Читать онлайн Загадочное наследство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Загадочное наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

За окном, выходившим в зал, возвышались шеренги безмолвных фигур – словно средневековые воины, навеки застывшие каждый в своем стальном панцире. Непроницаемое лицо Мака Истона отлично гармонировало с этим мрачным фоном. Он казался не более одушевленным, чем любой из этих рыцарей и наемников, и словно тоже пойманным в паутину времени. Что-то такое было в нем… возможно, редкое умение подолгу сохранять полную неподвижность. Кейди приходилось буквально высматривать его среди теней, и хотя вряд ли он затаился намеренно, это удавалось лишь благодаря мерцанию экрана – оно отсвечивало в стеклах очков и лежало на лице, придавая чертам преувеличенную резкость.
Далеко не юношеское лицо, невольно подумала она. Очень зрелое… но не чересчур. В самый раз. Тридцать девять, максимум сорок – самый подходящий возраст. Многообещающий. По крайней мере в данном конкретном случае.
Престранная штука: хотя ей так и не удалось создать мысленный образ мужчины ее мечты с помощью одних только бесед по телефону, оказавшись лицом к лицу, она сразу и без малейших сомнений заключила, что человек с таким голосом должен иметь именно такую внешность. Идеальное сочетание. Взять, к примеру, эти солидные очки в темной оправе. Разве ей когда-нибудь пришло бы в голову добавить к мысленному образу подобную деталь? Ни за что на свете! А между тем они не только не портили впечатления, но как бы придавали завершающий штрих. Не будь их, это показалось бы странным.
– Речь идет о фотографии, – сообщил Мак, когда Кейди уселась и приготовилась слушать. – Она из архива музея.
Музея! Слишком уж достойный термин для скопища всякого сомнительного исторического хлама. У нее, как видно, случилось помутнение рассудка, когда она давала согласие явиться в эту дыру. Она привыкла к торжественному полумраку галерей, тишине библиотек и тесноте забитых ценностями запасников престижных аукционных залов. И привыкла вращаться в избранном обществе подлинных знатоков и ценителей!
«Мир милитаризма» со всеми своими низкобюджетными копиями разномастных армейских приспособлений был именно тем, что Кейди себе и представляла, – одной большой безвкусицей. Или же в ней просто говорил снобизм. Личные предпочтения. Доспехи и латы никогда ее не увлекали, воплощая одну из самых низменных черт человеческой натуры – страсть к истреблению себе подобных. Вообще казалось странным, что мастера и ремесленники прошлого вкладывали в подобные предметы столько души и искусства, приукрашая то, что, по ее мнению, совсем того не заслуживало.
Так называемый клиентский центр оказался просто кабинетом владельцев музея – парочки, предложившей без церемоний называть их Нотчем и Дьюи («Очко» и «Свежачок» – вульгарнее некуда). Они топтались рядом, заметно нервничая.
Между прочим, Мак восседал за их столом с таким видом, словно имел на это полное право. Кейди сильно подозревала, что так он ведет себя везде, где ему случается обосноваться. Невозможно было угадать, врожденное это качество или обретенное, но оно ему шло.
Хотелось получше рассмотреть его – к примеру, заглянуть в глаза, но отблеск экрана превращал стекла очков в непроницаемую преграду, не хуже стального шлема с забралом, из тех, что виднелись за окном.
Подтолкнув к ней по исцарапанной поверхности стола фотографию, Мак потянулся к выключателю простенькой лампы. Сама того не замечая, Кейди зачарованно уставилась на осветившуюся крепкую, сильную руку. Никакого обручального кольца. Правда, это еще ничего не значит, не все афишируют свое женатое положение.
Она заставила себя перевести взгляд на фотографию. Там красовался всадник, разумеется, не настоящий, на довольно искусно выполненном чучеле чистокровной лошади, в латах настолько непрактичных и вычурных, словно они создавались для героя блокбастера в стиле фэнтези. Или видеоигры. Без сомнения, это была всего лишь подделка под старину, под хитроумные доспехи времен Раннего Возрождения. Они не предназначались для битв и походов, а только чтобы покрасоваться при дворе: на церемониях, празднествах и военных парадах.
