Читать онлайн Жди до полуночи, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жди до полуночи - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.34 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жди до полуночи - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жди до полуночи - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Жди до полуночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Кэролайн взглянула на часы: чуть больше половины десятого. Она положила ручку и перечитала строки, написанные за сегодняшнее утро.
«Лидия начала подозревать, что Эдмунд Дрейк совсем не такой, каким казался на первый взгляд. Этот человек напоминал воина, облаченного в темные доспехи: внешняя суровость и жесткость призваны были охранять не только секреты прошлого и настоящего, но и ранимую душу благородного человека. Да, мистер Дрейк не из тех, кто открывается легко и приобретает множество друзей. Скорее напротив, при первом знакомстве впечатление о нем складывалось самое неблагоприятное. Но тревожные события последних дней позволили Лидии заглянуть за неприступную преграду, окружавшую душу Эдмунда. И девушка поняла, как жестоко она ошиблась, поторопившись заклеймить этого человека.
Теперь, в свете новых знаний, она мысленно нарисовала портрет совсем другого человека. Дрейк, несомненно, был в плену сильных переживаний, страсти терзали его душу. Но он обладал железной волей и умел сдерживать свои страсти. Человек чести, он жил в соответствии с кодексом строгих правил. В наше время всеобщей распущенности многие из тех, кто называет себя джентльменом, не утруждаются более соблюдением законов чести. Но Эдмунд Дрейк сохранил в душе рыцарские каноны и следовал этим правилам, не интересуясь, что думают по этому поводу окружающие».
Удовлетворенная результатами своих трудов, Кэролайн взяла чистый лист. Пока все идет замечательно. Столь неожиданное преображение Эдмунда Дрейка, несомненно, поразит читателей. Так, теперь, чтобы закончить главу, нужно сочинить какое-нибудь необыкновенное происшествие – и очередную часть романа можно считать готовой.
Кэролайн задумчиво постукивала ручкой по чистому листу бумаги. Итак, что это будет? Лошади понесли, и герой остановил карету? Не годится, подобное уже было в одном из недавних эпизодов, а происшествия не должны повторяться, здесь очень важен правильный расчет. Она раздумывала еще некоторое время, а потом решила, что роману в целом не хватает страсти и именно здесь очень к месту будет любовная сцена с бушующими страстями... Но очень красивая... Что-то вроде того, что она сама испытала вчера в объятиях Адама.
Некоторое время Кэролайн сидела, улыбаясь и безмятежно предаваясь приятным воспоминаниям, она чувствовала, как низ живота сводит сладкой судорогой. Решив, что эти эмоции вполне сойдут за вдохновение, Кэролайн схватилась за перо.
«Лидия вглядывалась в лицо сидящего напротив мужчины. В полумраке кареты его глаза сверкали как угли, выхваченные из магического огня. Не успела она опомниться, как Эдмунд Дрейк заключил ее в объятия и прижал к своей могучей груди.
– Моя милая, моя прекрасная Лидия, – прошептал он. – Когда я с тобой, я не могу контролировать...»
– Миссис Фордайс?
От неожиданности Кэролайн вздрогнула и выронила ручку. Слово «контролировать» обзавелось длинным хвостиком. Оторвав взгляд от бумаги, молодая женщина увидела миссис Пламмер, стоящую в дверях. Испуг сменился раздражением, но она постаралась не показать, насколько не вовремя явилась горничная, и сдержанно спросила:
– В чем дело?
– Простите, что беспокою вас, когда вы работаете, но вам письмо! Только что доставил мальчишка. – Горничная вошла в комнату и подала хозяйке конверт. – Принес его к кухонной двери только сию минуту.
– Письмо? – Кэролайн с опаской смотрела на конверт. – Надеюсь, это не от редактора... Мистер Спраггет прекрасно знает, что новая глава не будет готова раньше конца недели! Это просто невероятно! Клянусь, если он не прекратит подгонять меня, я поищу себе другого издателя.
– Нет-нет, это не от мистера Спраггета, – торопливо заверила хозяйку миссис Пламмер. – Мистер Спраггет, ежели хочет передать вам письмо с нарочным, то всегда посылает рыжего мальчишку по имени Том. А это письмо принес незнакомый паренек.
