Читать онлайн Загадочное наследство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Загадочное наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Кейди вошла на кухню и молча уселась за стол. Мак поставил перед ней кружку с чаем и вгляделся в нее внимательнее. Темные круги под глазами говорили, что подобно ему самому Кейди провела бессонную ночь.
– Как твоя йога? Занималась сегодня?
– Конечно.
– Вижу, это не слишком помогло.
– Спасибо за комплимент.
Мак помолчал, автоматически выравнивая стопку тостов на тарелке. Взяв верхний, заметил:
– Надо бы нам покончить с такими встречами.
– Какими? – удивилась Кейди.
– А вот с такими. – Он сделал широкий всеобъемлющий жест. – Ты. Я. Кухня, полная солнца. Светская беседа за чашечкой чаю на другое утро после того, как ты чуть не простилась с жизнью. Это не лучшим образом действует на нервы.
Шутка, однако, не вызвала на губах Кейди улыбки.
– Только не пытайся представить, что это у нас вошло в привычку, – сказала она вполне серьезно. – Такое случилось лишь раз. Я имею в виду утреннюю светскую беседу после того, как меня чуть не убили.
– Не знаю, поверишь ты или нет, но большинству людей удается как-то избежать даже одного-единственного покушения на их жизнь. Может, потому, что они не лезут во что не следует.
– Вижу, светская беседа плавно переходит в нотацию. Предупреждаю: я не в том настроении!
– Это всего лишь не слишком удачная попытка поддразнить. Нотации я обычно читаю по вечерам.
– Жду не дождусь!
– Что с тобой? – Не выдержав, Мак отставил чай и сложил пальцы домиком. – Ты как будто не в себе.
– Просто устала.
Кейди поднялась, не выпуская из рук кружку.
– Я вот что думаю… – начал Мак мягко. – Обобщив факты, получаем как бы два их набора: один подкрепляет идею насчет того, что Весту Бриггз устранили как препятствие к слиянию «Шатлейна» с «Аустри-Пост», второй проливает свет на аферу с подделками. Частично эти наборы перекрываются, накладываются друг на друга. Полагаю, надо сосредоточиться на моменте наложения…
Через полчаса на столе возвышались две аккуратные стопки распечаток, а Кейди, откинувшись в кресле, задумчиво просматривала лист за листом.
– Знаешь, – сказала она наконец, – я умываю руки. Дай мне реальную вещь, и я скажу, подлинник это или подделка, а вот читать тарабарскую грамоту не умею. Что хоть это такое?
– Все, что угодно, – хмыкнул Мак. – Подтверждения о плате кредитной картой, о снятии денег с кредитных карт, банковские стейтменты. Все это предельно четкая информация, а никак не тарабарская грамота. Эмброуз был настолько любезен, что прошелся по счетам всех, кто у нас значится в списке подозреваемых. Остается выяснить, где эти данные перекрываются, а еще лучше – сходятся в одну точку.
– По-моему, – сказала Кейди, пожимая плечами, – они сходились в точку только на Фелгроуве. Ему одному были на руку и слияние, и афера с подделками. Но теперь он мертв.
– Ну, он мертв не сам по себе. Он убит, и, очевидно, не без причины. Кому-то его смерть была выгодна. Кому и почему? Чем больше я ломаю над этим голову, тем яснее вижу, что не Ардену. Он ничего бы этим не выиграл, а рисковал бы всем.
– Кто знает… может, он струсил и решил, что Фелгроув свалит на него все, в том числе убийство тети Весты?
– Шанс есть, но небольшой. Для простоты допустим, Арден не имеет отношения к убийству Фелгроува. Кто еще это мог быть? Кому было выгодно навсегда удалить Фелгроува со сцены? Кто надеялся что-то с этого поиметь?
– Или боялся что-то потерять.
– Или это, – согласился Мак.
– Ты подозреваешь Брук Лангуорт, ведь так?
– Да, она не последняя в моем списке. Брук была прямо заинтересована в слиянии двух галерей, если знала, что Рэндалл ждал лишь смерти Джорджа, чтобы сделать ей предложение.
– Ну хорошо, если чисто теоретически допустить, что у Брук был мотив для убийства тети Весты, то какова связь между ней и аферой с подделками?
– Признаю, что в данный момент не могу указать на очевидное звено. Это не значит, однако, что его нет.
Кейди мысленно вернулась в дом, где близкая смерть висела удушливым туманом, и еще раз перебрала в памяти разговор с хозяйкой.
– Нет, – сказала она решительно, – я просто не могу представить Брук в роли хладнокровной убийцы. Будь она в принципе способна на убийство, наверняка уже помогла бы Джорджу переселиться на тот свет! Когда человек дышит на ладан, его нетрудно подтолкнуть, хотя бы немного превысив дозу лекарства.
Мак помолчал.
– Ладно, в случае с Брук я принимаю твои доводы. Не скажу, что они кажутся мне стопроцентно убедительными, но принимаю.
– Минус в том, что это оставляет нас все с тем же главным подозреваемым – Арденом. Ты еще надеешься, что он как-то себя проявит: позвонит или напишет?
– Я с самого начала не возлагал на это больших надежд, – напомнил Мак. – Не забывай, это профессиональный мошенник, а их нелегко выманить из норы даже самой аппетитной приманкой.