Помимо очевидности подделки, сама фотография оставляла желать лучшего. Свет был никудышный, угол съемки жалкий – того сорта, что делаются на разовых «мыльницах».
Кейди подняла взгляд и всмотрелась в тени по ту сторону стола, где предполагалось находиться Маку Истону. Различить удалось только жесткую линию подбородка и легкие впадинки под высокими, аскетическими скулами. В нем не было ничего открытого, ничего дружелюбного. Невольно приходило на ум, что этот человек давно уже не обольщается насчет окружающего мира и привык добиваться желаемого лишь собственными усилиями.
– Судя по шлему и нагрудным пластинам, это пятнадцатый век, – начала Кейди. – Итальянский стиль…
Слово «стиль» в ее кругу было вежливой формой слова «подделка».
– Мисс Бриггз, это я и сам способен определить, – перебил Мак Истон ледяным тоном. – Передний план нас не занимает. Если присмотритесь, вы заметите за лошадиной… мм… за лошадиным крупом другой экспонат.
Кейди поспешила присмотреться. В самом деле, чуть дальше хвоста поддельной лошади виднелась другая фигура, едва освещенная, в доспехах иного стиля, но так же богато изукрашенных.
– Поясные латы, – заметила Кейди. Даже если не слишком заинтересован в проблеме, глупо упускать случай блеснуть эрудицией. Репутация строится по кирпичику. – Такие носили в шестнадцатом веке в Италии. В них удобно сражаться в пешем строю, брать укрепления – намного большая маневренность, чем у сплошных доспехов. Их еще называют «армированная пара», хотя на деле они могли состоять из нескольких дюжин частей, сменных или взаимозаменяемых. Это позволяло моделировать латы под особенности предстоящего сражения. Поразительно, правда? Предвосхищение современных наборов «на все случаи жизни».
– Очень интересно, но я хотел бы прежде всего знать ваше мнение о шлеме.
Кейди прищурилась и посмотрела на шлем, однако плохое качество снимка не позволяло рассмотреть детали.
– А почему, собственно, он вас так занимает?
– Потому что только его и украли.
– Вот как… – Она подняла взгляд. – Нет ли у вас фотографии почетче?
Один из странных субъектов, державшихся на почтительном расстоянии, придвинулся ближе как-то боком, движением потревоженного краба.
– Слава Богу, хоть эта имеется! – сказал он виновато.
Кейди припомнила, что это Дьюи. Она не сумела определить его возраст даже приблизительно. Обветренное, изрезанное морщинами лицо могло с одинаковым успехом принадлежать как человеку средних лет, так и глубокому старику, хотя старикам нечасто случается надевать на себя военный камуфляж, солдатские ботинки и портупею. Желтовато-седые волосы были собраны в хвост и рассыпали по плечам перхоть. Как-то казалось, что на работу и с работы Дьюи добирается на очень, очень большом мотоцикле.
Трудно было поверить, что это и есть типичный представитель клиентуры агентства «Потерянное и обретенное». Но если нет, то каким образом эта парочка ухитрилась выйти на Мака Истона? И чего ради Мак Истон взялся помогать таким несолидным людям? Все говорит за то, что их доходы и близко не стояли с его гонорарами, а уж о ее гонорарах и говорить не приходится!
– Эта фотография – чистая случайность, – продолжал Дьюи. – Вообще-то я делал снимки экспозиции пятнадцатого века для архива. Мы тогда только что закончили приводить ее в порядок… когда, бишь, это было, Нотч? Два года назад или что-то вроде того?
– Что-то вроде того, – подтвердил второй субъект.
Этот был весь в замше с бахромой, за исключением потертой джинсовой рубашки, у которой, как видно, имелась богатая история: полы казались обгрызенными целой сворой собак, рукава были оторваны по самые плечи, выставляя на обозрение татуировки на мясистых руках. С пояса, побрякивая при каждом движении, свисала цепь с ключами и брелоками. Оттопыренные карманы, возможно, скрывали все необходимое для обороны в кабацкой драке. Редеющие пряди стягивала красная бандана.
Ну и, разумеется, что-то такое носилось в воздухе вокруг этой парочки – что-то, что недвусмысленно намекало на отношения более интимные, чем просто общий бизнес.
Партнеры во всех отношениях.