«Должно быть, письмо от Адама», – решила Кэролайн. Не так уж много в этом городе людей, у которых есть повод писать ей. Губы ее уже дрогнули, готовясь сложиться в улыбку, а сердце застучало чаще от радостного предчувствия. Но в следующий момент ей пришло в голову, что письмо может означать невозможность встретиться – ведь Адам собирался зайти сегодня утром. Вдруг его планы изменились?
– Спасибо, миссис Пламмер. – Кэролайн быстро выхватила письмо из рук горничной и торопливо разорвала конверт.
«Дорогая миссис Фордайс.
Я должна увидеть вас немедленно. Речь идет о чрезвычайно важном послании от потусторонних сил. К сожалению, это послание было получено мною вчера вечером уже после того, как вы покинули мой дом.
Искренне ваша И.Толлер».
– Как интересно, – пробормотала Кэролайн, перечитывая письмо снова, на этот раз не спеша. – Это записка от медиума.
– От какого же из них, мадам?
– От Ирен Толлер. Вчера я и мой... и мой знакомый мистер Хардести побывали на ее сеансе. – Кэролайн бросила письмо на стол, встала и беспокойно заходила по комнате. – Странная записка. Не понимаю, о чем идет речь.
– Вы собираетесь куда-нибудь, мэм?
– Конечно! Дело принимает новый, совершенно неожиданный оборот, и я не могу упустить такую возможность. Я бегу наверх переодеваться. – Уже в дверях она обернулась: – Миссис Пламмер, когда вернутся тетушки, передайте им, пожалуйста, что мне неожиданно и очень срочно пришлось отправиться на встречу с миссис Толлер. Но домой я непременно вернусь к обеду.
– Хорошо, мэм.
Кэролайн уже выбежала в коридор, но на полпути к лестнице ей пришла в голову новая мысль, и она вновь повернулась к служанке:
– Вот еще что, миссис Пламмер. Мистер Хардести собирался нанести визит сегодня утром. Если он придет до того, как я вернусь, будьте добры, попросите его подождать. Думаю, я не задержусь надолго.
– Хорошо, мэм.
Кэролайн стояла на тротуаре, сгорая от нетерпения. Ей пришлось пропустить два кеба – новеньких и призывно блестящих черными боками. «Как это обидно, – думала она, – не иметь возможности использовать столь замечательный вид транспорта. Коляска с открытым верхом, кучер сидит позади и не загораживает обзор... да и по скорости и маневренности на узких лондонских улочках этот экипаж намного превосходит карету. Но вот поди ж ты: женщина, которую заметили бы разъезжающей в открытом экипаже, мгновенно лишилась бы доброй репутации». От позора не спасал даже статус вдовы. Как высказался один из светских сплетников: «Коли она позволяет себе столь быструю езду, значит, она столь же быстра на адюльтер».
С трудом сохраняя самообладание, Кэролайн дождалась наконец кареты и, кусая губы от нетерпения, мысленно подгоняла неторопливого возницу. Слава Богу, все имеет свой конец, и поездка эта не стала исключением. Вот и дом Ирен Толлер. Кэролайн с удивлением отметила, что даже при дневном свете он выглядит удивительно мрачным и неприветливым. Молодая женщина в раздумье разглядывала непривлекательное здание с облупленным фасадом, размышляя, что могло так срочно понадобиться от нее миссис Толлер. Тут она заметила, что возле дома медиума начинает собираться толпа. Пока людей было немного, но по тому, как заинтересованно они взирали на зашторенные окна и крепко-накрепко запертую парадную дверь, Кэролайн предположила, что здесь произошло что-то действительно из ряда вон выходящее.
Кэролайн медленно поднималась вверх по лестнице к парадной двери и жадно ловила обрывки разговоров, которые долетали до нее из толпы.
– Я слышала, что злодей проник в дом и напал на хозяйку, когда та спала, – говорила женщина в белом крахмальном переднике горничной.
– Не могу поверить, что это случилось на нашей улице, – бормотала молоденькая служанка, не сводя круглых от испуга глаз с парадной двери.
– У нас тихий и приличный район! – недовольно восклицала пожилая матрона. – И никогда ничего подобного прежде не случалось!
