и невозмутимым, Верити мгновенно испытала прилив раздражения. В конце концов это несправедливо! Почему она должна мучиться, а ему хоть бы что!
Джонас сел возле нее и потянулся за кофейником.
Верити снова покосилась на него. Нет, пожалуй, сегодня он тоже не такой, как всегда. А может быть, это ей только показалось? Или она опять выдает желаемое за действительное?
— Доброе утро, — вежливо поздоровался Джонас.
— Доброе утро.
«Какие мы благовоспитанные», — со злостью подумала Верити.
— Я как раз собиралась посвятить Верити в свои планы относительно продажи «Кровавой страсти», — невозмутимо начала Кейтлин, когда Тави внесла в комнату большое блюдо с яйцами и фруктами — Неужели? — хладнокровно спросил Джонас, не поднимая глаз от своей чашки.
Верити очередной раз поспешила сгладить его бестактность:
— О каких планах ты говоришь, Кейтлин?
— Кажется, я уже упоминала, что хочу лично продать свою картину.
— Да-да, — живо кивнула Верити. — Ты собираешься устроить собственный аукцион.
— Вот именно. Видимо, это будут не совсем обычные для меня торги. «Кровавая страсть»— моя последняя картина.
— Последняя?! — Верити решила, что ослышалась. — Но, Кейтлин, неужели ты решила бросить искусство?! Это невозможно! Ведь это твоя жизнь! Твой талант сейчас в самом расцвете… Господи, я ничего не понимаю! Почему, Кейтлин?
Быстрая улыбка промелькнула на губах Кейтлин Эванджер. Глаза ее были по-прежнему прикованы к Джонасу, который с откровенным недоверием смотрел прямо на нее.
— У меня есть на это свои причины.
— Например, сшибить побольше денег с толстосумов, уверенных, что покупают последний шедевр великой художницы? — насмешливо предположил он. — Неслабый ход, Кейтлин. Это вызовет настоящую сенсацию в мире богемы.
— Джонас! — прошипела Верити.
Кейтлин только беззаботно махнула рукой:
— Но Джонас по-своему прав, Верити. С финансовой стороны это будет действительно очень выгодный шаг. У меня ведь осталось еще несколько непроданных вещей, и я надеюсь, что после того, как все узнают о моем желании навсегда оставить живопись, они резко возрастут в цене.
— А сама «Кровавая страсть» уйдет с молотка за целое состояние, — хмыкнул Джонас.
— Да, мне хотелось бы выручить за нее как можно больше, — спокойно согласилась Кейтлин, делая вид, что не замечает его сарказма. — Я мечтаю превратить свой аукцион в крупное событие. Знаете, я всегда держалась особняком от нашей околохудижественной богемы, но свой уход мне все же хотелось бы обставить поэффектнее. Долгое время мое имя было окружено неким ореолом. Я никогда не давала интервью, не позволяла фотографировать себя, не участвовала ни в каких светских раутах… Конечно, это может показаться прихотью, но тем не менее я желаю, чтобы этот финал не только удовлетворил всеобщее любопытство, но и надолго остался в памяти.
Верити опустила глаза и заметила, как дрожат руки экономки, ставившей перед ней тарелку. Быстро посмотрев вверх, Верити поймала в ее глазах выражение мучительной тревоги, граничащей с отчаянием. В следующую секунду лицо Тави снова стало непроницаемым. Она резко повернулась и прошла в дальний конец стола, поближе к своей Кейтлин.
— И что же сделает твой аукцион сенсацией? — взволнованно спросила Верити.
Кейтлин отпила глоточек горячего кофе.
— Я много думала об этом. Дорогой Джонас, примите мою искреннюю благодарность. Именно вы натолкнули меня на столь грандиозную идею. Через три недели я дам в этом доме костюмированный бал, все приглашенные будут в платьях эпохи итальянского Ренессанса. Я попытаюсь как можно точнее воссоздать обстановку блестящего салона в палаццо шестнадцатого века. Вы только представьте себе — мои гости будут есть, пить и веселиться как знатные вельможи! Бал будет вечером, в воскресенье, а в понедельник я устрою аукцион. Ну, как вам моя затея?
— Потребуется огромная работа, — равнодушно ответил Джонас.
— О, это сущие пустяки! У нас с Тави уйма времени.
Открою вам маленький секрет — мы уже начали некоторые приготовления. Это так интересно!