– Ну так вот, я делал снимки для архива. Отступил немного в сторону и захватил в объектив другой экспонат.
– Кто мог подумать, что там есть хоть что-нибудь подлинное! – в сердцах высказался Нотч.
– А можно узнать… – от пыльного воздуха у Кейди запершило в горле, и она поспешно прокашлялась, – можно узнать, как эти латы оказались в вашем… мм… музее?
– Мы перекупили «Мир милитаризма» у типа по фамилии Белфорд. Запасник у него был битком набит всякой всячиной. Шлем я нашел, когда там рылся. Начистил, попробовал приспособить к латам – вроде подошло, так я его там и оставил.
– Понятно.
Кейди постучала пальцем по фотографии, прикидывая возможности. При всей своей жажде всячески стимулировать сотрудничество с Маком Истоном она не могла рисковать репутацией фирмы. Выходить за рамки опасно как в делах, так и в чувствах. Если пройдет слух, что она не гнушается гоняться за копиями…
Укрепляясь в решении, Кейди взглянула на часы. Похоже, еще есть шанс успеть на обратный рейс в час дня. Придется свернуть разговор, зато она будет дома к ужину.
Когда Кейди снова повернулась к Маку Истону, что-то в выражении его лица подсказало, что взгляд на часы не прошел незамеченным. Чтобы скрыть смущение, она напустила на себя преувеличенно деловой вид.
– Так вы говорите, шлем был украден? И что же по этому поводу думают в страховом агентстве?
Владельцы музея обменялись неуверенным взглядом и промолчали. За них ответил Мак:
– Тут есть один нюанс. Он как раз и касается страховки.
– Шлем не был застрахован, – со вздохом предположила Кейди.
– Да, так уж вышло, – с нервным смешком объяснил Нотч. – Мы тут, знаете ли, не купаемся в деньгах, а в последнее время дела шли из рук вон плохо. Пришлось подтянуть пояса – в смысле экономить на чем придется. Ну а первой всегда страдает страховка…
– Он не имеет в виду, что мы могли… или хотели бы застраховать шлем на его подлинную стоимость! – быстро вмешался Дьюи. – Мы понятия не имели, что он такой ценный, и если бы застраховали, то исключительно как копию! Увы, мы не сделали даже этого.
– Не хочу показаться невежливой, но с чего вы взяли, что шлем – подлинная историческая ценность?
Нотч и Дьюи уставились на Кейди с разинутыми ртами.
– Как?! – наконец вскричал второй. – Вы же эксперт! Разве это не ясно даже на первый взгляд?!
– На первый взгляд обычно не принято полагаться, – терпеливо возразила Кейди. – Что мы здесь имеем? Всего лишь весьма нечеткую фотографию. Ни один эксперт не вынесет суждения по одному только этому свидетельству.
– Да, но… – Нотч был совершенно убит и едва способен подобрать слова. – Мак уверял, что вы знаете свое дело!
– Послушайте, – сказала Кейди, мысленно взывая к небесам с просьбой ниспослать ей терпение, – старинные доспехи сейчас находятся на пике популярности. Коллекционирование столь же подвержено моде, сколь и все остальные сферы нашей жизни. Отчасти в этом виновата индустрия развлечений, все эти видеоигры и ненаучная фантастика с исторической закваской. Так или иначе, цены круто идут вверх, а подлинный антиквариат не растет на деревьях, и, к несчастью, его очень легко подделать. Отлейте стальной шлем, сбрызните кислотой, закопайте и немного подождите. Вы получите превосходную деталь средневековых доспехов.
– Так вы утверждаете, что шлем поддельный? – ощетинился Нотч.
– Я ничего не утверждаю, я лишь не отвергаю подобную возможность. – Кейди примирительно развела руками. – Когда речь идет о доспехах, даже экспертам случается ошибаться. Фальсификация их имеет свою давнюю историю, между прочим, большая часть великолепных подделок датируется девятнадцатым веком. Ну а теперь, когда умельцы научились наносить на стальные изделия настоящую патину, все, что угодно, можно выдать за антиквариат, было бы желание.
– Меня вам не переубедить! – заявил Нотч. – Наш шлем – подлинный!