Эти разговоры заставили Кэролайн встревожиться по-настоящему. Она прекрасно помнила, что Адам собирался так или иначе проникнуть в дом миссис Толлер. Да, он говорил, что планирует это на вторую половину сегодняшнего дня, но кто знает? Вдруг Хардести передумал или какие-то обстоятельства заставили его поторопиться, и он отправился обыскивать дом вчера вечером? Или сегодня рано утром?
– А кто это подошел к двери? – раздался громкий шепот за спиной Кэролайн. – Никогда прежде не видел здесь эту даму.
Старательно игнорируя любопытство окружающих, Кэролайн решительно постучала в дверь.
Господи, сделай так, чтобы Адам оказался ни при чем.
Послышались тяжелые шаги, дверь распахнулась, и Кэролайн увидела перед собой огромного детину в форме констебля.
– Что вам здесь нужно, мадам? – требовательно спросил он.
Кэролайн вдруг испугалась. Что, если Адама поймали в тот момент, когда он обыскивал дом? Перед глазами ее замелькали картины одна страшнее другой: вот Хардести заковывают в кандалы, вот его тащат по темному коридору и швыряют в сырую и грязную камеру. Невероятным усилием воли она подавила панику и по возможности спокойно объяснила:
– Сегодня утром я получила письмо от миссис Толлер с просьбой прийти незамедлительно... А что здесь происходит?
– Письмо?.От медиума? – Констебль внимательно разглядывал ее. Кэролайн поежилась.
– Да. Я пришла, чтобы встретиться с миссис Толлер по ее просьбе, – повторила она упрямо.
За спиной констебля возник небольшого роста худой человечек в плохо сшитом костюме.
– Что тут происходит, офицер?
Кэролайн вздрогнула. Этот мужчина был дурно одет и невелик ростом, но она почему-то сразу поняла, что он куда умнее, а потому намного опаснее огромного неповоротливого констебля.
– Тут пришла дама, инспектор, – принялся объяснять великан. – Говорит, что сегодня утром получила письмо от медиума.
– Да что вы говорите? – Инспектор проскользнул вперед, и его цепкий взгляд остановился на Кэролайн. – Вот это уже по-настоящему интересно! Не могли бы вы представиться, мадам?
– Меня зовут миссис Фордайс. – Выждав секунду и не услышав ответа, Кэролайн добавила: – Не помню, чтобы мы с вами прежде встречались.
Она едва дышала от ужаса, но какая-то непонятная сила заставляла ее сохранять самообладание, говорить уверенным голосом и даже смотреть на инспектора неблагосклонно.
– Инспектор Дж. Дж. Джексон, – представился тот. – К вашим услугам. Так что же привело вас в этот дом, мадам?
– Я уже объяснила констеблю, что сегодня утром мне принесли письмо. В нем была просьба о незамедлительной встрече.
За спиной инспектора появился еще один человек.
– Доброе утро, миссис Фордайс, – сказал Адам. – Какая неожиданная встреча.
Его голос и вежливая улыбка должны были означать, что их знакомство весьма поверхностно. Разумная предосторожность, и Кэролайн это понимала.
В то же время ее охватил ужас. Худшие ожидания оправдывались: Адама поймали в доме миссис Толлер, и теперь он хочет, чтобы они сделали вид, будто едва знакомы... Он пытается защитить ее от этого инспектора с пристальным цепким взглядом.
Подыгрывая Адаму, Кэролайн вежливо улыбнулась и механически ответила:
– Приятно увидеть вас вновь, сэр. – Она не рискнула добавить имя, не зная, как именно Адам представился полиции: как Хардести или как Гроув. – Полагаю, вы тоже получили письмо от миссис Толлер с просьбой о встрече?
– Так оно и было, – отозвался Адам. – Но, приехав сюда, я обнаружил в доме полицию.
– Ах, вот оно что! – Кэролайн казалось, что холл опутан сетями... нет, липкой паутиной; и она наугад пробирается к свету, пытаясь не задеть особенно опасные нити, с ужасом ожидая, что любой неверный шаг привлечет к ней ненужное внимание, и тогда клейкие нити сомкнутся, опутывая ее по рукам и ногам...
– Что же здесь произошло, инспектор? – Взирая на полицейского широко распахнутыми глазами, спросила она. – Кто-нибудь пострадал?
– Можно сказать и так, – ворчливо отозвался тот. – Миссис Толлер умерла.