— Замечательная идея! — задумчиво протянула Верити. — Но она влетит тебе в кругленькую сумму. — Про себя Верити подумала, что вчера эта мысль показалась бы ей гораздо заманчивее, чем сегодня. События прошедшей ночи и странная исповедь Джонаса сильно поубавили ее восторги относительно эпохи титанов. Но в конце концов Кейтлин вправе развлекаться как умеет.
— Деньги для меня не имеют никакого значения! — беззаботно заверила художница. — Могу я позволить себе маленький каприз? Я очень рада, что вы оба одобрили мою задумку, ведь я собираюсь включить вас в список гостей.
— Благодарю за приглашение, но я вынужден отказаться. Что же касается Верити, то по выходным она слишком загружена работой.
— Но через три недели мы будем закрываться не только по понедельникам, но и по воскресеньям, — одернула его Верити, взбешенная тем, что Джонас посмел вслух решать за нее.
— Кажется, любезная Лаура Гризвальд что-то упоминала о вашем переходе на зимнее расписание, — обронила Кейтлин.
Верити вздохнула:
— Ты затеваешь просто восхитительный праздник, Кейтлин, но боюсь, Джонас все-таки прав. Подумай сама, у тебя здесь будут люди, вращающиеся в самых высших слоях общества. Я бы чувствовала себя очень неловко в их кругу, надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю. Кроме того, на этом деловом мероприятии я буду лишней. Если ты не против, то я могла бы приехать после окончания аукциона.
Кейтлин перегнулась через стол, коснувшись ледяными пальцами руки Верити:
— Я прошу тебя, Верити. Я очень хочу, чтобы ты приехала. Поверь, это так важно для меня. У меня почти нет друзей, кроме тебя и Тави. Остальные гости будут совершенно незнакомыми мне людьми, они соберутся здесь только ради праздного любопытства! Милая моя Верити, я так мечтаю иметь возле себя настоящего, преданного друга! Пожалуйста, приезжай! Я оплачу твой костюм, я возьму на себя все расходы…
— Ни в коем случае! — быстро прервала ее Верити, стрельнув глазами на Джонаса. Она видела, что он настроен решительно против, и чувствовала себя меж двух огней. Такое впечатление, будто она всего лишь пешка в руках Кейтлин и Джонаса!
— Я умоляю тебя, Верити! Ты будешь очень нужна мне при продаже «Кровавой страсти»!
Неожиданно Тави резко встала из-за стола, громыхнув блюдом. Джонас не произнес ни единого слова, но Верити знала, что он в бешенстве. Она понимала, что его раздражает сама мысль о костюмированном бале в стиле Высокого Ренессанса…
«Что ж, никто его сюда и не тащит», — решила Верити, глядя в молящие глаза Кейтлин. Разве она может отказать подруге?
— Ну хорошо, — выдавши Верити. — Если ты настаиваешь, я приеду.
Кейтлин с облегчением кивнула.
— Спасибо тебе… — вздохнула она и тут же повернулась к Джонасу; — Ну а вы, Джонас? Будете сопровождать свою хозяйку?
Верити поспешила прийти на помощь своему любовнику.
— Не думаю, чтобы Джонасу были по душе подобные развлечения! — весело прощебетала она. — Он гораздо охотнее отправится порыбачить с моим отцом.
— Меня в самом деле никогда не привлекали шумные увеселения, — грубо перебил ее Джонас. — Но если Верити тем не менее захотела в них участвовать, то я приеду вместе с ней.
Кейтлин просияла. Лицо ее горело каким-то странным торжеством, и Верити впервые испытала нечто похожее на тревогу.


Прошло уже целых два часа после завтрака, а Верити все еще удивлялась неожиданному согласию Джонаса сопровождать ее на праздник Кейтлин Эванджер. Она думала об этом, даже расположившись на пассажирском месте и терпеливо ожидая, пока Джонас забросит на заднее сиденье их сумки и сядет за руль. На секунду отвлекшись, она рассеянно махнула Тави и Кейтлин, стоявшим в дверях своего серого железобетонного дворца. Тави не ответила и даже не улыбнулась на прощание.
Кейтлин кивнула и тоже ушла в дом.
— Джонас, нам надо поговорить. Почему ты согласился поехать со мной?
— По той же причине, по которой сделал это вчера. Я не хочу, чтобы ты оставалась здесь одна. Эта женщина не внушает мне доверия. Я вижу, что она чего-то хочет от тебя.
