Читать онлайн Загадочное наследство, автора - Кренц Джейн Энн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кренц Джейн Энн

Загадочное наследство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

– Так что там у тебя не задалось с последним заданием, папа? – полюбопытствовала Габриэла.
Мак подавил вздох и упорно продолжал созерцание гобелена. Это был во всех отношениях замечательный гобелен: начало восемнадцатого века, один из целой пасторальной серии, изображавший охоту на единорога – то есть нечто, гармонично спаявшее в себе мечту с реальностью. Краски, особенно живые в красной и синей части гаммы, сами по себе были редкостью, если учесть возраст плотной шерстяной основы и шелков вышивки. Полотно бурлило жизнью и энергией, каждый из многих десятков персонажей был индивидуален внешностью, позой, своим занятием. Еще больше поражала своим разнообразием живая природа: тут было все, от оленей до грифонов. А уж что касается растений, детальность их изображения просто ошеломляла.
Серия гобеленов была предоставлена музею частным коллекционером. В числе прочего это редкое событие давало Маку возможность увидеться с дочерью: пообедать вместе и потом побродить по выставке.
Посещение музеев было семейной традицией и страстью. Со своей женой Рейчел Мак познакомился на выставке импрессионистов, на втором курсе колледжа, и большинство их свиданий протекало также в музеях и выставочных залах. С рождением ребенка традиция не прервалась: Габриэла отправилась на свою первую встречу с прекрасным в детском сиденьице за спиной отца. Ей не было тогда и года.
После смерти Рейчел Мак и вовсе с головой окунулся в атмосферу музеев. Вместе с дочерью он посетил несметное число их, ища утешения в предметах искусства, самое существование которых говорило о нетленности человеческой природы, о неизбывности законов бытия.
Позже, когда им обоим, каждому по-своему, пришлось столкнуться с проблемами подросткового периода, Мак сделал очень важное открытие: музеи и галереи могут, пусть ненадолго, примирить между собой два поколения. Там ему удавалось временно отложить терновый венец отца-одиночки. Кто-то водил дочерей на балы, Мак Габриэлу – на выставки. Среди картин, статуй и старинных редкостей им удавалось находить общий язык даже в те моменты, когда больше нигде это было просто невозможно.
В летний период, во время каникул дочери, он взял привычку выезжать в заморские сокровищницы культуры: Эрмитаж, Лувр, Прадо и множество других прославленных европейских музеев. В каникулы покороче они обычно колесили по стране, добавляя к уже осмотренному новое: «Метрополитен» в Нью-Йорке, Художественный институт в Чикаго, Художественный музей в Сиэтле и прочее, и прочее…
– Что тебе в голову взбрело? – спросил он неохотно.
– Ради Бога, папа! Это же я, твоя единственная дочь и наследница. Мне ли не знать, когда что-то у тебя идет вкривь и вкось? Вот ты, например, всегда знаешь, что у меня новый парень.
Мак повернулся от гобелена и адресовал «дочери и наследнице» испытующий взгляд. С самого детства она была именно Габриэлой – не Габи или, скажем, Эли. Рейчел настаивала на этом, и так оно пошло. В детском саду дочь с ходу объявила воспитательнице, что будет откликаться только на полное имя. То же самое повторилось в школе, как начальной, так и средней. Сейчас Габриэле исполнилось девятнадцать, она была уже первокурсницей, но ничто не говорило о каких-либо переменах в ее жизненной позиции.
– Не всегда, – возразил Мак. – В данный момент я понятия об этом не имею. А что, у тебя новый парень? Эрик не выдержал испытания временем? Жаль. Мне он нравился.