– Умерла? – эхом переспросила Кэролайн, без сил опускаясь на стульчик подле вешалки. – Бог мой...
– Ее убили в той самой комнате, где проводился спиритический сеанс. Должен заметить, что преступник буквально перевернул все вверх дном.
– Все как при том первом убийстве, – с важным видом добавил констебль.
– Миссис Толлер скончалась от ударов, нанесенных по голове, – продолжал инспектор Джексон.
– Как и та первая дама-медиум, – опять вмешайся констебль.
– Но это могло случиться только сегодня... совсем недавно... – пробормотала Кэролайн, изо всех сил пытаясь взять себя в руки и сохранить способность рассуждать здраво.
– Убийство произошло в полночь, – торжественно объявил инспектор.
– Как и то, первое, – добавил констебль.
– Это невозможно! – воскликнула Кэролайн. – Сегодня утром я получила письмо от миссис Толлер! Его доставили, – она бросила взгляд на свои часики, – минут сорок назад.
Джексон пожал плечами:
– Возможно, она написала его вчера вечером и попросила свою экономку отправить письмо утром.
– Кстати, – Кэролайн оглянулась, – а где экономка?
– Еще не приходила, – ответил инспектор.
– Но как вы узнали об убийстве? – спросила девушка.
– Получили анонимное сообщение. Намек, так сказать. Такие вещи бывают частенько и весьма помогают нам в работе.
– Но что заставляет вас думать, что миссис Толлер была убита именно в полночь? – упорствовала Кэролайн.
Инспектор Джексон откашлялся, бросил быстрый взгляд на Адама и секунду колебался, словно не был уверен, стоит ли посвящать посетительницу в детали происшествия. Однако все же ответил:
– Рядом с телом мы нашли часы, принадлежащие мистеру Хардести. Когда вы прибыли, мы совместными усилиями пытались выяснить, как такое могло случиться.
Мистер Хардести. Значит, Адам назвал инспектору свое настоящее имя. Впрочем, трудно сказать, хорошо ли это.
– Его часы? – медленно переспросила Кэролайн.
– Как и в случае с убийством той первой женщины-медиума, – торжественно провозгласил констебль.
Теперь Кэролайн вспомнила: Адам рассказывал, что видел на полу, рядом с телом Элизабет Делмонт, разбитые часы.
– И все же я не понимаю, как часы могут помочь вам установить время преступления? – Она смотрела на инспектора почти жалобно, и тот не устоял перед искушением произвести впечатление:
– Часы разбиты, – объявил он тоном фокусника. – Скорее всего это случилось во время борьбы. И стрелки остановились точно на двенадцати часах.
– И вы полагаете, что часы принадлежат убийце?
И инспектор, и констебль воззрились на Кэролайн, словно она спросила глупость. Ей стало страшно.
– На часах, найденных возле тела миссис Толлер, выгравировано мое имя, – сказал Адам ровным голосом. Он стоял, скрестив руки на груди и прислонившись к косяку с абсолютно невозмутимым видом. Девушке показалось, что она ослышалась.
– Этого не может быть! – Когда сказанное проникло в ее разум, Кэролайн вскочила на ноги и теперь переводила испуганный взгляд с равнодушно-спокойного Адама на весьма довольно ухмыляющегося инспектора.
Все оказалось хуже, чем она думала. Совершено убийство, а это значит, что Адама могут повесить. На секунду Кэролайн показалось, что она сейчас упадет в обморок – так ужаснула ее эта мысль. Но молодая женщина постаралась взять себя в руки. Нужно что-то делать... Она бросила на Адама вопросительный взгляд, надеясь получить хоть какой-нибудь намек или совет, но выражение его лица оставалось отчужденно непроницаемым.
– Таковы факты, мадам, – заявил инспектор. – Имя написано четко, и тут уж не ошибешься.
Кэролайн резко повернулась, сделала шаг вперед и выпалила, глядя в хитрые глазки полицейского:
– Уверяю вас, мистер Хардести не имеет никакого отношения к смерти миссис Толлер!
Инспектор молча смотрел на нее. Брови его поползли вверх.
– Миссис Фордайс, – мягко сказал Адам. – Думаю, будет лучше, если вы воздержитесь от дальнейших комментариев.