– Тогда что нам делать?
– А вот что. Позвоню-ка я Гарднеру. – Мак потянулся к телефону. – Гарднер разбирается в финансах лучше нас всех, вместе взятых, а ситуация, похоже, только и крутится возле финансов.
Сильвия стояла у окна своей гостиной, глядя в сад, на близнецов, деливших внимание между собаками и грудой полученных в подарок игрушек. Сама ее поза выражала тяжкое раздумье.
– Мак так надеется на Гарднера… – сказала она вполголоса. – По-твоему, это оправдано?
– Вот уж не знаю. – Кейди откинулась на спинку кресла. – А что нам остается? Должна признаться, эта история меня совершенно вымотала!
– Думаешь, только тебя? – хмыкнула Сильвия. – Что до меня, я как выжатый лимон. Прямо чертовщина какая-то! Вчера вечером мы вздохнули свободно – думали: ну вот, афера разоблачена, один негодяй застрелил другого, дело за его поимкой. Для меня все это по крайней мере укладывалось в разумные рамки… да и для полиции, конечно, тоже.
– Для всех нас, но ненадолго. Ни Мак, ни я уже не видим в случившемся логики. Арден не так глуп, чтобы явиться на место тщательно продуманного убийства в покупном карнавальном костюме. Ведь согласись, покупку нетрудно проследить. Два убийства почти подряд…
– Постой, постой! Вы, что же, упорно не желаете расстаться с мыслью, что тетя Веста была убита?
– А почему мы должны с ней расстаться? Вспомни, ведь у меня с самого начала было такое подозрение.
– Помню, помню. Ты что-то там чуяла нутром.
– Вот именно! – с вызовом подтвердила Кейди.
– Только не надо сразу вскидываться. В конце концов твое нутро помогает отличить подлинник от подделки.
– Смеешься?
– Нисколько. Лично у меня нет такого чутья, потому я и простой администратор. Зато тебя и тетю Весту природа наделила им с избытком. Именно по этой причине, а не по какой-то другой тетя считала, что вы с ней родственные души. Именно поэтому она оставила контрольный пакет тебе. Не могла вынести того, что ее обожаемый «Шатлейн» окажется в руках человека, по сути своей совершенно ординарного.
Пораженная этим заявлением, Кейди приподнялась в кресле.
– Совсем даже не поэтому!
– Ты и сама знаешь, что поэтому, Кейди. Она хотела, чтобы во главе «Шатлейна» стоял кто-то вроде нее. Тот, кому достаточно беглого взгляда на вещь, чтобы сразу определить, стоящая она или нет. Кто-то с чутьем.
– Это не так!
– И она была права, теперь я это ясно вижу, – словно для себя тихо продолжала Сильвия. – Чего стоит в мире искусства человек с одними лишь административными данными? Конечно, и у меня есть свой дар предвидения – на деловом уровне. И я могу поднять «Шатлейн» до больших высот – в коммерческом отношении. И я могу довести его до совершенства – в организационных деталях. Я – менеджер, администратор. Других талантов у меня нет.
– Ох, ради Бога, Сильвия! – возмутилась Кейди. – «Шатлейн» – не просто серия залов для развешивания картин. Это фирма. Это бизнес! Если мы хотим, чтобы он процветал, чтобы приносил доход, во главе должен стоять именно гениальный администратор, талантливый менеджер, человек с коммерческим складом ума! Зачем тебе чутье, скажи на милость? Человека с чутьем можно пригласить со стороны, и он охотно пойдет работать в процветающую фирму – любой, хотя бы и я! А теперь представь, что я со своим чутьем встану во главе «Шатлейна». Да я его развалю за полгода! Я не могу управлять фирмой, более того, не имею ни малейшего желания!
– Что ты этим хочешь сказать?
– Только то, что я намерена сразу, как только эта история закончится, передать тебе контрольный пакет. Боже меня сохрани от повседневной деловой рутины, от всех этих заседаний! Раньше обходилась без права голоса, обойдусь и впредь.
– Да, но…
– Клянусь, мне эти акции без надобности. Такая ответственность просто не по мне, и я охотно переложу ее на твои плечи. Ты будешь на своем месте в директорском кресле «Шатлейна», и я уверена, тетя Веста прекрасно это представляла.
– Тогда почему не завещала контрольный пакет мне?
– Да ведь в преддверии слияния выяснилось, что галерея «Аустри-Пост» далека от совершенства! Что там занимаются темными делишками! Завещание было изменено, чтобы заручиться гарантиями на случай безвременной смерти – в смысле чтобы тогда уж точно никакого слияния не было. Это был шаг в защиту интересов фирмы. Так сказать, страховой полис на случай несчастья.
– Иными словами, ее страховкой была ты? Она надеялась, что заставит твое чутье сработать этим странным поступком – внезапным изменением завещания в твою пользу?
– Вот именно.
– О Боже! – простонала Сильвия. – Неужели нельзя было решить все как-то иначе? Например, поделиться подозрениями со мной и Гарднером?
– И к чему бы это привело? У тети Весты ведь не было никаких доказательств. Попытка объяснить свои подозрения чутьем не внушила бы доверия ни тебе, ни Гарднеру. Она опасалась насмешек и, я думаю, в глубине души побаивалась, что Рэндалл все-таки имеет отношение к торговле подделками. Прежде чем что-то предпринимать, она хотела проверить эту возможность.