Дочь возвела глаза к небу – серые глаза с чуть голубоватым оттенком, цвета густого тумана, в точности как у него. Но это была их единственная общая черта, всем остальным: белокурыми волосами, тонкостью черт и необычайно милой улыбкой – она была обязана матери. Вот уже шесть лет прошло с тех пор, как Рейчел погибла под колесами пьяного водителя, первоначальная острая боль уступила место тихой печали, но иногда – в такие моменты, как этот, – самый вид дочери будил застарелую жажду мести. И горечь. Едкую горечь от необходимости принять жестокий факт, что Рейчел не увидит, как Габриэла вырастает в женщину, такую же красивую и умную, как она.
– Я сто раз говорила, что мы с Эриком просто друзья!
– Что-то не припомню.
– И то, что он гей, тоже? Такие детали отец не забывает, так что перестань притворяться. Ты просто хочешь уйти от вопроса. Я вот прекрасно помню, что ты разыскал пропавший шлем и что Нотч и Дьюи согласились продать его программисту-затворнику из Санта-Крус.
– Эмброузу Вандайку.
– Имя не существенно. Я о том, что все как будто устраивалось ко всеобщему удовлетворению. Если так, почему ты такой мрачный?
– Я просчитался.
«И что самое неприятное, не в отношении денег», – мысленно добавил Мак, переходя к следующему гобелену, с изображением дворцового приема во всем его блеске, элегантности и, увы, безнадежном декадентстве.
– Ты не делаешь просчетов, – не унималась дочь.
– Их делает каждый хоть иногда.
– А твой просчет, он что, как-то связан с консультантом, которого ты нанял на этот раз? Эксперта по вопросам европейского декоративного искусства? Который, насколько мне помнится, женского пола.
Вопрос захватил Мака совершенно врасплох – он так и не успел привыкнуть к неожиданным вспышкам женской интуиции, которые случались у его взрослеющей дочери все чаще и чаще.
– Почему ты так решила?
– А разве нет? Ты все время обращаешься к консультантам, и я к этому уже привыкла. Но на сей раз… на сей раз что-то носилось в воздухе. Пожалуйста, признай это, пап.
– Я ничего не собираюсь признавать, – проворчал Мак, чтобы выиграть время. – Не делай скоропалительных выводов.
В прошлом нередко удавалось отвлечь Габриэлу – подростковый ум слишком боек, чтобы подолгу задерживаться на чем-то одном. Кроме того, молодежь считает все проблемы, кроме их собственных, не стоящими внимания. Они слишком заняты, пробиваясь во взрослый мир, как рассада на грядке пробивается наружу, и не придают значения уклончивым ответам.
– Почему скоропалительных? – Светлые брови дочери сошлись, придавая лицу трогательно насупленный вид. – Когда ты упоминаешь об этой своей новой знакомой, то как-то… я не знаю… меняешься, что ли. Настораживаешься, ведешь себя уклончиво, меняешь тему, а уж если удается развязать тебе язык, начинаются дифирамбы. Она и то, она и это – цены ей нет, да и только.
– Да, она ценный специалист, с чутьем. Я имею в виду шестое чувство, которое не каждому дано. Далеко не каждому. А между прочим, антиквар без него как без рук.
Чем дальше Мак говорил, тем больше сознавал, что у Кейди в самом деле есть все для осуществления своей угрозы и что в ее лице он может обрести серьезного конкурента. Одних связей недостаточно, одного мастерства тоже, но вместе они дают многообещающую комбинацию. Жутко было даже подумать, что она возьмется сама разыскивать утерянные ценности. Конечно, в девяти случаях из десяти дело удается уладить полюбовно, но тот самый десятый раз может стоить и жизни, как убедительно доказала история с ограблением Эмброуза Вандайка. В самом деле, Кейди приняла боевое крещение, жаль только, что теперь ей море по колено. С такой бравадой как раз и попадают в передряги.
«Если понадобятся кулаки, я их найму». Мак невольно передернулся, вспоминая эту парфянскую стрелу.
– Для тебя специалист с чутьем – не новость, пап. Ты только к таким и обращаешься. Тут что-то другое…
– Габриэла!