Тон был очень спокойным, почти ласковым, но Кэролайн прекрасно поняла, что это приказ, а не просьба или совет. «Черта с два, – подумала она. – И не подумаю подчиниться».
– Я не могу объяснить, каким образом часы мистера Хардести оказались на месте преступления, – сказала она решительно. – Но уверяю вас, инспектор, что в двенадцать ночи мистер Хардести никак не мог находиться в этом доме.
– Миссис Фордайс, остановитесь! – Адам нахмурился. На скулах заходили желваки. – Вы и так сказали слишком много.
– Могу я поинтересоваться, почему вы так уверены в местонахождении мистера Хардести? – вежливо спросил инспектор.
– В полночь мистер Хардести был со мной, инспектор. – Кэролайн вздернула подбородок, и смело встретила взгляд любопытных глаз. – Вчера вечером миссис Толлер давала спиритический сеанс, на котором присутствовали мы оба – и я, и мистер Хардести. Остальные гости могут подтвердить, что мы уехали вместе в его карете.
– Мистер Хардести заявил, что сеанс закончился около десяти часов вечера, – быстро сказал инспектор.
– Да. – Кэролайн кивнула.
– И как же далеко отсюда вы живете, мадам? – Инспектор рассматривал ее с явным интересом.
– Примерно в получасе езды.
– В таком случае у мистера Хардести оставалось предостаточно времени, чтобы вернуться сюда и совершить убийство, даже если он не торопясь проводил вас до дому, – торжествующе констатировал инспектор.
Кэролайн рассердилась. Пользуясь тем, что ростом она была выше инспектора, молодая женщина взглянула на него сверху вниз, постаравшись выразить взглядом пренебрежительное отношение к умственным способностям полицейского.
– Мистер Хардести и я не сразу поехали к моему дому. Мы провели несколько часов вдвоем, и он привез меня на Корли-лейн около двух часов ночи.
– Это очень интересно, миссис Фордайс. – Инспектор извлек из кармана блокнот. – Вы были на вечеринке или в театре?
– Мы провели это время вдвоем в комнате на Стоун-стрит. Нас отвез туда кучер мистера Хардести, и он же забрал несколько часов спустя.
Адам вздохнул и, казалось, смирился с судьбой.
– Вдвоем в комнате на Стоун-стрит, – негромко повторил инспектор Джексон, делая запись в блокноте. – Да, это очень интересно, миссис Фордайс. – Он бросил внимательный взгляд на Адама. – Я и не предполагал, что вы так хорошо знакомы.
Кэролайн напомнила себе, что она светская женщина, к тому же вдова. Одарив инспектора высокомерной улыбкой, она заявила:
– Что ж, признаю, инспектор, что мы с мистером Хардести поддерживаем дружеские отношения... я бы даже сказала близкие отношения. И, если потребуется, я не колеблясь дам свидетельские показания в суде о том, где именно он находился в момент убийства.
В следующее мгновение ладонь Адама сомкнулась на ее запястье, а не терпящий возражения голос произнес:
– Если вы не против, инспектор Джексон, я провожу миссис Фордайс домой. Если у вас будут еще вопросы, вы знаете, как меня найти.
– Конечно, сэр. – Инспектор спрятал блокнот в карман.
Адам вывел девушку на крыльцо. Когда они, спустившись с лестницы, пробирались сквозь плотную толпу, окружившую дом, где произошло преступление, к ним бросился мужчина. В руках у него был свежий номер газеты.
– Миссис Фордайс, мистер Гроув! – окликнул он.
– Мистер Смит? Что вы здесь делаете? – удивленно спросила Кэролайн.
– Вообще-то меня зовут Отфорд. Гилберт Отфорд. – Он развернул газету и выставил ее перед собой словно плакат. – Когда мы встретились вчера на сеансе миссис Толлер, я не рискнул назваться настоящим именем. Я корреспондент из «Флайинг интеллидженсер»...
– Да, мне знакомо ваше имя, – прервала его Кэролайн, мгновенно вспомнив старую обиду. – Вы написали обо мне ужасную статью! О якобы имевшей место демонстрации моих сверхъестественных способностей на вечере у миссис Хьюз. Абсолютно ни одного слова правды!
– Как же, как же, это была прекрасная статья, но те новости давно устарели. – Глазки мистера Отфорда с нескрываемым любопытством бегали между Адамом и Кэролайн. – А скажите, это правда, что миссис Толлер была убита сегодня ночью?