— Дружбы, чего же еще?!
— Кейтлин Эванджер не нуждается в дружбе.
— Всем нам нужны друзья, — мягко возразила Верити. — И Кейтлин тоже не исключение, хоть она и производит впечатление абсолютно самодостаточного человека.
— У нее есть на это старушка Тави.
Верити наморщила лоб, обдумывая его слова.
— Признаться, я не понимаю их отношений. Тави всего лишь компаньонка и оплачиваемая экономка, но мне показалось, что она очень привязана к Кейтлин. Кстати, ты заметил, что, подавая завтрак, она была сама не своя? По-моему, ее что-то гложет.
— Наверное, плохо спала, — отозвался Джонас, давая понять, что его нисколько не трогают переживания несчастной Тави. — Забудь ты о них, Верити. Я хочу поговорить о нас с тобой.
— А точнее? — прощупала почву Верити.
— У тебя было немного времени, чтобы обдумать мой рассказ. Скажи, ты до сих пор держишь меня за сумасшедшего? — прямо спросил Джонас.
— Я никогда не утверждала, что ты псих, — слабо возразила Верити.
— Возможно, но не станешь же ты отрицать, что подобная мысль не приходила тебе в голову. Говори правду, черт тебя возьми! Ты боишься меня?
Этот вопрос застал Верити врасплох. Она серьезно задумалась.
— Нет, не боюсь, — честно призналась она наконец. — Просто я не понимаю, что с тобой происходит.
Джонас окинул ее испытующим взглядом:
— Отлично. В моем положении нельзя быть слишком привередливым. Хорошо уже, что ты не считаешь меня оборотнем, который в полнолуние превращается в дикого волка! Ладно, так ты поможешь мне?
Верити удивленно уставилась на него:
— Помочь?! Но в чем?!
— Я решил поставить несколько опытов, — без обиняков заявил Джонас. — Теперь, когда у меня есть ты, я хочу посмотреть, насколько увеличилась моя способность управлять силами коридора. Для начала можно поэкспериментировать на дуэльных пистолетах твоего отца. В прошлый раз я лишь легонько коснулся их, чтобы определить подлинность, и, как только уловил ответное излучение, немедленно отбросил прочь. Но я успел ощутить твое присутствие в коридоре. Вчера ночью ты снова была там, Верити. На этот раз я увидел тебя, и ты дотронулась до меня.
Верити содрогнулась. Глаза ее широко распахнулись.
— Какой еще коридор? — еле слышно прошептала она.
Безжалостная ухмылка исказила губы Джонаса.
— А я-то еще сомневался в том, что мы можем видеть одинаковые образы! Оказывается, так оно и есть… Занятно.
— Джонас, пожалуйста! — Мольба оборвалась на полуслове. Верити просто не знала, что хочет спросить. До сих пор она была твердо убеждена, что туннель является плодом ее чересчур развитого воображения. Она судорожно перевела дыхание.
— Я говорю о длинном, похоже, нескончаемом туннеле. Он простирается и вперед, и назад — и в обе стороны он устремлен в бесконечность… если, конечно, таковая имеется, — задумчиво перебил сам себя Джонас. — Лично я в этом сомневаюсь. По крайней мере бесконечность не может лежать в той плоскости, которая связывает пространство и время… Что, если любой мир имеет четкие границы, а безгранична лишь возможность создания иных миров? Или же время вообще не обладает протяженностью? Вдруг оно лишь туманное море, вечно плещущееся вокруг нас? Не знаю, не знаю… Ведь не исключена вероятность того, что миллионы времен существуют одномоментно в каждой точке пространства…
—  — Джонас, это для меня слишком сложно!
— Не ври! Разве не ты похвалялась своим всесторонним образованием? Ты просто отмахиваешься от меня. Но тебе все-таки придется выслушать меня, Верити Эймс! — Старинное золото его глаз сверкнуло и опалило девушку. — У тебя нет другого выхода. Как бы там ни было, ты заперта в одной машине с психом, который по чистой случайности оказался твоим первым любовником!
Верити вздрогнула. Джонас почти дословно процитировал ее утренние мысли на стальной лестнице в доме Кейтлин. О Боже… А вдруг Джонас видит ее насквозь?
Вот тогда она в самом деле здорово влипла…
— Я никогда не называла тебя сумасшедшим, Джонас. Кроме того, две ночи еще не делают тебя моим любовником! Ты еще не дорос до этого звания! Пока ты всего-навсего случайный партнер.
