Читать онлайн Загадочное наследство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Загадочное наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Десять дней прошло в напряженном раздумье – в настроении, исполненном мрачной серьезности и упорства, которому Габриэла, окажись она рядом, приклеила бы ярлык «депрессия». Но Мак не был подавлен, он разрабатывал план действий.
Со свойственной ему решимостью (и убеждением, что безупречных планов все равно не бывает) он надумал объявиться прямо у дверей Кейди, а там будь что будет. Выполнить первый пункт оказалось несложно, а вот дальше застопорило. «Будь что будет» свелось к полному отсутствию дальнейших идей.
Когда с момента звонка прошло примерно полминуты, Кейди отворила дверь. Она была босиком. Волосы, закрученные на затылке в простой узел, придавали чертам выразительности. Она была в лосинах (если Мак правильно помнил название гимнастического костюма) и в крохотной юбочке-стретч вокруг бедер. Все, вместе взятое, производило ошеломляющий эффект, как раз такой, какой проходил у него как «секси».
На Мака она уставилась в точности так, как если бы обнаружила у своего порога инопланетянина.
– Вот, пришлось по делам наведаться в Санта-Барбару, – объяснил он, прерывая затянувшуюся паузу. – Твой адрес я помню, и когда выяснилось, что это по соседству, подумал: почему бы не заглянуть?
Все это было, конечно, выдумкой чистой воды, но он так извелся в поисках весомого, убедительного предлога, что ухватился за первый попавшийся. По крайней мере он не стал отлавливать Кейди по пути на работу, чтобы «случайно столкнуться».
Она помигала. Вид у нее был все еще очень ошеломленный, но не раздосадованный – и то слава Богу. Мак приободрился, расслабился и уловил наконец отдаленные звуки музыки.
Моцарт.
– Я занималась йогой, – пояснила Кейди, заметив, что он прислушивается.
– Прости, я не хотел.
– Ничего страшного! – поспешно сказала она. – Я не ждала тебя… тебя лично, вот и все.
– Если не лично, то как?
– Ну, я думала, ты сначала позвонишь и мы обсудим ситуацию. – Теперь она в самом деле была раздосадована… нет, скорее, просто взволнована. – Могу я понимать этот визит как знак того, что ты в конце концов… заинтересован?
– Я заинтересован, очень даже заинтересован! – заверил Мак, пытаясь нащупать дорогу в кромешной тьме. – Более чем.
– Это хорошо. – Что-то мимолетно скользнуло по лицу Кейди, что-то похожее на облегчение. – Я ведь, знаешь ли, боялась, что оставила тебе вчера не очень-то внятное послание.
– Мм…
Он прикусил язык и дал себе слово сразу по возвращении прослушать автоответчик. Вчера было не до этого – он был целиком поглощен разрешением важнейшей проблемы: как совместить тщательно подготовленный визит с непринужденной импровизацией и небрежной миной.
– Ты, конечно, озадачен. Тебя трудно винить.
– Озадаченность – мое обычное состояние.
Кейди нахмурилась и неуверенно продолжала:
– Конечно, следовало позвонить сразу, но столько всего произошло… мне пришлось побегать.
– Я сам был немного выбит из колеи, – вдохновенно заявил Мак, очень надеясь, что нашел верную ноту. – Значит, у тебя было по горло дел? – Тут он вспомнил про угрозу Кейди составить конкуренцию его фирме, сразу утратил большую часть запала и спросил: – Наверное, проконсультировала кучу народу?
– Нет, схоронила, – вздохнула Кейди. – Только одного человека, но мне хватило. Как раз когда мы были у Вандайка, умерла моя тетя Веста.
– Как, то есть твоя тетя Веста? – Мак сразу забыл обо всем остальном. – В смысле Веста Бриггз? Владелица галереи «Шатлейн»?!
– Да.
– О! Мне так жаль!
Как же это вышло, что он пропустил такую новость? Сразу после автоответчика надо будет заняться просмотром хроники. Дело это нешуточное. Чтобы пропустить смерть Весты Бриггз, мало быть немного выбитым из колеи, надо быть не от мира сего! До чего докатился!
– От чего она умерла?