Кейди покосилась на Мака в надежде, что тот придет ей на помощь, но он сделал едва заметный отрицательный жест, явно не желая принимать ни одну из сторон в этом споре. Пришлось снова взять холодный профессиональный тон:
– Давайте подойдем к делу иначе. Вы настаиваете, что шлем подлинный, в то время как остальная часть экспозиции – копия. Это противоречит элементарной логике.
– Нисколько! – горячо запротестовал Дьюи и хитро подмигнул своему партнеру. – Кража шлема говорит сама за себя.
– Что, простите? – опешила Кейди.
– Шлем был украден, вы разве не поняли? – сказал он, заложив руки за спину и раскачиваясь на пятках. – Кому придет в голову воровать то, что не имеет никакой ценности?
– Кому?! – Кейди снова забарабанила пальцами по снимку. – Да кому угодно! Сплошь и рядом люди крадут нестоящее барахло, принимая его за ценности, а то и просто так, без причины. Клептоман готов украсть тюбик зубной пасты! Допустим, кто-то решил, что шлем будет хорошо смотреться на полке у него в гостиной. Или даже у него на голове во время вечеринки с друзьями.
– Наверное, все латы целиком произвели бы еще большее впечатление! – съязвил Дьюи.
– Наверное, – сухо подтвердила Кейди, – но они могли застрять в дверях и наделать шуму.
– Только если бы их вздумали тащить целиком, – парировал он.
– Все равно это большая тяжесть. Зачем связываться?
– Тяжесть! – фыркнул Нотч. – Почему же тяжесть? Потому что исторические романы напичканы картинками, где рыцаря в полном вооружении заталкивают на лошадь, как мешок? Это все чушь! На вид доспехи весят тонны две, а на деле много легче.
– Много, много легче! – подхватил Дьюи. – Да что там говорить, пехотинец нашего времени в полном вооружении несет на себе такую же тяжесть, как тогдашний рыцарь.
– Знаю, – нетерпеливо заметила Кейди. – Я только хотела сказать, что рискованно тащить из музея все латы целиком. Наверняка кто-нибудь заметил бы и сообщил. А шлем легко припрятать.
– Да и припрятывать было незачем, – скривился Дьюи. – Кража совершилась не средь бела дня, а ночью, соответственно со взломом. Кто бы ни был вор, он мог унести половину музея, если бы захотел. Пришли бы утром – а в музее хоть шаром покати. Однако он предпочел вынести только шлем.
Только тут Мак впервые пошевелился в своем кресле. Едва заметное движение сразу привлекло к себе все взгляды.
– Злоумышленник проник в музей не случайно, не под влиянием минуты, – заметил он, встретив через стол взгляд Кейди. – Это была профессиональная кража. Все было проделано так гладко, что почти прошло незамеченным.
– Что вы хотите этим сказать?
– Что полиция отказалась поверить в кражу со взломом, вот что, – угрюмо объяснил Нотч. – Вор ухитрился не оставить после себя никаких следов. Мерзкий ублюдок… прошу простить мою грубость, мэм.
Вопреки почти принятому решению держаться от этого дела подальше Кейди ощутила первую вспышку интереса.
– Нельзя ли поподробнее?
– Можно. – Мак уперся локтями в стол и сцепил пальцы. – В «Мире милитаризма» имеется кое-какая система безопасности. – Это прозвучало сухо, но не без одобрения. – Конечно, ничего, даже отдаленно похожего на совершенные системы, скажем, соседних игорных домов, но и не простой замочек на дверях, можете мне поверить. Я склонен согласиться с тем, что грабитель явился сюда с четко выраженной целью и был достаточно опытен, чтобы отсоединить сенсоры на время кражи и снова ввести их в действие перед уходом. И все это ради одного-единственного предмета.
– Если бы на другой день мне не бросилось в глаза отсутствие шлема, мы бы даже не заметили кражи, – вздохнул Дьюи, чьи морщины за время разговора углубились как будто вдвое.
– Не совсем понимаю, отчего было не предоставить розыск полиции, – сказала Кейди, от природы сторонница осторожного, дипломатического подхода.
– Если шлем подлинный, это меняет дело, – прямо ответил Мак, удерживая ее взгляд поверх сложенных пальцев. – В этом случае он может никогда не объявиться у скупщиков краденого, а сразу осядет в частной коллекции или в музее с целой кипой правильно оформленных сопроводительных бумаг. Невозможно будет доказать, что это часть данной конкретной экспозиции.