– Прежде поведайте нам, откуда вы узнали об убийстве, – быстро сказал Адам, не давая возможности Кэролайн ответить на обращенный к ней вопрос.
Отфорд довольно ухмыльнулся и постарался придать своему лицу хитрое и одновременно значительное выражение.
– Мы, газетчики, зависим от информаторов. С гордостью могу сказать, что мои поставщики информации весьма надежны и действуют очень оперативно.
– Если тот опус, что вы написали обо мне, – это и есть образчик работы ваших информаторов, я бы на вашем месте не особенно полагалась на них, – фыркнула Кэролайн.
Адам рассматривал газетчика с нескрываемым отвращением. Так хозяин смотрит на крысу, забежавшую во двор, размышляя, то ли пойти за крысоловкой, то ли просто взять палку и спихнуть ее в сточную канаву.
– Ас какой целью вы посетили вчерашний сеанс миссис Толлер? – спросил он наконец.
Газетчик воровато оглянулся и понизил голос так, чтобы никто из толпы не мог его услышать:
– Я вам скажу, сэр, но хочу, чтобы это осталось между нами. Я провожу расследование. Хочу вывести медиумов на чистую воду, показать, что все они мошенники и шарлатаны. Публике это понравится. Народ имеет право знать, что его обманывают! Поэтому-то я и назвался вчера вымышленным именем. Я пришел на сеанс, так сказать, инкогнито.
– Какое совпадение. – Адам извлек из кармана визитную карточку и уронил ее на подставленную мистером Отфордом ладонь. Кэролайн сообразила, что он брезгует прикасаться к газетчику. – Я вчера тоже скрыл свое имя. Меня зовут Адам Хардести, и я не являюсь помощником миссис Фордайс. Я ее близкий друг.
Журналист уставился на карточку. Глаза его округлились, и он воскликнул, едва сдерживая волнение и охвативший его охотничий азарт:
– Должен сказать, что это весьма примечательный факт, сэр. Фальшивое имя – это наводит на любопытные мысли! – Он быстро вынул из кармана блокнот и карандаш: – А не могли бы объяснить, почему вы оказались на месте преступления сегодня утром?
Кэролайн с тревогой смотрела на газетчика. Она прекрасно понимала, что в его голове уже складывается очередная сенсационная история. «Это катастрофа», – подумала она.
Быстрым движением Адам выхватил блокнот из рук журналиста.
– Строго конфиденциально, Отфорд, могу сообщить вам, что мы – я и миссис Фордайс – помогаем полиции в расследовании преступления. А теперь слушайте внимательно: если имя леди появится на страницах вашей газетенки в связи с убийством, я найду вас – и очень быстро. Вы поняли меня, Отфорд?
Газетчик попятился. Рот его несколько раз открывался беззвучно, как у рыбы, но в конце концов Отфорд все же обрел голос:
– Вы не имеете права угрожать мне, сэр! Я джентльмен и представляю свободную прессу!
– Что касается джентльменства, то тут вы себе безбожно льстите. Поэтому, если вас заботит собственное здоровье, мистер Отфорд, очень советую вам помнить мои слова.
– Вы угрожаете...
– Я никогда не угрожаю. Я даю обещание. А свое слово я держу – такое уж у меня правило. До свидания, мистер Отфорд.
Адам подхватил Кэролайн под руку и повел ее к экипажу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жди до полуночи - Кренц Джейн Энн



В романе очень искусно переплелись романтический и детективный сюжеты. Причем ни тот ни другой не пострадали.Герои живые и интересные, без перегибов в излишннюю уязвимость или цинизм, не взирающий на реальное положение вещей. Вобщем я приятно провела вечер за чтением данного романа.
Жди до полуночи - Кренц Джейн ЭннNemona
6.01.2012, 17.34





Прелесть, прелесть. Обожаю Кренц-Квик. Интересные сюжеты и интересные Гг-и, особенно Гг-ни.
Жди до полуночи - Кренц Джейн Энниришка
26.09.2015, 22.42





Замечательный роман!!!! Все читается на одном дыхании :-)
Жди до полуночи - Кренц Джейн ЭннТатьяна
2.03.2016, 13.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100