– Понимаешь, свидетелей не было, но все в один голос твердят, что тетя утонула… Видимо, чего-то испугалась… Она всегда плавала на ночь в бассейне одна. У нее были все симптомы сердечного приступа… или очень похожие. По крайней мере так утверждает доктор, который говорил с Сильвией и Леандрой – это мои кузины.
– Мне очень жаль, – повторил Мак, не зная, что еще можно сказать при таких обстоятельствах. – Для всех вас это, должно быть, большое потрясение.
– Тетя Веста была очень упряма, в особенности когда ей что-то пытались навязать. Ей не советовали плавать по ночам в одиночестве – она плавала, требовали включать подсветку – она и не думала. Лишь бы поступить наперекор.
– Очевидно, фамильная черта, – заметил Мак.
Кейди нахмурилась, но для обид момент был неподходящий.
– Да, мы, Бриггзы, такие, – признала она со вздохом и отступила в сторону, давая дорогу. – Заходи, у меня есть что тебе порассказать, да и вообще, глупо топтаться на пороге. Хочешь охлажденного чаю?
Если Мак что-то терпеть не мог больше, чем чай горячий, так это чай охлажденный, но он все-таки вяло согласился.
– Чаю так чаю, – пожал он плечами и ступил вслед за Кейди в прихожую.
Они прошли в гостиную, а вернее, жилую комнату общего назначения, как теперь принято в быту. Стены здесь были ослепительно белые, мебель – только самая необходимая.
– Садись. – Кейди махнула рукой на черное кресло ультрасовременного дизайна.
Квартира находилась на втором этаже и в первую очередь навевала мысли о последних тенденциях в строительстве жилых зданий категории «люкс». Здесь были и раздвижные стеклянные перегородки, и кухонный отсек со всеми чудесами техники, и просторный балкон с мозаичным кафельным полом, откуда открывался вид на скрупулезно ухоженную территорию. Среди экзотического кустарника даже булькал небольшой фонтан. Роскошное, элегантное и совершенно стандартное обиталище людей со средствами.
Кондоминиум не произвел на Мака особого впечатления – таких он навидался, зато жилище Кейди явилось полной неожиданностью как раз потому, что идеально гармонировало с окружающим. Выдвинув креслице на середину ковра, он следил, как она хлопочет у кухонного стола. Холодильник был зеленоватого оттенка, с черными ручками, громадного размера. Из него Кейди достала кувшин с янтарной жидкостью.
– Знаешь, я удивлен, – признался Мак, глядя, как наполняются стаканы. – Не ожидал ничего подобного.
– Что ты имеешь в виду?
– Да все это! – Он широким жестом обвел интерьер квартиры. – Зная твои предпочтения, родственные связи, окружение, я скорее думал найти здесь отличную подборку антиквариата.
– Если я стану все свое время проводить среди антиквариата, то глаз замылится, – сказала Кейди, водружая стаканы на поднос. – По-моему, есть смысл менять обстановку, чтобы сохранить свежесть восприятия. Хороший современный дизайн имеет свои плюсы. Нельзя жить только прошлым, правда?
– Пожалуй, да. – Мак принял стакан и подумал, что пора бы разобраться, что, собственно, происходит. – Раз уж ты сама признала, что послание было не очень внятным, расскажи все с самого начала.
– Я как раз собиралась.
Кейди устроилась на кожаном диване с низкой спинкой и странной формы подлокотниками. На журнальном столике лежал распечатанный конверт, рядом – развернутый лист розовой бумаги, исписанный ровным и мелким женским почерком. На нем, как бы прижимая, лежал хитроумный резной ключ, золотой, отделанный драгоценными камнями и, похоже, подлинный.
– Постараюсь свести долгую историю к короткому рассказу. Суть в том, что тетя Веста завещала мне не только свой дом, одну всемирно известную драгоценность и огромную коллекцию антикварных шкатулок, но и контрольный пакет акций «Шатлейна». Семья потрясена.
– Насколько я понимаю, именно из-за акций?
– Правильно.
– Ну, где одно, там и другое. Что странного в том, что тебе завещаны какие-то акции?
– Не «какие-то», а контрольный пакет. Это большая разница. И потом, тетя Веста прекрасно знала, что меня не интересует семейный бизнес. Все привыкли к мысли, что контрольный пакет достанется Сильвии, которая вот уже много лет руководит текущими делами «Шатлейна».
– И?..