– Однако шанс, что шлем подлинный, весьма невелик, – напомнила Кейди.
– То есть он все-таки имеется! – обрадовался Дьюи. – Какова в таком случае была бы ценность шлема?
– Трудно сказать… – протянула Кейди, стараясь выиграть время.
– И все же? Как эксперт, вы должны разбираться в стоимости антиквариата. В конце концов, для того вас сюда и пригласили!
Снова покосившись на Мака, Кейди заметила у него на губах тень иронической усмешки. Она выпрямилась в кресле и бессознательно повторила его позу, сложив кончики пальцев.
– Если украденный шлем является подлинным творением одного из великих оружейников Италии шестнадцатого столетия, – произнесла она медленно, взвешивая каждое слово, – то его стоимость будет довольно высокой. Как я уже упоминала, цены сейчас стремительно идут на подъем.
– Довольно высокой? Нельзя ли поконкретнее? – едва дыша, осведомился Нотч. – Тысячи две-три?
Дьюи всем телом подался вперед в ожидании ответа.
Кейди заколебалась, переводя взгляд с одного исполненного надежды лица на другое. Ей совсем не хотелось раздувать внезапно вспыхнувшую алчность владельцев «Мира милитаризма» – сомнительных владельцев сомнительного музея, как она их мысленно окрестила. Однако положение обязывало, поэтому, подкрепив себя обещанием выбить гонорар за потерянное время, она сказала:
– С учетом необычного дизайна и предполагаемой подлинности предмета… несколько сотен тысяч.
– Несколько сотен тысяч!.. – эхом повторил Дьюи и звучно шлепнул себя по бедрам. – Мать твою за ногу! Прошу простить мою грубость, мэм.
Нотч, похоже, и вовсе потерял дар речи и только таращился на Кейди.
– Ну вы подумайте! – пробормотал он наконец. – Можно будет выкупить закладную на музей и стать владельцами на полном основании! Можно будет расширить дело! Поставить все на широкую ногу!
– Хочу, однако, подчеркнуть, что столь высокая цена назначается только за необычную деталь средневековых доспехов, в безупречном состоянии и с документами, удостоверяющими подлинность. У вас таковые имеются?
– Таковые что? – спросил Нотч, грубо вырванный из мечтаний.
– Документы, удостоверяющие подлинность шлема, – вмешался Мак Истон. – Речь о бумагах, где прослежена история антикварной вещи от владельца к владельцу, за подписями экспертов, если в прошлом уже проводилась экспертиза, и с надлежащими печатями. На таких документах оценщики основывают свое заключение.
– Уфф! – вырвалось у Нотча, и он вперил в Кейди ищущий взгляд. – Что-то вроде квитанции, да?
– Скорее что-то вроде родословной. Без этого никто не возьмется назначать цену. Начнем с того, откуда у вас этот шлем. Кто был его владельцем до того, как он оказался в «Мире милитаризма»? Выставлялся он прежде и где? В музее или в частной коллекции?
– Мм… – Нотч помялся, попереглядывался с партнером и неохотно ответил: – Может, можно что-нибудь раскопать в картотеке Белфорда, но, если честно, там ужасный бардак. Он, знаете ли, терпеть не мог крючкотворства. Дьюи, ты не припоминаешь, что он говорил про эту штуку?
– Не припоминаю, – грустно ответил тот. – В последние годы у старикана совсем ум за разум зашел.
– Разве фотография не служит доказательством того, что шлем принадлежит к экспозиции музея? – спросил Мак Истон.
– Да, она может быть принята в расчет. Однако прежде всего надо разыскать шлем и удостоверить его подлинность, – напомнила Кейди.
– Затем мы вас и пригласили, – мягко напомнил он. – У вас ведь большие связи, не так ли? Если на черном рынке объявляется подлинно антикварная и ценная вещь, слухи неизбежно просочатся.
– Отслеживать слухи – дело трудоемкое и дорогостоящее, – вскинула голову Кейди. – Я недешево беру, мистер Истон.
– Это мне известно, мисс Бриггз.