– Нонсенс! – тут же запротестовала Сильвия. – Лично я вижу все иначе: тетя Веста не захотела нам довериться в силу своей скрытности. Она была со странностями, и эти странности прогрессировали.
– Да, конечно, – со вздохом признала Кейди.
Некоторое время сестры молчали.
– Значит, ты собираешься опять сделать нам всем ручкой? – вдруг спросила Сильвия.
– Да.
– Не понимаю. Нет, не понимаю. Обрести все и… и отказаться от всего без малейшего сожаления!
– Я не вижу это как «обрести все», – терпеливо объяснила Кейди. – Для меня контрольный пакет – ненужное бремя. Я всегда ненавидела коммерцию как таковую, особенно крупную коммерцию. Мне хватает собственной маленькой фирмы, и я страшно рада, что тетя Веста это понимала.
– Я бы не удивилась, узнав, что у нее было предчувствие насчет близкой смерти. В последнее время она казалась какой-то… не знаю… поникшей. Я считала, что это обычная возрастная депрессия, и даже как-то предложила обратиться с этим к врачу. Разумеется, она наотрез отказалась.
– В каком смысле «насчет близкой смерти»? Естественной или насильственной?
– Да теперь уже и не знаю…
– Тем лучше. Хороший администратор должен принимать в расчет все возможности.
Сильвия только улыбнулась.
– Послушай… – начала Кейди и запнулась.
– Что?
– А как насчет меня? Я тоже со странностями?
– Я не думаю, что ты кончишь, как тетя Веста, если именно это тебя беспокоит.
– Еще как беспокоит! А почему ты думаешь, что нет?
– Потому что ты рано или поздно выйдешь замуж и заведешь детей.
– Это что же, спасительная пилюля?
– Сильнейшая. Муж и дети – то главное, что не дает женщине замкнуться на самой себе, как это случилось с тетей Вестой. Наша бедная старая тетка так никогда и не узнала, что такое любовь к другому человеку.
– Почему ты так в этом уверена? – тут же ощетинилась Кейди, всегда готовая встать на защиту родственной души. – Она любила нас всех, только по-своему.
– Она не любила нас, дорогая моя Кейди, она вкладывала в нас средства, потому что в ее глазах мы представляли собой будущее «Шатлейна».
– Хм.
– Ты не согласна?
– Я много раз слышала подобные рассуждения и признаю, что теория эта довольно стройная. Тем не менее она не до конца объясняет, почему тетя Веста была такой, какой была.
– У тебя есть другая теория?
– Есть. – Кейди подтянула колени к груди и обвила их руками, готовясь выразить в словах то, что зрело в ней вот уже некоторое время. – Я думаю, тетя Веста выбрала одиночество потому, что так и не встретила человека, который бы по-настоящему ее понял и принял.
– Чтобы тебя поняли и приняли, надо самому пытаться понять и принять других, а она даже не пыталась, – отмахнулась Сильвия. – Другой такой эгоистки я не видывала.
– Ну знаешь!
– Возможно, я перегибаю палку, но не слишком. – Сильвия прошла в комнату и остановилась перед Кейди. – Ты влюблена в своего Истона, ведь так?
– Не знаю… возможно.
– Я рассчитывала на более ясный ответ, – сухо заметила она.
– Слишком много неясностей.
– Например?
– Например, Мак – вдовец. Безумно любил первую жену, обожает дочь, и тернистый путь отцовства у него уже в прошлом. Не думаю, чтобы он хотел пройти его снова. По-моему, жизнь имеет свои вехи, которые не то чтобы нельзя, но не так-то просто повторить. Теперь, когда дочь в колледже, Мак имеете право на следующий этап.
– Который заключается в чем? Только не говори, что отцовство – это нечто чисто возрастное, как, скажем, детство!
– Мак был со мной честен насчет того, как он на это смотрит. Его вполне устраивают легкие, необременительные отношения с женщинами. Он даже хочет избавиться от дома, где жил с первой женой, – говорит, этот дом слишком велик для него теперь, когда дочь живет в другом месте и только время от времени наезжает в гости. Он намерен много путешествовать и расширить свой бизнес. По-твоему, это не следующий этап?
– Вот как! – Сильвия вернулась к окну и забарабанила пальцами по раме. – Одно из двух: или он предельно честен и откровенен с тобой, потому что не желает внушать несбыточных надежд, или…
– Или?
– Или ты ничего не поняла.
– То есть? – нахмурилась Кейди.
– Не важно. Важно, что нельзя до бесконечности болтаться между небом и землей. Надо что-то делать.
– А что я могу сделать? Только ждать, как все повернется. Обычно жизнь сама дает ответ…
– Ха! – сказала Сильвия. – Это что-то новое. У Кейди, которую я так хорошо знаю, другой подход.
– То есть я должна как-то повлиять на ход событий? Форсировать их? Или как это там называется в высших эшелонах административной власти?
– До сих пор это была твоя излюбленная политика. Под лежачий камень, знаешь ли, вода не течет.
– Так я теперь, по-твоему, лежачий камень? – рассердилась Кейди. – А по-моему, я заняла выжидательную позицию. В личной жизни это умнее, потому что мужчины шарахаются от чересчур активных женщин!