– И каково же ей было узнать, что именно мне в руки вложена судьба галереи! – Кейди со вздохом поставила стакан. – А каково было мне! Ума не приложу, что заставило тетю Весту так поступить.
– Насколько я понимаю, с поздравлениями спешить не стоит?
– А не с чем поздравлять. Я никогда не хотела связываться с «Шатлейном». Корпоративная политика, долгосрочный проект, пенсионные льготы – все это нагоняет на меня ужасную скуку. Кому, как не Весте, было это знать!
– И все же она всучила тебе контрольный пакет…
– Именно всучила, иначе не скажешь. – Кейди задумчиво постучала по краю стакана, и Мак впервые заметил, какие у нее ухоженные руки. – Притом в такой момент, когда «Шатлейн» на распутье.
– То есть?
– Сейчас решается вопрос, быть или не быть его слиянию с другой знаменитой галереей – «Аустри-Пост». Совет директоров должен собраться в следующем месяце, но вообще работа над этим проектом длится почти год.
Тут Мак, что называется, впервые уловил в полной тьме проблеск света – ни для кого не было тайной товарищеское соперничество двух этих частных галерей.
– Серьезный шаг, – заметил он.
– И перспективный. Возможности удваиваются, ресурсы сливаются и служат общей цели. В масштабах мира изобразительного искусства это был бы мгновенный взлет в высшую лигу. Сильвия уже мечтала о расширении дела на восточное побережье, о филиале в Лондоне. Предполагалось, что Рэндалл и Стэнфорд будут поддерживать сайт в Интернете.
– Кто такие Рэндалл и Стэнфорд?
– Первый – Рэндалл Пост, – как-то неохотно объяснила Кейди. – Галерея «Аустри» была основана его дедом, Рэндаллом Аустри, дочь которого вышла замуж на Джона Поста. Со временем он сделал зятя младшим партнером и добавил его имя к названию галереи. Отсюда «Аустри-Пост».
– Вот как… – протянул Мак, и вдруг все встало на свои места. – Ты ведь одно время была замужем за Рэндаллом Постом!
– Да, одно время, – подтвердила Кейди сквозь зубы.
Прежде чем обратиться к Кейди с предложением о сотрудничестве, он навел о ней подробные справки. Брак с Постом не затянулся, он длился – невероятно! – всего девять дней, но хотя Маком владело понятное любопытство, он не решился расспрашивать о причинах развода и предпочел вернуться к теме разговора:
– В таком случае второй – это Стэнфорд Фелгроув? Теперешний глава «Аустри-Пост»?
– Да, это он. Джон Пост умер, когда его сыну было всего тринадцать. Вдова вскоре вторично вышла замуж, за Стэнфорда Фелгроува, и впоследствии умерла от алкоголизма, оставив второму мужу пятьдесят один процент акций галереи, то есть опять же контрольный пакет. – Лицо Кейди все больше мрачнело по мере того, как она углублялась в эти подробности. – На данный момент Фелгроув заправляет всем в «Аустри-Пост». Рэндалл – всего лишь младший партнер в фирме, которую основал его дед и унаследовала мать.
– Твой бывший муж, наверное, не слишком счастлив в этой роли? – осторожно предположил Мак.
– Да, он не в восторге, но… – Кейди помедлила, – они с Фелгроувом договорились разделить бизнес на две разные сферы. Тот в «Аустри-Пост» ведает всеми текущими делами, вроде как Сильвия в «Шатлейне», – и надо признать, знает в этом толк. Во всяком случае, галерея процветает и в прошлом году дала рекордную прибыль. Рэндалл остается в тени и занят исключительно вопросами антиквариата. Здесь он тоже вроде бы на своем месте: обрабатывает клиентов, следит за движением экспонатов. Эти двое обеими руками за слияние.
– Что? – встрепенулся Мак. – В смысле это не единогласное решение?
– Хороший вопрос. – Кейди снова нервно забарабанила пальцами по стакану. – Незадолго до смерти тети Весты все, казалось бы, двигалось в направлении слияния, и я думала, голосование пройдет без сучка без задоринки – а почему бы и нет, раз к этому стремятся оба совета директоров и семьи их всячески к этому подталкивают?
Она вдруг умолкла и не спешила продолжать.
– Ну! – поощрил он. – Что же случилось?
– За несколько дней до смерти тетя Веста отложила голосование. Примерно тогда же она изменила завещание в мою пользу и в ущерб Сильвии.