— Твой единственный случайный партнер, — спокойно поправил Джонас и крепче стиснул руль, — Признайся, Верити. Ведь ты использовала меня, правда?
— Что ты несешь! Скорее ты использовал меня!
— Неубедительно. С чего бы это двадцативосьмилетняя девственница вдруг пригласила меня к себе.
— Ошибаешься! — озабоченно возразила Верити. — Ты сам влез ко мне в постель.
— Вздор. Ты пустила меня туда. И не смей намекать на насилие, дражайшая Верити Эймс! Если ты еще раз позволишь себе эту наглость, клянусь, я тебя выпорю!
— Вы уже докатились до прямых угроз, Джонас Куаррел? — язвительно прошипела Верити.
—  — Рискуешь своей очаровательной задницей, так и знай, — предупредил Джонас. — Ладно, оставим это. Изволь отвечать: ты использовала меня? Я имею право знать все о нашей «случайной связи»!
«Да что он вообще о себе мнит! Откуда эта самоуверенность!» Верити решила раз и навсегда поставить на место зарвавшегося наглеца.
— Что за абсурд, Джонас? Зачем мне это?
— В качестве эксперимента, — холодно ответил он.
— Эксперимента?!
— Разумеется. Я слишком часто был подопытным кроликом, чтобы не почувствовать этого! Все очень просто, Верити. Тебе ведь без малого тридцать, и до сих пор ни единого романтического приключения! Наверное, в свое время ты была чересчур разборчивой или же мужчины просто бежали от твоего длинного языка. Что бы там ни было, но теперь перед тобой замаячила не слишком радужная перспектива остаться старой девой. Ты преступно долго пренебрегала естественными потребностями своего организма. А ведь ты очень страстная, Верити. Неудивительно, что ты приходила в отчаяние, видя, как жизнь проходит стороной.
Верити была вне себя от ярости. Она судорожно стиснула кулачки:
— Я никогда не отчаивалась! Пусть я была слишком привередлива, но я никогда не теряла надежды, слышишь!
— Да брось ты! Какая женщина не отчаялась бы в твоем положении!
— Ты… ты просто самовлюбленный мерзкий негодяй!
— Я лишь хочу докопаться до истины. Мне нужно знать, пыталась ли ты манипулировать мной, чтобы вкусить столь долгожданных радостей. Я подвернулся как нельзя кстати, правда, Верити? Я тебе нравился, хотел тебя, а главное, эта интрижка казалась тебе совершенно неопасной. Ты же уверена, что держишь все в своих руках! Черт возьми, ведь я работаю на тебя!
И если я наскучу тебе в постели, ты с легким сердцем рассчитаешь меня!
Как уверенно правишь ты бал, и с каким самомненьем!
Выбираешь мелодию, темп задаешь, регулируешь жесты.
Я хочу угодить, но лишь с такта сбиваюсь в смущенье,
Пока ты упиваешься сладостью терпкой блаженства.
— Очередной топорный подстрочник неизвестного сонета?
— Он самый. Один знатный вельможа посвятил его своей возлюбленной, заставлявшей его плясать под свою дудку. Я не очень силен в переводе поэзии, но, согласись, что я немного напоминаю этого незадачливого кавалера.
— Не вижу ни малейшего сходства! Ты ни капли не похож на услужливого вельможу! Раз уж мы затронули образы Возрождения, то тебя, Джонас, я бы скорее сравнила с кондотьером, который прикидывается, что работает на хозяина, а занят лишь устройством собственных делишек.
Губы Джонаса сомкнулись в узкую полоску.
— Не уходи от ответа, Верити.
— Ничего я тебе не скажу! Сам ломай голову над своими идиотскими вопросами! Мне и без того есть над чем подумать. Например, над тем, какого черта я позволяю чокнутому мыть свои тарелки.
Ледяная тишина воцарилась в машине. Потом Джонас очень ровно поинтересовался:
— Так ты все-таки считаешь меня ненормальным?
Верити больно прикусила нижнюю губу.
— Нет, — выдавила она наконец, думая о том, что видела в золоте глаз Джонаса Куаррела. Там сквозили насмешка, разум, настоящая страсть, но Верити никогда не замечала ничего похожего на безумие.
— Премного вам благодарен.
— Расскажи мне об этом… о коридоре, — попросила Верити.