– Попробуй только утверждать, что нет. Ты ведешь себя странно с тех самых пор, как лично познакомился с Кейди Бриггз. Между вами что-то произошло, могу спорить на что угодно.
Очевидно, он как-то пропустил тот момент, когда Габриэла окончательно вышла из подросткового возраста. По крайней мере отвлечь ее уже не удается.
Переместившись к следующему гобелену, Мак углубился в изучение превосходно выполненного единорога.
– Пап!
– Ладно, раз уж тебе так неймется. Мисс Бриггз преступила рамки заключенного соглашения, а именно проявила излишнюю инициативу. По неприятному совпадению именно в этот раз возникли сложности, и, хотя никто не пострадал, пришлось все же подключить полицию.
– О! – оживилась дочь. – Так мисс Бриггз сваляла дурака!
– Ну, не совсем так…
– Именно так: сваляла ду-ра-ка, и притом здоровенного. Я вижу это по твоим глазам. Ну вот, теперь все ясно. Ты ее, конечно же, размазал по стенке и уволил без выходного пособия?
– Не совсем.
– А как? Человека вышибают с треском, если он напортачил настолько, что не обойтись без полиции. Ты мне сто раз повторял, что, мол, надо работать так, чтобы воды не замутить, и не в коем случае не вовлекать в дело власти. Повторял или нет? Ну то-то же! Кстати, потому народ так и ломится в «Потерянное и обретенное», что только у тебя можно избежать огласки.
– Бывают ситуации, когда без огласки не обойтись, и эта была как раз такого рода.
– Да, но ты же только что сказал, что это все вина мисс Бриггз: она вышла за рамки, проявив слишком много инициативы! Раз так, почему ты ее защищаешь?
– Я ее не защищаю, но и не обвиняю. Она же независимый консультант, а значит, имеет право на некоторую самостоятельность. Между прочим, потому многие специалисты и предпочитают оставаться независимыми. Мисс Бриггз недавно в этом бизнесе и не вполне представляет, как важно действовать осмотрительно и с оглядкой. Это приходит с опытом. Она научится.
«Скорее всего на собственных ошибках, – добавил он мысленно. – Например, разочек "наняв кулаки"».
– Ну хорошо, ей недостает опыта. Но ведь факт есть факт, она напортачила, а ты ее не вышиб с треском. Почему?
– Ну… я решил дать мисс Бриггз еще один шанс, потому что… потому что она знает свое дело. А она отказалась. Заявила, что не желает больше сотрудничать с моей фирмой.
– У нее что, крыша поехала?! Ушла по собственному желанию?
– Выходит, что так.
– Что ж ты сразу-то не сказал! – воскликнула Габриэла с заметным облегчением. – Значит, все разрешилось само собой, и не придется больше валандаться с чересчур независимым консультантом.
– Да уж, не придется. А можно узнать, что ты имеешь против мисс Бриггз? Ты ее даже не знаешь!
– Не обязательно лично знать, чтобы… – дочь сделала вид, что тщательно изучает ногти, – чтобы понять, что вы не пара.
– Что за ерунда!
– Она для тебя недостаточно хороша, пап. – Против обыкновения дочь смутилась и даже слегка покраснела. – Это же видно! Мы сейчас разговаривали, и ты все мрачнел и мрачнел. По-моему, она на тебя плохо влияет. Депрессивно.
Вот чем все кончается, когда желаешь дать своему ребенку образование. Он начинает умничать. И попробуй объясни ему, в девятнадцать-то лет, разницу между депрессией и сексуальной неудовлетворенностью. Особенно если и сам не очень-то ее улавливаешь.
– По-твоему, я в депрессии?
– А что, нет?
– Разумеется, нет!
– Все равно не мешает тебе побеседовать с Дженни.