– И ты понятия не имеешь почему?
– Ни малейшего… ну, кроме разве того, что (по ее собственным словам) у тети Весты появились сомнения насчет слияния с «Аустри-Пост».
– Странно. – Мак поразмыслил и уверенно заявил: – Раз так, было бы вполне логично для нее обсудить эти сомнения с Сильвией и другими членами совета директоров. Разве я не прав?
– В общем, прав, но… – Кейди снова замялась. – Возможно, информация, которая и породила сомнения, не казалась ей… ну… надежной. Или не для любых ушей. Понимаешь, тетя и в молодости была довольно замкнутой, а с возрастом эта черта углубилась. Изливать душу она считала неприемлемым. Тем не менее могу поручиться за то, что до самого последнего времени она и сама была за слияние.
– Наверняка. Если вспомнить, что Веста Бриггз оставалась фактически главой «Шатлейна», вряд ли там без ее ведома и согласия затеяли бы столь крупное дело, как слияние.
– Мне кажется, что-то случилось. – Кейди сидела как на иголках, на лице ее была тревога. – Что-то настолько серьезное, что это заронило в ней сомнения по поводу слияния.
– Да, должно быть. – Мак, напротив, уселся поудобнее: вытянул ноги и небрежно переплел пальцы рук. – А когда именно Веста Бриггз изменила завещание?
– По словам адвоката, примерно за неделю до смерти.
– Если ты права и что-то в самом деле случилось… – пару минут он созерцал мыски своих ботинок, потом продолжал: – то, пожалуй, непосредственно перед этим.
– Если случилось. Это только мои предположения.
Мак в задумчивости отпил немного чаю, чуть не скорчил гримасу, но вовремя спохватился и поспешно поставил стакан.
– Очень вкусно! И теперь ты хочешь, чтобы я подтвердил или опроверг твои предположения?
– Да.
– Но каким боком я отношусь к этой истории?
– Ты будешь относиться! – горячо заверила Кейди. – Я найму тебя для этой работы.
– Что?! Ты наймешь меня? – Он был настолько поражен, что замер в своей небрежной позе, забыв даже выпрямиться.
– А что такого? И почему ты так удивлен? Я же еще в своем послании объяснила, что нуждаюсь в услугах компетентного частного сыщика, знакомого с вопросами искусства.
– Да, но я ищу пропавший антиквариат, а не собираю доказательства, так что вряд ли могу претендовать на высокое звание сыщика. Финансы – это мутные воды, в которые не приведи Господь сунуться. Лучше тебе обратиться в солидную фирму по проверке расчетных книг.
– Сильвия уверяет, что аудиторы обеих галерей как следует прошлись по расчетным книгам друг друга. Во всяком случае, наши точно прочесали книги «Аустри-Пост» частым гребешком. Для верности она подключила своего мужа, Гарднера.
– А кто он, экономист?
– Да. У него свое дело в Фантом-Пойнт, но он имеет право на независимый аудит. Так вот, он подтвердил заключение. С финансовой точки зрения «Аустри-Пост» выглядит безупречно.
– Финансовые проблемы можно и замаскировать, если есть соответствующий навык, – возразил Мак.
– Это верно, но, просмотрев заключение, тетя Веста все еще была за слияние. Голосование она отложила уже позже, после нескольких личных встреч с человеком по имени Джонатан Арден.
– Это имя мне ни о чем не говорит. Кто он?
– Обещай, что не будешь смеяться!
– Мне не до смеха.
– Он практикует психометрию.
– Что, прости? – Маку понадобилось добрых полминуты, чтобы переварить услышанное. – То есть это один из тех типов, что якобы обладают сверхъестественными способностями?
– Да.
– Ты точно не шутишь?
– Нет, я точно не шучу, – сказала Кейди устало.
– Извини, довольно трудно представить себе, чтобы владелица такой солидной галереи, как «Шатлейн», связалась с парапсихологом. По-моему, у нее от старости…
– Шарики за ролики зашли? – невесело продолжила Кейди. – Большинство родни так и думает. Что до меня, то я говорила с ней несколько раз за этот последний месяц, правда по телефону, но думаю, ум ее был таким же острым, как всегда.
– А ты знала, что она интересуется…
– Метафизикой? Что ты, даже не подозревала!