Джонас смягчился, на секунду отпустил руль и пожал руку Верити. Прикосновение показалось ей теплым и ласковым.
— Не бойся, милая. Когда бы ты ни очутилась в коридоре, знай, я всегда буду рядом. Ты даже не представляешь, как ужасно оказаться там совсем одному, отовсюду ожидая подвоха.
Верити испуганно округлила глаза:
— Так, значит, вчера, когда ты впал в транс… или как там это называется, ты видел себя в черном коридоре?
Джонас коротко кивнул:
— Этот длинный темный туннель соединяет прошлое и настоящее. Теперь я знаю, что, когда ты дотрагиваешься до меня, ты тоже видишь его. А посему моя задача значительно упрощается. Раз мы испытываем сходные чувства и видим одни и те же картины, то сможем лучше взаимодействовать.
Верити лихорадочно искала какое-нибудь естественно-научное объяснение этому феномену.
— Джонас, а что, если ты просто телепат? Может быть, коридор существует только в твоем воображении, а ты каким-то образом внушаешь мне свои фантазии? «
— По-моему, тебе проще поверить в телепатию, чем в психометрию?
— Пойми, Джонас… На свете множество людей, у которых едет крыша на всей этой мистической чуши: голоса, видения и прочее, — тщательно подбирая слова, пояснила свою мысль Верити. — Да, мне гораздо понятнее гипноз, чем психометрия, что здесь удивительного? А эти силы прошлого… Извини, но это очень пугает.
Джонас угрюмо усмехнулся:
— По сравнению с этим телепатия кажется явлением обыденным?
— Более приемлемым, я бы сказала, — вывернулась Верити. — Кстати, тебя на это не проверяли в Винсенте?
— Отчего же? И не раз. Увы, солнце мое. Даже когда мой психометрический дар стал расцветать прямо на глазах, у меня не обнаружили ни малейшей способности к телепатии.
Верити замолчала, пытаясь разобраться в хитросплетении самых безумных догадок.
— Джонас… Ты действительно веришь в то, что говоришь?
— Я едва не погиб, Верити, и чуть было не стал убийцей. Как же я могу сомневаться? Мне пришлось принять свой дар как ужасную данность.
— А теперь с моей помощью ты хочешь провести новый эксперимент? Думаешь, твой талант стал более управляемым?
— Да. Я не хотел торопить тебя, Верити. Честно говоря, я просто не знал, как объяснить тебе все это… Но прошлой ночью ты все узнала и избавила меня от необходимости притворяться.
— Да, — вздохнула Верити. — Давай не будем больше темнить.
Джонас покосился на нее из-под полуопущенных ресниц:
— Так я могу рассчитывать на тебя?
» Кажется, я знаю, кто из нас псих «, — мрачно подумала Верити и обреченно кивнула:
— Да. Я, видимо, горько раскаюсь, но знаешь… сейчас не так-то легко найти хорошего помощника. А мне вовсе не улыбается снова искать посудомойщика. Что ж, дерзай, раз уж невтерпеж!
— Ваши милости поистине безграничны, тираночка.
Когда Верити сердито обернулась, то увидела, что Джонас нагло усмехается.


Тави приготовила свежий кофе и принесла его хозяйке, задумчиво сидящей у окна.
— Ты действительно считаешь, что сможешь управлять этим Куаррелом в бальную ночь? — с тревогой спросила она.
— Разве ты не видела, как подействовала на него эта шпага?
— Мягко сказано» подействовала «! Я думала, он вот-вот потеряет рассудок! Когда этот Куаррел сумел-таки подняться и вырвался из комнаты, я, грешным делом, решила, что он вот-вот кого-нибудь прикончит! Ох, и натерпелась же я страху… Боюсь, он и впрямь был близок к помешательству, Кейтлин. А ты еще говорила, что Куаррел не опасен, пока обстановка не соответствует прошлому оружия!
— Да, его реакция оказалась несколько сильнее, чем я предполагала, — согласилась художница. — Но ведь в конце концов он все-таки справился с собой.
— Да уж! Скажи спасибо, что он не перерезал глотку своей подружке! Или нам с тобой. Боже упаси… Он же совершенно обезумел, когда схватил эту шпагу! — Тави остановилась за спинкой кресла Кейтлин и мрачно уставилась на море.
Хозяйка отрицательно покачала головой:
— Нет, ты не права, Тави! Поверь мне, уж я-то знаю о нем даже больше, чем он сам знает о себе.