Мак ощутил, как по спине прошел холодок при одной мысли о визите к семейному психоаналитику – седовласой и сухонькой, как строгая бабушка. Правда, ей удалось излечить его от беспросветного отчаяния после потери жены и ослабить неизбежные трения подросткового периода, но в самом деле язык не повернется излагать доброму доктору причины своей сексуальной фрустрации, а уж когда она уставится поверх очков!..
– Я в отличной форме! – бодро заявил Мак и тут же сменил тему: – Есть и хорошие новости: Нотч и Дьюи теперь купаются в деньгах благодаря щедрости Эмброуза Вандайка.
На этот раз попытка отвлечь увенчалась успехом. Сдвинутые брови Габриэлы наконец разошлись.
– Неужто он засыпал их деньгами за один только старый шлем?
– Представь себе. В деньгах он не нуждается, это мягко выражаясь. И знаешь, у меня такое чувство, что он просто не знает, что еще с ними делать, кроме как тратить на антиквариат. Отвалил Нотчу и Дьюи столько, что они выкупили закладную на музей, сделали ремонт и теперь расширяют дело.
– Рада за них, – искренне сказала дочь. – А дедушка знает? Он так радовался, когда ты согласился им помочь.
– Конечно. Я звонил ему вчера вечером. Знаешь, что он сказал? Что теперь спокоен за эту парочку – финансово они пристроены. – Перейдя к следующему экспонату, Мак перевел дух, готовясь к тому, что предстояло произнести. – Кстати о финансах. Нам нужно кое-что обсудить.
– Только не говори, что ты передумал дарить мне в этом году машину! Мне что, ждать до второго курса?
– Нет, дорогая, речь не о машине, ее ты получишь, как мы и договаривались. Я принял решение продать дом.
Дочь застыла на месте. Этого Мак и опасался. Габриэла повернулась от гобелена с искаженным лицом.
– Ты что!!!
– Я еще ничего не предпринимал, но собираюсь, – объяснил он очень мягко. – Уже присмотрел риелторскую компанию.
– Но, папа! Ты не можешь так поступить!!!
На последнем слове голос Габриэлы сорвался.
– Пойми, этот дом слишком велик для меня, теперь, когда ты начала учиться. Я там один, а на уход за садом не хватает времени. К тому же я почти постоянно в отлучке. Мне было бы гораздо удобнее жить ближе к аэропорту, чтобы не тратить столько времени на дорогу.
– А как же я? Куда я буду приезжать на каникулы, особенно летом?!
– Не волнуйся, даже в самом маленьком домике найдется спальня для гостей, – улыбнулся Мак.
– При чем тут спальня для гостей! – Габриэла, сама того не замечая, заломила руки. – Ты не мог запустить дом, потому что миссис Томсон приходит убираться раз в неделю. Нет времени на сад – найми садовника, ты можешь себе это позволить. Ну а дорога до аэропорта… для тех, кто не хочет вести машину сам, имеется общественный транспорт! Маршрутки всегда идут полупустые!
– Габриэла, Габриэла! – Он знал, что разговор будет трудный. – Я понимаю, это для тебя неожиданность…
– Это еще и мой дом! Я там родилась!
– Но ты выросла, ведь так? И мы оба знаем, что ты не собираешься возвращаться туда после института.
– Оба? Мне ничего подобного не известно. – Она сделала гримаску. – Ты думаешь, работа валяется на дороге? Ее еще надо найти, стоящую, и на это время выпускник, как правило, возвращается в родные стены.
– Ничего не выйдет, доченька. Лучше забудь о том, чтобы со своим образованием бить баклуши. Не подыщешь сразу – не беда, мой адвокат уже составил для тебя контракт, только подпись поставить. Не так шикарно, как в большой фирме, но как временная мера пойдет.
– Ты опять пытаешься увести меня от темы, – сердито произнесла дочь. – Мы говорили о твоих планах на продажу дома. Не верю, что ты это серьезно!
– Я еще не заключил контракта на продажу…
– Но собираешься, ведь так?
– Так.