– Тогда с чего вдруг такой интерес?
– Еще один хороший вопрос. Общаться с обладателем таких подозрительных талантов – не в характере тети Весты. Она всегда смеялась над теми, кто ходит к гадалкам и экстрасенсам. Говорила, что это всего лишь наглые мошенники.
– Хм…
– Я к чему клоню – нельзя просто так отмахнуться от факта, что тетины визиты к Джонатану Ардену и ее решение изменить завещание примерно совпадают по времени. Этот человек как-то замешан во всем, что с ней произошло. Я это нутром чую!
– Нутром?
– Да!
– А я, выходит, обязан прислушаться к голосу твоего нутра?
– Не обязан, но мог бы! И если согласишься взяться за расследование, сохранишь его в строжайшем секрете.
– Почему?
– Потому что на данный момент о визитах к парапсихологу знают только члены семьи, и пусть оно так остается. Голосование отложено, но слияние по-прежнему на повестке дня, и очень важно избежать скоропалительных выводов насчет дееспособности тети Весты. Если слухи просочатся, это может поставить точку на сотрудничестве с «Аустри-Пост». Все ясно?
– Я буду нем как рыба! – торжественно пообещал Мак и мысленно усмехнулся тому, как глубоко Кейди успела погрузиться в атмосферу зловещего заговора. – По-моему, ты видишь все в ложном свете, – заметил он.
– А в каком надо видеть?
– Ты хоть прикидывала возможность того, что Веста Бриггз просто хотела принудить тебя участвовать в жизни «Шатлейна», потому и изменила завещание?
– Она никогда не стала бы меня принуждать! – горячо запротестовала Кейди. – Я давно для себя все решила, и она безоговорочно приняла мое решение.
– Так ли безоговорочно?
– Д-да…
Мак расслышал в голосе Кейди нотку неуверенности и вцепился в нее мертвой хваткой.
– Похоже, у нее все-таки оставалась надежда, и, судя по всему, отнюдь не в глубине души. Основатели семейного дела, как правило, очень четко представляют себе, кого хотели бы видеть его продолжателем. Их трудно сбить с этой позиции. Если Веста Бриггз полагала, что ты наилучшим образом возглавишь галерею, то надо отдать ей должное: завещать контрольный пакет – отличный способ выкрутить руки.
Несколько минут прошло в молчании.
– Об этом я не подумала, – наконец сказала Кейди с неохотой.
– А следовало бы, – безжалостно продолжал Мак. – Сразу возникает стройная картина, и все вопросы автоматически отпадают. Тебе остается только спихнуть акции той, которая сумеет ими распорядиться. Наверняка существует вполне законный способ передачи контрольного пакета близкому родственнику или даже члену совета директоров.
– Возможно, возможно…
– Тебе это объяснение не по душе?
– Совершенно не по душе. Я уже сказала, что нутром чую: что-то не так. Прежде чем передавать кому-то акции, надо выяснить, почему они ко мне попали.
– Этого я и боялся.
– Ну, теперь, когда мои мотивации ясны, остается последнее: берешься ты за эту работу или нет?
«Будьте осторожны с желаниями – они могут сбыться», – вспомнилось Маку, и он мысленно криво усмехнулся. Как это верно! Взять хоть его: зашел к женщине в надежде возобновить отношения и ведь добился своего. Конечно, если не видишь разницы между интимными отношениями и деловыми.
– А если я откажусь, что тогда? – осторожно спросил он.
– Тогда… тогда… – Кейди поджала губы, как бы всерьез размышляя над вопросом. – Еще не знаю, но, наверное, обращусь к кому-нибудь другому. Правда, сотрудничество с тобой кажется мне более предпочтительным: ты не афишируешь свое занятие. Твое имя мало кому известно, а кто его знает, об этом не распространяется, Я почти уверена, что в «Аустри-Пост» и «Шатлейне» оно никому ничего не говорит. Как раз тот случай, когда неприметность только на руку.
– Приятно слышать, что я совершенно неприметен.
Кейди промолчала в демонстративном ожидании. Мак решил попробовать другой подход:
– У меня странное ощущение – что в картине, которую ты для меня тут нарисовала, отсутствует одна важная деталь.
– То есть? – уточнила Кейди с видом полнейшего простодушия.