Тут Мак впервые улыбнулся по-настоящему, и что-то в ней сразу встрепенулось, затрепетало пресловутыми крылышками бесчисленных бабочек. Уж не вздумал ли он с ней флиртовать? Вот бы кстати!
– Слухов может не оказаться, и вы это знаете, – поспешно сказала Кейди.
– Тем не менее ничто не мешает нам сообща взяться за дело. Ведь вы не против, мисс Бриггз? Используем тот же подход, что и в остальных случаях: моя программа будет отслеживать все, что происходит на виртуальном рынке и аукционных сайтах. Вы, со своей стороны, проверите фактический рынок и аукционные залы. Идет?
– Как вам сказать…
Дьюи, который уже давно выказывал признаки нетерпения, начал рыться в карманах. Выудив пару мятых купюр, он трясущейся рукой шлепнул их на стол.
– Не думайте, что мы совсем уж на мели, мисс Бриггз! Я кое-что заначил на случай, если будут расходы. Сколько вашего времени можно за это купить?
Кейди уставилась на двадцатидолларовые бумажки, не зная, как объяснить, что такая сумма не окупит даже получаса ее времени.
– Как вам сказать… – повторила она беспомощно.
– Погодите, у меня тоже найдется НЗ. – Нотч расстегнул рубашку, открывая стеганый матерчатый пояс (для хранения денег, догадалась Кейди, поначалу неприятно пораженная его действиями). – Сотни две будет, даже больше! Копил на починку грузовичка, но это подождет, тут дельце поважнее. Сколько вам отстегнуть, мисс Бриггз? Сотни хватит? Так и скажите, а я уж – ради Бога! Хотите, берите все! Где наша не пропадала!
Это все вина Мака Истона, возмущенно подумала Кейди. Он заварил глупейшую кашу: подогрел мечты простаков, ни один из которых за всю жизнь не держал в руках ничего подлинного. Больше того, им никогда не выпадало ничего похожего на удачу вроде выигрыша в лотерею или большого приза. Даже призрачная возможность того, что шлем в самом деле антикварный, позволила надежде взойти на почве, давно уже бесплодной. Мак Истон и ее заманил в ловушку.
– Для начала я могу сделать пару телефонных звонков, – произнесла она неохотно. – В смысле навести предварительные справки. Таким образом станет ясно, предлагался ли уже кому-нибудь… новый ценный предмет антиквариата. – Даже теоретически она не могла признать шлем подлинным, тем не менее Нотч и Дьюи просияли.
Кейди поняла, что путь назад отрезан. Эта наивная радость просто не позволит ей ограничиться поверхностным поиском. Правда, нельзя сказать, что она завалена другой, более важной, работой. Совесть будет чиста, если она сделает честную попытку обнаружить злосчастный шлем, нужно только соблюдать осторожность. Если коллеги по бизнесу разнюхают, что Кейди Бриггз подрядилась вести поиск для «Мира милитаризма», она станет посмешищем на долгие, долгие годы.
– Только давайте сразу оговорим сроки, – продолжала она, смиряясь с неизбежностью. – Если за неделю ничего не удастся сделать, просто поставим на поисках точку.
– Как скажете, мисс Бриггз, – ответил Дьюи тоном, который у него, как видно, сходил за воркование. – Тысячу раз спасибо! Я в вас не ошибся, мисс Бриггз. Как только вы переступили порог, я понял: это настоящая леди!
Он снова начал совать свои мятые двадцатки, а Кейди отстраняла их, не умея достаточно деликатно объяснить, что настоящая леди не принимает денег от незнакомого мужчины.
– Вы не пожалеете, что согласились! – вторил Нотч, тоже размахивая «зелеными» и прямо-таки лучась от счастья. – Дело это верное, вернее не бывает. Мак говорит, он нутром чует: шлем подлинный – а чутье Мака еще ни разу не подводило. Мы разбогатеем как пить дать!
– Поживем – увидим, – сдержанно заметила Кейди, изловчившись наконец оттолкнуть деньги за пределы досягаемости, и пронзила испепеляющим взглядом тени, среди которых таилось лицо Мака. – Размеры моего гонорара будут в должное время оговорены… между мистером Истоном и мной.
– Ах вот как! – еще больше обрадовался Дьюи, сконфузился и добавил: – Поверьте, мы вовсе не хотим вас объегорить.