– Понимаю. Ты боишься, что мистер Истон от тебя шарахнется? Боишься его отпугнуть?
– Вообще-то… – Кейди помолчала, остывая, – вообще-то говорят: твое от тебя не уйдет. В смысле если избранника так легко отпугнуть, значит, он не тот единственный. Но говорить легко, когда…
Она так и не смогла себя заставить произнести то, что на уме. Сильвия договорила за нее:
– Когда не влюблен.
Кейди только вздохнула.
Гарднер несколько секунд смотрел на склонившегося над блокнотом Мака, потом звучно шлепнул на стол папку и уселся.
– Слушай, что там у вас с Кейди?
– А? – рассеянно откликнулся Мак и сдвинул брови, пытаясь воссоздать в памяти его реплику. – Повтори, я не расслышал.
– Ты и Кейди, как пара. Что там у вас в смысле отношений? У тебя в самом деле серьезные намерения, или все это просто камуфляж на время вашего грандиозного расследования?
– По-моему, я опять не врубился. – Мак аккуратно вложил ручку между страниц блокнота и встретил взгляд Гарднера. – Разве в наше время еще существует такое понятие, как «серьезные намерения»? Спроси еще, собираюсь ли я жениться, как честный человек!
– А что, и спрошу. В конце концов, меня это тоже касается. – Гарднер налил себе кофе из кофейника. – И потом, кто-то наконец должен проявить заинтересованность. Кто? Родители Кейди по-прежнему в Англии, брат на Востоке. Сильвия возложила эту миссию на меня.
– Она тобой командует?
– Есть такое дело, – непринужденно допустил Гарднер, попробовал кофе и скривился. – Давно заваривал?
– Часа два назад. – Мак потянулся, сцепив руки над головой. – Скажу честно, мне не по душе, когда сваливаются как снег на голову, чтобы сунуть нос в мою личную жизнь.
– Понимаю. И даже пытался объяснить это Сильвии. Кроме прочего, подчеркнул, что Кейди уже взрослая.
– Но она настаивала, так?
– К сожалению, так. – Гарднер с неудовольствием отодвинул кружку. – Ничего, если я заварю свежий?
– Потом. Когда закроем тему.
– Так я и думал. Учти, я совершенно не настаиваю на детальном изложении и согласен на самое краткое резюме. Отрапортую своей глубоко обеспокоенной супруге, и проблема будет снята с повестки дня.
– Ты имеешь в виду, конечно, что она будет снята с вашей семейной повестки дня? – Криво усмехнувшись, Мак начал протирать очки. – С моей ее так просто не снимешь.
– Сочувствую, но помочь ничем не могу. Так уж устроен мир, что проблемы решает тот, кого они больше всего касаются. Как правило.
– Хм.
– Ты ведь понимаешь, из-за чего весь сыр-бор? Семейство Бриггз спит и видит, что у Кейди наконец появится муж. И дети. Иначе, по их мнению, из нее будет вторая Веста.
– То есть тронутая старая дама?
– Примерно так.
– Чему быть, того не миновать, – философски заметил Мак и снова взялся за ручку. – А теперь к делу!
– Эй, эй, не спеши! Ты так и не ответил на вопрос. Между нами, без новостей меня не пустят на порог.
– Да.
– Что «да»?
– Да, у меня серьезные намерения. Да, я намерен жениться, как честный человек. Можем мы наконец заняться делом?
– Уфф! – вырвалось у Гарднера, и лицо его прояснилось. – Ладно, давай займемся. Чем еще могу помочь?
– Насколько помню, ты не довольствовался отчетом экономистов «Шатлейна» и подробно изучил проект договора о слиянии?
– В самом деле. Веста и Сильвия попросили меня об этом как о дополнительной мере предосторожности. Много толку, ничего не скажешь!
– Только не нужно заниматься самоедством. Другое дело, если бы ты сразу целеустремленно выискивал доказательства аферы и не нашел их. Я совсем не к тому веду.
– А к чему?
– Хочу знать, как были бы перераспределены доли акций в объединенной компании, если бы слияние состоялось.
– Ну, это сложно…
– Я так и подозревал. – Мак перехватил ручку поудобнее и застыл в боевой готовности. – Вот и изложи эти сложности.
По прошествии четверти часа Мак отложил ручку и пробежал взглядом записи, сделанные в ходе объяснения.
– М-да… теперь видно, что я ошибался.
– Ты ошибался? – Самодовольное выражение всезнайки исчезло с лица Гарднера, словно его стерли. – То есть?
– Видишь ли, я всегда исходил из предположения, что лица, заинтересованные в слиянии, были все как один…
Зазвонил телефон.
– Истон! – отрывисто бросил Мак в трубку. – Кто говорит?
– Джонатан Арден. Я только что прочел ваше послание.
– Где вы сейчас?
– Это не существенно. Меня интересует, насколько серьезны ваши намерения.
Мак не удержался от смешка.
– Вы имеете в виду намерение разоблачить убийцу? Серьезнее не бывает, и хочу заметить, в ваших интересах отнестись к этому с той же серьезностью. Думаю, убийца Фелгроува хочет подобрать все болтающиеся концы.
Гарднер за столом даже привстал, внимательно прислушиваясь.