Мак махнул рукой, поняв, что зря тратит время на штурм этой крепости, по крайней мере здесь и сейчас. Вообще будь у него хоть унция здравого смысла, стоило дать задний ход и уже не приближаться, даже мысленно.
– Ладно, я берусь за эту работу.
– Превосходно! – воскликнула Кейди, одарила его ослепительной улыбкой и наконец разжалась, словно пружина, расцепив руки и опустив ноги на пол. – Главное решено, остается обсудить детали.
– Детали? – переспросил Мак, предчувствуя недоброе. – Значит, есть и такие, что требуют обсуждения?
– Разумеется. Не могу же я просто ворваться в фешенебельный пригород Фантом-Пойнт на пару с личным сыщиком и задать всем жару! Чего я этим добьюсь, кроме слухов о финансовых затруднениях в «Шатлейне» и личной неприязни людей, с которыми предпочитаю ладить? Надо изыскать способ задавать вопросы так, чтобы не возникло никаких подозрений. Действовать надо хитростью.
– Хитрость – мое второе имя.
Брякнув такое, Мак тут же раскаялся. Это был идеальный момент, чтобы все-таки пойти на попятную. И следовало бы, потому что он нутром чуял неприятности. Увы, он словно полностью утратил железную волю, которой так гордился.
– Короче, тебе придется вписаться, – тем временем вещала Кейди.
– Согласен, но каким образом? Как ты меня представишь? Как нового ответственного сотрудника галереи?
– Я об этом подумывала, но… – рука ее сделала отметающий жест, – таким манером ты проберешься только в коллектив, не в избранный круг… я, конечно, имею в виду тот круг, в котором вращалась тетя Веста. Надо стать тем, кто может естественно вписаться между ее хорошими знакомыми, друзьями, клиентами… даже членами семьи!
– Ты проделала большую умственную работу, – съязвил Мак. – Наверное, посвятила ей уйму времени?
– Только об этом и думала с самых похорон, – невозмутимо признала Кейди.
– Ну! Я сгораю от любопытства. Под видом кого ты намерена протащить меня в избранный круг Фантом-Пойнт?
– А ты не догадываешься?
– Ума не приложу.
– Это же так просто! Я представлю тебя как потенциального мужа.
У Мака отвисла челюсть, глаза полезли на лоб, и так он сидел примерно с минуту, не в силах произнести ни слова. При всей своей богатой фантазии он не предвидел ничего подобного.
– Ты, конечно, шутишь!
– И не думала. Только таким способом ты окажешься, так сказать, в эпицентре катастрофы.
– Звучит не слишком соблазнительно.
– Разве? По-моему, даже очень. Сам посуди! Все давно махнули рукой на попытки вторично выдать меня замуж – списали за полной непригодностью для брака. Согласились на том, что я повторю историю жизни тети Весты. И вдруг…
– Постой, а что значит в данном случае «потенциальный муж»?
– Что официально мы еще не обручены, но подумываем это сделать…
– Когда-нибудь в весьма отдаленном будущем?
– Ну да.
– Не проще ли говорить, что мы обручены, но пока неофициально?
– Возможно…
– Это прозвучит более правдоподобно. В смысле обручение пока еще на горизонте, но между нами полное понимание.
– Возможно, но я все же предпочитаю, чтобы ты проходил как «потенциальный муж». Именно расплывчатость этого определения подогреет общее любопытство, а с учетом того, что я теперь богатая наследница, народ будет с вечера занимать очередь, чтобы лично составить о тебе впечатление.
– Жду не дождусь, – буркнул Мак. – Хочешь навязать мне роль охотника за богатым приданым? Вот спасибо!
– А что такого?
– А то, что на меня будут именно так и смотреть – как на проходимца. Невзлюбят с первой же минуты, будут за спиной показывать пальцем. Если ты думаешь, что мне это по душе, то ошибаешься.
– Я думаю, что это не по душе никому, если есть хоть капля самоуважения. Но для пользы дела можно пойти на жертвы.
– Особенно если речь идет о чужом самоуважении… – прокомментировал Мак себе под нос.
– Что?
– Ничего.
– Тогда как же?
– Что «как же»?
– Ты по-прежнему согласен взяться за эту работу – теперь, в свете новых и неприятных деталей?