– Верю.
Мак самую малость подался вперед. Возможно, для того, чтобы она могла лицезреть у него на лице холодное удовлетворение.
– Ребята, вам бы лучше вернуться в музей. Я слышу голоса, наверняка там уже есть посетители. Ну а мы с мисс Бриггз немедленно приступим к обсуждению размеров ее гонорара.
– Да уж, нам пора. Нельзя надолго бросать музей без присмотра. – Нотч адресовал Кейди широчайшую прощальную улыбку: – Рад был познакомиться, мэм. Жду не дождусь услышать от вас хорошие новости.
– Желаю приятного путешествия назад в Санта-Барбару, мисс Бриггз, – подхватил Дьюи, кивая как заведенный.
– Спасибо! – буркнула она.
Едва дождавшись, когда за «сладкой парочкой» закроется дверь, Кейди в ярости повернулась к тому, кто ее во все это втянул.
– Ну спасибо! Вы хоть отдаете себе отчет в том, что, будет злополучный шлем найден или нет, вам придется объяснить этим двоим, что они с него не разбогатеют! Да, да, именно вам!
– А почему, собственно, вы так беспокоитесь, мисс Бриггз? Спокойно вносите свою лепту, а заботу о благосостоянии своих клиентов я возьму на себя.
– Отлично. Остается обсудить одну небольшую, но значительную деталь.
– Какую?
– Я требую гарантий, что вы никогда, ни под каким предлогом даже не намекнете никому об этом деле.
– Занятно, – сказал Мак, и было видно, что он в самом деле позабавлен. – Опасаетесь за репутацию? Что ваш круг заклеймит вас за интерес к никчемной подделке?
– Допустим!
Он склонился ближе и понизил голос до доверительного тона, круто замешенного на иронии:
– Можете быть совершенно спокойны, мисс Бриггз. Ваша репутация за мной как за каменной стеной.
Оставалось гадать, то ли Мак Истон изъясняется двусмысленностями, то ли ее воображение их ему приписывает. Так или иначе, настал момент сменить тему.
– Можно вопрос?
– Сколько угодно.
– Почему вы взялись за это дело? Вы, с вашей солидной клиентурой? По-моему, «Мир милитаризма» резко выбивается из общей картины.
– Дьюи и Нотч – давние друзья семьи, если можно так выразиться. Когда-то им пришлось служить под командованием моего отца, и с тех пор мы поддерживаем связь. Разумеется, они в курсе моих занятий и потому, обнаружив пропажу шлема, сразу связались со мной.
– Понимаю.
Кейди откинулась в кресле, осмысливая этот первый обрывок информации о прошлом Мака. Сразу захотелось знать больше, много больше – вообще говоря, знать все, но под каким предлогом?
– Думаю, вы отлично понимаете, что это все – пустые хлопоты. Тогда почему ведете себя так, словно шлем в самом деле чего-то стоит? Зачем позволяете своим друзьям надеяться?
– Как вам сказать… – Он ненадолго задумался. – Когда Нотч и Дьюи обратились ко мне со своей просьбой, первой мыслью было: это всего лишь копия, не стоит и утруждаться. Однако я не мог отказать им наотрез и решил хотя бы бросить взгляд на место происшествия. И теперь я почти уверен, что вор действовал по заранее разработанному плану, а проще говоря, знал, что делал. Вот вы говорите, взял покрасоваться перед приятелями. Но здесь полно куда более вычурных, броских вещей. Отчего, скажем, было не взять парадный шлем, который тут же, рядом.
– Хм. – Кейди тоже поразмыслила. – Полагаю, вы уже позвонили тем, кто делает копии таких доспехов, и узнали, входит ли шлем в комплект?
– Разумеется. Такие делает известная фирма, специалист по высококачественным копиям для музеев и галерей. В самом деле, в подобный комплект входит шлем, но не тот, что на снимке.
Кейди с новым чувством вгляделась в расплывчатую фотографию и внезапно поняла причину странного дискомфорта, с которым смотрела на нее в первый раз: что-то в очертаниях шлема не вполне гармонировало с остальными доспехами.
– А почему вы решили, что это именно их работа? На копиях средневековых лат специализируется немало фирм. Я уж не говорю о том, что это мог быть не полный комплект, а набор более-менее подходящих друг к другу частей.