– Значит, все-таки это серьезно. – Пальцы ее сильнее сжались на ремешке сумочки. – В таком случае можно вопрос? Это как-то связано с твоим последним делом?
– Что?! – На сей раз опешил Мак. – При чем тут мое последнее дело? О продаже дома я подумывал давно.
– И все-таки ты что-то скрываешь! – Габриэла посмотрела на него испытующим взглядом. – Если дело в Кейди Бриггз…
– Кейди Бриггз не имеет к моему решению ни малейшего отношения.
– Это точно?
– В конце-то концов! – возмутился Мак. – Почему ты вбила себе в голову, что это как-то связано с ней?
– Не знаю точно, но… до сегодняшнего дня ты даже не упоминал, что хочешь продать дом. Это как гром с ясного неба. Поверить не могу, что ты, именно ты, способен на глупости из-за женщины! Что, седина в бороду – бес в ребро?
– То есть? – ровно уточнил он.
– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду!
– Нет, не знаю.
– К чему эта игра в слова, папа? Речь идет об очень важном деле. Ты хочешь избавиться от семейного гнезда!
На глаза Габриэлы уже навернулись слезы – предвестник будущего ливня. Расстроенный, Мак обнял дочь за плечо.
– Не нужно так бурно реагировать, дорогая, ведь ничего непоправимого не случилось. Ты меня знаешь, я не поступаю сгоряча, а обдумываю каждую мелочь. Продать дом – не шутка. Надо столько всего устроить, столько колесиков запустить… а пока идем перекусим.
Позже в тот же вечер Мак отправился в обычный полуторачасовой путь на юг с притихшей Габриэлой на сиденье рядом. Оставив ее в студенческом городке Калифорнийского университета в Санта-Крус, он сел за руль, чтобы снова проделать еще более долгое путешествие, теперь уже домой.
Это означало сначала вернуться в Сан-Франциско, пересечь залив по Голден-бридж, миновать холмистые пространства округа Марин и углубиться в золото и зелень следующей сразу за ним Сономы.
Скоростное шоссе номер 101 привело его к повороту, откуда уже было рукой подать до дома. Затормозив в конце подъездной аллеи, Мак выключил мотор и некоторое время оставался в машине, не опуская рук с руля и глядя со стороны на дом, под крышей которого его прелестная умница дочка выросла в прелестную и умную молодую женщину.
Он был искренне благодарен дому. Среди этих стен было нетрудно стать хорошим отцом. Здесь они укрылись после смерти Рейчел, отсюда черпали утешение, здесь узнали чувство безопасности, незыблемости своего гнезда, столь необходимое как для маленькой девочки, так и для овдовевшего мужчины. Но, исполнив свое предназначение, дом стал источником печальных воспоминаний, и как Мак ни старался, он уже не чувствовал себя уютно в этих стенах, под этими высокими потолками. Все двери здесь, казалось, вели в прошлое, и он не чаял закрыть их за собой навсегда.
При всей абсурдности своих предположений Габриэла была права: что-то изменилось. Словно приоткрылась другая дверь, в будущее, и, однажды заглянув в нее, он уже не мог избавиться от желания войти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочное наследство - Кренц Джейн Энн



Скучновато.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннРегина
30.01.2013, 14.39





Это скорее детектив элементами любви нежели любовный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна
14.11.2013, 23.32





дейчтвительно, скучно и затянуто. до конца не осилила.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннАнна ІІ
28.12.2015, 13.46





Очень даже ничего.уютный роман.
Загадочное наследство - Кренц Джейн Эннамина
26.09.2016, 8.05





Категорически несогласна с предыдущими комментариями. Роман и динамичный, и интересный по неизбитому сюжету, и присутствует любовная сторона Читается легко и прямо жалко, что он закончился.
Загадочное наследство - Кренц Джейн ЭннЛенванна
9.10.2016, 11.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100