– То есть он за мной охотится? – уточнил Арден.
– Не сам, а с помощью полиции, чтобы пришить убийство и упечь за решетку. Тоже неплохой способ устранения. Советую поторопиться.
– Как я могу быть уверен, что это не ловушка?
– Я не предлагаю вам личную встречу, так что опасаться нечего. Прошу только поделиться со мной сведениями, которые могут пригодиться. Время работает против нас.
Несколько секунд длилось молчание – видимо, Арден взвешивал «за» и «против».
– А конкретнее? – наконец спросил он осторожно.
– Для начала расскажите все об афере с подделками.
– Это займет уйму времени!
– Ну хорошо, не все, только по существу. У меня имеется подозрение, что в аферу был замешан еще кто-то, кроме Фелгроува и вас. Это так?
– Так. Я сам не сразу заподозрил, – признался Арден со смешком. – В области антиквариата я человек новый, большого опыта не имею. Поначалу я был на побегушках у Фелгроува. Он предоставлял поддельный предмет мебели, наводил на клиента, ну а я всего лишь помогал сделке совершиться.
– Невинный подручный?
– Да. Но постепенно я начал разбираться, что к чему. Понял, что Фелгроув – болван, не способный отличить стоящую подделку от дрянной, что он в конечном счете такая же пешка, как и я. Короче, сообразил, что основная движущая сила этой аферы остается вне поля моего зрения.
– Но внутри галереи?
– Разумеется. Ведь надо знать территорию, на которой работаешь! Этот третий имел связи в Европе. Он добывал товар, причем с гарантией отличного качества, то есть знал толк в антиквариате. А как же иначе? Знатоку дрянь не подсунешь. К тому же, чтобы попасть в демонстрационный зал «Аустри-Пост», мебель должна была пройти первичный, самый поверхностный контроль на подлинность. Моей задачей было сбыть ее как можно скорее, пока не намозолила глаза и не дошло до независимой экспертизы.
– Если я правильно рассуждаю, Фелгроув задействовал кого-то из своих экспертов. – Мак переложил трубку к другому уху. – Человека, который по ходу деятельности часто бывал в Европе.
– Ловко, правда?
– Очень. Только Фелгроуву и не снилось, на что способен этот его эксперт. Как только афера посыпалась, он быстренько взялся устранять всех, кто мог на него навести.
– Что верно, то верно. – Арден неожиданно вздохнул. – Вы не поверите, Истон, но в области финансов рынок как-то… я не знаю… чище, что ли. Сроду не слышал, чтобы кого-то шлепнули, когда «пирамида» накрылась!
– Если это вас утешит, скажу, что речь здесь идет не просто об афере с поддельной мебелью. Увы, приятель, вы вляпались в нечто много более опасное. Ваши парапсихологические штучки были всего лишь крохотной частью целого.
– Ну и нисколько вы меня не утешили! – брюзгливо произнес Арден. – Между прочим, Истон, отчасти это ваша вина. Пока вы не влезли в это дело, все шло гладко как по маслу. Вообще, кто вы такой?
– Друг семьи.
– Как же! Так я и поверил!
Разговор продолжался еще несколько минут, после чего собеседники распрощались.
Когда Мак положил трубку, Гарднер вскочил:
– Это был он? Он?!
– Да, Арден, – буркнул Мак, настукивая по клавиатуре. – Не сказал бы, что от него много помощи. Что ж, по крайней мере мы теперь знаем наверняка, что в афере было замешано третье лицо. Остается проверить даты… – Немного погодя он потер переносицу и поднял на Гарднера усталый взгляд. – С учетом нарисованной тобой картины перераспределения акций и номера кредитной карты, что я выловил по наводке Ардена, у нас появляется солидный кандидат на роль третьего. Вот уж не подумал бы, что есть еще один человек, которому были на руку и слияние, и афера с подделками! Он и территорию знает, как выразился Арден, он и нырять умеет… более того, в день смерти Весты Бриггз он брал напрокат акваланг!
– И кто же, черт возьми, подходит по всем этим параметрам? – в возбуждении спросил Гарднер, взглянул на экран и схватился за голову. – Чтоб мне пропасть! Что будем делать? Звонить в полицию?
– Рано, – с сожалением ответил Мак, вставая. – У нас пока нет никаких доказательств. Это может быть простым совпадением, по крайней мере в глазах закона. – Он устремился к дверям.
– Ты куда?
– Искать доказательства.
– Так я и думал! Одного я тебя не пущу.
– Я справлюсь.
– Конечно, справишься. Только Бриггзы мне голову оторвут, если я за тобой не присмотрю.
Кейди стояла на круговом балконе и удрученно разглядывала те несколько шкатулок, которые оставалось перебрать, разыскивая нужную. Ладонь с зажатым ключиком стала влажной. В душе гнездились сомнения.
Что, если она неверно истолковала подарок? Что, если ключик отпирает что-то совсем другое?
Она встряхнулась, напомнив себе, что узнает правду лишь по завершении этого титанического труда.
Следующая по счету шкатулка была прелестной миниатюрной безделушкой и, судя по всему, была призвана хранить наиболее ценные украшения. То был поистине образчик изысканного вкуса: с ажурным плетением тончайшей золотой нити, с вкраплениями мельчайших бриллиантов и гербом владелицы на передней стенке.