«Интересно, – подумал Мак, – все карты выложены на стол или самую крупную она придержала? В любом случае стоит продемонстрировать ей, что и Мак Истон не из жидкого теста».
– Само собой, – холодно заверил он. – Ничего более приличного у меня все равно пока не намечается.
– Значит, решено! – с воодушевлением произнесла Кейди.
– А контракт? Уже составлен? Если да, я подпишу.
– Что, прости?
– Контракт. Ты же меня вроде нанимаешь по всем правилам. Или нет?
– Ах, контракт!
– Довольно будет стандартной формы.
– Вроде того, который я подписала, подряжаясь на работу для твоей фирмы?
– Именно.
– Ладно, к завтрашнему дню набросаю.
– У тебя что, нет при себе стандартного бланка?
– Откуда? У меня не было ни минутки, чтобы зайти к адвокату!
– Ах да, я забыл. Умственная работа помешала, – хмыкнул Мак, не упустив шанса кольнуть. – Тогда, может, поднимешь тот, который подписывала со мной? Возьмем его за основу.
– Отличная идея! – снова оживилась Кейди.
– А теперь насчет гонорара…
– О нем договоримся позже, – помедлив, предложила она.
– Отчего же позже? Лучше все обговорить сразу, чтобы исключить недоразумения. – Чем больше Мак овладевал положением, тем теплее становилось на душе. – По дороге домой я прикину сумму и утром сообщу, что вышло. Тебе останется только утвердить или отклонить.
– И если отклоню?..
– Придется подыскивать другого сверхсекретного сыщика – чтобы согласился играть роль проходимца за меньшую сумму.
Триумф на лице Кейди и без того уже заметно померк, а тут и вовсе сменился унынием. Но ненадолго.
– Ты нарочно ставишь мне палки в колеса? – осведомилась она сердито. – Нарочно все усложняешь?
– Это излишне, – парировал Мак. – Ты сама все усложнила дальше некуда, а я только пытаюсь заручиться кое-какими гарантиями. Ну, ты понимаешь – что получу достаточную компенсацию за прорехи в самоуважении.
– Ты так болезненно чувствителен? Не можешь и минуту выносить мысль о том, что тебя причислили к проходимцам?
– Вот именно. Самоуважение – часть мужского капитала.
– Так ты исчисляешь свое в твердой валюте? Интересный подход! Я бы так не сумела.
– А у меня, надеюсь, получится, – безмятежно заверил Мак, поднялся и направился к двери со словами: – Пожалуй, мне пора – дела. Не следует браться за новую работу, пока не подобрал все хвосты.
– Мак! – Кейди бросилась следом. – Ты только не думай, что я не ценю твою помощь. Ценю, даже очень! И доверяю тебе!
«Да уж, конечно, – подумал он с мысленным смешком. – Настолько, что умалчиваешь о тысяче важных мелочей».
– Ладно.
– Значит, все решено?
– Да… нет! – Он резко повернулся от двери. – Только что мне пришел в голову один вопрос.
– Какой?
– Как далеко ты намерена зайти со своим маскарадом?
– То есть?.. – медленно произнесла Кейди.
– Ты прекрасно понимаешь, о чем я.
– Нет, не понимаю!
– Нам придется спать в одной постели?
Нельзя сказать, что Кейди была обескуражена, но по крайней мере задрожала. Впрочем, она взяла себя в руки с быстротой, достойной восхищения.
– Это излишне, потому что все равно все и каждый будут так думать. Достаточно просто поселиться вдвоем в доме тети Весты.
– А почему бы тогда не спать в одной постели?
– Потому что… – она слегка покраснела, но не отвела взгляда, – потому что ты на меня работаешь. Я бы никогда не легла в постель с человеком, которому плачу!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн



Скучновато.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннРегина
30.01.2013, 14.39





Это скорее детектив элементами любви нежели любовный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна
14.11.2013, 23.32





дейчтвительно, скучно и затянуто. до конца не осилила.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна ІІ
28.12.2015, 13.46





Очень даже ничего.уютный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн Эннамина
26.09.2016, 8.05





Категорически несогласна с предыдущими комментариями. Роман и динамичный, и интересный по неизбитому сюжету, и присутствует любовная сторона Читается легко и прямо жалко, что он закончился.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннЛенванна
9.10.2016, 11.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100