Она удержалась и не добавила: «Под стать музею».
– Я обзвонил все сколько-нибудь известные фирмы, – спокойно ответил Мак. – Данный конкретный комплект доспехов знаком многим, а вот шлем – никому. Это какой-то особый или, во всяком случае, иной дизайн. Никто о нем даже не слышал.
– Хорошо, я справлюсь с доступным мне материалом и проконсультируюсь с узкими специалистами. Среди моих знакомых есть и кураторы музеев с богатыми экспозициями средневекового вооружения. Увидим, что удастся сделать. – Кейди встала и сунула под мышку сумочку, показывая, что разговор окончен. – Признайте хотя бы, что надежды обнаружить шлем невелики. Как-нибудь намекните своим друзьям, что ли…
– Нет смысла. Они меня даже не услышат.
– Типичный Лас-Вегас! – съехидничала она. – У всех сдвиг по фазе, только в разной степени. Но вы-то, вы-то могли бы быть немного более прагматичны!
– Предпочитаю полагаться на чутье, а не на здравый смысл. – Мак поднялся быстро и бесшумно, снова, как будто намеренно, спрятав лицо.
– Ах, чутье… – Несколько мгновений она пыталась всмотреться в тени, потом пожала плечами: – Речь, очевидно, идет о том самом чутье, которое на прошлой неделе навело вас на испанский кувшин для утренних омовений?
Надо признать, чутье в тот раз сработало просто на диво – как, впрочем, и в остальных случаях, когда им приходилось работать вместе. В мире искусства здравый смысл ценится куда менее высоко, чем инстинкт.
– Посмотрим, что удастся сделать, – повторила она. – Но никаких гарантий, это ясно?
– Ясно, как божий день, мисс Бриггз. – Он наконец сделал шаг из своего укрытия. – Как со мной связаться, вам известно. Если выясните что-нибудь стоящее, обращайтесь без всяких.
Странная нотка в голосе Мака Истона заставила Кейди бросить на него быстрый взгляд. Он стоял теперь в полосе света, и она получила наконец возможность рассмотреть глаза. Они были серые, как густой туман.
Вторично за это утро она ощутила волну сладкой дрожи, чисто женскую реакцию на близость сильного мужчины. Словно кто-то легко и щекотно провел по шее под волосами.
С несколько скованным кивком она вышла из кабинета, остро сознавая, что Мак следует за ней по пятам. Вскоре он догнал ее и зашагал рядом.
– Сказать Дьюи, чтобы вызвал вам такси?
– А вам разве такси не требуется? – коварно полюбопытствовала Кейди. – Вы живете здесь же, в Лас-Вегасе?
– Нет, но мой самолет вылетает поздно вечером. Это даже кстати – дает шанс покопаться в музейных архивах, если можно так назвать залежи ветхих папок и скоросшивателей. Кто знает…
И это все, что ей суждено узнать об этом человеке? – мрачно подумала Кейди. То, что он не из Лас-Вегаса. Мягко выражаясь, скудный улов.
Они прошли между неподвижными, плохо освещенными рядами вояк из далекого прошлого – можно сказать, измерили шагами примерно тысячу лет развития военной технологии: от легких кольчуг двенадцатого века к тяжеленным панцирям шестнадцатого, дальше, дальше – к знакомой по фильмам и новостям форме цвета хаки.
Угнетенная зрелищем этой армии всех времен и народов, Кейди думала о том, что внешний вид здесь, в сущности, значит мало. Ведь цель всегда одна и та же.
Нет, положительно она не одобряла этот вид антиквариата.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн



Скучновато.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннРегина
30.01.2013, 14.39





Это скорее детектив элементами любви нежели любовный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна
14.11.2013, 23.32





дейчтвительно, скучно и затянуто. до конца не осилила.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна ІІ
28.12.2015, 13.46





Очень даже ничего.уютный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн Эннамина
26.09.2016, 8.05





Категорически несогласна с предыдущими комментариями. Роман и динамичный, и интересный по неизбитому сюжету, и присутствует любовная сторона Читается легко и прямо жалко, что он закончился.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннЛенванна
9.10.2016, 11.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100