Семнадцатый век, Вена.
Кейди уже собиралась вложить ключик в замочную скважину, но ее отвлек звонок в дверь. Вернув шкатулку на место, она поспешила вон из хранилища.
Вторичный звонок колокольным звоном раскатился по дому. По глубоко укоренившейся привычке заглянув в глазок, Кейди невольно улыбнулась при виде того, кто явился к ней в гости.
– Входи, Габриэла.
Девушка была одета, мягко выражаясь, неформально: в потертых джинсах и майке.
– Я к папе, – объяснила Габриэла с некоторым вызовом.
– Я так сразу и поняла, – мирно произнесла Кейди, пропуская ее в холл. – Только его сейчас нет и, когда я пришла, уже не было, так что не могу сказать, где он и когда вернется.
– Не важно, я подожду.
– Ты опять добиралась сюда автобусом и паромом?
– Да.
– В таком случае это была долгая дорога. Садись, отдыхай. Кстати, а почему не на занятиях? Сегодня вроде не выходной.
– Подумаешь! Перепишу лекции.
– Если будет у кого, – хмыкнула Кейди. – Чаю? Воды?
– Спасибо, ничего.
– Слушай, а может, вместо отдыха поможешь мне кое с чем? Так время пройдет быстрее. Это в подвале.
– Тут и подвал есть? – изумилась Габриэла.
– Есть. Примерно как в швейцарском банке. Моя тетка хранила там свою коллекцию шкатулок. Разумная предосторожность – они все ценные, а некоторые стоят целое состояние. Так ты идешь?
– А чем вы там занимаетесь, в подвале? – Габриэла последовала за Кейди с явной неохотой.
– Роюсь в шкатулках. После смерти тетки мне достался ключик, который, я думаю, открывает дорогу к тайнам ее прошлого. Никаких точных указаний она не оставила, вот и приходится пробовать каждую шкатулку. Не терпится разузнать, что она там скрывала.
– Это она? – с любопытством спросила Габриэла, помедлив перед одним из портретов в гостиной.
– Да, в возрасте тридцати лет.
– Вылитая вы!
– Это не новость, – с усмешкой заметила Кейди, спускаясь к подвальной двери.
– Что, все так говорят?
– Все до единого.
Кейди начала подниматься по спиральной лестнице на балкон. Габриэла, застыв на пороге, с благоговейным восторгом смотрела по сторонам.
– Обалдеть!
– Да уж, точнее не скажешь. Дело всей жизни Весты Бриггз. Вообрази, собирала эту коллекцию пятьдесят лет. – Дойдя до той части стеллажа, где закончился поиск, Кейди потянулась за венской шкатулкой. – Обожала шкатулки, сундучки, табакерки… да и вообще декоративное искусство. У нее был наметанный глаз на подлинники.
– Как у вас? Папа мне сто раз это говорил.
– Иначе он не стал бы со мной сотрудничать.
– Он что, и женится на вас?
Кейди, уже вложившая ключик в замок, так и не повернула его. Замерла, охваченная привычным паническим страхом. Не хватало еще выставить себя в идиотском свете! И перед кем – перед дочерью Мака!
– Я же уже сказала, что вопрос брака между нами не поднимался, – ответила она как можно ровнее.
– Да, помню… Вообще-то раньше я думала, что папа никогда не женится вторично. Теперь – не знаю.
– Мне что-то не хочется сейчас говорить на эту тему. Как только об этом заходит разговор, я пугаюсь. Начинается настоящий приступ паники. Ты представить не можешь, как это раздражает!
– Извините, не знала. – Габриэла отвернулась. – Хотя. В последнее время я думаю, что женитьба пошла бы папе на пользу. Конечно, если только это будет брак по любви.
– Хм.
– Это помогло бы ему избежать одиночества…
– На старости лет? – едко уточнила Кейди.
– Вот именно! – Ирония явно прошла для Габриэлы незамеченной. – И мне бы не пришлось изводиться мыслями, как он там один, бедненький?
– Ты что, уже этим изводишься? – полюбопытствовала против воли заинтригованная Кейди.
– Временами. Я не в том смысле, что он совсем один, без друзей и интересов, что он без меня пропадает. Но когда подумаю про все эти вечера в пустом доме без всякой компании, то прямо дрожь берет! К примеру, вдруг он свалится с лестницы? Кто позвонит в «Скорую»?
– Ой! – воскликнула Кейди.
– Что с вами?
– Поворачивается!
Габриэла прыжками бросилась вверх по узким ступеням.
– Ну, что же вы! Открывайте!
Кейди все не решалась до конца повернуть ключ, а когда все же сделала это, послышался тихий щелчок, и крышка откинулась.
Шкатулка была точно по размеру маленькой фотографии. Ниже лежали сложенные вдвое, перевязанные розовой лентой письма.
– Ух ты! – Габриэла прищурилась, всматриваясь в поблекший от времени снимок. – Это ваша тетка?
– Да.
Вне всякого сомнения, это была тетя Веста. С фотографии смотрело милое, сияющее от счастья лицо. На заднем плане просматривался пляж со светлым песком и купой пальм, по виду Гавайи. Веста была не одна. Рядом, обнимая ее за талию, стоял привлекательный мужчина в старомодных плавках.