— Ты сумеешь заставить его убить Кинкейда?
— Ни секунды не сомневаюсь! Теперь Куаррел настроен на эту шпагу. Когда он коснется ее в следующий раз, то еще быстрее окажется во власти прошлого. Я хорошо изучила эту зависимость, Тави. После того как установлена связь между Куаррелом и каким-нибудь событием прошлого — тем более событием из эпохи Ренессанса, — возобновление этого контакта значительно упрощается. А уж я постараюсь, чтобы декорации на моей вечеринке как можно больше соответствовали духу прошлого.
— И Куаррел воспользуется той же самой шпагой, которой терзал тебя Кинкейд, — с глубоким сочувствием произнесла Тави.
— Да. — Лицо Кейтлин превратилось в ледяную маску, и лишь безобразно горел рваный шрам на ее щеке.
— Насколько я поняла, ты хочешь подстроить так, чтобы Кинкейд попытался изнасиловать Верити. Но с чего ты взяла, что она ему приглянется?
Кейтлин удивленно приподняла брови:
— Неужели ты думаешь, что за эти годы я не изучила повадки этого негодяя? На балу Кинкейд быстро соскучится, и его потянет на развлечения. Не сомневайся, я особенно подчеркну, что приглашаю его одного, без спутницы. Верити непременно понравится Кинкейду. Она относится именно к тому типу женщин, которые пробуждают все скотские инстинкты его натуры. Кроме того, я расстараюсь, чтобы дом выглядел точно так же, как в ту ночь, много лет назад… Думаю, это тоже навеет определенные воспоминания.
— Ты считаешь, что все это подстегнет его похоть?
— Милая моя, Кинкейд только и делает, что ищет новые жертвы. А Верити очень похожа на жертву. Представь ее в роскошном платье эпохи Возрождения, с пышным водопадом волос, убранных в классическую прическу!
Наша Верити будет просто обворожительна, поверь. Кроме того… Ты заметила, Тави, что эту женщину окружает особая аура чистоты и невинности? Кинкейд просто не справится с искушением, чтобы не извалять в грязи такую безгрешность!
— Но Верити спит с Куаррелом, — быстро возразила Тави.
Кейтлин снисходительно улыбнулась:
— Непорочность совсем не обязательно означает девственность, Тави. Уж это-то ты должна знать! Это категория скорее духовная, нежели физиологическая. Верити — чистый и светлый человек. Куаррел только поэтому увивается за ней. У него-то самого душа больше похожа на постоялый двор! Неудивительно, что его так тянет к этому безгрешному существу… И Кинкейд, со своей стороны, тоже найдет Верити очаровательной.
— Не нравится мне все это. Ох как не нравится! Все слишком сложно. Слишком опасно. Одумайся, Кейтлин!
Ради всего святого, послушай меня! Мы должны отказаться от мести! — В голосе Тави слышалось беспредельное отчаяние. — Заклинаю тебя, опомнись!
— К чему эти советы, Тави? С того самого дня, как Кинкейд изнасиловал меня, я не могу думать ни о чем другом. Поверь мне, я прекрасно отдаю себе отчет. Я избрала свою дорогу. Пусть свершится правосудие, и тогда я успокоюсь, а может быть, и обрету утраченную внутреннюю гармонию. Люди назовут это величайшей трагедией современности. Все решат, что, одержимый своим даром, Куаррел окончательно сошел с ума. Никто не догадается связать это убийство со мной, и только мы с тобой да Кинкейд будем знать, что правосудие восторжествовало!
— Я боюсь, что убийство Кинкейда обойдется тебе слишком дорого, Кейтлин, — прошептала Тави. — Этот подонок того не стоит.
— Ошибаешься, — тихо проговорила Кейтлин. — Месть стоит того, чтобы заплатить за нее жизнью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотой дар - Кренц Джейн Энн



Очень понравилось! Интересно, в жизни есть такие терпеливые мужчины,живущие со стервочками! Честное слово, восторгалась напором и темпераментом главной героини и радовалась, что хоть в книге можно прочитать про такую смелость женщины! Спасибо!
Золотой дар - Кренц Джейн Эннстарушенция
15.08.2012, 0.51





Роман до конца держал в некотором напряжении.. понравилось больше всего то, что написан с юмором, гг-й тож хорош, мужик. 8балловё
Золотой дар - Кренц Джейн ЭннМери
16.01.2014, 0.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100