Кейди сразу бросилось в глаза его сходство с Рэндаллом.
– С кем это она? – полюбопытствовала Габриэла.
– Не знаю точно, но можно предположить, что его зовут Рэндалл Аустри. Если я права, это дедушка одного моего давнего друга.
Наряду с безмерным удивлением от своего открытия Кейди была охвачена тревожным предчувствием, которое не могла объяснить. Выходит, тетя Веста не была старой девой? У нее был возлюбленный… даже любовник! В таком случае, кроме фотографии, в шкатулке хранятся…
– Любовные письма! – вырвалось вслух.
– Ух ты! – снова прокомментировала Габриэла. – Круто! А еще что-нибудь там есть?
– Похоже, что да.
– Драгоценность?
– Надеюсь.
– То-то, наверное, будет интересно все это выяснить! – Габриэла сдвинула брови. – Что-то мне в самом деле захотелось попить. Пойду возьму воды. Только не читайте письма без меня, ладно?
– Хорошо, не буду, – рассеянно откликнулась Кейди, не поднимая глаз от фотографии. – Не заблудись. Кухня в конце коридора.
– Я сейчас, одна нога здесь – другая там.
Спустившись, казалось, в мгновение ока, Габриэла исчезла за приоткрытой дверью подвала, а Кейди вздохнула и улыбнулась сияющему изображению молодой Весты Бриггз.
– Ты так и не поделилась ни с кем, правда? Все носила в себе. Он женился на другой и тем разбил тебе сердце, вот почему ты так никого больше и не полюбила, вот почему так тепло относилась к Рэндаллу Посту и так радовалась, узнав, что я собираюсь связать с ним жизнь. Как дорогой внук твоего бывшего любовника, он был все равно что твой собственный внук… наверное, ради него ты и затеяла всю историю со слиянием. Воображаю, как сладостно и как больно было день за днем следить, как он вырастает в точную копию единственного человека, которого ты в жизни любила… Все это так?
Веста лишь молча улыбалась ей через время.
Вглядываясь в детали, Кейди заметила, что волосы и купальник у нее совершенно мокрые – видимо, фотография была сделана сразу после того, как парочка вышла из воды.
Кейди продолжала рассматривать фотографию… и заметила в руке мужчины, почти у него за спиной, маску и ласты.
Несколько долгих, полных ужаса секунд она смотрела круглыми глазами, мысленно увязывая всю информацию в одну законченную картину. Бросила фотографию на полку, словно та обожгла руки.
Габриэла все не возвращалась. Сбежав по спиральной лестнице, Кейди помедлила в нерешительности, потом схватила со стены один из развешанных по дому запараллеленных телефонов и набрала номер из тех, что значились в списке ускоренного набора.
– Вот, значит, чем ты зарабатываешь на жизнь, – заметил Гарднер чуточку слишком небрежно, забираясь вслед за Маком в окно.
– Чем? – уточнил Мак, обводя взглядом спальню, куда они только что проникли.
– Вламываешься в чужие дома, рискуя при этом нарваться на пулю! И что, все время так?
– Нет, обычно все гораздо проще, но бывает всякое. Сказать по правде, жизнь набрала обороты с тех пор, как я связался с Кейди.
– Пфф! Подоконник снаружи весь в пыли. – Гарднер похлопал затянутыми в перчатки ладонями. – Значит, скука вам не грозит?
– Похоже на то, – кивнул Мак, заглядывая в шкаф.
– Что хоть мы ищем?
– Откуда я знаю? – Он сунул нос в прикроватный столик. – Неплохо бы, конечно, наткнуться на черный плащ и серебряную маску, но такой удачи в природе просто не существует.
– А может, на кухне?
– Иди, проверь.
Гарднер отворил дверь в коридор, опасливо выглянул, не увидел ничего подозрительного и вышел. Чуть погодя послышалось неразборчивое восклицание. Мак поспешил на звук.
– Ты что-то сказал? – громко спросил он из коридора.
– Я сказал «дерьмо»! – Гарднер появился из кухни с наполовину съеденным яблоком в руке. – Смотри, хорошо надкусано и даже не успело толком потемнеть. Мы думали, этот тип в Сан-Франциско, а он, выходит, прямо здесь, в Фантом-Пойнт! Того и гляди с ним столкнемся!
– Вот дьявол!
Мак в том же темпе направился к двери, на ходу нашаривая в кармане мобильный телефон. Гарднер затопал следом.
Набранный номер отозвался короткими гудками. Веста Бриггз была и здесь не в ладу с прогрессом: никакой очередности входящих звонков.
– Дьявол! – в сердцах повторил Мак, набирая 911.
Они с Гарднером уже были на улице и не шли, а бежали к припаркованному автомобилю.
– Алло!
– Леандра, это Кейди! – Вместо того чтобы сразу перейти к сути дела, она спросила: – Что с тобой? Дышишь как загнанная лошадь!
– Правильно, потому что пришлось сломя голову бежать к телефону. Я, знаешь ли, имею право иногда отойти в туалет.
– Ну да, ну да! Слушай, я должна тебя кое о чем спросить. Это покажется странным, но… просто ответь! Когда вы с Паркером были на Гавайях, он нырял там с аквалангом?
– А знаешь, ты права, это очень странный вопрос. Зато ответ будет прост и ясен. Да, нырял.
– Боже милостивый… – прошептала Кейди так тихо, что Леандра не расслышала и безмятежно продолжала:
– Я, помнится, восторгалась его мастерством, и он сказал, что занимается этим чуть не с детства. В молодости не вылезал из воды, а потом бросил это дело и… ну, вроде как хороший случай поддержать форму. Признался, что с аквалангом чувствует себя на много лет моложе. Чудесно, правда?
– Боже милостивый…
– Знаешь, как долго он меня уговаривал присоединиться? Обещал, что научит всему играючи, но я отказалась. Таскать на себе столько веса – не по мне.
– Боже милостивый!!!
– Что с тобой, Кейди? – встревожилась Леандра. – Молчала, молчала, а теперь этот выкрик…
– Просто вспомнила, что пора бежать.
– А Мак с тобой?
– Нет, я как раз хочу ему позвонить.
– А вообще в чем дело?
– Пока, сестричка!
Кейди трясло, и дрожь становилась все более интенсивной. Нужно было действовать, и немедленно.
Прервав связь с Леандрой, Кейди постояла, прислушиваясь и задаваясь вопросом, куда запропастилась Габриэла. Из кухни не доносилось ни звука. В сердце кольнула ледяная иголочка страха.
В доме было тихо.
Просто мертвая тишина.
Кейди вернула телефон на место и, замирая на каждом шагу и прислушиваясь, начала подниматься назад по винтовой лестнице. Она старалась помягче наступать на деревянные ступени, чтобы ненароком не заскрипели. К счастью, здесь было чем воспользоваться в качестве защиты. Скоро она стояла на круговом балконе с тяжеленным средневековым походным сундучком в руках.
Ей не пришлось долго ждать, пока события начнут разворачиваться. Послышались шаги – не легкие и быстрые девчоночьи, а осторожные, медлительные и притом двойные.
В проеме двери возникла Габриэла. Она шла неестественной, деревянной походкой, и вид у нее был до того перепуганный, что казалось, самый воздух вокруг ее фигурки зыбится страхом.
– Выходи, Кейди! – послышался из-за двери голос Паркера Тернера. – Или девчонка умрет у тебя на глазах!
Кейди не издала ни звука, только еще больше затаилась у перил прямо над дверью, приподняв сундучок и держа его наготове. Она говорила себе, что, входя, никому не приходит в голову посмотреть вверх. Практически никому и никогда.
– Я же сказала, что ее здесь нет, – дрожащим голосом произнесла Габриэла. – А вы на что надеялись? Что Кейди позволит загнать себя в угол? Она для этого слишком умна. Наверняка уже позвала кого-нибудь на помощь!
– Увертливая, стерва. В точности как ее проклятая тетка! Ладно, сейчас проверю, и пойдем ее искать.
Габриэла поспешно отступила, и в подвал вошел Паркер. Не долго думая Кейди обрушила на него сундучок. Она вложила в бросок всю силу, надеясь попасть по макушке, но, должно быть, в последний момент он уловил опасность, так как дернулся в сторону. Удар пришелся в плечо.
От вопля ярости и боли, который издал Паркер, у Кейди заложило уши. Чисто инстинктивно, чтобы оказаться вне досягаемости, Паркер шарахнулся снова, уже за дверь. Пистолет, который он держал наведенным на Габриэлу, выпал, громко клацнув об пол, и улетел куда-то под стеллажи.
– Ищи! – крикнула Кейди Габриэле. – Ищи пистолет!
Сама она бросилась вниз по лестнице.
Словно желая продемонстрировать, что она истинная дочь своего отца (по крайней мере в критической ситуации), Габриэла без колебаний шлепнулась плашмя и принялась шарить под стеллажами.
Из-за двери донесся характерный, тошнотворный звук удара по голове, потом падения. С середины лестницы Кейди успела уловить, как за дверью мелькнул знакомый силуэт.
– Нашла!
Габриэла уселась, неловко держа пистолет в обеих руках и целя на дверь.
– Осторожно! – крикнула Кейди. – Смотри не пристрели отца. Он за дверью.
– Папа! – Бросив пистолет, Габриэла кинулась к двери.
Кейди послышался где-то в отдалении звук полицейских сирен.
– Эй, есть там еще кто-нибудь? – опасливо спросил Гарднер, высовывая голову из-за двери. – Что это, пистолет?!
– Он тебя не укусит. – Кейди наконец достигла нижней ступеньки. – Надеюсь, у Мака все в порядке?
– Разумеется, но в данный момент он немножко занят. Я думал, он начнет сразу вязать Паркера, а он решил сначала дать ему взбучку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн



Скучновато.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннРегина
30.01.2013, 14.39





Это скорее детектив элементами любви нежели любовный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна
14.11.2013, 23.32





дейчтвительно, скучно и затянуто. до конца не осилила.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна ІІ
28.12.2015, 13.46





Очень даже ничего.уютный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн Эннамина
26.09.2016, 8.05





Категорически несогласна с предыдущими комментариями. Роман и динамичный, и интересный по неизбитому сюжету, и присутствует любовная сторона Читается легко и прямо жалко, что он закончился.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннЛенванна
9.10.2016, 11.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100